Вход

Споры по делам связанные с заключением и исполнением договора на энергоснабжение

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 74018
Дата создания 2014
Страниц 35
Источников 30
Мы сможем обработать ваш заказ 20 января в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 930руб.
КУПИТЬ

Содержание


ВВЕДЕНИЕ 2
1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ 5
1.1 Понятие договора энергоснабжения 5
1.2 Общая характеристика абонента как обязательного субъекта энергоснабжения 13
1.3 Прекращение договора энергоснабжения в случае прекращения права собственности потребителя на объект электроснабжения 18
2 ОБЩЕГРАЖДАНСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ УСЛОВИЙ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ О КОЛИЧЕСТВЕ ЭНЕРГИИ 23
2.1 Ответственность за нарушение условий договора о количестве энергии 23
2.2 Последствия отклонения фактического объема потребления от договорного по законодательству об электроэнергетике 25
3 ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОГО ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 34
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 39

Фрагмент работы для ознакомления

Исходя из вышеизложенного, мы выяснили, что понятие «право» может употребляться в трёх значениях:1.как система социальных норм, которые устанавливаются или санкционируются только государством;2.как совокупность идеальных возможностей, существующих независимо от посторонней воли у каждого человека;3.как устанавливаемая или санкционируемая только государством возможность субъекта совершать определённые действия.Таким образом, существует два основных типа правопонимания: позитивистское (первое определение) и широкое (второе определение). Определяя по-разному сущность права, их сторонники сходятся во мнениях по поводу субъективного смысла, а также некоторых аспектов выражения, ценности. Это выражается, в частности, в признании единства социального назначения. Заметим, что для теории и практики важно использовать симбиоз лучших достижений каждого подхода.Политику, как выяснилось, толкуют также в нескольких ипостасях:1.как участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).2.как деятельность акторов (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).3.как совокупность событий жизни общества, государства.4.как стратегию действий социального субъекта, в т.ч. индивида.Данные определения в принципе не имеют одинаковой сущности, поэтому в равной мере используются, не споря за приоритет, ибо дополняют друг друга и отражают разные грани мира политического. Сложности заключаются лишь в делении макрополитического уровня на подуровни по характеру участвующих акторов. Вообще, определение политики как деятельности на макроуровне наиболее значимо для теории государства и права в связи его масштабностью.Рассмотрев и сравнив понятия «право» и «политика» в трёх основных аспектах, мы пришли к выводу, что общность и взаимосвязь их несомненна. Различия кроются лишь в сущностном срезе онтологического фактора. К всему прочему, небольшие количественные, но не качественные особенности права и политики просматриваются в них как в явлении, а также в гносеологическом и аксиологических аспектах.Воздействие политики на право выражается в различных формах, таких как: референдум и выборы; правотворческий процесс; внутренняя политика государства, а особо правовая политика; лоббизм; демагогия, в т.ч. популизм; глобальная политика, в частности война, интервенция; террор, экстремизм, национализм; сепаратизм; революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.Тем не менее, существует и обратная зависимость: право воздействует на политику. Это выражается в таких формах, как: закрепление существующих институтов и отношений в конституционном и иных актах; их охрана; создание новых политических институтов и отношений; их ликвидация и др.Таким образом, существует два основных типа взаимовоздействия права и политики: конфликт и консенсус. Особое место в данном балансе занимает государство, основной политический институт общества. Оно регулирует соотношение конфронтации и согласия, реализуя свои функции. Качественной, сущностной характеристикой триумвирата «политика – государство – право» в свете соотношения конфликта и консенсуса служит понятие «государственный режим».Вопрос соотношения права и политики решается в рамках этой работы неоднозначно, предполагая двунаправленность их взаимодействия:во первых, право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;во-вторых, право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.Основываясь на законах диалектики, из вышеизложенного можно вывести такую формулу:Общество как единство и борьба противоположностей является источником политики как отрицания отрицаний; данный процесс развития должен приводить к переходу количественных изменений права в качественные.1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯПонятие договора энергоснабженияВыделение договора энергоснабжения в самостоятельный вид договора купли-продажи предопределено особыми свойствами его объекта - энергии. В физическом смысле энергия - это одно из основных свойств материи, заключающееся в способности производить работу. С юридической точки зрения энергия как объект экономического оборота характеризуется такими специфическими свойствами, как бестелесная материальная природа, непрерывность процесса производства энергии и его неразрывная связь с ее транспортировкой и потреблением, невозможность накопления в значительном количестве и хранения.Именно этими свойствами энергии вызвана необходимость установления особого способа исполнения договора энергоснабжения: доставка энергии осуществляется через присоединенную сеть (п. 1 ст. 539 ГК), стороны договора наделяются обязанностями соблюдать режим подачи и потребления энергии (п. 1 ст. 539, п. 1 ст. 541, п. 1 ст. 543 ГК), обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых энергетических сетей и оборудования (п. п. 1 и 2 ст. 543 ГК), а также исправность приборов учета потребляемой энергии (п. п. 1 и 2 ст. 539 ГК).Из изложенного следует, что нормы § 6 гл. 30 ГК предназначены для регулирования отношений по передаче по присоединенной сети одной стороной (энергоснабжающей организацией) другой стороне (абоненту) за плату определенного товара (энергии). Договоры о снабжении через присоединенную сеть иными товарами - газом, нефтью, питьевой водой и другими ресурсами сами по себе договорами энергоснабжения не являются, и применение к ним положений указанного параграфа (п. 2 ст. 548 ГК) является приемом юридической техники, призванным восполнить отсутствие правоположений, рассчитанных на регулирование соответствующих договоров.Помимо правил § 6 гл. 30 ГК к договору энергоснабжения, как одному из видов договора купли-продажи, в силу п. 5 ст. 454 ГК подлежат применению общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК), если иное не предусмотрено правилами данного Кодекса о договоре энергоснабжения. При этом Кодекс не предусматривает применение к отношениям, вытекающим из договора энергоснабжения, правил, регулирующих иные виды договора купли-продажи. Исключение составляют нормы ст. 523 ГК, относящиеся к договору поставки, на которые содержится прямая отсылка в п. 1 ст. 546 ГК.В п. п. 3 и 4 ст. 539, ст. 548 ГК установлено соотношение норм § 6 гл. 30 ГК с законами и иными правовыми актами об энергоснабжении. В настоящее время указанные условия не различаются для договоров снабжения электрической энергией (п. 4 ст. 539 ГК) и договоров энергоснабжения иными видами энергии (ст. 548 ГК).До принятия Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 37-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации" содержавшиеся в § 6 гл. 30 ГК правила были рассчитаны главным образом на отношения, связанные со снабжением электрической энергией. При этом из п. 3 ст. 539 ГК следовало, что к сфере регулирования отношений по договору энергоснабжения другими законами и иными правовыми актами были отнесены исключительно те отношения, которые не были урегулированы названным параграфом ГК. Иными словами, положения ГК о договоре энергоснабжения имели приоритет перед иными законами и правовыми актами, причем последние не могли содержать норм об отношениях, которые были урегулированы в ГК. В отношении договоров снабжения тепловой энергией, а также газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, напротив, в ст. 548 ГК был установлен приоритет других законов и иных правовых актов перед положениями Кодекса, которые подлежали применению к отношениям по снабжению указанными товарами через присоединенную сеть только в той части, в которой специальным законодательством не были установлены иные правила.Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).Пунктом 3 ст. 539 ГК допускалось также регулирование отношений по договору энергоснабжения обязательными правилами, принятыми в соответствии с законами и иными правовыми актами об энергоснабжении. К этим правилам относятся нормативные правовые акты, принятые федеральными органами исполнительной власти в пределах своей компетенции (Минэнерго России, Минрегион России, ФСТ России), например Методические указания по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденные Приказом ФСТ России от 6 августа 2004 г. № 20-э/2 (далее - Методические указания № 20-Э/2).Федеральным законом от 26 марта 2003 г. № 37-ФЗ ст. 539 ГК была дополнена п. 4, установившим применительно к договору снабжения электрической энергией аналогичное предусмотренному ст. 548 ГК соотношение норм ГК и норм других законов или иных правовых актов о снабжении через присоединенную сеть тепловой энергией, а также газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами. С момента принятия указанного Закона названные нормативные правовые акты в сфере электроэнергетики имеют приоритет перед правилами ГК о договоре энергоснабжения, которые подлежат субсидиарному применению к отношениям по договору снабжения электрической энергией.С приведенными условиями корреспондируют положения п. 4 ст. 37 Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ "Об электроэнергетике", в силу которых отношения по договору энергоснабжения регулируются утверждаемыми Правительством РФ основными положениями функционирования розничных рынков в той части, в которой ГК допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения. При этом принятие иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения, названным Федеральным законом не допускается. Следовательно, при принятии основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии Правительство РФ в силу п. 4 ст. 539 ГК не связано положениями § 6 гл. 30 ГК, так как нормы Кодекса в этой части не могут противоречить специальным нормативным правовым актам о снабжении электрической энергией.Ввиду появления с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике" значительного числа новых договорных форм, предназначенных для регулирования отношений сторон по снабжению электрической энергией (договоры купли-продажи и поставки электрической энергии на розничных рынках; договор оказания услуг по передаче электрической энергии; договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающей установки к электрической сети и т.п.), с учетом п. 4 ст. 539 ГК о приоритете норм названного Закона перед положениями § 6 гл. 30 ГК возникает вопрос о соотношении перечисленных договорных форм с договором энергоснабжения, урегулированным в названном параграфе ГК.Профессором В.В. Витрянским выдвинуто предложение о признании за положениями ГК о договоре энергоснабжения роли общих правил о договоре снабжения электрической энергией, разновидностями которого в этом случае должны быть признаны перечисленные в Федеральном законе "Об электроэнергетике" договорные формы. При этом ввиду совершенно неудовлетворительного решения в названном Федеральном законе основополагающих для гражданско-правового режима указанных договоров вопросов о порядке заключения, продления и прекращения договора, о количестве, качестве и цене энергии, о порядке ее оплаты и об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора, первостепенное значение для разрешения споров, связанных со снабжением электрической энергией, должно стать определение круга тех правил ГК о договоре энергоснабжения, которые могут и должны применяться при оценке содержания договорных отношений, основанных на специальном законодательстве об электроэнергетике.По мнению В.В. Витрянского, содержащиеся в ГК правила о порядке заключения и продления договора (ст. 540), о количестве энергии (ст. 541), о ее качестве (ст. 542), о порядке оплаты (ст. 544), об изменении и расторжении договора (п. 1 ст. 546), об ответственности по договору (ст. 547) должны применяться к договорам, предусматривающим снабжение электрической энергией. В то же время правила об обязанностях по содержанию сетей, приборов и оборудования (ст. 543), а также об основаниях перерыва в подаче, прекращения или ограничения подачи энергии (п. п. 2 и 3 ст. 546) должны относиться к договорам об оказании услуг по передаче электрической энергии и технологическому присоединению.Поддерживая и разделяя приведенные идеи В.В. Витрянского, считаем необходимым отметить лишь следующее. Предложенный подход не освобождает от необходимости проведения ревизии содержащихся в § 6 гл. 30 ГК правовых норм, их структурной перестройки и перередактирования в целях исключения каких бы то ни было сомнений в их применимости для разрешения гражданско-правовых вопросов, связанных с реализацией отношений в тех договорных формах, которые предусмотрены специальным законодательством об электроснабжении. Считаем также, что предложенный В.В. Витрянским подход к регулированию нормами ГК отношений по снабжению электрической энергией должен быть распространен на отношения по снабжению иными видами энергетических ресурсов. При этом имеется в виду, что новое законодательство о теплоснабжении и водоснабжении также допускает участие в этих отношениях иных, кроме абонентов и энергоснабжающих организаций лиц - сетевых организаций. Это формально еще больше сужает сферу применения положений ГК, рассчитанных на наличие непосредственного присоединения энергопринимающих устройств абонента к сетям энергоснабжающей организации.С учетом совпадения условий применения положений § 6 гл. 30 ГК к отношениям по снабжению электрической энергией и другими товарами через присоединенную сеть (п. 4 ст. 539 и ст. 548 ГК) возникает вопрос о нормативном значении условия п. 3 ст. 539 ГК. Сохранение этой нормы после дополнения ст. 539 ГК п. 4 рассматривается в литературе как свидетельство ее применимости не только к отношениям по снабжению электрической (тепловой) энергией, но и к отношениям по снабжению водой и иными товарами через присоединенную сеть. Полагаем, однако, что основания для такого вывода отсутствуют, поскольку норма п. 3 ст. 539 ГК с учетом ст. 548 ГК могла применяться только к отношениям по снабжению электрической энергией, так что с принятием п. 4 ст. 539 ГК она должна быть признана не имеющей какого-либо нормативного содержания, исключая, может быть, указание о допустимости регулирования отношений по энергоснабжению обязательными правилами, принятыми в соответствии с законами и иными правовыми актами.Условия применения положений § 6 гл. 30 ГК к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть тепловой энергией, а также газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, установлены в ст. 548 ГК.Статья 548 ГК предусматривает два основания неприменения правил о договоре энергоснабжения (ст. ст. 539 - 547 ГК) к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами: прямое указание закона или иного правового акта (п. п. 1 и 2 ст. 548) либо несоответствие правил о договоре энергоснабжения существу обязательства по снабжению товарами через присоединенную сеть (п. 2 ст. 548).Неупоминание в п. 1 ст. 548 второго из названных оснований неприменения правил о договоре энергоснабжения к отношениям по снабжению тепловой энергией означает, что с правовой точки зрения условия экономического оборота горячей воды и пара в наибольшей степени соответствует специфическим особенностям процесса производства, передачи и потребления электрической энергии, на регулирование экономического оборота которой главным образом рассчитаны правила ст. ст. 539 - 547 ГК. Иными словами, чисто физические различия указанных видов энергии, безусловно, предопределяющие наличие специфических особенностей снабжения через присоединенную сеть теплом и электричеством, тем не менее не могут служить основанием для неприменения правил о договоре энергоснабжения к снабжению тепловой энергией.Поскольку в Федеральном законе от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ "О теплоснабжении" отсутствуют упомянутые в п. 1 ст. 548 ГК указания, в настоящее время правила § 6 гл. 30 ГК подлежат непосредственному применению к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть. Иное может быть установлено правилами организации теплоснабжения, подлежащими утверждению Правительством РФ в силу ст. 4 названного Закона.Указание в п. 2 ст. 548 ГК в качестве основания неприменения правил о договоре энергоснабжения к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, на несоответствие правил ст. ст. 539 - 547 ГК существу названных отношений вызвано тем обстоятельством, что по своим физическим свойствам ни один из перечисленных товаров не может быть отнесен к энергии.Следовательно, применение к этим отношениям правил о договоре энергоснабжения вызвано не принципиальным совпадением существа регулируемых отношений, а совпадением способов снабжения - через присоединенную сеть. При этом снабжение любым из перечисленных в п. 2 ст. 548 ГК товаров через присоединенную сеть в отличие от энергии не является единственно возможным способом введения их в экономический оборот. Газ может поставляться в баллонах, нефть и вода - в цистернах.Федеральным законом от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" и Правилами поставки газа, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162, предусмотрено, что к отношениям по поставке газа через трубопроводные сети с участием юридических лиц подлежат применению правила о договоре поставки (§ 3 гл. 30 ГК).Несмотря на обоснованность высказанных в литературе сомнений о целесообразности регулирования отношений по поставке газа по модели договора поставки, а не договора энергоснабжения, с учетом требований п. 2 ст. 548 ГК, следует сделать вывод о том, что правила ст. ст. 539 - 547 ГК не подлежат применению к отношениям по поставке газа через трубопроводные сети с участием юридических лиц. В то же время правила о договоре энергоснабжения могут применяться к отношениям с участием граждан-потребителей, поскольку в силу ст. 506 ГК правила о договоре поставки рассчитаны на регулирование отношений между сторонами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.Существо договоров на транспортировку нефти по магистральному нефтепроводу, заключаемых предприятиями нефтепроводного транспорта с производителями (грузоотправителями) нефти в соответствии с Положением о приеме и движении нефти в системе магистральных нефтепроводов, утвержденным Приказом Минтопэнерго России от 5 октября 1995 г. № 208, исключает возможность применения к этим отношениям положений ст. ст. 539 - 547 ГК о договоре энергоснабжения.К отношениям, связанным со снабжением абонентов питьевой водой и приемом от абонентов сточных вод с использованием централизованных систем водоснабжения и канализации населенных пунктов, положения о договоре энергоснабжения подлежат применению в силу прямого указания п. 11 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. № 167 (далее - Правила № 167). Этот пункт предусматривает, что отпуск (получение) питьевой воды и (или) прием (сброс) сточных вод осуществляются на основании договора энергоснабжения, относящегося к публичным договорам, заключаемого абонентом (заказчиком) с организацией водопроводно-канализационного хозяйства.Содержащиеся в Правилах№ 167 положения о порядке заключения и существенных условиях договора, о порядке прекращения или ограничения отпуска питьевой воды и приема сточных вод, о содержании прав и обязанностей сторон договора и об ответственности за нарушение условий договора детализируют и дополняют правила ст. ст. 539 - 547 ГК о договоре энергоснабжения применительно к договору на снабжение абонента питьевой водой и прием сточных вод.В силу п. 10 названных Правил к отношениям по водоснабжению и водоотведению, не урегулированным этими Правилами, с учетом дополнительных требований, предусматривающих местную специфику и особенности пользования системами водоснабжения и канализации, подлежат применению общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК).Общая характеристика абонента как обязательного субъекта энергоснабженияВторым после энергоснабжающей организации обязательным субъектом договора энергоснабжения в соответствии с § 6 гл. 30 ГК является абонент (потребитель). Терминологическая двойственность в литературе объясняется тем, что каждый абонент является потребителем, но не каждый потребитель - абонентом, поскольку имеются еще и потребители-субабоненты.Так же как и в отношении энергоснабжающей организации, законодатель в ГК раскрывает правовое положение потребителя путем перечисления принадлежащих ему прав (п. 2 ст. 541, п. 2 ст. 542, ст. 545, п. 1 ст. 546) и обязанностей (п. 1 ст. 539, п. 1 ст. 543, п. 1 ст. 547) как стороне договора энергоснабжения. Из ряда статей ГК также следует, что потребителем может выступать как гражданин, так и юридическое лицо. Отсюда следует, что договором энергоснабжения может опосредоваться приобретение потребителем энергии для собственных бытовых и (или) производственных нужд.В п. 2 ст. 539 ГК перечислены необходимые предпосылки заключения договора энергоснабжения с абонентом, который должен, во-первых, обладать отвечающим установленным техническим требованиям энергопринимающим устройством, присоединенным к сетям энергоснабжающей организации, и другим необходимым оборудованием и, во-вторых, обеспечивать учет потребления энергии. Таким образом, можно говорить о трех правоустанавливающих признаках, с наличием которых названный Кодекс связывает возможность приобретения правового статуса абонента (потребителя). Первый - приобретение энергии для собственных бытовых и (или) производственных нужд. Второй - наличие энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации. И третий - обеспечение учета потребления энергии.В законах и иных правовых актах, регулирующих отношения по снабжению электрической энергией, теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение, для характеристики правового статуса потребителя используются только первые два признака.В действовавшем в 1995 - 2011 гг. Федеральном законе "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" (ст. 1) и в Федеральном законе "Об электроэнергетике" (ст. 3) использовался только признак целевого назначения: в первом из них под потребителем понималось физическое или юридическое лицо, осуществляющее пользование электрической энергией (мощностью) и (или) тепловой энергией (мощностью); во втором - лицо, приобретающее электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд.При этом несмотря на то, что в силу п. 4 ст. 539 и п. 1 ст. 548 ГК правила § 6 гл. 30 ГК подлежали применению к отношениям по снабжению электрической энергией и теплоснабжению постольку, поскольку законами или иными правовыми актами не установлено иное, отсутствие в приведенных определениях второго из установленных в ГК признаков потребителей (наличие энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации) имело различные практические последствия.Для потребителей электрической энергии этот признак утратил актуальность после выделения Федеральным законом "Об электроэнергетике" сетевых организаций в качестве самостоятельных участников отношений по снабжению электрической энергией. С этого времени между энергопринимающими устройствами потребителя и точками, в которых гарантирующие поставщики и энергосбытовые организации производили или приобретали электрическую энергию для поставки своим потребителям, могли находиться электрические сети нескольких сетевых организаций. Правовой механизм функционирования указанной технической схемы в достаточной степени обеспечивался установленными названным Законом и Правилами№ 530 договорными моделями, допускавшими взаимодействие потребителя с различными субъектами розничного рынка электрической энергии.Иначе обстояло дело с потребителями тепловой энергии. Хотя отсутствие в Федеральном законе "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" указания на обязательное присоединение энергопринимающих устройств потребителя к сетям теплоснабжающей организации вполне могло пониматься как отказ законодателя от этого требования, что с учетом нормы п. 1 ст. 548 ГК должно было означать установление в законе иного по сравнению с п. 2 ст. 539 ГК правила, практических последствий это не повлекло. Судебная практика свидетельствует о том, что при решении вопросов о наличии договорных отношений по снабжению тепловой энергией, а также об установлении лица, обязанного оплатить эту энергию, суды руководствовались признаками абонента, перечисленными в п. 2 ст. 539 ГК, а не в ст. 1 названного Федерального закона.Объясняется это тем обстоятельством, что, провозгласив в 1995 г. в указанном Законе одинаковый подход к отношениям по снабжению электрической и тепловой энергией, законодатель реализовал эту модель только в 2010 г. В Федеральном законе "О теплоснабжении" под потребителем тепловой энергии понимается лицо, приобретающее тепловую энергию (мощность), теплоноситель для использования на принадлежащих ему на праве собственности или ином законном основании теплопотребляющих установках либо для оказания коммунальных услуг в части горячего водоснабжения и отопления (подп. 9 ст. 2); а под теплосетевой организацией - организация, оказывающая услуги по передаче тепловой энергии (подп. 16 ст. 2). Следовательно, с принятием данного Закона актуальность требования непосредственного присоединения для потребителей тепловой энергии должна отпасть точно так же, как она отпала для потребителей электрической энергии с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике".Правда, необходимо иметь в виду, что сложившиеся в период действия прежнего законодательства коллизии, вызванные требованием непосредственного присоединения к сетям теплоснабжающей организации, с одной стороны, и множественностью собственников, владеющих соответствующими сетями, с другой стороны, будут сохранять свое значение до утверждения целого ряда подзаконных нормативных правовых актов, принятие которых предусмотрено Федеральным законом "О теплоснабжении".Совершенно иначе определяется статус абонента в законодательстве о водоснабжении и водоотведении. Здесь превалировал второй из указанных в ст. 539 ГК признаков. В соответствии с Правилами№ 167 абонентом является юридическое лицо, а также предприниматели без образования юридического лица, имеющие в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении объекты, системы водоснабжения и (или) канализации, которые непосредственно присоединены к системам коммунального водоснабжения и (или) канализации, заключившие с организацией водопроводно-канализационного хозяйства в установленном порядке договор на отпуск (получение) воды и (или) прием (сброс) сточных вод. К числу абонентов могут относиться также организации, в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении которых находятся жилищный фонд и объекты инженерной инфраструктуры; организации, уполномоченные оказывать коммунальные услуги населению, проживающему в государственном (ведомственном), муниципальном или общественном жилищном фонде; товарищества и другие объединения собственников, которым передано право управления жилищным фондом (п. 1 Правил № 167).Таким образом, присоединение энергопринимающих устройств абонента, характер которого в п. 2 ст. 539 ГК только подразумевался, в Правилах№ 167 четко определено как непосредственное. Нет оснований сомневаться в том, что столь жесткое требование обусловливалось вескими причинами, относящимися, правда, не к правовой сфере, а к техническим и технологическим принципам функционирования систем коммунального водоснабжения и канализации. Бесспорное с точки зрения физических процессов передачи питьевой воды и приема сточных вод, это требование, возведенное в ранг юридически обязательного признака абонента, приводило на практике к многочисленным коллизиям, лишавшими правовой определенности вопрос о том, может ли потребитель считаться абонентом в смысле Правил№ 167 и, главное, должен ли он оплачивать потребленную воду и услуги по водоотведению, при отсутствии непосредственного присоединения принадлежащих ему систем водоснабжения и (или) канализации к системам коммунального водоснабжения и (или) канализации, обслуживаемым организациями водопроводно-канализационного хозяйства.Острота и актуальность указанных коллизий, очевидно, будет во многом снята после вступления в действие 1 января 2013 г. Федерального закона "О водоснабжении и водоотведении", в котором абонент определяется как физическое либо юридическое лицо, заключившее или обязанное заключить договор горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) договор водоотведения, единый договор холодного водоснабжения и водоотведения. Правда, опустив требование непосредственного присоединения, законодатель не воспользовался апробированной применительно к снабжению электрической энергией и теплом модели, предусматривающей обязательное участие в энергоснабжении особых субъектов - "сетевых" организаций, владеющих присоединенными к энергопринимающим устройствам потребителей сетями и эксплуатирующих эти сети. Насколько можно судить по тексту Закона, применительно к водоснабжению и водоотведению наличие такой "сетевой" организации не предполагается. В то же время ст. 16 названного Закона предусматривает заключение договоров по транспортировке горячей или холодной воды с организациями, эксплуатирующими водопроводные сети. Правда, правовое положение этих организаций, в отличие от других участников водоснабжения и водоотведения, данным Законом не определено.Важное значение в целях преодоления неопределенности в вопросе о том, на какой из сторон соответствующего договора лежит ответственность за содержание бесхозяйных водопроводных и канализационных сетей, должны иметь правила п. 5 ст. 8 указанного Закона, определяющие организации, на которые возлагается эксплуатация этих сетей, а также учет расходов таких организаций на их эксплуатацию при установлении тарифов.Существенным представляется также сохранение в новом Законе соотношения норм ГК о договоре энергоснабжения со специальным законодательством. В силу п. 2 ст. 13 рассматриваемого Закона к договору водоснабжения применяются положения о договоре об энергоснабжении, предусмотренные ГК РФ, если иное не установлено этим Законом, принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами и не противоречит существу договора водоснабжения.1.3 Прекращение договора энергоснабженияв случае прекращения права собственности потребителяна объект электроснабженияБезвозмездная передача жилищного фонда из федеральной собственности в муниципальную собственность, осуществлявшаяся в соответствии с Федеральным законом от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ в рамках мероприятий, направленных на разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, вызвала необходимость пересмотра договоров энергоснабжения такого жилищного фонда, заключенных энергоснабжающими организациями с абонентами, в ведении которых он находился до передачи в муниципальную собственность.На практике проблемы нередко возникали в небольших муниципальных образованиях, где большая часть объектов электроснабжения (включая жилищный фонд) находилась на балансе единственного в населенном пункте бюджетообразующего предприятия, которое, как правило, выступало в качестве единого абонента (потребителя) по отношению к этим объектам. Предложения таких предприятий внести изменения в соответствующие договоры энергоснабжения после исключения жилищного фонда из федеральной собственности часто отклонялись энергоснабжающими организациями со ссылкой на отсутствие предусмотренных ст. 451 ГК оснований.Вопрос о последствиях утраты потребителем права собственности на объект электроснабжения был разрешен Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в деле "ГУП Учреждения АВ-261/4 ГУИН Минюста России по УИН Магаданской области против ОАО "Магаданэнерго" (Постановление от 24 ноября 2009 г. № 9367/09) о внесении изменений в договор на электроснабжение.Как следует из материалов дела, между ответчиком (энергоснабжающей организацией) и истцом (абонентом) в 2000 г. заключен договор на электроснабжение, в соответствии с которым ответчик обязался подавать истцу электрическую энергию в объеме, установленном договором, а истец - оплачивать потребленную электрическую энергию в порядке, сроки и размере, предусмотренные договором. Граница балансовой принадлежности сети и эксплуатационной ответственности определяется по инвентарной (балансовой) принадлежности электроустановки или ее части.Названным договором, в частности, предусматривалось электроснабжение жилого фонда пос. Уптар Магаданской области, находившегося на момент заключения договора на балансе истца, которое осуществлялось через подстанцию № 2 (ПТП-400), подключенную к высоковольтной линии ВЛ-6 кВ, отходящей от электроподстанции ПС-35/6 кВ "Уптар", принадлежащей ответчику.Постановлением мэра г. Магадана и распоряжением Территориального управления Росимущества по Магаданской области в 2007 г. жилой фонд, состоявший на балансе истца, и трансформаторная подстанция ПТП-400, находившаяся в его хозяйственном ведении, переданы из государственной собственности Российской Федерации в собственность муниципального образования "Город Магадан". На момент рассмотрения дела судом первой инстанции упомянутое муниципальное имущество было закреплено за МУП "Соколовское ЖКХ", привлеченным к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.Истец, полагая, что в силу ст. 210 ГК он не обязан нести расходы по содержанию имущества (в том числе по электроснабжению жилого фонда пос. Уптар), выбывшего из государственной собственности, обратилось к ответчику с предложением о внесении изменений в договор на электроснабжение путем исключения из него подстанции № 2 (ПТП-400), находящейся в муниципальной собственности г. Магадана.Отказ ответчика от внесения в договор этих изменений послужил основанием для обращения истца в арбитражный суд с указанным иском.Суд первой инстанции в иске отказал, указав на недоказанность истцом одновременного наличия всех условий, необходимых для внесения изменения в договор в связи с существенным изменением обстоятельств в соответствии со ст. 451 ГК.Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен. Суд исходил из обоснованности исключения находящегося в муниципальной собственности жилого фонда пос. Уптар и трансформаторной подстанции ПТП-400 из перечня объектов, электроснабжение которых финансируется из федерального бюджета.Кассационная инстанция отменила постановление суда апелляционной инстанции и оставила без изменения решение суда первой инстанции, подтвердив обоснованность выводов суда о недоказанности истцом наличия оснований, необходимых для внесения изменения в договор в связи с существенным изменением обстоятельств.В надзорной жалобе истец просил отменить постановление суда кассационной инстанции и оставить без изменения постановление суда апелляционной инстанции.Отменяя судебные акты всех трех инстанций и передавая дело на новое рассмотрение, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что отношения между истцом и ответчиком рассматривались судами без учета структуры договорных отношений и основных прав и обязанностей участников рознич

Список литературы [ всего 30]

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994 года № 51-ФЗ./Российская газета. – 1994. - № 238-239.
2. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ; принят Гос. Думой 22 декабря 2004 г.; одобрен Советом Федерации 24 декабря 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс".
3. Определение Высшего арбитражного суда от 28 января 2011 г. № ВАС-18490/10
4. Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2012 г. по делу № А13-3995/2011.
5. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 апреля 2009 г. по делу № А56-8217/2007.
6. Решение Арбитражного суда Архангельской области от 15 июля 2009 г. по делу № А47-4153/2008-9032/2008
7. Постановление федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 марта 2010 года по делу № Ф09-1177/10-С5 // СПС "КонсультантПлюс".
8. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 136.
9. Витрянский В.В. Договор энергоснабжения и структура договорных связей по реализации и приобретению электроэнергии // Хозяйство и право. 2005. № 3. С. 37.
10. Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под общ. ред. С.А. Степанова. М., 2011. Т. 2. С. 139.
11. Городов О.А. Договоры в сфере электроэнергетики: Научно-практическое пособие. М., 2010. С. 44 - 46.
12. Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 90. (автор главы - И.В. Елисеев); Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2006. С. 294.
13. Договоры в предпринимательской деятельности / Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. М., 2008. С. 127.
14. Захаров Ю.Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. М., 2005. С. 64 - 65.
15. Карташев И.И. Качество электроснабжения в распределительных системах // Электричество. 2003. № 12.
16. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).
17. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 4-е изд. М., 2008. С. 135, 136 (автор - Н.И. Клейн).
18. Матиящук С.В. Рынок тепловой энергии: вопросы теории и практики: Учебное пособие. М., 2009. С. 39 - 40.
19. Николюкин С.В. Агентские соглашения в предпринимательском обороте: национальное и международно-правовое регулирование // Законодательство и экономика. 2011. № 10. С. 63 - 73.
20. Повная М.В. Защита прав бытовых потребителей в обязательствах по снабжению товарами через присоединенную сеть: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 7, 14
21. Огиренко Е.Б. Договор снабжения электрической энергией в предпринимательской сфере Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2005.
22. Огородова Д.В., Челышева М.Ю. "Смешанные договоры в частном праве: отдельные вопросы теории и практики" включена в информационный банк согласно публикации - "Законодательство и экономика", 2005, № 10.
23. Рецлов С.О. Проблемы оказания услуг по передаче электрической энергии в договоре энергоснабжения // Налоги. 2008. № 24.
24. Санникова Л.В. Договоры о представительстве // Журнал российского права. 2004. № 4. С. 54 - 59.
25. Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М., 2006. С. 26 - 28.
26. Сейнароев Б. Договор энергоснабжения // Хозяйство и право. 2000. № 5
27. Сенек А. Тариф на свет // ЭЖ-Юрист. 2005. № 33
28. Ситдикова Л.Б. К вопросу о трансформации правовой модели услуг в сфере обслуживания // Юридический мир. 2008. № 2 // СПС "КонсультантПлюс".
29. Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий: правовые вопросы. М., 1990. С. 42
30. URL: http://www.arbitr.ru/press-ce№tr/№ews/totals/i№dex_ar.htm.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022