Вход

Взаимосвязь нарушения

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 386615
Дата создания 2017
Страниц 32
Мы сможем обработать ваш заказ (!) 18 июня в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 600руб.
КУПИТЬ

Описание

Заключение

Целью курсовой работы стало исследование взаимосвязи нарушения образа «Я» и копинг-стратегии у больных шизофренией.
Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи:
1. Проанализировать концепцию стресса и копинга в клинической психологии.
2. Изучить копинг-стратегии у больных шизофренией.
3. Изучить потребление психоактивных веществ как копинг-стратегия у больных шизофренией.
4. Проанализировать образ «Я» как психологический концепт.
5. Рассмотреть искажения образа «Я» при патологических состояниях.
6. Рассмотреть нарушения образа «Я» и самостигматизации при психических расстройствах.
Таким образом, в первой главе была проанализирована концепция стресса и копинга в клинической психологии, изучены копинг-стратегии у больных шизофренией и потребление психоактивны ...

Содержание

Оглавление

Введение 3
Глава 1. Концепция стресса и копинга в клинической психологии 5
1.1 Концепция стресса и копинга в клинической психологии 5
1.2 Копинг с симптомом при соматических и психических заболеваниях 9
1.3 Копинг-стратегии у больных шизофренией 12
1.4 Потребление психоактивных веществ как копинг-стратегия у больных шизофренией 15
Глава 2. Самостигиатизация в структуре образа «Я» у больных шизофренией 18
2.2 Образ «Я» как психологический концепт 18
2.2 Искажения образа «Я» при патологических состояниях 21
2.3 Нарушения образа «Я» при психических расстройствах 24
2.4 Нарушения самостигматизации при психических расстройствах 28
Заключение 31
Список использованных источников 33






Введение

Введение

Актуальность темы обусловлена тем, что современный человек каждый день находится под непрерывным воздействием многочисленных стрессогенных факторов. В совладании с отрицательным эффектом данного воздействия огромную роль играют так называемые копинг-стратегии, представляющие собой произвольно организованное поведение, ориентированное на преодоление стрессового переживания и разрешение возникшей проблемной ситуации. В комплексе всех видов копинг-стратегии, которые используются кокретным человеком, присутствуют и неадаптивные копинг-механизмы, причем их сочетание и структура отличатся индивидуальностью и изменчивостью. Выбор той или иной стратегии совладания, а также уровень результативности их применения в конкретной ситуации зависят от различных факторов, в частности, от психологических и психофизиологических особенностей индивида. Кроме того, структура личности является одним из факторов, который предопределяет какой тип реагирования на психоэмоциональные нагрузки, будет применен и непосредственным образом связана с образованием копинга.
В клинической психологии имеется большое количество исследований, которые посвящены проблемам больных шизофренией. Но изучив литературные источники, которые посвящены исследованию клинико-психологических особенностей больных шизофренией, стоит констатировать, что особенности копинг-стратегий у больных шизофренией изучены в недостаточной степени.
Также недостаточно изучена взаимосвязь нарушения образа «Я» и копинг-стратегии у больных шизофренией. Ведь от того как больной отреагирует на стрессовую ситуацию зависит в какой степени будет искажен его образ «Я».
Объект: Взаимосвязь нарушения образа «Я» и копинг-стратегии.
Предмет: Взаимосвязь нарушения образа «Я» и копинг-стратегии у больных шизофренией.
Цель: Исследовать взаимосвязь нарушения образа «Я» и копинг-стратегии у больных шизофренией.
Задачи:
1. Проанализировать концепцию стресса и копинга в клинической психологии.
2. Изучить копинг-стратегии у больных шизофренией.
3. Изучить потребление психоактивных веществ как копинг-стратегия у больных шизофренией.
4. Проанализировать образ «Я» как психологический концепт.
5. Рассмотреть искажения образа «Я» при патологических состояниях.
6. Рассмотреть нарушения образа «Я» и самостигматизации при психических расстройствах.
Методы исследования:
1. Методы теоретического исследования:
- теоретический анализ и синтез,
- сравнение,
- обобщение.
Практическая значимость: состоит в том, что материалы данного исследования можно использовать в лекциях и семинарах по клинической психологии.
Структура исследования: введение, две главы, заключение, список использованных источников. Список использованных источников содержит перечень работ авторов из 35 наименований, размещенных в алфавитном порядке.


Фрагмент работы для ознакомления

Таким образом, при соматических заболеваниях используются такие копинг-стратегии как диссимуляция, аггравация, анозогнозия, «уход в болезнь», а при шизофрении - планирование решения проблемы; конфронтация; принятия ответственности; самоконтроль; положительная переоценка; дистанцирование; бегство-избегание; поиск социальной поддержки.1.3 Копинг-стратегии у больных шизофрениейВ последние годы изучение копинг-поведения у пациентов с шизофренией привлекло внимание многих отечественных и зарубежных исследователей. В.Д. Вид связывает это с новым пониманием того, что жизненные события, стресс, копинг-поведение и болезнь следует изучать как процесс, и если копинг-ресурсы недостаточны или неадекватны, то исходом стресса могут быть симптомы, синдромы и социальная дисфункция. Больные шизофренией являются самой уязвимой группой среди всех больных нервно-психическими заболеваниями [10]. В современных исследованиях авторы указывают на то, что у больных шизофренией отмечается дефицит навыков социального и проблемно-решающего поведения, значительно снижающий их способность эффективно совладать со стрессовыми жизненными ситуациями. Кроме того, как отмечает Е.Р. Исаева, характерные для больных шизофренией нарушения когнитивных процессов. Низкая способность к адекватной когнитивной оценке стрессовой ситуации детерминирует неадаптивный защитно-совладающий стиль поведения больных шизофренией, что, в свою очередь, приводит к нарушению психологической адаптации данной категории пациентов [12].М.Н. Кабанов пишет, что больные этим заболеванием реже, чем больные неврозами и здоровые люди, используют адаптивные поведенческие, эмоциональные и когнитивные стратегии преодоления трудных и стрессорных ситуаций, вследствие чего, используя неадекватные способы для достижения целей, чаще прибегают к неадаптивным вариантам копинг-поведения [14].Исследуя больных малопрогредиентной шизофренией, Е.Р. Исаева и соавторы обнаружили в их поведенческой сфере большую частоту использования неадаптивных копингов: «отступление», «активное избегание». В эмоциональной сфере чаще используются неконструктивные «подавление эмоций», «покорность», «самообвинение», «агрессивность». В когнитивной сфере больше характерны: «растерянность», «диссимуляция», «покорность». Однако выявленный спектр использования других копинг-стратегий указывает на способность больных к адаптации, что следует учитывать при проведении психотерапии с данным контингентом больных. В работе Е.Р. Исаевой сделаны выводы, что копинг-стратегии, используемые больными шизофренией, не являются нозоспецифичными [13]. Прогностически благоприятными для успешного функционирования пациентов являются лишь поведенческие стратегии, направленные на поиск социальной поддержки, снижение и обесценивание собственных переживаний, и погружение в проблемы других людей. Неблагоприятным способом совладания со стрессом, ухудшающим социальное функционирование больных, являются изоляция и уход от социальных контактов. Кроме того, протест и конфронтация, являющиеся конструктивным способом совладания у здоровых людей, оказываются крайне дезадаптивными для больных шизофренией. У них в силу когнитивных расстройств проблематична адекватная оценка стрессовых ситуаций и своих возможностей по совладанию с ней. В работе М.О. Ибриегита обнаружено, что больные шизофренией в стрессовых ситуациях склонны уходить от решения проблем, избегая контактов с окружающими, проявляя агрессивность по отношению к другим, обвиняя их, видя в них причину своего болезненного состояния, что, по мнению автора, усугубляет болезненные переживания пациентов, усиливает их дальнейшую социально-психологическую дезадаптацию. Вместе с тем, больные готовы принять ответственность за свои действия и поступки [11]. И.В. Григорьева, Е.А. Стефаненко, Е.М. Иванова, И.В. Олейчик, С.Н. Ениколопов провели исследование влияния копинг-юмора на социальную тревожность при шизофрении и пришли к выводу, что у мужчин при шизофрении при низкой выраженности социальной тревожности юмор понижает стремление к компенсации ущерба при чувстве вины [8].В ходе исследования, проведенного П. Джонсом и П. Бакли, была обнаружена достоверная связь между следующими личностными характеристиками больных шизофренией и определенными копинг-стратегиями.1) Больные с комплексом черт: сензитивность, недоверчивость, эксцентричность, склонность к обвинению окружающих и социальной изоляции продемонстрировали готовность к копингу «бегство-избегание» (30,4% от всех ответов по «плохому» копингу), выявили склонность к копингу «самоконтроль» (15,2% от всех ответов по «хорошему» копингу).2) Больные с комплексом черт: отчужденность, равнодушие к похвале и критике показали склонность к копингу «дистанцирование» (17% от «плохого» копинга), дали высокие показатели по копингам «принятие ответственности» и «самоконтроль» (23,9% «хорошего» копинга) [9].Швейцарский психиатр и психотерапевт Х. Шарфеттер следующие варианты копинг-стратегий страдающих шизофренией:Варианты первичной психологической защиты.1. Искажение восприятия себя.2. Искажение восприятия окружающих, предполагает ограждение сознания от болезненного для самооценки восприятия уровня своей действительной продуктивности, своих личностных свойств и коммуникативных нарушений. 3. Искажения идеальных представлений, предполагает неадекватное восприятие самого себя и других людей, что обычно обусловлено искаженными идеальными представлениями о самом себе и идеальными ожиданиями в отношении к себе окружающих. 4. Инфантильные проекции, предполагает искажение идеала и социоперцептивных процессов, что чаще всего отражает социальную незрелость человека, который имеет отчетливые инфантильные черты [33].Также К. Фрит и Э. Джонстон выделили следующие копигнг-стратегии людей с шизофренией: 1. Невосприятие собственной роли в формировании дезадаптации, предполагает невосприятие своей психологической защиты, потенциала своих адаптивных возможностей, отсутствия мотивации к результативным поступкам.2. Невосприятие истинного уровня дезадаптации, предполагает восприятие правильного уровня дезадаптации, которое обычно искажается в сторону его снижения, тем самым, снижая страх перед будущим.3. Невосприятие субъективных выгод дезадаптивной защиты, предполагает субъективные выгоды порочной дезадаптации, которые не нуждаются в сокрытии от сознания, если она согласуется с морально-этическими нормами больного.4. Манипулятивный уход от психосоциального стрессора, представляет собой применение средств избавления от ответственности перед собой и другими за успешность своих поступков.5. Приемы косвенного контроля окружающих, предполагает стремлению к аутоагрессивному поведению [31].Таким образом, были рассмотрены отечественные и зарубежные исследования копинг-стратегий у больных шизовренией. 1.4 Потребление психоактивных веществ как копинг-стратегия у больных шизофрениейУвеличение случаев наркотизма среди населения, наблюдающееся в последние десятилетия, ведет к росту числа больных шизофренией, злоупотребляющих психоактивными веществами. Этот особый контингент пациентов с коморбидной патологией характеризуется рядом клинических и психосоциальных особенностей: тенденция к оппозиции в отношении требований социальной среды, низкий уровень комплаентности, формирование определенных устойчивых копинговых стратегий с использованием психоактивных веществ для «нормализации» психических процессов. Неадекватность защитно-компенсаторных реакций приводит к выраженной социальной и клинической дезадаптации этих больных, они являются «трудными» для врачей, наблюдающих их на всех этапах оказания психиатрической помощи. Наблюдения показывают, что эти пациенты особо чувствительны к побочным эффектам предлагаемой им психофармакотерапии. Они употребляют психоактивные вещества по гедонистическим мотивам, с целью «самолечения», аутостимуляции, прекращая прием назначенной терапии. Для них характерна высокая частота рецидивных психозов, частые госпитализации и высокая интенсивность нарастания негативных расстройств по типу «искажения» [33]. Всё чаще врачи стационаров наблюдают развитие психозов на фоне употребления ПАВ, с одной стороны, и употребление наркотиков больными шизофренией как вариант неадаптивного копинга, с другой. Одним из частых вариантов коморбидных состояний является сочетание алкогольной зависимости и наркомании. Сопутствующий алкоголизм изменяет клиническую картину, ухудшает течение шизофрении, увеличивает процент инвалидизации. Лечение таких больных представляет трудную задачу.В ходе ряда исследований выяснилось, что курение каннабиса повышает риск возникновения психозов у предрасположенных лиц. При этом даже небольшая доза наркотика способна спровоцировать дебют шизофрении при наличии у пациента генотипической предрасположенности. По данным ВОЗ на втором месте по частоте употребления больными шизофренией после каннабиноидов стоят наркотики амфетаминового ряда. В ходе австралийских восьмилетних исследований была выявлена прямая зависимость между частотой госпитализаций пациентов в психозе и степенью распространения амфетамина в обществе. По мнению некоторых современных ученых амфетамин-индуцированные психозы являются одним из достоверных факторов риска развития шизофрении [17].Таким образом, больные шизофренией потребляют психоактивные вещества в целях получении удовольствия, самоизлечения и аутостимуляции. Выводы по первой главе1. Под стрессом в общей психологии понимается ряд защитных физиологических реакций, которые возникают в организме животных и человека в качестве ответа на воздействие различных неблагоприятных факторов. 2. При соматических заболеваниях используются такие копинг-стратегии как диссимуляция, аггравация, анозогнозия, «уход в болезнь», а при шизофрении - планирование решения проблемы; конфронтация; принятия ответственности; самоконтроль; положительная переоценка; дистанцирование; бегство-избегание; поиск социальной поддержки.3. Больные шизофренией потребляют психоактивные вещества в целях получении удовольствия, самоизлечения и аутостимуляции. Глава 2. Самостигиатизация в структуре образа «Я» у больных шизофренией2.2 Образ «Я» как психологический концептОсобое место в психологии уделяется развитию «Я»-концепции в социальном мире. По определению Агапова А.С.: «Я-концепция - внутреннее, экзистенциальное ядро личности; продукт отражения системы отношений личности к себе и внешнему миру. Это элемент личностного образования, с которым согласуются все действия, эмоции, чувства, поступки, поведение, психологическое здоровье и успех в практической деятельности. Является санкционирующим механизмом по отношению личности к себе и внешнему миру. Формируется по законам логико-речевого мышления. Она связывает качества в отношении себя и внешнего мира в прошлом, настоящем и будущем. Частично существует и в сфере бессознательной» [1].На формирование «Я»-концепции влияют следующие факторы:1. Роли, которые мы занимаем в обществе. Приступая к новой роли, например, родителя, поначалу человек может испытывать, что-то вроде дискомфорта, но постепенно эта роль начинает быть частью нашего представления о самих себе. В каком-то смысле человек начинает притворяться, не осознавая этого и новая роль, становится реальностью.2. Социальная идентичность. «Я»-концепция включает в себя индивидуальную и социальную идентичность. Индивидуальная идентичность – это представление человека о самом себе. Социальная идентичность – это расовая, религиозная, половая и профессиональная принадлежность. Мы осознаем себя принадлежащих к некой определенной группе. Как пишет Колядин А. П.: «Есть «мы», принадлежащие к определенному кругу, и есть «они» - те, кто в него не входят» [8]. Чем малочисленней группа, в которую входит человек тем сильнее он осознает свою социальную идентичность и, наоборот, чем она многочисленней, тем меньше он об этом задумывается. 3. Социальные сравнения. Посредством сравнения себя с окружающими мы расширяем представления о самих себе, например, богатые или бедные, умные или глупые, красивые или уродливые. Сравнивая себя с другими, мы определяем, чем отличаемся от окружающих людей. 4. Успехи и неудачи. В построении «Я»-концепции большую роль играют наши удачи и неудачи. Достичь поставленных целей значит для человека более компетентным. Достижения успеха поднимает у человека самооценку и формирует самоуважение, а также уверенность в себе и в своих способностях. Неудачи же, наоборот, формируют низкую самооценку. «По сравнению с теми, кто недооценивает себя, уверенные в себе люди более счастливы; они обладают более устойчивой нервной системой, реже болеют язвой желудка и страдают от бессонницы, среди них меньше алкоголиков и наркоманов, и они более мужественно переносят неудачи» [8]. 5. Оценки и суждения окружающих людей. Для адекватного формирования «Я»-концепции важно как нас оценивают окружающие. Как нас они оценивают с позитивной стороны то и мы начинаем о себе думать хорошо. Социолог Ч. Кули назвал такую способность использовать суждения окружающих в качестве зеркала «отраженным Я». Чуть позже, уточняя мысли Ч. Кули, социолог Д.Ж. Мид добавляет, что для «Я»-концепции скорее имеет значение не то как другие думают о нас, а наши представления о их суждениях. А это значит, если мы будем предавать большое значение похвалам людей, то это будет чревато появлением в нас завышенной самооценки. Самооценка – это тот психологический измерительный прибор – по словам М. Лири – с помощью, которого мы улавливаем, как люди думают, и реагируем на эту оценку [19]. 6. Культура. Формирование «Я»-концепции во многом зависит от той культуру мы принадлежим. Например, в западных культурах доминирует индивидуализм, а в восточных, наоборот, коллективизм. В индивидуалистической культуре: личность – это независимый, ценящий свою свободу, не изменяющий самому себе, не одобряющий конформизм человек. В коллективистских культурах: личность – это социальный, солидарен с группой, не одобряющий эготизм человек [12].Я-концепция выполняет следующие функции: 1. Я-концепция способствует достижению внутренней согласованности личности, а если поведение человека противоречит его Я-концепции, оно вызовет когнитивный диссонанс. Человек, обладающий адекватной Я-концепцией, строит свое поведение таким образом, чтобы оно не противоречило его представлениям о себе.2. Я-концепция определяет интерпретацию жизненного опыта личности. У человека существует устойчивая тенденция интерпретировать свой индивидуальный опыт на основе представлений о себе. Я-концепция служит своеобразной «призмой», через которую преломляется воспринимаемая реальность.3. Я-концепция является источником ожиданий. Она влияет на прогноз человека относительно того, что должно с ним произойти. В соответствии с Я-концепцией человек рассчитывает на успех или неудачу [2]. Неблагоприятная Я-концепция включает в себя слабую веру в себя, боязнь получить отказ и низкую самооценку. Такая неадекватная Я-концепция сформировавшись, приводит в дальнейшем к отклоняющемуся антисоциальному поведению. «При этом выделяют следующие воздействия неблагоприятной Яконцепции:1. Снижение самоуважения и часто, как следствие, социальная деградация, агрессивность и преступность.2. Стимуляция конформистских реакций в трудных ситуациях. Такие молодые люди легко поддаются влиянию группы и втягиваются в преступные действия.3. Глубокое изменение восприятия. Например, молодые люди с негативной самооценкой с трудом осознают, что совершают хорошие поступки, так как считают себя неспособными к ним» [13, с.57].Таким образом, образ «Я» - это внутреннее, экзистенциальное ядро личности; продукт отражения системы отношений личности к себе и внешнему миру.2.2 Искажения образа «Я» при патологических состоянияхПо мнению К. Роджерса искажения образа «Я» происходит при недостатке следующих условий:Во-первых, потребности в позитивном внимании. С осознаванием «Я» образуется потребность в позитивном отношении со стороны окружающих. Данная потребность носит универсальный, всепроникающий и устойчивый характер. Сначала она проявляется в качестве потребности младенца в любви и заботе, а потом она проявляется в удовлетворении человека, когда его одобряют окружающие, и фрустрации, если им недовольны. Интересным Позитивное внимание отличается двойной природой – если человек считает, что он удовлетворяет потребность позитивного внимания у окружающих людей, то он непременно чувствует удовлетворение собственной потребности [26].Удовлетворение потребности в позитивном внимание может быть более значимым, чем собственный организмический оценочный процесс. Проще говоря, поступки человека управляются не вероятностью того, что его переживания сохранят или интенсифицируют его образ «Я», а вероятностью получить позитивное внимание от близких для него людей. Данное состояние несоответствия «Я» и переживаемого опыта, является серьезным препятствием в развитии психологической зрелости, тем самым, провоцируя формирование патологического состояния [27].Во-вторых, потребности в самоуважении, что предполагает, что человек нуждается в позитивном оценивании самого себя. Потребность в позитивном внимании к себе является приобретенной потребностью, появляющейся при сравнении своих переживаний с удовлетворением или неудовлетворением потребности к позитивному вниманию. Другими словами, позитивное внимание к себе должно соответствовать удовлетворению при одобрении и неудовлетворением при неодобрении себя. Развитие позитивного внимания к себе гарантирует, что человек будет пытаться действовать так, чтобы и окружающие, и он сам одобрительно отзывались о его действиях. Однако при патологических состояниях данное соответствие отсутствует, и удовлетворения потребности в позитивном внимании к себе не происходит [18].В-третьих, условия ценности и безусловное позитивное внимание. В том случае, если близкие разделяют оценку человека на заслуживающие одобрительного отношения поступки, самоуважение становится селективным. Например, чаще всего родители одобрительно относятся к желаемому поведению ребенка, т. е. если дети ведут себя желаемым образом, у них появляется опыт позитивного внимания, в противном случае он отсутствует. Таким образом, формируется обусловленное позитивное внимание, или условия ценности, уточняющие обстоятельства, при которых индивид будет переживать позитивное внимание.Однако, конечно же, никто не может полностью быть свободным от условий ценности. Но можно дать или получить позитивное внимание независимо от ценности определенных поступков человека. Тогда человека принимают и уважают за то, какой он есть, без каких-либо «если», «и» или «но», проще сказать ему дают безусловное позитивное внимание.Самоуважение зависит от выполнения требований, которые предъявляются ему окружающими. Переживание безусловного позитивного отношения препятствует развитию условий ценности и ведет к безусловному самоуважению, к конгруэнтности потребностей в позитивном отношении и самоуважении с организмической оценкой, что раскрывает естественную тенденцию к самоактуализации, которая присутствует в любом человеке, помогает ему обрести способность к полноценному функционированию.Самоуважение со стороны окружающих людей приводит к тому, что человек в одних отношениях чувствует свою ценность, а в других – нет. Потребность в самоуважении в таком случае ведет к селективному восприятию опыта с учетом условий ценности таким образом, что переживания, которые согласуются с присущими человеку условиями ценности, воспринимаются и точно символизируются в сознании, в то время как переживания, противоречащие условиям ценности, воспринимаются искаженно или даже совсем не осознаются. Наличие самоощущений, не организованных в Я-структуру в символизированной форме, ведет к неконгруэнтности между «Я» и опытом, к ранимости и психологической дезадаптации.

Список литературы

Список использованных источников

1. Агапов В. С. Возрастная репрезентация Я-концепции личности. [Электронный ресурс] URL: http://www.psi.lib.ru/statyi/sbornik/iconcept.htm
2. Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение. – М.: Эксмо-Пресс, 2002. - 352 с.
3. Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина. – М.: ГЭОТАР Медицина, 1999 . - 376 с.
4. Васильев Н. Н. Я-концепция: в согласии с собой. [Электронный ресурс] URL: http://www.elitarium.ru/ja_koncepcija/
5. Великанова Л. П., Шевченко Ю. С. Психосоматические расстройства: современное состояние проблемы (часть 1). // Социальная и клиническая психиатрия. - № 4, 2005. С. 79- 91.
6. Величко М. Гештальт-терапия: теория Self. [Электронный ресурс] URL: www.sigaevpro.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=59:self&catid=13&Itemid=3
7. Вид В.Д. Психотерапия шизофрении. – Спб.: Питер, 2008. – 457 с.
8. Григорьева И.В., Стефаненко Е.А., Иванова И.М. Влияние копинг-юмора на социальную тревожность при шизофрении. // Национальный психологический журнал. - № 2 (14), 2014. – С. 80-86.
9. Джонс П., Баркли П. Шизофрения. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – 192 с.
10. Елисеев Ю.Ю. Психосоматические заболевания. – М.: ACT, 2003 г. - 311 с.
11. Ибриегит М. Особенности социальной компетенции больных шизофренией при психотерапии // Социальная и клиническая психиатрия. – № 4, 1997
12. Исаева Е.Р. Копинг-механизмы в системе приспособительного поведения больных шизофренией. – СПб.: Изд-во НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 1999. – 147 с.
13. Исаева Е.Р. Копинг-поведение и психологическая защита личности в условиях здоровья и болезни. – СПБ.: Изд-во СПбГУ, 2009. – 136 с.
14. Кабанов М.М. Реабилитация психически больных в меняющемся мире// Обозр. психиатр. и мед. психол. им.В.М.Бехтерева. – 1995. - № 4. – С.175-182.Лазарус Р. Стресс, оценка и копинг. – М.: Медицина, 1984. – 218 с.
15. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. - М.: Академический Проект, 2009. - 943 с.
16. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. - СПб.: Питер, 2004. - 553 с.
17. Клонингер С. Теории личности: познание человека. - СПб.: Питер, 2003. – 720 с.
18. Колядин А. П. Подходы к изучению «Я-концепции» в психологической науке. // Сборник трудов Северо-кавказского государственного технического университета. - № 1 (13), 2005. -
19. Копинг-поведение (механизмы совладания) как сознательные стратегии преодоления стрессовых ситуаций и методы их определения: пособие для врачей и психологов / Б.Д. Карвасарский, В.А. Абабков, А.В. Васильева, Г.Л. Исурина и др. – СПБ.: Изд-во НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2007. – 28 с.
20. Мостовая Л. И., Кувшинова Н. Ю. Современные представления о психосоматических расстройствах. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - № 2-3, 2011. – С. 602 – 605.
21. Панова К.В. Самостигматизация у больных шизофренией. // Бюллетень медицинских интернет-конференций. - № 2, 2013. – С. 282.
22. Перлз Ф., Гудмен П. Теория гештальт-терапии. - М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2004. - 384 с.
23. Перлз.Ф. Опыты психологии самопознания. - М., «Гиль-Эстем», 1993. – 240 с.
24. Робин Ж-М. – МПЖ. - №3, 1994. - С. 25-52
25. Робин Ж-М. Гештальт-терапия. М. МГИ, 2007. – 64 с.
26. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии. – М.: Эксмо, 2002. – 976 с.
27. Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию. – М.: Эксмо, 2001. – 380 с.
28. Русяева И.А. Философские аспекты Я-концепции: корни психологических защит. // Современные исследования социальных проблем. - № 11, 2012.
29. Самостигматизация при основных психических заболеваниях: методические рекомендации/ Ястребов В.С., Гонжал О.А., Тюменкова Г.В., Михайлова И.И – М.: Изд-во ЗАО Юстицинформ, 2009. - 18 с.
30. Серебрякова Т.А. Психология стресса. – Н.Новгород: ВГИПУ, 2007. – 143 с.
31. Соколова Е.Т. Клиническая психология утраты я. – М.: Смысл, 2015. -895 с.
32. Тараканова Е.А., Оруджев Н.Я. Самостигматизация и качество жизни при шизофрении: корреляционные взаимоотношения. // Дальневосточный медицинский журнал. - № 2, 2010. – С. 78-80.
33. Теория self [Электронный ресурс] URL: http://geshtalt.net/self.html
34. Фрит К., Джонстон Е. Шизофрения. – М,: АСТ, 2005. – 208 с.
35. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – Спб.: Питер, 2007. – 607 с.
36. Шарфеттер Х. Шизофренические личности. – М.: Форум, 2011. – 304 с.
37. Штрахова А.В. Современная психосоматика: методологические проблемы и возможности их преодоления. // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. - № 42 (175), 2009. – С. 86-90.
38. Щербатых Ю. В. Психология стресса и методы коррекции. — СПб.: Питер, 2007. - 256 с.

Очень похожие работы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
bmt: 0.00531
© Рефератбанк, 2002 - 2024