Вход

"Е.Замятин - родоначальник антиутопии и его продолжатели"

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 384030
Дата создания 2017
Страниц 24
Мы сможем обработать ваш заказ (!) 22 июня в 16:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 600руб.
КУПИТЬ

Описание

Таким образом, с ХVI века получает широкое распространение жанр утопии, восходящий еще к народной мифологии и античной философии, однако обладающий главной отличительной чертой – индивидуальной авторской позицией. Изображение вымышленных государств изначально подчеркивало неосуществимость утопической идеи. Это приводит к возникновению такого жанр, как анитутопия, родоначальником которого стал русский писатель Е. Замятин. Его роман «Мы» является ярким примером жанрового своеобразия антиутопии, воплотив в себе ее основные черты такие, как: «псевдокарнавал», квазиноминация, тоталитарная структура общества, основанного на беспрекословном подчинении и тоталитарном страхе, театрализация действия, разделения на два мира (идеальный и противостоящий), эксцентричность главного героя и его трагичес ...

Содержание

Введение 3
Глава 1. Утопия и антиутопия: художественное своеобразие 6
1.1. История развития жанра утопии 6
1.2. Жанровые особенности антиутопии 10
Глава 2. Роман Е.И. Замятина «Мы» и его роль в становлении жанра антиутопии 13
2.1. Жанровая специфика романа Е. Замятина «Мы» 13
2.2. Продолжатели антиутопической традиции Е. Замятина 15
Заключение 19
Список литературы 21




Введение

Творчество русского писателя, критика и публициста Евгения Ивановича Замятина (1884 - 1937) прошло сложный путь и оказало значительное влияние на развитие не только отечественной, но и зарубежной литературы. Родившись в Тамбовской губернии (Лебедянь), последние годы жизни он проводит в Париже. Непростые отношения с советским режимом нашли отражение в его богатом литературном наследии. Замятин стал основоположником нового литературного жанра – антиутопии, особенности которого мы рассмотрим на страницах нашего исследования.
Закончив с золотой медалью Воронежскую гимназию, Замятин поступает на кораблестроительный факультет Санкт-Петербургского политехнического института. Он писал о том, что в гимназии получал пятерки с плюсами за сочинения и не ладил с математикой - именно поэтому (из упря мства) выбрал математический кораблестроительный факультет Петербургского Политехникума. Упрямство было отличительной не только будущего литератора, но и его героев.
В студенческие годы Замятин становится социал-демократом и принимает активное участие в жизни революционного студенчества. Тогда же он знакомится с Людмилой Николаевной Усовой – своей будущей женой. В 1906 году Замятин был арестован и выслан в Лебедянь. В 1908 году он выходит из партии, к этому же времени относится первый рассказ Замятина с символичным названием «Один».
Через два года Замятин преподаёт на кораблестроительном факультете, работает инженером и одновременно пишет новые рассказы. Однако в 1911 году он вновь был выслан из Петербурга за нелегальное проживание. Свободу писатель находит в творчестве. Его рассказы получают высокие оценки критиков.

В период Первой мировой войны Замятин занимает антивоенную интернационалистическую позицию. В результате, за повесть «На куличках» он был осужден и сослан в Кемь, затем командирован в Англию, где участвовал в строительстве российских ледоколов. Причем, Замятин был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский», переименованного после революции в ледокол «Ленин». В 1917 году Замятин возвращается в Россию и организует союз молодых писателей «Серапионовы братья», куда входили Михаил Зощенко, Константин Федин, Всеволод Иванов, Вениамин Каверин, Николай Тихонов и др.
Замятин остается убеждённым социалистом и в период Гражданской войны. Он смело критикует политику большевистского правительства. В результате в марте 1919 года вновь был арестован. Вопрос о высылке Замятина неоднократно обсуждали на Политбюро.
Кульминацией стало создание романа «Мы», который был сразу же запрещен советской цензурой. Однако, роман вышел на английском языке, затем на чешском и французском языках. В связи с этим, произведения Замятина больше не печатали на родине. Начался период беспощадной критики и травли. В 1929 году он выходит из Союза писателей, а в 1931 году обращается лично к И. В. Сталину с просьбой выехать за границу и сразу же уезжает в Ригу, потом в Берлин, а затем в Париж, где остается навсегда.
В эмиграции Замятин продолжает писать рассказы, киносценарии, статьи для французских газет, занимая активную гражданскую позицию. В 1934 году по заявлению Сталина И.В. Замятин вновь принят в Союз писателей, что было беспрецедентно.
Творческое наследие Замятина оставило глубокий след в мировой литературе и оказало влияние на ее развитие. В частности, Замятин считается основоположником нового литературного жанра - антиутопии, о чем говорилось ранее. Его роман получил разную, порой противоречивую оценку критиков и писателей. Однако влияние романа на творчество Олдоса Хаксли, Джорджа Оруэлла и других писателей общепризнано. Этот факт обусловил актуальность нашего исследования.
Цель: определить жанровое своеобразие антиутопии в сравнении с жанром утопии, а также выявить жанровые особенности романа Замятина «Мы» и характер его влияния на творчество других писателей.
Предмет: творчество Замятина.
Объект: роман-антиутопия «Мы».
Практическая значимость: материалы исследования могут быть использованы при подготовке семинарских занятий со студентами филологического факультета, а также школьного урока по изучению творчества писателя.


Фрагмент работы для ознакомления

п.Создатель одной из наиболее известных антиутопий и продолжатель традиции Е. Замятина Джордж Оруэлл утверждал, что все написанные утопии непривлекательны и безжизненны, они «постулируют совершенство», но не способны его достичь. Тем не менее, «Утопия» Т. Мора нашла свое продолжение в произведениях Т. Кампанеллы («Город солнца» - 1602 год), Ф. Бэкона («Новая Атлантида» - 1627 год) и других писателей. Более того, с XVI по XIX век было создано около тысячи подобных произведений. Отметим, что в XX веке, несмотря на появление жанра антиутопии, утопии продолжали создаваться (например, роман Германа Гессе «Игра в бисер» - 1943 год).В России появление жанра утопии относится к XVIII веку. Хотя речь идет не о традиционной утопии, а скорее о включении утопических мотивов в произведения других жанров (например, «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева Н., сон Обломова в романе Гончарова «Обломов», четвёртый сон Веры Павловны в романе Чернышевского «Что делать?»). Жанровые особенности антиутопииВ 1868 году английский философ Джон Стюарт Милль впервые использовал слово «антиутопист» в качестве противоположного понятия «утописта». Собственно термин «антиутопия» уже как название литературного жанра был введен Г. Негли и М. Патрик в книге «В поисках утопии» (1952). Далее (середина 1960-х) термин становится популярным в советской и англоязычной критике. «Антиутопия, дистопия, негативная утопия, - дает определение Литературный Энциклопедический словарь, - изображение (обычно в художественной прозе) опасных, пагубных и непредвиденных последствий, связанных с построением общества, соответствующего тому или иному социальному идеалу. Антиутопия зарождается и развивается по мере закрепления утопической традиции общественной мысли, зачастую выполняя роль по-своему необходимого динамичного корректива утопии, всегда несколько статичной и замкнутой» [10, с. 29].Одни литературоведы считают антиутопию и дистопию синонимичными понятиями, однако, другие различают антиутопию и дистопию, по той причине, что антиутопия лишь отрицает принципы утопии, тогда как дистопия является абсолютной ее антитезой.Тем не менее, термин «антиутопия» имеет большее распространение и популярность, и обычно в один ряд с ним ставят дистопию.Антиутопия представляет собой жанровую разновидность в художественной литературе, на страницах которой автор описывает государство, где доминируют негативные тенденции развития. Несомненно, что антиутопия - логическое развитие утопии. Однако эти направления имеют множество существенных отличий. Классическая утопия акцентирует внимание на положительных чертах представленного общественного устройства. Антиутопия же, напротив, во главу угла ставит его негативные моменты. Как мы уже говорили ранее, утопия статична. Антиутопия представляет вниманию читателей возможности предполагаемого развития описанных социальных устройств, причем обычно в аспекте нарастания негативных тенденций и последующего кризиса.«Если утопия - это произведение о том, каким должно быть идеальное будущее, - пишет исследователь Леенсон Е., - то антиутопия рассказывает о том, каким это будущее быть не должно. Получается, что антиутопия предупреждает об опасности воплощения утопических проектов в реальности».Отношение советского литературоведения к жанру антиутопии было глубоко отрицательным. Достаточно вспомнить судьбу романа Замятина Е. «Мы» да и участь самого автора, о чем упоминалось ранее. В «Философском словаре» (4-е изд., 1981) в статье, посвященной утопии и антиутопии говорилось, что антиутопия подчеркивает бессмысленность революций, непреодолимость социального зла, а также определяет науку и технику (главное средство решения глобальных проблем и установления социального порядка) как средство порабощения человека. На фоне популярной в советскую эпоху идеи о социальном устройстве СССР как о реализованной утопии, любая антиутопия, опровергавшая это, воспринималась как враждебное явление. Интересен тот факт, что антиутопии, на страницах которых были представлены отрицательные стороны капиталистического общества, наоборот, вызывали одобрение партийных лидеров. Тем не менее, жанр антиутопии получил свое развитие в мировой и отечественной литературе. «Нет жанра утопии, - писал литературовед Ланин Б., - антиутопии могло и не быть. То есть не быть как жанра. Если же не эксплицировать жанровые признаки антиутопии, то и самого жанра нет. Потому и важно определить, что делает антиутопию - антиутопией, что определяет лицо жанра».Основополагающей жанровой особенностью антиутопий, по его мнению, является спор с главными идеями утопии; «псевдокарнавал» как структурный стержень жанра, основанный на абсолютном (тоталитарном) страхе; театрализация действия как «шутовское увенчание и последующее развенчание карнавального короля» (термин М. Бахтина); эксцентричность главного героя; запрограммированность жизни изображаемого общества; аллегоричность и т.п.Рассмотрим подробнее жанровое своеобразие антиутопии на примере романа «Мы» ее основоположника Е. Замятина. Глава 2. Роман Е.И. Замятина «Мы» и его роль в становлении жанра антиутопии2.1. Жанровая специфика романа Е. Замятина «Мы»Написанный в 1920 году, на русском языке роман «Мы» вышел в 1952 году в США и лишь в 1988 году в России.«Мы» представляет собой роман-антиутопию Евгения Замятина, на страницах которого и произошло рождение нового жанра, оказавшего огромное влияние на развитие отечественной и зарубежной литературы. Черты антиутопического жанра видны с первых строк. События происходят в тридцать втором веке. Перед нами общество беспринципного тоталитарного контроля над личностью. Вместо имен - буквы и номера как символ уничтожения индивидуальности и самого права на нее. В связи с этим, становится понятной символичность названия «мы», так как «я» в этом обществе уничтожено. События развиваются на страницах дневника гениального инженера и математика, так как в изображаемом автором обществе создали математически выверенное счастье, возникающее в результате уничтожения свободы, права на независимость воли и мысли. Сюжет антиутопии основан на решении двух проблем: проблемы влияния технических средств на развитие человечества и собственно проблемы тоталитарного общества. Чувства подчинены холодному разуму, замена любви - розовые талоны, полностью разрушен институт семьи. Действительно, человек лишен каких-либо переживаний и эмоциональных потрясений. Чем не счастье?Роман «Мы» - яркий образец жанровых особенностей антиутопии. Перед нами некое Единое государство и главный герой, усомнившийся в системе, что, несомненно, приведет к трагическому финалу.Повествование также выстроено, согласно антиутопической традиции, благодаря заметкам главного героя, когда текст становится рассказом о другом тексте, что позволяет психологически глубже передать образ автора так называемой «внутренней рукописи». С одной стороны, он трудится на благо общества, но с другой - занимается сочинительством, что в данном обществе - свидетельство неблагонадежности. Собственно весь роман - это заметки Д-503. Другой жанровой особенностью, присутствующей в романе, является квазиноминация, в результате которой герои имеют не обычные имена, а «нумера».На страницах романа «Мы» Замятин предупреждает об опасности засилья бездумного технического прогресса, превратившего героев произведения в пронумерованные человеческие единицы; об опасности науки, утратившей нравственную основу; об опасности отказа от свободы мыслей и чувств; от опасности оказаться во власти того сверхразмуного бытия, где несвобода приравнивается к счастью.Это общество прозрачных стен и проинтегрированной жизни, нефтяной пищи, неукоснительной дисциплины, механической музыки и поэзии, воспевающей Благодетеля. Символом счастья является воздвижение технически совершенного муравейника. Помимо этого, идет процесс изготовления космической сверхмашины - Интеграл, призванной распространить принудительное счастье на всю Вселенную. После встречи с женским нумером I-330 жизнь главного героя безвозвратно меняется. Интересно, что Д-503 подсознательно почувствовал угрозу своей прежней жизни, он начинает нарушать законы: встречи происходят все чаще и уже без розового талона, в «Древнем Доме» он пробует алкоголь и табак. Герой влюбляется и попадает в мир революционно настроенных граждан, к которому принадлежит I-330.После врачебного обследования Д-503 у психиатра, выяснилось, что у него «образовалась душа», причём это далеко не первый случай, а значит государство под угрозой. В связи с этим, Единое Государство провело операцию Х-лучами, превратив бунтарей в биологические машины. Великая операция уничтожила и Д-503, вернее его душу и личность, сделав частью системы, вернее, одним из ее винтиков.2.2. Продолжатели антиутопической традиции Е. Замятина Интересен тот факт, что расцвет жанра антиутопии пришелся на тот исторический момент, когда утопические идеи начали воплощаться в жизни советского общества. Роман Замятина «Мы» (1920), по праву, считают пророческим. За ним последовали «Ленинград» (1925) М. Козырева, «Чевенгур» (1926-1929) и «Котлован» (1929-1930) А. Платонова. Более того, в 80-90-х годах возникают жанровые разновидности антиутопии: сатирическая («Николай Николаевич» и «Маскировка» Ю. Алешковского, «Кролики и удавы» Ф. Искандера), а также детективная («Завтра в России» Э. Тополя) и «антиутопия-катастрофа» («Лаз» В. Маканина и «Пирамида» Л. Леонова) и др. Следует отметить тот факт, что к 1920 году относится создание двух важных антиутопий - романа ее основоположника Евгения Замятина «Мы» и романа продолжателя традиций Александра Чаянова «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии». Однако в 20-х годах происходит упадок жанра, возрождение которого произошло лишь в 80-х годах на фоне развития научной фантастики. К этому периоду относятся две антиутопии - повесть А. Кабакова «Невозвращенец» и роман В. Войнович «Москва 2042», где будущее изображено как масштабная катастрофа.В европейской литературе преемником Е. Замятина себя считал Джордж Оруэлл. В своей рецензии на роман «Мы» он точно передает своеобразие авторского почерка Е. Замятина. Оруэлл пишет о сложных отношениях Замятина с советским режимом, однако подчеркивает, что роман «Мы» не свидетельство озлобленности и обиды автора - это исследование «Машины» - того «джина», которого советский народ выпустил из бутылки. Среди европейских продолжателей антиутопической традиции Е. Замятина были Джордж Оруэлл («1984»), Рэй Бредбери («451° по Фаренгейту»), О. Хаксли («О дивный новый мир») и другие.Главной проблемой романа Е. Замятина «Мы», Дж. Оруэлла «1984» и романа О. Хаксли «О дивный новый мир» является, бесспорно, человек в его отношениях с миром, а если сказать точнее, конфликт свободолюбивой личности с существующим тоталитарным государственным устройством.Герои Оруэлла Уинстон Смитт и Джулия - аналоги замятинских Д-503 и I-330, восставших против сложившегося общества.Однако Оруэлл, в отличие от Замятина, значительно ужесточает требования к человеку, исполняя которые, тот достигнет счастья. На страницах своего романа Оруэлл создал общество, где человеку разрешено только одно - беспрекословное подчинение партии как главной инстанции правды. Хотя автор выделил место в Океании свободной категории людей - пролам, он все равно не видит в этом спасения. В финале общество вновь давлеет над личностью, растоптав ее и уничтожив последнюю надежду на лучшую жизнь. Антиутопия О. Хаксли «О дивный новый мир» представляет собой сатирический роман. Люди всей Земли живут в едином государстве, организовав в нем общество потребления, поклоняясь Генри Форду и осеняя себя вместо крестного знамения символом «Т». Летоисчисление отмечает начало Эры Т, связанное с появлением Форда Т. Причем люди не рождаются, а выращиваются в инкубаторах и уже изначально разделены на пять каст. Здесь нет института брака, а слова «отец» и «мать» приравнены к ругательствам. Интересен тот факт, что Джон - единственный герой, рожденный естественным путем, испытавший такие человеческие чувства, как любовь к Ленайне и боль потери в связи со смертью матери, в финале кончает жизнь самоубийством.

Список литературы

1. Акимов А.В. Человек и Единое Государство (Возвращение к Евгению Замятину) // Перечитывая заново / Сост. В. Лаврова. - Л., 1989. - С. 12-37
2. Антиутопии ХХ века: Евгений Замятин, Олдос Хаксли, Джордж Оруэлл. - М.: Кн. палата, 1989. - 352с.
3. Баталов Э.Я. В мире утопии: Пять диалогов об утопии, утопич. сознании и утопич. экспериментах. - М.: Политиздат, 1989. - 319 с.
4. Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. - Париж: Ymca-press, 1951. - 165 c.
5. Бондаренко В. Евгений Замятин и советский период русской литературы. - New-York, 1967 - С.285-308.
6. Боренстайн Э. «Сам не свой»: Концепция личности в романе Е. Замятина «Мы» // Русская литература ХХ века. Направления и течения. - Екатеринбург, 1996. - Вып. 1. - С. 65-70
7. Вечер в 2217 году / Сост., авт. предисл. и коммент. В.П. Шестаков. - М.: Прогресс, 1990. - 720 с.
8. Галушкин А. Ю. Материалы к прижизненной библиографии Е. И. Замятина (1908–1936)// Творческое наследие Евгения Замятина: Взгляд из сегодня: ст., очерки, заметки, библиогр. - Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003. - Кн. 11. - С. 196 - 251.
9. Геллер Л. Об утопии, антиутопии, герметизме и Е. Замятине// Филологические записки. Вестник литературоведения и языкознания, 1994. - Вып. 3. - С. 51 - 61
10. Давыдова Т.Т. Образность и язык романа Е. И. Замятина «Мы» // Русская словесность, 2001. - № 1. - С. 9 - 14
11. Давыдова Т.Т. Творческая эволюция Е. Замятина. - Елец: ЕГПИ, 2000. - 266 с.
12. Долгополов Л.К. Е. Замятин и В. Маяковский: К истории создания романа «Мы» // Русская литература, 1988. - № 4. - С. 182 - 185

13. Евгений Замятин и культура XX века. Исследования и публикации / Сост.: М. Ю. Любимова. - СПб.: Российская национальная библиотека, 2002. - 476 с.
14. Замятин Е. «Мы»: Текст и материалы к творческой истории романа / Сост., подгот. текста, публ., коммент. и статьи М.Любимовой и Дж.Куртис. - СПб.: Мiръ, 2011. - 608 с.
15. Замятин Е.И. Избранные произведения в 2-х т. Т. 1 / Вступ. Статья, сост., примеч. О. Михайлова. - М.: Худож. лит., 1990. - 527 с.
16. Замятин Е.И. Избранные произведения. Повести, рассказы, сказки, роман, пьесы. - М.: Сов. писатель, 1989. - 768 с.
17. Замятин Е.И. Мы: Роман, повести, рассказы, пьесы, статьи и воспоминания/ Сост. Е.Б. Скороспелова; Худож. А. Явтушенко. - Кишинев: Лит. артистикэ,1989. - 640 с.
18. Замятин Е.И. Сочинения. - М.: Книга, 1988. - 575 с.
19. Казнина О. А. Замятин Е.И. // Русские в Англии: Русская эмиграция в контексте русско-английских литературных связей в первой половине XX века. - М.: Наследие, 1997. - С. 27 - 293.
20. Ланин Б. А. Русская литературная антиутопия. - М., 1993. - 199 с.
21. Леенсон Е. Жанровые особенности романа «Мы»: (утопия и антиутопия) // Литература. - 2010. - № 7. - С. 15-18.
22. Литературная энциклопедия терминов и понятий/ Под ред. А.Н. Николюкина. Институт научн. информации по общественным наукам РАН. - М.: НКП «Интелвак», 2001. - 1600 с.
23. Литературный Энциклопедический словарь (Под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. Редкол.: Л.Г. Андреев, Н.И. Балашов, А.Г. Бочаров и др.). - М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 752 с.
24. Маннхейм К. Идеология и утопия // Маннхейм К. Диагноз нашего времени. - М., 1994. - С. 7 - 276.
25. Маркузе Г. Конец утопии // «Логос», 2004 - № 6. - С. 18-23
26. Михайлов О. Гроссмейстер литературы// Замятин Е. Мы. - М., 1990. -С. 5-26.
27. Оруэлл Дж. «1984» и эссе разных лет. - М., 1989. - 675 с.
28. Панченко Д. В. Ямбул и Кампанелла (О некоторых механизмах утопического творчества) // Античное наследие в культуре Возрождения. - М., 1984. - С. 98 - 110.
29. Русские утопии / Сост. В. Е. Багно. - СПб.: Terra Fantastica, 1995. - 351с.
30. Скалон Н. Р. Будущее стало настоящим: (Роман Е.Замятина «Мы» в лит.-филос. контексте): Учеб.пособие / Н. Р. Скалон. - Тюмень: Экспресс, 2004. - 114 с.
31. Тимофеев Л.И., Тураев С.В.: Словарь литературоведческих терминов. - М.: Просвещение. - 1974. - 509 с.
32. Тузовский И. Д. Светлое завтра? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий. - Челябинск.: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2009. - 312 с.
33. Утопии и антиутопии: их прошлое и будущее//«Порог» - 2003. - № 2, - С. 49 - 53
34. Утопия и утопическое мышление: антология зарубежн. лит.: Пер. с разн. яз. / Сост., общ. ред. и предисл. В.А. Чаликовой. - М.: Прогресс, 1991. - 405 с.
35. Утопия и утопическое мышление: Антология зарубежной литературы / Сост. В. Чаликова. - М.: Прогресс, 1991. - 405 с.
36. Фрейденберг О. М. Утопия // Вопросы философии. – 1990. - № 5. - С. 141 - 167
37. Чаликова В.А. Утопия и свобода. - М.: Весть - ВИМО, 1994. - 184 с.
38. Чанцев А. Фабрика антиутопий: Дистопический дискурс в российской литературе середины 2000-х // НЛО. - 2007. - № 86 – С. 21 - 27
39. Чураков Д. Бунтующие пролетарии: Рабочий протест в Советской России (1917—1930-е гг.). - М.: Вече, 2007. - 352 с.
40. Энциклопедия мировой литературы / Сост. и науч. ред. С.В. Стахорский. – СПб.: Невская книга, 2000. - 656 с.
Очень похожие работы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
bmt: 0.00591
© Рефератбанк, 2002 - 2024