Вход

Уровни языка и их взаимодействия

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 371220
Дата создания 08 апреля 2013
Страниц 38
Мы сможем обработать ваш заказ 3 декабря в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
890руб.
КУПИТЬ

Содержание

I. ВВЕДЕНИЕ. ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПОНЯТИЯ «УРОВЕНЬ»
II. СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА «УРОВНЕВУЮ» СТРУКТУРУ ЯЗЫКОВОЙ СИСТЕМЫ
III. УРОВНИ И ЕДИНИЦЫ ЯЗЫКА
IV. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УРОВНЕЙ ЯЗЫКА
V. УРОВНЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА
VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ

Введение

Уровни языка и их взаимодействия

Фрагмент работы для ознакомления

5. Автономный механизм морфологических категорий (морфология языка). Морфологические категории участвуют в построении категорий синтаксиса (предложения, их типы, члены предложения и т. д.), интегрируют отношения между словами и их грамматическими формами, воспроизводятся вариативно в составе предложения, обладают внутренней целостностью (единство морфологического значения и средств, а также способов их выражения), представляют собой интеграцию знаков.
6. Автономный механизм синтаксических категорий (синтаксис языка). Синтаксические категории участвуют в построении текста, интегрируют синтагматические отношения между морфологическими категориями, видоизменяемые лексикой; вариативно воспроизводятся в структуре текста, обладают внутренней целостностью (единство синтаксического значения и средств, а также способов их выражения), представляют собою интеграцию знаков.
Наглядный образец уровней организации автономных механизмов языка (один уровень над другим) мало убедителен и мало что поясняет. Можно применить иную наглядно-графическую модель взаимосвязи автономных механизмов языка в составе макромеханизма:


Конечно, и эта модель позволяет увидеть лишь часть связей между автономными механизмами языка. Она тоже упрощает, а значит и искажает реальную картину взаимодействия фонетики, морфемики, лексики, словообразования, морфологии и синтаксиса в единой структуре языка в целом. Но эта модель имеет и некоторые достоинства.
Она показывает, например, что фонетика непосредственно взаимодействует с морфемикой и лексикой; морфемика – с фонетикой, лексикой и словообразованием; словообразование – с лексикой, морфемикой морфологией; морфология – с морфемикой и синтаксисом; синтаксис – с морфологией и морфемикой. Кроме того, модель показывает, что морфемика имеет прямые выходы и в морфологию и в синтаксис.
Единица фонемного уровня – фонема представляет собой абстрактную единицу языковой системы, которая реально существует в виде класса функционально тождественных (и обычно фонетически сходных) звуков. Фонема представляет собой инвариант, т. е. идеальный объект, в котором отражены общие свойства целого класса конкретных звуков, являющихся вариантами данной фонемы. В силу этого каждый конкретный звук, принадлежащий к данному классу, несет в себе фонемные свойства и по существу является конкретной фонемой. Иначе говоря, фонема как абстракция существует в своих вариантах, как общее существует в отдельном. Конкретные звуки варианты фонемы, называют фонами или аллофонами. Они и являются конкретными фонемами.
Термин «фонема» представляет собой краткое наименование класса конкретных фонем. Таким образом, различие между фонемой и фоном (аллофоном) есть различие абстрактной и конкретной единицы. Фонема и фон есть разное обозначение одной и той же единицы, рассмотренной в абстрактной форме (в качестве инварианта) и в конкретной форме (в качестве реального звука фона, наделенного определенной функцией). С этой точки зрения, звуки (фоны) и классы, образованные функционально тождественными звуками, (фонемы) не являются единицами разных уровней языка. Между фонемой как абстрактной единицей и звуком (фоном) нет иерархических отношений: звук не есть составная часть (компонент) фонемы.
Звук (фон) есть конкретная фонема.
Аналогичное рассуждение может быть применено к таким единицам, как морфема и морф (алломорф).
Морфема и морф не являются единицами разных уровней. Морф есть конкретная морфема. Морфема есть абстрактная единица, которая существует в каждом конкретном морфе и является катким наименованием класса семантически и функционально тождественных морфов.
Точно так же слово, с одной стороны, выступает как некоторая абстрактная единица – «слово вообще» и (в этом качестве его иногда называют лексемой) как реальное слово, характеризующееся реальным звуковым обликом.
В онтологии языка единицы, составляющие уровни, существуют в виде классов конкретных единиц, которые в абстрактной форме выступают как абстрактные единицы.
Абстрактные единицы, например, фонема или морфема, отражают упорядоченность и организацию конкретных единиц, каждая из которых может быть рассмотрена как «представитель» абстрактной единицы. В известном смысле, можно, по-видимому, говорить о том, что единицы одного уровня представлены в виде абстрактных и конкретных единиц. И хотя абстрактные единицы не имеют самостоятельного (вне конкретных единиц) существования, они дают название данному уровню и рассматриваются как собственно уровневые единицы именно в силу того, что они отражают упорядоченность конкретных единиц, входящих в данное уровневое объединение).
Поскольку абстрактные единицы существуют в конкретных, постольку, например, наряду со словоупотреблением – «конкретное слово состоит из морфов» правомерно выражение «слово состоит из морфем».
IV. Взаимодействие уровней языка
Многоярусность языковой структуры обеспечивает существенную экономию языковых средств при выражении разнообразного мыслительного содержания. Всего из нескольких десятков фонем, с помощью их различных комбинаций, язык создает экспоненты для тысяч морфем (для многих сотен корней, для десятков префиксов, суффиксов и окончаний). Сочетаясь различным образом, морфемы составляют уже сотни тысяч слов со всеми их грамматическими формами. Поистине, как говорил, Ельмслев, «язык организован так, что с помощью горстки фигур и благодаря их все новым и новым расположениям может быть построен легион знаков» 7. Но экономия языковых средств особенно наглядно выступает при построении высказывания. Комбинируясь по-разному в зависимости от содержания нашей речи, слова образуют уже миллионы и миллиарды предложений. Так Многоярусность языковой структуры делает язык очень экономичным и гибким орудием, обеспечивающим удовлетворение выразительных потребностей общества.
Свойства всех единиц языка проявляются в их отношениях с другими единицами языка. Что же касается этих отношений единиц языка между собой, то в наиболее общем виде (отвлекаясь от конкретных видов отношений) их можно свести к трем видам: синтагматические, парадигматические и иерархические.
Синтагматические – это отношения единиц в линейной последовательности (иначе их называют комбинаторными), в которые вступают единицы одного уровня, соединяясь друг с другом в процессе речи или в составе единиц более высокого уровня. Имеется в виду, во-первых, самый факт сочетаемости («ворон» соединяется с формой «кричит», но не с формами «кричу» и «кричишь», с прилагательным «старый», но не с наречием «старо»; сочетаясь с «летит», «кричит» и многими другими глаголами, нормально не сочетается с «поет» или «кудахчет»; мягкие согласные в русском языке соединяются с последующим «и», но не с последующим «ы»). Во-вторых, имеются в виду смысловые отношения между единицами, совместно присутствующими в речевой цепи (например, в «старый ворон» слово «старый» служит определением к «ворон»), воздействие единиц друг на друга (звук «ч» в «кричу» выступает в огубленном варианте перед последующим «у») и т. д.
Парадигматические – это по терминологии Ф. де Соссюра, ассоциативные отношения (группировки единиц в классы на основании общности или сходства их некоторых существенных свойств). Это отношения взаимной противопоставленности в системе языка между единицами одного уровня, так ли иначе связанными по смыслу. На этих отношениях основываются парадигматические ряды (парадигмы) типа ворон – ворона – ворону и т. д. (грамматическая падежная парадигма, в которой противопоставлены друг другу морфемы – окончания разных падежей); кричу – кричишь – кричит (грамматическая личная парадигма, друг другу противопоставляются личные окончания); ворон – сокол – ястреб – коршун и т. д. (лексическая парадигма, друг другу противопоставлены слова, обозначающие хищных птиц). В нашей речевой деятельности мы в зависимости от смысла, который хотим выразить, все время выбираем тот или иной член из парадигматического ряда 8.
Иерархические отношения – это отношения по степени сложности, или отношения «вхождения» (компонентности) менее сложных единиц в более сложные. Иерархические отношения могут быть определены языковыми формулами «входит в...» или «состоит из...». (Здесь следует сделать одно существенное уточнение: иерархические отношения – это не всегда отношения по степени сложности. Отношения по сложности, в свою очередь, не всегда являются иерархическими, или отношениями «вхождения». Так, слова разного морфемного состава обладают разной степенью сложности, например, «стол» и «столику». Однако, между этими словами нет отношения «вхождения». В состав слова «столику» входит не слово «стол», а морфема «стол-». По своим общим грамматическим свойствам слова «стол» и «столик» в системе русского языка являются однородными: оба слова принадлежат к классу существительных. В этом смысле они могут быть охарактеризованы как единицы, не находящиеся в иерархических отношениях. При разной степени сложности двух единиц отношения между ними характеризуются как иерархические только при условии возможности определения этих отношений в терминах «состоит из…» или «входит в…». В том же случае, когда две единицы, «стол» и «столик», обладающие разной степенью сложности своего состава, не обнаруживают иерархических отношений, они могут быть определены как единицы относительно однородные и в определенном смысле как единицы одной степени сложности).
Синтагматические отношения могут характеризоваться отношением реального (актуального) взаимодействия. В абстрактной форме они могут быть представлены как отношения некоторых классов.
Парадигматические отношения никогда не характеризуются отношением реального взаимодействия, так как они представляют собой отношения относительно однородных единиц, образуемых, говоря словами Ф. де Соссюра, по  умственной ассоциации 9.
Иерархические отношения это отношения вхождения более простой единицы в более сложную. Это отношения целого и части, т. е. отношения, характеризующие строение различных единиц (как собственно языковых, так и речевых, образуемых в процессе использования языковых средств). Следует также оговорить, что под иерархическими отношениями понимаются отношения качественно различных единиц разной степени сложности, из которых одна является компонентом другой. Нужно иметь в виду, что формулы «состоит из…» и «входит в…» могут характеризовать и другой тип отношений, а именно отношения элемента и множества: множество состоит из элементов, элементы «входят» в множество. Однако множество есть лишь совокупность относительно однородных единиц, но не качественно новая единица.
Способность вступать в указанные три вида отношений относится к числу наиболее общих свойств всех единиц языка. Все эти три вида отношений определенным образом между собой связаны.
Наблюдения показывают, что в синтагматические отношения могу вступать отнюдь не любые единицы языка, но лишь единицы относительно одинаковой степени сложности (относительно однородные единицы).
Так например, в линейной последовательности фонемы не сочетаются ни с морфемами, ни со словами, но только с другими фонемами; морфемы не сочетаются ни с фонемами, ни со словами, но только с другими морфемами, слова сочетаются только с другими словами, но не с предложениями и не со словосочетаниями. При «сочетании» слова с каким-либо словосочетанием, например, купил интересную книгу, слово «купил» соединяется со словосочетанием «интересную книгу» через посредство стержневого слова этого словосочетания – «книгу». «Сочетание» слова со словосочетанием по форме всегда выступает как связь двух слов, одно из которых (входящее в словосочетание) распространено другим словом. Это касается как свободных словосочетаний, так и различных идиоматических словосочетаний. Например, идиома «сломя голову» присоединяется к глаголу «бежать» через посредство слова «сломя». Ср.: «бежать, сломя голову» и «бежать, припадая на ногу». В рамках данной работы нет возможности разбирать случаи, когда в качестве какого-либо члена предложения выступает в свою очередь предложение, т. е. как будто имеет место сочетание предложения со словом, образующим другой член предложения, а также случаи, когда при близости свойств простого слова и морфемы (например, в изолирующих языках), наблюдается как бы сочетание слова с морфемой. Эти явления не отменяют общего правила, согласно которому в синтагматические отношения вступают относительно однородные единицы 10. Что же касается некоторых видов служебных слов (союзов), то они не столько «соединяются» с предложениями, сколько «соединяют» предложения, являются своего рода посредниками между предложениями.
Способность соответствующих единиц вступать в синтагматические отношения сопровождается способностью тех же единиц вступать в парадигматические отношения.
Так, фонемы группируются в различные классы или парадигмы, например, классы гласных и согласных. Эти классы в свою очередь объединяются в общий класс «фонем». Такой класс является предельно широким объединением данных единиц (фонем) в языке. Его уже нельзя объединить в более широкий класс ни с какими другими единицами языка. Морфемы (понимаемые как значимые части слов, т. е. в бодуэновском смысле) могут образовывать различные группировки, или классы знаменательных морфем, словообразовательных морфем, словоизменительных морфем и т. д.
Все морфемы языка составляют общий класс «морфем», являющийся предельно широким объединением морфем. То же самое можно сказать и о словах, которые образуют различные группировки (классы), например, существительных, глаголов и т. п., классы слов знаменательных и слов служебных и т. д. Все слова в своей совокупности образуют предельно широкое объединение данных единиц (слов) в языке.
Предельно широкие объединения единиц можно назвать «сверхклассами» или «сверхпарадигмами».
Объединение единиц в сверхклассы или сверхпарадигмы подчиняется определенным правилам, поскольку всякая языковая парадигма не есть простой набор или случайный класс единиц, а есть класс, образующийся на основании определенных свойств и признаков единиц. (Поэтому можно сказать, что всякая языковая парадигма есть класс единиц, но не всякий класс единиц есть языковая парадигма).
Процедуру объединения единиц в сверхпарадигмы с известной долей упрощения можно показать на примере таких единиц, как слова. Каждое слово, если оно обладает системой разных грамматических форм (дом, дома, дому, домом, домами), само по себе есть некоторая малая парадигма. В качестве «малой парадигмы» слово дом (взятое как система, т. е. парадигма форм) объединяется с другими «малыми парадигмами», обладающими сходными или аналогичными свойствами, например, словами столб, камень, книга и т. д. в класс (парадигму) существительных.
Парадигмы, представляющие собой знаменательные части речи, образуют большую парадигму знаменательных слов. Точно так же все разряды слов служебных образуют свою большую парадигму служебных слов. Слова знаменательные и слова служебные объединяются в сверхпарадигму слов. Общим свойством как знаменательных, так и служебных слов, отличающим их от морфем всех типов, является свойство синтаксической самостоятельности и отдельности.
В каждом сверхклассе или сверхпарадигме обнаруживаются только относительно однородные единицы, т. е. единицы, могущие вступать между собой в синтагматические отношения. Так, в одном сверхклассе не могут быть одновременно представлены фонемы и морфемы, фонемы и слова и т. д.
В сверхклассы объединяются только единицы, обладающие способностью к линейной (синтагматической) сочетаемости. Имеется в виду принципиальная возможность сочетаемости. В действительности же в разных языках есть определенные ограничения в сочетаемости и фонем, и морфем, и слов. (Например, в русском языке наречия, как правило, не сочетаются с существительными и т. п.). Речь идет лишь о том, что фонемы сочетаются именно с фонемами, морфемы с морфемами, а слова со словами.
Представители (члены) сверхклассов не вступают с представителями (членами) других сверхклассов ни в парадигматические, ни в синтагматические отношения. Между членами разных сверхклассов могут быть только иерархические отношения или «отношения вхождения», которые и определяются в терминах «состоит из...» или «входит в...». Так, фонема входит в состав звуковых оболочек морфем (и уже в составе звуковых оболочек морфем в слова), морфемы входят в слова, слова входят в предложения.
Сверхпарадигмы, представляющие собой совокупности относительно однородных единиц, являются такими объективными группировками единиц, выделение которых осуществляется по единым, общим для всех единиц языка признакам. Такие сверхпарадигмы и представляют собой уровневые объединения единиц или уровни системы языка.
Уровень включает в себя совокупность всех относительно однородных единиц (единиц одной степени сложности), которые могут вступать между собой в синтагматические и парадигматические отношения, но не могут находиться в иерархических отношениях (фонемы не могут состоять из фонем, морфемы не могут состоять из морфем, слова не могут состоять из слов). Вследствие того, что языковые сущности дискретны, они допускают два типа отношений: отношения между элементами разных уровней и отношения между элементами одного уровня. Эти отношения необходимо строго различать. Между элементами одного уровня имеют место дистрибутивные отношения, а между элементами разных уровней – интегративные. Дистрибутивные отношения включают в себя синтагматические и парадигматические, а интегративные характеризуются способностью единицы быть составной частью единицы высшего уровня, интегрантом которой она становится.
Уровень языка как сверхпарадигма отражает парадигматическое строение всех единиц языка. Такие «простые» единицы, как фонема и морфема, сами по себе уже представляют собой некоторые парадигмы («малые парадигмы»): фонема есть класс функционально тождественных (и обычно фонетически сходных) звуков, морфема есть класс своих конкретных разновидностей (морф или алломорф). Объединяясь с другими «малыми парадигмами», фонемы, например, образуют классы фонем, морфемы классы морфем и т. д.
Сверхпарадигма (уровень) является результатом «исчерпывания» способности единиц определенного типа к парадигматическому объединению с подобными ей единицами. Парадигматические свойства единиц в пределах уровня оказываются полностью реализованными. По отношению к единицам других уровней единицы данного уровня уже не могут реализовать своих парадигматических свойств, поскольку единицы других уровней характеризуются иным качественным своеобразием, что исключает объединение их в общий класс по «умственной ассоциации» (т. е. на основании существенных общих свойств). В пределах уровневого объединения «исчерпываются» (т. е. полностью реализуются) и все синтагматические свойства единиц, т. е. их способность к актуальному сочетанию (комбинированию), в линейной последовательности.
Сверхпарадигмы, или уровни, представляют собой в каждом языке упорядоченные множества единиц и, в силу этого, являются некоторыми системами (подсистемами общей системы языка). Каждый уровень и его единицы характеризуются качественным своеобразием, что и позволяет говорить об уровне организации в самой системе языка. Границы между уровнями означают «переломы качества». Так, синтаксически самостоятельная единица слово (т. е. единица, относящаяся к словесному уровню), приобретает качество синтаксически несамостоятельной части слова  морфемы 11.

Список литературы

1.Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.
2.Бенвенист Э. Общая лингвистика / Под ред. Ю. С. Степанова. М., 1974.
3.Евдошенко А. П. Проблема структуры языка. Кишинев, 1867.
4.Касевич В. Б. Элементы общей лингвистики. М., 1979.
5.Кацнельсон С. Д. О понятии «уровня» в современном языкознании // Тезисы докладов на дискуссии о проблеме системности в языке. М., 1962.
6.Кацнельсон С. Д. О теории лингвистических уровней // Вопросы об-щего языкознания. М., 1964.
7.Макаев Э. А. Понятие давления системы и иерархия языковых единиц // Вопросы языкознания. 1962. № 5.
8.Маслов Ю. С. Введение в языкознание. М., 1998.
9.Реформатский А. А. Лингвистика и поэтика. М., 1974.
10. Серебренников Б. А. О сущности процессов изменения слов и слово-сочетаний и о природе и характере структуры слова в тюркских и финно-угорских языках // Морфологическая структура слова в языках различных типов. Т. I. Л., 1963.
11. Смирницкий А. И. Синтаксис английского языка. М., 1957.
12. Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. М., 1971.
13. Ф. де Соссюр. Курс общей лингвистики. М., 1933.
14. Фортунатов Ф. Ф. Сравнительное языковедение // Избранные труды. Т. I. М., 1956.
15. Lamb S. M. Outline of stratificational grammar. Washington, 1966.


Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020