Вход

Историография Кронштадтского мятежа 1921 г.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 354291
Дата создания 06 июля 2013
Страниц 33
Мы сможем обработать ваш заказ (!) 24 июля в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 310руб.
КУПИТЬ

Содержание

Оглавление

Введение
I.История кронштадтского мятежа.
II. Оценка кронштадтского мятежа в отечественной и зарубежной литературе.
2.1 Оценка В.И.Ленина
2.2 Оценка отечественных историков.
2.3 Оценка кронштадтского восстания за границей.
Заключение
Список литературы.

Введение

Историография Кронштадтского мятежа 1921 г.

Фрагмент работы для ознакомления

Положение, в котором оказалась Советская республика, было чрезвычайно сложным, приходилось искать новые, неизведанные пути. Предложения Троцкого и его сторонников, высказанные в дискуссии о «завинчивании гаек» и т. п., касались не только профсоюзных проблем. В. И. Ленин выступил против «завинчивания гаек», он сделал важнейший вывод о том, что для сохранения диктатуры пролетариата в конкретных условиях России начала 1921 г. необходимо пойти на уступки мелкой буржуазии, частнособственническому крестьянству. И с присущими ему энергией и смелостью политических решений он начал подготавливать один из самых крутых поворотов в истории молодого Советского государства.
4 февраля В. И. Ленин выступил с речью на Московской широкой конференции металлистов. На конференции, где присутствовало до 1000делегатов столицы и столичной губернии, явственно проявилось напряженное» положение, сложившееся в стране. В отчете, опубликованном в «Правде», говорилось, что в первый день работы конференции (2 февраля) «раздражение» ее участников «доходило до потери самообладания, до резких выходок против ораторов, выявлявших коммунистические настроения», случались даже «юдофобские выходки».
В. И. Ленин выступал на третий день работы конференции металлистов, когда страсти уже несколько утихли. Здесь перед столичными рабочими он в небольшой речи высказал целый ряд принципиальных положений.
«Мы не обещаем молочных рек», — говорил В. И. Ленин, как бы отвечая на претензии тех, кто ожидал немедленного процветания после окончания гражданской войны. При этом он подчеркивал главное завоевание пролетариата в ходе социалистической революции: «Мы не обещали легкую власть: но она вывела нас из-под власти помещиков и капиталистов. Рабочие эти три года голодали и холодали и получили остановленные фабрики. Но они получили власть»7.
В этой же речи Ленин пока еще в общей форме впервые сформулировал суть грядущего политического поворота:
«Крестьяне попали в эту зиму в безвыходное положение, и их недовольство понятно. Давайте пересмотрим отношения рабочих к крестьянам. Мы говорили, что рабочие принесли неслыханные жертвы, теперь пришел год, когда в самом тяжелом положении очутились крестьяне, и мы знаем это положение. Мы не против пересмотра этих отношений».
Итак, мысль о необходимости «пересмотра» отношения пролетарского государства к крестьянству была высказана В. И. Лениным 4 февраля 1921 г. В дальнейшем эта идея, конкретизируясь, стала постепенно принимать формы детально разработанного плана. 8 февраля состоялось заседание Политбюро, на котором В. И. Ленин написал документ, известный как «Предварительный, черновой набросок тезисов насчет крестьян». В этом небольшом тексте содержались все основные элементы будущей новой экономической политики: замена разверстки налогом и уменьшение размера этого налога, а также (при определенных условиях) свобода продажи земледельцем сельскохозяйственных продуктов. Этот документ лег в основу проекта резолюции о замене разверстки натуральным налогом, принятой X съездом партии.
Здесь важно подчеркнуть, что уже к исходу февраля В. И. Ленин и партия определили характер основных направлений новой экономической политики, призванной резко улучшить материальное положение всех социальных слоев трудящегося населения и подготовить прочный фундамент построения социализма. Кронштадтский мятеж, вспыхнувший в начале марта 1921 г., был идеологически подготовлен осколками меньшевиков, эсеров, анархистов и других, мелкобуржуазных партий, которые дали последний открытый бой молодому Советскому государству. Мятеж этот пользовался полнейшим сочувствием русской контрреволюции и международного империализма, начавших немедленно осуществлять практические шаги по оказанию помощи мятежникам.
Оценивая обстановку того времени, В. И. Ленин писал: «Весна 1921 года принесла — главным образом в силу неурожая и падежа скота — крайнее обострение в положении крестьянства, и без того чрезвычайно тяжелом вследствие войны и блокады. Результатом обострения явились политические колебания, составляющие, вообще говоря, самое «натуру» мелкого производителя. Самым ярким выражением этих колебаний был кронштадтскии мятеж»8.
Кронштадтский мятеж во времени совпал с X съездом партии. Уже в ленинских выступлениях на съезде была дана принципиальная оценка мятежа, раскрыта внутренняя и международная подоплека кронштадтских событий. В дальнейшем Ленин возвращался к этой проблеме в брошюре «О продовольственном налоге (Значение новой политики и ее условия)», в речах на III конгрессе Коминтерна, в статье «Новые времена, старые ошибки в новом виде» и в ряде других работ.
Столь пристальное внимание В. И. Ленина к событиям в Кронштадте не случайно и объясняется чрезвычайной их серьезностью. Внешняя и внутренняя контрреволюция не могли не воспользоваться крайне напряженным экономическим и политическим положением Советской республики, чтобы еще раз попытаться повернуть колесо истории в обратную сторону. Все это в резкой форме проявилось в период кронштадтского мятежа 1921 г. По словам В. И. Ленина, «кронштадтские события явились как бы молнией, которая осветила действительность ярче, чем что бы то ни было».
Таким образом, кронштадтский мятеж сделался последним препятствием для того, чтобы партия и Советская власть смогли начать комплекс мероприятий по осуществлению нэпа. Препятствие это было серьезным, а ликвидация его — делом нелегким и кровопролитным. Разгром кронштадтского мятежа как бы переворачивал последнюю страницу гражданской войны в СССР и открывал новую главу — начало мирного социалистического строительства. В этом представляется основное значение данной темы.
2.2 Оценка отечественных историков
Изучение причин возникновения кронштадтского мятежа, а также военных действий по его ликвидации началось непосредственно после того, как затихли выстрелы у острова Котлин. Первой работой, которой открывается библиография данной темы, является специальный выпуск журнала Красной Армии «Военное знание», который появился менее чем через полгода после взятия мятежной крепости. В небольших по объему, но очень содержательных статьях М. Н. Тухачевского, П. Е. Дыбенко и других участников штурма приводился обширный фактический материал, как документальный, так и мемуарного характера. Особую значимость представляют здесь суждения и оценки хода боевых действий под Кронштадтом, ибо они принадлежат непосредственным руководителям частей Красной Армии и сделаны сразу по горячим следам событий.9 Названный сборник не утратил своей ценности вплоть до настоящего времени. Надо особо подчеркнуть, что военные специалисты Красной Армии сразу же оценили, сколь важно изучение опыта уникальной наступательной операции под Кронштадтом. В 1922–1923 гг. появляется ряд специальных работ, где операция это обстоятельно анализировалась с военной точки зрения. Большая статья С. Урицкого носила обзорный характер, в ней рассматривались общие аспекты проблемы. В небольшой брошюре командиров 11-й Петроградской стрелковой дивизии, напротив, проводился сугубо локальный анализ определенного участка сражения, причем анализ очень обстоятельный и скрупулезный. Столь же локальны по теме интересные воспоминания В. Путны — командира 27-й Омской стрелковой дивизии. Автор подробно описывает подготовку к штурму, ход атаки и т. д. Обе последние работы представляют собой чрезвычайный интерес для изучения конкретного хода сражения под Кронштадтом.
Первой книгой, где кронштадтский мятеж рассматривается с гражданской, если можно так сказать, точки зрения, явилась небольшая работа М. Рафаила — политработника, направленного в Петроград в дни штурма мятежной крепости. Книга эта носит в значительной мере мемуарный характер. Она содержит ряд частных сведений и свидетельств, представляющих определенный исторический интерес, однако в целом работа М. Рафаила не представляет собой сколько-нибудь существенного явления в историографии вопроса. Позднее появилось еще несколько работ, так или иначе касавшихся проблем ликвидации кронштадтского мятежа, однако они также носили частный характер. 10
Десятилетие гражданской войны вызвало появление целого ряда статей о кронштадтском мятеже в журналах, газетах и других периодических изданиях. Материалы эти очень неравноценны по своему содержанию, в ряде их имеются ценные сведения и интересные суждения о ходе мятежа и его подавлении. Статьи такого характера в немалом количестве продолжали публиковаться в периодической печати в 30-х годах. Их столь много в общей сложности, что не представляется никакой возможности перечислить все.
Из работ общего характера, появившихся в конце 20-х годов, следует назвать статью С. Урицкого в первом томе «Гражданской войны 1918–1921 гг.»11, а также небольшую книгу А. Слебкова. Последнее сочинение претендует на своего рода обобщающую работу, однако по существу не может быть признано таковым: она написана на основе малого количества исторических источников, не содержит глубокого анализа событий, оригинальных идей и наблюдений.
Наиболее ценные материалы по истории ликвидации кронштадтского мятежа были изданы в начале 30-х годов — к десятилетию разгрома мятежной крепости. Отметим в этой связи прежде всего мемуарные работы В. Кузнецова и М. Кузьмина12. Тогда же под редакцией Н. Корнатовского был издан в Ленинграде сборник статей, воспоминаний и документов по истории ликвидации кронштадтского мятежа. Этот сборник представляет собой исключительный интерес для всякого исследователя, изучающего данную тему. В книге опубликован ряд работ как исследовательского, так и мемуарного характера, много интересных документов, хотя археографическое оформление публикаций оставляет желать лучшего, и т. д. Менее интересен раздел сборника, который содержит многочисленные перепечатки газетных статей: содержание этих материалов подчас не представляет большого интереса, а вид источника легко доступен исследователю. Весьма, ценным дополнением указанной работы является обширная библиография по данной теме.
В то же время появляется несколько работ ленинградского историка А. С. Пухова. Именно этому автору довелось сделать особенно много в изучении данной проблемы. В 1930–1931 гг. им были опубликованы две обширные статьи: о положении в Петрограде и Кронштадте накануне мятежа и о ходе самого мятежа и его ликвидации. В 1931 г. под научной редакцией И. И. Минца и С. А. Пионтковского вышла в свет книга А. С. Пухова, специально посвященная анализу кронштадтского мятежа13. До сих пор в советской историографии нет более полного и широкого исследования по данной теме. Автор рассмотрел причины мятежа, его ход и развитие, ликвидацию, деятельность Коммунистической партии по мобилизации масс. В книге использовано много документальных источников, в особенности воспоминаний участников событий, причем многие из воспоминаний не дошли до наших дней. Это последнее придает работе А. С. Пухова особую ценность.
Вместе с тем не случаен в книге подзаголовок «Гражданская война в очерках». И в самом деле работа А. Пухова более походит на очерк, нежели на историческое исследование: сносок на архивные материалы по большей части нет, или они даны глухо и неполно, критический анализ источников недостаточен, многие важные факты и положения представлены голословно, без попытки как-то опереться на источники. Что же касается разносторонности в освещении темы, то и тут следует отметить, что в книге неполно отражены события на Балтийском флоте, непосредственно предшествовавшие мятежу, мероприятия Красной Армии по разгрому мятежной крепости, самый ход штурма, наконец, имеется, к сожалению, немало фактических неточностей и описок. Однако все сказанное выше ни в коей мере не снижает большого значения работы А. С. Пухова в историографии данной темы.
В конце 30-х — начале 40-х годов о кронштадтском мятеже появилось еще несколько небольших книг и статей в научных периодических изданиях. Однако все они были написаны по уже известным материалам и не внесли ничего существенно нового в освещение изучаемой проблемы. 14
В послевоенное время, вплоть до начала 60-х годов, изучение кронштадтского мятежа практически почти не получило продолжения. Единственным исключением была книга И. Ротина, появившаяся в конце 50-х годов. Героический штурм мятежной крепости — одна из интереснейших страниц в летописи Красной Армии — в связи с принятой периодизацией истории СССР выходит за пределы хронологических рамок гражданской войны, и даже в самом полном в нашей историографии издании на эту тему — пятитомной «Истории гражданской войны в СССР» — нет упоминания о боях под Кронштадтом. Более того, авторы и редакторы этого труда даже в хронике гражданской войны («Даты важнейших событий») не упомянули о героических сражениях Красной Армии на льду Финского залива в марте 1921 г., хотя хроника включает события до 1922 г. 15
В многочисленных документальных сборниках по истории гражданской войны, вышедших в 50–60-х годах, победа советских войск на острове Котлин весной 1921 г. также не получила отражения. Публикаций документов на эту тему не было уже более 40 лет. Это, безусловно, является пробелом в историографии гражданской войны в СССР.
С начала 60-х годов изучение проблем, связанных с кронштадтским мятежом, продолжалось. В 1961 г. появилась обстоятельная статья Маршала Советского Союза К. Е. Ворошилова — одного из руководителей героического штурма Кронштадта. В 1968 г. вышел из печати труд коллектива авторов по истории Ленинградского военного округа. Специальная глава этой работы была посвящена ликвидации кронштадтского мятежа. Названный труд представляет собой безусловный шаг вперед в изучении данной проблемы: здесь привлечены новые материалы, в том числе и почерпнутые из архивов, дан разносторонний военно-исторический анализ боевых действий под Кронштадтом.
Принципиальные вопросы истории возникновения и ликвидации кронштадтского мятежа рассматриваются также в обобщающих работах по истории СССР и истории Коммунистической партии Советского Союза. 16
Наконец, среди последних работ на ту же тему следует назвать обстоятельную статью И. Трифонова и О. Сувенирова и ряд работ автора данной книги.
2.3 Оценка кронштадтского восстания за границей
Эмигрантская литература о кронштадтском мятеже очень скудна. Непосредственно на данную тему появилось только две работы. Это прежде всего изданный эсерами, группировавшимися вокруг пражской газеты «Воля России», сборник материалов, перепечатанных из газеты мятежного «ревкома». Ему предпослана обширная редакционная статья, бессодержательная, не составлявшая никакой исторической ценности и представлявшая собой повторение рудиментарной эсеровской фразеологии. Издал свой «труд» и пресловутый «вождь» мятежных кронштадтцев С. Петриченко. Его «сочинение» состоит из набора привычных антисоветских эсеровских штампов. Вне сомнения, не очень грамотный писарь с линкора «Петропавловск» не являлся автором, — его, безусловно, пытались использовать в собственных, корыстных целях В. Зензинов, О. Минор и К°.
Не случайно также, что обе названные книги имеют общую дату выхода в свет — 1921 г. Не случайно, ибо очень скоро после того, как пала восставшая против Советской власти крепость, русская эмиграция потеряла всякий интерес к мятежным «клеш-никам» и начисто забыла недолгий шум их анархистского бунта на кронштадтских фортах. Характерно, что в мемуаристике лидеров эмиграции, к какому бы политическому лагерю ни принадлежали авторы, мятеж на острове Котлин почти не упоминается: в равной степени это можно сказать о книгах П. Милюкова и А. Деникина, В. Чернова и П. Врангеля и т. д.17
Бесславный конец кронштадтского «ревкома» надолго скомпрометировал его идеологию в мнении буржуазных политиков. В 20–30-х годах в западноевропейской и американской литературе этот исторический эпизод практически никак не освещался. Буржуазная историография в течение нескольких десятилетий также не баловала своим вниманием кронштадтских мятежников. Положение коренным образом изменилось после всемирно-исторических побед Советского Союза в ходе второй мировой войны. 18
В новых условиях буржуазная пропаганда резко усилила борьбу с коммунистической идеологией на всех фронтах, в том числе и в области изучения истории СССР. Разного рода сомнительные «специалисты» по Советскому Союзу, толкуя вкривь и вкось историю нашего государства, пытались создать «рекомендации» для современной идеологической борьбы. Характерно, что призывы к прямой интервенции, новому «крестовому походу», столь характерные для довоенного времени, теперь звучали йеуверенно и глухо — слишком велика оказалась мощь социалистической державы. Очень соблазнительными показались попытки выискивать несуществующие противоречия в истории Советского государства. Тогда-то и вспомнили о «наследстве» Петриченко и К°. В конце 40-х — начале 60-х годов в Западной Европе и США появилось несколько специальных работ на тему о кронштадтском мятеже.
Однако подлинный политический бенефис мятежники получили только в последние годы. Международный империализм вынужден был перейти к еще более осторожной, изощренной тактике политической борьбы против лагеря социализма. Замелькали «добродушные» лозунги «конвергенции», «наведения мостов» и т. п. Кульминацией подобной тактики и одновременно ее бесславным концом стала попытка «тихой контрреволюции» в Чехословакии. В резолюции XXIV съезда КПСС по отчетному докладу Центрального Комитета КПСС говорится: «Опыт чехословацких событий вновь напомнил о необходимости повышать бдительность в отношении происков империализма и его агентуры в странах социалистического содружества, о значении последовательной борьбы против правого оппортунизма, который под видом «улучшения» социализма стремится выхолостить революционную суть марксизма-ленинизма и расчищает путь для проникновения буржуазной идеологии».
Подброшенная «советологами» пресловутая «модель», получившая выспреннее наименование «социализма с человеческим лицом», своими идейными корнями прямо восходит к известному кронштадтскому лозунгу «Советы без коммунистов». Деятели «пражской весны», подобно Петриченко, тоже выступали на первых порах под прикрытием привычной для масс социалистической фразеологии. Родство это сразу же почувствовали ученые идеологи международного капитала. Разного рода «советологи» стремились получить солидный политический стимул для работ в атом направлении. В самое последнее время в связи с этими событиями на Западе вышел еще ряд сочинений на тему о мятежном Кронштадте.
В советской историографии уже давалась принципиальная оценка буржуазных фальсификаторов, избравших своим поприщем события на мятежном острове. Необходимо отметить, что в собственно историографическом смысле названные сочинения буржуазных авторов не представляют интереса, так как являются тенденциозными пропагандистскими сочинениями. Материалом для них служат преимущественно разного рода эмигрантские издания, а также общие работы некоторых воинствующих противников Советского Союза, писавших «историю» нашего государства еще в 30-х годах.
Характерно, что многочисленные исследования советских специалистов почти не используются буржуазными авторами при создании ими работ о кронштадтском мятеже (некоторым исключением является, пожалуй, только монография А. С. Пухова). Совсем не привлекаются материалы советской периодической печати 1921 г. Это вполне понятно — фактический материал, приводимый в нашей историографии, разрушил бы все концепции «советологов» и «кремленологов». Любопытно также, что буржуазные историки слабо используют даже такой сравнительно легко доступный им материал, как белоэмигрантская пресса. Эта скудость источников объясняется просто: перед нами не исторические, а прежде всего пропагандистские сочинения, проникнутые вполне определенной идеологической задачей. 19

Список литературы

"Список литературы.
1.Арбузов Г.Ф. Современная советская историография о разработке В.И.Лениным политики РКП(б) в отношении мелкобуржуазных партий в годы гражданской войны // Вестник Харьк.ун-та. № 240. – Харьков, 1983.
2.Астрахан Х.М. История буржуазных и мелкобуржуазных партий России в 1917 г. в новейшей советской литературе // Вопросы истории. – 1975. - № 2
3.Беляков О.Б. Разоблачение буржуазных фальсификаций истории образования однопартийной политической системы в Советской России в англо-американской и французской литературе: Автореф.дис. … канд.ист.наук. – М., 1985.
4.Верт Н. История Советского государства. 1900-1991: Пер. с фр. – М.: ИНФРА-М, Издательство «Весь Мир», 2001 – 544 с.
5.Верховец С.Л. К вопросу о преодолении влияния непролетарских партий в массовых организациях трудящихся в 1918-1920 гг.: (К историографии проблемы) // Большевистский опыт борьбы с непролетарскими партиями: Межвуз.сб.науч.тр. – Л., 1986. – С.88-94.
6.Генкина. Э. В. Государственная деятельность В. И. Ленина. 1921-1923. М., 1969.
7.Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России, XX век. – М.: Яхонт, 2000. – 592 с.
8.Камнева Г.П. Отечественная историография истории возникновения партии социалистов-революционеров (вторая половина ХХ века): Дис. канд.ист.наук. – М., 1998. – 338 с.
9.Кузнецов В. Из воспоминаний политработника. М. - Л., 1930; М. Кузьмин. Кронштадтский мятеж. Популярный очерк. Л., 1931.
10.Ленин. В. И. Полное собрание сочинений, т. 42. – М.: 1983. – 560 с.
11.Литвин А.Л. Советская историография гражданской войны в Поволжье. – Казань: Изд-во Казан.ун-та, 1988. – 134 с.
12.Литвин А.Л. Советская историография краха “демократической” контрреволюции в России // Вопросы истории. – 1982. - № 1.
13.Пионтковский С.А. Обзор литературы по истории пролетарской революции в России // Печать и революция. – 1923. - № 2. – С.99-107.
14.Потёмкин В.П. История дипломатии. Том III– М.: ОГИЗ, 1945 – 768 с.
15.Семанов С.Н. Кронштадтский мятеж /С.Н.Семанов. - М.: ЭКСМО: Алгоритм, 2003. - 254 с.
16.Семанов С.Н. Ликвидация антисоветского Кронштадтского мятежа 1921 года. — М.: Наука, 1973
17.Пухов А. С. Кронштадтский мятеж в 1921 г. Гражданская война в очерках. Л., 1931.
18.Сивохина Т.А. Современная историография политического банкротства мелкобуржуазных партий в Советской России // История и историки. Историографический ежегодник. 1976. – М., 1979.
19.Сичинский Е.П. Отечественная историография социалистических партий на Урале в период Октябрьской революции и гражданской войны (1917 – 1919 гг.): Автореф.дис. … канд.ист.наук.- Екатеринбург, 1992.
20.Суслов А.Ю. Партия социалистов-революционеров в годы гражданской войны: основные проблемы современной историографии // История белой Сибири. – Кемерово, 2005.
21.Урицкий С. Красный Кронштадт во власти врагов революции. - В кн.: «Гражданская война 1918-1921». Изд. «Военный вестник», 1928.
22.Щетинов Ю.А. Кронштадтский мятеж 1921 г. советской исторической литературе // Проблемы истории СССР. – М., 1973.
Очень похожие работы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
bmt: 0.00529
© Рефератбанк, 2002 - 2024