Вход

Личностные и социально-экономические факторы отмены патриаршества в царствовании Петра 1

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 340149
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 27
Мы сможем обработать ваш заказ 30 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
970руб.
КУПИТЬ

Содержание


Введение
Глава 1. Причины неприятия Петром 1 русского начала
1.1. Влияние Лефорта и Гордона
1.2. Первые столкновения с православной церковью
1.3. Всешутейший собор
1.4. Характер церковной реформы Петра 1
Глава 2. Социально-экономические причины отменяя патриаршества
Заключение
Список литературы

Введение

Личностные и социально-экономические факторы отмены патриаршества в царствовании Петра 1

Фрагмент работы для ознакомления

На Церковном Соборе 1667 года было сформулировано следующее понимание духовной и царской власти: «Да будет признано заключение, что Царь имеет преимущество в делах гражданских, а Патриарх в делах Церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою стройность церковного учреждения». Этот взгляд находился в силе до 1700 года, до начала церковной реформы, проведенной Петром I, когда он осуществил идею европейского протестантизма.
Прежде чем провести эту реформу, сын Тишайшего царя прошел длительный путь отталкивания от православия. «На Кокуе началось, - как вспоминает князь Куракин: - «дебошство, пьянство так велико, что невозможно описать». В этой обстановке зародился и вырос «Всешутейший Собор», - пишет Иванов с «неусыпной обителью шутов и дураков. Друзья протестанты во главе сЛефортом настраивают Петра против православия. Петр охладевает к своей религии, «все симпатии переносит к протестантам». «Всешутейший Собор имел весьма сложную организацию и, конечно, был создан не русской головой».(14)
«Собор мог сложиться в форме грубой пародии сначала на «католицкую» иерархию, а потом, по мере увеличения затеи и на православное архиерейство, - только в обстановке, разноверного, в большинстве протестантского и вольномысленного общества немецкой слободы. «Всешутейший собор» был попыткой организовать ритуал пьяных оргий в виде мистерий Бахуса. Пьяницы составляли правильную коллегию служившую Бахусу под главенством «Патриарха» и состоявшую из разных священных чинов до «дьяконов... включительно». «Имея резиденцию в Пресбурге (почему патриарх и назывался Пресбургским), собор действовал там и в слободе, а иногда выскакивал и на московские улицы, к великому соблазну православного народа». (15)
«Одним словом,- пишет Ключевский, - это была неприличнейшая пародия церковной иерархии и церковного богослужения, казавшаяся набожным людям пагубой души, как бы вероотступлением, противление коему - путь к венцу мученическому».(16)
Это не было временным явлением, вызванным к жизни каким-нибудь обстоятельством, нет это было постоянным убеждением Петра и признанием его необходимости. Яростные нападки на Церковь и глумление над обрядами Православной Церкви, доходившие до открытого кощунства, Петр сохранил до самой смерти. В самые кровавые дни своей жизни, во время казней стрельцов, во время казней по делу о мнимом заговоре царевича Алексея, Петр всегда устраивал кощунственные игрища Всешутейшего Собора. На этом кощунственном сборище присутствовал и местоблюститель Патриаршего Престола Феофан Прокопович. Присутствовал он часто и на других сборищах Всешутейшего Собора. И в этой непристойной, кощунственной обстановке обсуждал с Петром проекты замены патриаршества Синодом.
Насаждая всюду европейское просвещение, Петр I боролся, путем этих театральных пародий, как со старинными обрядами языческого происхождения, так и с обрядами чисто церковными, получившими верховное благословение Патриарха (17).
В одной рукописи Публичной Библиотеки, - сообщает Вернадский в своей книге «Масонство в царствование Екатерины II», - рассказывается, что Петр принят в Шотландскую степень св. Андрея». По указанию того же Вернадского «среди рукописей масона Ленского есть обрывок серой бумаги, на котором записано такое известие: «Император Петр I и Лефорт были в Голландии приняты в Тамплиеры». В. В. Назаревский в своей книге «Из истории Москвы» сообщает, - «в находящейся в Москве Сухаревой Башне, по сохранившемуся преданию происходят тайные заседания какого-то «Нептуновского общества». Председательствовал на этих тайных заседаниях друг Петра Первого масон Лефорт. Петр был первым надзирателем Нептуновского общества, а архиепископ Феофан Прокопович оратором этого общества». Доказать сейчас документально, что Нептуново общество было масонским и сам Петр был масоном, конечно, трудно. Но то, что он стал в значительной степени жертвой деятельности масонов, которые внушили ему мысль о необходимости превращения России в Европу, это несомненно. С масонами Петр общался в немецкой слободе, встречался со многими масонами он и во время своих заграничных путешествий.
Вся программа, сначала масонской по своему духу, а затем западнической «прогрессивной», либеральной и революционной интеллигенции во всех своих чертах была сконструирована уже Петром и его идейными вдохновителями иностранцами, протестантами и масонами.
В результате Петровской революции высшие европеизированные круги русского общества стали каким-то особым народиком внутри русского общества (18).
Реформы Петра, как и церковные реформы, которые проводил Никон, были, конечно, нужны. Но проводить их надо было не так, как проводили их Петр Великий и Никон. В том же виде, как они были проведены, реформы приняли характер насильственных революций и несомненно принесли больше вреда, чем пользы.
1.4. Характер церковной реформы Петра 1
Все внешние формы религии были дороги каждому человеку, как видимое выражение православия; обряд тесно соединялся в уме с представлением о вере и нарушение его почиталось грехом. А Петр хотел репрессиями устранить, веками выработанный религиозный склад жизни и естественно нажил врагов. Представление же его о путях спасения уже исходило в действительности из иного неправославного учения, результатом чего было его отношение и к монашеству; иные были у него и канонические понятия о правительственной власти в Церкви, полученные из протестантского учения; отсюда его понятие о возможности отмены патриаршества светской властью».(19)
Когда вышел составленный Ф. Прокоповичем «Духовный регламент», протестанты расценили как свою победу над православием. В одной изданной в те времена брошюре автор с радостью писал: «Вместо Папы русские имели своего Патриарха, значение которого в их стране так же велико, как и значение Папы в Италии и в Римско-Католической церкви». «...Но в правление Петра эта религия изменилась во многом, ибо он понял, что без истинной религии никакие науки не могут приносить пользы. В Голландии и Германии он узнал, какая вера наилучшая истинная и спасающая, и крепко запечатлел в своем уме. Общение с протестантами еще более утвердило его в этом образе мыслей; мы не ошибемся, если скажем, что Его Величество представлял себе истинную религию в виде лютеранской» (20).
Еще в больший восторг автора приводит отмена патриаршества. «Царь отменил патриаршество и по примеру протестантских князей объявил себя самого верховным епископом всей страны». «Морозов сообщает, - что сначала в Синод хотели ввести и протестантских пасторов и сделать его высшим административным учреждением и для других христианских Церквей (первое время ему и подлежали лютеранские Церкви). Это было окончательным уничтожением особности Церкви, высший орган которой получал бытие от государства и становился одним из государственных учреждений. В соответствии с этим исповедь и проповедь поставлены на службу государству. Преступления государственные духовник открывал полиции, а проповедь признана была стать одним из политических средств для государства» (21).
Подписав 25 января 1721 года «Духовный регламент» Петр подчиняет православную церковь государству. Одним ударом он уничтожил патриаршество, обезглавил русскую церковь, «обмирщил» русское государство, носившее до той поры религиозный облик.
В результате церковной реформы интересы религиозные были удалены на второй план, а на первое место выдвинуты интересы политические. После Петра православие перестало быть определяющей стихией государственного строительства в России; оно, продолжая существовать, определило жизнь масс народа, процветало в монастырях, скитах, давало святых подвижников, но оно уже не было той связывающей само государство стихией, которое отметало бы влияние любых философских систем, постепенно друг друга сменяющих. Выражаясь на государственном языке на смену теории симфонии пришла теория просвещенного абсолютизма с его культом государства ради государства.
Петр, борясь с патриаршеством, созданным Церковью, игнорируя церковные постановления и церковную собственность, вторгаясь властно в церковные отношения, обнаружил полное игнорирование Церкви, как особого учреждения, имеющего свои цели, средства и свои особые полномочия. И в этом игнорировании ее заключался самый тяжкий разрыв с московским порядком церковно-государственных отношений, основанных на идее симфонии властей.
У Петра Великого, по заключению Л. Тихомирова, - не было понимания церкви, «а с этим невозможно было понимание и собственной власти, как русского монарха. В своем отношении к церкви он подрывал самую существенную основу своей власти - ее нравственно-религиозный характер» (22).
До Петра русское государство почти всегда, если не считать поры Никона, опиралось на добровольное единение двух сил - государственной и церковной власти. Петр Великий уничтожает эту национальную традицию, которая насчитывала за собой 700 лет. Петр уничтожает важнейшую часть опоры русского государства - свободную, независимую церковь. Церковная «реформа» была сознательным всесторонним переходом с русской религиозной точки зрения, на западную, протестантскую точку зрения. В результате создания Синода церковь стала одним из государственных учреждений.
Синод не был учреждением, соответствующим канонам. Синод состоял не из одних Епископов, как подобало бы высшему церковному органу, а и из архимандритов и даже лиц белого духовенства, мало того, его члены носили названия, подобающие лицам гражданского ведомства: президент, вице-президент, асессоры и пр. Они приносили присягу Государю, как своему крайнему судье - все как в протестантских странах.
Теперь церковь должна была действовать как одно из государственных учреждений, наряду с другими государственными учреждениями по предписаниям верховной власти «под наблюдением и руководством из офицеров, человека доброго и смелого», как говорит Указ о назначении обер-прокурора 11 мая 1722 года.
Петр все старался переделать на свой лад. Заставлял строить церкви не с куполами, а с острыми шпилями по европейскому образцу. Заставлял звонить по-новому, писать иконы не на досках, а на холсте. Велел разрушать часовни. Приказал «Мощей не являть и чудес не выдумыват». Запрещал жечь свечи перед иконами, находящимися вне церкви. Нищих велел ловить, бить батожьем и отправлять на каторгу. С тех, кто подаст милостыню, приказал взыскивать штраф в пять рублей. Петр нарушил тайну исповеди и приказал священникам сообщать в Преображенский приказ (этот прообраз НКВД) о всех, кто признается на исповеди о недоброжелательном отношении к его замыслам.
В результате сужения Петром деятельности духовенства, после-петровская эпоха характерна сильным огрубением народных нравов.
Петр считал, что духовенство должно оказывать только то влияние на народ, которое ему разрешает государство. «Ибо в монашестве сказывался старый аскетический идеал светивший Московскому государству, который подлежал теперь искоренению, и он неоднократно к нему возвращался. О монашестве говорил и Указ 1701 года, и Особое Прибавление к Духовному Регламенту, и Указ о звании монашеском 1724 г. Все они были борьбой, и литературной, и законодательной со старым взглядом на монашество».(23)
Прибавление к «Духовному Регламенту» относит к предрассудкам старины, мнение будто монашество есть лучший путь ко спасению, и что хоть перед смертью надо принять пострижение. Государство таким образом навязывает церкви свою точку зрения на чисто церковное установление и властно проводит ее через посредство церковных учреждений. Большого отвержения Церкви, как самостоятельного учреждения с самостоятельными целями и средствами трудно, кажется, себе представить. Вся вообще монашеская жизнь была регулирована государственным законом.
Увидев, что протестантство обходится без черного духовенства, Петр решил покончить с монашеством. 26 января 1723 г. Он издал Указ в котором велит «отныне впредь никого не постригать, а на убылые места определять отставных солдат». В Прибавлении к «Духовному Регламенту» от мая 1722 года определено кого и как принимать в монахи, до мелочей регламентируется внутренняя жизнь в монастырях. Монастыри не должны быть больше центрами просвещения. Петр хотел превратить монастыри в места благотворительности и общественного призрения. Туда посылались подкидыши, сироты, преступники, сумасшедшие, увечные солдаты, и монастыри постепенно превращались в богадельни, лазареты и воспитательные дома. Несколько женских монастырей были превращены в детские приюты, в которых воспитывались подкидыши и сироты. (24)
Глава 2. Социально-экономические причины отменяя патриаршества
Как уже упоминалось выше, важную роль в утверждении абсолютизма играла церковная реформа Петра. Во второй половине XVII в. позиции Русской православной церкви были весьма прочными, она сохраняла административную, финансовую и судебную автономию по отношению к царской власти. Последние патриархи Иоаким (1675-1690 гг.) и Адриан (1690-1700) гг. проводили политику, направленную на укрепление этих позиций.
Церковная политика Петра, как и его политика в других сферах государственной жизни, была направлена прежде всего на как можно более эффективное использование церкви для нужд государства, а если конкретнее - на выжимание из церкви денег на государственные программы, прежде всего на строительство флота. После путешествия Петра в составе Великого посольства его занимает еще и проблема полного подчинения церкви своей власти.
Русский царь, явно видя опасность выгодного положения русской церкви, которая владела огромными землевладениями и обладала льготами, понимал необходимость реформирования управления церковью. Привилегии церкви, не вязавшиеся с самодержавием, состояли в праве землевладения и суда над духовными лицами по всяким делам. Поземельные владения церкви были огромны, население этих земель, в большинстве случаев освобождённых от уплаты податей, было бесполезно для государства. Монастырские и архиерейские торгово-промышленные предприятия тоже не платили ничего в казну, благодаря чему могли дешевле продавать свои товары, подрывая тем самым купечество. Не прекращавшийся прирост монастырского и вообще церковного землевладения грозил государству огромными убытками (25).
Ещё царь Алексей Михайлович, несмотря на свою преданность церкви, пришёл к заключению о необходимости поставить предел антигосударственным привилегиям духовенства. При нём был прекращён дальнейший переход земли в собственность духовенства, и признанные тяглыми землями, очутившиеся в руках духовенства, были возвращены обратно в тягло. Суд над духовенством по всем гражданским делам был передан в руки нового учреждения Монастырского приказа. Это вызвало огромное возмущение духовенства во главе с Никоном, особенно восставшим против учреждения Монастырского приказа. Протест был так силён, что царь должен был уступить и согласиться с отцами собора 1667 года, чтобы суд над духовными лицами по гражданским и даже уголовным делам был возвращён в руки духовенства. После собора 1675 года был упразднён Монастырский приказ (26).
Пётр I, став царём, видел явное недовольство церкви теми преобразованиями, которые были начаты для поднятия России: ведь они разрушали старый строй и обычаи. Как носитель государственной идеи, Пётр не допускал самостоятельности церкви в государстве, а как реформатор, отдавший жизнь делу обновления отечества, он не любил духовенство, в массе которого находил наибольшее число противников того, что ему было самому более всего ближе. Но человеком неверующим он не был, скорее он принадлежал к числу тех, кого называют равнодушными к делам веры. В известные моменты душевного напряжения Пётр искренне призывал имя Божие.
Ещё при жизни патриарха Адриана Пётр, совсем молодой человек, ведший довольно далёкую от церковных интересов жизнь, высказывал главе русского духовенства свои пожелания относительно приведения в порядок духовного чина. С каждым годом недовольство Петра церковью усиливалось, так что он даже привык большую часть своих неудач и затруднений во внутренних делах приписывать тайному, но упорному противодействию духовенства. Когда в представлении Петра всё противодействовавшее и враждебное его реформам и замыслам воплотилось в лице духовенства, он решил обезвредить это противодействие, и к этому были направлены все его реформы, относящиеся к устройству церкви. Все они имели в виду:
- устранение возможности вырасти русскому папе второму государю, самодержцу равносильному или большему, каким мог стать, а в лице патриархов Филарета и Никона до известной степени становился, московский патриарх;
- подчинение церкви державному монарху. На духовенство Пётр смотрел так, что оно не есть иное государство и должно, наравне с другими сословиями, подчиняться общим государственным законам (27).
Ещё при жизни патриарха Адриана Пётр самостоятельно, помимо главы духовенства, воспретил строить новые монастыри в Сибири.
А после смерти Адриана Пётр назначил блюстителем и управителем патриаршего престола митрополита Рязанского и Муромского Стефана Яворского, дав ему необычный титул: «Экзарх, Блюститель и Администратор патриаршего престола». Местоблюстителю патриаршего престола были поручены в заведывание только дела веры: о раскол, о противностяхъ церкви, о ересяхъ, все же прочие дела, находившиеся в ведении патриарха, были распределены по приказам, к которым относились. Ведавший по этим делам особый приказ Патриарший разряд был уничтожен. 24 января 1701 года был восстановлен Монастырский приказ, в ведение которого отошли патриарший двор, архиерейские дома и монастырские земли и хозяйства. Во главе приказа был поставлен боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин, да при нём дьяк Ефим Зотов.
Однако отношения императора и «Экзарха» складывались не совсем гладко. Не было взаимопонимания во многих вопросах (в том числе и в отношении царевича Алексея). В итоге осенью 1718 года, раздраженный административной беспомощностью и неспособностью Местоблюстителя понять задачи церковного руководства в изменяющихся условиях русской жизни, Петр написал: «Для лучшего впредь управления мнится быть Духовной Коллегии, дабы удобнее такие великие дела исправлять было возможно» (28).
Вскоре последовал ряд указов, решительно сокращавших самостоятельность духовенства в государстве и независимость духовного чина от светской власти. Особой чистке подвергались монастыри. Указом 30 декабря 1701 года определялось давать монашествующим денежное и хлебное жалование из доходов монастыря, а вотчинами и угодьями монахам впредь не владеть.
Ряд дальнейших мер облегчал жестокость гонений на ревнителей древнего благочестия и разрешал свободное исповедание своей веры иностранцам, как католикам, так и протестантам всех толков. В основу этих мер лёг принцип, высказанный Петром, по обыкновению отчётливо и ярко: Господь дал царям власть над народами, но над совестью людей властен один Христос. Согласно с этим Пётр предписал архиереям относиться к противникам церкви с кротостью и разумом.
Для поднятия в среде православной паствы общего уровня нравственности были изданы указы, чтобы в городах и уездах всякого чина мужского и женского пола люди у отцов своих духовных исповедовались ежегодно, причём за уклонение от исповеди взимался штраф. Мера эта, кроме целей нравственного характера, имела в виду, главным образом, установить принадлежность данных лиц к древнему благочестию, за что они и облагались двойным налогом. Особыми указами, изданными в 1718 году, предписывалось православным обывателям непременно посещать церкви и в храмах стоять с благоговением и в безмолвии, слушая святую службу, иначе грозил штраф, взимаемый тут же в церкви особым приставленным для того добрым человеком. Сам Пётр очень любил ознаменовывать все торжественные дни своей жизни торжественными церковными служениями. Чтение по городам известия о полтавской победе, например, сопровождалось молебном и пятидневным церковным звоном (29).
По росписи 1710 года архиереям было назначено жалование от одной до двух с половиной тысяч рублей в год. Ещё в 1705 году была произведена генеральная чистка духовенства, из состава которого были выключены и отмечены солдаты и оклад: дьячки, монастырские слуги, поповичи, пономари, их дети и свойственники.

Список литературы

"1. Голубинский Е. Е. О реформе в быте Русской Церкви. Сб. стат. – М., 1913. – X.- 132 с.
2. Там же.- 134 с.
3. Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т.2. – СПб.: Изд. Олега Обышко, 2004; Библиополис, 2004. – 17 с.
4. Мавродин В. В.. Петр Первый. Л., «Молодая гвардия» тип. №2. Упр. Изд-в и полиграфии Ленгорисполкома, 1948.- 131 с.
5. Там же.- С. 134-137.
6. Там же.- С. 78-85.
7. Платонов С. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., «Время».- 54 с.
8. Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. – М.: Мысль, 1993. – 56 с.
9. Платонов С. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., «Время».- 57 с.
10. Ключевский В.О. Лекции по русской истории, читанные на Высших женских курсах в Москве в 1872 – 1875 гг. / Под редакцией Р.А. Киреевой и А.Ф. Киселева. –М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 219 с.
11. Там же.- 220 с.
12. Там же.- 223 с.
13. Поселянин Е. Русская Церковь и русские подвижники XVIII в. – СПб., 1905. – 145 с.
14. Платонов С. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., «Время».- 63 с.
15. Там же.- 64 с.
16. Соловьев С.М. Избранные труды. Записки. – М., 1983.- 70 с.
17. Соловьев С.М. Учебная книга русской истории: Учеб. дорев. России по истории/ Сост. и авт. предисл. А.И. Самсонов. – М.: Просвещение: АО «Учеб. лит.», 1996. – 121 с.
18.Там же.- С. 130-133.
19. Толстой М. В., граф. Рассказы из истории Русской Церкви. – М.: Лествица, 1999. – III, 594 с.
20. Там же.- 595 с.
21. Там же.- 597 с.
22. Там же.- 599 с.
23. Платонов С. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., «Время».- 68 с.
24. Там же.- 69 с.
25. Шмеман А., прот. Исторический путь Православия. – М.: Православный паломникъ. - М, 2003. – 242 с.
26. Там же.- 243 с.
27. Там же.- С. 244-248.
28. Юрганов А.Л., Кацва Л.А. История России XVI – XVIII вв. – М.: МИРОС, ВЕНТАНА-ГРАФ, 1995. – 167 с.
29. Там же.- 168 с.
30. Там же.- 169 с.
31. Голубинский Е. Е. О реформе в быте Русской Церкви. Сб. стат. – М., 1913. – X.- 163 с.
32. Там же.- 164 с.
33. Там же.- 166 с.
34. Там же.- С. 166-167.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022