Вход

Правовое воздействие и правовое регулирования

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 339777
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 33
Покупка готовых работ временно недоступна.
970руб.

Содержание

Введение ……………………………………………………………………………..3
Глава 1. Правовое воздействие на различные сферы жизни общества
§ 1. Правовое воздействие на экономику…………….…………………………5
§ 2. Правовое воздействие на политику…………………...………………........9
§ 3. Правовое воздействие на культуру…………………...………………..….12
Глава 2. Механизм правового регулирования, его основные элементы и стадии
§ 1. Понятие правового регулирования....................................……………......14
§ 2. Предмет и методы правового регулирования.……………………………17
§ 3. Элементы и стадии правового регулирования………………………..….21
Глава 3. Правовое воздействие и регулирование в современной России
§ 1. Соотношение правового воздействия и правового регулирования…......25
§ 2. Эффективность правового воздействия и правового регулирования в современной России…………………………………..……………………………30
Заключение………………………………………………………………………….32
Список используемой литературы………………………………………………...33


Введение

Правовое воздействие и правовое регулирования

Фрагмент работы для ознакомления

С целью разрешения данного противоречия профессор А. Б. Венгеров предлагает различать юридико-технический и нормативно-технический социальные регуляторы9. Однако по­нятие «регулятор» здесь используется в смысле, неравнозначном понятию «норма», и исследование проблемы, таким обра­зом, переносится в несколько иную плоскость, в частности на уровень нормативных актов.
Профессор А. Б. Венгеров также усматривает существование в обществе ненормативных социальных регуляторов – ценност­ного, директивного, информационного и др. Однако речь в дан­ном случае идет не об индивидуальном регулировании. Назван­ные регуляторы имеют общий характер, но не являются четко выраженными социальными предписаниями и обладают специ­фическими механизмами воздействия на поведение людей10.
1.2. Понятие правового регулирования
Право как регулятор – это не только одна из важных проблем теории права, рассматриваемого в качестве институционного нормативного образования. Научной категорией, через которую реализуется такая научная перспектива, является понятие правовое регулирование.
Это понятие – не просто несколько иной словесный оборот выражению “право – регулятор”, а особая категория, основательная и “теоретически насыщенная”, возглавляющая специфический понятийный ряд (в него входят еще такие понятия, как механизм правового регулирования, правовые средства, правовой режим и др.).
Ведь существо позитивного права, представляющего собой наличную объективную реальность, заключается в том, образующие его нормы относятся к мир долженствования – к тому, что должно быть. Притом для права характерно не простое фиксирование “должного” – в нем заложено стремление, к тому, чтобы это должное утверждалось в качестве реального11.
А отсюда проистекает само существо категории правового регулирования и его своеобразия, которое заключается в том, что оно: во-первых, по своей природе является такой разновидностью социального регулирования, которая строится так, чтобы иметь целенаправленный, организованный, потенциально результативный характер; во-вторых, осуществляется при помощи целостной системы средств, реально выражающих саму материю позитивного права как
нормативного институционного образования – регулятора.
Правовое регулирование, в отличие от иных форм правового воздействия (например, духовного) всегда осуществляется посредством своего “инструментария”, особого, свойственного только праву механизма, призванного юридически гарантировать достижение целей, которые ставил законодатель, издавая или санкционируя юридические нормы, в рамках определенных типов, “моделей” юридического воздействия на общественные отношения.
Отличительная черта правового регулирования состоит в том, что оно имеет свой, специфический механизм. Наиболее общим образом механизм правового регулирования может быть определен как взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения.
Как и понятие правового регулирования, понятие его механизма в рамках правоведения представляет собой важную общетеоретическую категорию. Оно позволяет не только собрать вместе явления правовой действительности, связанных с решением жизненных ситуаций (нормы, правоотношения, юридические акты и др.), и обрисовать их как целостность (это достигается и при помощи понятия “правовая система”), но и представить их в работающем, системно-воздействующем виде12. А отсюда – высветить специфические функции, которые выполняют те или иные юридические явления в правовой системе; показать их связь между собой, их взаимодействие.
Главное же – это то, что здесь перед нами - одно из важнейших проявлений логики права. Именно потому, что позитивное право представляет собой область долженствования и одновременно возможностей, “заряженных” необходимость их реального претворения в жизнь, выстраивается последовательная цепь правовых средств, призванных шаг за шагом, с неумолимой неуклонностью осуществить такого рода необходимость13. Эта цепь, начальным звеном которой являются юридические нормы, вполне закономерно в силу самой логики права завершается актами реализации, когда возможности (субъективные права) и обязанности, выраженные в позитивном праве, становятся фактами реальной жизни, “решает” данную жизненную ситуацию.
Механизм правового регулирования охватывает комплекс фрагментов правовой действительности, относящихся к догме права, т.е. комплекс последовательно связанных правовых средств. В этом отношении он имеет инструментальный характер14.
1.3. Элементы и стадии правового регулирования
Под строго инструментальным углом зрения в механизме правового регулирования выделяются три основных звена:
1. юридические нормы – основа правового регулирования, когда на уровне позитивного права закрепляются в абстрактном виде типизированные возможности и необходимость определенного поведения субъектов;
2. правовые отношения, субъективные права и юридические обязанности, переводящие при наличии конкретных жизненных обстоятельств (юридических фактов) абстрактные возможности и необходимость на плоскость конкретных, адресных субъективных юридических прав и обязанностей, и, следовательно, – переключающих правовую энергию юридических норм на уровень конкретных субъектов – носителей прав и обязанностей;
3. акты реализации прав и обязанностей, в соответствии с которыми наступает запрограммированный в позитивном праве результат в жизни общества, решается ситуация (дело).
К процессу правового регулирования на заключительной его стадии (а в ряде случаев и при возникновении правоотношений) может присоединиться и четвертое звено – индивидуальные предписания – акты применения права15.
В целях содержательного переосмысления правовых явлений представляется необходимым в первую очередь остановиться на понятии, которое ранее неоднократно употреблялось, притом без достаточной расшифровки, – на понятии “правовые средства”.
Правовые средства не образуют каких-то особых, принципиально отличных от традиционных, зафиксированных догмой права, в общепринятом понятийном аппарате явлений правовой действительности. Это весь арсенал, весь спектр правовых феноменов различных уровней с той лишь особенностью, что они вычленяются и рассматриваются не с позиций одних лишь нужд юридической практики, а с позиций их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты правового регулирования и в этом отношении – решения экономических и иных социальных задач.
Правовые средства как субстанциональные явления многообразны.
В развитых правовых системах, при достаточно высокой степени институализации правовых явлений, то или иное правовое средство выступает в различном виде в зависимости от уровня, на котором рассматривается юридический инструментарий.
Таких уровней три:
– уровень первичных правовых средств - элементов механизма правового регулирования в целом и его важнейших подразделений; это, прежде всего, юридические нормы, а также субъективные юридические права и юридические обязанности;
– уровень сложившихся правовых форм, обычно нормативно выраженных в виде институтов, – отдельных образований, юридических режимов или комплексов взаимосвязанных правовых образований и режимов, представляющих собой юридически действенные формы решения жизненных проблем (например, договор вообще“ – договор как способ организации работ и оплаты их результатов);
– операциональный уровень - конкретные юридические средства, находящиеся непосредственно в оперативном распоряжении тех или иных субъектов, например договор конкретной разновидности – подряда, аренды, страхования. В данном случае этот договор является способом организации взаимоотношений между конкретными субъектами, организациями.
В качестве некоторого итога рассмотрения правовых средств их можно определить как объективированные субстанциональные правовые явления, обладающие фиксированными свойствами, которые позволяют реализовать потенциал права, его силу. Правовые средства могут совпадать, а могут и не совпадать с традиционно выделяемыми в юридической науке феноменами, соответствующих элементам догмы права. Но как бы то ни было, во всех случаях перед нами фрагменты правовой действительности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов правового регулирования.
Позитивные обязывания, запреты, дозволения, действительно, не подпадают ни под один из элементов догмы права. Но это происходит не потому, что они не принадлежат к правовой материи, а потому, что они относятся к более глубокому ее слою, который дает о себе знать главным образом в процессе действия права, в правовом регулировании16.
Между тем позитивные обязывания, запреты, дозволения, также как и юридические нормы, правоотношения – все то, что под несколько иным углом зрения может быть названо “правовыми средствами”, хотя и выполняют функции способов регулирования, но по своей сути носят субстанциональный характер, образуют “вещество”, “тело”, “материю” права как объективной реальности. С той лишь существенной разницей, что они относятся к глубинам правовой материи, образуют, если угодно, протоматерию, протовещество, – тот первичный, исходный материал, который так или иначе проявляется в различных юридических классификациях и из которых складываются основные конструктивные построения позитивного права, типы регулирования.
Это наглядно проявляется при характеристике отраслей права. Конечно, решающее значение для разграничения отраслей права имеют характерный для них правовой режим, методы централизованного или децентрализованного регулирования. Вместе с тем деление права на отрасли во многом зависит и от комбинации первичных элементов (способов) регулирования, которая характерна для той или иной отрасли права.
Для отраслевых методов, где доминирует централизованное регулирование (административное право, финансовое право и др.), относящихся в основном к публичному праву, в комбинации указанных трех элементов превалируют обязывание и запрещение; в отраслевых же методах, выражающих диспозитивное начало (гражданское право, семейное право, трудовое право и др.), относящихся в основном к частному праву, превалирует дозволение17.
Глубинные элементы механизма правового регулирования, в особенности взятые в единстве дозволения и запреты, дают возможность увидеть два основных типа регулирования – общедозволительный и разрешительный.
В юридическом обиходе распространены две формулы, имеющие отношение к особенностям права: первая – “дозволено все, что не запрещено”; вторая – “запрещено все то, что прямо не разрешено”.
С точки зрения субстанции права перед нами две пары крепко сцепленных дозволений и запретов, одна из которых возглавляется общим дозволением, а другая – общим запретом.
Первая из этих пар – это тип общедозволительного регулирования. В качестве примера можно привести всеобщее право всех субъектов иметь в собственности имущество и свободно распоряжаться им, за исключением случаев указанных в законе.
Вторая пара – иной тип, который имеет характер разрешительного регулирования. В качестве примера можно привести общий запрет на обладание и свободное распоряжение оружием, наркотическими средствами, когда их обладание и использование допускается в виде исключения в разрешительном порядке.
Именно то, что в каждой из упомянутых пар есть общее (либо дозволение, либо запрет) и вместе с тем исключения или изъятия, очерчивающее рамки общего, и показывает их роль в праве. Здесь дается ответ на один из коренных с юридической точки зрения вопросов: на что нацелено регулирование – на предоставление общего дозволения или же на введение общего запрета на поведение субъектов общественных отношений, причем так, что это общее очерчивается соответственно либо конкретными запретами, либо конкретными дозволениями (в различных вариантах и модификациях того или другого). Это позволяет увидеть, как и в каком сочетании глубинные элементы структуры права – дозволения и запреты – работают на его специфику, на осуществление через механизм юридического регулирования социальной свободы, порядка и ответственности18.
Здесь обнаруживаются весьма четкие закономерности. Если перед нами общий запрет, то ему корреспондируют только конкретные дозволения (разрешительное регулирование). И наоборот, если законодатель установил общее дозволение, то ему по логике существующих здесь связей – юридической логике – должны соответствовать конкретные запреты (общедозволительное регулирование). Да и вообще общие дозволения и общие запреты, как мы видели, потому только и выделяются из общей массы аналогичных явлений, что они имеют “другую сторону” – соответственно конкретные запреты и конкретные дозволения, и, следовательно, они изначально конституируются в указанных соотношениях общего и конкретного.
Предпосылки рассматриваемых типов правового регулирования связаны с глубинными основами правового регулирования. Если общедозволительный порядок непосредственно связан с социальной свободой, то при демократическом режиме в обществе разрешительный тип правового регулирования, решающим компонентом которого являются общие запреты, ближайшим образом соотносится с необходимостью высокой упорядоченности общественных отношений, организованности общественной жизни и вытекающей отсюда социальной ответственности19. Когда лица строят свое поведение в соответствии с началом “только это”, то, поскольку такой порядок не служит выражением тоталитарной власти, достигается положительный эффект – определенность и четкость в поведении, строгое следование тем его вариантам, которые предусмотрены в юридических нормах, индивидуальных правовых актах.
Значение разрешительного порядка помимо прочего заключается в том, что он может служить оптимальным способом упорядочения деятельности государственных органов, должностных лиц, обеспечивающим введение властных функций в строгие рамки и существенно ограничивающим возможности произвольных действий.
Рассматриваемый тип регулирования является не просто доминирующим, а, в сущности, единственным в области юридической ответственности. Последовательное проведение требований строжайшей законности предполагает такое построение юридической ответственности, при котором она в отношении правомочий компетентных органов имеет строго разрешительный характер и потому подчинена началу “только это”, или в иной формулировке – “не допускается иначе, как”.
Модели или системы правового регулирования во многом сопряжены с задачами, которые представляются людям (государству, законодателям, гражданам) в отношении данного участка жизни общества. Характером задачи, ее содержанием предопределяются и особенности правовых средств, при помощи которых она решается. Речь здесь идет о том, что законодатель заранее, с расчетом на будущее призван вырабатывать и закреплять в законе надлежащие юридические средства (особые формы, комплексы средств, юридические режимы), предназначенные для использования в любом случае, когда возникает соответствующая потребность20.
Следует различать две модели (или две системы) правового регулирования:
Первая модель – дозволительное или диспозитивное построение правового материала, суть которого – в предоставлении лицу возможности самому, своей волей определять свое поведение, что открывает простор для действий лица по своему усмотрению. Модель, логическая схема построения правового материала в этом случае сводится к двум элементам; это – субъективное право и юридические гарантии.
Такого рода юридические гарантии состоят как в возложении на известных лиц определенных обязанностей (допустим, в отношении права собственности – обязанности всех субъектов не совершать никаких действий, нарушающих или ущемляющих право собственника, управомоченного лица), так и в сумме обеспечительных средств, стоящих на страже права лица (в данном примере – требований или “исков”, направленных на возврат владельцу объекта собственности, прекращении действий по ущемлению права и др., и стоящих “за их спиной” судебных, правоохранительных учреждений, их актов и действий, мощи принудительного государственного воздействия).
Вторая модель – обязывающее, императивное построение правового материала. Его суть – в обеспечении организованности, строгого порядка в жизни общества, во взаимоотношениях людей, в обеспечении необходимой общественной дисциплины. И потому исходным пунктом в цепи правовых средств является здесь юридическая обязанность, а двумя главными элементами рассматриваемой модели являются – правовая обязанность и юридическая ответственность. За “спиной” же второго из указанных элементов и в данном случае выстраивается цепочка разнообразных средств регулирования, складывающихся – как и в первой модели – из прав, обязанностей, гарантий, правовых актов, действий и др.
Две модели построения правового материала затрагивают само юридическое существо правового регулирования, имеют универсальное значение для всех отраслей права и должны приниматься во внимание в любом случае законодательной и юридико-практической работы.
2. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ТИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Проблематика предмета и метода правового регулирования сформировалась в отечественном правоведении прежде всего на основе поиска критериев деления права на отрасли. В каче­стве такового предмет правового регулирования был предло­жен М. А. Аржановым во время первой общесоюзной дискус­сии по системе права, состоявшейся в 1938—1940 гг. Тогда же Сергей Никитич Братусь (известный российский цивилист) под­черкнул значение метода как классификационного признака при построении системы права.
Однако в данном случае проблему следует поставить шире и рассмотреть вопрос о том, что вообще является предметом (объектом) правового регулирования? При этом нужно сразу заметить, что анализ метода правового регулирования на воп­рос «как регулирует право?» отвечает лишь частично: здесь тре­буются дополнительные характеристики динамической сторо­ны права (самого принципа действия права, механизмов формирования правомерного поведения и др.)21.
В юридической литературе, в том числе и учебной, в каче­ства объекта (предмета) правового регулирования называют общественные отношения, что представляет со­бой неоправданное ограничение пределов этого объекта. Объектом правового регулирования выступает социальная сфе­ра, которую составляют, по меньшей мере, три компонента:
а) люди (без них не было бы и никаких общественных отно­шений);
б) общественные отношения (социальные связи, зависимос­ти и разграничения);
в) поведение людей.
Право, в конечном счете, регулирует поведение участников общественных отношений, поэтому можно сказать, что форми­рование тех или иных вариантов правомерного поведения явля­ется целью правового
регулирования.

Список литературы

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966.
2. Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М., 2004.
3. Антонова Л.И. Локальное правовое регулирование. Л., 1985.
4. Ведяхин В.М. Правовое регулирование рыночных отношений. Самара, 1998.
5. Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 2007.
6. Гойман В.И. Действие права (методологический анализ) М., 2003.
7. Дворяк А.И. Правовое регулирование реализации права. М., 2005.
8. Кашанина Т.В. Соотношение централизованного и децентрализованного правового регулирования //Правоведение. 1991. № 4.
9. Комаров С.А. Общая теория государства и права. СПб., 2001.
10. Маврин С.П. О роли метода правового регулирования в структурировании и развитии позитивного права // Правоведение. 2003. № 1.
11. Малько А.В. Механизм правового регулирования //Правоведение. 1996. № 6.
12. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Теоретико-информа¬ционный аспект. Саратов, 2004.
13. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2003.
14. Новик Ю.И. Психологические проблемы правового регулирования. Минск, 1996.
15. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2004.
16. Протасов В.Н. Что и как регулирует право. М., 2001.
17. Теория государства и права / Отв. ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. Екатеринбург, 2006.
18. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 2003.
19. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. М., 2007.
20. Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве. М., 2006.
21. Шундиков К.В. Механизм правового регулирования / Под ред. А.В. Малько. Саратов, 2001.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022