Вход

Томас Пэин в освящении советской историографии 1953-1991г.г.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 339101
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 34
Мы сможем обработать ваш заказ 30 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
970руб.
КУПИТЬ

Содержание

Содержание

Введение
Глава 1. Исторический аспект деятельности Т. Пейна
1.1. Краткие биографические сведения
1.2. Анализ произведения «Здравый смысл»
Глава 2. Историографический обзор
2.1. Общий историографический обзор о Томасе Пейне
2.2. Особенности освещения деятельности Томаса Пейна в советской историографии
Заключение
Список использованной литературы

Введение

Томас Пэин в освящении советской историографии 1953-1991г.г.

Фрагмент работы для ознакомления

Но самым главным был этический уровень, для обращения к которому Пейну следовало создать впечатление о себе (ведь он пока не был известен кому-либо в Америке; более того, мы уже говорили, что первое издание его памфлета было анонимным) как о хорошем парне. Ему следовало доказать, что мотив написания данного памфлета – лишь счастье его читателей. Для этого просветитель, во-первых, пытался создать образ набожного христианина, чтобы понравиться благоговейным пуританам (в то время как сам Пейн был деистом). Во-вторых, понимая, что пишет для колонистов, пуританская этика которых убеждала, что каждый человек должен добиваться всего своим трудом, он старался лишний раз поставить акцент, что король не делает ничего. При этом сам Пейн делал все, чтобы создать впечатление о себе, как о типичном обывателе (вроде соседа любого из читателей), по словам Вилсона и Рикетсона, умном, но не интеллектуале. И, в-третьих, он подчеркивал, что единственное его желание – это, чтобы все были хорошими друзьями, соседями и гражданами своей страны.
В итоге, американские историки пишут о том (и мы можем с ними согласиться), что памфлет, как током ударил по колонистам, которые уже давно страдали от политики Англии, но по привычке и не мечтали об отделении. С точки зрения Вилсона и Рикетсона, основное значение «Здравого смысла» было в том, что он подготовил сознание обычного человека для восприятия идеи независимости, и помог его привязанность к Англии заменить привязанностью к Республике30.
Что же касается элиты американских колоний, то хотя и можно привести множество хвалебных высказываний американских демократов о памфлете, Хавк на основе анализа писем домой членов Конгресса доказывал, что они вовсе не сразу отваживались признать в «Здравом смысле» великое произведение, которому суждено изменить судьбу их родины. Однако, по словам того же Хавка, мелкие издатели были гораздо смелее – и во всю перепечатывали памфлет для распространения среди своих сограждан31.
Выводы по I главе
Томас Пейн (1737 - 1809) был уроженцем Англии и в Америку прибыл по совету и рекомендации Франклина. В период американской войны за независимость он стал популярнейшим публицистом.
В памфлете "Здравый смысл" (январь 1776 г) Пейн от имени здравомыслящего американского патриота изобретательно защищал идеи республиканского самоуправления штатов и смело нападал на явные и скрытые пороки наследственной монархии и полуреспубликанского парламента метрополии. Памфлет имел характерный подзаголовок - '"О происхождении и назначении правительственной власти с краткими замечаниями по поводу английской конституции". Одна из сквозных мыслей сводилась к тому, что вопрос о независимости Америки есть всего лишь вопрос целесообразности и экономической выгоды, а не вопрос для судебного разбирательства. Дело Америки в значительной мере является делом всего человечества, утверждал Пейн и заявлял о своем сочувствии тем, кто борется с врагами естественных прав всего человечества.
Пейн одним из первых стал проводить четкое различие между обществом и государством - по их происхождению, роли и назначению. "Общество создается нашими потребностями, а правительство - нашими пороками: первое способствует нашему счастью, положительно объединяя наши благие порывы, второе же - отрицательно, обуздывая наши пороки; одно поощряет сближение, другое поощряет рознь). Далее следовали сентенции, предвосхищающие некоторые суждения Годвина и Бакунина против государства. "Общество в любом состоянии есть благо, правительство же и самое лучшее есть лишь необходимое зло, а в худшем случае - зло нестерпимое… Ведь если бы веления совести были ясны, определенны и беспрекословно исполнялись, то человек не нуждался бы ни в каком ином законодателе…"32.
В споре о природе власти и прав человека с Э. Берком, либеральным защитником независимости американских колоний и в то же самое время консервативным критиком идей и практики французской революции, Пейн резонно фиксирует внимание на том, что критик смешивает право делегированное с правом присвоенным. Для Берка государство есть не что иное, как изобретение человеческой мудрости, а права человека - разумные требования, которые люди выдвигают при выборе между добром и злом.
Пейн, в свою очередь, утверждал, что зарождение и существование власти строится исключительно на согласии управляемых. Все формы правления он делит на два вида: выборно-представительное и наследственное правление. Первое известно под именем республики, второе - монархии и аристократии. Поскольку правительственная власть требует таланта и способностей и поскольку таланты и способности не могут переходить по наследству, то очевидно, заключал Пейн, что наиболее невежественная страна лучше всего подходит не для республиканского, а для монархического и аристократического правления33.
Права человека - это некие свойства социального бытия человека и одновременно "принцип правительственной власти". Наличие этих свойств способствует быстрому прогрессу. Права человека образуют принцип или необходимый атрибут республиканского правления и в этом своем качестве - атрибут светского правления у всех цивилизованных наций. Таким было еще одно принципиально важное положение Пейна, изложенное им в памфлете "Права человека" (1791).
В трактате "Век разума" Пейн противопоставлял силу разума "библейским сказкам о чудесах и пророчествах". Система иерархических церковных учреждений (церковное государство) предстает в его изображении таким человеческим изобретением, которое предназначено для того, чтобы запугивать и порабощать человечество, монополизировать власть и доходы. Эти положения непримиримого, боевого деизма оказали влияние на Джефферсона и других представителей просветительского свободомыслия, а само название трактата стало синонимом целого столетия, известного также под именем века Просвещения.
Пейн предполагал, что под влиянием революций в Америке и Франции мнения о существующих "системах правительственной власти" будут изменяться. С этим он связывал и возможность революции в масштабе Европы.
Глава 2. Историографический обзор
2.1. Общий историографический обзор о Томасе Пейне
Выше мы уже говорили о том, что Пейн является весьма противоречивой фигурой, и, следовательно, нет ничего удивительного, что в историографии существует множество споров о его личности, философии, а также о значении его отдельных произведений и даже высказываний (последнее, мы попытаемся раскрыть в обеих главах нашей работы). И в большей степени разногласия, конечно, были характерны для американскими авторов, так как именно в Америке изучение творчества и жизни Пейна началось еще до его смерти (правда, надо сказать, что именно эти клеветнические биографии во многом ее ускорили).
Что касается России, то, по словам Гольдберга, в конце XVIII и в XIX веках труды Пейна были у нас под запретом (хотя и проникали в страну через книгу Рейналя «Революция в Америке»34). И лишь в XX веке в Советском Союзе стали печатать отрывки произведений Пейна, пока в 1959 году не было выпущено первое более или менее крупное издание на русском языке – «Избранные сочинения»35, которым мы и воспользовались во время написания данной работы. Что касается историографии, то вся она, естественно, основывалась на марксистких позициях, и, следовательно, не могла быть столь противоречивой, как в США. Однако и между советскими историками существовали разногласия, которые мы попытаемся осветить в ходе анализа памфлета.
Две из них Гольдберга36 и Громакова37 посвящены конкретно Пейну, при этом в первой из них, основной упор делается на его биографию, а во второй, как явствует из названия, на его общественно-политические идеи. При этом анализ этих идей, высказанных в «Здравом смысле» и оценка его роли в истории Америки очень похожи.
Две другие работы, Каримского38 и Согрина39 посвящены изучению американской революции, и в обеих из них, так же как и двух предыдущих даётся очень высокая оценка значения памфлета Пейна в борьбе колоний за независимость. Однако, к анализу философии просветителя оба историка, с нашей точки зрения, подходят менее догматизировано, что предполагает и большие различия в их мнениях.
Что касается вышеупомянутой американской историографии, то ее краткий обзор в своей работе предлагают Робертсон и Вилсон. Историки выделили несколько периодов, на которых и нам бы хотелось заострить внимание. С 1791 по 1899 гг. в свет вышли первые биографии философа, большая часть которых, однако, как мы уже говорили, была написана по заказу его недоброжелателей, что, тем не менее, не помешало постепенному росту доверия к Пейну в конце данного временного отрезка. С 1900 по 1920 – в период особого процветания США - в историографии главные позиции заняли прогрессисты, оправдывавшие Пейна перед католической печатью, которая до тех пор продолжала свои нападки на него из-за «Века Разума». Более того, в этот период возрос интерес к литературным достоинствам сочинений Пейна. Эта тенденция, по нашему мнению, и до сих пор прослеживается в работах всех американцев-исследователей творчества философа. Далее, с 1921 по 1929, в обстановке продолжающейся критики его деистических взглядов, стали выходить первые научные собрания сочинений Пейна. Определяющей же монографией, с точки зрения Вилсона и Робертсона, стала работа Паррингтона. Данный историк, по словам вышеупомянутых исследователей, определил Пейна как первого современного космополита и отметил его вклад в новую философию республиканизма, после чего стал характерным более положительный настрой к Пейну различных историков-американцев. Надо отметить, что Согрин в своей монографии также отводил особое место работе Паррингтона. Он ставил в заслугу данному историку, тот факт, что Паррингтон, как яркий представитель историков-прогрессистов, нанес удар по концепции школы консенсуса40, однако Согрин указывал и на недостатки его работы, в частности, преувеличенное Паррингтоном влияние французских философов на американских просветителей. С 1930 по 1941 в Америке, по словам Вилсона и Риетсона, вышли несколько работ, основанных на неомарксистских позициях и защищавших Пейна перед его критиками, а также несколько биографий, рассчитанных на широкий круг читателей. И завершает обзор историографии, выполненный вышеназванными исследователями период с 1942 по 1970 годы, который они охарактеризовали всплеском интереса к Пейну в годы войны, и некоторым его забвением после. В тоже время исследователи отметили, что в годы холодной войны его имя широко использовалось политиками для доказательства абсолютно противоположных тезисов41. Надо отметить, что именно в этот период вышла в свет одна, из использованных нами работ. Это двухтомное издание сочинений Пейна, предпринятое в 1945 году42; его, на наш взгляд, отличает не только хорошая подборка интересного материала, включающая труды и личные бумаги Пейна, но также использование современного правописания и пунктуации, что сделало работу легко доступной для читателей.
Что касается работы самих Вилсона и Рикетсона, то она, на наш взгляд, представляет собой крайне интересную монографию, как с точки зрения приведенных в ней деталей из биографии Пейна, так и с точки зрения оценки его трудов, в том числе и их литературных достоинств.
Другая использованная нами монография американского автора Хавка43, также излагает многие занимательные факты из жизни Пейна и даже включает большое количество репродукций портретов Пейна и других американских просветителей, однако, к сожалению, в ней не представлен сколько-нибудь глубокий анализ «Здравого смысла», ее автор просто ограничился его пересказом и историей создания.
Так что с этой точки зрения, мы использовали работу Фонера44, который на основе детального рассмотрения исследуемого нами памфлета предложил свою оригинальную версию ответа на один из самых сложных из стоящих перед нами вопросов – о социальной ориентированности просветителя.
В заключение, хотелось бы отметить, что при всем разнообразии работ, как нашей, так и американской историографии, нам представляется возможным выделить две различные тенденции, доминирующие в работах исследователей указанных стран. В частности, в России, историки-марксисты заостряли свое внимание, главным образом, на общественно-политических взглядах Пейна, и особенно на вопросе о его отношении к революциям и имущественному неравенству. В Америке же исследователи скорее обращались к его правовой концепции, а так же к литературным приемам, использованным в памфлетах Пейна.
2.2. Особенности освещения деятельности Томаса Пейна в советской историографии
Прежде всего рассмотрим точку зрения Н.М. Гольдберга, так как, на наш взгляд, она является наиболее объективной для рассматриваемого периода.
В частности следует отметить, что Н.М. Гольдберг считал, что оценка деятельности Томаса Пейна не является объективной, ибо «его учение искажалось, а его имя замалчивалось на протяжении всего XIX века», ведь философ был «ненавистен реакционерам, буржуа и церковникам».
Основной заслугой Томаса Пейна Гольдберг считал изложение сочинений Локка, Ньютона, Монтескье, Руссо настолько доступным языком, что они стали понятны простым американцам. По словам Гольдберга, «оригинальность идей Пейна и формы, в которой он их выражал, определяется осмыслением усвоенных им социально-политических учений в условиях революционного движения Америки и Европы». Данный аспект привел к тому, что идеи, изложенные в Декларации независимости, упали на благодатную, подготовленную Томасом Пейном, почву. Ибо Гольдберг указывал, что «Пейн неизменно конкретно указывает, какую выгоду извлекают различные слои общества из предлагаемого им плана», то есть он шел по рациональному пути и стремился заложить в основу своей программы положения, удовлетворяющие стремление людей к выгоде.
В связи с этим, «Здравый смысл» Н.М. Гольдберг называл «набатным колоколом в освободительном движении американских колоний».
В данной части с Н.М. Гольдбергом согласен и Б.С. Громаков, который писал: «Анализ произведений Пейна показывает, что он хорошо усвоил… идеи как политических мыслителей революционного XVII века в Англии (Гоббса, Мильтона, Сиднея, Локка), так и политических мыслителей революционного XVIII века во Франции (Вольтера, Руссо, Монтескье, аббата Рейналя). Хотя он нигде не упоминает о Дидро, однако его произведения, в частности, «Век разума», безусловно, испытали на себе влияние французской материалистической школы. Он был знаком и с сочинениями физиократов, в частности, упоминает Кене, Тюрго и других», однако, «его нельзя считать последователем какого-то определенного политического мыслителя».
А.М. Каримский относил Томаса Пейна к тем политикам, которые, сочетая концепцию естественного права собственности с умеренным эгалитаризмом, предлагали прогрессивное налогообложение или налоговые льготы. Точку зрения данного историка можно понять, если учитывать, что он считал, что Американская революция – это победа Просвещения над пуританизмом (так как она обосновала отделение церкви от государства и обеспечила всем гражданам свободу религии). Однако, по его словам, Американское Просвещение не было однородным, и включало в себя радикальное (революционное) и умеренное течения. Представители обоих сходились в принятии естественно-правовой теории, но противоречили друг другу в вопросах о политической независимости и возможности применения радикальных средств45. Именно поэтому А.М. Каримский Томаса Пейна зачислял в лагерь радикалов, наравне с Джефферсоном, Сэмюэлем Адамсом, Бенджамином Рашем и другими отцами-основателями Америки.
Выводы по II главе
Прежде всего следует отметить, что при всем разнообразии работ, как нашей, так и американской историографии, нам представляется возможным выделить две различные тенденции, доминирующие в работах исследователей указанных стран. В частности, в России, историки-марксисты заостряли свое внимание, главным образом, на общественно-политических взглядах Пейна, и особенно на вопросе о его отношении к революциям и имущественному неравенству. В Америке же исследователи скорее обращались к его правовой концепции, а так же к литературным приемам, использованным в памфлетах Пейна. Для американскими авторов свойственны разногласия, так как именно в Америке изучение творчества и жизни Пейна началось еще до его смерти.
В изучении американской историографии, посвященной Томасу Пейну, можно выделить несколько периодов.
С 1791 по 1899 гг. в свет вышли первые биографии философа, большая часть которых была написана по заказу его недоброжелателей.
С 1900 по 1920 гг. в историографии главные позиции заняли прогрессисты, оправдывавшие Пейна перед католической печатью, которая до тех пор продолжала свои нападки на него из-за «Века Разума». Более того, в этот период возрос интерес к литературным достоинствам сочинений Пейна. Эта тенденция, по нашему мнению, и до сих пор прослеживается в работах всех американцев-исследователей творчества философа.
С 1921 по 1929, в обстановке продолжающейся критики его деистических взглядов, стали выходить первые научные собрания сочинений Пейна. Определяющей же монографией стала работа Паррингтона. Данный историк определил Пейна как первого современного космополита и отметил его вклад в новую философию республиканизма, после чего стал характерным более положительный настрой к Пейну различных историков-американцев.
С 1930 по 1941гг. в Америке вышли несколько работ, основанных на неомарксистских позициях и защищавших Пейна перед его критиками, а также несколько биографий, рассчитанных на широкий круг читателей.
С 1942 по 1970 годы наблюдается всплеск интереса к Пейну в годы войны, и некоторым его забвением после. В тоже время исследователи отметили, что в годы холодной войны его имя широко использовалось политиками для доказательства абсолютно противоположных тезисов.
Что касается России, то в конце XVIII и в XIX веках труды Пейна были у нас под запретом (хотя и проникали в страну через книгу Рейналя «Революция в Америке»). И лишь в XX веке в Советском Союзе стали печатать отрывки произведений Пейна, пока в 1959 году не было выпущено первое более или менее крупное издание на русском языке – «Избранные сочинения. Что касается историографии, то вся она, естественно, основывалась на марксистких позициях. Однако и между советскими историками существовали разногласия.
Так, две работы - Гольдберга и Громакова - посвящены конкретно Пейну, при этом в первой из них, основной упор делается на его биографию, а во второй, как явствует из названия, на его общественно-политические идеи. При этом анализ этих идей, высказанных в «Здравом смысле» и оценка его роли в истории Америки очень похожи.
Две другие работы, Каримского и Согрина посвящены изучению американской революции, и в обеих из них, так же как и двух предыдущих даётся очень высокая оценка значения памфлета Пейна в борьбе колоний за независимость. Однако, к анализу философии просветителя оба историка, с нашей точки зрения, подходят менее догматизировано, что предполагает и большие различия в их мнениях.
Заключение
Томас Пейн (1737 - 1809) был уроженцем Англии и в Америку прибыл по совету и рекомендации Франклина. В период американской войны за независимость он стал популярнейшим публицистом.
В памфлете "Здравый смысл" (январь 1776 г) Пейн от имени здравомыслящего американского патриота изобретательно защищал идеи республиканского самоуправления штатов и смело нападал на явные и скрытые пороки наследственной монархии и полуреспубликанского парламента метрополии. Памфлет имел характерный подзаголовок - '"О происхождении и назначении правительственной власти с краткими замечаниями по поводу английской конституции". Одна из сквозных мыслей сводилась к тому, что вопрос о независимости Америки есть всего лишь вопрос целесообразности и экономической выгоды, а не вопрос для судебного разбирательства. Дело Америки в значительной мере является делом всего человечества, утверждал Пейн и заявлял о своем сочувствии тем, кто борется с врагами естественных прав всего человечества.

Список литературы

Список использованной литературы

Источники:
1.Пейн Т. Избранные сочинения. М., 1959.
2.Paine Th. The Сomplete Writings of Thomas Paine. New-York., 1945. Vol. I-II.

Историография:
1.Введение в политологию / Под ред. М. Х. Фарушкин. – Казань, 1992
2.Гольдберг Н.М. Томас Пейн. М., 1969.
3.Громаков Б.С. Политические и правовые взгляды Томаса Пейна. М., 1960.
4.История политических и правовых учений. Учебник. - М., 1994
5.Каримский А.М. Революция 1776 года и становление американской философии. М., 1976.
6.Лобанов К. Н. Политология. Курс лекций. - Белгород, 2000
7.Основы политической науки: Учеб. пособие для ВУЗов. Под ред. В. П. Пугачева, М., 1993.
8.Согрин В.В. Идейные течения в американской революции XVIII века. М., 1980.
9.Foner E. Tom Paine and Revolutionary America. N-Y.,1976.
10.Hamilton A. The Basic Ideas of Alexander Hamilton. New-York., 1965.
11.Hawke D.F. Paine. N-Y., 1973.
12.Wilson J.D., Ricketson W.F. Thomas Paine. Boston., 1973.


Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022