Вход

Неосторожная форма вины. Небрежность и легкомыслие

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 338825
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 22
Покупка готовых работ временно недоступна.
970руб.

Содержание

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ И ЕЕ ВИДЫ
1.1. ПОНЯТИЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ
1.2. ЛЕГКОМЫСЛИЕ
1.3. НЕБРЕЖНОСТЬ
ГЛАВА 2. ОТГРАНИЧЕНИЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ ОТ ИНЫХ ФОРМ ВИНЫ
2.1. ОТГРАНИЧЕНИЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ ОТ КОСВЕННОГО УМЫСЛА
2.2. ОТГРАНИЧЕНИЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ ОТ НЕВИНОВНОГО ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ:
ЛИТЕРАТУРА:

Введение

Неосторожная форма вины. Небрежность и легкомыслие

Фрагмент работы для ознакомления

Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном без достаточных к тому оснований самонадеянном (легкомысленном) расчете на предотвращение общественно опасных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена неправильной оценкой своих сил, факторов и иных обстоятельств, которые, по его мнению, должны были помешать наступлению общественно опасных последствий. В силу своего заблуждения относительно истинной сущности факторов и обстоятельств лицо избирает общественно опасный способ осуществления своих намерений, будучи уверенным, что ему удастся избежать наступления преступных последствий.
Легкомысленный расчет на предотвращение последствий считается составным элементом волевого момента. Однако расчет, в том числе и легкомысленный, - это, преждевсего интеллектуальная деятельность, это мышление и только уже потом деятельность волевая, выразившаяся в непроявлении лицом необходимых волевых усилий для более обстоятельного расчета возможности предотвращения прогнозируемых вредных последствий. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия наступили. Если же у лица были основания рассчитывать на какие-либо обстоятельства, но они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем не могло знать лицо, то в этом случае отсутствует вина, а, следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (невиновное причинение вреда - случай).
Вопрос, относительно интеллектуального момента легкомыслия, в уголовно-правовой литературе также решается неоднозначно. В частности, А.В.Наумов интеллектуальный момент легкомыслия видит в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Н. К. Семернева высказала точку зрения, согласно которой интеллектуальный критерий легкомыслия не исчерпывается предвидением абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий, а включает и осознание виновным общественной опасности совершаемого действия (бездействия).
Отличную от приведенных позицию предложил В. А. Якушин, признав самонадеянный расчет интеллектуальным признаком легкомыслия. Данный вывод автор обосновывает двумя моментами. Во-первых, по его мнению, рассчитывать, сопоставлять, определять достаточность или недостаточность оснований по избежанию последствий — это функция интеллекта. Во-вторых, этимология понятия «самонадеянно» означает «понимать, сознавать фактическую и социальную сторону того, что может наступить и с помощью чего можно пресечь наступление чего-то».
Мы согласны с мнением тех авторов, которые интеллектуальный момент легкомыслия определяют как осознание лицом общественно опасного характера деяния и предвидение абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Тем более, что судебная практика и теория уголовного права всегда стояли на позициях признания того, что лицо в данных ситуациях осознает общественно опасный характер своих действий. Практически невозможно предвидеть опасность совершаемых последствий, не осознавая опасности самих действий, приведших к их наступлению. Объясняется это тем, что преступное легкомыслие очень часто имеет место, когда лицо нарушает какие-либо специальные правила безопасности. Само по себе нарушение этих правил относится к разряду административных проступков, которые согласно КоАП РФ и не представляют собой общественной опасности, характерной для преступления. Поэтому, нарушая такие правила, лицо осознает лишь характер противоправности своего поведения и предвидит возможность наступления общественно опасных последствий.
Говоря о предвидении субъектом возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния при преступном легкомыслии, следует отметить, что сознание им общественно опасного характера своего деяния, хотя в законе и не упоминается, но психологически подразумевается. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий, о которых идет речь в ч. 2 ст. 26 УК, является разновидностью осознания фактической стороны совершаемого деяния, всего механизма такого деяния. Следовательно, интеллектуальный элемент легкомыслия во многом совпадает с интеллектуальным элементом косвенного умысла. Однако если при преступном легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий, то при косвенном умысле - реальную возможность их наступления.
В целом итогом по данному вопросу можно считать, что основу психического отношения лица к общественно опасным последствиям при преступном легкомыслии составляет момент интеллектуальный. Воля по отношению к ним бездействует, хотя само поведение субъекта волевое.
1.3. Небрежность
Другим видом неосторожной вины является преступная небрежность. Согласно ч. 3 ст. 26 УК она характеризуется непредвидением со стороны лица возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности оно могло и должно было предвидеть эти последствия.
Проблема преступной небрежности (неосознанной неосторожности) является более сложной, чем легкомыслие, и недостаточно разработанной в теории уголовного права.
От остальных видов вины, небрежность отличается интеллектуальным моментом. Виновный не сознает обще­ственную опасность совершаемого деяния, не предвидит даже воз­можности наступления преступных последствий.
Если лицо не осознает характера своих действий и не предвидит возможность наступления преступного результата, то должно ли оно нести уголовную ответственность?
Эта проблема дискутируется в науке и судебной практике. Для ее решения следует выяснить, какие аргументы выдвигаются для защиты уголовной ответственности за небрежность. Главный аргумент – нормативный: уголовная ответственность за небрежность наступает тогда, когда лицо должно было предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия) и могло это сделать, то есть при наличии объективной обязанности и субъективного предела фактически ставится знак равенства между нормативным содержанием преступной небрежности и реальным психическим процессом. Для сглаживания проблематичности этого соотношения некоторые авторы выходят на оценку небрежности как на психологическую характеристику личности вообще. «Невнимательность, непродуманность, безалаберность, - считал А.А. Пионтковский, - свидетельствуют... о наличии определенного реально существующего действительного психического отношения к наступившим последствиям».
В соответствии с действующим законодательством (ч.3 ст. 26 УК РФа РФ) для преступной небрежности характерно непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий при наличии обязанности (долженствования) и возможности предвидеть эти последствия.
Из законодательного определения преступной небрежности по УК РСФСР 1960г. не было видно, каким должно быть психическое отношение виновного к своему деянию. В части 3 статьи 26 Уголовного кодекса РФ 1996 года говорится о том, что преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Для преступления, совершенного по небрежности, характерно меньшее либо ошибочное осознание виновным фактических и социальных признаков деяния. Субъект не сознает, но обязан и имел возможность сознавать характер своих деяний.
Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии осознания противоправности совершаемого деяния (действия или бездействия). Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушения определенных запретов, непредвидением наступления преступных последствий, либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине этого лица. Положительный признак интеллектуального момента преступной небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных преступных (общественно опасных) последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: должествование означает объективный критерий, а возможность предвидения - субъективный критерий преступной небрежности.
Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий с соблюдением требований обязательных для этого лица мер предосторожности и необходимой внимательности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях, на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, общежития и т.д. Многие специальные правила издаются именно для того, чтобы избежать вредных последствий. К их числу относятся, например, правила техники безопасности, правила обращения с огнестрельным оружием, и т. д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении.
Например, Г. был осужден по ст. 109 УК РФ за неосторожное убийство. В нарушение инструкции он вывел из питомника трех собак без намордников. По дороге Г. проходил с собаками мимо свалки металлолома, где находилось четверо малолетних детей, однако Г. их не заметил и спустил собак с поводков. Те побежали к свалке. Увидев собак, дети стали разбегаться. Самый маленький замешкался, собаки на него напали и сильно покусали, причинив тяжкие телесные повреждения, от которых ребенок скончался. "Как видно из материалов дела, - указывалось в определении судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, - выводя собак из питомника без намордников и спуская их с поводков, Г. должен был предвидеть, что при таких действиях могут наступить вредные последствия". В данной ситуации Г. допустил нарушение специальной инструкции, что и повлекло за собой столь тяжкие последствия. Он был обязан предвидеть, что нарушение инструкции может повлечь за собой тяжкие последствия.
Следует учитывать, что сама по себе обязанность лица предвидеть возможность наступления преступных последствий еще не является достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности за содеянное. Важно еще установить, что это лицо в данной конкретной ситуации имело реальную возможность ("могло") предвидеть наступление общественно опасных последствий. Другими словами, необходимо установить еще и субъективный критерий преступной небрежности. В отличие от объективного критерия, который характеризует оценку деяния и его последствий с позиций долженствования, как бы уравнивая людей одной профессии, должности и т. п., субъективный критерий должен в каждом конкретном случае учитываться индивидуально, исходя из личностных особенностей субъекта. В уголовном праве субъективный критерий играет основную роль при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности за преступление, совершенное по небрежности. Способность предвидеть результаты своих деяний у разных людей различна. Она обусловлена, в частности, такими факторами, как уровень образования, профессиональные навыки, специальная подготовка, жизненный опыт и др.
Судебной практике известны случаи, когда возможность предвидения общественно опасных последствий исключалась для данного лица в силу физических или психических особенностей, неопытности, отсутствия специальной подготовки и других обстоятельств.
В заключение данной главы отметим, что являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Общим для интеллектуального элемента обоих видов неосторожности является то, что виновный не предвидит реальной возможности наступления общественно опасных последствий, хотя такую возможность он мог предвидеть. Различие же состоит в том, что при легкомыслии лицо предвидит абстрактную, то есть в других сходных ситуациях, возможность наступления вредных последствий и поэтому осознает потенциальную опасность своих действий, тогда как при небрежности оно ни в какой форме не предвидит возможности наступления таких последствий и, следовательно, не осознает даже потенциальной опасности избранного способа поведения.
Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том и в другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. А различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный совершает действие в надежде на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.
Глава 2. Отграничение неосторожности от иных форм вины
2.1. Отграничение неосторожности от косвенного умысла
Законодательная формулировка интеллектуального момента легкомыслия сходна с интеллектуальным моментом косвенного умысла. Поэтому всегда возникает необходимость проводить раз­граничение между этими видами вины.
Первая отличительная черта — в содержании предвидения. При косвенном умысле виновный предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Этот вывод предопределен содержанием первого интеллектуального момента — осознанием общественно опасного деяния. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме, хотя виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность их наступления.
Предвидение общественно опасных последствий при преступном легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии субъект предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия. Он в силу не осознания действительного развития причинной связи легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению. Таким образом, при легкомыслии предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется предвидением его предотвращения.
Вторая отличительная черта заключается в содержании волево­го момента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, то есть одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно.
Примером преступления с косвенным умыслом может служить дело Авдеева, который был осужден по ч.1 ст.218 и п. «д» и «з» ст.102 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года. Он изготовил из приобретенных ранее взрывчатого вещества и электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. При попытке группы подростков проникнуть на участок устройство сработало, и взрывом трое из них (Зеленов, Майер и Грошев) были убиты. В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили переквалифицировать действия Авдеева на статью 106 Уголовного кодекса, считая данное преступление неосторожным. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 апреля 1992 г. приговор оставила без изменения, указав следующее. За год до преступления в 1990 г. Авдеев уже изготовил и использовал аналогичное взрывное устройство, следовательно, имел опыт обращения со взрывчатыми веществами. Незадолго до повторной установки взрывчатого устройства он высказывал в разговоре со свидетелями намерение напугать лиц, желающих проникнуть на его участок, «более серьезно», чем это сделал в первый раз. Эти обстоятельства, как установила Судебная коллегия, свидетельствуют о том, что Авдеев «сознавал общественную опасность своих действий, предвидел их общественно опасные последствия и сознательно допускал наступление этих последствий».
При преступном легкомыслии в отличие от косвенного умысла сознание и воля не безграничны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. Совершая преступление с преступным легкомыслием субъект, предвидя в весьма абстрактной форме возможность наступления общественно опасных последствий, не проявляет безразличия, не рассчитывает на случайность, на «авось», которые якобы смогут, по его мнению, противодействовать преступному результату, а надеется на объективные обстоятельства, на действия других лиц, механизмы, предохранительные устройства, на силы природы, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего и расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований. Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при преступном легкомыслии несмотря на все их разнообразие можно сгруппировать следующим образом: 1) относящиеся к личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и так далее); 2) относящиеся к обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и так далее); 3) относящиеся к действию других лиц (расчет на то, что другие затушат костер в лесу); 4) расчет на силы природы, на механизмы и так далее.
Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.
2.2. Отграничение неосторожности от невиновного причинения вреда
Новеллой Уголовного кодекса РФ 1996 года является впервые включенная в него норма о невинном причинении вреда, предусматривающая две его разновидности. В части 1 статьи 28 Уголовного Кодекса РФ закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права называется субъективным случаем или «казусом» и определяется как: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».
Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Например «казусом» является причинение вреда здоровью лица, ошибочно принятого за убийцу, для его задержания, если стечение объективных обстоятельств давало веские основания считать именно его лицом, совершившим преступление.
Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев.

Список литературы

"Список использованной литературы:
Нормативные акты:
Конституция РФ 1993г. с изм., внесенными Указами Президента РФ от 09.01.1996 N 20, от 10.02.1996 N 173, от 09.06.2001 N 679, от 25.07.2003 N 841, Федеральным конституционным законом от 25.03.2004 N 1-ФКЗ;
Уголовный кодекс Российской Федерации. От 13 июня 1996 года//в ред. Федеральных законов от 21.07.2005 N 93-ФЗ, от 19.12.2005 N 161-ФЗ, от 05.01.2006 N 11-ФЗ.
Литература:
Дагель П.С. Совершенствование законодательного определения принципа вины в советском уголовном праве // Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1985;
Курс уголовного права. Общая часть. Том 1. Учение о преступлении. Под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф.Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М.Тяжковой. М.:Спарк. 2002;
Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: Спарк. 1996;
Нерсесян В.А. Особенности разграничения неосторожной вины на виды// журнал ""ПРАВО И ПОЛИТИКА"" №1, 2001;
Рарог А.И. Теория вины в советском уголовном праве (Общие и специальные вопросы): Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М., 1988;
Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т. Т. 1. Общая часть//Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. М.: БЕК. 1998;
Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов//Под ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамовой. М.: СПАРК. 1998;
Якушин В. А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998.


Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022