Вход

Эстетика женского костюма в эпоху 2-ого роккоко.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 325223
Дата создания 08 июля 2013
Страниц 35
Мы сможем обработать ваш заказ (!) 23 мая в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 310руб.
КУПИТЬ

Содержание

Содержание

Введение
Глава 1. Представления о женской красоте в этических установках эпохи второго рококо
1.1. Роль женщины в обществе Запада 50 – 60-х годов XIX века в этических установках
1.2. Идеалы женской красоты в эпоху второго рококо
Глава 2. Женский костюм эпохи второго рококо
2.1. Элементы костюма эпохи второго рококо
2.2. Эротические элементы женского костюма второго рококо
Заключение
Список литературы
Приложения
Рисунки

Введение

Эстетика женского костюма в эпоху 2-ого роккоко.

Фрагмент работы для ознакомления

Именно благодаря этим двум, казалось бы несовместимым тенденциям формируются своеобразные направления в моде: закрыть, но одновременно открыть все женские прелести, столь привлекающие мужской взор.
Основным достоинством и украшением женщины считалась грудь, которую старались как можно более явно выставить на показ.
Подчеркивать при помощи костюма не только грудь, но и другие части тела возможно только путем затягивания талии. При помощи корсета, процветание которого относится как раз к этой эпохе, можно было не только придать груди какую угодно форму, но и продемонстрировать взорам талию и бедра, так же считавшиеся достоинством женщины. Таким путем снова дошли до так называемой осиной талии (Wespentaille), разделяющей фигуру на две половины.
Достоинства груди, несомненно, подчеркивал такой элемент одежды, как декольте. В век господства буржуазии декольте исчезло из будничной жизни и допускалось исключительно в бальной зале. Молодые красивые женщины показывали почти все, достойное внимания. Если же в эту эпоху иногда для разнообразия отказывались от декольте, то для того только, чтобы создать иллюзию очень пышного бюста, что иным путем для большинства женщин сделать было невозможно.
В бальной зале декольтировались по-разному. Декольте становилось тем смелее, чем шире распространялась и чем интенсивнее становилась жажда наслаждения. Ни одна страна не уступала другой. Само собой понятно, что в Париже в эпоху Второй империи дамы особенно смело оголяли грудь. Но и мнимо неприступные представительницы чопорной Англии отличались не меньшей откровенностью. Английские журналы мод сообщают в 1855 г., что в светском обществе вновь вошло в моду «совершенно обнажать грудь, как некогда при Карле II»6.
Наряду с корсетом той же цели должна была служить юбка. Приблизительно в это же время стали увеличивать число юбок, чтобы сделать талию еще более тонкой. Стремление как можно откровеннее воздействовать на чувственность становилось всеобщим. Так называемая Wespentaille придавала талии стройность, которой она на самом деле не обладала. Здесь на помощь женщине приходит кринолин. При помощи кринолина можно было придавать бедрам уже какую угодно пышную форму.
Оттопыривающийся кринолин заставлял постоянно приподнимать юбки. Садясь, гуляя, проходя в дверь, поднимаясь по лестнице, танцуя и т. д. - всегда приходилось придавливать кринолин. Вследствие этого он, естественно, вздувался в каком-нибудь другом месте, обнаруживая самые интимные части тела ноги и даже бедра, позволяя мужчине оценить их стройность.
Несомненным признаком красоты и достоинства женщины считалась ее кожа. Кожа должна была выглядеть как можно более естественно, не испорченной косметикой и отличиться благородной белизной. Нижнее белье становится все светлее, становясь совсем белым для того, чтобы женщина могла подчеркнуть свой более светлый в сравнении с мужским цвет тела. Этот белый цвет производит особенно возбуждающее влияние на половые центры мужчины, и потому женщина самыми разнообразными способами говорит мужчине: «Смотри, какая я белая!» Этот же цвет подтверждает ее высокий статус: ей не приходится находиться на солнце за работой, она может себе позволить постоянно закрываться от солнца и беречь свою кожу.
Достоинством женщины высшего света становится бледность лица. Естественность при этом является несомненной ценность, а потому применение декоративной косметики не приветствуется. Во всяком случае явно. Дамы стараются подчеркнуть свои достоинства как можно более незаметно, стараясь достигнуть нужного эффекта естественным путем.
Изящные черты лица, спокойствие выражения лица, пышные ресницы, блеск в полуопущенных глазах и чувственная яркость губ – все эти качества считались привлекательными для противоположного пола.
Изящность женщины подчеркивалась изгибами ее шеи и рук, которые согласно этикету вместе с прелестями открывавшимися декольте, мужчины могли лицезреть исключительно на балу. Подчеркивали изящные изгибы прически и ювелирные украшения. Волосы поднимались вверх, целиком открывая шею, в зависимости от стройности дамы украшенную жемчугом, ожерельями и прочими изысканными украшениями.
Таким образом, представления о женской красоте в 50-60 годы XIX века ставили во главу угла ее достоинства, как будущей матери. Соблазнительными считались пышные здоровые формы: грудь, бедра. Одновременно с этим красота являлась и показателем статуса женщины: белая кожа, изящные ноги, тонкая талия. Все эти достоинства подчеркивались женским костюмом, который должен был целомудренно срывать женские прелести, но одновременно с этим выставлять их на показ, делать на них акцент и указывать на их соблазнительность и сексуальность.
Глава 2. Женский костюм эпохи второго рококо
2.1. Элементы костюма эпохи второго рококо
Мода эпохи второго рококо становится более демократичной. Так, Наполеон III и императрица Евгения на фото в наши дни могут быть узнаны только по подписи. А «железный» канцлер Бисмарк выглядит скромным немцем, одетым более чем просто - в сюртук с черным галстуком.
Торжественные коронационные и официальные одеяния приемов и балов не выходят за границы своего «места жительства», толпу же возможно дифференцировать лишь по качеству, тканей, таланту портного и богатству украшений. Мода одинакова для всех и такова, что дает возможность проявиться внешнему демократизму как защитной маскировке и заигрыванию с народом.
Тем труднее бывает на сцене отделить мещанку от дворянки и горничную от госпожи, если они обе находятся в одинаковых условиях: например, идут летом по лесу. Вот тут и выручит знание художником тех примет времени, которые несет в себе костюм как всесторонняя характеристика персонажа.
Платья, особенно летние, могут быть совершенно простыми, и только белоснежные воротничок и манжеты из дорогого кружева отличают платье госпожи от такого же по форме, но из более простой ткани и с холщовыми манжетами платья горничной.
Желанием приблизить женскую моду к мужской можно объяснить появление венгерок - платьев и жакетов, отделанных шнурами, напоминающих фраки и сюртуки. Юбки всех цветов и фактур - клетчатые, полосатые, гладкие, с отделкой шнурами и лентами - и белые блузки стали почти форменным одеянием прогрессивных женщин. Юбка, собранная спереди и сильно сзади (опять же из трех полотнищ), надевалась на нижнюю, крахмальную, с оборками.
Гладко причесанные на пробор волосы и скрученная на затылке коса изменили и форму шляпки, которая приняла вид и название кибитки: тулья составляла одно целое с полями. Шляпки убирались цветами и довольно изящно обрамляли молоденькие лица.
Особенно многочисленной стала верхняя одежда, так как прогулки (в коляске, пешком, по скверам, бульварам, по вечерним и дневным улицам, не говоря уже о визитах и хождении по магазинам) вошли чуть ли не в обязательней ритуал для жителей городов. На улице женщины появлялись даже летом в закрытых платьях, с перчатками или митенками (кружевные перчатки без пальцев) на руках, которые надевали и дома (при приеме гостей), обязательно в шляпке и бархатной накидке или с шарфом из кисеи, кашемира, кружева, мантилье из шелка, тафты, бархата, шерсти7.
В 50-е годы уже довольно твердо установились цвета возраста: лиловые, синие, темно-зеленые, темно-красные и, конечно, черные тона для пожилых и очень много белого, голубого и розового у молодых. Желтый цвет не был в почете.
Относительно удобная форма платьев 40-х годов оставалась неизменной на протяжении десяти лет, пока количество нижних юбок не стало слишком обременительным. Тогда мода опять обратилась к истории, и из сундука XVIII века была извлечена юбка на обручах - панье; она и вошла в обиход в видоизмененном виде как кринолин. Поэтому данный период и следующие за ним 60-е годы называют вторым рококо. С 1859 года были введены искусственные кринолины, где эластичные стальные обручи - технически модернизированное воспоминание о бывшем райфроке с его обручами - как бы рессорами поддерживали более легкий современный материал. Эта перемена повлияла не только на внешнее очертание платья, но изменила и сам характер одежды. Юбка приобрела новое, неожиданное движение. Бывшие нижние юбки исчезли, а искусственный кринолин стал товаром, вырабатываемым машинами. Юбки, несмотря на их огромный размер (2,5 - 3 м), стали легкими и как бы закружились вокруг талии. Маленький лиф заканчивался баской. Узкие в плечах рукава расширились книзу, и из-под них показались кружевные манжеты, тюлевые оборки или второй пышный рукав. Несмотря на большой и громоздкий объем, платья были легкими и «плыли» впереди их обладательниц. Казалось, что женщины, одетые в кринолин, плывут или скользят по полу.
При движении руки красиво ложились на юбку, что останавливало ее колебание. Когда надо было сесть, руки привычным жестом опускали обруч кринолина вперед, тем самым поднимая его сзади, и дама садилась боком на стул, кресло или диван. В этот период в обиход входят низкие табуреты-пуфы, на которые удобно садиться, прикрывая их целиком юбкой. Несмотря на немедленную реакцию прессы, высмеивающей кринолин, сравнивающей его с воздухоплавательным аппаратом, с клеткой для кур и многим другим, несмотря на поток карикатур и возникший ряд бытовых неудобств, мода эта просуществовала более пятнадцати лет8.
Большие юбки украшались воланами - гладкими зубчиками, собранными в складку и сборку. Их декорация стала главной темой моды, и широкие каймы ткани покрываются отменными рисунками цветочных гирлянд и букетов. Богатство комбинаций цвета, изображений растительных форм и клетки, сочетание техники ткачества и набивки в широких масштабах рисунков юбочных тканей создают небывалое изобилие декоративного разнообразия.
Характерно социальное различие рисунков, цвета и качества тканей на платьях. Например платья аристократии и разночинцев отличались скромностью цвета и сдержанностью рисунков, хотя ткани первых были богаты по фактуре и тонкости вытканных узоров. Купечество предпочитало яркие расцветки и шуршащие тафтовые ткани с характерным сочетанием полос и клеток с букетами цветов. Кашемир, тафта, канаус, шанжан, муар, репс - ткани, которые существуют и по сей день,- великолепно выглядели на упругих кринолинах.
Платья расшивали тесьмой, галуном, кружевом, узорными лентами, бархатными отделками. Фабриканты тканей были очень довольны - воланы съедали огромное количество тканей (каждое платье как минимум требовало десятка аршин материи).
Особо нужно помнить о рукаве. Он делается из двух половин и выкраивается но округлой линии. Скроить лиф таким образом несложно, но результат получается разительный. Незаметно для самой женщины она лишается свойственной современной фигуре прямолинейной мужественности, и линии ее тела приобретают мягкий женственный силуэт.
Если форма костюма, вернее, его силуэт и пропорции, довольно долго оставались неизменными, то наименовании и фасоны одежды подвергались натиску фантазии и актив ной деятельности портных и портних, активно заимствовавших элементы костюма предыдущих эпох.
В начале 60-х годов кринолин при всей заманчивости его для портных и модных женщин под влиянием жизненных обстоятельств претерпел конструктивные изменения. Он затруднял передвижение на улице, занимал много места в театре, на лестнице дома. В России был даже издан указ о запрещении посещения церковных служб в кринолинах и тафтовых платьях. При большом стечении народа, в толчее, легко воспламеняющаяся тафта и огромных размеров юбки являлись превосходной пищей для огня. Кринолин переменил форму. Из круглых обручи стали овальными и расположились вокруг тела под углом. Это достигалось последовательным скреплением обручей различной длины лентами. Спереди ленты были значительно короче. Благодаря этому силуэт юбки и лифа значительно изменился, и фигура в профиль стала напоминать разносторонний треугольник, большую сторону которого представляла линия спины и юбки. Изменился и покрой. Длина линии лифа спереди не доходила до линии талии, тогда как сзади она плавно спускалась к ней. Соответственно кроилась и юбка, излишек длины свободно лежал сзади на обручах. На юбке вместо оборок могли быть складки. Число воланов доходило до двух-трех. Силуэт сделался легче и грациозней.
Очень хорошо передана форма такого платья в картине Перова «Приезд гувернантки».
Домашнее платье делали скромным, закрытым, с длинными рукавами, из гладких или в мелкий рисунок материй, из тканей полосатых и в мелкую клетку.
Развитие железнодорожного и водного транспорта дало возможность относительно легкого способа передвижения. Путешествующие экипировались специальными одеждами: накидки бедуин и бурнус, расшитые на восточный манер и с капюшонами, мантильи, пледы, платки, рединготы и дорожные пальто. Дорожные клетчатые пальто вошли в моду после того, как наладилось регулярное пароходное сообщение между Америкой и Европой. Простота и свобода, доминирующие в американской одежде, повлияли на формирование уличной обуви в европейской моде9.
Большие соломенные шляпы с чуть опущенными спереди полями (а-ля Гарибальди) украшали гладко причесанные головы и защищали от дождя и солнца. Бальные туалеты отличались огромным размером кринолинов, маленьким лифом, оставляющим обнаженными руки, плечи, грудь и спину. Юбка сделалась объектом виртуозного мастерства портных и декораторов. Драпированные тюль и газ, поддерживаемые гирляндами и букетами цветов, воланы из тафты, атласа и лент располагались на обширной ее поверхности.
С середины 1850-х годов носили особенно много украшений. Это были как традиционные виды изделий (броши, браслеты, серьги, кольца, различные подвески, диадемы и колье), так и довольно редко встречающиеся: всевозможные гребни, отделанные перламутром и жемчугом или драгоценными камнями; медальоны разных форм; пояса с драгоценными пряжками; роскошные бриллиантовые фермуары на черной бархатной ленточке; широкие парные жемчужные браслеты, которые одевали на обе руки, и бархатные браслеты с камнями и жемчугом; украшавшие голову изящные ободки, обрамлявшие пучок волос; ферроньерки, составленные, как правило, из цепочки и свешивающегося на лоб изящно оправленного бриллианта, жемчужины или другого драгоценного камня10.
Для дневных украшений использовали недорогие камни – агаты, малахит, сердолик, оникс, кораллы; в середине века – камеи на раковине и мозаичные изображения, а с 1860-х годов возникла мода на гранаты, и, вероятно, под впечатлением от драгоценностей мусульманского Востока – бирюзу. Мелкой бирюзой расцвечивали цветочные композиции чеканных узоров или «сыпали» ими ветки и листья, а крупные, чистые камни помещали в зубчатые оправы и украшали ими более парадные изделия. На изготовление бальных украшений шли самые прекрасные камни – яркие изумруды, рубины, сапфиры и, конечно, алмазы, зачастую ограненные розой. Высоко ценились «русские камни» - уральские александриты и изумруды. Несколько позже вечерние драгоценности украсили австралийские опалы, редкостные по цвету сапфиры Юго-Восточной Азии и прекрасные бриллианты и Южной Африки. Особенно ценились «солитеры» – крупные бриллианты безупречного качества. Увлечение драгоценными камнями не отражалось на любви к жемчугу – она оставалась неизменной во все времена. Из крупных жемчужин выполняли ожерелья и серьги, более мелкими окружали цветные драгоценные камни, камеи и миниатюры. Одним из самых ярких проявлений моды этого времени явилось увлечение резными камнями.
Кринолины перестали носить сразу, а именно - перед 1867 годом. Его лебединой песней стал год Всемирной выставки в Париже. Таким образом, господство кринолина в моде можно ограничить периодом между двумя мировыми выставками, первой — лондонской 1851 года и второй - парижской 1867 года.
2.2. Эротические элементы женского костюма второго рококо
Как уже упоминалось в первой главе женский костюм эпохи второго рококо был призван не только подчеркнуть ее женственность, как матери и хозяйки дома, но и ее привлекательность для мужчин – сексуальность.
Строгость нравов и запрет даже на упоминание сексуальных частей тела женщины отнюдь не закрывали для нее возможность подчеркнуть их в своем костюме.
Одним из самых распространенных способов наиболее ярко выделить свои достоинства, как уже было неоднократно упомянуто, являлось декольте.
Женщина, обладающая одними только физическими достоинствами, выбирала декольте en coeur (под сердце), заключающееся в том, что корсаж поднимается лишь немного выше талии и состоит из одних бантов, поддерживающих его под мышками и на плечах, причем эти банты то и дело соскальзывают с плеч, открывая их изящество и округлость. Дама с красивой шеей выбирала так называемое «круглое декольте», при котором она могла обладать и плоской грудью. Та, у которой красивая спина, предпочитала корсаж с мысообразным вырезом сзади и спереди.
Соответственно с этим развивается и умение использовать всякую возможность избранной формы декольте. Если мода или какое-нибудь особое соображение требуют в данную минуту, чтобы корсаж был несколько выше, чем это в интересах красивого бюста, или если дама хочет показать своему партнеру время от времени больше, чем другим, то она сумеет так ловко наклониться вперед, что корсаж позволит красивой груди выступить по крайней мере на некоторое время из платья.
Настоящей находкой для женщины в плане демонстрации своей привлекательности становится блузка - новейшее завоевание женского костюма. Блузка должна была, все скрывая, многое обнаруживать, и притом не только, подобно верхнему платью, скрывающиеся за ней и ею подчеркиваемые пластические формы вообще, но и те десятки интимных тайн, до которых так падки мужчины и которые так возбуждающе действуют на них. Здесь прежде всего идет речь о пикантном нижнем белье.
Подобно тому как умение дамы приподнять подол показывает любопытным взорам украшенные кружевами нижние юбки, а подчас даже и кружева панталон, так блуза должна была позволить угадать не менее пикантный лифчик. Сквозь нее должна просвечивать пестрая, иногда более узкая, иногда более широкая шелковая лента, обычно стягивающая лифчик; она должна позволить угадать благодаря просвечивающим кокетливым кружевам тонкую батистовую рубашку, которую носят дамы; наконец, она должна обнаруживать также розовую шею. Все это и еще многое другое входило в функции блузки.
К решению этой проблемы стремились самыми разнообразными путями, пока не нашли лучшего осуществления этого благородного стремления в так называемой «блузке с верхним просветом». Она решила тайну полуодетости, производящей, как известно, гораздо более эротическое впечатление, чем настоящая нагота. Эта идеальная блузка состояла в следующем: наверху и без того обычно прозрачной блузы делался глубокий вырез, заполняемый прозрачной вставкой, позволяющей видеть все, что есть под ней. Теперь мужчина мог совершенно беспрепятственно делать всякие для него столь интересные, а для женщины столь лестные наблюдения. Точно притягиваемые непобедимым магнитом, покоились взоры мужчин на этой пикантно декольтированной выставке, ибо не чем иным, как настоящей ловко устроенной выставкой, был этот вырез, заботившийся о том, чтобы у мужчин не оставалось никаких сомнений относительно того, что женщина носит изящное белье, что у нее есть чем щегольнуть, что она не лишена чувства пикантности и т. д.
Если у женщины являлось желание пойти как можно больше навстречу мужчине, то ей стоило только во время разговора наклониться соответствующим образом вперед, и осчастливленный партнер мог получить отчетливейшее представление об интересующих его подробностях. И такие очаровательные шутки можно было позволить себе теперь каждый день и с любым мужчиной, нисколько не нарушая правил приличия. Другими словами: женщина могла теперь физически совершенно разоблачиться перед ним, продолжая быть для всех других одетой. «А что важнее всего: женщина при этом решительно ничем не рисковала. Мужчина был вынужден ограничиться одним лишь созерцанием. Блузка застегивается на спине, так что при всем желании, даже со стороны дамы, ничего не поделаешь» - пишет Э. Фукс11.

Список литературы

Список литературы

1.Байбурин А.К. У истоков этикета. – М.: АСТ, 2006. – 328 с.
2.Бердник Т.О., Неклюдова Т.П. Дизайн костюма. - Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000. - 446 с.
3.В. Брун В, М. Тильке М. История костюма. - М.: «ЭКСМО-Пресс», 1999. - 463 с.
4.Захаржевская Р.В. История костюма. – М.: Рипол – классик, 2008. – 288 с.
5.Каминская Н. История костюма. – М.: Элита, 2007. – 128 с.
6.Кибалова Л., Гербенова О., Ламарова М. Иллюстрированная энциклопедия моды \\Перевод на русский язык И.М. Ильинской и А.А. Лосевой в 1986 г. - Прага: Артия, 1987. – 608 с.
7.Попова С. История моды, костюма и стиля. – М.: Астрель, 2009.- 272 с.
8.Разин А.В. Нравственный мир человека. - М.: Росспен, 2003. – 357 с.
9.Фукс Э., Кузнецов М. История проституции. – Браск, 1994. – 400 с.
10.Фукс Э. Иллюстрированная история нравов: буржуазный век. – М.: Республика, 1994. – 442 с.


Очень похожие работы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
bmt: 0.0134
© Рефератбанк, 2002 - 2024