Вход

Коннотация и просодия: частные случаи взаимодействия в английском языке.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 288720
Дата создания 02 октября 2014
Страниц 37
Мы сможем обработать ваш заказ 30 сентября в 13:15 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 250руб.
КУПИТЬ

Описание

Паронимия есть частичное совпадение двух фонетических слов, не сводимое к омонимии и к совпадению каких-либо самостоятельных частей этих слов (корней, приставок, суффиксов, окончаний), при одновременном совпадении значений такого характера, что оно практически не может быть определенно квалифицировано либо как синонимия, либо как вариантность. Если совпадение двух фонетических слов таково, что граница совпадающих частей приходится на границу приставки, корня, суффикса, то благодаря этому вычленяется их общая приставка, корень, суффикс, но паронимии здесь еще нет. Если же граница совпадающих частей пришлась внутрь приставки, корня, суффикса, окончания, разрезала хотя бы один из этих элементов слова, то создались условия для паронимии. Если к тому же имеется сходство значений, как в дан ...

Содержание

Введение 3
Глава 1. Проблема изучения лингвистических категорий английского языка 8
Глава 2. Сущность понятия языковой просодии 17
Глава 3. Интонация и просодия в контексте английского языка 22
Заключение 35
Список использованных источников 37

Введение

Приложение является достаточно распространенным явлением, характерным как для русского, так и для английского языков, однако в современных лингвистических исследованиях данная структурная единица остается на периферии изучения. Очевидно это объясняется тем, что во-первых, данное явление отличается синтаксической прозрачностью, и, казалось бы, не вызывает больших сложностей в плане описания членной структуры предложения. Во-вторых, приложение является тем элементом структуры высказывания, которое носит факультативный характер, то есть не является принципиальным для синтаксической организации предложения как основной речевой единицы. Приложение не оказывает сколько-нибудь существенного влияния на строй предложения и при его опущении синтаксические отношения между элементами предложения не изменяются.
Обобщение и анализ литературы, посвященной данной синтаксической категории, показали, что она достаточно редко становилась объектом изучения, вследствие чего сведения об особенностях данной синтаксической последовательности носят фрагментарный характер. В то же время представление о характере и сущности приложения как специфического явления английского синтаксиса значительно осложняется наличием разных подходов к изучению данной категории и различиями в трактовке самих понятий «приложение», «аппозитив», «аппозиция».
Существующая литература включает описание разных признаков приложения как синтаксической категории. Наиболее полно раскрыты морфосинтаксический и функционально-семантические аспекты приложения, однако материал исследования ограничивается наиболее простыми в синтаксическом плане структурами, в то время как приложения, представленные сложными синтаксическими конструкциями, несмотря на свою высокую частотность в речи, не привлекали внимание исследователей. Исследования, в которых рассматриваются интонационные особенности приложения, носят единичный характер.
Таким образом, обращение к литературе, посвященной вопросу о характере и сущности приложения в английском языке, показывает, что содержание данного понятия нельзя считать в полной мере раскрытым. Актуальность диссертационного исследования определяется тем, что в теории английского языка синтаксический статус приложения остается недостаточно определенным; не получили достаточного освещения структурные, просодические и функционально-семантические признаки речевых отрезков, квалифицируемых как приложение.
Это обуславливает выбор в качестве объекта изучения аппозитивных конструкций в составе текстов, принадлежащих к функциональным стилям художественной речи и публицистики.
Предметом настоящего исследования является синтагматика аппозитивных конструкций, рассматриваемая в единстве морфосинтаксического, функционально-семантического и ритмико-просодического аспектов речи.
Как следует из вышеизложенного, центральным понятием диссертации является синтагматика речевого произведения. Это связано, прежде всего, с методологическими посылками, на которых базируется исследование. В настоящее время, когда коммуникативный аспект синтаксических явлений приобретает особую актуальность, методологически оправданным является использование тех принципов и методов анализа, которые были выработаны речеведением.
Речеведение базируется на положении о том, что звуковая форма языка является первичной и одной из важнейших форм его существования, что объективирует необходимость изучения звучащей речи с точки зрения просодических параметров, значимых для выражения той или иной лингвистической категории. В соответствии с методологией речеведения все факторы, влияющие на характер соединения элементов в речевой цепи, независимо от того, в какой форме - устной или письменной - создано речевое произведение, подлежат изучению с позиции звучащей речи.
В рамках речеведческого направления синтаксис определяется как «наука о построении речи». Суть данного подхода определяется положением о том, что собственно синтаксическая проблематика должна рассматриваться в единстве с синтагматикой высказывания. Синтагма определяется как составное номинативное образование, состоящее из двух или более значащих единиц, расположенных в определенной линейной последовательности. Комплексные образования, объединяемые термином «синтагматика», включают различные номинативные единицы, которые являются результатом соположения единиц более низкого уровня - от производных слов до самых сложных типов словосочетаний.
Любое речевое произведение является результатом взаимодействия линейного и наддинейного рядов высказывания. Понятие двухлинейности речи было впервые использовано А.И.Смирницким и в дальнейшем развито представителями речеведческого направления. Тезис о двухлинейном характере речи был положен в основу изучения различных синтаксических явлений, в частности, атрибутивных слоюсочетаний, субстантивных слоюсочетаний, придаточных предложений, парцеллированных конструкций. Эти исследования показали, что созданный серьезный методологический фундамент может успешно использоваться для анализа других синтаксических построений.
Для изучения приложения понятие синтагматики имеет особое значение, поскольку, с одной стороны, основой выделения данной синтаксической категории является специфика линейного соположения слов - приложение выделяется на фоне соотнесения с другими единицами линейного ряда. С другой стороны, как известно, данное явление характеризуется противопоставлением необособленных приложений тем, которые при помощи интонационных средств языка выделяются в отдельные синтагмы.
Целью исследования является выявление конституирующих признаков приложения как структурной единицы современного английского языка на основе анализа его речевой реализации.
Для достижения поставленной цели определены задачи работы, которые состоят в следующем.
1.Определить параметры лингвистического анализа, которые позволили бы раскрыть конституирующие признаки приложения как структурной единицы английской речи.
2.Описать линейные характеристики аппозитивных конструкций в единстве структурных, конструктивных, лексико-грамматических и функционально-семантических признаков.
3.Осуществить экспериментально-фонетическое исследование аппозитивных конструкций, направленное на выявление просодических признаков, составляющих план выражения данного синтаксического явления.
4.Провести сопоставительный анализ структурных и функционально-семантических характеристик, отличающих аппозитивные структуры в двух функциональных стилях современного английского языка.
5.Установить характер соотношения между линейными свойствами аппозитивных структур и их просодико-пунктуационным оформлением.
Все известные нам исследования, посвященные проблеме приложения в английском языке, ориентированы преимущественно на логико-понятийную интерпретацию синтаксических конструкций. В то время как особенности речевой реализации аппозитивной конструкции до сих пор не становились объектом изучения.
Анализ материала проводился в плане соотношения двух семиотических систем: просодии и пунктуации. Тесная связь, существующая между этими системами, определяется спецификой английской пунктуации, которая отражает психолого-декламационное членение речи и базируется на семантико-стилистических принципах.
Теоретическая значимость полученных выводов определяется тем, что они развивают теорию второстепенных членов предложения в современном английском языке и вносят определенный вклад в разработку методологии, основанной на единстве синтагматики и синтаксиса речевых произведений.
Практическое значение работы состоит в том, что она содержит описание синтактико-синтагматических особенностей аппозитивной конструкции, которая является достаточно распространенной структурой в современном английском языке. Выводы, сделанные в ходе исследования, могут найти практическое применение в обучении английскому языку в школе и вузе, а именно в курсе стилистики, а также в курсе теоретической грамматики английского языка при изучении отдельных вопросов синтаксиса словосочетания и предложения.
Достоверность результатов исследования обеспечивается большим объемом рассмотренного материала в письменной и устной формах языка, включающего тексты двух функциональных стилей: стиля художественной литературы и публицистики.
Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников. [1]

Фрагмент работы для ознакомления

  В  структурном  отношении  все  эмфатические  тоны  объединяет  перцептивно  значимое  увеличение  максимальных  значений  интенсивности,  длительности,  а  также  признаков,  относящихся  к  характеру  изменения  частоты  основного  тона  (ч.  о.  т.):  конфигурации  и  интервалу.  При  этом  указанные  модификации  относятся  не  только  к  ударному  слогу  экспрессивной  лексической  единиц,  а  ко  всей  акцентной  группе.  Иными  словами,  понятие  «тон»  в  действительности  соответствует  понятию  тонального  акцента. Специфика  временной  структуры  экспрессивного  слова  в  английской  фразе  заключается  в  значительном  (как  правило,  двукратном)  увеличении  длительности  начального  согласного  ударного  слова.  Характерно,  что  увеличение  уровневых  показателей  ч.  о. т.,  в  отличие  от  количественных  показателей  длительности  и  интенсивности,  оказывается  не  постоянным,  обязательным,  а  дополнительным  фактором,  способствующим  выделенности  экспрессивных  лексических  единиц.  Отметим  также,  что  модификации  количественных  показателей  просодических  параметров  на  самом  экспрессивном  слове  не  всегда  являются  яркими.  Даже  небольшого  отклонения  от  средних  параметровых  признаков  оказывается  достаточным  для  того,  чтобы  степень  выделенности  слова  воспринималась  как  повышенная.  Эти  данные  свидетельствуют  о  стабильности  эталона  просодической  нормы  нейтральности/  экспрессивности,  сформированных  в  языковом  сознании  носителей  языка.Главным  фактором,  модифицирующим  степень  и  качественные  характеристики  просодической  экспрессивности,  являются  ингерентные  семантико-синтаксические  признаки  самих  экспрессивных  лексических  единиц,  которые  влияют  на  локализацию  во  фразе  ядерного  акцента  и  на  характер  ядра  как  коммуникативного  центра  фразы.  Тенденция  к  расположению  ядерного  акцента  в  норме  на  последнем  знаменательном  элементе  английского  высказывания,  являющемся  таким  центром,  часто  сталкивается  с  необходимостью  выделения  нефинального  элемента,  обладающего  высокой  коммуникативной  значимостью.  Прежде  всего  это  относится  к  атрибутивным  прилагательным,  усилительным  наречиям  и  глаголам,  в  силу  своих  морфолого-синтаксических  особенностей  не  занимающих  финальную  фразовую  позицию,  но  требующих  по  своей  роли  во  фразе  акцентного  выделения,  равноценного  ядерному.  В  то  вермя,  как  потенциал  ядерной  выделенности  нейтральных  синонимов  в  рамках  той  же  части  речи  в  идентичных  синтаксических  функциях  невелик,  экспрессивные  единицы  обнаруживают  устойчивую  тенденцию  «притягивать»  к  себе  ядерное  ударение.  Это  в  наибольшей  степени  касается  экспрессивных  глаголов.  Яркая  просодическая  маркированность  позволяет  выделить  экспрессивные  глаголы  в  особую  лексико-семантическую  группу,  обладающую  исключительно  высоким  дискурсивным  потенциалом,  который  позволяет  глаголу  во  многих  случаях  стать  единственным  коммуникативным  центром  высказывания. На  экспрессивных  прилагательных  и  наречиях  в  упомянутых  функциях  сдвиг  ядерного  акцента  в  нефинальную  позицию  происходит  значительно  реже,  чем  на  глаголе,  поскольку  они  образуют  с  определяемым  словом  единый  коммуникативный  блок,  внутри  которого  действуют  тесные  семантические  связи,  и  это  отражается  на  характере  ядра  в  подобных  фразах.  Во  многих  случаях  ядро  «расширяется»,  захватывая  как  определение,  так  и  определяемое  слово,  благодаря  употреблению  усложненных  акцентныо-тональных  структур,  т.  е.  становится  полирематичным.  Такой  акцентной  организацией  характеризуются  сочетания  наречия  меры  и  степени  в  функции  усилителя  с  последующим  наречием  или  прилагательным. Конкретно-языковая  специфика  акцентной  организации  английской  фразы  проявляется  в  стремлении  избежать,  без  контекстной  необходимости,  локализации  ядра  в  центре  фразы  (или  ее  начале)  даже  на  экспрессивном  слове  ввиду  неизбежно  воспринимаемого  эффекта  контрастивности,  возникающего  в  результате  такого  сдвига.  Английский  язык  пользуется  в  подобных  случаях  различными  компенсирующими  средствами,  такими,  как  составные  акцентно-тональные  структуры  (Compound  Tunes),  которые  позволяют  одновременно  маркировать  два  и  более  элемента  высказывания,  сохраняя  при  этом  выделенность  последнего  знаменательного  слова. Проведенное  исследование  позволяет  заключить,  что  экспрессивная  лексика  в  составе  фразы  предопределяет  экспрессивность  фразовой  просодической  структуры.  Вариативность  внутри  данного  инварианта  и,  соответственно,  набор  прототипических  экспрессивных  структур  детерминирована,  с  одной  стороны,  степенью  эмоционально-модальной  окрашенности  лексических  единиц  и,  с  другой  стороны,  позицией  и  функцией  экспрессивной  лексической  единицы  в  пропозициональной  и  коммуникативно-прагматической  структуре  высказывания. [2]  Глава 2. Сущность понятия языковой просодии ПРОСОДИЯ ЯЗЫКОВАЯ, совокупность таких фонетических признаков, как тон, громкость, темп, общая тембровая окраска речи. Изначально термин «просодия» (греч. prosodia – ударение, мелодия) применялся к стихам и пению и означал некоторую ритмическую и мелодическую схему, наложенную на цепочку звуков. Понимание просодии в лингвистике сходно с принятым в теории стиха в том отношении, что просодические признаки относятся не к сегментам (звукам, фонемам), а к так называемым супра- (т.е. над-) сегментным компонентам речи, бóльшим по продолжительности, чем отдельный сегмент, – к слогу, слову, синтагме (интонационно-смысловому единству, состоящему обычно из нескольких слов) и предложению. Соответственно, для просодических признаков характерна продолжительность, неточечность их реализации. Отличие же языковой просодии от поэтической заключается в том, что первая является важным элементом организации языка в целом, тогда как вторая предстает как специальное средство, используемое лишь при выполнения языком его поэтической функции. Кроме особых законов расположения сегментов, слог может обладать и собственными просодическими признаками, которые характеризуют его как цельную супрасегментную единицу. Наиболее распространенным просодическим признаком слога является тон. Языки, которые используют различие слоговых тонов для передачи смысловых противопоставлений, никоим образом не являются редкостью: на них говорит почти половина населения земного шара. Детальная классификация тональных систем была предложена в конце 1940-х годов американским лингвистом К.Пайком. Имеются два базовых типа слоговых тональных систем: уровневые и контурные. В основе систем первого типа лежит противопоставление ровных тонов разных уровней (высокий, низкий, средний, возможны промежуточные уровни). Так устроены тоны во многих языках Африки и американских индейцев. В основе систем второго типа лежит противопоставление скользящих тонов (восходящий, нисходящий или их комбинации). Системы этого типа представлены слогоморфемными языками Юго-Восточной Азии (китайский, вьетнамский и др.). В системах уровневого типа тональная конфигурация слова задается как цепочка тонов составляющих его слогов. Переходы между разными уровнями происходят на слогоразделах. Примеры минимальных контрастов из двух африканских языков (буквами H, L, M обозначены, соответственно, высокий, низкий и средний тональные уровни): havi (LH 'поросенок') – havi (HH 'друг'; язык эве); akpa (HH 'река') – akpa (LH 'первый') – akpa (HM 'он умирает'; язык эфик). В языке может быть противопоставлено до пяти уровней тона. Согласно Пайку, с уменьшением числа уровней расстояние между ними увеличивается, поскольку тональный диапазон во всех языках является примерно одним и тем же, а противопоставленные тоны стремятся ко взаимному удалению. В уровневых тональных системах наряду с ровными тонами могут присутствовать скользящие. Их возникновение является следствием выпадения одного из двух соседних гласных, в результате которого ровные тоны двух соседних слогов сливаются внутри одного слога, что дает скользящий тон: HL > F (англ. Falling – нисходящий), LH > R (англ. Rising – восходящий). Пример из языка эфик: ke+urua (HLLL 'на рынке') > kurua(FLL). Такие случаи показывают, что тон, будучи интегральным свойством слога, не исчезает при выпадении гласного. В африканских языках, по свидетельству Д.Вестермана, тоны нередко бывают семантически мотивированными: низкий связывается с чем-то большим, бесформенным, медленным, высокий – с противоположными значениями. Однако подобная обусловленность присуща далеко не всем тональным огласовкам слов. Тоны используются не только как средство лексического противопоставления, но также в грамматических функциях. Пример из языка дуала: a mobala (LLLL 'он дает') – a mobala (LHLL 'он дал'). Кроме скользящих тонов, контурная система обычно содержит хотя бы один ровный тон – он задает исходный уровень, от которого отсчитывается тональное изменение. Например, в пекинском диалекте китайского языка имеется один ровный (высокий) тон и три скользящих тона: восходящий, нисходяще-восходящий и нисходящий; в примерах ниже они обозначены надстрочными индексами. В так называемых моносиллабических языках тон часто является единственным различителем смысла. Пример из китайского: ma1 'мама', ma2 'конопля', ma3 'конь', ma4 'ругать'. Как и в уровневых системах, тон характеризует слог как целое и реализуется на всем его протяжении, что хорошо видно на интонограммах. В качестве интегральных свойств слога могут выступать и тембровые признаки. Именно так функционировали мягкость и твердость в древнерусском языке. В этот период слог был всегда открытым (т.е. не мог заканчиваться согласным звуком), а внутри слога мягкие согласные сочетались только с гласными переднего образования, а твердые согласные – только с гласными заднего образования: да=н'ь, д'ь=н'ь (день),о=в'и=нъ (здесь ъ и ь означают редуцированные гласные звуки, верхняя запятая – мягкость согласного, а знак равенства – слогораздел). После так называемого падения редуцированных, в результате которого они в одних позициях исчезли, а в других превратились в гласные полного образования, согласные сохранили изначальный слоговой тембр, в результате чего в современном языке внутри одного слога (который теперь может быть и закрытым) сплошь и рядом оказываются согласные разного тембра: дан' (дань); тембр, таким образом, перестал быть просодическим признаком целого слога. На весь слог могут «расплываться» и другие тембровые признаки. Например, в американском варианте английского языка сужение глотки, сопровождающее артикуляцию звука [r], может распространяться на предшествующие звуки: . Цепочки слогов, составляющих слово, в большинстве языков объединяются в некоторую цельную структуру. Полнозначные слова в современных европейских языках имеют ясную ритмическую организацию: один из слогов фонетически выделен (является ударным), а другие уступают ему по силе (являются безударными). Таким образом, звуковой поток членится на некоторые ритмические кванты, объединенные вокруг ударных слогов. Имеются и другие средства фонетической интеграции слова, а тем самым – и отделения его от соседей. Чаще всего это тембровые просодии, охватывающие слово как целое, однако наиболее типичным просодическим средством словесного уровня является все же ударение. Языки мира различаются как по допустимым в слове ритмическим схемам, так и по функциям, выполняемым в них ударением. Примером языка с исключительным разнообразием акцентных (т.е. предоставляемых ударением) возможностей является русский. Поскольку ударение может падать в нем на любой слог слова, оно способно выполнять смыслоразличительную функцию, противопоставляя пары типа: пúли – пилú, зáмок – замóк и т.п. Русское ударение является не только разноместным, но к тому же еще и подвижным: оно может смещаться при изменении грамматической формы слова (водá – вóду, стéны – ). Более ограниченные акцентные возможности имеет английский язык. Как и в русском, ударение в нем разноместное, из чего следует возможность противопоставления пар типа: ўsubject 'предмет' – subўject 'подчинять',ўdesert 'пустыня' – deўsert 'дезертировать'; английское ударение может изменяться также и при суффиксальном словообразовании: ўsensitive – sensiўtivity. Однако словоизменительные возможности английского языка невелики, и изменения ударения при словоизменении не происходит. Во многих языках ударение является фиксированным, занимая в слове постоянное место. Фиксированное ударение ориентируется на крайние позиции в слове – либо на его начало, либо на конец. Так, чешский и венгерский языки имеют ударение на первом слоге, польский – на предпоследнем, а большинство тюркских – на последнем. Близкую ритмическую организацию имеют языки, в которых ударение может занимать одну из двух позиций, ориентированных на край слова, а размещение его зависит от так называемого распределения «легких» и «тяжелых» слогов. «Легкими» являются слоги, оканчивающиеся на краткий гласный, а «тяжелыми» – слоги, имеющие либо долгий гласный, либо гласный, прикрытый конечным согласным. Так, в латыни и в арабском ударение в неодносложных словах падает на предпоследний слог, если он «тяжелый», в противном же случае оно смещается на предыдущий слог. Примеры из арабского языка:  'художник' – sánatun 'год'; mumtáddun 'простирающийся' – dárrasa 'обучать'. Подобно фиксированному, такое ударение является автоматическим – в том смысле, что оно ставится по строгим фонетическим правилам. Понятно, что выполнять функции смыслоразличения автоматическое ударение не может. Оно служит лишь ритмическому объединению вокруг ударного слога и разграничению слов в потоке речи (эти функции ударения называются, соответственно, кульминативной и делимитативной). Фонетическое слово не всегда совпадает с грамматическим. Оно может включать в себя примыкающие к полнозначному слову безударные служебные и полуслужебные слова (предлоги, частицы, местоимения, союзы). Такие слова называются клитиками. Клитики, предшествующие полнозначному слову (например, не готóва), называются проклитиками, а следующие за ним (например, готóва ли) – энклитиками. Поскольку фонетическое слово объединяется в целое на основе ритмической субординации слогов, его иначе называют речевым тактом. [3] Глава 3. Интонация и просодия в контексте английского языка В настоящее время понятие «просодия» получило широкое распространение и различное толкование. Не вдаваясь в историю возникновения и развития этого термина, а также нюансы его понимания, отметим, что существуют 2 чётко выраженные и диаметрально противоположные точки зрения в понимании явления, которое называют просодией.  Одна из них разграничивает понятия просодии и интонации и относит их к разным речевым сегментам: под просодией понимают «такое наблюдаемое в устной речи явление языка, которое служит для различения слогов и определения их сочетания в фонетическом слове». Под интонацией же понимается такое наблюдаемое в устной речи явление языка, посредством которого смысловое содержание предложения, выраженные в нём предикативные отношения, коммуникативное значение и модальнось, а также лексический состав и синтаксический строй получают своё конкретное выражение, определяясь характером реальной или воображаемой ситуации общения посредством языка или контекстом. Интонация служит также  одним из средств различения стилистических особенностей речи и отличает орфоэпически правильную речь на данном языке». Что касается компонентов интонации, то в этой области ведутся споры, что следует включать в понятие «интонация». Широкое (многокомпонентное) понимание интонации характерно для русской лингвистической школы в отличие от западной (особенно американской и британской), для которой типично отождествление понятия интонации с мелодикой. Из сказанного следует, что изложенная выше точка зрения на интонацию и просодию предполагает четкое разграничение этих понятий и отнесение их к разным речевым сегментам: просодии – к слогу, интонации – к фразе.   Вторая точка зрения на просодию во многом смыкается с пониманием интонации как многокомпонентного единства. В понятие просодии включаются такие компоненты, как мелодия, ударение, тон (словесный), ритм, пауза, темп, тембр, долготные характеристики – практически все те, которые рассматриваются в системе интонации. Сторонники широкого толкования понятия «просодия» чётко противопоставляют сегментный и супрасегментный (просодический) уровни.Таким образом, под просодией понимается система супрасегментных средств, в которой можно выделить ряд единиц. Обычно эти единицы называют компонентами просодии. Каждый компонент, в свою очередь, представляет собой сложное системное образование, единицы которого взаимодействуют не только в рамках своей системы, но и с единицами других просодических систем. Во избежание терминологической омонимии начиная с 70 гг. в обиход ввели ТЕ «просодика» для разграничения областей применения: просодика относится только к слогу, а просодия соотносится со всеми сегментными единицами (слог, фраза, синтагма, фраза, фоноабзац, текст). Помимо этих 2 точек зрения на интонацию и просодию как понятия синонимичные (№2) и понятия с отличающейся по масштабу сферой применения (№1), существует еще и третья точка зрения, которая различает эти понятия с фонологической точки зрения. В этом смысле просодия противопоставляется интонации, поскольку объединяет супрасегментные характеристики речи на уровне восприятия (высота тона, громкость, длительность) и на физическом уровне (частота основного тона, интенсивность, время), а интонация употребляется для обозначения функциональных категорий. Наука, изучающая единицы просодии называется просодемика, а сами единицы – просодемами (по аналогии с фонемами). В рамках просодемики можно выделить такие направления как акцентологию, тонологию и др. Соответственно, в понятие просодемы объединили интонему, тонему, стронему, хронему (хотя в употреблении остались только первые 2 термина). Сложность выделения просодем состоит в том, что материально они часто эквивалентны одному признаку ( а фонема – всегда комплекс признаков). Интонация – это языковая универсалия. В мире не существует языков, которые были ли бы монотонны, т.е. без изменения просодических параметров. Однако в разных языках интонация функционирует по-разному. Какую же роль интонация играет в языке? Чем дальше мы уходим от простой способности порождать и понимать грамматические предложения в сторону коммуникативной компетентности, тем более отчётливо мы начинаем осознавать тот вклад, который интонация вносит в  коммуникативную полноценность речевого акта. Мы начинаем понимать, что отработка интонации  - это не просто «косметическое» или «декоративное» упражнение, сравнительно неважное, а весьма важный вид учебной деятельности, который ведёт к осознанию некоторых фундаментальных аспектов коммуникативного процесса. Обычно выработке правильных интонационных навыков уделяется меньше внимания, чем артикуляционных, хотя овладеть интонационными навыками гораздо сложнее. Это происходит по 2 причинам. Первая состоит в том, что интонация употребляется носителями языка ещё более бессознательно, чем звуки, и, помимо этого, практически никак не отражается на письме (за редким исключением таких ориентиров, как курсив или пунктуационные значки). В то же время, даже в языке с такой сложной орфографией как в английском, читателю постоянно подсказывают, какие звуки он должен произнести. Вторая причина состоит в том, что английские звуки изучены намного глубже, чем интонация: так уж получилось, что фонетисты больше занимались сегментными единицами - фонемами, чем интонацией. Начнём с описания интонации на перцептивном и акустическом уровнях.

Список литературы

1.Карневская Е.Б. Практическая фонетика английского языка на продвинутом этапе обучения: учебник / Е.Б. Карневская, Е.А. Мисуно, Л.Д. Раковская; [под общ. ред. Е.Б. Карневской]. — 4-е изд., перераб. — Минск: «Аверсэв», 2011. — 410 с.
2.Минаева Л.В. Слово в языке и речи. М.: Высш. школа, 1986. — 145 с.
3.Надеина Т.М. Фразовая просодия как фактор речевого воздействия / Институт языкознания РАН; Московский государственный университет сервиса. М., 2003. — 145 с.
4.Скорикова Т.П. Принципы описания акцентогенных свойств лексем // Проблемы фонетики: сб. ст.; [отв. ред. Р.Ф. Касаткина]. — М.: Наука, 2002. — С. 181—190.
5.Третьякова Г.Н. Языковая вариативность и речевое воздействиев философско-когнитивном аспекте. Минск: МГЛУ, 2001. — 53 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022