Вход

Неравенство доходов и проблема социальной справедливости

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 287709
Дата создания 04 октября 2014
Страниц 29
Мы сможем обработать ваш заказ 30 мая в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 250руб.
КУПИТЬ

Описание

По своей природе люди неодинаковы и в этом смысле неравны. Они различаются своими индивидуальными способностями и наклонностями, гендерными, возрастными, этническими, региональными и страновыми особенностями. Эти различия, конечно, меняются, но очень медленно, а в принципе – неустранимы. С ними просто надо считаться.
Другое дело – социально-экономическое неравенство между людьми, связанное с исторически складывающимися экономическими отношениями и институтами, социальным статусом людей, с качеством труда – квалификацией, прилежанием, продуктивностью. Оно является результатом общественного развития и одновременно его важным фактором.
В парадигмах, лежащих в основании социальных теорий справедливости, выделены раз¬личные аспекты этого социального феномена. Если иметь в виду разграничение тер ...

Содержание

Введение 3
Глава 1 Теоретические особенности социальной справедливости в доходах 5
Глава 2 Неравенство доходов в России 15
Заключение 25
Список литературы 29

Введение

Одна из дискуссионных тем среди политиков и теоретиков — справедливость со¬циальных порядков и их производных характеристик. Что является необходимой предпо¬сылкой справедливого, морального и достойного общества, как должны быть определены несправедливости и неравенство и как должны решаться соответствующие проблемы? Для политиков точное знание общественного мнения по вопросам социальной справедливости не только дело принципа, но важно и с точки зрения стратегии и тактики в условиях демо¬кратии. Для политологов такое знание имеет решающее значение в понимании как поли¬тико-организационных процессов, так и в оценке требований и решений в политической сфере. Вместе с тем для различных теоретических концепций, как отмечается некоторыми исследователями, характерна одна и та же слабость: очень мало внимания уделяется эмпирическим исследованиям, которые могли бы обосновать те или иные теоретические выводы [1]. Порой пренебрежение изучением повседневных представлений и народных убеждений, касающихся справедливости, можно расценить как стремление выдать свою собственную точку зрения за общее мнение.
Социальное неравенство в России имеет свои специфические особенности. Социальные неравенства продолжительные периоды не выступают основой политических требований масс, в обычных условиях российское социальное неравенство в сознании масс так обыденно и по¬тому терпимо, что не осознается в общественном сознании как четко выраженный мотив для политических действий. И только в условиях социально-экономических и особенно политиче¬ских кризисов происходит актуализация проблематики неравенства в категориях несправедли¬вости, и тогда она находит свое выражение в составе политических требований и мотивации протестного поведения.
Цель курсовой работы - неравенство доходов и проблема социальной справедливости.
Задачи курсовой работы:
- рассмотреть теоретические основы социального равенстве,
- изучить социальное неравенство в доходах в современной России.
Объект работы – социальное неравенство в доходах.
Предмет курсовой работы – особенности социального неравенства в доходах в современной России

Фрагмент работы для ознакомления

Существуют два способа обеспечения сравнимости национальных данных между собой. Первый, наиболее строгий способ, в качестве отправного пункта имеет национальные выборки и требует, чтобы они поддавались идентичным измерениям и по возможности удовлетворяли сходным зависимостям между измерениями. Второй, более прагматичный способ, предполагает вероятностные измерения, в общем применимые к исследуемым нациям, и требует, чтобы эти измерения могли быть использованы для сравнения соответствующих предметов. В данной статье мы избрали второй способ.Для измерения установок относительно неравенства доходов, личного отношения к неравенству и восприятия общественного неравенства были сконструированы следующие инструменты.Установки относительно неравенства доходов. Ряд предложенных вопросов касался функций, оценки и приоритетной государственной политики в отношении к доходному неравенству. Прежде всего респондентов просили оценить восемь оснований подоходных различий в обществе, а именно: поддержка уровня благосостояния страны; мотивация интенсивного труда; мотивация ответственности; мотивация совершенствования навыков профессиональной деятельности; поддержка государством непрерывного образования и обучения; возможность бизнеса приносить солидную прибыль; подоходные различия полезны для богатых и власть имущих; подоходные различия продолжают существовать, так как простые люди не объединяются для устранения их. Факторный анализ этой тематики показал почти во всех странах одну ясную общую характеристику, выражающуюся в подчеркивании позитивных функций доходного неравенства. Соответственно сконструированная шкала названа «Оправдание неравенства доходов». Следующий прямой вопрос был рассчитан на то, чтобы получить оценку позиции респондентов в отношении к «Поддержке существующих различий в доходах». Во всех странах, кроме Италии, было обнаружено 11 типов занятий в зависимости от вопросов: сколько респондент получает реально за год (включая налоги) и сколько должен получать за год (включая налоги). Сюда включались такие занятия, как каменщик, врач, клерк банка, хозяин небольшого магазина президент большой национальной компании, высококвалифицированный заводской рабочии, рабочий фермы, секретарь, водитель городского автобуса, неквалифицированный рабочий, министр национального правительства. Воспринимаемые различия в доходах будут представлены позже. Значение предпочитаемых различий в пропорциях (абсолютная величина, выражающая отношение предпочитаемых заработков к подсчитанным доходам/подсчитанные доходы) линейно преобразовано в шкалу со средним значением по стране, равным 50-ти, и нормальным отклонением, сравнимым с другими шкалами. Шкала показывает «Предпочтительные изменения в распределении доходов» в отдельной стране. Наконец, была определена общественная поддержка сферы государственной социальной помощи (устранение различий в доходах, работа для всех, достойная жизнь для безработных, минимальный уровень доходов и помощи бедным). Факторный анализ показал единое основание измерения, названного «Поддержка государства благосостояния».Личностное отношение к неравенству. Использованы три индикатора для измерения личностного отношения к неравенству, а именно: лично испытываемая межгенерационная мобильность, самооценка своей социальной позиции и перспективы. Чтобы измерить межгенерационную мобильность, респондентов просили сравнить статус их настоящей (или последней) работы с работой отца в то время, когда респонденту исполнилось шестнадцать. Затем была предпринята попытка замерить субъективные оценки респондента своей социальной позиции. Им была предложена шкала, содержащая 10 пунктов и выражающая социальную иерархию различных групп в обществе; и они должны были определить свое место в этой иерархии. Первоначальная шкала выросла до 100 пунктов и названа «Субъективная социальная позиция». Третье измерение личностных отношений выражает субъективное восприятие своего процветания. Задавали вопрос: имеют ли респонденты и их семьи хорошие шансы повысить свой жизненный уровень? Первоначальная шкала из пяти пунктов преобразована до 100 пунктов и названа «Перспективы процветания».Восприятие социального неравенства было также оценено по трем показателям. Первый выражает восприятие неравенства доходов, которое, как уже было сказано, измерялось по оценкам реальных доходов от 11 различных занятий. Коэффициенты вариации (=стандартные отклонения 11 оценок, деленные на среднее значение этих оценок) линейно преобразованы в шкалу со средним значением по стране, равным 50-ти, и стандартным отклонением, сравнимым с другими шкалами. Эта шкала названа «Воспринимаемое неравенство в доходах». Оценивались несколько представлений об успехе, которые служат индикаторами факторов предписывания или достижения, определяющих жизненную карьеру. Чувствуют ли респонденты, что их успех непосредственно зависит от предписывающих факторов, не поддающихся индивидуальному контролю (семейное происхождение, национальность, пол и т.д.), или от факторов достижения, т.е. индивидуальных качеств человека (честолюбие, образование, талант и т.п.)? Респондентам предлагались 13 человеческих качеств, которые раскрывают пять основных параметров: семейное предписывание (доход родителей и их образование), меритократические данные (хорошее образование, природные способности, задатки, талант), личностные достижения (честолюбие, усердие в работе), социально-политическое предписывание (политические связи, знание нравов, политические убеждения) и социальная дискриминация (национальность, пол, религия, регион). Факторный анализ выявил три характеристики почти во всех странах: важность наличия хороших взаимоотношений (состоятельная семья, образованные родители, знание прав человека, политические связи), значимость меритократического предписывания и личных достижений (хорошее образование, честолюбие, природные способности, усердие в работе) и важность фактора социальной дискриминации (религия, регион, пол, политические убеждения). Оказалось, что только последняя характеристика приемлемо выражается в шкале, а значит, будет использована для дальнейшего анализа. Эта характеристика названа «Воспринимаемая значимость социальной дискриминации для жизненной карьеры». С учетом идеологии современного общества в будущем эта шкала может быть названа "воспринимаемой процедурной несправедливостью". Что касается третьего показателя, то выявлены восприятия респондентами межгрупповых конфликтов или расслоений в обществе, в частности между богатыми и бедными, предпринимателями и рабочими, городскими и сельскими жителями, представителями среднего класса и рабочего класса, а также между молодежью и старшим поколением. Факторный анализ показал, что почти во всех странах подобная конфликтная тематика совмещается в одном измерении. Эта шкала названа «Восприятие социального расслоения».Таким образом, возможны 10 конструкций для измерения установок, отношений:а)установки — две положительные (оправдание доходного неравенства и поддержка существующих различий в доходах) и две отрицательные, касающиеся неравенства (предпочтительные изменения в распределении доходов и поддержка государства благосостояния);б)индивидуальные отношения (межгенерационная мобильность, субъективная социальная позиция и перспективы процветания);в)социальные восприятия (воспринимаемое неравенство в доходах, воспринимаемая значимость социальной дискриминации и воспринимаемое социальное расслоение).Глава 2 Неравенство доходов в РоссииРыночная трансформация российской экономики и социальных отношений по своему объективному смыслу должна была покончить с отчуждением людей от собственности и уравнительностью в распределении доходов, характерных для советского общества и лишавших его динамизма. Однако разрыв с прошлым в 90-е годы произошел хаотично и бессистемно, без учета возможных последствий для общества. Он сопровождался захватом важнейших объектов собственности узкой группой приближенных к власти людей при прямом попустительстве со стороны государства. Радикальный переворот в имущественных отношениях повлек за собой беспрецедентную дифференциацию доходов населения, резкое размежевание общества на богатых и бедных, глубокое нарушение принципов и норм социальной справедливости. Возникла прямая угроза стабильности и безопасности страны.Нынешняя администрация стремится скорректировать публичную политику в социальной сфере. Однако ее действия подчас импульсивны, непоследовательны, лишены стратегической ясности, а порой - опрометчивы и ошибочны. Национальные проекты отражают реальные потребности, но не дают ответа на многие назревшие вопросы, в том числе и по проблеме социального неравенства. В обществе накапливается потенциальная напряженность, которая тормозит, а зачастую и блокирует развитие демократии и современных рыночных отношений. В условиях улучшающейся конъюнктуры и повышения уровня жизни населения эта напряженность носит подспудный, скрытый характер. Но при возможном осложнении экономической ситуации противоречия могут выплеснуться наружу в самых острых формах.Какова же общая ситуация с социальным неравенством в современной России? Одним из важных показателей социального неравенства является статус граждан по уровню доходов. Традиционно по уровню доходов население делится на три большие страты: богатые, средние слои и малообеспеченные, причем для каждой страны это соотношение свое. Кроме того, если сравнивать страты по показателю уровня доходов в разных странах, то может оказаться, что при равных в абсолютном выражении доходах люди из разных стран могут быть отнесены к различным стратам, и наоборот - тот, кто считается в одной стране богатым, в другой стране оказывается в группе малообеспеченных. Как отмечает Р.В. Рыбкина, «неравенство - это показатель «социальных дистанций» (расстояний) между разными стратами, входящими в состав стратификации. Социальные дистанции могут фиксироваться либо по отдельным критериям (доход, образование, должность или др.), либо по их множеству (например, по дистанции между комплексами условий в городе и в деревне). Расстояние между рангами в том или ином социальном пространстве дает представление о глубине соответствующего социального неравенства» [1, с. 32].Для конкретной социальной системы (страны или региона) уровень доходов и соотношение его с так называемым прожиточным минимумом является значимым маркером социального неравенства. Для современной России ситуация в этом плане выглядит следующим образом. Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (явно заниженного) в 2010 г. составила 17,9 млн. человек (12,6 % от всего населения России), а на ноябрь 2011 г. -20,2 млн. человек (14,3 % от всего населения) [2]. В то же время доля малоимущих в 2010 г. составила 59,7 % в структуре городского населения и 40,2 % в структуре сельского. Вызывает особую тревогу тот факт, что доля малоимущих среди экономически активного населения составила аж 64,9 %! [3]. Отсюда следует, что уровень официальных зарплат не соответствует трудовым затратам. Это положение достаточно адекватно осознается и населением. Так, по данным Аналитического центра Юрия Левады, 60 % опрошенных уверены, что неравенство доходов допустимо только в том случае, если разрыв между богатыми и бедными не слишком велик [4].По оценкам россиян, среднемесячный доход богатых семей составляет 110 тыс. рублей, то есть около 4,3 тыс. долларов. В США же богатыми считаются семьи со среднемесячным доходом, превышающим 20 тыс. долларов. Средний доход для бедной семьи в России составляет 7,5 тыс. рублей, аналогичный показатель в США составляет 2 250 долларов, то есть превышает российский в 9 раз. Но важнее сравнить соотношение среднемесячных семейных доходов россиян и американцев. Для России среднемесячный доход богатых превышает среднемесячный доход бедных в 14 раз, а в Америке - в 9,2 раза [5]. Однако цифры эти не отражают реального разрыва между богатыми и бедными в двух станах. Во-первых, в США люди, имеющие доход ниже официальной черты бедности (27 тыс. долларов в год), получают множество социальных льгот - специальную продовольственную помощь, транспортные льготы, бесплатное медоб-служивание и т. д. В России в 1990-е гг. были исключены многие льготы и иные механизмы нивелирования многочисленных социальных неравенств, которые, правда, не все признавались государством. Основными среди официально признанных неравенств, которые в русле господствовавшей идеологии тогда назывались различиями, считались: различия между: 1) городом и деревней; 2) умственным и физическим трудом; 3) рабочим классом и крестьянством - с одной стороны, и интеллигенцией - с другой» [6]. В новой России были утрачены многие льготы и социальные гарантии бывшего СССР, а большинство услуг стали бесплатными только формально (в том числе и в сфере медицины и образования).В итоге проведенных шоковых реформ для России такой показатель неравенства, как коэффициент фондов (то есть отношение доходов 10 % самых богатых и самых бедных граждан), за 20 лет вырос более чем в два раза и достиг 16,8. Это значит, что богатые стали еще богаче, а бедные еще беднее. Причем речь идет об официально зарегистрированном расслоении, то есть смягченном. По экспертным же оценкам, этот коэффициент сейчас намного выше. Публикуемые Росстатом данные о распределении доходов по квинтилям (то есть отношение доходов 20 % самых богатых и самых бедных граждан) демонстрируют исключительное постоянство: с 1992 г. доля денежных доходов, приходящаяся на каждую из этих групп, практически не изменилась. В 2009 г. на долю наиболее обеспеченных 20 % жителей в РФ приходилось 47,8 % всех доходов, наименее обеспеченных - 5,1 % [7].Отсюда можно сделать вывод, что социальное неравенство по доходам формируется за счет одновременного действия трех факторов: появление мультимиллионеров и мультимиллиардеров, обнищание бедных, чудовищный разрыв нижних слоев богатого слоя от верхних слоев среднего класса, то есть соотношение доходов в 10-м (самом богатом) и 9-м децилях. Социологи отмечают, что «сегодня коэффициент фондов в Российской Федерации официально равен 17, а реально приближается к 30. В Москве же социальное неравенство зашкаливает, превышая 50-кратную величину. И это - основная проблема современной России. А от нее, как круги, расходятся все остальные социальные проблемы. Из-за нынешнего масштаба неравенства у нас низкая рождаемость, вымирает население, идет социальная деградация. К тому же чрезвычайно острая проблема неравенства отягощается проводимыми реформами образования» [8].Конечно, может возникнуть вопрос: почему все последние годы сверхдоходы от реализации нефти и газа не шли на выравнивание доходов, а на обогащение и так сверхбогатых? Почему за годы после кризиса 2008 г. количество миллиардеров в России увеличилось почти в два раза? Даже по официальным оценкам Росстата, примерно 25 % ВВП производится теневой экономикой, соответственно налоги не попадают в бюджет страны и не перераспределяются среди социально ущемленных слоев населения [9]. Ответ: потому что так устроена власть и политическая система России, - не вполне объективен и половинчат. На самом деле есть и вторая составляющая: отношение общества и граждан к проблеме социальных неравенств, «те моральные и правовые оценки и действия, в которых выражаются реакции жителей страны на сложившуюся в ней систему неравенств» [10]. При этом следует отдавать себе отчет, что «власть» - это не только институты, но и наполняющие их живые люди со своими интересами и слабостями.Конечно, любая власть, заботясь о своей легитимности, декларирует служение общему благу, ставит в публичной риторике во главу угла общественные интересы и цели. Поэтому в самых различных ракурсах российское руководство постоянно обращается к темам роста доходов, защиты социально ущемленных категорий граждан, борьбы с бедностью и безработицей, уменьшения неравенства и т. п., особенно во время предвыборных кампаний. На самом деле институты власти и ее представители стремятся выражать в первую очередь свои партикулярные, корпоративные и классовые интересы - и только в их ракурсе по возможности интересы общества в целом и интересы непривилегированных слоев. Конечно, возможности власти ограничиваются как межпартийной и клановой борьбой, так и давлением общественных групп, общественного мнения, политической оппозиции и т. п. В этом смысле, чем развитие общественные институты (профсоюзы, группы влияния, общественное мнение, СМИ и пр.), чем более велико влияние права и демократических традиций, чем сильнее контроль гражданского общества и его институтов, тем труднее власти проводить несправедливую распределительную политику, тем меньше несправедливых неравенств порождает проводимый ею экономический курс.Однако в современной России законы по большому счету существуют только для населения, а не для власть имущих, поскольку отсутствует верховенство права и независимая судебная система. Нет независимых СМИ, нормальной демократической партийной системы, неправительственные организации находятся под сильным прессом. Поэтому вследствие слабости общественных ограничителей власть, имея мощные ресурсы, имеет возможность в условиях относительно благополучной экономической конъюнктуры продолжать политику воспроизводства социальных неравенств, которые в силу слабости указанных сдержек принимают зачастую несправедливую форму.Вопрос о справедливости или несправедливости социальных неравенств является ключевым, поскольку рассуждать об устранении всяких социальных неравенств было бы просто утопией. Но объективная реальность ставит границу проблематики искоренения неравенств, и этой границей является вопрос о справедливости существующих социальных неравенств. Поэтому можно задаться вопросом: может, вышеуказанное неравенство доходов в России закономерно и справедливо? Может, богатые в России заслуживают соответствующие доходы по своей квалификации, компетентности, профессионализму? Оказывается, нет, поскольку всего только 7 % населения совмещают относительно высокий уровень образования и соответствующий уровень дохода и престижа [11].

Список литературы

Справедливое и несправедливое социальное неравенство в современной России. М., 2003.
2. Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/urov/urov_51kv.htm (дата обращения: 1.09.2012).
3. Распределение малоимущего населения по основным группам (по материалам выборочного обследования бюд-жетов домашних хозяйств; в процентах). URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/ population/urov/urov_53.htm (дата обращения: 11.08.2012).
4. Богатство и бедность по-российски. URL: // http://news.rambler.ru/10370883/ (дата обращения: 21.07.2011).
5. Средний класс в России: количественные и качественные оценки / под ред. Т. Малеевой. М., 2000.
6. Дилигенский Г. Существует ли в России гражданское общество? // Поговорим огражданском обществе. М., 2001.
7. Мямлин К. 20 лет деградации. URL: http://weandworld.ru/russia/300-russ.html (дата обращения: 5.09.2012).
8. Кваша М. Расслоение по-нашему, по-бразильски. Почему в России так велика разница между богатыми и бедными. URL: http://bishelp.ru/rich/anatomia/1003_brazil.php (дата обращения: 19.05.2012).
9. Выжутович В. // Российская газета. Федер. вып. 2011. 09 сент. № 5577 (201).
10. Число общественных объединений и организаций, зарегистрированных в Российской Федерации, на 1 января 2009 г. // Российский статистический ежегодник, 2009 г. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_13/ IssWWW.exe/Stg/Html1/02-12.htm (дата обращения: 19.06.2012). 11. Мямлин К. Указ. раб.
12. Заславская Т.И. Неправовые практики // Общественные науки и современность. 2001. № 5.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022