Вход

Отношения России со странами Восточной Азии в контексте развития Дальнего Востока

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 287134
Дата создания 04 октября 2014
Страниц 34
Покупка готовых работ временно недоступна.
1 250руб.

Описание

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, международные политические и экономические отношения в Восточной Азии находятся в состоянии перехода к новой модели, которой еще предстоит сформироваться окончательно и «отстояться». Прекращение раздела мира на два противостоящих блока открыло для многих стран региона, прежде всего средних и малых, возможность проведения самостоятельного внешнего курса.
В последнее время все более активно и определенно звучат высказывания представителей политических и научных кругов в пользу так называемого «азиатского пути» развития, под которым понимаются – в общих чертах – преобладающее влияние восточно-азиатских стран на принятие решений по основным вопросам жизнедеятельности региона и создание механизма принятия решений, в основе которого лежат социокультурные ценности азиат ...

Содержание

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ 5
1.1. Политическое и экономическое сотрудничество РФ со странами Восточной Азии 5
1.2. Участие и роль России в интеграционных объединениях стран Восточной Азии 12
2. ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РФ И СТРАН ВОСТОЧНОЙ АЗИИ 20
2.1. Векторы трансграничного взаимодействия на Дальнем Востоке 20
2.2. Дальний Восток в российско-китайских отношениях 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 32
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 34

Введение

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Конец прошлого столетия и начало XXI-го века совпали с радикальными переменами в жизни мирового сообщества. Осталась в прошлом холодная война, завершилось противостояние мировых систем. Продолжает эволюционировать международная ситуация, а с ней и роль России в глобальной политике. Исходным пунктом российского анализа международной ситуации является констатация того, что в последние годы события развивались в русле наших идей и оценок – в направлении демократической многополюсности. На это указывают и такой феномен, как обретение глобализацией «азиатского лица», и расширяющаяся практика завязывания «стратегических диалогов». В условиях сегодняшнего дня подтвердилась верность основополагающих принципов внешней политики России – прагматизма, многовекторно сти, последовательного, но без скатывания к конфронтации, продвижения национальных интересов.
Заметное усиление роли и места Восточной Азии в мировых экономических и политических процессах, с одной стороны, и изменение геостратегических позиций постсоветской России – с другой, диктуют необходимость придания российской внешней политике большего динамизма и конкретных политических действий азиатскому направлению.
Одним из наиболее важных аспектов сотрудничества России и стран Восточной Азии является региональное трансграничное сотрудничество.
Степень изученности проблемы. Изучение внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Дальнего Востока ведется в контексте изучения азиатского направления внешней политики Российской Федерации. Актуальность этого внешнеполитического вектора развития России аргументировано доказана в работах Л. Аносовой, К. Барского, А. Волынчука, Б. Кузык, М. Титаренко, А. Лукина, А. Иванова .
Такие исследователи, как А. Волынчук, Е. Деваева, Е. Потапова провели глубокий анализ активизации двусторонних отношений России с соседними странами на региональном уровне. Несмотря на некоторые опасения и одновременно завышенные ожидания в целом, опыт международной деятельности дальневосточных регионов на рубеже XX- XXI веков оценивается положительно. В 2000-е в работах дальневосточных ученных стал чаще употребляться термин «трансграничный» в отношении региона, территории, взаимодействия или сотрудничества. Под трансграничным взаимодействием понимают локальные геополитические отношения соседствующих государств.
Объектом исследования являются отношения России со странами Восточной Азии.
Предметом исследования – дальневосточный регион в системе регионального сотрудничества.
Целью данного исследования является комплексный анализ отношений России со странами Восточной Азии в контексте развития Дальнего Востока.
Для достижения поставленной цели в работе формулируются следующие задачи:
– раскрыть политическое и экономическое сотрудничество РФ со странами Восточной Азии;
– изучить участие и роль России в интеграционных объединениях стран Восточной Азии;
– проанализировать векторы трансграничного взаимодействия на Дальнем Востоке;
– охарактеризовать положение дальневосточного региона в российско-китайских отношениях.
Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, двух разделов, четырех подразделов, заключения, списка использованных источников и литературы (19 позиций). Общий объем работы составляет 36 страниц, из них основного текста – 32 стр.

Фрагмент работы для ознакомления

В ноябре 2011 г. РФ, наряду с США, впервые приняла участие в Восточно-Азиатском Саммите, что свидетельствует о расширении сотрудничества России с АСЕАН. В октябре 2010 г. РФ также впервые участвовала во встрече министров обороны стран АСЕАН, на которой кроме 10 стран-членов Ассоциации присутствовали представители Китая, США, Японии, Южной Кореи, Индии, Австралии и Новой Зеландии. С октября 2010 г. РФ принимает участие в работе Форума «Азия-Европа» (АСЕМ) – международной организации, объединяющей страны Восточной Азии и Европы. В АСЕМ входит 51 страна, на которые приходится 2/3 мировой торговли и около 60% мирового валового продукта, и две международных организации (Европейская комиссия и секретариат АСЕАН), Форум был организован в 1996 г.
В связи с расширением интеграционного поля в Восточной Азии, появлением новых региональных организаций представляется важным выработать формы и методы нашего участия в них, не принижая ценность сотрудничества с давно признанными региональными организациями, в том числе с теми, которые в силу разных причин остались вне российского поля зрения14.
На развитие ситуации в Северо-Восточной Азии и в Центрально-Азиатском районе (ЦАР) не может не оказывать влияние создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), состоявшееся по инициативе двух влиятельных участников интеграционных процессов в Восточной Азии - России и Китая. Призванная заполнить политический «вакуум» в критический момент жизни стран Центральной Азии, когда активизация сил экстремизма, терроризма и сепаратизма стала представлять угрозу не только для государств региона, но и их соседей, ШОС превращается в настоящее время в многопрофильный механизм политического сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, противодействия терроризму, сепаратизму, экстремизму во всех их проявлениях, а в перспективе - и в области экономического сотрудничества для содействия экономическому росту, социальному и культурному развитию, повышению уровня и условий жизни народов стран этого региона15.
Успешный старт ШОС – президент В.В. Путин назвал эту Организацию в числе «принципиально новых механизмов позитивного влияния на эволюцию системы международных отношений» – не должен заслонять немалого числа проблем, все еще разделяющих государства ЦАР на пути дальнейшего развития организации. В настоящее время это вызывает потребность в постепенных, осторожных, без забегания вперед, тщательно взвешенных шагах по закреплению взаимопонимания, воспитанию «чувства соседа», сближению и гармонизации интересов центральноазиатских стран, в шагах, сопровождаемых осторожным поиском взаимовыгодных экономических проектов на основе согласия всех без исключения сторон, в том числе проектов, касающихся, например, острого вопроса пользования водными ресурсами10.
В связи со становлением новых региональных образований, таких, как АСЕАН+3, России приходится считаться с вновь складывающейся ситуацией в сопредельном районе. Практически к югу от российско-китайской границы до северного побережья Австралии создается громадная зона свободной торговли с населением около 2 млрд человек и совокупным национальным продуктом в 2 трлн долл., с формирующимся специфическим режимом и правилами. России, которая находится вне этой зоны, предстоит ответить на вызовы, связанные с ее возникновением, равно как определить открывающиеся возможности16. В политическом плане РФ позитивно оценила создание новых региональных организаций. Между Россией и Китаем достигнуто соглашение, что Пекин будет содействовать Москве в установлении отношений сотрудничества с АСЕАН+3. Однако основная работа еще впереди – определение конкретных направлений, форм этого взаимодействия.
Задача активизации участия и повышения внимания к новым региональным образованиям не должна отодвигать на второй план вопросы российского участия в традиционно действующих в регионе организациях, прежде всего в деятельности Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО). Это крупнейшая среди региональных комиссий ООН – в регионе ЭСКАТО проживает 3,8 млрд человек, или около 60% населения планеты, она универсальна по составу государств – членов организации и призвана содействовать социально-экономическому развитию стран Азии и Тихого океана, субрегиональному, региональному и межрегиональному взаимодействию17. Особое значение и актуальность участие России в ЭСКАТО приобретает в связи с тем, что в рамках Комиссии возможно содействие разработке тех направлений сотрудничества, которые являются приоритетными для вхождения России в экономическое сообщество АТР: транспорт, энергетика, сфера информационно-коммуникационных и космических технологий.
Давно перезрел вопрос о вступлении России в члены Азиатского банка развития (АзБР), что могло бы дать возможность участвовать в реализации финансируемых банком проектов. Россия вправе претендовать на успешное участие в тендерах по таким проектам, особенно в странах, которые используют российские технологии – например, в среднеазиатских республиках СНГ членах Банка. В целом, это открывало бы дорогу для более активного вовлечения российских предприятий в предпринимательскую деятельность в Азиатско-Тихоокеанском регионе18.
Целесообразно также активизировать поиски и разработку формата возможного участия России в АСЕМ.
Постепенное включение азиатской части России, прежде всего Дальнего Востока и Сибири, в систему мирохозяйственных связей представляет собой основное условие нормального социально-экономического развития региона и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций России в мировой экономике. Поэтому азиатско-тихоокеанское направление должно стать основным в стратегии взаимодействия Дальнего Востока как неотъемлемой части России с мировым хозяйством, что одновременно отражало бы тесную взаимосвязь общегосударственных и региональных интересов РФ.
Как известно, в Азиатско-Тихоокеанском регионе действуют три основных центра экономического притяжения:1) Япония и Южная Корея; 2) «Большой Китай» – КНР, включая Гонконг, Тайвань; с ним тесно взаимодействует Сингапур; 3) группа стран АСЕАН. Внимательный анализ возможного партнерства России с тремя основными центрами показывает, что наиболее перспективным как для России в целом, так и для Дальнего Востока, в частности, является «Большой Китай», экономическая роль которого будет повышаться по мере экономического роста КНР и присоединения к ней ее отдельных территорий, таких как Гонконг (присоединен в 1997 г.), Макао (присоединен в 1999 г.) и Тайвань (видимо, в ближайшие 5-10 лет)19.
Китай является оптимальным партнером для российского Дальнего Востока по многим показателям: наличие взаимодополняемости экономик – энергоресурсы, тяжелая промышленность, наукоемкие отрасли и добывающая промышленность – у России, легкая промышленность и наличие избыточной рабочей силы – у Китая; значительный объем валютных резервов у КНР, Гонконга, Тайваня и Сингапура и потребности Дальнего Востока в инвестиционном капитале; близость КНР, прежде всего Северо-Востока Китая, по уровню развития производительных сил и уровню технико-технологического развития производственной базы к уровню российского Дальнего Востока; географическая близость и наличие у Китая необходимой инфраструктуры для быстрого развертывания торгово-экономических отношений с российским Дальним Востоком. Кроме того, в политическом плане экономическая интеграция российского Дальнего Востока с Северо-Восточным Китаем позволит найти оптимальное решение проблемы миграции из Китая в Россию и создать в перспективе новые рычаги давления на Японию и США как в рамках тихоокеанской политики, так и в масштабах глобальной мировой политики20.
Для развития российского Дальнего Востока и Сибири наиболее предпочтительными сферами являются такие, как энергетика, транспорт, финансы, использование на контрактно-договорной основе иностранной рабочей силы для освоения Дальнего Востока и Сибири, особенно строительство объектов инфраструктуры – дорог, жилья, соцобъектов.
Среди этих проектов следует выделить четыре основных направления, которые и будут определять как дальнейшие перспективы развития российской экономики, так и возможности России для интеграции в экономику АТР. К ним относятся: 1) транспортировка нефти из России в Китай; 2) освоение Ковыктинского газового месторождения под Иркутском и поставка газа в КНР, Монголию и Корею, осуществление проектов «Сахалин-1», «Сахалин-2» и поставка газа в Корею и Японию; 3) переброска электроэнергии из Иркутской области в Китай и из Сахалинской области в Японию; 4) воссоздание и реконструкция Транссибирского контейнерного моста «Европа-АТР» за счет реконструкции Транссиба и БАМа, морских портов – Восточный в СЭЗ Находка, Владивосток и Зарубино и магистральных автомобильных дорог21.
Осуществление этих проектов позволит оживить производственный спрос в азиатской части России, даст возможность предприятиям энергетики и транспорта путем активизации своих производственных связей обеспечить экономическое возрождение большого количества предприятий региона в различных отраслях народного хозяйства и, соответственно, создать большое количество новых рабочих мест. Реализация хотя бы части этих инфраструктурных проектов может обеспечить растущий антикризисный спрос на товары и услуги не только в районах Дальнего Востока и Сибири, но и неминуемо отразится на экономической ситуации в России в целом22. Кроме того, позволит значительно улучшить инфраструктуру экономики в азиатской части России и сделать более привлекательным инвестиционный климат для иностранных бизнесменов.
Таким образом, на сегодняшний день Россия далеко не в полной мере использует потенциал своего влияния на экономику региона. Ключевым сектором для увеличения роли РФ в экономическом сотрудничестве в Восточной Азии в настоящее время является энергетика.
Однако не следует забывать, что, опираясь на возможность дальнейшего расширения и развития экспортного потенциала в энергетической сфере, Россия попадает в ситуацию углубления зависимости от мировых цен на нефть.
Кроме того, дальнейшая интенсификация добычи ресурсов потребует значительных вложений в инфраструктуру, включая трубопроводы, перерабатывающие предприятия и транспорт, что, в свою очередь, вызовет необходимость в иностранных инвестициях. Заинтересованность в энергетических ресурсах России может также обострить скрытые противоречия между потенциальными импортерами, прежде всего, Китаем и Японией.
И наконец, увеличение доходов от экспорта энергоресурсов неизбежно войдет в противоречие с остро стоящей перед российской экономикой необходимостью диверсификации экспорта и снижения зависимости от сверхприбыльного энергетического сектора. В данной ситуации ключевой является необходимость перенаправлять возрастающие доходы от экспорта энергоресурсов на развитие неэнергетического сектора. В противном случае РФ неизбежно столкнется с угрозой остаться в роли экспортера сырья и далее покупать за рубежом высокотехнологичные товары. Поэтому стратегической задачей для экономики страны является преодоление многолетней экономической отсталости и уменьшение доли сырьевых товаров в экспорте с одновременным увеличением доли готовой продукции.
2.  ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РФ И СТРАН ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
2.1. Векторы трансграничного взаимодействия на Дальнем Востоке
Нынешнее трансграничное взаимодействие дальневосточных субъектов Российской Федерации с регионами-соседями может стать эффективным способом преодоления многих политических неразрешенных проблем, оставшихся после «холодной войны», снижения уровня недоверия к нашей стране и недооценки ее роли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Ценность такого сотрудничества велика еще и потому, что окончание «холодной войны» и заметное потепление отношений России с ее дальневосточными соседями отнюдь не устранили все противоречия в регионе23. Среди последних, в частности, следует упомянуть вопрос о государственной принадлежности Южных Курил, а также проблемы объединения полуострова Корея и ядерный потенциал КНДР.
Трансграничные связи российского Дальнего Востока охватывают все основные сферы его жизнедеятельности. При этом ключевую роль в региональном сотрудничестве играют торгово-экономические связи (что, собственно говоря, и создает сущностную основу феномена «глокализации»), ибо их легче всего наладить между сопредельными и прилегающими к ним внутренними частями различных стран.
Естественным фундаментом трансграничного сотрудничества, требующего объективной оценки, являются исторические традиции, опыт взаимодействия в прошлом. В Северо-Восточной Азии как части Северной Пацифики и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом, куда входит и российский Дальний Восток, этот опыт имеет своеобразный характер24.
Русские появились в рассматриваемом регионе в XVII веке, но политическое и культурное влияние нашей страны оставалось там весьма ограниченным вследствие явной недостаточности ресурсов, направлявшихся на освоение нового края. При этом следует заметить, что Северо-Восточная Азия имеет гораздо меньшую культурную и цивилизационную историю, чем АТР в целом. В течение длительного времени она не выделялась в качестве самостоятельного трансграничного географического образа. Политически данный регион воспринимался, а отчасти и сейчас воспринимается как дальняя периферия великой полуазиатской державы, как символ большого этнографического и природного разнообразия и богатства.
Завершение строительства Транссибирской магистрали в начале XX в. существенно изменило ситуацию. Получив такую несущую «конструкцию», страна остановила распад на европейскую и азиатскую половины, и по мере развития российского Дальнего Востока ее единство только усиливалось. При этом в условиях царской империи регион рассматривался как колония, а в советские времена - как резервная промышленная база и одновременно как крепость и плацдарм для продвижения в Азию. Для достижения поставленных целей центральная власть прибегла к затратной мобилизационной модели развития, основанной на использовании несвободного труда многих сотен тысяч людей, требуя полного и слепого подчинения своим директивам25. Подобная политика привела к затруднению трансграничных процессов и фактической изоляции региона от своих соседей, обусловив многие особенности его экономики, социальной структуры и менталитета населения. Все это с неизбежностью следует учитывать при экспертных оценках и будущем планировании векторов развития процессов реальной глокализации.
Нелишне напомнить о результатах, с которыми советский Дальний Восток пришел ко времени распада СССР. На огромной территории нынешнего Дальневосточного Федерального округа в 1990 г.
Уровень производства составил лишь 0,7% уровня стран Тихоокеанского бассейна, в 30 раз меньше Японии, в 12 раз – пяти тихоокеанских штатов США. За прошедшие с тех пор годы ситуация лишь обострилась. В этой связи вряд ли стоит удивляться зарубежным прогнозам, не учитывающим тихоокеанскую составляющую России: при расчетах крупных чисел малыми величинами можно пренебречь. Отечественный Дальний Восток продолжают высокомерно называть «задворками России» на Тихом Океане, где русские, как и в XVII в., представлены промысловыми и лесозаготовительными факториями, а также рудниками26.
Описанное положение вещей в большей степени можно объяснить особенностями географического положения российского Дальнего Востока, его природными условиями. Как известно, геополитическую связь дальневосточных территорий с основными пространствами евразийской России затрудняют бассейновые разграничения, прежде всего мировой водораздел. Зонально-климатические особенности региона позволяют выделить однородный комплекс Манчжурии (Северо-Восточный Китай), Приамурья, Приморья и полуострова Корея. Он отличается как от российских Северо-Восточной Азии и Восточной Сибири, так и от китайской Восточной Азии. Нетрудно заметить, что поселенческая структура этих пространств находится в существенной зависимости от их зонально-климатических особенностей27. Все это создает крайне противоречивую ситуацию «несоответствия» административно-политических границ геополитическим, наложения разных геополитических зон. Подобное положение вещей, с одной стороны, создает атмосферу потенциального соперничества между государствами региона, с другой – при определенных условиях способно стать фактором сотрудничества этих же государств, но в формате их приграничных регионов, т.е. базой для формирования глокальных и их реальных политических практик в условиях трансграничности.
Региональные администрации государств Северо-Восточной Азии, встречая эпоху глобализации и регионализации, прилагали настойчивые усилия по развитию своих территорий с помощью трансграничного сотрудничества. Согласно некоторым экспертным оценкам многосторонних связей в СВА, наиболее весомый вклад в их институционализацию внесли префектуры западного побережья Японии. Например, Хоккайдо играет активную роль в построении более масштабной региональной организации - Северного форума, в состав которого входят Хоккайдо, Сахалин, Аляска, канадская провинция Альберта и ряд других северных областей. Особую интенсивность приобрели всесторонние контакты между губернаторством Хокайдо (Япония) и Сахалинской областью (РФ). С середины 1990-х годов произошло упрочнение и институционализация трансграничных связей между муниципальными властями префектурного уровня, примером чему стало соглашение между Хоккайдо и Сахалином, согласно которому с 1996 года проводятся ежегодные двусторонние встречи двух губернаторов28.
А в начале 90-х годов несколько администраций, в первую очередь, префектур Ниигата, Тоттори, Тояма (Япония), провинций Цзин- линь, Хейлуйнцзян (КНР), Канвон, Северный Кёнсан, Южный Кёнсан (Республика Корея), Приморского и Хабаровского краев (РФ) сформировали ведущую группу по развитию сотрудничества в СВА, сердцевиной которого было развитие взаимосвязей в зоне Японского моря. В дальнейшем к ней присоединились и другие участники. В середине 90-х с новой инициативой одновременно выступили еще две префектуры западного побережья (Сима- нэ и Тоттори) и, во многом на конкурентной основе, приступили к формированию многосторонних институтов сотрудничества в СВА на уровне субнациональных администраций. В 1993 году в префектуре Симанэ прошло первое ежегодное Совещание глав администраций стран СВА, представлявших Японию, Россию, КНР и РК29. Среди ее основателей были: префектуры Симанэ, Хёго (Япония), Хабаровский край (РФ), провинция Северный Кёсан (Южная Корея) и др. В 1994 году в префектуре Тоттори представители этих же четырех стран провели первое ежегодное Совещание глав региональных администраций по развитию сотрудничества в бассейне Японского моря. Ее основателями, помимо Тоттори, стали провинции Цзилинь (КНР), Кавгон (Р.Корея) и Приморский край (РФ), позднее к ним присоединился Центральный Аймак (Монголия).
Главной целью организации было развитие научных, культурных и экономических связей. Основная направленность деятельности Саммита по международным связям и сотрудничеству региональных администраций стран Северо-Восточной Азии - формирование в бассейне Японского моря общего международного коммуникативного пространства, углубление взаимопонимания, создание соответствующей инфраструктуры развития людских ресурсов. Проводимые в рамках Саммита мероприятия направлены на выработку единой региональной политики в области экономики, охраны окружающей среды, транспорта, туризма, культуры, детских и молодежных обменов30.
Данные мероприятия стали первыми шагами на пути к институционализации регионального трансграничного сотрудничества как новой формы интеграции в условиях общей (поверхностной) гуманизации постбиполярных международных отношений.
В 1996 году на очередном ежегодном Совещании в г. Кёнджу (Северный Кёсан, РК) была создана Ассоциация субнациональных (региональных) администраций стран СВА.

Список литературы

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аносова Л. Внешнеэкономическая стратегия России в азиатско-тихоокеанском регионе // Экономика и управление. – 2008. – №5. – С. 8-11.
2. Барский К. Россия в АТР: достижения, задачи, перспективы // Проблемы Дальнего Востока. – 2011. – №2. – С. 3-16.
3. Берлин Е., В. Иноземцев Россия-Китай: время корректировать курс // Свободная мысль. – 2010. - №8. – С. 43-58.
4. Волынчук А. Дальний Восток России – геополитическая экспертиза трансграничного взаимодействия // Политическая наука. – 2010. – №3. – С. 44-60.
5. Волынчук А. Россия в Северо-Восточной Азии: вектор геополитических интересов // Россия и современный мир. – 2009. – №3. – С. 120-134.
6. Глобальная геополитика. – М.: Изд-во Московского ун-та, 2010. – 306 с.
7. Деваева Е. Внешнеэкономический фактор развития Дальнего Востока России // Пространственная экономика. – 2008. – №2. – С. 46-59.
8. Замятин Д. Азиатско-Тихоокеанский регион и северо-восток России: проблемы формирования географических образов трансграничных регионов в XXI в. // Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. – 2004. – №1. – С. 136-142.
9. Зыков А. Дальний Восток России как актор трансграничного сотрудничества // Вестник Челябинского государственного университета. – 2012. – №12. – С. 60-65.
10. Кузык Б., Титаренко М. Китай – Россия – 2050: стратегия соразвития / РАН. Ин-т Дал. Востока. Ин-т экон. стратегий. – М., 2006. – 654 с.
11. Лукин А., Иванов А. Россия и АТР: перспективы сотрудничества // Вестник МГИМО Университета. – 2010. – №4. – С. 15-23.
12. Минакир П. Интеграционные проблемы России в АТР // Пространственная экономика. – 2012. – №2. – С. 131-133.
13. Мищенко Я. Энергетическое сотрудничество России со странами Восточной Азии // Международная экономика. – 2012. – №6. – С. 44-50.
14. Николаев М. Россия – Китай: От разногласий к гармоничному будущему. – М.: Галерия, 2007. – 103 с.
15. Николаенко А. Роль азиатско-тихоокеанского направления во внешней политике России // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2009. – №101. – С. 316-320.
16. Потапова Е. Российский Дальний Восток и страны северо-восточной Азии: перспективы инвестиционного сотрудничества // Наука и образование. – 2007. – №3. – С. 21-26.
17. Сумский В. Модернизация России, геополитика Восточной Азии и фактор АСЕАН // Международная жизнь. – 2010. – №10. – С. 15-20.
18. Федоровский А. Возможности и проблемы регионального сотрудничества в Восточной Азии // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – №1. – С. 82-91.
19. Яскина Г. Монголия, Россия, Китай: вместе к развитию в XXI веке // Проблемы Дальнего Востока. – 2009. – №1. – С. 177-179.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022