Вход

Споры по делам связанные с заключением и исполнением договора на энергоснабжение

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 285987
Дата создания 04 октября 2014
Страниц 35
Покупка готовых работ временно недоступна.
1 250руб.

Описание

В условиях завершающегося этапа становления и совершенствования законодательства в сфере электроэнергетики принятие Правительством РФ "новых" Основных положений функционирования розничных рынков электроэнергии требует тщательного осмысления предлагаемых законодателем правовых средств регулирования отношений в сфере энергоснабжения.
В этой связи вызывает особенный интерес исследование конструкции договора энергоснабжения, поскольку, как следует из п. 4 ст. 539 Гражданского кодекса РФ, специальная правовая регламентация имеет приоритет перед положениями Гражданского кодекса РФ о договоре энергоснабжения (§ 6 гл. 30).
В соответствии с п. 28 Основных положений по договору энергоснабжения гарантирующий поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии (мощности), а также самостояте ...

Содержание


ВВЕДЕНИЕ 2
1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ 5
1.1 Понятие договора энергоснабжения 5
1.2 Общая характеристика абонента как обязательного субъекта энергоснабжения 13
1.3 Прекращение договора энергоснабжения в случае прекращения права собственности потребителя на объект электроснабжения 18
2 ОБЩЕГРАЖДАНСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ УСЛОВИЙ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ О КОЛИЧЕСТВЕ ЭНЕРГИИ 23
2.1 Ответственность за нарушение условий договора о количестве энергии 23
2.2 Последствия отклонения фактического объема потребления от договорного по законодательству об электроэнергетике 25
3 ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОГО ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 34
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 39

Введение

Начиная с принятия Закона СССР от 19 ноября 1986 г. "Об индивидуальной трудовой деятельности", ознаменовавшего начало непрерывно продолжающегося уже более 25 лет процесса перестройки и модернизации правового регулирования экономических отношений в нашей стране, мало какие сферы этих отношений могут по масштабности и глубине преобразований сравниться со сферами энергетики и жилищно-коммунального хозяйства.
Можно по-разному оценивать политические и экономические мотивы, обусловившие выбранные направления реформирования указанных отраслей, но нельзя не признать, что законодательное регулирование правовых отношений, связанных со снабжением различными видами энергии (коммунальными ресурсами) по присоединенным сетям, в настоящее время далеко от совершенства.
Помимо положений § 6 гл. 30 Гражданск ого кодекса РФ, урегулировавшего ключевые вопросы названных правоотношений в самом их элементарном виде, когда энергопринимающие устройства абонента (потребителя) непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации, принято три федеральных закона (об электроэнергетике, о теплоснабжении, о водоснабжении), допускающих использование в отношениях по снабжению ресурсами через присоединенную сеть иных договорных форм, не связанных с наличием непосредственного присоединения устройств энергоснабжающей организации и абонента.
На основании названных законов Правительством РФ принимаются нормативные правовые акты (в форме правил, основ ценообразования и т.п.), детализирующие правовой режим отношений применительно к каждому виду энергетических ресурсов (электроэнергия, тепловая энергия, водоснабжение). Кроме того, различными федеральными органами исполнительной власти (Минэнерго, Минрегион, ФСТ России) издаются методические указания, относящиеся к еще более детальному регулированию вопросов, связанных с определением количества подлежащей оплате энергии и расчетам регулируемых цен (тарифов) на эти виды энергии. В порядке делегированного законодательства Правительство РФ нередко наделяет регулятивными функциями органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления (как, например, в отношении порядка оплаты сверхлимитного водопотребления). Наконец, субъекты РФ и муниципальные образования устанавливают цены (ставки, тарифы), надбавки к ним и предельные коэффициенты роста, которые подлежат непосредственному применению при расчетах за поставленную энергию.
Характерной особенностью сложившихся подходов к регулированию отношений по снабжению энергией по присоединенным сетям является весьма широкое толкование регулирующими органами своей компетенции, приводящее к тому, что в подзаконных актах, имеющих строгое целевое назначение (например, методических указаниях по расчету тарифов), нередко затрагиваются ключевые для правового положения участников отношений правовые вопросы (относящиеся, например, к содержанию договоров и порядку их исполнения), не разрешенные или недостаточно четко разрешенные в нормативном акте надлежащего уровня.
Изложенные обстоятельства предопределяют постоянно увеличивающееся количество рассматриваемых арбитражными судами споров, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договоров энергоснабжения. Опубликованные на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ статистические сведения о работе арбитражных судов свидетельствуют, что в 2003 г. арбитражными судами было рассмотрено 20169 дел по договорам энергоснабжения (что составило 2,3% от общего числа разрешенных дел), в 2004 г. - 28067 дел (2,2%), в 2005 г. - 30207 (2,0%), в 2006 г. - 32304 (2,9%), в 2007 г. - 35196 (3,8%), в 2008 г. - 42406 (4,3%), в 2009 г. - 66897 (4,7%), в 2010 г. - 82477 (6,8%), в 2011 г. - 82137 дел (7,6%). Начиная с середины 2000-х гг. возрастание количества дел, кроме того, связано с тем, что именно в эти годы были приняты основные нормативные правовые акты, регулирующие отношения в сфере снабжения электрической энергией и жилищно-коммунальной сфере.
В настоящей работе автор обращается к исследованию основных гражданско-правовых коллизий, которые за последние три года были разрешены Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении в порядке надзора дел, связанных с заключением, исполнением и прекращением договоров снабжения энергией через присоединенную сеть (договоров энергоснабжения).
Объект исследования – общественные отношения, возникающие в процессе заключения договора энергоснабжения.
Предметом исследования нормы современного законодательства, регулирующего договор энергоснабжени.
Цель данной работы заключается в теоретико-правовом анализе споров по договору энергоснабжения.
Исходя из цели курсовой работы определены следующие задачи:
1) Рассмотреть характеристику договора энергоснабжения;
2) Определить понятие и содержание договора энергоснабжения;
3) Рассмотреть порядок рассмотрения споров по договору энергоснабжения.
Структура работы определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих пять параграфов, заключения, списка использованной литературы.
1.
2. Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принуждения негосударственными организациями). Несмотря на весомый вклад в теорию государства и права, эта теория имеет недостаток, утверждая, что право должно быть завоёвано силой.

4. Социологическая юриспруденция разрабатывалась Э. Эрлихом, Г. Канторовичем, С.А. Муромцевым, Г.Ф. Шершеневичем, Р. Паундом. Представители данной концепции определяют право как систему правоотношений, т.е. реальное поведение людей, регулируемое правом. Особое место в понимании этой теории отведено противопоставлению «права в книгах» (закона) и «права в действии» (собственно права). Указывается также, что оно «является одним из способов контроля за поведением людей, наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др.».
5. Теория солидаризма является одной из разновидностей социологического направления. Основной её представитель – французский юрист Л. Дюги, который считал, что объективное право составляют правила социальной солидарности, которым должны подчиняться личность и государство. Оно же служит той уравновешивающей силой, которая обеспечивает нормальное развитие общества.
6. Данные две теории наполняют социальным содержанием право, выражая при этом некоторые идеи правового государства. Их недостаток заключается в смешении понятий «право» и «правоотношение», а также в подмене его сущности социальным назначением.
7. Психологическая концепция права разрабатывалась Л.И. Петражицким, Г. Тардом, Мэриллом, Россом, Рейснером, Элиотом Дьюи и др. Представители этого направления считают право «императивно-атрибутивным (обязательно-притязательным) переживанием людей». При этом его возникновение, развитие и функционирование связывается напрямую с эмоциональными переживаниями человека. Недостаток такого правопонимания кроется в смешении понятия «право» и «правосознание», а также в непризнании приоритета позитивного права.


10. Сама проблема правопонимания основана на трёх основных аспектах: 1. онтологическом (что есть право?), 2. гносеологическом (как оно познаётся?), 3. аксиологическом (в чём его ценность?). По тому, какой именно вопрос ставится на первое место, а также какой на него даётся ответ, определяется конкретная типология правопонимания и подходы в её рамках.

12. Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно указать основные формальные признаки позитивного права в объективном смысле:
13. 1. Система социальных норм (регуляторов)
14. 2. Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)
15. 3. Применяются в т.ч. государством
16. 4. Охраняются принуждением только государства
17. 5. Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)
18. 6. Действуют многократно во времени
19. 7. Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)
20. 8. Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)
21. 9. Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)
22. 10. Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства
23. 11. Сочетают внутреннее единство и специализацию
24. 12. Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами
25. 13. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.
26. 14. Выражены в НПА.
27. Данные признаки не исчерпывают определения понятия «право» хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления – сущность системы правовой политики государства.
28. В таком случае признаки права в широком понимании следующие:
29. 1. Совокупность идеальных возможностей
30. 2. Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека
31. 3. Должны приниматься, санкционироваться государством
32. 4. Должны охраняться государством
33. 5. Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.
34. 6. Действуют независимо от времени
35. 7. Действуют независимо от пространства
36. 8. Формально не определены
37. 9. Должны выражаться в позитивном праве
38. 10. Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.
39. Методология определения значения термина «политика» аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.
40. Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.
41. В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию «друг-враг». Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.
42. Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.
43. В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир – не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.
44. Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика – сфера господства класса, подавления им других классов.
45. Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.
46. Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.
47. Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь – власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.
48. Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.
49. Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.
50. Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина «политика», мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.
51. 1. Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).
52. 2. Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).
53. 3. Совокупность событий жизни общества, государства.
54. 4. Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.
55. Определения политики, отмеченные как «микро-» и «макроуровень» являются пониманием её как некой деятельности. Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии, изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.
56. Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.
57. 1. Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие «актор» в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).
58. 2. Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. – при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).
59. 3. Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).
60. 4. Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).
61. Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2–4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы. Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).
62. Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.
63. 1. Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),
64. 2. Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством
65. 3. Предмет деятельности – реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)
66. 4. Меняется по форме, содержанию с течением времени
67. 5. Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)
68. 6. Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом
69. 7. Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами
70. 8. Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей
71. 9. Выражена в политических действиях, поведении. участии.
72.  


75. Методология исследования понятий «право» и «политика» имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века. До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений, а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины «право и политика». Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых
76. общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;
77. смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;
78. специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.
79. Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.



83. Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.
84. Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).
85. Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия «право», сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

87. Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением. Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна. И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

89. Характер внешних отношений права и политики – самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.


92. C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия и их различии в данном вопросе.

94. Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса. К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от «классовой борьбы» в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей – яркие тому иллюстрации.


97.  
98. Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных. Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

100. В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как «бархатные революции» в странах СНГ? Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.
101. О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому – антиконституционный раздел СССР.
102. В механизме реализации внутренних функции государства хочется особо отметить его стержень – правовую политику. Понимание данного термина не ограничивается единственным значением. Приведём основные из них:
103. 1. Комплекс целей (идей, мер, задач, программ, принципов, установок), реализуемых государством в сфере действия права и посредством права.
104. 2. Прикладная наука, призванная оценивать действующее законодательство и способствовать выработке более совершенного права.
105. 3. Политика, которая соответствует идеалам права, т.е. оценочная характеристика политики некоего субъекта.


108. Существуют и более изощрённые способы влияния политики на право, такие как война, террор, экстремизм, революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др. Скорее, это процессы, влияющие на государственную власть, но фактически они оказывают опосредованное и, как правило, разрушительное воздействие на право.
109. Таким образом, мы убедились, что политика может влиять на право как конструктивно, закрепляя в нём интересы общества, так и деструктивно, попирая принцип законности и нарушая тем самым субъективные права личности. Мы здесь намеренно не рассматривали право в широком понимании, т.к. по своей сущности оно не детерминируется политикой, а от неё зависит лишь реализация его в законе.
110. Воздействие права на политику не менее интенсивно. В законах фиксируются основные принципы завоевания, использования и передачи политической власти. Политическая борьба требует правового закрепления существующих политических сил, их институционализации. Институционализация как процесс создания такого механизма отражения воли определённой части общества, при котором партии, движения и др. существуют в чётко выраженной форме, действуют в соответствии заявленными лозунгами, а особо – с собственными уставами и программами, играет важную роль в становлении подлинно демократического государства.

112. Таким образом, можно сделать вывод, что право может оказывать на политику как прогрессивное воздействие, способствуя согласованию общественных интересов в цивилизованных рамках, так и негативное, связывая руки неугодным государственной власти оппозиционным политическим силам, ставя их «вне закона» и даже уничтожая их.

114. Характеристикой соотношения конфликтного и консенсусного типа взаимодействия права и политики служит государственный режим. Именно этот показатель отражает реальный баланс конфронтации и согласия в обществе. Заметим, что понятие «режим» тесно связано с характером соотношения права и государства. Поэтому прагматическая модель, предложенная профессором Н.И. Матузовым, как нельзя кстати отражает тот достижимый идеал, к которому следует стремиться России в ближайшее время. Являясь «золотой серединой» между тоталитарно-этатистской и либерально-демократической моделями, государство такого типа «создает право, но считает себя связанным им, подчиняется ему, т.е. самоограничивается во имя общего блага».

116. Заключающий этап в решении проблемы взаимодействия права и политики – ответ на вопрос их соотношения, иными словами говоря: «что же первично?». Начать нужно, конечно, с того, что оценка этих явлений преходяща, т.е. меняется с течением истории. Поэтому, критикуя взгляды предшественников, нужно учитывать те объективные причины, которые могли их вынудить дать определённую интерпретацию.
117. Сама постановка вопроса предполагает, судя по его категоричности, два возможных ответа. Действительно, данную проблему пытались решить именно так. Однако несомненно, что из-за погрешности от предела абстрагирования можно утрировать этот сложный вопрос, предполагающий неоднозначный ответ, или даже систему ответов. Ведь понятийное мышление предполагает некую отвлечённость от несущественных признаков, что может породить простое решение сложной проблемы, которое, если и не будет неверным, то будет неполным, излишне категоричным.

119. Мысль об определённом превосходстве политики над правом, конечно, обоснованна, ибо оно является средством реализации политики, средством компромисса. Ведь воздействуй право больше на политику, чем наоборот, не было бы развития цивилизации, так и жили бы мы по законам Хаммурапи. Политика, несомненно, была двигателем прогресса, той цепью отрицаний отжившего на протяжении всей истории человечества. Но трактование политики только как деятельности государства неминуемо приводит к деспотии, тоталитаризму, разрушительным последствиям, что можно наблюдать на примере сталинских репрессий, фашистского режима в Германии. Ибо в таком случае право не является разумным консенсусом, а диктуется государством по усмотрению власть предержащих.
120. Наиболее убедительными представляются взгляды французского учёного-правоведа П. Сандевуара, содержащие в себе тезисы о том, что объективно политика доминирует над правом, но не надо этим ограничиваться. «При определённых условиях политика может и должна подавляться правом или, по крайней мере, подчиняться праву, находиться в зависимости от него». Аналогичных взглядов придерживается и С.Н. Кожевников. Развивает данную мысль и Н.И. Матузов; дополняет М.Н. Марченко, говоря, что право частично включено в политическую жизнь общества.

122. В контексте данной работы право рассматривалось, в основном, в позитивном смысле, а политика – как деятельность на макроуровне. Таким образом, соотношение данных понятий, по мнению автора, должно предполагать два основных постулата:
123. 1) право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;
124. 2) право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.
125.  
126. Исходя из вышеизложенного, мы выяснили, что понятие «право» может употребляться в трёх значениях:
127. 1. как система социальных норм, которые устанавливаются или санкционируются только государством;
128. 2. как совокупность идеальных возможностей, существующих независимо от посторонней воли у каждого человека;
129. 3. как устанавливаемая или санкционируемая только государством возможность субъекта совершать определённые действия.
130. Таким образом, существует два основных типа правопонимания: позитивистское (первое определение) и широкое (второе определение). Определяя по-разному сущность права, их сторонники сходятся во мнениях по поводу субъективного смысла, а также некоторых аспектов выражения, ценности. Это выражается, в частности, в признании единства социального назначения. Заметим, что для теории и практики важно использовать симбиоз лучших достижений каждого подхода.
131. Политику, как выяснилось, толкуют также в нескольких ипостасях:
132. 1. как участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).
133. 2. как деятельность акторов (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).
134. 3. как совокупность событий жизни общества, государства.
135. 4. как стратегию действий социального субъекта, в т.ч. индивида.
136. Данные определения в принципе не имеют одинаковой сущности, поэтому в равной мере используются, не споря за приоритет, ибо дополняют друг друга и отражают разные грани мира политического. Сложности заключаются лишь в делении макрополитического уровня на подуровни по характеру участвующих акторов. Вообще, определение политики как деятельности на макроуровне наиболее значимо для теории государства и права в связи его масштабностью.
137. Рассмотрев и сравнив понятия «право» и «политика» в трёх основных аспектах, мы пришли к выводу, что общность и взаимосвязь их несомненна. Различия кроются лишь в сущностном срезе онтологического фактора. К всему прочему, небольшие количественные, но не качественные особенности права и политики просматриваются в них как в явлении, а также в гносеологическом и аксиологических аспектах.
138. Воздействие политики на право выражается в различных формах, таких как: референдум и выборы; правотворческий процесс; внутренняя политика государства, а особо правовая политика; лоббизм; демагогия, в т.ч. популизм; глобальная политика, в частности война, интервенция; террор, экстремизм, национализм; сепаратизм; революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.
139. Тем не менее, существует и обратная зависимость: право воздействует на политику. Это выражается в таких формах, как: закрепление существующих институтов и отношений в конституционном и иных актах; их охрана; создание новых политических институтов и отношений; их ликвидация и др.
140. Таким образом, существует два основных типа взаимовоздействия права и политики: конфликт и консенсус. Особое место в данном балансе занимает государство, основной политический институт общества. Оно регулирует соотношение конфронтации и согласия, реализуя свои функции. Качественной, сущностной характеристикой триумвирата «политика – государство – право» в свете соотношения конфликта и консенсуса служит понятие «государственный режим».
141. Вопрос соотношения права и политики решается в рамках этой работы неоднозначно, предполагая двунаправленность их взаимодействия:
142. во первых, право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;
143. во-вторых, право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.
144. Основываясь на законах диалектики, из вышеизложенного можно вывести такую формулу:
145. Общество как единство и борьба противоположностей является источником политики как отрицания отрицаний; данный процесс развития должен приводить к переходу количественных изменений права в качественные.
146.

148. К объективным причинам существования различных теорий можно отнести, во-первых, сложность изучаемых объектов. Это выражается в ограниченности предела абстрагирования, в физической невозможности в большинстве случаев полноценного эксперимента и вычисления, в длительности становления изучаемых институтов, в диалектическом характере этого процесса, а также самого объекта. Во-вторых, это удалённость во времени самого процесса возникновения, развития, функционирования и отмирания этих институтов в определенных конкретно-исторических типах общества. Это выражается в невозможности наблюдения указанных явлений, в малом количестве источников, а также в самом характере этих источников.
149. Следующая группа факторов – субъективные. К ним относится, прежде всего, авторское мировоззрение, сообразуясь с которым, он ставит конкретные цели и задачи, использует определённую методологию для их достижения.

151. Для того, чтобы определить понятия «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права, необходимо выделить совокупность признаков, раскрывающих их содержание. Хочется отметить, что «раскрытие сущности входит в само определение любого предмета и без этого вообще невозможно вести разговор о его функциях, значении, существовании», к тому же «постижение сущности предмета составляет задачу науки». В свете вышеизложенного важнейшая задача современной теории государства и права состоит в выделении существенных объективных признаков из этих разноплановых мнений, в формировании непредвзятого отношения к понятиям, обозначающим важнейшие общественные институты, такие как право, политика, государство и др.
152. По мнению М.Н. Марченко, проблема определения понятия «право» – одна из наиболее важных в юридической науке. При этом нельзя не заметить, что любое толкование отражает правовую действительность, но в разной мере. Сложность или невозможность найти универсальное для всех эпох определение подталкивает рассмотреть основные исторические и современные концепции, школы, течения, направления, видящие его сущность под разным углом, а порой – с разных позиций, а затем на их основе вывести признаки понятия «право».


155. Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принужден

Фрагмент работы для ознакомления

Мысль об определённом превосходстве политики над правом, конечно, обоснованна, ибо оно является средством реализации политики, средством компромисса. Ведь воздействуй право больше на политику, чем наоборот, не было бы развития цивилизации, так и жили бы мы по законам Хаммурапи. Политика, несомненно, была двигателем прогресса, той цепью отрицаний отжившего на протяжении всей истории человечества. Но трактование политики только как деятельности государства неминуемо приводит к деспотии, тоталитаризму, разрушительным последствиям, что можно наблюдать на примере сталинских репрессий, фашистского режима в Германии. Ибо в таком случае право не является разумным консенсусом, а диктуется государством по усмотрению власть предержащих.Наиболее убедительными представляются взгляды французского учёного-правоведа П. Сандевуара, содержащие в себе тезисы о том, что объективно политика доминирует над правом, но не надо этим ограничиваться. «При определённых условиях политика может и должна подавляться правом или, по крайней мере, подчиняться праву, находиться в зависимости от него». Аналогичных взглядов придерживается и С.Н. Кожевников. Развивает данную мысль и Н.И. Матузов; дополняет М.Н. Марченко, говоря, что право частично включено в политическую жизнь общества.Профессор В.С. Нерсесянц утверждает, что «примат права над политикой – это нормальная ситуация, которая должна быть характерной для всех цивилизованных государств». И действительно, если понимать право в широком смысле, то тогда нельзя с этим не согласиться. Но это лишь формально-содержательный идеал, к которому только следует стремиться. На практике, по мнению профессора Н.И. Матузова, это недостижимо. При этом стоит помнить об опасностях, которые могут таиться под предлогом несоответствия законов этим ценностям. Если рассматривать политику как совокупность событий общественной жизни, то можно констатировать взаимную обусловленность рассматриваемых нами понятий, т.к. социальные явления, несомненно, детерминируют право, отражающее интересы народа. В свою очередь, законы формируют определённые отношения в социуме.В контексте данной работы право рассматривалось, в основном, в позитивном смысле, а политика – как деятельность на макроуровне. Таким образом, соотношение данных понятий, по мнению автора, должно предполагать два основных постулата:1)право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;2)право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу. Исходя из вышеизложенного, мы выяснили, что понятие «право» может употребляться в трёх значениях:1.как система социальных норм, которые устанавливаются или санкционируются только государством;2.как совокупность идеальных возможностей, существующих независимо от посторонней воли у каждого человека;3.как устанавливаемая или санкционируемая только государством возможность субъекта совершать определённые действия.Таким образом, существует два основных типа правопонимания: позитивистское (первое определение) и широкое (второе определение). Определяя по-разному сущность права, их сторонники сходятся во мнениях по поводу субъективного смысла, а также некоторых аспектов выражения, ценности. Это выражается, в частности, в признании единства социального назначения. Заметим, что для теории и практики важно использовать симбиоз лучших достижений каждого подхода.Политику, как выяснилось, толкуют также в нескольких ипостасях:1.как участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).2.как деятельность акторов (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).3.как совокупность событий жизни общества, государства.4.как стратегию действий социального субъекта, в т.ч. индивида.Данные определения в принципе не имеют одинаковой сущности, поэтому в равной мере используются, не споря за приоритет, ибо дополняют друг друга и отражают разные грани мира политического. Сложности заключаются лишь в делении макрополитического уровня на подуровни по характеру участвующих акторов. Вообще, определение политики как деятельности на макроуровне наиболее значимо для теории государства и права в связи его масштабностью.Рассмотрев и сравнив понятия «право» и «политика» в трёх основных аспектах, мы пришли к выводу, что общность и взаимосвязь их несомненна. Различия кроются лишь в сущностном срезе онтологического фактора. К всему прочему, небольшие количественные, но не качественные особенности права и политики просматриваются в них как в явлении, а также в гносеологическом и аксиологических аспектах.Воздействие политики на право выражается в различных формах, таких как: референдум и выборы; правотворческий процесс; внутренняя политика государства, а особо правовая политика; лоббизм; демагогия, в т.ч. популизм; глобальная политика, в частности война, интервенция; террор, экстремизм, национализм; сепаратизм; революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.Тем не менее, существует и обратная зависимость: право воздействует на политику. Это выражается в таких формах, как: закрепление существующих институтов и отношений в конституционном и иных актах; их охрана; создание новых политических институтов и отношений; их ликвидация и др.Таким образом, существует два основных типа взаимовоздействия права и политики: конфликт и консенсус. Особое место в данном балансе занимает государство, основной политический институт общества. Оно регулирует соотношение конфронтации и согласия, реализуя свои функции. Качественной, сущностной характеристикой триумвирата «политика – государство – право» в свете соотношения конфликта и консенсуса служит понятие «государственный режим».Вопрос соотношения права и политики решается в рамках этой работы неоднозначно, предполагая двунаправленность их взаимодействия:во первых, право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;во-вторых, право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.Основываясь на законах диалектики, из вышеизложенного можно вывести такую формулу:Общество как единство и борьба противоположностей является источником политики как отрицания отрицаний; данный процесс развития должен приводить к переходу количественных изменений права в качественные.Несмотря на то, что ранее говорилось о неком единстве мнений по поводу определения понятий «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права (см. Введение), это утверждение сколько справедливо, столько же и относительно. В современной науке по-прежнему существуют различные концепции и направления, что обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов. Но эти школы и течения, несмотря на всю их противоположность взглядов, имеют и некоторые точки соприкосновения, иногда даже частично совпадающие взгляды на тот или иной вопрос. Это выражается, в частности, в выделении некоторых формальных признаков, принципов, структуры систем и подсистем права и политики. Вообще, «любая отдельно взятая теория представляет собой субъективный взгляд её приверженцев на объективные процессы». К объективным причинам существования различных теорий можно отнести, во-первых, сложность изучаемых объектов. Это выражается в ограниченности предела абстрагирования, в физической невозможности в большинстве случаев полноценного эксперимента и вычисления, в длительности становления изучаемых институтов, в диалектическом характере этого процесса, а также самого объекта. Во-вторых, это удалённость во времени самого процесса возникновения, развития, функционирования и отмирания этих институтов в определенных конкретно-исторических типах общества. Это выражается в невозможности наблюдения указанных явлений, в малом количестве источников, а также в самом характере этих источников.Следующая группа факторов – субъективные. К ним относится, прежде всего, авторское мировоззрение, сообразуясь с которым, он ставит конкретные цели и задачи, использует определённую методологию для их достижения.Некоторые факторы необходимо выделить в промежуточную группу так называемых двойственных, «субъективно-объективных» причин. Во-первых, это конкретно-историческая детерминация сознания и поведения автора. Это выражается как в формировании у него определенных ценностных, поведенческих и познавательных ориентиров под воздействием общественного сознания, господствующей идеологии, экономического базиса и т.д., так и в возможности использовать накопившиеся, а также непосредственно накоплять определённые факты (что обусловлено уровнем развития науки). Во-вторых, это физиолого-генетическая детерминация сознания и поведения автора. Это выражается в различных интеллектуальных способностях, которые формируются под воздействием здоровья и происхождения человека.Для того, чтобы определить понятия «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права, необходимо выделить совокупность признаков, раскрывающих их содержание. Хочется отметить, что «раскрытие сущности входит в само определение любого предмета и без этого вообще невозможно вести разговор о его функциях, значении, существовании», к тому же «постижение сущности предмета составляет задачу науки». В свете вышеизложенного важнейшая задача современной теории государства и права состоит в выделении существенных объективных признаков из этих разноплановых мнений, в формировании непредвзятого отношения к понятиям, обозначающим важнейшие общественные институты, такие как право, политика, государство и др.По мнению М.Н. Марченко, проблема определения понятия «право» – одна из наиболее важных в юридической науке. При этом нельзя не заметить, что любое толкование отражает правовую действительность, но в разной мере. Сложность или невозможность найти универсальное для всех эпох определение подталкивает рассмотреть основные исторические и современные концепции, школы, течения, направления, видящие его сущность под разным углом, а порой – с разных позиций, а затем на их основе вывести признаки понятия «право».Естественно-правовые концепции, имеющие длительную историю, объединяют в себе труды Г. Гроция, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, М.Ф. Вольтера, Н. Радищева, С.Е. Десницкого, Маритена и др. Суть их сводится к разделению понятий «право» и «закон». Первое, по их мнению – «совокупность высших нравственных ценностей (свобода, равенство, справедливость)», которая принадлежит человеку от рождения. Кроме того, естественное право – неизменно, «что согласно с природой общества разумных существ». Прогрессивность такого правопонимания, признание за человеком его неотъемлемых прав и свобод а также допущение возможности несоответствия этих идеалов реальному позитивному праву (закону) сыграли свою роль в развитии теории государства и права. Однако прямое отождествление права и морали, противопоставление писаного и естественного права (при преувеличении подчас роли последнего), а также утверждение о несменяемости «высших норм» и неодинаковое их понимание привели к бесперспективности развития теорий естественного права.Историческая школа права основана немецкими и австрийскими юристами: К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухтой, Г. Гуго, Шталем и др. Её представители считали право выражением «народного духа», формирующегося постепенно, независимо от государства. Они отрицали необходимость и роль государства в формировании этого явления. Данная теория справедливо отмечает, что обычай действительно предшествует праву, что последнее формируется под воздействием общественных условий, которые не должен игнорировать законодатель. Но данное правопонимание приводит к сведению источников права к одному лишь правовому обычаю, при этом не отводится места для прецедента и законотворчества. Также неоправданно отрицается роль государства в создании правовых норм – оно, по мнению сторонников этой теории, лишь санкционирует их.Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принуждения негосударственными организациями). Несмотря на весомый вклад в теорию государства и права, эта теория имеет недостаток, утверждая, что право должно быть завоёвано силой.Материалистическая теория права разработана в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его социально-экономической обусловленнсти, при этом оно не может превосходить по уровню культуру данного общественного строя. Представители этой теории считали, что право характерно только классовому обществу, и оно должно объективно отмереть с победой коммунизма, когда «соблюдение социальных норм станет естественной привычкой». Несомненны достижения материалистической концепции для теории государства и права. Во-первых, это признание значительной роли экономического базиса в формировании права, их взаимосвязи. Во-вторых, это подтверждение значительной роли государства как источника права. Но существуют и недостатки, которые выражаются в гипертрофировании вышеуказанных положений (особенно в трудах так называемых последователей К. Маркса и Ф. Энгельса). Особое место занимает преувеличение роли классовой борьбы в развитии права, доведённое до абсурда во время сталинских репрессий, а также постулат о «неравном масштабе к различным людям» в условиях социалистического общества.Социологическая юриспруденция разрабатывалась Э. Эрлихом, Г. Канторовичем, С.А. Муромцевым, Г.Ф. Шершеневичем, Р. Паундом. Представители данной концепции определяют право как систему правоотношений, т.е. реальное поведение людей, регулируемое правом. Особое место в понимании этой теории отведено противопоставлению «права в книгах» (закона) и «права в действии» (собственно права). Указывается также, что оно «является одним из способов контроля за поведением людей, наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др.».Теория солидаризма является одной из разновидностей социологического направления. Основной её представитель – французский юрист Л. Дюги, который считал, что объективное право составляют правила социальной солидарности, которым должны подчиняться личность и государство. Оно же служит той уравновешивающей силой, которая обеспечивает нормальное развитие общества.Данные две теории наполняют социальным содержанием право, выражая при этом некоторые идеи правового государства. Их недостаток заключается в смешении понятий «право» и «правоотношение», а также в подмене его сущности социальным назначением.Психологическая концепция права разрабатывалась Л.И. Петражицким, Г. Тардом, Мэриллом, Россом, Рейснером, Элиотом Дьюи и др. Представители этого направления считают право «императивно-атрибутивным (обязательно-притязательным) переживанием людей». При этом его возникновение, развитие и функционирование связывается напрямую с эмоциональными переживаниями человека. Недостаток такого правопонимания кроется в смешении понятия «право» и «правосознание», а также в непризнании приоритета позитивного права.Нормативистская теория права разрабатывалась в трудах Р. Штаммлера, П.И. Новгородцева и Г. Кельзена. Суть права, по мнению, её представителей, заключается в том, что оно есть совокупность норм, осуществляемых государством в принудительном порядке. К тому же право является своеобразной пирамидой, во главе которой стоит некая «суверенная норма», определяющая содержание остальных. Кроме того, данная теория предусматривала изучение права «в чистом виде», т.е. вне связей с другими отраслями знаний, т.к. в ином случае, по мнению нормативистов, происходит смешение правовой науки с идеологией. Признание необходимости структурирования и иерархической соподчинённости правовых норм, идея зависимости государства от права (при этом утверждалась их тесная взаимосвязь), а также, в конечном счёте, выделение основных формальных признаков сделали эту теорию основой современного правопонимания для большинства российских правоведов. В частности это выражается в использовании определения права как «системы общеобязательных, формально определённых норм и т.д.» Однако эта теория не является исчерпывающей для российской и мировой науки, она лишь служит отправной точкой для многих изысканий. Главный недостаток её, по мнению профессора М.Н. Марченко, – излишний прагматизм.Обобщая вышеизложенные теории, учёные выделяют два основных типа правопонимания: легистское и юридическое, которое, в свою очередь, распадается на естественно-правовой и либертарно-юридический подходы. Суть первого типа в том, что право – система писаных (позитивных) норм, устанавливаемых или санкционируемых государством. Суть естественно-правового подхода в том, что естественное право является некими «высшими» нормами, присущими всему живому от рождения, и противостоит позитивному. Сторонники же либертарно-юридического подхода считают, что право есть бытие и нормативное выражение принципа формального равенства, т.е. 1. абстрактно-формальной нормы и меры равенства, 2. свободы, 3. справедливости. Последний подход разрабатывается в трудах В.С. Нерсесянца и является, по его мнению, неким компромиссом между позитивистским и естественным типами правопонимания.Сама проблема правопонимания основана на трёх основных аспектах: 1. онтологическом (что есть право?), 2. гносеологическом (как оно познаётся?), 3. аксиологическом (в чём его ценность?). По тому, какой именно вопрос ставится на первое место, а также какой на него даётся ответ, определяется конкретная типология правопонимания и подходы в её рамках.Вопрос о первенстве, приоритете одного из этих типов правопонимания остаётся открытым, несмотря на то, что он определяет парадигму научных исследований любого правоведа, их методологию. В своей работе автор отдаёт предпочтение тому типу, который видит в праве, прежде всего систему норм, которые охраняются государством, общеобязательны, формально определены и т.д. Данное мнение необходимо подкрепить словами профессора М.Н. Марченко, о том, что только практика может служить критерием истины, а в современной политико-правовой действительности понятие естественного права не противопоставляется позитивному, а скорее тождественно понятию права, но в субъективном смысле (с некоторыми корректировками). При этом понятие «закон» в широком смысле, в том в котором его используют сторонники юридического правопонимания, обозначая позитивное право, практически не употребляется этом значении, а обозначает меньшее по логическому объёму понятие (один из видов НПА). Это подтверждают слова основателя либертарно-юридического подхода В.С. Нерсесянца о том, что закон – лишь условное обобщение. По мнению автора, суть конфликта данных правопониманий в современной теории государства и права кроется в основном лишь в обозначении одного и того же понятия разными терминами. При этом, по сути, дискутирующими сторонами не отрицаются те положительные идеи, которые выдвигались их оппонентами, а чаще встречаются попытки соединить их в такую систему: «Положительное право есть целесообразная форма поддержания естественного». Думается, такое несовпадение мнений будет способствовать только развитию представлений о праве, т.к. господство любого догматичного, якобы единственно верного, правопонимания может привести к забвению динамичности этого важнейшего общественного явления .Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно указать основные формальные признаки позитивного права в объективном смысле:1.Система социальных норм (регуляторов)2.Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)3.Применяются в т.ч. государством4.Охраняются принуждением только государства5.

Список литературы

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994 года № 51-ФЗ./Российская газета. – 1994. - № 238-239.
2. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ; принят Гос. Думой 22 декабря 2004 г.; одобрен Советом Федерации 24 декабря 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс".
3. Определение Высшего арбитражного суда от 28 января 2011 г. № ВАС-18490/10
4. Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2012 г. по делу № А13-3995/2011.
5. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 апреля 2009 г. по делу № А56-8217/2007.
6. Решение Арбитражного суда Архангельской области от 15 июля 2009 г. по делу № А47-4153/2008-9032/2008
7. Постановление федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 марта 2010года по делу № Ф09-1177/10-С5 // СПС "КонсультантПлюс".
8. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 136.
9. Витрянский В.В. Договор энергоснабжения и структура договорных связей по реализации и приобретению электроэнергии // Хозяйство и право. 2005. № 3. С. 37.
10. Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под общ. ред. С.А. Степанова. М., 2011. Т. 2. С. 139.
11. Городов О.А. Договоры в сфере электроэнергетики: Научно-практическое пособие. М., 2010. С. 44 - 46.
12. Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 90. (автор главы - И.В. Елисеев); Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2006. С. 294.
13. Договоры в предпринимательской деятельности / Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. М., 2008. С. 127.
14. Захаров Ю.Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. М., 2005. С. 64 - 65.
15. Карташев И.И. Качество электроснабжения в распределительных системах // Электричество. 2003. № 12.
16. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).
17. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 4-е изд. М., 2008. С. 135, 136 (автор - Н.И. Клейн).
18. Матиящук С.В. Рынок тепловой энергии: вопросы теории и практики: Учебное пособие. М., 2009. С. 39 - 40.
19. Николюкин С.В. Агентские соглашения в предпринимательском обороте: национальное и международно-правовое регулирование // Законодательство и экономика. 2011. № 10. С. 63 - 73.
20. Повная М.В. Защита прав бытовых потребителей в обязательствах по снабжению товарами через присоединенную сеть: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 7, 14
21. Огиренко Е.Б. Договор снабжения электрической энергией в предпринимательской сфере Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2005.
22. Огородова Д.В., Челышева М.Ю. "Смешанные договоры в частном праве: отдельные вопросы теории и практики" включена в информационный банк согласно публикации - "Законодательство и экономика", 2005, № 10.
23. Рецлов С.О. Проблемы оказания услуг по передаче электрической энергии в договоре энергоснабжения // Налоги. 2008. № 24.
24. Санникова Л.В. Договоры о представительстве // Журнал российского права. 2004. № 4. С. 54 - 59.
25. Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М., 2006. С. 26 - 28.
26. Сейнароев Б. Договор энергоснабжения // Хозяйство и право. 2000. № 5
27. Сенек А. Тариф на свет // ЭЖ-Юрист. 2005. № 33
28. Ситдикова Л.Б. К вопросу о трансформации правовой модели услуг в сфере обслуживания // Юридический мир. 2008. № 2 // СПС "КонсультантПлюс".
29. Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий: правовые вопросы. М., 1990. С. 42
30. URL: http://www.arbitr.ru/press-ce№tr/№ews/totals/i№dex_ar.htm.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022