Вход

Алкогольная зависимость у подростков

Курсовая работа по педагогике
Дата добавления: 14 мая 2011
Язык курсовой: Русский
Word, doc, 131 кб
Курсовую можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Введение
В медицинской практике описано немало примеров алкоголь­ного отравления детей после рождения, если мать или кормилица пили вино или пиво с целью «стимуляции» образования грудного молока. У детей при этом возникали судороги, а иногда даже при­ступы эпилепсии. Известно судебное дело, возбужденное родите­лями четырехмесячного ребенка против приходящей няни, кото­рая в их отсутствии потчевала своего подопечного вином из буты­лочки с соской, чтобы он крепко спал.
Иногда, считая, будто алкоголь усиливает аппетит, родители дают грудному ребенку те или иные спиртные изделия в неболь­шом количестве. Существует мнение, что это излечивает малокро­вие, улучшает сон и облегчает прорезывание зубов. В некоторых местностях бытует также опасное представление о том, что упо­требление небольших доз спиртного в раннем детстве будто бы предотвращает возможность пристрастия к алкоголю в зрелом воз­расте. Такие заблуждения и предрассудки приводят зачастую к тра­гическим последствиям, прежде всего к отравлению ребенка.
Алкогольные отравления составляют примерно 7 % всех случаев отравления детей. Минимальную дозу спиртного, вызывающую гибель ребенка, назвать трудно, так как дети пьют его тайком от взрослых. По мнению некоторых врачей, младенец может погиб­нуть даже от смоченной алкоголем пеленки, в которую он завер­нут. Описан случай смерти ребенка в возрасте до года в результате трехкратного (за сутки) наложения водочного компресса на груд­ную клетку при кашле. По мнению фармаколога Н. П. Кравкова, минимальной смертельной дозой для ребенка, не достигшего 10-летнего возраста, можно считать примерно 15 г чистого спирта (2—3 столовые ложки водки). Однако практике известен случай гибели пятилетнего малыша, выпившего 10 г спирта.
Не менее трагично и второе из наиболее частых последствий употребления детьми спиртного — привыкание их к алкоголю, т. е. возникновение наркотической зависимости.
Положительное отношение детей к алкоголю формируется очень рано. Это в определенных условиях может отрицательно повлиять на процесс формирования и развития личности. Маленькие дети, зачастую сидя со взрослыми за одним праздничным столом, могут наблюдать, а нередко и участвовать в застолье. Этот факт свиде­тельствует о безответственном отношении взрослых к тому, что дети при этом перенимают алкогольные традиции. Мнение, что малыши 2—3 лет мало что понимают и запоминают, — очень опас­ное, но весьма распространенное заблуждение. Маленькие дети всегда подражают взрослым, и особенно родителям, как самым близким и авторитетным людям.
В семьях, где традиционное употребление спиртного по празд­никам и дням рождения еще не перешло в пьянство, дети вос­принимают алкогольное застолье как естественное, причем обя­зательное явление. Об этом свидетельствуют сюжеты детсадов­ских послепраздничных игр, имитирующих поведение взрослых за праздничным столом. Всегда в группе детей найдется органи­затор «празднества», объявляющий себя «тамадой», строго со­блюдающий «правила» застолья, например такие: «После первой рюмки не закусываем», «Пить надо до дна» и др. Участники игры, вспоминая прошедший праздник в своей семье, делятся друг с другом сведениями о том, какие алкогольные изделия подава­лись к столу, как и по какой рецептуре можно приготовить само­гон или «слезы садовода», сообщают, сколько водки, самогона, чачи или других подобных изделий им предложили попробовать или дали выпить их родители.
Одним словом, программирование уважительного отношения к алкоголю как к обязательному элементу любого праздника начи­нается с самого раннего возраста.
В процессе детских игр с «алкогольным содержанием» ясно про­являются аспекты оценки детьми роли алкоголя. Им нравятся преж­де всего ритуалы, связанные с потреблением спиртного, а также его опьяняющее действие. Ритуалы формируют у ребенка уважи­тельное отношение к алкоголю как к ценности и ориентируют на его потребление. А опьяняющее действие спиртного воспринима­ется как положительный факт, дающий повод дня необычных форм поведения, непозволительных для трезвого человека. И тот и дру­гой аспекты вызывают повышенный интерес к алкоголю. Таким образом, уже в первые годы жизни у ребенка создается модель будущего алкогольного поведения.
Родителям необходимо помнить об ответственности за антиал­когольное воспитание детей начиная с первых лет их жизни (а в соответствии с современными рекомендациями — даже с эмбрионального периода), не ограничиваясь высказываниями о вреде ал­коголя, а демонстрируя преимущества трезвого образа жизни соб­ственным примером. Мировая статистика свидетельствует о пря­мой зависимости между уровнем потребления алкоголя родителя­ми и злоупотреблениями спиртными изделиями их детей. А ключе­вым периодом в антиалкогольном воспитании являются младший школьный и особенно подростковый возрасты.
 
1. Причины алкоголизации подростков
Необходимо знать, что у детей и подростков алкоголизм разви­вается катастрофически быстро. Если у взрослых людей переход от простого пьянства к алкоголизму в зависимости от интенсивности пьянки занимает от 5 до 10 лет, то формирование хронического алкоголизма у подростка происходит в 3—4 раза быстрее, иногда минуя этап регулярного потребления. И чем молниеноснее разви­тие алкоголизма, тем необратимее его последствия.
Явление это объясняют так. Мозговая ткань ребенка гораздо бо­гаче водой и беднее белком, чем у взрослого. В воде же алкоголь прекрасно растворяется. Всасывание спирта в организме ребенка тоже происходит быстрее, чем у взрослого. Лишь 7% из всосавшегося алкоголя выводится легкими и почками. Остальные 93 %, окисляясь в самом организме, действуют как яд, не встречающий практичес­ки никакого противодействия. В детском и подростковом возрасте алкоголь особенно разрушительно влияет на печень, находящуюся в стадии формирования. Токсическое поражение клеток печени при­водит к нарушению белкового и углеводного обмена, синтеза вита­минов и ферментов; отрицательно реагируют на присутствие в орга­низме алкоголя сердце, легкие, желудок, кроветворные органы, эндокринная и нервная системы. Алкоголь нарушает и функцию почек. Активные клетки почек погибают, следовательно, организм в мень­шей степени освобождается от вредных шлаков. Поэтому молодой человек, часто употребляющий спиртное, постоянно находится в состоянии отравления: с одной стороны, сам алкоголь является сильным ялом, а с другой — в тканях всех органов накапливаются необеззараженные вещества, мешающие дальнейшему росту и раз­витию организма. Алкоголь ослабляет, тормозит и угнетает развитие всех органов и систем. Чем моложе организм, тем губительнее дей­ствие на него алкогольного яда. Это определяет высокую смертность среди подростков и юношей, страдающих алкоголизмом.
У здорового ребенка не может быть влечения к алкоголю. На­оборот, вкус и запах спиртных напитков вызывают у него отвра­щение.
Почему же первоначальное неприятие не исключает повторных выпивок? Что заставляет детей преодолеть в себе отвращение к хмельным напиткам и стать в конце концов рабами алкоголя?
«Исследованиями установлено, что подростка влечет не вкус спиртного, а его действие — состояние опьянения. Ведь поначалу степень опьянения у 90% знакомящихся с алкоголем подростков легкая, с ощущением прилива сил, возникновением чувства до­вольства, комфорта, повышением настроения. У некоторых опья­нение протекает с элементами дурашливости. При такой степени опьянения не бывает выраженной алкогольной интоксикации, потери самоконтроля. За небольшое отклонение в поведении ни­кто не ругает, в таком состоянии подросток не попадает в мили­цию. У него формируется убеждение, что прием алкоголя — впол­не естественное и закономерное явление в жизни. Но потребность в спиртном быстро нарастает, и в неокрепшем физически орга­низме формируется алкогольная зависимость со всеми ее траги­ческими последствиями как для самого человека, рано приобщив­шегося к спиртному, так и для общества в целом».
Каковы же основные побудительные мотивы выпивок несовер­шеннолетних?
Рассмотрим главные причины ранней алкоголизации подрост­ков, указываемые большинством исследователей этой проблемы.
«Социологические исследования подтверждают, что первым фактором, провоцирующим пьянство детей, является алкогольное окружение, которое составляют прежде всего пьющие ближайшие родственники: отец, реже мать, иногда оба родителя». К ним могут присоединиться старшие братья или сестры. Отрицательное влия­ние последних может сказываться и самостоятельно при родите­лях-трезвенниках. Чаще всего представители старшего поколения в пьющих семьях имеют низкий уровень образования, в основном это неквалифицированные рабочие. Потребление алкоголя в семье не считается злом, поэтому приобщение детей к спиртному не вызывает беспокойства. Тем не менее установлено, что дети из семей, в которых им не запрещалось хмельное, впоследствии при­бегают к выпивкам вне семьи в 9 раз чаще по сравнению со свер­стниками, которым потребление спиртных напитков было стро­жайше запрещено родителями. Даже в том случае, когда сыновья больных алкоголизмом родителей воспитываются с раннего воз­раста в семьях с трезвыми обычаями, они в 4 раза чаще идут по стопам своих отцов, нежели их сверстники.
«Вторая причина пьянства подростков — усиленные притязания на взрослость». Потребление алкоголя представляется им символом самостоятельности, мужества, средством самоутверждения. Этому способствует неосведомленность детей и подростков о свойствах алкоголя и трагических последствиях его потребления. А обманчи­вое удовольствие, испытываемое от первоначально малых доз спирт­ного, формирует ошибочное представление о благотворном его влиянии на организм и способствует быстрому привыканию к ал­коголю.
Привлекательность для подростков спиртного усугубляется попу­ляризацией алкоголепития в кино и телевизионных передачах. «Социо­логи США считают, что для подростков, проводящих до 5 ч у телевизора, примеры пьющих кино- и телегероев наиболее действенная форма вовлечения в пьянство. Подсчитано, что в самых популярных программах, идущих в США с 20 до 23 ч, за каждый час показывают в среднем 7,02 случая употребления алкогольных напитков (безалкогольных только 3,33 случая). При этом положи­тельные герои прикладываются к рюмке в 5 раз чаще отрицатель­ных».
Наши юные телезрители лишь в период действия известных постановлений и указа по борьбе с пьянством и алкоголизмом были в значительной мере избавлены от подобной рекламы по­требления спиртного.
«Еще одна причина подросткового пьянства — пример сверст­ников». У детей и подростков из неблагополучных (особенно не­полных) семей, как правило, не развита культура общения. От­сутствие душевной близости с родителями и контактов с детьми из семей благополучных, некоммуникабельность приводят к по­иску «уличной», «дворовой» компании, в которой обязательным элементом общения и времяпрепровождения является выпивка. В такой компании, часто неоднородной по возрасту, пьющие подростки имеют реальные возможности для самоутверждения, проникаются самоуважением, чего не в состоянии добиться ни в семье, ни в школе. Участие в «алкогольной компании», где почти всегда лидируют «заводилы», состоящие на учете в милиции, в инспекции по делам несовершеннолетних, ранее судимые, чре­вато не только приобщением к алкоголю. Обычно оно связано еще и с выполнением новичком «обязательной программы» — хулиганских действий и других уголовно наказуемых правонару­шений. Из-за возникающих в результате этого конфликтов пре­рывается учеба, без сожаления меняются одно за другим места работы, которая рассматривается теперь лишь как средство полу­чения денег на покупку алкоголя.
Если у сверстников с трезвенническими установками этот пе­риод жизни связан с максимальным духовным ростом, с учеб­ными и профессиональными интересами, то у пьющих подрост­ков такие формы деятельности становятся несовместимыми с по­стоянной и уже непреодолимой потребностью в алкоголе. У них нарушается внимание, память, мышление, падает работоспособ­ность, изменяется обмен веществ, поскольку организм уже не может обходиться без алкоголя. Диагноз состояния — алкоголизм. Избавиться от него самостоятельно подросток не может, необхо­димо лечение.
«В последние годы выявлена еще одна причина влечения подрост­ков к алкоголю. Наблюдается она у детей, о благополучии которых чрезмерно заботятся близкие. Попытки оградить свое чадо от неиз­бежных забот и обязанностей приводят к формированию у подро­стка комплекса таких черт характера, как безволие, зависимость, безответственность, неподготовленность к жизни. Внешне это бла­гополучные, тихие, смирные, легко подчиняющиеся дети и под­ростки. У них как бы «соглашательский» тип характера, аморф­ный, без яркой индивидуальности. Нежелание преодолевать воз­никающие в жизни трудности приводит к поиску легких путей решения проблем, к подчинению дурным влияниям». Потребление спиртного для молодых людей такого склада является наиболее про­стым и доступным (благодаря материальной обеспеченности роди­телей), хотя и иллюзорным выходом из трудных ситуаций. Они — продукт среды. В хорошем коллективе они могут стать хорошими людьми, учениками и работниками, а в компании антисоциаль­ных подростков легко спиваются. Их будущее зависит от окруже­ния, в котором им придется жить и работать.
Не все несовершеннолетние, так или иначе вовлекаемые в вы­пивки, становятся на путь регулярного пьянству. Объясняется это тем, что помимо перечисленных факторов в приобщении к пьян­ству и в развитии алкоголизма большую роль играют особенности личности самого человека. «Психологи утверждают, что наибольшая вероятность заболевания алкоголизмом наблюдается у детей с моз­говой недостаточностью, выраженной часто в стертой форме и обус­ловленной различными, в том числе и родовыми, черепно-мозго­выми травмами, неблагоприятно протекающей беременностью, за­держкой физического и умственного развития, синдромами психи­ческой заторможенности или возбуждения, психопатиями».
Сейчас активно изучаются биологические аспекты алкоголиз­ма. Исследуется значение наследственности и особенностей обме­на веществ, предрасполагающих к этой болезни. Согласно имею­щимся данным, с помощью биологических маркеров можно вы­делить группы риска, что позволит вести целенаправленную про­филактическую работу по отношению к людям с врожденной склон­ностью к алкоголизму.
Итак, похмельный синдром у подростков формируется спустя 1 — 3 года после начала систематического пьянства. «Последователь­ность развития этого негативного процесса такова:
I этап — начальная адаптация к спиртному;
II этап — усвоение стереотипов алкогольного поведения;
III этап — формирование психической зависимости от алко­голя;
IV этап — отчетливо выраженная физическая зависимость от алкоголя».
У подростков, страдающих алкоголизмом, спиртное становит­ся необходимым компонентом обменных процессов в организме, именно поэтому при воздержании возникает похмельный синдром. Он проявляется в виде общего недомогания, головных болей, на­рушения сна, деятельности сердечно-сосудистой и желудочной систем, пониженного настроения, выраженного желания принять спиртное. Известны случаи суицида подростков в состоянии по­хмельного синдрома.
Говоря об особенностях подросткового возраста, нельзя не учи­тывать и такой важной социально-гигиенической проблемы, как акселерация.
Современные условия жизни оказывают на нервную систему ребенка более интенсивное воздействие, чем полвека назад. Поток информации стал несравненно обильнее, впечатления — разно­образнее и богаче, темп жизни ускорился. Происходит определен­ное ускорение и психического развития. Вместе с тем у подростков сохраняются детские интересы, эмоциональная неустойчивость, незрелость представлений. Возникает диспропорция между физиче­ским развитием и социальным статусом. При неустойчивой не­рвной системе, еще не сформировавшихся жизненных взглядах и убеждениях подросток под влиянием алкоголя становится более восприимчивым к воздействию примеров негативного поведения. Ранняя алкоголизация выступает, как правило, индикатором со­циально-психологической несостоятельности личности, бедности и неразвитости ее нравственно-ценностной сферы, является при­знаком дефицита социально значимого поведения, носит компен­саторный характер, создавая иллюзию деятельности и эмоциональ­ности.
 
2. Протекание алкоголизации подростков
Употребление спиртного подростками, независимо от дозы, рас­сматривается как патология, так как в любом случае приводит к алкогольному отравлению. Особенность алкоголизации несовершен­нолетних состоит в том, что у них отсутствует этап умеренного употребления. Любая принятая доза алкоголя является для подрост­ка чрезмерной, поэтому сам факт ее приема должен рассматривать­ся как злоупотребление. Основанием для такого утверждения явля­ется очень часто встречающаяся у подростков тяжелая алкоголь­ная интоксикация с рвотой и потерей сознания. Чтобы не выгля­деть в кругу пьющих ребят «белой вороной», многие подростки «тренируют» себя спиртным, убегая при позывах к рвоте подаль­ше от компании (иногда вызывая рвоту искусственно), и, освобо­дившись таким образом от части принятого алкоголя, возвраща­ются и продолжают пить, надеясь приобрести устойчивость к это­му интоксиканту, т.е. «пить как все». При этом степень опьянения несовершеннолетних может достичь такого уровня, когда без ме­дицинской помощи возможен смертельный исход. Но даже если этого не произошло, передозировка алкоголя приводит к амне­зии, т.е. потере памяти вследствие повреждения клеток головного мозга. Подросток, придя затем в сознание, в лучшем случае может вспомнить только начало выпивки. Если опьянения такого уровня у подростков неоднократны, а амнезии длительны, то это отрица­тельно сказывается на психическом состоянии, и прежде всего на уровне интеллекта.
Утрата спасительного рвотного рефлекса, происходящая по мере алкоголизации несовершеннолетних, повышает переносимость спиртного, формируя влечение к нему, причем гораздо быстрее, чем у взрослых. В состоянии опьянения подросток на этой стадии уже не испытывает дискомфорта. Ему, наоборот, очень весело, он весьма активен, готов к «подвигам», ищет «приключений». Но кон­тролировать свое поведение опьяневший подросток не в состоя­нии. Изменяются интересы и характер. Учащиеся теряют интерес к занятиям, пропускают уроки, грубят учителям и родителям. Лю­быми способами добывают деньги на выпивку. Отсюда — драки, кражи, грабежи, а затем — беспорядочные половые связи, изна­силования и другие криминальные действия, вплоть до убийств. А так как преступления, совершаемые несовершеннолетними, чаще всего остаются безнаказанными, противоправное поведе­ние подростков не только продолжается, но и усугубляется. Глав­ное: по разным причинам, образ жизни таких подростков для большинства их родителей остается тайной вплоть до задержания юных нарушителей законов работниками правоохранительных органов.
Между началом злоупотребления спиртными изделиями и ха­рактером протекания алкоголизма у подростков существует досто­верно определяемая связь: чем раньше начинается потребление алкоголя, тем тяжелее протекает заболевание. Самым опасным, безусловно, является злокачественное (ускоренное) течение алко­голизма.
Вот как характеризует эту форму алкогольной болезни Д. Д. Еникеева: «Злокачественное течение алкоголизма характеризуется стре­мительным формированием патологического влечения к алкоголю (в некоторых случаях после одно- двукратного приема спиртного), отсутствием этапов борьбы мотивов "выпить" или "не выпить" (возникшее влечение без раздумий реализуется), изначальным от­сутствием количественного контроля (т.е. с самого начала пью­щий подросток не контролирует количество потребляемого алко­голя и пьет до состояния тяжелого опьянения) или его ранней утратой, систематическими передозировками и последующими ам­незиями, появлением неуправляемого поведения уже на началь­ной стадии алкоголизма и социальными конфликтами».
Описанная патология характерна для подростков, страдавших еще до начала алкоголизации различными психическими заболе­ваниями, такими, например, как психопатия, эпилепсия, послед­ствия черепно-мозговых травм и др. Основная черта характера та­ких детей — неконтролируемое поведение. Их родители, будучи пьющими, а чаще алкоголиками с низким интеллектом, сами приобщают своих отпрысков к спиртному. Они не обременяют себя воспитанием детей, так как и сами пренебрегают общепринятыми правилами поведения, а иногда просто не знают, что таковые су­ществуют.
«Кумиры» подобных подростков — социально неблагополуч­ные взрослые люди, как правило с криминальным прошлым, неумеренно пьющие. Подражание таким людям приводит подрост­ков к деградации и декомпенсации, опережающим по срокам возникновения основные симптомы алкоголизма. Дети прекра­щают учебу, не могут выполнять даже несложную работу, не тре­бующую квалификации, не удерживаются ни на одном рабочем месте из-за нарушений трудовой дисциплины и систематическо­го пьянства.
При злокачественном варианте подросткового алкоголизма ро­дители вынуждены прибегать к помощи нарколога. Но и на этом этапе подростки с такой формой алкоголизма даже в условиях типового наркологического отделения ведут себя неадекватно: от­казываются от лечения или имитируют прием назначаемых ле­карств (кладут таблетки за щеку, а затем потихоньку их выплевы­вают; а иногда, проглотив лекарство, при первой возможности избавляются от него, искусственно вызывая рвоту), не соблюда­ют режим лечебного учреждения. А главное, при содействии дру­зей или пьющих родителей подростки продолжают пить, что при­водит к алкогольным галлюцинациям, сопровождаемым судорож­ными припадками.
Как правило, попытки близких избавить подростков от злока­чественной алкогольной болезни не дают желаемого результата. Родственники в конце концов не выдерживают их безобразного поведения и непрекращающегося пьянства, предоставляют им пол­ную свободу, фактически отказываясь от них.
Дальнейший сценарий жизни подростков, страдающих злока­чественной формой алкоголизма, как правило, весьма однообра­зен: вначале они попрошайничают, затем начинают воровать и после неоднократных судимостей попадают в колонии для несо­вершеннолетних, покидая которые пополняют «армию» бомжей.
К счастью, далеко не все подростки обречены на описанный выше образ жизни. Абсолютное большинство детей в нашей стране получает среднее образование, многие — высшее. Каково же их отношение к употреблению спиртного?
Результаты различных исследований позволили выделить семь уровней вовлеченности учащихся старших классов в употребление спиртных изделий.
Нулевой уровень характеризует школьников, не знакомых с опья­нением и эйфоризирующим действием спиртного. Алкоголь не упо­требляется ими либо в соответствии с традициями семьи, либо благодаря личной установке на полную трезвость. Отношение к спиртным изделиям активно (реже — пассивно) отрицательное. У школьников данной группы выработана личная стратегия поведе­ния, направленная на отказ от употребления алкоголя в любых ситуациях.
I уровень — начальный, характеризуется единичными или очень редкими случаями употребления спиртного. Употребление алкого­ля сопровождается комплексом неприятных ощущений как от органолептического действия спиртного (запах, вкус), так и от опь­янения, заканчивающегося явлениями астении. Эйфории от упо­требления этанола обычно не возникает. Переносимость алкоголя низкая. Школьники, относящиеся к этому уровню, к потребле­нию алкоголя не стремятся. Выпивают только в тех случаях, когда нельзя отказаться. Большинство их близких, знакомых и друзей редко употребляют алкоголь и относятся к нему отрицательно или безразлично. На I уровне вовлеченности в употребление спиртного меры воспитательного и запретительного характера могут привес­ти к прерыванию или полному прекращению алкоголизации.
II уровень — эпизодическое употребление алкоголя, характеризу­ется знакомством старшеклассников с различными изделиями, со­держащими алкоголь. Небольшие дозы спиртного хорошо перено­сятся, вызывая эйфорию, что придает привлекательность потреб­лению алкоголя. Но сами учащиеся редко становятся инициатора­ми выпивок. Мотивы употребления разнообразны: повысить ком­муникабельность, поступать «как все», выглядеть более взрослым и самостоятельным.
На этом уровне вовлеченности в употребление спиртных на­питков хорошо скоординированные меры воспитательного харак­тера могут приостановить процесс алкоголизации.
III уровень — уровень высокого риска развития алкоголизма, от­личается усилением эйфоризирутощего, активирующего и релаксирующего действия спиртного. Алкоголь все еще доставляет боль­ше приятных ощущений, чем неприятных. Расширяется число по­водов для выпивок, алкоголь употребляется уже более 2 раз в ме­сяц. За алкогольными эксцессами следует утренняя сомато-психическая астения. Отношение к алкоголю активно или пассивно по­ложительное. Формируются товарищеские отношения с выпиваю­щими людьми. Возникают эпизодические конфликты с различны­ми социальными институтами как результат пьянства.
Мотивы употребления: улучшить настроение, повысить тонус или расслабиться, повысить уверенность в себе, весело провести время в компании, временно уйти от реальности.
Учащиеся с III уровнем вовлеченности в употребление алкого­ля нуждаются в мерах социального контроля, ограничивающих развитие пьянства. Еще существует вероятность прекратить пьян­ство на основе убедительного разъяснения реальной опасности развития алкоголизма в ближайшее время. Существенно могут повлиять также медицинские и психологические меры воздействия, направленные на профилактику и лечение дисгармонии в форми­ровании характера и личности.
IV уровень — уровень выраженной психической зависимости от алкоголя. Учащиеся сами становятся активными инициаторами вы­пивок. Отношение к алкоголю безусловно положительное. Частота его потребления — несколько раз в неделю. Влечение к спиртному отмечается не только в вечерние часы, но и в течение всего дня. Алкогольное опьянение превращается в наиболее желанное пси­хическое состояние, а эйфория от спиртного бывает особенно яр­кой. Алкоголь используется как допинг, как регулятор поведения и настроения. Теряют значение конструктивные, одобряемые обще­ством мотивы, связанные с обучением, повышением профессио­нального уровня, интересами семьи, укреплением здоровья, твор­ческими увлечениями. Прерываются контакты с прежними друзь­ями, а новые знакомства, как правило, обусловлены совместным употреблением алкоголя.
К мотивам употребления спиртного, выявленным для III уров­ня, добавляется стремление уйти от неприятностей. В той же сте­пени, что и на III уровне, мотивы отказа от алкоголя также не формируются или обусловлены санкциями со стороны социальных институтов.
Характерно, что на IV уровне вовлеченности в употребление алкоголя учащиеся (теперь уже фактически больные) оказывают выраженное сопротивление попыткам ограничить их пьянство. Тем не менее меры запретительного и воспитательного характера еще могут подействовать. Возрастает роль медицинского вмешательства. Лечение у нарколога, постоянный контроль со стороны учебного заведения, семьи как во время активной терапии, так и в последу­ющем оставляют надежды на успешное преодоление алкогольной болезни.
V уровень — уровень физической зависимости от алкоголя. На фоне усиливающейся психической зависимости от алкоголя формиру­ется повышенная переносимость спиртного, подавляется защит­ная рвотная реакция на его передозировку. Все чаще нарушается память в периоды опьянения. Наблюдаются изменения личности алкогольной природы, происходит десоциализация.
Основным признаком этого уровня вовлеченности в употреб­ление алкоголя является похмелье, или абстинентный синдром. Он выражается ощущением разбитости, понижением настроения, взрывчатостью, тревожностью, обидчивостью. Соматовегетативный симптомокомплекс характеризуется головными болями, го­ловокружением, нарушением сна, потливостью, снижением ап­петита, утренней тошнотой и рвотой, ознобом, дрожанием паль­цев рук или всего тела. Если у взрослых похмелье длится обычно от 2 до 8 сут, то в подростковом возрасте оно короче — от 24 до 36 ч.
Проявления абстинентного синдрома смягчаются новой дозой ал­коголя.
Второй существенный признак V уровня вовлеченности в упо­требление алкоголя — потеря количественного контроля в процес­се его приема. Примета этого признака состоит в том, что первая доза спиртного уже не вызывает состояние эйфории, а, наоборот, создает ощущение дискомфорта, психического напряжения. Наде­ясь на то, что дополнительные порции алкоголя устранят непри­ятное самочувствие, больной принимает новые дозы спиртного до опьянения тяжелой степени, иногда вопреки противодействию со стороны компании.
Мотивы употребления алкоголя на V уровне алкоголизации: устранить плохое самочувствие — следствие предыдущей выпив­ки, добиться эйфории, устраниться от реальности, повысить свой тонус или расслабиться, весело провести время, забыть неприят­ности. Мотивы отказа от спиртного обусловлены страхом перед санкциями со стороны социальных институтов, ухудшением здо­ровья, желанием жить, как «другие люди». Иногда на этой стадии подростки уже понимают болезненный характер своего состояния. Они то ищут помощи, чтобы избавиться от своего пристрастия к хмельному, то оказывают отчаянное сопротивление любым по­пыткам ограничить их пьянство. Налицо — борьба мотивов. Такие юноши нуждаются в продолжительном лечении и постоянном кон­троле. Длительные меры запретительного характера и перевоспи­тание необходимы для поддержания ремиссий, состояний воздер­жания от алкоголя.
VI уровень вовлеченности в употребление алкоголя — конечный уровень алкогольного распада личности.
Для него характерно нарастание признаков предыдущего этапа алкоголизма и появление новых симптомов. Снижается переноси­мость спиртных напитков, развивается запойное пьянство, когда спиртное употребляется несколько дней подряд с утра до вечера. Психическая зависимость от алкоголя во многом перекрывается тяжелой физической зависимостью; прежней яркой эйфории от алкоголя не возникает.
Наблюдаются типичные изменения формы опьянения: со сни­женным настроением, злобностью, страхами и галлюцинациями. Характерно алкогольное поражение внутренних органов. Нараста­ют изменения личности, постепенно развивается алкогольное сла­боумие.
Мотивы употребления близки к мотивам V уровня вовлеченно­сти: доминирует стремление устранить болезненное состояние, вызванное предыдущим приемом спиртного. А мотивы отказа от его потребления продиктованы желанием поправить расстроенное здоровье, страхом перед санкциями социальных институтов и кон­фликтом с обществом.
На VI уровне употребления спиртных изделий больные перио­дически ищут помощи, обращаются за лечением. Но часто преры­вают лечение, вновь запивая. Они нуждаются в постоянной и дли­тельной терапии, в продолжительно и постоянно действующих мерах запретительного и перевоспитательного характера.
«Согласно данным отечественных исследователей, по выпивае­мым дозам спиртного к моменту завершения средней школы юно­ши и девушки приближаются к средним показателям взрослых, что свидетельствует о высокой степени вовлеченности учащихся в процесс употребления алкоголя».
Изменился ли уровень вовлеченности школьников в употреб­ление алкоголя в период действия указа и постановления о борьбе с пьянством и алкоголизмом?
«Исследования авторов, разработавших изложенную выше клас­сификацию степени алкоголизации учащихся старших классов, сви­детельствуют: действие антиалкогольного законодательства дало весьма убедительные положительные результаты. Например, среди учащихся восьмых классов тех же школ, обследованных в 1986 г., т.е. после года действия указа, нулевой уровень употребления ал­коголя был выявлен у 70% юношей и 81 % — у девушек. А II и III уровни вовлеченности потребления алкоголя, не говоря уже о IV, V и VI уровнях, не были выявлены как среди юношей, так и среди девушек. Значительное снижение потребления алкоголя наблюда­лось у юношей и девушек девятых классов. Но в среде десятикласс­ников результаты действия антиалкогольного законодательства не были столь однозначны: несомненно, отрицательно сказывались высокие показатели вовлеченности в потребление алкоголя, имев­шие место в предыдущие годы, когда эти юноши и девушки учи­лись в восьмом и девятом классах, т.е. до принятия указа и поста­новления о борьбе с пьянством и алкоголизмом».
Анализируя особенности развития и распространения пьянства и алкоголизма у несовершеннолетних, следует отметить, что к употреблению алкоголя в наибольшей степени причастны маль­чики. Однако в последние годы резко возросли темпы вовлечения в пьянство и девочек. По этой причине в некоторых западных стра­нах соотношение между мужчинами и женщинами, страдающими алкоголизмом в молодом возрасте, в 80-х гг. XX в. снизилось до 3:1 и даже до 2:1 против 10:1 и 9:1 в 1950 г. Это следует учитывать, проводя антиалкогольную воспитательную работу среди подрост­ков и молодежи.
По данным В. С. Братусь и П. И. Сидорова, можно выделить не­сколько типов приобщения девочек-подростков к алкоголю в за­висимости от микросоциального окружения.
Тип первый. Употребление алкоголя в группе лиц мужского пола:
а) совместная алкоголизация со сверстниками — мальчиками;
б) употребление алкоголя под влиянием пьющего мужчины. И в том, и в другом случае формируется мужской тип алкоголизации, протекающей злокачественно.
Тип второй имеет два подтипа. В обоих случаях алкоголизация происходит в кругу лиц женского пола.
Подтип 1. Алкоголь в составе слабых спиртных напитков упот­ребляется в кругу сверстниц, в небольших дозах, ситуационно — перед танцами, на дне рождения, при встречах-девичниках и т.д. Степень опьянения — легкая. Проявление симптомов заболева­ния — замедленное, течение болезни относительно доброкачест­венное. Больные способны критически оценивать свое состояние.
Подтип 2. Употребление алкоголя под влиянием пьющих жен­щин. Особенности: употребление крепких спиртных изделий в боль­ших, часто интоксикационных, дозах до выраженной степени опь­янения. Заболевание носит злокачественный характер, особенно если партнером девочки-подростка является женщина, больная алкоголизмом. Алкоголизация протекает скрыто, характеризуется запоями, продолжительность которых по мере развития заболева­ния возрастает. Болезнь часто сопровождается нравственным паде­нием.
Тип третий. Одиночное пьянство девочки-подростка. Наблюда­ется в основном у людей с психопатическим развитием. Алкоголь потребляется ими в больших дозах до тяжелой степени опьянения. Цель потребления алкоголя: облегчение контактов, корректиров­ка таких черт характера, как застенчивость, нерешительность, ос­лабление эмоционального воздействия ситуаций, травмирующих психику. Потребление спиртного при одиночном пьянстве очень быстро приобретает постоянный, а затем и запойный характер.
Таков далеко не полный анализ причин и условий возникнове­ния пьянства и развития алкоголизма у подростков. Отмеченный во всем мире рост алкоголизации подрастающего поколения — показатель социального неблагополучия общества. Доказано, что алкоголизм взрослых зарождается в школьном и юношеском воз­расте, а каждое взрослое поколение пьющих формирует себе «сме­ну» из молодых. Начиная борьбу с такой порочной преемственно­стью, необходимо помнить, что предупредительные меры дают наиболее ощутимые результаты. Поэтому борьба с пьянством и алкоголизмом подростков гораздо действеннее борьбы со сформи­ровавшимся алкоголизмом взрослых, хотя значительный успех может быть гарантирован лишь при фронтальном научно обосно­ванном наступлении на пьянство населения во всех возрастных группах.
Развивающаяся в настоящее время медицинская наркологиче­ская служба не в состоянии решить проблемы пьянства и алкоголизма, так как имеет дело с конечными результатами алкоголизации людей. Основные меры социального и воспитательного характера должны быть направлены на профессиональную работу с непьющими и малопьющими.
 
3. Психолого-педагогические проблемы профилактики алкогольной зависимости
При всем необозримом количестве научных, научно-популярных ра­бот, посвященных клиническим и предклиническим формам алкоголизма, ряд проблем остается открытым.
В настоящее время должен быть предъявлен социальный заказ на поиск сохранения и развития нации, ее здоровья.
Центр тяжести проблемы все в большей степени переносится из сферы научных исследований и разработок в сферу образования.
Безусловно, дальнейшее неблагоприятное социально-экономическое развитие в стране может привести к увеличению количества детей, упот­ребляющих алкоголь.
Поэтому одной из важных задач на современном этапе является профилактическая работа с подростками.
Профилактика должна рассматриваться с позиции комплексных со­циальных биологических аспектов процесса формирования организма и личности; факторов определяющих наличие в конечном итоге целостного адаптационно-реабилитационного пространства.
В свою очередь создание целостного адаптационно-реабилитационного пространства возможно в рамках реализации трех направлений:
1. Санологического   (медико-гигиенического)   -   подразумевающего   лечение, профилактику, коррекцию хронических и острых заболеваний, поддержа­ние здоровых условий жизнедеятельности;
2. Психовалеологического - формирование здорового образа жизни, актив­ной   мотивации   на   здоровье,   диагностика   показателей   психического   и физического здоровья, выявление и устранение "факторов риска", сохра­нение и увеличение резервов здоровья и связи с различными режимами обучения      (с      учетом      возможностей      индивидуальной      социально-биологической адаптации);
З. Психолого-педагогического - решающего с использованием санологиче­ского и валеологического подходов проблему социальной адаптации подростков включая показатели успешности обучения, профилактику и коррекцию двигательного поведения, нарко­мании, алкоголизма, формирование готовности к профессиональному са­моопределению и выбору сферы профессиональной деятельности.
Если медицина исследует причины болезни, то валеология, являясь комплексом наук, изучает причины здоровья и методы и средства его раз­вития.
Валеология как наука о здоровье практически здоровых детей, прин­ципиально отличается от медицины (клинической, профилактической, тео­ретической) и от гигиены - независимо от направлений последней. Основ­ное отличие состоит в том, что объект валеологии - здоровый человек, то­гда как объектом клинической медицины является человек, подверженный заболеваниям, а объектом гигиены - среда обитания и условия жизнедея­тельности человека.
Нарушения процессов воспитания в сочетании с биологически пол­ноценной почвой искажают процессы социализации личности, приводя к неправильному формированию ее структуры, системы потребностей, моти­вов, способствую отсутствию у личности социально позитивных установок, несформированности высших эмоций, чувства долга, ответственности. Чем больше у личности выражены диссоциированность структурных элементов, склонность к частым аффективным колебаниям, неспецифические возрас­тные реакции (протеста, имитации), наличие волевых расстройств с расторможенностью влечений, слабость волевого контроля, патологическое стремление к самоутверждению или патологическое переживание неполно­ценности, тем, очевидно, выше риск заболевания.
Поэтому современные психолого-валеологические подходы включают формирование таких личностных регуляторных поведенческих и правовых навыков, которые отвечают в целом организации здоровья (как, например, предотвращение наркомании, алкоголизма, гомосексуализма, девиантного поведения), методы выбора своей профессии, оценки своих физических, биологических и эмоциональных способностей, анализ цикличности воз­раста, отношение личности в коллективе, создание психологического кли­мата.
Задачами профилактики употребления алкоголя является повышение психолого-валеологической культуры школьников: - ранняя диагностика психологического и психофизического статуса школь­ников нацеленная на формирование готовности и по­требности в здоровом образе жизни, на выявление характера и причин от­клонений в поведении, психологизацию медико-психологической деятельно­сти;
- подготовка специализированных   кадров   практических   психологов,   меди­цинских и социальных работников, социальных педагогов   и реабилитаторов, специализирующихся на психокоррекции детей группы риска и оздо­ровлений условий их семейного и общественного воспитания;
- разработка системы валеологического обучения и воспитания по развитию психологической культуры школьников и коррекционных классов; контроль за проведением   указанных мероприятий   со   стороны   школьного психолого-педагогического консилиума;
- создание информационного банка данных по проблеме накопления потен­циала для совершенствования методики повышения психологической куль­туры школьников.
Понимая, что школа является социальным институтом, призванным раскрыть индивидуальность каждого ученика, а не формировать личность с заданными свойствами, педагогам и психологам следует видеть задачу в необходимости помочь учащемуся познать и сотворить себя, учить детей сообразно с природой каждого, приспосабливая к ребенку способы и ус­ловия обучения, а не наоборот. Главное в решении этих проблем - созда­ние предметно-развивающей среды, ее психо-валеологическое и психологи­ческое сопровождение, предполагая, что образовательная среда будет являться единим адаптационным и реабилитационным пространством для каждого отдельного подростка.
Создание такого пространства следует видеть через: определение адаптационно-реабилитационных условий на основе комплекса методов (социально-педагогических, личностных и психофизических); составление дифференцированных комплексных учебных планов и программ; выход на рекомендации семье, педагогу, ученику о наиболее благоприятном пути его индивидуального развития.
Все мотивы приобщения к алкоголю (любопытство, потребность в ост­рых ощущениях, влияние сверстников, стремление к одобрению референтной группы, бегство от стресса, бунт против обстоятельств и авторитета родителей и общества, «философские» обоснования, такие как стремление к познанию ми­ра и самопознанию, самораскрытию, просветлению, нирване и т.д.) связаны с ощущением недостаточной идентичности. В данном случае прием наркотиков, алкоголя, токсических веществ связан с достижением состояний, позволяющих (ложно) определить границы собственного «Я», не доступного в обыденной об­становке.
С другой стороны, прием, алкоголя является символическим действием, позволяющими приобщиться, проявить и почувствовать идентичность с некоторым окружением, которое обычно ак­тивно требует этого. И то и другое - проявление кризиса самоопределения лич­ности.
Подростковый возраст, когда ощущение идентичности носит диффузный характер, и юношеский, прежде всего характеризующийся актуальным и актив­ным процессом самоопределения, наиболее сензитивны к маргинальным, асо­циальным способам нахождения идентичности, в конечном счете ведущим к аномальному самоопределению.
В более поздних возрастах или у юношей, в достаточной мере самоопре­делившихся, начало приема алкоголя может быть связано с жизненным кри­зисом, вызванным внешними обстоятельствами, начиная от переутомления и психического перенапряжения, заканчивая неудачным социальным выбором, что провоцирует поиск второго «Я», лишенного акту­альных проблем первого. Это второе «Я» ускользает от личности в обычных, «трезвых» обстоятельствах жизни и достижимо лишь в состоянии опьянения. Надо полагать, что это второе «Я», являющееся в каком-то отношении «Я-идеальным», существует, наличествует в личности на бессознательном уровне, что открывает перспективы для психотерапии алкоголизма. Однако, трудность состоит в том, что это второе «Я», действуя в галлюцинациях, разворачивается в таких же галлюцинаторных обстоятельствах, которых в реальности человек не видит.
Данные положения, основанные на теоретических положениях Э.Эриксона, В.Франкла, прежде всего, заставляют думать не о психиатрической практике борьбы с алкоголизмом, а о тех мерах, которые уместно назвать «социальной психотерапией». К настоящему времени общество и государство эффективно забыли о социально-педагогической и социально-терапевтической роли созданных ими служб: службы занятости, службы социального обеспече­ния, комитетов по делам молодежи, управлений занятости, управлений образо­вания и т.д. Деятельность большинства из них носит характер распределения неких скудных материальных благ, и уж редкий чиновник осознает необходи­мость заботы о создании условий для обретения смысла жизни людей, что можно сделать иногда даже без денег.
 
Заключение
Каковы факторы, которые формируют личность подростка, обращающегося к алкоголю? Для некоторых определяющей является пси­хофизиологическая предрасположенность, которая имеет разные формы: ано­мальный онтогенез, нейроэндокринные сдвиги, инфантилизм, психические рас­стройства, «бурная» акселерация. Но предрасположенность может проявиться при определенных условиях как фактор, приводящий к алкоголизации, но может и не проявиться. К данной группе также относятся подростки с врожденной аг­рессивностью, которые прибегают к алкоголю как к допингу, чтобы заглу­шить «муки совести» и устранить все нравственные барьеры.
Особый интерес представляют психологические факторы, которые связа­ны с темпераментом, формированием характера, с волей, с ценностями и инте­ресами, познавательной сферой. Эти факторы способствуют становлению лич­ности подростка. Чаще всего алкоголем увлекаются подро­стки неуравновешенного типа нервной системы. «К этой врожденной особенно­сти, по мнению детских психологов института Гезела в США, добавляются ка­чества, свойственные всем детям определенного возраста: в 11 лет - ребенок ломающийся, очень беспокойный; в 12 лет - ровный, уравновешенный; в 13 лет - беспокойный, раздражительный; в 14 лет - энергичный, завоевательный; в 15 лет - замкнутый, невротичный; в 16 лет - спокойный, ровный, контактный».
Подростков, употребляющих алкоголь, отличает слабая воля. Их воле­вые усилия не достигают результата, и поэтому они перестают напрягаться и отдаются течению жизни. Их ценности и интересы часто бывают примитивны­ми, что показывает психодиагностика, и, зачастую, не выходят за пределы фи­зиологического удовлетворения.
К употреблению алкоголя склонны подростки, у которых отсутствует когнитивная сложность, что не позволяет им дифференцировать себя и других, оценивать свои поступки. Такой подросток обладает меньшей чувствительно­стью и слабой эмоциональностью, у него снижена способность к эмпатии и пе­реживанию по отношению к себе и к другим. Ему также свойственно непри­ятие самого себя. Непринимающий самого себя подросток становится психоло­гически неустойчивым, стрессодоступным, хрупким и именно таковой чаще всего обращается к алкоголю.
При завышенной оценке своих способностей или при наличии интересов, хобби, превышающих когнитивную сложность подростка или его волевые уси­лия, довольно часто возникает ощущение непризнанного «гения», что приводит к депрессивному состоянию. Некоторые подростки начинают использовать алкоголь для стимуляции творческих способностей, особенно это относится к детям астероидного и шизоидного типа акцентуаций.
Подростка, предрасположенного к алкоголю, отличает агрессивность, которая может быть прямой или защитной. Защитная выступает как реакция на страх или же возникает в связи с половым созреванием, особенно у мальчиков, когда они стремятся снять подобным образом сексуальное напряжение. Агрес­сивность в подростковом возрасте быстро закрепляется даже и у девочек.
У подростка, склонного к употреблению алкоголя, отсутствует иденти­фикация со своей половой ролью. Особенно это свойственно ребенку из небла­гополучной семьи, где родители ведут аморальный образ жизни, так как у него нет образца мужского или женского поведения. Ребенок, воспитывающийся в неполной семье, либо в полной, но где мама является лидером, также формиру­ется со спутанной половой ролью. Мама, а часто и учительницы в школе вы­полняют и женскую и мужскую роль.
Большое влияние на формирование личности подростка, склонного к упот­реблению алкоголя, оказывают разнообразные психосоциальные условия: алкоголизация членов семьи; жесткие условия вос­питания; гиперопека со стороны взрослых или отсутствие необходимой заботы по отношению к ребенку; несостоятельность в учебе; отвержение референтной группой. Подросток стремится к самостоятельности, а часто она принимает форму освобождения из под контроля взрослых, но он подпадает под еще более жесткий контроль своих сверстников или более старших представителей не­формальных групп, особенно с асоциальным поведением: это могут быть нар­команы, преступные группы, компании сексуальных меньшинств и другие. Стремление к независимости от взрослых характерно для гипертимных, истероидных, шизоидных подростков.
Итак, существует довольно много факторов, приводящих к подростковой алкоголизации, но, на основе анализа литературы, мы делаем вывод, что главный фактор - это отсутствие внимания и заботы к нуждам и требовани­ям подростка, отсутствие условий для формирования здоровой, полноценной личности подростка, как в семье, так и в школе, и в обществе в целом, поэтому неслучаен рост подростковой наркомании в последние годы.
 
Библиографический список
1.  Братусь В. С, Сидоров П. Психология, клиника и профилактика ран­него алкоголизма. М.: Педагогика, 1984. с. 273.
2. Бузунова Л.Г. Психологические факторы формирования личности подростка, употребляющего алкоголь//Социально-психологические аспекты профилактики нарко- и алкогольной зависимости среди детей, подростков и молодежи: опыт и перспективы. Тез. докл. Рос. научно-практич. конф. Кемерово 1998. с. 45-46.
3. Еникеева Д.Д. Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков. М., 1999. с. 274.
4. Казин Э.М. Психолого-валеологические проблемы в профилактике зависимостей в подростковом возрасте//Социально-психологические аспекты профилактики нарко- и алкогольной зависимости среди детей, подростков и молодежи: опыт и перспективы. Тез. докл. Рос. научно-практич. конф. Кемерово 1998. с. 40 – 42.
5. Колесов Д.В. Предупреждение вредных привычек у школьников. М.: Форум, 1999. с.204
6. Коробкина З.В. Профилактика наркотической зависимости у детей и молодежи. М.: Академия, 2002. с.192
7. Крупнов А.И. Личностное самоопределение и проблема алкоголизма//Социально-психологические аспекты профилактики нарко- и алкогольной зависимости среди детей, подростков и молодежи: опыт и перспективы. Тез. докл. Рос. научно-практич. конф. Кемерово 1998. с. 43-44.
8.    Личко Б.М. Подростковая наркомания. М.: Педагогика, 1991. с.348
9.    Фокин В.М. Как уберечь подростка от пьянства. М.: Академия, 1992. с. 390.
10.  Фортова Л.К. Педагогические основы профилактики алкоголизма и наркомании. Владимир.: Изд-во ВГУ, 2002. с. 142.
© Рефератбанк, 2002 - 2018