Вход

"Язык и мышление" Ноама Хомского

Реферат по литературе
Дата добавления: 10 апреля 2011
Язык реферата: Русский
Word, doc, 72 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
       Новая научная парадигма сложилась внутри одного из ответвлений дескриптивной лингвистики. Её создателем признаётся американский лингвист Ноам Хомский (Чомский). Он был учеником Зелига Харриса, и первые его работы (по фонологии иврита) выполнялись в рамках дескриптивизма. Затем он вслед за своим учителем начал заниматься проблемой трансформаций и в рамках трансформационной теории выпустил свою первую книгу "Синтаксические структуры (1957)", после которой сразу получил широкую известность в своей стране и за рубежом. Уже в этой работе, где автор ещё не до конца вышел за рамки дескриптивизма, проявились принципиально новые идеи. В дальнейшем было принято считать исходной точкой возникновения генеративной (порождающей) лингвистики именно 1957 год.
       В "Синтаксических структурах" Н.Хомский ещё исходил из идеи об автономности синтаксиса и его независимости от семантики, следуя за З.Харрисом. Позднее он пересмотрел это положение.
Новый этап развития концепции Хомского связан с книгами "Аспекты теории синтаксиса" (1965) и "Язык и мышление" (1986). Первая книга – последовательное изложение порождающей модели, во второй Н.Хомский, почти не пользуясь формальным аппаратом, рассуждает о содержательной стороне своей теории.
Для Ноама Хомского особенно важны идеи, выдвигавшиеся учёными XVII – нач. XIX вв., от "Грамматики Пор-Рояля" до В.Гумбольдта включительно. Эти учёные, как отмечает Хомский, особо подчёркивали "творческий" характер языка: "Существенным качеством языка является то, что он противопоставляет средства для выражения неограниченного числа мыслей и для реагирования соответствующим образом на неограниченное количество новых ситуаций". Однако наука XVII – XIX вв. не имела никаких формальных средств для описания творческого характера языка.
Подробнее на концепциях "Грамматики Пор-Рояля" и В.Гумбольдта Хомский останавливается в книге "Язык и мышление". Эта книга представляет собой издание трёх лекций, прочитанных в 1967 году в Калифорнийском университете. Каждая лекция имела заглавие "Вклад лингвистики в изучение мышления" с подзаголовками "Прошлое", "Настоящее", "Будущее".
Уже в первой лекции Хомский решительно расходится с традицией дескриптивизма и структурализма в целом, определяя лингвистику как "особую ветвь психологии познания". Оставленный в стороне большинством направлений лингвистики первой половины XX века вопрос "Язык и мышление" вновь был поставлен в центр проблематики языкознания.
Главные объекты критики в данной книге – структурная лингвистика и бихевиористская психология (к тому времени уже преодолевавшаяся американскими психологами). Обе концепции признаются Н.Хомским "неадекватными в фундаментальном отношении". В их рамках невозможно изучать языковую компетенцию. Хомский отвергает сформулированную, по его мнению, Ф. де Соссюром концепцию, "согласно которой единственно правильными методами лингвистического анализа являются сегментация и классификация" и вся лингвистика сводится к моделям парадигматики и синтагматики лингвистических единиц. К тому же Ф. де Соссюр ограничивал систему языка в основном звуками и словами, исключая из неё "процессы образования предложений", что приводило к особой неразработанности синтаксиса у большинства структуралистов.
Более высоко Хомский оценивает идеи "Грамматики Пор-Рояля" и других исследований XVI – XVIII вв., которые он относит к "картезианской лингвистике".
       Хомский уделяет особое внимание знаменитому анализу фразы Невидимый Бог создал видимый мир в "Грамматике Пор-Рояля". По его мнению, здесь, в отличие от большинства направлений лингвистики XIX и первой половины XX в. проводилось разграничение поверхностной и глубинной структур, одно из важнейших разграничений в концепции Хомского.
В лекции "Настоящее" Хомский обсуждает современное (на 1967 год) состояние проблемы соотношения между языком и мышлением. Здесь он подчёркивает, что "относительно природы языка, его использования и овладения им могут быть высказаны заранее лишь самые предварительные и приблизительные гипотезы". Система правил, соотносящих звук и значение, которой пользуется человек, пока недоступна прямому наблюдению, а "лингвист, строящий грамматику языка, фактически предлагает некоторую гипотезу относительно этой заложенной в человеке системы".
       В связи с этим Хомский определяет условия, при которых грамматическую модель можно считать адекватной: "Грамматика, предлагаемая лингвистом, является объяснительной теорией в хорошем смысле этого термина; она даёт объяснение тому факту, что (при условии упомянутой идеализации) носитель рассматриваемого языка воспринимает, интерпретирует, конструирует или использует конкретное высказывание некоторыми определёнными, а не какими-то другими способами". Возможны и "объяснительные теории более глубокого характера", определяющие выбор между грамматиками. Согласно Хомскому, "принципы, которые задают форму грамматики и которые определяют выбор грамматики соответствующего вида на основе определённых данных, составляют предмет, который мог бы, следуя традиционным терминам, быть назван "универсальной грамматикой"". Исследование универсальной грамматики, понимаемой таким образом, - это исследование природы человеческих интеллектуальных способностей…
На основании вышесказанного Хомский сопоставляет задачи лингвистики языка и лингвистики языков.
Сам Хомский на всех этапах своей деятельности занимался исключительно построением универсальных грамматик, используя в качестве материала английский язык.
В главе "Будущее" Хомский вновь возвращается к вопросу об отличии своей концепции от структурализма и бихевиоризма. Для него неприемлем "воинствующий антипсихологизм", свойственный в 20-50-е гг. XX века не только лингвистике, но и самой психологии, которая вместо мышления изучала поведение человека. По мнению Хомского, "это подобно тому, как если бы естественные науки должны были именоваться "науками о снятии показаний с измерительных приборов"".
          Научный подход должен быть иным, и важнейшую роль в нём играет лингвистика. Хомский подробно останавливается на вопросе о различии между человеческим языком и "языками" животных и приходит к выводу о том, что это принципиально различные явления.
Хомский связывает проблемы языка с более широкими проблемами человеческого знания, где также центральным является понятие компетенции. В связи с этим он возвращается к сформулированной ещё Декартом концепции о врождённости мыслительных структур, в том числе языковой компетенции: "Мы должны постулировать врождённую структуру, которая достаточно содержательна, чтобы объяснить несоответствие между опытом и знанием, структуру, которая может объяснить построение эмпирически обоснованных порождающих грамматик при заданных ограничениях времени и доступа к данным. В то же время эта постулируемая врождённая умственная структура не должна быть настолько содержательной и ограничивающей, чтобы исключить определённые известные языки". Врождённость структур, по мнению Хомского, объясняет, в частности, тот факт, что владение языком в основном независимо от умственных способностей человека.
           Концепция о врождённости познавательных, в частности, языковых структур вызвала ожесточённые дискуссии у лингвистов, психологов, философов и многими не была принята.
          В книге говорится также о нерешённых общих вопросах психологии и лингвистики, в частности, об изучении биологических основ человеческого языка. Подводя итоги, Н. Хомский пишет: "Я старался обосновать мысль о том, что исследование языка вполне может, как и предполагалось традицией, предложить весьма благоприятную перспективу для изучения умственных процессов человека. Творческий аспект использования языка, будучи исследован с должной тщательностью и вниманием к фактам, показывает, что распространённые сейчас понятия привычки и обобщения как факторов, определяющих поведение или знание, являются совершенно неадекватными. Абстрактность языковой структуры подтверждает это заключение, и она, далее, наводит на мысль, что как в восприятии, так и в овладении знанием мышление играет активную роль в определении характера усваиваемого знания. Эмпирическое исследование языковых универсалий привело к формулированию весьма ограничивающих и, я думаю, довольно правдоподобных гипотез, касающихся возможного разнообразия человеческих языков, гипотез, которые являются вкладом в попытку разработать такую теорию усвоения знания, которая отводит должное место внутренней умственной деятельности. Мне кажется, что, следовательно, изучение языка должно занять центральное место в общей психологии".
Концепция Хомского развивается уже более 40 лет и испытала множество изменений и модификаций; по-видимому, этот процесс далеко не завершён.
 
Список использованной литературы:
1. Алпатов В.М. История лингвистических учений. М., 1999.
2. Профессор И.П. Сусов Введение в теоретическое языкознание. Электронный учебник.1999 г.
3. БЭС. М.,2000.
© Рефератбанк, 2002 - 2017