Вход

Черты развития земледелия

Реферат по сельскому хозяйству и землепользованию
Дата добавления: 07 марта 2011
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 6.1 Мб (архив zip, 822 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу



СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

1. Общие черты развития земледелия 5

1.1. Состав возделываемых культур 5

1.2. Система земледелия 9

2. Общие черты развития земледельческого орудия 13

Заключение 20

Список использованной литературы 22

Приложения 23


ВВЕДЕНИЕ


Земледелие – древнейшая и очень сложная сфера человеческой деятельности, возникшая и сформировавшаяся за тысячелетия. Появление земледелия было крупнейшим событием (этапом) в развитии цивилизаций. Оно позволило перейти от кочевого и создать основу для совершенно нового оседлого образа жизни и труда человека1.

Основным континентом, давшим начало земледелию и большинству современных культурных растений, считают Азию2.

В нашей стране в Новое время начало зарождения земледелия принадлежит Киевской Руси, Новгородскому, Владимиро-Суздальскому и Московскому княжествам.

От начала зарождения до наших дней земледелие вместе с человечеством прошло несколько исторических этапов своего развития. Путь этот был длительным и сложным.

В данной работе рассмотрим период развития земледелия и земледельческого орудия на Руси в X-XIII вв.

Обзор литературы. Восстановление истории земледелия и земледельческого орудия представлено в трудах исследователей Института археологии АН СССР Левашовой В.П. и Кирьянова А.В. о находках зерен и культурных растений, земледельческих орудий; Орлова С.Н., Степанова П.Д., Старостина Т.Н. о находках и распространении пахотных и земледельческих орудий, об освоении техники подсечного земледелия; Арциховского А.В. об изучении древнерусских серпов и пахотных орудий; Чернецова А.В. о находках крестьянских пахотных орудий (лемех, плуг) и др.3; в научно-популярных очерках Панникова В.Д. о развитии культуры земледелия; Слободина В.М. о системах земледелия4.

Следовательно, объектом исследования является история земледелия и земледельческого орудия.

Предметом исследования – развитие земледелия и земледельческого орудия X-XIII вв. на Руси.

Цель курсовой работы – восстановление истории земледелия и земледельческого орудия X-XIII вв. на Руси.

Задачи данной работы:

  1. раскрыть общие черты развития земледелия и земледельческого орудия X-XIII вв. на Руси;

  2. показать организацию системы земледелия и появления земледельческого орудия в период X-XIII вв.;

  3. проанализировать развитие системы земледелия и земледельческого орудия X-XIII вв.

Хронологические рамки: X – XIII вв.

Территориальные рамки: территория Древней Руси.

Структура курсовой работы состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

1. Общие черты развития земледелия

1.1. Состав возделываемых культур


В догосударственный период основным заня­тием восточнославянского населения было земледе­лие. Об этом свидетельствуют упоминания письмен­ных источников, находки зерен культурных расте­ний и земледельческих орудий5.

В продолжение рассматриваемого периода на тер­ритории Восточной Европы сохранялся довольно устойчивый состав возделываемых культур, сложив­шийся в первой половине I тысячелетия н. э. Здесь известны находки мягкой пшеницы, ячменя, проса, кормовых бобов, гороха, льна, конопли. В I тысяче­летии начинается и распространение культуры, в дальнейшем занявшей ведущее положение, – ржи, первоначально, по-видимому, в яровой форме. Редки находки зерен вики, мака, чечевицы, огурцов, тык­вы, вишни и сливы. По древнерусским письменным источникам известны также такие культуры, как репа, капуста, свекла, морковь, лук, укроп, яблоки.

Этот в основных чертах рано определившийся, довольно широкий круг земледельческих культур, возделывавшихся восточными славянами, хотя и со­храняется почти неизменным в течение длительного времени, тем по менее позволяет проследить процесс прогрессивного развития земледелия Древней Руси. Наиболее важный показатель, по которому это раз­витие прослеживается, – изменение соотношения между названными культурами.

Наиболее сильным изменениям подверглась роль ржи. Действительно, в I тысячелетии н. э. она вы­ступает в виде второстепенной культуры. В X-XIII вв. она выходит на первое место среди зерно­вых культур, однако уступает трем яровым культу­рам (пшенице, ячменю и просу) вместе взятым. На­конец, в XIII вв. количество ржи превышает общее количество яровых культур. Одновременно с увеличением роли ржи падает значение других культур, особенно резко – проса. Одновременно с воз­растанием значения ржи среди зерновых находок по­является овес, однако его количество незначительно вплоть до XV в.6

Большое значение для выяснения состояния зем­леделия имеют находки зерен культурных растений, обнаруженные при раскопках древнерусских памят­ников. Они позволяют восстановить состав возделывавшихся культур и проследить его изменения. Зерновые материалы, дати­руемые X-XIII вв., дали приблизительно 70 древне­русских памятников, расположенных в таежно-лесной и лиственно-лесной подзонах, центральной таежно-лесной области, а также в лесостепной зоне цент­ральной лесостепной и степной области.

Основная масса этих материалов представлена россыпью обугленного зерна. Небольшое количество зерен хлебных злаков найдено спекшимися в ком­ки. Необугленными встречаются в редких случаях только пленки гречихи и проса, а также семена льна и конопли. Обугленные зерна имеют несколько де­формированную поверхность, но все же на основа­нии морфологических признаков удается установить принадлежность подавляющего их большинства оп­ределенному роду хлебных злаков или иным груп­пам культурных растений.

Большинство зерновых находок представляет со­бой скопления зерен различных культур. Кроме них, в скоплениях содержатся семена сорняков, издавна приспособившихся к произрастанию на обрабатывае­мых почвах в посевах культурных растений. Их со­став позволяет предположить место произрастания обнаруженного зерна, проследить известную зональ­ность в распространении некоторых видов сорняков (например, неслии метельчатой, щетинников сизого и зеленого), в основном совпадающую с их совре­менными ареалами. На основании исследования сор­няков большинство имеющихся материалов можно считать продуктом местного земледелия и пользоваться ими как источником при изучении состояния земледелия тех районов Древ­ней Руси, где они были найдены.

Зерновые материалы домонгольского времени представлены находками зерна на большом числе древнерусских памятников (около 70) и содержат широкий состав культур. Рожь встречена в скопле­ниях подавляющего большинства памятников как таежно-лесной и лиственно-лесной подзон, так и в зоне лесостепи. По встречаемости в скоплениях рожь стоит на первом месте и ей же принадлежит наибольшее число найденных зерен. Подавляющее превосходство этой культуры особенно четко выяв­ляется в материалах северных и центральных па­мятников территории древней Руси. В Днестровско-Прутском междуречье она менее распространена и занимает четвертое место7. Возможно, какая-то часть зерен ржи принадлежит яровой форме культуры, но в тех случаях, когда среди ее зерен встречены семена костра ржаного, типичного озимого сорняка, можно говорить о возде­лывании озимой ржи. Материалы X в. Изборска со­держат этот сорняк. Несколько уступают ржи яч­мень и пшеница. В отдельных районах она попере­менно занимает второе и третье места по встречае­мости в скоплениях и по общему числу зерен. В ряде памятников яровые культуры преобладают. В Друцке, Мстиславле, Смоленске и на городище Воротнино они встречены в большинстве скоплений. В домонгольский период распространяются и само­стоятельные посевы овса. По данным находок Из­борска, они известны уже в X в. Просо, широко распространенное в предыдущий период, в районах таежно-лесной подзоны встречается в меньшем ко­личестве скоплений, но в лиственно-лесной подзоне и особенно в лесостепи его посевы имеют, видимо, большое значение. В материалах ряда памятников найдены пленки гречихи, что свидетельствует о ее вхождении в культуру в домонгольский период. Зер­новые бобовые культуры (кормовые бобы, горох, че­чевица) встречены в небольшом количестве пунктов всех почвенно-климатических зон. Также в неболь­шом количестве памятников обнаружены лен и конопля.

Зерновые материалы второй половины XIII в. встречены на значительно меньшем числе древнерусских памятников. Все они расположены в таежно-лесной подзоне. В скоплениях содержится тот же состав культур. Основой по-прежнему явля­ется рожь. Второе, третье и четвертое места зани­мают соответственно овес, пшеница и ячмень. Не­много найдено зерен проса, гречихи, а также зерно­вых бобовых культур, льна и конопли8.

Подсчет встречаемости зерен различных культур в скоплениях и их абсолютного числа в материалах памятников таежно-лесной подзоны X-XIII вв. по­зволяет проследить направление изменения состава культур древнерусского земледелия. Рожь – выходит в домонгольский период на первое место по встречаемости в скоплениях и количеству найденных зерен. Главные культуры предыдущего периода уступают ей по значению. Вторая молодая культура – овес – содержится более чем в половине скоплений, что свидетельствует о ее существенном значении в посевах. Во второй половине XIII в. установившееся соотношение культур просле­живается достаточно четко. Рожь по встречаемости стоит на первом месте и ее роль даже несколько возрастает. Число скоплений, содержащих зерна овса, увеличивается, и он выходит по встречаемости на второе место. Ржи принадлежит наибольшее число найденных за весь период зерен. Но в домонгольский период сумма зерен всех яровых культур почти в 1,5 раза превышает количество зерен ржи. В следующий период рожь одна дает зерна больше, чем все три яровые культуры вместе. Столь же за­метно возрастание роли овса. Со второй половины XIII в. количество его зерен выросло более чем в 2,5 раза, приближаясь к пшенице и ячменю9. Четко выступают изменения в значении проса. До X в. оно было культурой, довольно распространенной, в последующее время намечается уменьшение его находок от периода к периоду.

1.2. Система земледелия


Вопрос о той или иной форме посевов ржи и дру­гих сельскохозяйственных культур подводит нас к вопросу о важнейшем понятии, отражающем уровень развития земледелия – к понятию системы земледелия. Система земледелия – это комплекс ме­роприятий, проводимых для восстановления естественного плодородия почвы, которое нарушается пос­ле каждого однократного использования данного участка. Наиболее простой способ восстановления плодородия почвы заключается в забрасывании участка до полного восстановления на нем дикой растительности. В условиях лесной зоны – до полного зарастания участка лесом. Такая система, обычно начинавшаяся с выжигания участка леса под пашню, называется подсечной. На незанятых лесом про­странствах ей соответствует залежная система. В древнейшую эпоху, когда не были известны до­статочно мощные пахотные орудия, она тоже могла начинаться с выжигания растительности дерна, В дальнейшем происходит переход к более интен­сивному использованию земли. Земледельцы стре­мятся, во-первых, по возможности использовать рас­чищенный участок не один год, а несколько, и, во-вторых, сократить период «от­дыха» участка. В таком несколько более интенсивном варианте система земледелия приобретает уже характер переложной (в лесу – лесной перелог). На юге она, вероятно, имела большее значение. По ар­хеологическим материалам наличие этой системы проследить трудно. Косвенным доказательством ее существования могут явиться находки скоплений зерна с ничтожным количеством сорняков. Важное место в составе возделываемых хлебов пшеницы, яч­меня и проса, культур, которые хорошо развивают­ся на мало окультуренных землях при наличии поч­вообрабатывающих орудий также может указывать на значительное распространение перелогов. Сле­дующий этап – использование постоянных полей с правильно чередующимися яровыми и озимыми по­севами и периодическим одногодичным оставлением участка под паром. Такая более интенсивная система использования полей может полноценно функционировать только при условии регулярного внесе­ния в землю удобрения и поэтому теснейшим обра­зом связана со скотоводством. Именно такая система земледелия с трехпольным севооборотом была в позднейшее время об­щераспространенной у русских крестьян. Отметим, что в их хозяйстве, как правило, удобрения вноси­лись в недостаточном количестве, земля истощалась, отдельные участки иногда приходилось забрасывать на длительное время, что компенсировалось расчи­сткой новин.

Прослеженные изменения в составе возделывае­мых хлебов имеют большое значение для выясне­ния времени появления паровой системы земледе­лия. Широкое распространение озимой культуры, посев которой чаще всего производится по пару, может указывать на использование пара в качестве способа восстановления плодородия почвы. Озимая рожь могла высеваться и на полях перелога. Но тогда она становилась рядовым хлебом наравне с другими культурами, поскольку в этих условиях не могла проявиться ее способность подавлять сорные растения, которая обеспечивала прибавку урожая даже следующей за рожью культуры. Постепенное увеличение в находках количества зерен ржи, куль­туры, которая, кроме сороочистителыюй способно­сти, менее яровых культур (за исключением овса) требовательна к наличию питательных веществ и по­этому более приспособлена к произрастанию на окультуренных почвах, указывает на постепенное увеличение количества полей длительного использо­вания. На таких землях для яровых культур скла­дывались условия, менее благоприятные, чем на под­секе и перелоге. Изменения в составе культур явля­ются показателем изменений в системах земледелия. Письменные доку­менты фиксируют установившуюся паровую систему земледелия, отмечается тот состав культур, появле­ние которого относится к домонгольскому времени. Сложение на всей древнерусской территории единого состава культур свидетельствует о едином процессе изменений в системах земледелия, но темпы этих изменений на различных территориях могли быть различны. Этот процесс был постепенным. Несом­ненно, в земледелии длительное время сосуществова­ли различные системы и их сочетания. Длительное время потребовалось и для сложения самого рацио­нального при наличии только зерновых культур типа севооборота паровой системы – трехполья с полями одинакового размера.

Переход земледельцев к постоянному использова­нию полей представляется важным прогрессивным событием. Вместе с тем он трудноуловим по архео­логическим данным. Очевидно, что у земледельцев издавна существовала тенденция более интенсивно использовать участки, расположенные вблизи от по­селений, в то время как удаленные от жилья участ­ки легко забрасывались, когда урожайность на них падала. Даже в I тысячелетии н. э. подсека едва ли была единственной и даже господствующей формой земледелия в лесной зоне Восточной Европы. Вместе с тем несложная (хотя и очень тру­доемкая) техника подсечного земледелия была, ко­нечно, общеизвестна и позволяла быстро осваивать под пашню лесные пространства, способствуя таким образом подвижности и миграциям населения.

Распространение в древнерусских памятниках на­конечников пахотных орудий и озимой ржи поро­дили у ряда исследователей представление о том, что в X вв. в Восточной Европе происходит пе­реход от подсечного земледелия к постоянному ис­пользованию полей и трехполью10. Однако наиболее важные в этом отношении данные – состав находок зерна и сопут­ствующих им семян сорняков – не дают основания для однозначных выводов. Так, по мнению А. П. Расиньша, на территории Прибалтики и соседних рус­ских земель «примерно в XI в., в связи с ростом значения ржи произошел переход к более долгосроч­ному использованию полей», что «свидетельствует об интенсификации луговой переложной системы земледелия»11.

Таким образом, характер земледелия домонголь­ской Руси ясен не во всех деталях. Однако, несмот­ря на имеющиеся расхождения, разные исследова­тели приходят к представлению о значительном про­грессе земледелия, обозначившемся на заре истории древней Руси.





2. Общие черты развития земледельческого орудия


Древнерусские письменные источники предостав­ляют нам довольно скудные сведения о пахотных орудиях. Они сводятся к тому, что с древнейших времен на Руси были известны два термина, обоз­начающие пахотное орудие: «рало» и «плуг», позднее, с XIII в. появляется термин «соха». Никаких описа­ний или подробностей, раскрывающих эти термины, в ранних источниках нет.

Главное отличие плуга от рала (Приложение, табл. 1) наличие одностороннего отвала. Та­ким образом, все орудия для симметричной вспашки (включая орудия с череслом, с колесами, с симмет­ричным двойным отвалом) относятся к числу рал.

Наряду с разделением всех пахотных орудий на рала и плуги используется также термин «соха» для обособленной группы специализирован­ных орудий лесной зоны Восточной Европы. Этот термин правомерно применять для двузубых орудий, отличающихся, как правило, также высоким распо­ложением центра тяжести, или для орудий, извест­ных под названием «соха» в народе (Приложение 1).

Наиболее полное представление о древних пахот­ных орудиях дают находки целых орудий, а также их древние изображения.

Основным источником по истории древнерусских пахотных орудий являются их части, найденные при археологических раскопках. Их типология детально разработана целым рядом исследователей. Этот материал вклю­чает около 120 наконечников пахотных орудий до­монгольского времени и около 50 чересел12.

Все древнерусские наконечники пахотных орудий относятся к наиболее распростра­ненному типу втульчатых. Среди них могут быть выделены такие, у которых ширина ло­пасти не превышает ширины втулки – узколопастные, и такие, у которых лопасть шире втулки – ши­роколопастные. Древнерусские узколопастные наконечники весьма разнообразны. Длина большей части таких наконечников варьирует в пре­делах 100-200 мм, ширина 64-105 мм.

Среди наконечников, найденных в лесной зоне, в домонгольское время преобладали экземпляры, ха­рактеризуемые длинной (180-200 мм) и узкой ра­бочей частью (60-80 мм)13. Форма втулки в сечении не вытянутая, как у боль­шинства южных, а более округлая и сомкнутая, ло­пасть несколько выгнута вперед. По дальнейшей ти­пологической эволюции и по функциональным осо­бенностям, которые порождались их формой, иссле­дователи уже давно связывают эти наконечники с сохой.

В XII в. появляются более мощные наконечники с плечиками – их втулка в два раза шире, чем у бо­лее ранних, а лопасть – в полтора.

Весьма интересна география распространения раз­ных типов наконечников пахотных орудий. В целом можно сказать, что все типы сошников сосредоточе­ны в лесной зоне Восточной Европы. Остальные типы наконечников и чересла – южнее. Однако гра­ница типов наконечников по сравнению с границей ландшафтных зон сдвинута немного на север. На не­которых территориях орудия с южной и северной традициями сосуществовали. В ареале сошников из­вестны более ранние наконечники без плечиков.

Наконечники пахотных орудий, применяемые в Древней Руси, употреблялись и соседними народами.

Сошники и узколопастные наральники изготовля­лись из цельного куска железа или низкоуглероди­стой стали. Лемехи изготовлялись из двух половин (в отдельных случаях даже из трех частей) и не­редко усиливались наваркой дополнительных полос вдоль лезвия и продольной, посередине лопасти. Встречаются лемехи со следами ремонта. Широко­лопастные наральники изготовлялись сходно с леме­хами, но из одного куска железа; на них встреча­ются также, хотя и реже, навари вдоль лезвий. Втулка у сошников и узколопастных наральников образовалась за счет вытяжки и изгиба металла, а у широколопастных наральников и лемехов также посредством надрубания металла по краям по линии границы между лопастью и втулкой. Все операции по изготовлению металлических частей древнерус­ских пахотных орудий не требовали высокой квали­фикации и могли производиться рядовыми деревен­скими кузнецами14.

Рассмотрим характерные особенности восточносла­вянских пахотных орудий по этнографическим дан­ным.

Многие широко распространенные типы традици­онных пахотных орудий восточных славян отлича­ются значительным своеобразием. Это прежде всего касается русской сохи – орудия с двумя рабочими заострениями и отсутствием грядиля (дышла), за­мененного обжами (оглоблями). Эти две последние особенности конструкции русской сохи практически больше нигде не встречаются. Чрезвычайно редки и такие характерные черты русской сохи, как высо­кое расположение центра тяжести, а также форма отвального приспособления (полица) в виде желез­ной лопаточки.

X в. характеризуется преоблада­нием на юге характерных широколопастных нараль­ников с плечиками (весьма близких друг к другу по размерам и пропорциям). Узкая, почти разомкну­тая втулка их показывает, что эти наконечники со­ответствовали орудиям с полозом, использовавшим­ся на легких, однородных, вероятнее всего, старо­пахотных почвах. Наконечники без плечиков в это время единичны. Тогда же появляются первые на­конечники пахотных орудий в лесной зоне. Это – разнообразные наральники, в основном без пле­чиков.

С X в. появляются и первые сошники. От наконечников без плечиков сошники отличаются большей длинной и узкой рабочей частью. Особенности сошников (мощная, почти сомкнутая втулка, очень узкая рабочая часть) свидетельствуют о тех же ус­ловиях освоения лесных почв под пашню, которые породили основные специфические черты сохи (вы­соко расположенный центр тяжести, двузубость, большой рабочий угол). Это совпадение является главным основанием для того, чтобы считать, что указанный тип наконечника соответствует сохе, а не ралу.

Начиная с XII в. на юге преобладают мощные симметричные лемехи. Их ширина в полтора, а ши­рина втулки в два раза превышает соответствующие размеры широколопастных наральников. Распро­странение таких мощных лемехов, обычно сопровождающихся череслами, свидетельствует о появлении усовершенствованного орудия, предшественника плуга с односторонним отвалом15.

На севере находки наральников вообще редки. В XII в. появляются сошники, у которых лопасть выгнута вперед, втулка меньше, а размеры больше.

Изменения формы сошников отражают даль­нейшее изменение конструкции сохи, которое опре­делялось характером обработки старопахотных почв. К этому времени относится также распрост­ранение сохи за пределы первоначального ареала, связанное с расселением русского народа. Продол­жавшееся и позднее расширение ареала сохи объяс­няется не только относительным совершенством орудия, но и экономическими причинами – орудие требует всего одной лошади, оно дешевле, чем плуг.

Для объяснения наиболее значительных измене­ний форм пахотных орудий в истории пашенного земледелия могут быть выделены три этапа, не име­ющие четких хронологических рубежей. Первый этап – первоначальное распространение пашенного земледелия на ограниченных участках с наиболее благоприятными почвенными условиями, предъяв­ляет наименее жесткие требования к конструкциям пахотных орудий. В этом периоде нередко применя­ются заимствованные орудия (рала общеевропей­ских типов). Второй этап – освоение крупных мас­сивов с наиболее характерными для данного района почвенными и ландшафтными условиями, наиболее благоприятен для появления местных специфиче­ских форм орудий, в частности, в лесной зоне – русской сохи, в степи – украинского плуга. Третий этап – развитое земледелие с использованием ста­ропахотных почв, также влияет на эволюцию ору­дий, что ярко прослеживается, например, в конст­рукции русской сохи.

Наряду с упряжными пахотными орудиями для обработки почвы использовались и ручные орудия. Наиболее распространенное из них – лопата. В древней Руси были распространены как цельнодеревянные лопаты, так и деревянные с же­лезными оковками16. Деревянные лопаты изготовля­лись обыкновенно из дуба. От хлебопечных и сне­гоочистительных лопат землеройные отличаются более узкой рабочей частью. Таких лопат, например в Новгороде, найдено более 40.

Лезвие древнерусских лопат нередко оковывалось железом. Оковки обычно выковывались из двух полос, более или менее значительно охватывающих нижнюю и боковые стороны лопасти лопаты.

Помимо лопат, для обработки почвы в Древней Руси использовались мотыги. Цельнодеревянные мо­тыги известны по находкам из Новгорода и Старой Ладоги. Их длина 80-90 см, длина на рабочей части до 20 см. Металлические рабочие части древнерусских мотыг трудно отличимы от те­сел. Вероятно, мотыгами следует считать экземпляры с более широким лезвием.

Такие целиком изготовлявшиеся из дерева сельскохозяйственные орудия, как вилы (Приложение 2) и грабли (Приложение 3), известны в основном по новгородским находкам. Вилы изготовлялись из сука с естественной развилкой. Их длина составля­ла 225-240 см, длина развилья 50-60 см. Длина сохранившихся колодок граблей 35-56 см. Зубьев обычно 5-7, но встречаются и четырехзубые граб­ли17.

Важнейшее орудие уборки урожая – серп (Приложение 4) найден более чем на 60 древнерусских памятниках, в количестве, превышающем 500 экз. Есть памятники, где найдено более чем по 100 серпов.

В отличие от серпов раннего железного века, для которых характерен незначительный изгиб лезвия и черешок, продолжающий направление прилежащей части лезвия, древнерусские серпы имеют значительный изгиб лезвия, а черешок рукояти у них сильно отогнут. Форма древнерусских серпов приближается к форме современных. Расстояние от начала клинка серпа до острия 19-33 см (у совре­менных серпов несколько больше). Высота дуги обычно составляет около 1/3 этого расстояния (у современных – около 1/2). Угол между череш­ком и начальной частью клинка 70-100° (у совре­менных серпов этот угол несколько более тупой 110-120°). Во многих случаях прослеживается симметрия дуги лезвия – сдвиг ее вершины в сторону рукояти. На лезвии древнерусских серпов не­редко имеются следы зубрения, однако известны и экземпляры, лезвие которых не подвергалось насечке.

По основным наиболее устойчивым признакам серпы распада­ются на два типа: северный (Новгородский) и южный (южнорусский и среднерусский).

По технологии производства древнерусские серпы относятся к числу изделий, которые не могли изготовляться неквалифицированными сельскими кузнецами, и относятся к качественным изделиям кузнецов. Как правило, серпы изготовлялись из железа наваркой стальных полос на лезвие. Реже встречаются и цельностальные и сварные из трех полос.

Коса в Древней Руси (Приложение 3) не использовалась как орудие уборки урожая, а исключительно для сенокошения.

Находки древнерусских кос более редки, чем находки серпов. Косы найдены в 40 пунктах в количестве более 200 экз. По размерам и пропорциям древнерусские косы распадаются на два типа – северный и южный. Северные (новгородские и среднерусские) косы длиннее и уже южных, высота изгибa лезвия у них более значительна. Длина северных кос – 45-50 см, южных – около 37 см. Ширина лезвия у северных кос около 3 см, у юж­ных – 4,5 см, высота изгиба лезвия у северных кос 1/5 – 1/8 длины лезвия; у южных менее 1/10. Че­решок у древнерусских кос уже клинка и обычно от­делен от него уступом. Черешки северных кос не­сколько длиннее южнорусских.

По технологии изготовления косы принципиально не отличаются от серпов. В данном случае также преобладают железные изделия со стальной навар­кой вдоль режущего края. Как исключение извест­ны более сложные сварные лезвия18.

Сжатый хлеб связывали в снопы, которые затем складывались в копны. Затем просушенные в коп­нах снопы свозили на гумно. Все перечисленные сельскохозяйственные термины были известны уже в домонгольской Руси. Термин «скирда» в Древней Руси был неизвестен, вместо него упоминается «стог хлеба». Кроме того, практиковалась просушка хлеба в овинах. Обмолоченное и провеянное зерно хранили главным образом в зерновых ямах, которые часто обнаруживаются при археологических раскопках. Эти ямы выкапывались глубиной около 1 м (иногда значительно больше) и имели цилиндрическую, ино­гда грушевидную форму. Стенки ям в некоторых случаях обмазывались глиной и обжигались. Ем­кость ям колебалась от нескольких десятков кило­граммов до нескольких центнеров. В некоторых слу­чаях археологи находят десятки зерновых ям на не­больших участках.

Заключение


В период X-XIII вв. с более развитыми производительными силами, земледелие хотя и сделало шаг вперед, но оставалось еще примитивным. Правда, уже было известно положительное влияние на урожай чередования культур в сочетании с паром и унавоживания почвы. Однако производство зерна и другой продукции по-прежнему основывалось на мобилизации естественного плодородия почвы и примитивных орудиях труда. Технический уровень земледелия в этот период был крайне низким. Основными орудиями обработки почвы были соха, косуля, деревянная борона, а сеяли вручную. Существовавшие экономические отношения сильно тормозили развитие производительных сил; многие помещики не были заинтересованы в элементарной интенсификации и повышении культуры земледелия, Урожаи зерновых не превышали 0,3-0,5 т/га, неурожаи и голод повторялись очень часто19.

Основу хозяйства составляло пашенное земледелие разных типов. На черноземном юге пахали преимуще­ственно ралом или плугом с парной упряжкой волов, на севере и в лесистых местах  сохой, в которую запрягали одну лошадь.

В обработке земли крестьяне применяли разные методы. При подсеке выжигали участок леса, и земля, обогащенная золой, дава­ла неплохие урожаи несколько лет подряд. Потом ее надолго заб­расывали, и она снова, как тогда говорили, «порастала лесом». Земледелец же переходил на другой, еще нетронутый, лесной уча­сток.

При переложной системе поле засевали несколько лет подряд, потом оставляли его на несколько лет незасеянным. Наконец, воз­вращались к нему, и снова все повторялось. Применялась трех­польная, система  с ярью, озимью и паром, что давало урожаи более устойчивые и большего размера. К сохам и плугам приде­лывали железные приспособления  сошники и лемехи.

Увеличение поголовья лошадей, волов и коров давало навоз для полей. Сеяли рожь и пшеницу, ячмень и овес, гречиху и просо, лен и коноплю. В огородах выращивали капусту и репу, лук и чеснок, огурцы и тыквы, реже  свеклу и морковь. В садах росли яблони, вишни, сливы.



Список использованной литературы


  1. Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985.

  2. Всемирная история: Учебник для вузов/Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000.

  3. Всемирная история: Учебник для вузов/Под ред. академ. Г.Б. Полякова, проф. А.Н. Марковой. – М.: ЮНИТИ, 2003.

  4. История Отечества / Автор-сост. Кузнецов И.Н. – М.: Издательство деловой и учебной литературы – Мн.: Амалфея, 2001.

  5. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России. – М.: 2001.

  6. Тихомиров М.Н. Древнерусские города. – М.: 1956.

  7. Энциклопедический словарь юного земледельца/Сост. А.Д. Джахангиров, В.П. Кузьмищев. – М.: Педагогика, 1983.

Приложения

Приложение 1


Таблица 1. Типы восточнославянских пахотных орудий, по данным этнографии20

1 – рало без полоза, Украина; 2 – рало с полозом, Украина; 3-5 – русские сохи; 3, 4 – сохи с коловыми сошниками; 5 – с перовыми сошниками; 3 – без полицы; 4, 5 – с полицей; 6 – украинский плуг


Приложение 2

Таблица 2. Ручные земледельческие орудия21

1-3 – лопаты деревянные, Новгород (1, 2 – XI в.; 3 – XIII в.); 4 – лопата с цельножелезной лопастью. Райковецкое городище, начало XIII в.; 5-8 – железные оковки де­ревянных лопат; 5 – Дьяковское городище, XII в.; 6 – Суз­даль, XII в.; 7, 8 – Новгород, XI и XII вв.; 9-11 – мотыги железные (9, 11 – Княжа Гора, XII-XIII вв.; 10 – Райковецкое городище, начало XIII в.); 12, 13 – мотыги целбнодеревянные, Новгород, XI и XIII вв.; 14, l5 – вилы деревянные. Новгород, XI в.

1 Всемирная история: Учебник для вузов/Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. – С. 85

2 Там же. – С. 85

3 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 219-225

4 Энциклопедический словарь юного земледельца/Сост. А.Д. Джахангиров, В.П. Кузьмищев. – М.: Педагогика, 1983. – С. 358

5 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 219

6 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 219

7 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 220

8 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 220

9 Там же. – С. 221

10 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 221

11 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 221

12 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 235


13 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 224

14 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 223

15 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 223

16 Энциклопедический словарь юного земледельца/Сост. А.Д. Джахангиров, В.П. Кузьмищев. – М.: Педагогика, 1983. – С. 136

17 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 224

18 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 225

19 История Отечества / Автор-сост. Кузнецов И.Н. – М.: Издательство деловой и учебной литературы – Мн.: Амалфея, 2001. – С. 84

20 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 234


21 Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село/Отв. ред. Б.А. Колчин. – М.: Издательство «Наука», 1985. – С. 237

© Рефератбанк, 2002 - 2017