Вход

Опыт и перспективы развития ЕС

Дипломная работа по международным отношениям
Дата добавления: 10 июля 2012
Язык диплома: Русский
Word, rtf, 452 кб (архив zip, 65 кб)
Диплом можно скачать бесплатно
Скачать

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ_____________________________________________________________________

ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ И ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЕВРО

1.1 Эволюция формирования и развитие Экономического и Валютного Союза___________

1.2 Объективные экономические причины появляения ЕВРО__________________________

1.3 Организационная структура наднациональной финансовой системы ЕС__________

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ ЕВРО НА МИРОВУЮ ФИНАНСОВУЮ СИСТЕМУ

2.1 Текущее положение ЕвроСоюза в мировой экономике ___________________________

2.2 Взаимодействие евро со странами с переходной экономикой________________________

2.3 Роль евро в создании трехвалютной мировой структуры_________________________

2.4 Евро и рынки международного ссудного капитала_____________________________

2.5 Ближайшие перспективы ЕВРО_______________________________________________

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ПОСТРОЕНИЯ ПАРТНЕРСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ
РОССИЕЙ И ЕВРОЗОНОЙ

Евро и экономическая безопасность России____________________________________

Правовой аспект операций с общей валютой в России___________________________

Внешний долг и внешние заимствования России _______________________________

Курсовая политика Банка России______________________________________________

Валютные операции с ЕВРО в СНГ_____________________________________________

ЗАКЛЮЧЕНИЕ________________________________________________________________

БИБЛИОГРАФИЯ______________________________________________________________

ПРИЛОЖЕНИЕ________________________________________________________________

ВВЕДЕНИЕ.

В декабре 1991 г. руководители государств - членов Европейского сообщества подписали Маастрихтский договор, которым предусматривалось создание Экономического и валютного союза (ЭВС) и введение единой валюты. После семи лет бурных дискуссий и напряженной подготовительной работы ЭВС стал реальностью. Первоначально в его состав вошли 11 государств - членов Европейского Союза - Австрия, Бельгия, Германия, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия и Франция. Были присоединены к ЭВС и другие страны Евросоюза - Великобритания, Греция и др.

1 января 1999 г. страны - участницы ЭВС ввели единую валюту евро. Была создана и действует Европейская система центральных банков (ЕСЦБ) во главе с Европейским центральным банком. Новая валюта заменила ЭКЮ и заняла преобладающее место в межбанковских расчетах внутри Экономического и валютного союза (“зоне евро”). Хотя национальные валюты еще сохраняли физическое существование, они утратили свою экономическую самостоятельность. Процесс создания новой валюты был окончательно завершен через три года, когда были введены в обращение банкноты и монеты евро, а национальные валюты полностью прекратили свое существование.

Политическое и экономическое влияние ЭВС не ограничивается рамками Европейского Союза. В процессе подготовки к вступлению в ЕС стран-кандидатов Центральной и Восточной Европы и Средиземноморья их валюты все более тесно привязываются к евро. Конечная цель ЕС состоит в том, чтобы создать новую мировую валюту, адекватную экономическому потенциалу Союза.

Появление евро изменило объективные условия интеграции России в мировую экономику и требует должного учета во внешнеэкономической и валютной политике страны. Действительно ли евро имеет все шансы потеснить доллар на мировых валютных рынках? Какое влияние оказывает создание Экономического и валютного союза на экономическую безопасность и стратегические интересы России? Насколько широко распространятся расчеты в евро во внешнеторговых операциях? Какие изменения происходят в механизме курсообразования и курсовой политике России? Требуется ли изменить структуру валютных резервов страны? Какие последствия повлечет становление евро в области зарубежных заимствований и обслуживания внешнего долга? Стоит ли в интересах преодоления долларизации внутренней экономики пойти на ее “евроизацию”?

Вокруг этих вопросов в российских правительственных, банковских и научных кругах, а также на страницах печати в последнее время разворачиваются оживленные дискуссии, в ходе которой высказывалось несколько точек зрения. Согласно одной из них Россия еще слишком далека от мировой экономики, чтобы евро мог что-либо сильно изменить в ее внутренней жизни или внешнеэкономических связях. Поэтому появление евро не требует никаких специальных мер со стороны России: следует просто предоставить событиям идти своим чередом. Сторонники другой точки зрения, напротив, видят в единой европейской валюте магическое средство вывода России из кризиса, оздоровления ее экономики и укрепления международных позиций. Они высказывают опасение, что Россия запаздывает с “освоением” евро, выступают за целенаправленное “внедрение” новой валюты в российскую экономику.

Цель данного работы состоит в том, чтобы, не вступая в полемику, дать обоснованные ответы на актуальные вопросы, возникающие в связи с появлением евро, предложить экспертные оценки и прогнозы, необходимые для выработки оптимального курса России в отношении единой европейской валюты.

Следует отметить, что целый ряд проблем в работе обозначен общими контурами. Это связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, введение евро - это не одномоментная операция, а длительный динамический процесс с высокой степенью неопределенности. Соответственно и организация работы с евро в России развертывается постепенно, по мере накопления объективных предпосылок. Во-вторых, любые меры, которые могут стать необходимыми в связи с распространением евро, потребуют тщательной проработки в контексте общей экономической и валютной политики России.

ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ И ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЕВРО.

1.1 Эволюция формирования и развитие Экономического и Валютного Союза (зоны ЕВРО).

Мечта о рождении единой валюты посещала еще Наполеона. В 70-х годах была предпринята первая попытка объединить две европейские валюты, но этот проект потерпел неудачу. И мечта воплотилась в жизнь лишь в 1991 году на Саммите ЕС в Маастрихте.

Чтобы отразить движение стран к единой Европе, валюту назвали " евро ". В данной главе мы постараемся проследить путь евро от рождения новой валюты до ее перспектив в ближайшее десятилетие. Будут рассмотрены ее преимущества и слабости, аспекты, требующие дальнейшего урегулирования.

Для введения евро в обращение понадобилось 10 лет (1992-2002 гг.) за которые были приняты следующие решения:

1992г.: с подписанием Маастрихтского договора создан Европейский союз (ЕС), а также единая Европейская экономическая зона - монетарный союз. 2 июня датчане отказываются подписывать договор на референдуме.

1993г.: 18 мая, получив разрешение не вступать в монетарный союз, Дания дает согласие и подписывает Маастрихтский договор.

1995г. присвоение Австрии, Финляндии и Швеции (1 января). Норвежцы на всенародном голосовании во второй раз отказываются вступить в союз.

1997г. (июнь): Амстердамский договор и подписание пакта стабильности бюджета, который призван " блокировать" бюджетную политику пятнадцати членов союза.

1998г.: начало переговоров с Кипром, Эстонией, Венгрией, Польшей, Словенией и Чешской республикой о расширении ЕС.

1999г.: переход на единую валюту в безналичных расчетах в 11 странах, которые составляют зону евро. ( Греция примет евро с 1 января 2001 г).

16 марта 1999г.: коллективный выход в отставку Европейской комиссии.

25 марта 1999г.: 15 членов ЕС принимают план " Agenda 2000", финансовый документ о развитии и расширении союза на период с 2000 по 2006 гг.

1 мая 1999г.: вступление в силу Амстердамского договора.

25 сентября 1999г.: новая Европейская комиссия, возглавляемая Романо Проди. приступает к работе.

7 декабря 2000г.: после Совета Европы в Ницце десятки тысяч членов партий, синдикатов и ассоциаций впервые выступают против либеральной Европы. Провозглашение Европейского устава фундаментальных прав ЕС.

26 февраля 2001г.: подписание договора в Ницце. Созыв на 2004 год новой межправительственной конференции для урегулирования институциональных и политических вопросов, оставшихся нерешенными.

2001г. (июнь): 8 июня ирландцы отказываются от подписания Ниццкого договора.

2001г. (декабрь): 14 и 15 декабря Совет Европы в Брюсселе провозглашает создание Конвенции для реформирования институтов управления ввиду расширения ЕС на восток. 13 и 14 декабря десятки тысяч манифестантов выразили свой протест против либеральной Европы.

1 января 200Своим появлением евро доллар или евро (единая европейская валюта) обязан созданию Европейского союза в 1992 г. Это был новый этап в развитии европейской интеграции. Введение евро происходило постепенно: сначала в безналичный оборот, затем были выпушены наличные купюры.

1 января 1999 г. страны европейского Экономического и валютного союза (ЭВС) ввели единую валюту - евро (EUR). С этого момента евро стала самостоятельной полноправной денежной единицей. На этом этапе параллельно и равноправно функционировали и евро и национальные валюты. Первые торги по евро начались января 1999 года.

С 01.01.2002 г. в течение срока, который каждая страна определила самостоятельно (но не более 6 месяцев), в обращении были введены банкноты и монеты в евро, замещающие прежние банкноты и монеты в национальных денежных единицах. В течение полугода старые национальные банкноты и монеты еще могли обращаться наравне с евро. Однако после 01.06.2002 г. евро стало единственным законным платежным средством в странах Еврозоны.

Появление евро позволило в значительной степени сэкономить на издержках обращения национальных валют, включая расходы, связанные с ведением бухгалтерского учета операций с валютами стран ЕС, страхованием валютных рисков, обменными операциями, составлением прейскурантов в различных валютах и т.д. 

1 января 1999 года при введении новой единой валюты евро ее курс к доллару был установлен на отметке 1 EUR = 1,1736 USD. Теперь признано, что курс доллара тогда был, как будто ошибочно занижен, а евро - необоснованно завышен. Действительно, очень скоро доллар стал непрерывно дорожать, а евро - обесцениваться. В марте 1999 года геополитическая напряженность, связанная с военными действиями в Югославии и опасностью дестабилизации экономической ситуации в Европе, ускорили процесс обесценения евро. В итоге последовала отставка министра финансов Германии Оскара Лафонтена, которого обвинили в недостатках планирования. Но даже произошедшее практически сразу после отставки министра финансов снижение ставок ЕЦБ, которое, по идее, должно было стимулировать экономический рост, уже не смогло изменить ситуацию - ЕВРО продолжал падать. В конце 1999 г.  был достигнут паритет евро и доллара.

Далее, европейская валюта продолжила падение по отношению к американкой на фоне снижения темпов экономического роста в странах Еврозоны.
На протяжении 2000 г. курс евро/доллар еще более значительно снизился, что спровоцировало крупнейшие ЦБ мира перейти к активным действиям на валютном рынке. В конце сентября 2000 г. ЕЦБ, Казначейство США, Банк Японии, Банк Англии и ряд европейских банков провели совместную интервенцию в поддержку единой европейской валюты. По мнению экономистов, дальнейшее обесценение евро могло повредить мировой экономике. Действия банков практически не увенчались успехом, так как уже к октябрю 2000 г. евро достиг своего исторического минимума (на отметке $0,8230 за евро).
Кроме того, глава Европейского ЦБ признал, что дальнейшие интервенции для поддержания курса евро были бы непродуктивными на фоне ближневосточного кризиса, подорвавшего стабильность валютных рынков во всем мире.

Далее, когда в конце 2000 г. стало окончательно ясно, что США не избежать новых кризисов, ФРС приняла решение о смягчении монетарной политики. В течение 2001 г. для вывода экономики страны из кризиса и стимулирования экономического роста процентная ставка США была снижена в три раза и в итоге в конце года опустилась ниже 2%. В результате из-за более низкого уровня ставки США по отношению к ставке ЕЦБ американская валюта стала терять свои позиции против евро. Помимо этого, 11 сентября 2001 года американская экономика испытала шок, вызванный террористическими актами, что также не придало оптимизма доллару. После достижения исторического минимума по отношению к доллару европейская валюта на протяжении 2001 г. делала неоднократные попытки восстановиться, однако не смогла подняться выше отметки $0.96.

В январе 2002 года евро был введен в наличное обращение. Можно сказать, что с этого момента начался постепенный рост европейской валюты. В конце марта 2002 г. выступление главы ФРС Алана Гринспена по поводу того, что восстановление американской экономики вызывает сомнения, прибавили негатива для потенциальных инвесторов, а евро с апреля 2002 г. больше никогда не опускался ниже $0.87.

В июле того же года единая европейская валюта вновь достигла паритета с долларом. Аналитики стали поговаривать о крахе доллара как самой стабильной и крепкой валюты в мире и прогнозировали дальнейшее падение американской валюты на мировых валютных рынках. После этого важного события на мировом валютном рынке евро немного откатил в связи с тем, что представители Европейской комиссии признали обозначившиеся проблемы с бюджетным дефицитом в крупнейших экономиках Еврозоны. Однако 6 декабря валюты выровнялись относительно друг друга, и с этого момента до сегодняшних дней единая европейская валюта стала более дорогой, чем американская. Причиной падения доллара стала американская экономика, которая вновь разочаровала экономистов, показав не такой рост, какой от нее все ждали.

Военные действия США в Ираке и опасения инвесторов, ожидающих негативные последствия войны на американскую экономику, сделали свое дело. С начала 2003 года к концу мая того же года курс евро к доллару вырос уже на 13% и приблизился к уровню, на котором единая европейская валюта начала свою официальную рыночную жизнь в январе 1999 г.

Однако после достижения максимума оптимизм валютных спекулянтов пошел на убыль. Состояние экономики Еврозоны стало активно ухудшаться под давлением подорожавшей национальной валюты. На финансовых рынках Европы усилились ожидания существенного понижения процентной ставки ЕЦБ. На заседании ЕЦБ в июне 2003 г. было принято решение о снижении ключевой процентной ставки на 50 пунктов до уровня 2% для стимулирования деловой активности в регионе и снижения угрозы дефляции. В результате в течение трех месяцев курс евро вернулся на позиции начала 2003 г. против американской валюты.

Следующим этапом в истории единой европейской валюты стала новая волна роста вплоть до февраля 2005 г. Стоимость евро вновь начала рост в сентябре 2004 г., однако это объяснялось отнюдь не укреплением евро, а скорее серьезным ослаблением доллара. В подтверждение этого курс евро начал снижение по отношению к британскому фунту стерлингов. Кроме того, здесь нашла свое отражение разница процентных ставок Еврозоны и Британии. 
Серьезнейшие структурные проблемы в экономике США привели к обвалу американской валюты, и в конце 2005 г. евро достиг максимальной отметки $1.2930 за всю историю существования валюты. Рост курса евро по отношению к доллару в течение последних двух лет составил 4200 пунктов.

1.2 Объективные экономические причины появления ЕВРО.

Международную роль любой валюты определяют шесть основных параметров:

1) доля в валютном обмене;

2) доля в частных инвестиционных портфелях;

3) доля в государственных долговых обязательствах;

4) доля во внешнеторговых расчетах;

5) доля в официальных резервах;

По мнению аналитиков, после введения евро рынок обмена иностранных валют сократился как минимум на 10 %, и дилеры направили свои усилия на увеличение объемов торговли на рынках валют развивающихся стран.

В последние десятилетия в сфере частных инвестиций произошло резкое падение роли доллара и соответственно увеличение удельного веса западноевропейских валют и японской йены.

С введением евро произошел сдвиг в структуре инвестиционного портфеля в пользу стран ЕвроСоюза, инвестиционный портфель стал более привлекательным для международных инвесторов в силу сочетания двух основных причин:

· внушительный масштаб "зоны евро" дал толчок развитию объемного и ликвидного рынка финансовых инструментов;

· набор целей финансовой политики в "зоне евро" ориентирован на стабильность. При этом денежная политика будет устойчивой, так как ее проводником выступает независимый Европейский центральный банк (ЕЦБ), обязавшийся поддерживать стабильность цен, а фискальная -- поскольку она опирается на твердые обязательства ЭВС поддерживать среди своих стран-участниц бюджетную дисциплину.

Необходимо отметить, что в долгосрочном плане любой рост спроса на евро- активы, скорее всего, будет балансироваться их возросшим предложением. Однако при глобализации рынков такой рост предложения будет подпитываться не только за счет дефицитов платежных балансов по текущим операциям в "зоне евро", но и за счет выпуска своих обязательств частными и государственными эмитентами вне Европейского союза.

Динамика валютного наполнения государственных долговых обязательств практически совпадает с динамикой в частных инвестиционных портфелях. В этом сегменте мировых финансовых рынков евро имеет хорошие шансы, хотя опасности переходного периода здесь также достаточно велики.

Начиная с 1973 г. происходило плавное снижение доли американского доллара в официальных резервах других государств (см. табл.). Одновременно заметно возросла доля западноевропейских валют и японской йены.

Таблица.

Доля отдельных валют в официальных резервах


 

Конец 1981 г.

Конец 1992 г.

Конец 1995 г.


Доллар США

76,1

71,1

61,5


Европейские валюты

14,3

15,8

20,1


Германская марка

7,1

11,7

14,2


Йена

0,1

4,9

7,4







Вообще, международная роль евро, доллара и йены в будущем будет определяться, прежде всего, степенью привязки к ним валют развивающихся стран. Что касается России и других европейских стран СНГ, то эксперты уверены, что со временем евро будет играть более важную роль на их валютных рынках, чем доллар или йена.

На всемирном экономическом форуме в ходе дискуссии по проблеме долларизации некоторых стран многие эксперты отмечали, что привязка национальной валюты к доллару не является панацеей для экономики. В частности, бывший заместитель председателя Федеральной резервной системы США, а сейчас профессор экономики Принстонского университета А. Блиндер подчеркнул, что "страна, которая полностью привязывает свою валюту к доллару, не оставляет себе никакого пространства для маневра в отношении валютного курса". Большинство развивающихся стран мира понимают это и постепенно отказываются от привязки к доллару.

В целом "иностранное" применение евро проистекает из нескольких причин:

· стало необходимым приспособление финансовых стратегий компаний к исчезновению валютных рисков среди заменяемых валют и их активная реакция на появление столь значительного "еврорынка";

· новая валюта взбудоражила финансовые рынки, когда их операторы начинали предложение услуг, деноминированных в новой валюте;

· торговля со странами "зоны евро" в нарастающей степени обслуживается в новой валюте. Многие многонациональные корпорации уже с начала переходного периода выставляют свои счета партнерам именно в евро. С 1 января 1999 г. в новой валюте начали также оформляться контракты по государственным закупкам стран -- участниц "зоны" и аналогичные контракты органов системы ЕС;

· туристы из стран "зоны евро" и из других стран также часто предпочитают использование этой валюты (в особенности после 1 января 2002 г.) в отелях и популярных местах отдыха.

Таким образом, вся мировая финансовая система испытает после введения евро поистине "тектонические" изменения: если евро станет второй по значению мировой валютой, то валютные рынки перестанут полностью зависеть от динамики доллара США и биполярная международная финансовая система может стать более стабильной, чем нынешняя.

Для торговых партнеров стран ЕС появление единой европейской валюты означает, прежде всего, возможность работы в валютной зоне евро с приобретением ряда преимуществ в виде сокращения издержек на совершение промежуточных операций при торговле товарами и услугами на национальных рынках ЕС, создание резервных фондов в евро, наконец, возможность привязки к ней курсов своих валют.

Особое значение введение единой валюты имеет для банковских систем стран ЕС, поскольку для них возникает принципиально новая ситуация: резко возрастет межбанковская конкуренция в самой зоне евро, исчезают валютные операции с денежными единицами стран ЭВС, происходит рационализация банковских структур и унификация банковской деятельности, возросла роль операций в евро-валюте, изменяются функции корреспондентских отношений.

Крупнейшие банки стран ЕС осуществляют крупномасштабные программы технологической модернизации, пересматривают стратегию своей деловой активности, стремясь максимально использовать потенциальные преимущества валютного союза и расширить свою нишу на финансовых рынках ЕС.

В связи с введением евро в банковском секторе стран ЭВС наблюдается тенденция к укрупнению и созданию транснациональных банковских конгломератов. В опубликованном ЕЦБ в 2002г. специальном исследовании отмечается, что переход к евро резко усилил тенденции к слияниям и объединениям в банковском секторе стран ЕС. Ожидается, что ЭВС и процесс экономического сближения стран ЕС, сопровождающий его становление, станут оказывать понижающее воздействие на уровень процентных ставок и инфляции через сочетание следующих факторов:

· устойчивость евро гарантирована деятельностью независимого Центрального банка, целями которого являются стабильность цен, а также проведением политики, направленной на достижение стабильности государственных финансов;

· благодаря самому процессу экономического сближения европейских стран инфляционные ожидания в Европе значительно ослабевают;

· при наличии низкого уровня инфляции и при разумной финансовой политике краткосрочные процентные ставки также должны находиться на устойчиво низком уровне;

Произошедший процесс экономического сближения уже привел к значительному понижению процентных ставок. Со времени подписания Маастрихтского договора в 1992 г. долгосрочные процентные ставки упали в Европе более чем на 3 %, а краткосрочные -- на 6 %.

1.3 Организационная структура наднациональной финансовой системы ЕС.

C 1 января 2002 года двенадцать европейских стран, входящих в ЕЭС, перешли во всех видах финансовых расчетов на новую единую валюту - евро. Действовавшая с 1998 года лишь как средство безналичных расчетов, теперь она стала полноценным платежным средством на большей части территории Европы.

Суть перемен заключается в том, что отныне финансовое управление в странах, вошедших в новое сообщество, принадлежит Европейскому центральному банку (ЕЦБ). Эта организация является наднациональной и не подчиняется ни одному отдельно взятому правительству. Вся его деятельность направлена на подъем экономики объединенной Европы.

В состав ЕСЦБ входит как Европейский центральный банк (ЕЦБ), так национальные центральные банки стран-членов Европейского союза (ЕС). ЕСЦБ управляется руководящими органами: Советом управляющих (Governing Council), Правлением ЕЦБ и Генеральным советом (General Council).

Совет управляющих.

Совет управляющих состоит из членов Правления ЕЦБ и глав национальных центральных банков стран-участниц Европейского экономического и валютного союза (ЕЭВС).

Совет Управляющих не подчинен ни национальным органам, ни органам Евросоюза. Совет управляющих принимает решения по общей денежно-кредитной политике Еврозоны простым большинством голосов, при этом каждый член Совета имеет один голос. В случае равенства решающий голос имеет председатель ЕСПБ.

Для принятия специальных решений, то есть решений относительно участия отдельных стран-участниц в капитале и резервах, порядка распределения прибыли, определения веса голосов в Совете ЕЦБ в зависимости от размера долей капитала национальных центральных банков, требуется либо квалифицированное большинство (то есть как минимум две трети применительно к долям капиталов в ЕЦБ, причем присутствовать должны как минимум половина держателей капитала), либо единогласное решение.

Правление

Основные обязанности Правления сводятся к проведению денежно-кредитной политики в соответствии с решениями, принятыми Советом управляющих, разработке директив для национальных центральных банков в соответствии с полномочиями, которые были возложены на Правление Советом управляющих. Правление состоит из председателя, заместителя председателя и четырех членов, которые выбираются главами государств и правительств ЕС по рекомендации соответствующих министров экономики и финансов. Все члены Правления назначаются на 8-летний срок. В целях обеспечения преемственности и непрерывности функционирования члены Правления первого состава получили назначения на различные сроки пребывания в должности - от 4 до 8 лет. С 1 января национальные центральные банки стран-участниц ЕЭВС утратили независимость в проведении денежно-кредитной политики, и, войдя в состав ЕСЦБ, стали подотчетны ЕЦБ. Они призваны, прежде всего, обеспечить функционирование ЕСЦБ в целом. Главы национальных центральных банков, являясь членами Совета управляющих, участвуют в выработке и принятии решений по вопросам денежно-кредитной политики.

Генеральный совет

Национальные центральные банки стран ЕС, не входящих в ЕЭВС, являются членами ЕСЦБ с ограниченным статусом и не принимают участия в процессе выработки решений по вопросам общей денежно-кредитной политики Еврозоны и по проведению в жизнь этих решений.

В Генеральном совете ЕСЦБ представлены все национальные центральные банки стран ЕС, в его состав входят также председатель и вице - председатель ЕЦБ. Генеральному совету переданы полномочия, которые ранее были в компетенции Европейского валютного института, в том числе вопросы предоставления статистической отчетности и установление валютных курсов не входящих в Еврозону стран ЕС по отношению к евро. Этот орган будет существовать, пока все страны ЕС не присоединятся к ЕЭВС.

Цели и задачи ЕСЦБ

Главной целью ЕСЦБ, как это определено в Уставе ЕСЦБ, является поддержание ценовой стабильности. ЕСЦБ будет в рамках главной задачи - обеспечения ценовой стабильности - оказывать поддержку экономической политике стран Еврозоны для достижения общих целей, стоящих перед Евросоюзом, Основные задачи, возлагаемые на ЕСЦБ, зафиксированы в Уставе ЕСЦБ. К ним относятся:

разработка и проведение денежно-кредитной политики ЕЭВС;

проведение обменных операций с иностранными валютами;

управление официальными инвалютными резервами стран ЕЭВС;

обеспечение бесперебойного функционирования расчетных систем;

содействие компетентным ведомствам в проведении пруденциального контроля над
кредитными институтами и обеспечение стабильности всей финансовой системы.

Национальные центральные банки являются единственными держателями капитала ЕЦБ. Распределение долей в капитале ЕЦБ основано на удельном весе каждой страны-члена в ВВП и населении ЕС.


Доли центральных банков стран ЕС

в капитале ЕЦБ


Центральные банки стран-участниц

Доля в капитале, в %


Бельгия:

Вanque Nationale de Belgique

2,8658


Дания:

Denmarks Nationalbank

1,6709


Германия:

Deutsche Bundesbank

24,4935


Греция:

Bank of Greece

2,0564


Испания:

Banco de Espana

8,8935


Франция:

Banque de France

16,8337


Ирландия:

Central bank of Ireland

8,8496


Италия:

Вanca d''Italia

14,8950


Люксембург:

Вanque centrale de Luxembourg

0,1492


Нидерланды:

De Nederlandsche Bank

4,2780


Австрия:

Оsterreichische Natoinalbank

2,3594


Португалия

Вanco de Portugal

1,9232


Финляндия:

Suomen Pankki

1,3970


Швеция:

Sveriges Riksbank

2,6537


Великобритания:

Вank of England

14,6811






Глава 2. Влияние евро на мировую финансовую систему

2.1 Текущее положение Евросоюза в мировой экономике.

Практически все аналитики расценивают введение общей европейской валюты, как одно из важнейших событий в международных валютных отношениях после отмены Бреттон-Вудской системы. Например, авторы специального доклада, подготовленного Международным валютным фондом, заранее провозгласили, что с учреждением ЭВС евро должна стать второй по важности валютой официальных резервов в мире, а ЕЦБ займет свое место как наднациональная структура по руководству межгосударственной валютой. Многие даже предполагают, что рождение нового сверхмощного субъекта мировой экономики, каким хотят сделать ЭВС его архитекторы, повлечет за собой экономический передел мира. Элен Рей, аналитик из лондонского Центра экономических исследований, в связи с этим замечает: "Рядовые европейцы, в самом деле, поглощены преимущественно проблемами практического использования новой валюты. Но некоторые европейские политики и экономисты (особенно во Франции) видят ЭВС как наилучший шанс ослабить гегемонию доллара в международной валютной системе". Насколько оправданы эти амбиции, можно будет судить лишь по прошествии нескольких лет.

Хотя целый ряд этих и других вопросов пока остаются нерешенными, в общей тональности оценок преобладают оптимистические ноты. Так, эксперты МВФ полагают, что, несмотря на имеющиеся политические, культурные и экономические проблемы, евро имеет достаточный потенциал, чтобы преобразить европейский и международный финансовые рынки и трансформировать существующую многостороннюю валютную систему в трехполярную или даже двухполярную. В настоящее время, по их мнению, похоже, что евро будет играть более значительную роль в международной торговле, частных инвестициях и официальных резервах.

Не нужно быть специалистом по экономической истории, чтобы придти к выводу о том, что международное валютное превосходство приносит существенные политические выгоды. Достаточно посмотреть на послевоенный опыт Америки. Доминирующая держава всегда лучше защищена от внешних влияний при формулировании и проведении в жизнь финансовой политики. Она также способна осуществлять свои внешнеполитические задачи с меньшими затратами, равно как и оказывать значительное влияние на другие страны. Подтверждением тому являются как одностороннее решение президента Никсона в 1971 г. о выходе США из послевоенной валютной системы, так и более близкие по времени примеры решающего участия американского Казначейства в разрешении мексиканского и

бразильского долговых кризисов. Помимо этого, имеются и чисто экономические выгоды. Страна, валюта которой имеет международный статус, т.е. в значительном количестве сосредоточена в руках иностранцев, получает эмиссионный доход в виде разницы между номинальной стоимостью денежных знаков и фактическими издержками их изготовления. Так, по расчетам Deutsche Bank порядка 50-60% находящихся в обращении наличных долларов США и 30-40% евро сосредоточено за пределами страны их происхождения. В целом, доходы Соединенных Штатов от международного спроса на доллары достигают 0,1% ВВП. Специалисты из Deutsche Bank считают, что эмиссия евро принесла прибыль в размере 0,05% совокупного ВВП стран ЕС (или 4 млрд. евро). Однако существует еще один, часто недооцениваемый, источник получения доходов: дисконт от ликвидности краткосрочных государственных долговых обязательств. Статус доллара как международной валюты и повышенный спрос на него занижают реальную доходность при размещении инструментов, обслуживающих государственный долг США. Доля нерезидентов среди держателей американских правительственных ценных бумаг составляет порядка 25% по сравнению с 17% для государственного долга других стран. По их подсчетам этот второй источник доходов дает еще примерно 0,1% ВВП США. Все эти цифры не являются гигантскими, но ими не стоит пренебрегать. Таким образом, любое изменение баланса сил в международной валютной системе может означать политические и экономические выгоды для Европы и ущерб для США.

В настоящее время Европа играет одну из ключевых ролей в мировой экономике. Так, ЕвроСоюз имеет несколько большее население и немногим меньший объем ВВП, чем США. Экспорт товаров Еврозоной (без учета торговли внутри ЭВС) значительно превышает соответствующий показатель Соединенных Штатов (приложения1,таблицы 3,4) Однако наличие границ между отдельными странами, национальных валют, не считая различий в налоговом и трудовом законодательстве, до сих пор лишало европейские фирмы тех конкурентных преимуществ, которыми обладают компании, действующие на крупных интегрированных внутренних рынках США или Японии.

Роль новой валюты в международной финансовой системе будет основана в будущем на стабильности и силе евро против доллара и иены и определяться долей евро в официальных и частных инвестиционных портфелях, международных финансовых транзакциях и торговых потоках. После введения евро торговля между странами ЭВС не требует больше операций купли-продажи валюты. Контракты между компаниями разных стран теперь не связаны с валютными рисками. Более того, поскольку цены определяются в одной и той же валюте во всех государствах, европейским фирмам стало легче покупать товары, сделанные в других странах ЕвроСоюза. Поэтому внутренняя торговля в ЭВС будет расти опережающими темпами по сравнению с внешней. Кроме того, поскольку страны Еврозоны становятся гораздо более сплоченными в экономическом плане, их политическое руководство будет менее озабочено ростом обменных курсов евро, чем правительства отдельных стран - курсами своих прежних национальных валют. Иными словами, подход к политике обменных курсов стал более похож на американский, что способствует снижению курса евро.

С другой стороны, зона евро имеет положительное сальдо текущего платежного баланса, достигшее $ 100 млрд. в прошлом году, в то время как США - растущий дефицит, оцениваемый в $ 400 млрд. Если не принимать во внимание прочих факторов, то это должно привести к ослаблению доллара. Однако, на практике все же действуют другие факторы: растущий дефицит платежного баланса США в прошедшем году не вызвал падения доллара благодаря высокой мобильности частных капиталов, которые без труда профинансировали дефицит. Можно утверждать, что обменный курс доллара к евро не претерпит больших изменений и в скором будущем, пока не произойдет крупных перемен в мировом балансе официальных и частных долларовых активов.

Доллар в течение многих лет являлся доминирующей резервной валютой, в которой другие страны по всему свету предпочитали держать свои валютные резервы. На конец 1999 г. 57% всех официальных резервов иностранной валюты в мире приходилось на доллар. Немецкая марка занимала лишь 12,8%, французский франк - 1,2%, а японская иена - 4,9%. Однако при этом центральные банки ЕвроСоюза имели валютных резервов на $ 300 млрд. После введения общей валюты они, начали сокращать свои резервы в иностранных валютах. Поскольку торговля внутри зоны производится в евро, отпадет потребность поддерживать ее с помощью накопления резервов иностранных валют. Различные расчеты определяют объем "избыточных" резервов в странах ЭВС в диапазоне от $ 50 млрд. до $ 230 млрд. Рыночные оценки экспертов МВФ, которые базируются преимущественно на величине торговых потоков, указывают, что европейцами может быть продано до $ 150 млрд. Однако, величина и предполагаемая структура резервов в ЭВС будет определяться в большей степени направлением движения потоков капитала и политикой обменного курса ЕЦБ, чем торговыми потоками. Более того, если прежняя линия поведения основных центральных банков может служить ориентиром в этом вопросе, то ЕЦБ вряд ли будет продавать долларовые резервы в ближайшее время. Поскольку цифра "избыточных" резервов незначительна по сравнению с общим объемом международных активов и обязательств США, понижающее давление на обменный курс доллара к евро вследствие продажи долларовых резервов в любом случае будет слабым.

Значение евро как резервной валюты в значительной мере будет зависеть от политики центральных банков азиатских стран. Пока они владеют более чем 40% официальных валютных резервов мира (преимущественно в долларах). Во многом это является следствием того, что многие азиатские валюты привязаны к доллару, но также и из-за отсутствия до сих пор достаточно привлекательной альтернативы. Даже несмотря на то, что сейчас невозможно предугадать политику обменных курсов стран Азии в будущем, очевидно, что окончание жесткой привязки к доллару откроет более широкую перспективу для использования евро в качестве резервной валюты. Многие аналитики предполагают, что азиатские государства будут аккумулировать значительные объемы резервов в евро для оптимизации прибыли, диверсификации рисков и стабилизации обменных курсов. В этом случае доля евро может составить 25-30% мировых валютных резервов.

Насколько быстро другие страны переориентируют свои резервы на евро? Государства, которые используют фиксированный курс, в основном привязывают свои валюты к доллару или к корзинам валют с преобладанием доллара. Они вряд ли произведут значительные изменения в ближайшее время. Кроме того, большинство стран Латинской Америки и Азии имеют более тесные торговые связи с США, чем с Европой. Они, скорее всего, не станут сбрасывать доллары, но могут постепенно диверсифицируют свои резервные запасы. Определенно можно сказать лишь, что сдвиги в структуре резервов от доллара к евро произойдут, но этот процесс будет постепенным. Центральные банки в других странах мира, безусловно, не станут продавать доллары и покупать евро в больших объемах, если это приведет к уменьшению их долларовых активов. Насколько привлекательней будет евро для государств с растущими резервами? Не подлежит сомнению, что усиление роли какой-либо валюты как резервного средства может происходить только, если ее эмитент имеет общий дефицит платежного баланса. Другими словами, если запасы резервной валюты растут, то на нее должен существовать не только спрос, но и предложение. Пример США демонстрирует эту закономерность. В последние годы Америка имеет постоянный дефицит платежного баланса. Но и ранее, в 1950-х и 1960-х годах, отток капитала из страны превышал положительное сальдо торгового баланса. В настоящее время Еврозона имеет ощутимое положительное сальдо торгового баланса. Поэтому вопрос заключается в том, станет ли этот блок крупным экспортером капитала.

Другим условием для приобретения статуса резервной валюты является наличие финансовых рынков, на которых центральные банки будут готовы инвестировать свои резервы иностранной валюты. США выплачивают проценты по долларовым активам иностранных денежных властей, которые размещаются в форме банковских депозитов или ценных бумаг. Таким образом, финансирование дефицита путем увеличения обязательств в отношении к официальным держателям долларовых резервов практически не отличается от привычного заимствования в форме выпуска ценных бумаг. Главное преимущество заключается в том, что средне- и долгосрочные процентные ставки несколько ниже, чем они были бы, если доллар не являлся бы резервной валютой.

Вместе с тем, объем международных активов, находящихся в частных руках, намного превышает цифру официальных резервов. По данным на конец 2004 г. активы, находящиеся в частном владении, только в Северной Америке, Японии и ЕС составляли примерно $ 70 трлн., в то время как официальные резервы (за вычетом золота) во всем мире равнялись всего лишь $ 1,4 трлн. Общемировой объем международных частных портфельных инвестиций на ту же дату достигал $ 7,5 трлн. Из них номинировано в долларах было немногим более половины, т.е. вдвое больше, чем в валюте всех стран ЕС (за вычетом операций внутри ЕС). Поэтому частные портфельные инвестиции, скорее всего, будут еще более важным источником изменения структуры портфельных вложений.

Насколько важна будет роль евро в международных операциях частного сектора как единицы ведения счетов, средства платежа и эталона измерения стоимости активов? Согласно исследованию, проведенному Банком международных расчетов, сейчас доллар используется 60-80% всех валютообменных операций. Почти половина мировой торговли ведется в долларовых ценах. Это побуждает корпорации, вовлеченные в международную торговлю, вести внутреннюю балансовую отчетность в долларах. Но существование единой валюты для большей части Европы приводит к постепенному увеличению доли торговых операций между Европой и другими странами, номинированных в евро. Это, в свою очередь, вынуждает иностранных торговцев вести балансовую отчетность в евро. Но эти операции касаются меньшей части международных активов в иностранной валюте. Более важными являются зарубежные инвестиции и займы.

Как и в случае с официальными резервами, направление и размер потоков частного капитала в Европе будут определяться размером, емкостью и ликвидностью рынков суверенных облигаций, выпущенных в евро, а также характеристиками рынка частных капиталов. В некоторой степени давление на евро может компенсироваться за счет увеличения надежности номинированных в евро ценных бумаг.

Недавно специалисты Центра экономических исследований провели анализ наиболее вероятных вариантов выбора ключевой валюты и прогнозируемого спроса на финансовые активы, номинированные в различных валютах, в среднесрочной перспективе. Для этого использовалась модель мировой экономики, состоящей из трех регионов (Европа, США и Азия). На основании данных валютных и фондовых рынков они пришли к выводу, что в краткосрочной перспективе, скорее всего, евро заменит доллар в качестве основной валюты в торговле между Европой и азиатским блоком, но доллар останется ключевой валютой на международном рынке. Но если будет достигнут существенный прогресс в деле интеграции финансового рынка Европы, то экономия на масштабе операций позволит настолько снизить транзакционные издержки, что фундаментальные факторы будут способствовать еще большему укреплению позиций евро. Тогда новая валюта заменит доллар в качестве основной международной валюты при совершении транзакций с финансовыми активами, но в операциях между США и азиатским блоком будет доминировать доллар, который также сохранит ключевые позиции на валютном рынке. Менее вероятен вариант, при котором евро станет играть роль ключевой валюты. Таким образом, авторы исследования считают, что евро- валюта отваюет часть функций доллара, хотя масштабы этого процесса будут зависеть от политических решений и предпочтений участников рынка.

Что бы ни происходило в долгосрочной перспективе, доллар, безусловно, останется доминирующей по объему совершаемых операций валютой еще весьма продолжительное время. Элен Рей в связи с этим замечает: "Скорость изменений в глобальной экономике может быть гораздо выше, чем в недавнем прошлом, но запаздывание неизбежно, также как неопределенность и просто инерция. Действительно, начальные годы валютного союза могут сопровождаться значительной нестабильностью, совпадающий с выходом евро на международную сцену".

2.2 Взаимодействие евро со странами с переходной экономикой.

Воздействие европейского рынка на страны с переходной или развивающейся экономикой сказывается преимущественно через торговлю и финансовые связи. Большая активность и более высокий спрос на импортные товары в зоне евро ведут к увеличению экспорта этих стран и к соответствующему росту производства в них.

Вместе с тем, политика обменного курса, развитие финансового рынка и миграция капиталов также оказывают существенное влияние:

Усиление циклических подъемов в зоне евро непосредственно привело к увеличению
экспорта торговых партнеров Европы. В дополнение к этому, запуск новой валюты
увеличил вероятность дальнейшего прогресса в реформировании европейского рынка
труда и в разрешении других структурных проблем, что даст выигрыш в виде
повышения среднесрочного уровня производства, сопровождающегося увеличением
импортных потребностей Европы.

Ряд развивающихся экономик, имеющих тесные связи с Европой, до недавнего
времени привязывали свои валюты к марке или франку. Они уже
переориентировались на евро. Изменение соотношения между евро и долларом или
иеной может затронуть внешнюю конкурентоспособность этих стран в том случае,
если валюта или корзина валют, по отношению к которым осуществляется привязка,
отклонится от уровня эффективного обменного курса, основанного на балансе
торговых операций. В то же время, будут затронуты и страны, имеющие долги,
номинированные в долларах или иенах. В случае роста курса евро в выигрыше
оказываются страны, привязавшие свою валюту к евро, поскольку это уменьшит затраты
в национальной валюте для обслуживания долларовых долгов. Напротив, любое
падение курса евро будет означать увеличение издержек по обслуживанию долга.

Чтобы смягчить это воздействие, некоторые страны могут внести поправки в режим
обменного курса, чтобы он лучше отражал их торговые и финансовые связи, или
изменить политику управления долгом. Поправки в политике управления долгом
станут особенно необходимыми, когда евро начнет широко использоваться в
операциях на торговых и финансовых рынках и обсуживать более существенную

часть долговых ценных бумаг. В этой ситуации страны, валюты которых привязаны к евро, получат возможность уменьшить объем своих долларовых обязательств и сократить колебания в размере своих долларовых платежей в счет обслуживания внешнего долга.

Создание ЭВС смогло также, в конечном счете, значительно сократить

стоимость привлечения заемных средств:

Образование более емких и более ликвидных рынков капитала в Европе снизило
издержки привлечения заемных средств как для стран зоны евро, так и для других
государств, привлекающих финансовые ресурсы, номинированные в евро.

ЭВС позволило частным инвестиционным институтам в зоне евро, таким как
страховые компании и пенсионные фонды, переориентировать часть своих
портфельных вложений на инвестиции в развивающиеся рынки. Поскольку
инвестиции в других странах Еврозоны теперь классифицируются как инвестиции в
отечественной валюте, инвесторы могут значительно облегчить ограничения,
устанавливаемые для вложений в иностранные валюты.

Развивающиеся экономики получили выигрыш в виде притока прямых и
портфельных капиталов, т.к. сглаживание различий в доходности активов в Европе
подтолкнуло глобальных инвесторов к увеличению их вложений на развивающихся
рынках, чтобы диверсифицировать свои активы.

Однако ЭВС, в то же время, привело к возникновению некоторых финансовых рисков для развивающихся рынков:

Успешное функционирование ЭВС, которое привело к увеличению
производительности и экономическому росту сделало Европу более привлекательным
местом для инвесторов, что вызвало увеличение цены капитала для развивающихся
рынков.

Усиление конкурентных позиций европейских финансовых институтов и большая
емкость финансовых рынков в зоне евро подтолкнули фирмы, действующие на
развивающихся рынках, к привлечению капитала в евро, а не в местных валютах. Тем
самым, еврорынок стал конкурировать с местными рынками капитала. С другой
стороны, это должно побудить страны с развивающимися и переходными
экономиками уделять больше внимания укреплению собственных институтов
финансового посредничества и развивать эффективную банковскую систему.

Характер воздействия введения евро на экономическую ситуацию в странах Центральной и Восточной Европы, включая Россию, в краткосрочном плане во многом определяется тем, каково будет состояние экономики ЕС в ближайшие десятилетия после создания валютного союза. Экономический спад и рост безработицы как следствие ужесточения монетарной и фискальной политики в Еврозоне будет ограничивать темпы роста на востоке континента. Кроме того, развитие данного сценария может затормозить процесс расширения ЕС на восток. Впрочем, данный сценарий несколько улучшает конкурентные позиции российских компаний на рынках стран Центральной и Восточной Европы.

Главным препятствием для расширения может стать политическая реакция на растущую безработицу в тех регионах Еврозоны, которые в наибольшей степени пострадают от негибкой денежной политики ЕЦБ и ограничений, налагаемых на национальную фискальную политику . В результате этих ограничений рынки труда будут в гораздо большей степени подвержены внешним шокам и структурным изменениям, чем прежде. В результате политическое давление со стороны регионов, страдающих от высокой безработицы, затруднит проведение реформы финансового перераспределения и процедур принятия решений в рамках ЕС, которые необходимо завершить до принятия в союз новых членов.

По мнению экспертов компании PriceWaterhouseCoopers, самый большой риск для государств, претендующих на вступление в ЕС, связан с тем, что они могут быть вынуждены проводить слишком жесткую монетарную и фискальную политику, чтобы соответствовать критериям, необходимым для членства в союзе. Уменьшение государственных расходов приведет к ограничению внутреннего производства и инвестиций, в то время как утрата гибкости в денежной политике увеличит степень подверженности этих стран внешним шокам. Такой вариант развития событий еще больше сокращает возможности российского экспорта в данном регионе, что, в свою очередь, отрицательно повлияет на ситуацию в реальном секторе российской экономики.

До сих пор участники российского финансового рынка не отличались повышенным интересом к проблемам евро, что резко контрастировало с ажиотажем, охватившим другие финансовые рынки мира. Это тем более странно, поскольку страны ЕС в совокупности представляют собой крупнейшего торгового партнера России. В то же время, экономическое состояние страны сегодня в огромной степени зависит от благосклонности международных финансовых институтов, в которых по-прежнему доминируют США. Ключевая роль американского правительства в разрешении долгового кризиса в странах с развивающимися

или переходными экономиками также резко усиливает положение доллара на местных финансовых рынках. К тому же, среди развивающихся рынков российский на сегодняшний день рассматривается как один из наиболее нестабильных, что значительно уменьшает его возможности противостоять экспансии доминирующей валюты и не способствует поиску вариантов более сбалансированной расстановки сил.

Из общего биржевого оборота валютной торговли в России в 2000-2001 годах, составившего примерно $ 31 млрд., на доллар приходилось 98%, а на все остальные валюты - 2%. Поэтому доминирующему положению доллара на российском рынке в ближайшее время вряд ли будет грозить серьезная опасность. Появление расчетов в евро не сказалось существенно на валютной торговле.

Перспективы евро в России во многом будут определяются решениями Банка России и национальных банков других стран СНГ об изменении структуры своих валютных резервов. Кроме того, существенное влияние оказывает выбор валюты выпускаемых ценных бумаг, размещаемых государством или российскими корпорациями. Однако данный вопрос тесно связан с дальнейшим развитием общеевропейского финансового рынка. Позиции доллара в России и в настоящее сильны.

Рынок евро на ММВБ на сегодняшний день формируется преимущественно как клиентский. Заявки на продажу и покупку евро- валюты исходят в основном от компаний, осуществляющих экспортно-импортную деятельность в странах Еврозоны. Поэтому перспективы рынка евро в значительной степени зависят от степени активности использования евро-валюты российскими фирмами в своих международных расчетах.

В то же время, влияние учреждения ЭВС уже начало сказываться на политике крупных российских компаний, ведущих бизнес в Европе. Вслед за этим некоторые российские финансовые институты, вовлеченные в операции на международных рынках, вынуждены пересматривать стратегию выбора своих партнеров за рубежом. Существует набор сильных объективных факторов, создающих благоприятную обстановку для усиления роли евро на финансовом рынке России. Но более подробно о взаимоотношении России и Евро будет сказано далее.

2.3 Роль евро в создании трехвалютной мировой структуры.

В любом случае, создание ЭВС является шагом на пути к формированию действительно единого рынка, сопоставимого по величине с рынками США и Японии. Устранение валютных рисков упрощает и стимулирует торговлю, что, в свою очередь, может сократить высокую безработицу, существующую в настоящее время практически по всей Европе. Однако, конкуренция усилится в связи с демонтированием протекционистских барьеров и эрозией местных конкурентных преимуществ. Сопоставимость цен по всей Европе делает еще более явными различия в налогообложении и регулировании трудовых отношений. Соответствующие регулирующие нормы придется также гармонизировать, чтобы создать действительно единый рынок.

В исследовании, опубликованном лондонским инвестиционным банком Dresdner Kleinwort Benson отмечается, что многие отрасли, такие как разработка программного обеспечения, производство автоматического оборудования, издательское дело или сектор

розничной торговли, испытают на себе уже краткосрочный эффект от введения евро. В долгосрочном плане будут затронуты экспортные отрасли, такие как химическая, стальная, автомобильная, машиностроительная. Многие компании испытают столь же сильное воздействие ЭВС, как и их банки. Опасно превратное представление, что только компании, расположенные в Еврозоне, были затронуты введением евро. На самом деле, любая компания, занимающаяся бизнесом в Европе, будь то экспортер или импортер, эмитент ценных бумаг или инвестор, чувствует на себе изменение деловой среды.

Прозрачность цен ведет к обострению ценовой конкуренции и исчезновению всякой возможности получать дополнительную премию от продажи товаров или услуг на специфических рынках. Кроме того, девальвация валюты больше не может использоваться как защита от ценовой конкуренции. Это приведет к волне передела рынка, которая, скорее всего, вызовет реструктуризацию, слияния и поглощения и создание союзов с целью повысить конкурентоспособность. При этом определение стратегических позиций компании на рынке и возможных целей для слияний и поглощений необходимо для того, чтобы полностью использовать возможности, которые предоставляет ЭВС. Валютный союз также понизил "барьер проходимости" при выходе на некоторые рынки, и изменил, тем самым, конкурентную среду. Более емкие рынки предоставляют возможности для рационализации и централизации операций и использования экономии на масштабах операций. Однако, это требует высоких первоначальных вложений.

Устранение валютных рисков в сочетании с увеличением потребностей европейских компаний в финансовых ресурсах и новых финансовых услугах, необходимых для осуществления корпоративной реструктуризации, может, в конечном итоге, создать крупнейший в мире финансовый рынок одной валюты. По данным МВФ общий объем облигаций, акций и банковских кредитов, циркулирующих на европейских рынках капиталов, составлял на конец 1995 г. более чем $ 27 трлн. по сравнению с $ 23 трлн. в США и $ 16 трлн. в Японии.

Вступление в силу ЭВС создало второй по величине рынок облигаций в мире. Совокупная капитализация международных облигационных займов, выпущенных правительствами, банками, компаниями и другими эмитентами и номинированных в валютах стран-участников ЭВС, к июню 2002 г. достигла 5,26 трлн. евро. На ту же дату рынок облигаций США оценивался в 10,70 трлн. $, а Японии - всего лишь 4,08 трлн. $. Таким образом, с самого начала рынок облигаций, выпущенных в евро, был эквивалентен 50% рынка соответствующих бумаг, эмитированных в долларах, и 130% - в японских иенах, что обеспечивает Европе достаточно устойчивые позиции в ходе конкуренции ведущих мировых финансовых центров.

В прошлом главным риском по европейским облигациям был валютный, а кредитные риски играли второстепенную роль. Страны, валюты которых рассматривались как склонные к девальвации имели возможность предлагать инвесторам меньшую доходность, а страны, в которых возможно обесценение валюты, платили премию за соответствующий риск. С вступлением в силу ЭВС валютный риск в его государствах можно считать устраненным, а кредитный риск становится главным фактором при определении доходности облигаций.

Введение евро также создало новые проблемы для рейтинговых агентств и участников рынка. В частности, пока не выработано единого подхода к оценке эмиссий облигаций, выпускаемых институтами публичного сектора в странах ЭВС. Агентства Standart & Poor's и Fitch IBCA решили применять в этом случае рейтинг для выпусков долговых инструментов в иностранной валюте, поскольку отдельные страны больше не контролируют их собственное денежное предложение. В отличие от них, Moody's применяет рейтинг долговых обязательств в собственной валюте, аргументируя это тем, что риск дефолта в основном управляется на национальном уровне, поскольку в распоряжении национальных правительств остается такой важнейший рычаг, как сбор налогов. Поэтому Мооdу's немедленно присвоил всем государствам-участникам ЭВС высший рейтинг.

По версии Standart & Рооr's самую низкую оценку получила Португалия .

Высоколиквидные государственные еврооблигации, которые могут быть выпущены под минимальную возможную доходность, задают ориентиры для всего рынка. Сейчас еще продолжается конкуренция между правительствами Франции и Германии за право считаться эталонным заемщиком на еврорынке. Но поскольку немецкий рынок является наиболее привлекательным среди стран ЭВС по показателям ликвидности, кредитоспособности и техники расчетов, то все указывает на то, что именно ценные бумаги германского правительства (Bunds и Bobls) сохранят наименьшую доходность и будут служить искомым эталоном для долговых обязательств других правительств Еврозоны.

С трансформацией европейского рынка долговых обязательств компании смогут шире использовать выпуск облигаций как средство финансирования. На сегодняшний день Франция является единственным членом ЭВС, имеющим ликвидный рынок корпоративных облигаций (его объем превышает $ 100 млрд.). Как полагают эксперты, теперь европейские компании, особенно крупные германские и итальянские концерны, будут проявлять все больший интерес к выпуску облигаций, поскольку им потребуются дополнительные источники ресурсов для финансирования своей деятельности, необходимость которой определяется фактором обострения конкурентной борьбы. С другой стороны, соревнование между европейскими банками за удержание прежних и приобретение новых клиентов уменьшит издержки для эмитентов.

ЭВС создал также второй в мире по величине рынок акций. В настоящий момент по показателю рыночной капитализации продолжают лидировать США, но Еврозона значительно опережает Японию. В то же время отношение капитализации рынка акций к ВВП указывает на сравнительную неразвитость этого сегмента финансовой системы (139% -в США, 50% - в Японии и лишь 44% - в Еврозоне). Тем не менее, расширение присутствия евро на международных рынках капитала несет в себе такие потенциальные выгоды, как увеличение ликвидности и емкости европейского фондового рынка, снижение затрат на привлечение ресурсов для государственных и частных заемщиков. С момента введения евро заемщики и кредиторы начали искать наименьшие издержки и наибольшую доходность поверх национальных границ. Европейские финансовые рынки становятся менее сегментированными, ускоряется процесс унификации в рыночной практике и увеличение прозрачности в ценообразовании. Кроме того, если продолжатся попытки к приватизации государственных предприятий, пенсионных, медицинских и других фондов социального страхования, спрос и предложение капитала должны существенно увеличиться, что также положительно скажется на увеличении емкости и ликвидности рынков в рамках ЭВС.

Для того, чтобы осуществить подобную трансформацию, требуется провести серьезные структурные изменения. Развитие европейского рынка корпоративных ценных бумаг пока сдерживается унаследованными от прошлого правилами регулирования вопросов выпуска, обращения и торговли на фондовом рынке, а также элементами системы налогообложения, которые делают банковское кредитование более выгодным, различиями рыночной практики в системах клиринга и расчетов по ценным бумагам. Однако, некоторый прогресс уже достигнут в деле гармонизации регулирования выпуска ценных бумаг, надзора за инвестиционными фондами и страховыми компаниями, а также в либерализации финансовых услуг в этих областях.

Процесс гармонизации регулирующих норм в значительной мере затрудняется отсутствием общей для всех стран ЭВС модели воздействия центральных банков на развитие частного рынка ценных бумаг. Например, ФРС США играет активную роль, вмешиваясь в денежный и фондовый (через операции репо) рынки.

Сходная модель поведения используется центробанками Великобритании, Канады, Австралии и, в некоторой степени, Японии. Те финансовые институты, включая европейские, которые активно действуют на рынках США, ожидают подобного уровня участия от ЕСЦБ. Для этого требуется соответствующая структура финансовой деятельности и балансовые показатели, отражающие данный способ деятельности центральных банков. Напротив, германский Бундесбанк до последнего времени сосредотачивал свое внимание на требованиях по поддержанию минимальных резервов, среднем уровне резервов, других ограничениях по операциям с отдельными инструментами, рыночной практике и еженедельных интервенциях для корректировки рынка. В рамках ЕСЦБ пока не принято окончательного решения о модели вмешательства в рыночные процессы. Текущий план операционных процедур базируется на проведении еженедельных операций репо, которые будут централизованно контролироваться ЕСЦБ, но проводиться силами отдельных европейских центробанков.

В настоящее время в европейской финансовой системе доминирует банковское посредничество. На долю банковских займов в ЕС приходится 54% всех финансовых инструментов (акций, облигаций и займов). Прямо противоположная картина наблюдается в США, где доминирует посредничество через фондовые рынки, а на банковские займы приходится лишь 22% от общей активности рынков капитала. Банковские системы стран ЕС совместно формируют крупнейшую банковскую систему в мире, с объемом кредитов в $ 15 трлн. на конец 2004 г. На данный момент Европа обладает ядром конкурентоспособных по мировым меркам финансовых институтов, большая часть которых получает основную прибыль за счет проведения банковских операций и предоставления финансовых услуг. Некоторые из европейских универсальных банков рассматриваются как участники команды глобальных институтов, предоставляющих корпоративные банковские услуги, которые будут активно участвовать в волне реструктуризации, охватившей международный рынок корпоративных банковских услуг. Вместе с тем, на уровне розничных банковских услуг финансовая система в Европе относительно перегружена банками, и значительное число институтов имеют избыточный персонал. Другими словами, хотя общие объемы финансовых активов в Еврозоне и США сопоставимы, рынки ценных бумаг гораздо более развиты в Америке, в то время как в Европе преобладает банковская сфера. Лишь одна четверть корпоративного финансирования в континентальной Европе осуществляется за счет фондовых рынков, в то время как в США - три четверти.

Лидирующие инвестиционные банки мира полагают, что евро будет стимулировать радикальные перемены в используемых европейскими фирмами способах привлечения финансовые ресурсов. Возможно наиболее наглядным доказательством этого является деятельность по созданию общеевропейского рынка акций, которой руководят Лондонская и Франкфуртская фондовые биржи. По словам руководителя одной из бирж: "ЭВС, возможно, оказывает большее воздействие на европейские биржи, чем все новые технологии вместе взятые".

Несмотря на то, что до создания общеевропейского фондового рынка предстоит пройти еще долгий путь, поскольку требуется преодолеть огромные технические барьеры, включая создание единой клиринговой системы и единой торговой платформы, как инвесторы, так и эмитенты начинают вести себя так, словно он уже существует. Крупные институциональные инвесторы и специальные подразделения инвестиционных банков уже реорганизуются по отраслям, а не по государствам. Компании начинают привлекать финансовые ресурсы путем размещения акций и облигаций на континентальном, а не национальном уровне. Европейский рынок акций небольших компаний испытал в начале 2002 года скачкообразный рост числа фирм, желающих принять в нем участие. Уже заметно смещение интереса компаний от банковских кредитов к облигациям, а также от национальных к континентальным рынкам. Рост рынка облигаций представляет собой явный сдвиг в методах корпоративного и банковского финансирования. Многие банкиры рассматривают этот сдвиг как устранение посредников, при котором заемщик получает средства непосредственно от инвестора на рынке долговых ценных бумаг.

Банки неожиданно оказались в ситуации, когда их могут сравнить с конкурентами на ранее обособленных национальных рынках. Соответственно, они могут быть наказаны инвесторами на рынке акций за низкую эффективность. Это заставляет их более агрессивно искать способы увеличения доходности капитала. Европейские банки уже начали формировать средства из своих активов, включая ипотечные закладные или кредитные обязательства, и выпускать под них ценные бумаги, обеспеченные залогом активов (asset-backed securities). Это дает банкам возможность уменьшить капитал, который они вынуждены держать , как страховку на случай дефолта. Подобным образом, молодые и быстро растущие компании становятся более конкурентоспособны на европейской сцене и потому более агрессивно привлекают финансовые ресурсы. Это привело к созданию в последние 2-3 года рынка номинированных в евро "мусорных облигаций" (junk bonds, т.е. необеспеченных долговых обязательств). Однако, несмотря на значительный потенциал роста, европейский рынок облигаций должен развиваться намного дольше, чем многие это себе представляют, чтобы достичь масштабов, существующих в США. Руководитель одного из международных агентств кредитных рейтингов признал: "Инвестиционным банкам, особенно крупным американским банкам, простительно изрядно преувеличивать перспективы роста в Европе. В конце концов, именно инвестиционные банки надеются получить наибольшую выгоду от этого".

Если единая валюта будет поощрять создание более емкого и активного рынка других видов ценных бумаг, это позволит привлечь большее количество средств из-за рубежа. Но такое развитие одновременно привлечет большее количество иностранных заемщиков. Поэтому никто не может предвидеть приведет ли большая сохранность в ЕвроСоюзе к укреплению или ослаблению обменного курса евро. В любом случае, такая эволюция в направлении сохранности европейских финансовых рынков не произойдет мгновенно. По прогнозам Тhе Есопomist, продвижение к единому, однородному рынку капитала, скорее всего, будет медленным, поскольку это зависит от гармонизации налогов, регулирования, надзора, условий допуска компаний к листингу их ценных бумаг, правил торговли и учета.

Именно вследствие радикального характера перемен, скорее всего, им будет оказываться некоторое сопротивление. Ряд государств, включая Францию, настороженно относятся, например, к поглощению местных компаний иностранными. Другие могут сохранять ограничения для инвестиций местных пенсионных и страховых фондов в ценные бумаги иностранных фирм. Financial Times цитирует в связи с этим слова одного из экономистов: "Как ни странно это звучит, но мы отменяем 11 валют, а не 11 политических систем. Рынок будет расти, но ему предстоит пройти еще долгий путь до Америки". Как можно видеть из хроники последних событий путь этот для новой общеевропейской валюты, которой всего год от роду, не будет усыпан розами.

Созданная в противовес доллару, евровалюта пока не смогла составить ему достойную конкуренцию. Правда, в заниженном курсе евро заинтересован и сам Евросоюз в этом случае затраты американских компаний окажутся выше, следовательно, их товары будут дороже. Но на чем реально держится мощь доллара? Прежде всего на буме, который переживает уже несколько лет подряд американская экономика. Темпы ее роста, по западным меркам, весьма высоки и, главное, устойчивы. Ожидается, что в нынешнем году валовой внутренний продукт США возрастет на 4,3 процента. И на ближайшее будущее американские гуру от экономики предрекают рост. Другой немаловажный фактор - поддержка властями США "сильного доллара" -администрация Буша во всеуслышание объявила, что "сильный доллар отвечает национальным интересам США".

Остановить колебания евро могли бы совместные валютные интервенции Федеральной резервной системы США, Банка Японии и Европейского Центробанка. Для этого нужно совместное решение руководителей "семерки". Но еще в январе 2001 г. министр финансов США Лоренс Саммерс предупредил: Вашингтон не намерен помогать Европе и Японии, пока они ограничивают доступ на свои внутренние рынки для американского капитала.

Причины падения евро многофакторны и многомерны. Перечислю важнейшие:

Экономика США переживает десятый год непрерывного подъема и сейчас находится
во второй половине длинного цикла, который начался в 70-х гг. и закончится около 2010 г. , а евро вступил в фазу роста только в 2000 году.

Соединенные Штаты - единое государство. Европейский союз - пока союз до
конца не интегрированных стран с огромным количеством внутренних
бюрократических барьеров, с разными законодательными и налоговыми условиями
для бизнеса, рынками труда, уровнями экономического, научно-технического и
социального развития. В 2001 г. валовой внутренний продукт в Еврозоне вырос на
1,5% и достиг 6,25 трлн. долл., в США соответственно - на 3% и 9,33 трлн. долл.

Хотя в значительной степени американский рост был виртуальным, преимущества экономики Соединенных Штатов, ее мобильность, приспосабливаемость, умение привлекать со всего мира необходимые капиталы пока перевешивают возможности Европейского союза. Европейские финансовые власти прогнозируют (как и некоторые американские банкиры и биржевики) продолжение резких потрясений на фондовом рынке США, что может снизить курс доллара. Стало быть, удорожание евро (и иены) произойдет само собой. О неизбежности встрясок свидетельствует избыточная капитализация фондового рынка США, которая достигла 160% ВВП против 70% в начале девяностых годов. Для поддержания внутреннего спроса, пополнения кредитных и инвестиционных ресурсов, для сохранения сильного доллара архитекторы "американского чуда" активно стимулировали импорт товаров, услуги капиталов. Это привело к небывалому за всю историю США дефициту текущего платежного баланса. В 2001 г. он составит 370 млрд. долл., в 2002 г. - 371 млрд, в 2003г. - 382 млрд, в 2004 г. - 392 млрд. долл., что, конечно, ослабляет валюту США.

Реальность для руководителей ЕС оказалась значительно более сложной и
непредсказуемой. Высокая учетная ставка в США (6% против 3,74% в ЕС) вызывает
огромный отток капитала из Европейского союза в Соединенные Штаты. Размещенные в американских банках деньги приносят больший, чем в

европейских. При таких высоких ставках увеличивается привлекательность заокеанских ценных бумаг с фиксированным доходом. Это служит дополнительным внутренним стабилизатором для фондового рынка Соединенных Штатов. Утечка капиталов из ЕС в США превысила 150 млрд. евро в 2001 г. и продолжает увеличиваться.

"Облегченный" евро стимулирует экспорт из Европейского союза, помогая получать
больше "тяжелеющих" долларов. Но в общем объеме производимой в Европе продукции на
международные рынки поставляется всего 18%. Это мало, учитывая гораздо большие
по стоимости объемы жизненно необходимого ее импорта нефти, газа, металлов, леса,
другого сырья и материалов. Они закупаются пока по завышенным мировым ценам на
доллары, приобретение которых европейцам обходится все дороже.

"Полегчавший" евро вызывает рост инфляции, снижает реальную зарплату в странах
Европейского союза, повышая социальную напряженность в Италии, Австрии, Германии, Франции и других государствах. Обесцениваются банковские вклады в европейских валютах, инвестиции (от прямых до облигационных), делая ЕС
непривлекательным для международного капитала. Деньги, вложенные в евро, теряют
стоимость. Бегство капитала из ЕС замедляет структурную перестройку и
модернизацию экономики Европейского союза, особенно наукоемких и
высокотехнологичных отраслей, которые уступают американским и японским. Это
создает потенциальные проблемы для торгового и платежного балансов ЕС.

Поиск решений для экономических стратегов ЕС осложняется тем, что основная часть мировых и финансовых потоков замкнута на Соединенные Штаты. Вашингтон сделал дефицит своего торгового (350 млрд. долл.) и платежного балансов формой страхования от кризиса. Остальной мир превратился в заложников, которые, как уверены в США, не заинтересованы в крахе американской экономики, чтобы не вызвать эффекта домино в национальных и глобальной экономиках. Напомню, что в конце 90-х гг. в мире в американских долларах формировалось 50-60% валютных резервов государств, 60-70% экспорта и импорта, 70% банковских кредитов, около 50% облигационных займов, 80% операций на валютных рынках, 100% оборота рынков евродолларов и нефтедолларов. Общий объем обращающейся в международной финансовой системе долларовой массы в наличной и безналичной формах оценивается в 15 трлн долл. Поскольку их выпуск остается монополией Соединенных Штатов, американский доллар рассматривается как надежный инструмент страхования рисков, благодаря которому США могут обеднеть, но не обанкротиться.

На такую же вынужденную «круговую поруку» рассчитывают США в поддержании иностранными инвесторами американского фондового рынка, который стал важной частью международного. Объем последнего превысил 350 трлн долл., что на порядок больше мирового ВВП и в 23,6 раза - капитализации рынка ценных бумаг Соединенных Штатов. За океаном уверены, что сумеют и дальше управлять глобальными потоками спекулятивного капитала, накопившего огромный таранный потенциал. Объем совершаемых им только валютных операций превышает 1,2 трлн долл. в день. Взяты на вооружение новейшие информационные и финансовые технологии, в т.ч. по страхованию рисков с помощью инструментов срочного рынка. В начале 2002 г. объем деривативов (договоров, основанных на курсах валют, ценных бумагах, ценах товаров) в мире достиг 238,5 трлн долл., возрастая ежегодно на 59 процентов.

Подобная мощь (а главная сила в ней - американские финансовые институты и их капиталы) способна, как полагают в США, поставить на колени любую страну.

Для России на первый взгляд ослабление евро и укрепление доллара выгодно. В конце 90-х гг. на доллары США приходилось 80% российских внешнеторговых контрактов, 90% банковских депозитов, 65% валютных резервов ЦБ, 67% государственных долгов развивающихся стран. Из примерно 460 млрд. долл., выпущенных в США в наличной форме, около 120 млрд. долл. обращается в России (в качестве неофициального платежного средства), которые по стоимости в пять раз превышают всю рублевую массу. В структуре российского внешнего долга приблизительно 75% заимствований сделано в долларах. Американская валюта преобладает в расчетах на целых сегментах внутреннего российского рынка товаров и услуг, в сбережениях населения, в операциях на валютных биржах и на межбанке.

Соответственно любое удешевление валюты США при таких масштабах долларизации российской экономики может обернуться для нас национальной катастрофой. К примеру, в результате двух девальваций американской валюты в 70-х и 80-х гг. наша страна потеряла десятки млрд. долл. (партнеры США - не менее 2,5 трлн долл.).

“Полегчавший доллар” сделает менее весомой нашу экспортную выручку, обескровит накопления граждан, утяжелит обслуживание внешнего долга, который накапливался в специальных правах заимствования. Труднее будет выплачивать задолженность Парижскому и Лондонскому клубам, которая номинирована в евро, и Японии - в иенах.

“Сильный доллар”, словно приманка, влечет за океан чужие деньги. В 2002-2004 годах из Европы в США поступило 232 миллиарда долларов. Причем это - не спекулятивные портфельные инвестиции, которые в любую минуту могут быть изъяты вкладчиками, а, как правило, капиталовложения в "стабильные фонды". Конечно, американские бизнесмены тоже вкладывают деньги в экономику Старого континента, однако в значительно меньших размерах, чем европейцы в американскую, так, в том же 2004 году американские инвестиции в Европу составили 73 миллиарда долларов. Это в три раза меньше, чем европейские в США. Складывается парадоксальная ситуация: европейская экономика, едва поднимающаяся на ноги после продолжительного застоя, подпитывает несущийся на всех парах американский экономический локомотив. Не в этом ли одна из причин слабости единой европейской валюты? По мнению вице- директора европейского департамента Международного валютного фонда, стоимость евро занижена по отношению к доллару на 10-30 процентов. Однако, несмотря на крупный приток иностранных капиталовложений, платежный дефицит США с зарубежными странами остается по-прежнему пассивным. В 1999 году в США поступило в виде иностранных капиталовложений 277 миллиардов долларов. Американские компании со своей стороны инвестировали за рубеж 141 миллиард долларов. Итого положительное сальдо - 136 миллиардов долларов. Но это покрывает лишь треть внешнеплатежного дефицита США. Его дальнейший рост ставит под вопрос благоприятные перспективы развития экономики США, которые объясняются более высоким, чем в других странах, ростом внутреннего потребления. Отмечаются и первые сбои в поступательном до сих пор развитии американской экономики. Известный американский профессор экономики Франко Модильяни подчеркнул, что экономика США "перегрелась" и появился риск инфляции. "Дело может закончится биржевым крахом", - подытожил он свое выступление перед экономической и валютной комиссиями Европейского парламента. Что же касается самого доллара, то многие эксперты отмечают, что хотя сейчас он и силен, но отнюдь не находится в зените своего могущества. Прежде он знал лучшие времена. Если принять за сто пунктов стоимость доллара в 1990 году по отношению к сведенным воедино курсам

основных валют, то теперь она составляет 112 пунктов. Но это очень далеко от уровня 1985 года, когда этот показатель был равен 162 пунктам.

Как долго доллар будет оставаться "сильным"? Западные эксперты высказывают убеждение, что по логике предвыборной борьбы нынешняя администрация постаралась сделать все возможное, чтобы по крайней мере до президентских выборов в США в ноябре 2004 года доллар непоколебимо оставался на "троне". Но затем начали действовать экономические факторы. Это прежде всего дефицит платежного баланса, составляющий более 4 процентов ВВП США, и высокая степень задолженности американского частного сектора. Задолженность делает американскую экономику весьма уязвимой. Как предсказывает МВФ, в ближайшие годы более высокими темпами, чем до сих пор, будет развиваться европейская экономика. Рост же американской экономики замедлится уже в позапрошлом году. За три-четыре года евро потяжелело почти на треть. Ослабление доллара, ставшего второй российской валютой, может замедлить или даже прекратить девальвацию рубля и стабилизировать его обменный курс. Однако долговременное выздоровление российской валюты связано с ростом реальной экономики, то есть материального производства. Предыдущее укрепление курса доллара было вызвано последними, чрезвычайно благоприятными данными о состоянии американской экономики, где в течение последних лет наблюдается непрекращающийся рост, а инфляция находится на самом низком уровне начиная с 1966 года. За последнее десятилетие в США создано свыше 22 миллионов новых рабочих мест, причем 80% из них приходится на высокотехнологичные отрасли. Напротив, в зоне евро уровень безработицы остается весьма высоким - в среднем 10-12% трудоспособного населения.

Однако, перспективы ЕВРО не так пессимистичны, как может показаться из сказанного ранее. Главные новости прошлых месяцев вновь поступали с фондового рынка США. Кульминацией стали события апреля, когда индекс NASDAQ провалился еще на 9,67%, а индекс Dow Jones упал на 5,66%. В понедельник 17 апреля волна падений прокатилась по всем фондовым площадкам мира. Однако в тот же день шторм внезапно прекратился, и в США вновь начался рост котировок, оказавшийся внушительным, - Dow Jones поднялся на 2,7%, а NASDAQ подскочил сразу на 6,6%. Сопоставимые темпы роста наблюдались и на следующий день. Такую амплитуду колебаний вряд ли следует считать положительным фактором. В то же время многие видные аналитики заговорили о стабилизации рынка. Так, Эбби Джозеф Коэн, главный аналитик банка Goidman Sachs, подтвердила свой прогноз о росте индекса Dow Jones к концу года как минимум до отметки 12600. Можно взять на себя смелость предположить, что долгосрочная коррекция на фондовом рынке США еще далека от завершения - рынок слишком перегрет, и ему в течение ближайших месяцев еще предстоит нырнуть вниз. На это указывают и данные технического анализа - сопоставление динамики основных индексов с графиками скользящих средних и другие методы с высокой вероятностью предсказывают, что на этом рынке начинает складываться известная фигура "голова и плечи", являющаяся признаком фундаментального разворота тренда.

Многие финансовые показатели, свидетельствуют о радикальном изменении экономической ситуации в Европе к лучшему. Однако, рынок пока упрямо не желает видеть в евро адекватную, полноценную замену доллару (в отсутствие Великобритании Европейский валютный союз выглядит недостаточно внушительным), и трейдеры продолжают использовать любую негативную информацию для понижения престижности единой валюты.

2.4 ЕВРО и рынки международного ссудного капитала.

Появление евро имело существенные последствия для структуры мировой валютно-финансовой системы. В частности, предстоящая в течение переходного периода (1999--2002 гг.) конвертация в евро всех обязательств, номинированных в национальных валютах государств, вошедших в ЭВС, создает предпосылки для глубоких изменений в структуре мировых рынков капитала.

В настоящее время в Европе формируется финансовый рынок, по своему потенциалу обещающий стать крупнейшим в мире. Уже в конце 2003 г. рыночная стоимость облигаций, акций и банковских активов в странах -- членах Европейского Союза (ЕС) превысила 27 трлн. долл. (94% всемирного ВВП). В Северной Америке (США, Канаде и Мексике, вместе взятых), имеющей примерно такое же население и размер ВВП, этот показатель составил около 25 трлн. долл. (в том числе 23 трлн. долл. в Соединенных Штатах). Тем не менее тенденции, складывающиеся на рынке финансовых инструментов в евро, так же как и перспективы дальнейшей динамики курса европейской валюты, в настоящее время полностью не определены. (см. приложения1, таблица 7). Прежде всего необходимо отметить существенные институциональные отличия финансового рынка еврозоны от других мировых финансовых центров. Важной чертой европейского рынка капитала является консервативный тип заемного финансирования торговых и промышленных фирм, которые при выходе на кредитные рынки полагаются преимущественно на банковских посредников. По масштабам выпуска корпоративных облигаций континентальные страны Западной Европы существенно отстают от Великобритании, США и Японии. Так, в 2002 г. немецкие фирмы выпустили на внутренний рынок облигаций на сумму 0,142 млрд. долл., французские -- на 6,4 млрд. долл., в то время как английские -- на 20,7 млрд. долл., японские -- на 77,2 млрд. долл., американские -- на 154,3 млрд. долларов. Вместе с тем в странах -- участницах ЭВС отчетливо прослеживается ведущая роль банковских ссуд: в конце 2002-2003 г. их доля составила 57% всех финансовых активов (в США -- лишь 22%).

Рынки капитала в странах Западной Европы всегда отличались относительно высокой степенью обособленности, а движение инвестиций через национальные границы было весьма ограниченным. В крупнейших западноевропейских странах -- Германии, Франции, Италии -- доля иностранных активов в портфелях институциональных инвесторов составляла не более 5%. Обмен финансовыми ресурсами сдерживался юридическими барьерами, но главным образом -- риском колебаний валютных курсов и издержками, связанными с осуществлением конверсионных операций. Обособленность рынков отдельных стран усугублялась тем, что западноевропейские фирмы тяготели к национальным, а не к

международным источникам финансирования. Следствием этого стали относительная неразвитость европейских фондовых рынков и низкий уровень их капитализации.

Введение единой европейской валюты создало мощные предпосылки для развития и углубления единого европейского финансового рынка, развития его инфраструктуры и приближения его характеристик к параметрам североамериканского. Кроме того, расширение использования евро усилило необходимость структурных изменений, в первую очередь на финансовых рынках.

Во-первых, в результате исчезновения валютного компонента существенно возрастает значение других факторов ценообразования на финансовом рынке, в частности, кредитного рейтинга эмитента, ликвидности ценных бумаг, механизма расчетов, юридических и других рисков. Общим результатом увеличения роли этих факторов явилось сближение условий выпуска ценных бумаг эмитентами стран еврозоны, повышение степени открытости национальных рынков и как следствие -- усиление конкуренции между ними.

Во-вторых, появление единой валюты привело к значительным изменениям правил, регулирующих работу европейских финансовых рынков, и вследствие этого -- к повышению роли институциональных инвесторов. До 2002 г. страховые компании (а в некоторых странах и пенсионные фонды) были ограничены в своей деятельности установленным в рамках ЕС нормативом, согласно которому пассивы в иностранной валюте должны на 80% покрываться активами в той же валюте, а круг первичных эмитентов ценных бумаг в отдельно взятой стране ограничен филиалами компаний, зарегистрированных в данной стране. Устранение этих ограничений придало дополнительный импульс развитию западноевропейских институциональных инвесторов (число которых в государствах -- членах ЕС существенно превышает численность аналогичных институтов в США). Последние смогли значительно увеличить объем операций и диверсифицировать их в рамках зоны евро. Созданы более благоприятные условия для развития системы частных пенсионных фондов, доля акций которых в общем обороте финансовых рынков составляет от 20% в Германии, Франции и Италии до 30--50% в Великобритании и Нидерландах.

В-третьих, немаловажным следствием введения евро является изменение принципов формирования портфелей финансовых инструментов. На смену валютной диверсификации в управлении частными инвестиционными портфелями приходит распределение инструментов по сегментам рынка (инструменты рефинансирования, государственные облигации, акции частных компаний). Происходит интенсивное сращивание европейских и международных рынков: менеджеры из стран зоны евро проявляют все больший интерес к работе с иностранными ценными бумагами, а операторы из стран, не входящих в эту зону, -- к пополнению своих портфелей за счет европейских ценных бумаг. Отмеченные выше процессы имеют свою специфику на каждом сегменте финансового рынка.

Государственные ценные бумаги

Наиболее динамичным и перспективным сегментом финансового рынка еврозоны остается сегмент государственных ценных бумаг, номинированных в евро. Согласно решению Совета Евросоюза эмиссия государственных облигаций с января 2002 г. осуществляется исключительно в евро. Кроме того, с начала переходного периода в евро котируются все государственные облигации, как новых так и старых, в том числе не реденоминированных (переоцененных в евро) выпусков.

В начале 1999 г. произошла реденоминация (переоценка в евро) большинства выпусков государственных облигаций стран -- участниц ЭВС. Это создало рынок, превосходящий по размерам рынок государственного долга Японии и уступающий только рынку обязательств правительства США. В декабре 1999 г. объем государственных обязательств, номинированных в евро, составил 3,2 трлн. евро, или 93% от объема государственного долга США .

В течение 2002 г. центральные правительства стран -- участниц ЕС являлись наиболее крупными заемщиками на рынке инструментов в евро с фиксированным доходом. Их доминирующее положение связано как со значительным объемом накопленного государственного долга (около 53% всех обращающихся на рынке долговых обязательств), так и с приоритетной нацеленностью государственных органов на операции с евро.

Сохранение ведущих позиций облигаций центральных правительств позволяет рассматривать их в качестве ключевого элемента европейской финансовой системы, на основе которого создается комплекс условий для ускоренного развития фондового рынка в

целом. Однако сокращение бюджетных дефицитов и государственного долга, предусмотренное в рамках экономических систем стран еврозоны, привело к снижению темпов роста предложения государственных ценных бумаг: в отличие от долга негосударственного сектора экономики, долг центральных органов власти вырос лишь на 4% (с 3,1 трлн. евро в декабре 12001 г. до 3,25 трлн. евро в декабре 2002 г.)12. Необходимо отметить, что на фоне благоприятной конъюнктуры происходила реструктуризация задолженности центральных правительств в сторону увеличения срока заимствований.

До введения единой европейской валюты среди экономистов преобладало мнение о том, что уровень процентных ставок по государственным ценным бумагам, выраженным в евро, будет снижаться. Предполагалось, что снижение роли национальных валют, гармонизация условий выпуска государственных ценных бумаг, позволят инвесторам пересмотреть критерии оценки портфелей -- в большей степени будут учитываться не подвижные факторы (валютные риски), а такие устойчивые показатели, как кредитные рейтинги, степень ликвидности, формы расчетов, юридические и другие риски. В результате процентные ставки, которые включают теперь преимущественно премию за кредитный риск (зависящую от кредитного рейтинга эмитента) и премию за ликвидность (зависящую от условий выпуска данного вида облигаций), должны были снизиться. К тому же общий рост ликвидности рынка государственных облигаций, обусловленный переходом на евро, должен был способствовать в долгосрочной перспективе снижению премии за ликвидность. Прогноз снижения уровня процентных ставок базировался также на эмпирических наблюдениях, согласно которым инвесторы более высоко оценивали обязательства, выпущенные правительствами в их национальной валюте, по сравнению со сходными обязательствами в иностранной валюте.

Практика показала, что, несмотря на справедливость данной точки зрения в целом, в краткосрочном плане движение процентных ставок оказалось менее предсказуемым. Несмотря на общее улучшение ликвидности рынка государственных облигаций в евро, отчетливо проявилась тенденция к его сегментации на основе кредитных рейтингов соответствующих национальных правительств государств еврозоны. Это привело к существенному разбросу премии как за кредитный риск, так и за риск ликвидности. С точки зрения инвесторов в категорию наиболее надежных попали немецкие ценные бумаги, поддерживаемые развитым рынком производных финансовых инструментов, международным масштабом операций. Французские и итальянские облигации были отнесены ко второй категории. Испанские, бельгийские и голландские -- к третьей. Долговые бумаги правительств небольших стран (Финляндии, Португалии, Ирландии и

Австрии) отнесены к четвертой категории. Разница в уровнях доходности облигаций первой и четвертой категорий составляет в среднем 25 базисных пунктов.

Однако, несмотря на то что в настоящий момент принадлежность к той или иной группе существенно сказывается на уровне доходности ценных бумаг, вероятнее всего, в перспективе разброс кредитных рисков будет уменьшаться, что выразится в образовании единого сегмента рынка государственных ценных бумаг на базе немецких правительственных облигаций. Пока же, как показывают данные, динамика доходности государственных облигаций, выраженных в евро, следует примеру динамики доходности обязательств правительства США, хотя с более низким уровнем ставок (в среднем на 80 базисных пунктов ниже). (см. приложения 1, рисунок 1)

Несмотря на расширение объема эмиссии государственных обязательств в евро и увеличение их инвестиционной привлекательности, в 2002 г. сохранилась тенденция к оттоку портфельных инвестиций с европейского рынка правительственных ценных бумаг. В 2001-2002 гг. чистый отток портфельных инвестиций с рынка государственных ценных бумаг еврозоны составил в среднем за месяц 5,8 млрд. евро (122,3 млрд. евро за два года). Однако в течение 2002 г. отток капитала с рынка государственных ценных бумаг сократился более чем в два раза.

Предпочтения нерезидентов в отношении государственных ценных бумаг, номинированных в европейской валюте, существенно различались в зависимости от страны происхождения инвестора. В частности, японские компании проявляли более высокий интерес к приобретению государственных обязательств в единой европейской валюте. В течение 2001-2002 гг. их чистые портфельные инвестиции в правительственные облигации достигли 40 млрд. евро, более чем в четыре раза превысив аналогичный показатель 2000 года. При этом 90% портфеля приходилось на облигации с наивысшим кредитным рейтингом.

В то же время американские инвесторы проявляли более сдержанное отношение к рынку ценных бумаг с фиксированным доходом (приток портфельных инвестиций резидентов США в течение 2002 г. в размере 3,7 млрд. долл. превысил продажи активов в евро на сумму 16,7 млрд. долл.).

Заслуживает внимания тот факт, что европейские инвесторы демонстрируют устойчивую приверженность к портфельным инвестициям в активы, номинированные преимущественно в североамериканской валюте (в 2002 г. чистая покупка государственных облигаций правительства США инвесторами еврозоны составила 12,5 млрд. долл.).

Корпоративные облигации

Как предполагали экономисты до введения евро, частные компании не форсировали пересмотр и перевод своих обязательств из-за технических проблем и издержек, связанных с этой операцией. Из обязательств в национальных валютах наиболее вероятными кандидатами на пересмотр были выпуски, срок погашения которых выходил за пределы переходного периода. С 2002 г. все они рассматриваются как выраженные в евро в соответствии с зафиксированным курсом. Во всех случаях, однако, главное при переоценке в евро ценных бумаг то, что эта операция не означает каких-либо юридических изменений в условиях того или иного выпуска, так что реальные экономические условия для эмитента и инвестора остаются прежними.

Активность частных эмитентов как в зоне евро, так и за ее пределами свидетельствует о растущей привлекательности заимствований в единой европейской валюте. С учетом пересчета в евро обязательств, выраженных в ЭКЮ, за период с июля 1998 г. по декабрь 2002 г. частные заемщики стран -- участниц ЭВС 76% своих обязательств размещали в единой европейской валюте, тогда как с января 1990 г. по июнь 1998 г. доля заимствований в национальных валютах этих стран составляла лишь 50%. Как и предполагалось, наиболее существенно возрос объем долга в евро у институциональных инвесторов -- страховых компаний, пенсионных, взаимных фондов (на 45%), у нефинансовых корпораций (на 16%) и у кредитных организаций (на 12%). В декабре 2002 г. общий объем заимствований частных эмитентов составил около 2,71 трлн. евро (45% от общего объема заимствований в евро эмитентами еврозоны).

К числу основных причин, стимулировавших расширение заимствований в евро, можно отнести совершенствование инфраструктуры рынка, рост объема операций с инструментами, номинированными в единой европейской валюте, существенное увеличение количества инвесторов на финансовом рынке инструментов в евро. Важным стимулом к росту объема заимствований в евро со стороны резидентов еврозоны стала либерализация требований к иностранным инвестициям, что позволило резидентам не только значительно увеличить объемы заимствований, но и достигнуть более высокого уровня диверсификации портфеля активов.

В среднесрочной перспективе расширение операций с единой европейской валютой, по всей вероятности, приведет к быстрому развитию европейского рынка корпоративных облигаций. Появление такого рынка увеличит число европейских фирм, имеющих

международный кредитный рейтинг, и расширит возможности привлечения ими средств иностранных институциональных инвесторов.

Рынок акций

Введение евро, безусловно, создало предпосылки для приближения характеристик европейского фондового рынка к параметрам, характерным для наиболее развитого американского фондового рынка. До момента введения единой европейской валюты торговля акциями представляла наименее развитой сегмент финансового рынка Западной Европы. Значительная часть акций европейского рынка эмитируется на внутренних национальных рынках соответствующих стран. Поэтому введение единой валюты и устранение валютного риска в зоне евро сейчас существенно не изменит (по крайней мере в краткосрочном плане) существующих отношений между эмитентами и инвесторами на их внутренних рынках. Вместе с тем переход к евро означает большую доступность национальных биржевых рынков для иностранных инвесторов, что ведет к усилению конкуренции на них.

Наиболее вероятными претендентами на роль лидеров на европейском рынке акций являются американские инвесторы, имеющие большой опыт работы на этом сегменте. Невысокая ликвидность европейского рынка, низкое значение соотношения уровня капитализации к ВВП (в ЕС он составляет 45%, тогда как в США -- 95%) создают предпосылки для быстрой концентрации капитала в Европе и усиливающегося проникновения сюда американских компаний. Уже сейчас американские инвесторы обладают весьма значительными долями участия в ведущих европейских корпорациях.

Вероятнее всего, стратегия европейских корпораций в новых условиях может развиваться по двум направлениям. С одной стороны, ухудшение условий заимствований на рынке капитала и возрастающий риск агрессивных поглощений будут стимулировать их к внутренней реорганизации, повышению эффективности производства. С другой стороны, ответной реакцией на усиление конкуренции на рынке капитала может стать укрепление связей между компаниями-эмитентами и "своими" инвесторами в пределах национальных рынков.

Возможно, наибольшую проблему для европейского рынка акций представляют переориентация инвесторов еврозоны на американский рынок капитала и отток прямых иностранных инвестиций из Европы. Чистый отток прямых инвестиций из еврозоны вырос с 102,6 млрд. евро в 2001 г. до 147,2 млрд. евро в 2002 году. Таким образом, сокращение чистого оттока портфельных инвестиций было компенсировано увеличением оттока прямых инвестиций. При этом переориентация вложений с европейского рынка на другие рынки свойственна как инвесторам стран еврозоны, так и нерезидентам, прежде всего из США (последние в течение 2002 г. сократили объемы своих вложений в акции европейских компаний на 39,2 млрд. долл.).

Не вызывает сомнения тот факт, что европейские инвесторы по-прежнему рассматривают экономику США как крупнейший и наиболее привлекательный объект размещения капитала. Это подтверждается, в частности, тем фактом, что вывоз капитала в январе 2003 г. (18 млрд. евро) был в четыре раза выше аналогичного среднемесячного показателя предыдущего года, когда происходило активное размещение американскими компаниями новых выпусков своих акций.

Важной причиной невысокого интереса к рынку акций является несоответствие инвестиционных свойств акций, предлагаемых на европейском рынке, запросам потенциальных инвесторов. На европейском рынке ощущается нехватка акций компаний, базирующихся на современных технологиях. Определенный скепсис инвесторов вызывают также относительно низкие темпы экономического роста Германии и Франции -- наиболее сильных стран Евросоюза, а также крайне медленное проведение структурных реформ в области экономики, несовершенство механизма эффективного перелива капитала из традиционных отраслей экономики в новые высокотехнологичные секторы. Не последнюю роль в оценке перспектив инвестирования капитала в активы, играет социальная модель европейской экономики. По мнению экспертов, слишком "щедрая" система социальной защиты, действующая в Европе, а также недостаточная мобильность трудовых ресурсов через завышенные издержки, связанные с оплатой труда, неизбежно поднимают цены на продукцию, снижая ее конкурентоспособность. Все это вынуждает европейских инвесторов переориентировать прямые инвестиции на североамериканский рынок акций.



© Рефератбанк, 2002 - 2017