Вход

Легитимаци участи Британии в воейнной операции в Ираке (2003)

Реферат по международным отношениям
Дата добавления: 22 декабря 2008
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 140 кб (архив zip, 25 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать

Томск 2008

Ключевой основой, определившей позицию британского правительства по Ираку, является «особые отношения» между Британией и США. Новый расцвет «особых отношений» в восьмидесятых, связанный с идейной и политической близостью Тэтчер и Рейгана, продолжился всеобъемлющей поддержкой премьер-министром Блэром позиций администрации Соединённых Штатов. Консерваторы во главе с Маргарет Тэтчер и сменившим её Джоном Мэйджором приняли активное участие в дипломатической подготовке операции «Буря в пустыне», британский контингент был второй по численности. В ходе событий 1991 г. иракские войска потерпели поражение, однако, в тот период коалиционные войска и администрация Соединённых Штатов опирались на решения и резолюции ООН, а не игнорировали их, и свержения политического режима в Ираке не произошло. На основе резолюции 688 против Ирака вводились международные санкции, а на его территорию была направлена группа военных инспекторов. Санкции просуществовали 12 лет, порождая собой множественные дискуссии между акторами мировой политики. В 1996 году США и Британия нанесли авиационные удары по иракским военным объектам в ответ на карательные действия Багдада против курдов.

Следующий мощный военный удар был нанесён коалицией в 1998 году в рамках операции «Лиса в пустыне». Эта военная операция не нашла поддержки других государств. Таким образом, впервые после окончания холодной войны был создан прецедент использования военной силы без подкрепления международным правом. С обоснованием своего решения поддержать США впервые после избрания Блэр выступил в парламенте уже после начала бомбёжек. Премьер-министр говорил о необходимости предотвратить попадание оружия массового поражения в руки иракского режима. Однако уже тогда обвинения в сокрытии арсеналов ОМП или его разработки не получили подтверждения. Одной же из причин операции «Лиса в пустыне» является попытка администрации Клинтона отвлечь общественное мнение Америки от скандала с Моникой Левински.

К 2001 году в Ираке частично восстановили систему противовоздушной обороны и всё чаще происходили обстрелы американских и британских самолётов. Британские военные первыми подняли вопрос о необходимости ликвидации военных объектов Ирака, оснащённых радарными установками. С приходом Буша-младшего в стены Белого дома к мнению Британии прислушались. В феврале 2001 года была произведена серия ударов по Иракским ПВО в окрестностях Багдада. Свидетельством серьезности намерений коалиции США и Британии было заявление на встрече в Госдепе с представителями антисадамовского Национального конгресса, о том, что предпринятые удары – «начало новой политики». (1)

В феврале же состоялся первый после избрания Джорджа Буша-младшего англо-американский саммит в Кэмп-Дэвиде. Тема Ирака была основной на этих переговорах, хотя никаких конкретных решений принято не было.

Ключевым событием в истории международных отношений стали события 11 сентября 2001 года. Тони Блэр был готов к изменениям в векторе мировой политики, возможно, даже больше, чем сами Соединённые Штаты. Представленная им в 1999 году концепция «гуманитарной интервенции» предусматривала применение военной силы против антигуманных режимов. И Блэр стал активным организатором антитеррористической коалиции.

После бомбёжек Афганистана, усилилось внимания в Соединённых Штатах к Ираку, что вызвало возрастающую озабоченность в британских политических кругах. Блэр заявлял, что ни одна страна после Афганистана не подвергнется нападению без санкций ООН. Необходимо отметить различие в подходах и интересах администрации Белого дома и чиновников с Даунинг-стрит по Иракскому вопросу. Если Британию устраивал режим санкций и противодействие военному потенциалу Багдада, то американские «неоконы» изначально были настроены на свержение иракской диктатуры. Позиция Блэра формировалась осенью 2001 года. Она основывалась, во-первых, на информации британских спецслужб о непричастности Ирака к событиям 11 сентября, но, во-вторых, на основе понимания, что в этот переломный момент, в новой эпохе международной политики, Британия должна поддержать Соединённые Штаты. Исходя из заявления Блэра на чрезвычайном заседании Палаты Общин 14 сентября 2001 г., можно сделать вывод, что премьер-министр предполагал, каким образом будут развиваться события в дальнейшем. Блэр заявил, что центр мирового внимания теперь - «Аль-Каида», но следующий вопрос на повестке дня – это оружие массового поражения. Эти предположения нашли своё воплощение в реальности в оглашение СНБ-2002. Буш и его агрессивные «неоконы» провозгласили «ось зла» (Ирак, Иран и Северная Корея) и принцип превентивной внешней политики. И всё же, представляется мне, что Лондон, как и весь остальной мир, не предполагал такого радикального смещения вектора внешнеполитической деятельности США. Эти заявления никак не укладываются в концепцию борьбы с мировым терроризмом. Помимо этого, в разрез с позицией Лондона было занесение в список стран «оси зла» Ирана, который при прямом посредничестве Британии действовал в унисон с Западом при подготовки войны против талибан.

И тем ни менее, ничего из вышеперечисленного не стало поводом для Даунинг-стрит и самого Блэра для пересмотра безоговорочной поддержки политики Белого дома. На Даунинг-стрит приступили к разработке Иракского досье для обоснования обвинений в адрес Багдада. В марте 2002 года фракция Лейбористов представила в парламенте «Брифинг по Ираку». Однако этот доклад основывался на открытых источниках информации, и соответственно, не доказывал необходимость военной операции. Этот доклад стал «первой ласточкой» целой вереницы «иракских досье».

В апреле 2002 года прошёл очередной англо-американский саммит в Кроуфорде. Эти переговоры стали отправной точкой по совместной подготовки военной операции. Блэр принял окончательное решение поддержать администрацию Буша. Многие из предшественников Тони Блэра поступили бы точно так же, однако «беда [Блэра] заключалась в том, что жильцы Белого дома были политическими экстремистами, к тому же некомпетентными» (2). После саммита Блэр и Гордон Браун (в тот период министр финансов) условились об учёте грядущих военных расходах в госбюджете на 2002-2003 гг.

В сентябре 2002 на переговорах в Кэмп-Дэвиде, Блэр уговорил Буша добиваться поддержки ООН. Британия получила возможность придать будущей войне легитимность с точки зрения международного права, но взамен шла с Вашингтоном до конца. В сентябре же на заседании Палаты Общин было представлено досье «Оружие массового уничтожения Ирака: оценка британского правительства». Крайне важно было то, что в нём говорилось о существовании реальной и прямой угрозы со стороны Багдада. Режим Хусейна обвиняли в разработке химического и биологического оружия, в попытках строительства газовых центрифуг для обогащения урана и приобретения урана за рубежом. Самым серьёзным было утверждение, что иракские военные в течение 45 минут способны развернуть для боевого применения химическое и биологическое оружие. Не смотря на то, что этот доклад был основан на информации спецслужб, в дальнейшем большинство доводов доклада не нашли подтверждение. Блэр всячески пытался найти способы обоснования и легитимации будущей неотвратимой военной операции в Ираке. Блэр искал возможности избежать конфликта с европейскими державами из-за односторонних действий США. Премьер-министр предлагал президенту США решать проблемы «в пакете». (Это, нужно отметить характерная линия британской внешней политики – решать проблемы комплексно и коалиционно). Однако попытка Блэра приплюсовать к Ираку палестино-израильский конфликт, успехом не увенчалась. Казалось Буш прислушался к предложению Блэра, однако обострение обстановки на Ближнем Востоке к осени 2002 года сработала против планов британского премьера. Шансы британской дипломатии создать представительную коалицию во главе с США против Хусейна снижались.

В следующие месяцы британская дипломатия сыграла видную роль в выработке проекта резолюции ООН номер 1441. Задача состояла в поиске компромисса между позициями Вашингтона – с одной стороны и Парижем и Москвой – с другой. Заключительный вариант резолюции отвечал интересам обеих сторон. В течении 30 дней от Багдада требовали представить полный отчёт о программах по развитию ОМП, на его территорию направлялась группа военных экспертов ООН с неограниченными полномочиями. Невыполнение требований резолюции предполагало созыв нового заседания Совбеза. Таким образом, резолюция 1441 напрямую не предусматривала начало боевых действий, но вместе с тем не содержала пункта о необходимости последующей резолюции, разрешающей их.

Внимание информагентств мира было приковано к работе миссии ООН в Ираке. Раздражение американских «ястребов» усиливалось по мере того, как военные инспекторы докладывали о своём удовлетворении проходящими проверками и поведением иракской стороны. Британское руководство, понимая неминуемость военной операции, наращивало информационную кампанию. В декабре Форин-офис представил новое иракское досье «Преступление и нарушение прав человека» о преступлениях иракского режима на протяжении двух десятилетий. Однако этот документ не возымел нужного эффекта - в нём по-прежнему отсутствовали понятные для простых британцев аргументы в пользу военной операции.

По прошествии 30 дней после принятия резолюции 1441 Ирак представил отчёта о своих военных программах. По логике вещей экспертам МАГАТЭ и ООН нужны были месяцы для анализа документов. Но это никак не стыковалось с планами Пентагона. И всё же Блэр не терял надежды на легитимацию военной операции. Премьер выступил в Форин-офис 7 января 2003 г., подчеркнув ключевую роль Британии в достижении консенсуса между США и другими государствами по основным вопросам мировой политики. «[Союзники] хотят, чтобы США прислушались к их мнению – заявил Блэр – Для международного сообщества важны также вопросы ближневосточного урегулирования, нищеты, глобального потепления, деятельности ООН». (3) И всё же усилия Блэра и его словесная эквилибристика не способствовали формированию коалиции. Оформившийся франко-германский союз был недвусмысленно против новых резолюций ООН, санкционирующий военную операцию. В свою очередь американские военные с середины января начали широкомасштабную переброску войск и военной техники в район Персидского залива. Не отставали от них и британские военные – 20 января министр обороны Великобритании Джеффри Хун объявил в Палате Общин о направлении в регион крупных соединений.

30 января 2003 г. в газете «Уолл-стрит джорнэл» было опубликовано «Письмо восьми», в котором лидеры восьми Европейских государств выказывали поддержку линии США на силовое решение иракской проблемы. Этот пиар ход был неким продолжением резким заявления Рамсфельда по поводу «новой и «старой» Европы. В письме на все лады склонялась «явная угроза международной безопасности со стороны иракского режима и его ОМП». (4) Позже стало известно, что проект письма был составлен в Лондоне и Мадриде и в строжайшей тайне был, согласован с Вашингтоном. Но, даже не смотря на эту «пощёчину» Парижу и Берлину, Блэр продолжал свои устремления по созданию реальной коалиции. В начале февраля 2003 года состоялись англо-французские переговоры. Но, к разочарованию Лондона, позиции сторон в оценке результатов работы инспекторов кардинально отличались.

В этих условиях США и Британии не оставалось ничего другого, как усилить пропагандистскую кампанию в СМИ, попытавшись таким образом убедить мировую общественность в справедливости их намерений. Во время поездки Блэра в Вашингтон руководитель пресс-службы премьер-министра Аластар Кемпебелл обнародовал очередной, уже четвёртый по счёту доклад «Ирак: инфраструктура утаивания, обмана и устрашения».(5) Доклад был с треском провальным. Его составителей уличили в банальном плагиате – большая его часть была скопирована из текста докторской диссертации, размещённой в Интернете. Плюс ко всему были внесены «свои» коррективы, призванные усилить масштаб угрозы. И по факту, самым провальным является то, что в этом докладе по-прежнему не было чётких доказательств утаивания Ираком ОМП.

Провал Блэра в борьбе за умы широких масс, стоил ему огромных имиджевых потерь. В СМИ премьера критиковали за всепоглощающее желание во всём следовать США: его называли «господин вице-президент», «достопочтенный член Палаты общин от округа северный Техас», а Нельсон Мандела назвал его американским министром иностранных дел.(6) Помимо этого по всему миру 15 февраля 2003 г. прокатилась волна антивоенных митингов, а в Лондоне был побит исторический рекорд – в акции протеста приняло участие около 2 млн. человек. Мэр Лондона Кен Ливингстон заявил на митинге: «Единственная причина этой войны – нефть. Права человека беспокоят Джорджа Буша в последнюю очередь!» (7) Против войны выступили даже иерархи Англиканской церкви.

Надо отметит неотступность Блэра в борьбе за принятие новой резолюции, санкционирующей войну. Не смотря на все сложности, британская дипломатия продолжала дипломатическую работу с постоянными и непостоянными членами Совета Безопасности. Отчёты Ханса Бликса и аль-Барадея, к крайнему неудовлетворению Вашингтона и Лондона отметили значительный прогресс в сотрудничестве Ирака и ООН. Плюс к этому булла указана необоснованность ряда обвинений, представленных США и Великобританией. Белый дом был готов поставить крест на второй резолюции, но Блэр из последних сил не терял надежды получить хотя бы больше половины голосов широкого состава Совбеза. Но всё оказалось тщетным - 10 марта Франция наложила вето. Лондон, оказавшись в тупике, взвалил весь провал переговоров на Французскую сторону.

Перед Блэром стояло две ключевые задачи – обеспечить моральное большинство и убедить парламент одобрить вступление Британии в войну. И Лондон предпринимает новую попытку спасти ситуацию. Багдаду был выдвинут ряд жёстких требований, включавший сдачу всего арсенала ОМП и публичное признание Хусейном факта сокрытия запрещённого оружия. Было ясно, что эти требования нереалистичны, но расчёт был на то, что большинство Совбеза их поддержат и война начнётся согласно планам Вашингтона не позднее конца марта. Однако британцы так и не смогли добиться согласия на устраивавшее Белый дом время выполнения ультиматума. Односторонний ультиматум США предъявили Ираку за два дня до вторжения.

Теперь единственное, что могло остановить участи Британии в военной операции – это отказ Палаты общин поддержать войну. Без мандата ООН шансы удачного голосования были невелики. У Блэра остался только один козырь – обещание Буша запустить «дорожную карту».

Дни, предшествовавшие решающему заседанию, были наполнены драматизмом. Провал попытки придать легитимности войне привёл к отставке Робина Кука, лидера Палаты общин. В своей речи на заседании Палаты общин 17 марта он заявил, что ОМП в классическом смысле Багдад не имеет, что Ирак не представляет прямой угрозы ни региону, где он расположен, ни тем более Британии.

Заседание Палаты общин 18 марта было, пожалуй, самым большим испытание Блэра за всю его политическую карьеру. Фактически на кону было не только участие Британии в войне, но и премьерское кресло. В совей речи Блэр использовал все возможные доводы в пользу вторжения – угроза Иракского ОМП и связь Багдада с террористами, тиранический характер режима, возможность реализации «дорожной карты». После этого за поправку оппозиционно настроенных депутатов к резолюции правительства о недопустимости войны без мандата ООН проголосовало 217 депутатов, в том числе 139 лейбористов; против – 396. И, наконец, правительственная резолюция была принята 412 голосами против 149. Таким образом, на внутриполитическом фронте, в отличие от внешнеполитического Блэру удалось добиться желаемого.

19 марта 2003 года американские и британские войска вторглись в воздушное пространство Ирака, начав операцию «Шок и трепет».

Но на этом проблемы Блэра и Даунинг-стрит не только не закончились, а закрутились с ещё большей силой. Антивоенные выступления вновь прокатились новой волной. А оккупация Ирака и свержения Хусейна не привели к ОМП. Блэр заявлял, что для поиска ОМП необходимо время. Время шло, а запрещённое оружие так и не было найдено. Пресса с регулярным постоянством обвиняла правительство в фальсификации данных в многочисленных иракских досье. Были начаты расследования в парламентских комитетах. Доверие избирателей к Блэру судя по многочисленным опросам так и не восстановилось. Бремя финансовых расходов на Ирак легло на Британский бюджет.


Было ли безальтернативным решение Лондона оказать всеобъемлющую поддержку США? Скорее, это было личное решение Блэра, чем проявление доминанты британской внешней политики. При всём проамериканском уклоне Блэра его концепция «гуманитарной интервенции» и «международного сообщества» имеет значительные отличия от доктрины упреждающего удара Буша. Хотя поставленные цели во многом сходны – борьба с международным терроризмом, «государствами-изгоями», распространением ОМП, но средства предполагаются всё же разные. Вашингтон использует военную силу и односторонние действия, а Лондон стремится к многосторонности и старается не выходить за рамки международного права.























Ссылки:

(1) Prescott Michael, Tony Allen-Mills. Britain urged Bush to launch raids on Iraq. The Sunday Times. 2001. 18 February

(2) Toynbee Polly, David Walker. Better or worse? Has Labour Delivered? Bloomsbury, London, 2005

(3) Prime Minister’s speech at the Foreign Office conference. 7 January 2003.

(4) См: www.freerepblic.com/focus/news/832386/post

(5) Iraq: Its Infrastructure of Concealment, Deception and Intimidation.

(6) Tony Blair’s interview with Jeremy Paxman. Newsnight. 2003. 6 February

(7) Millions join anti-war protest worldwide. BBC News, 2003. 15 February




© Рефератбанк, 2002 - 2017