Вход

Интеграционные процессы в Северной Америке

Реферат по международным отношениям
Дата добавления: 05 марта 2008
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 256 кб (архив zip, 43 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

Интеграционные процессы в Северной Америке



Автор: Саксон Виктор

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Краткая предыстория

Предпосылки формирования

Прямые инвестиции

Приграничная экспортная промышленность

Экономический масштаб НАФТА

ДОГОВОР НАФТА

Сфера действия и особенности Договора

Положения договора

Тарифы

Правила “происхождения”

Сельское хозяйство

Услуги

Энергетика

Инвестиции

Права интеллектуальной собственности

Иммиграция

Окружающая среда

Процедуры урегулирования споров

ЭКОНОМИЧЕКИЙ ЭФФЕКТ НАФТА

Прогнозируемый эффект

Эффект воздействия НАФТА на экономику Мексики

Эффект воздействия НАФТА на экономику США и Канады

НАФТА И МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО

Новые реалии

Брак по расчету

“Немецкая” Калифорния

ПЕРСПЕКТИВЫ НАФТА

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Оперативный кризис

Торговаться жестче и сломать барьеры

“Починка” ФТАА

ИСТОЧНИКИ



ВВЕДЕНИЕ

toptop

Краткая предыстория

В июне 1991 г. США и Мексика приняли совместное заявление о начале переговоров по Соглашению о свободной торговле. В сентябре президент Буш уведомил конгресс о своем намерении обсудить такое соглашение, при этом, с возможным участием Канады. В феврале 1991 года Канада согласилась присоединиться к США и Мексике в трехсторонних обсуждениях Северо-Американской Зоны Свободной Торговли - НАФТА (NAFTA - North American Free Trade Agreement). Через месяц ими был представлен предварительный текст и назначено время и место подписания Соглашения - 17 октября 1991 года в Сан-Антонио, штат Техас.

Предпосылки формирования

В 1991 г. Соединенные Штаты зафиксировали впервые с 1981 г. положительное сальдо торгового баланса с Мексикой. Как и в 1980-м году, Мексика являлась тогда третьим по величине поставщиком американского импорта и покупателем экспорта (без учета незаконных операций). США были и остаются для Мексики торговым партнером номер один. В 1991 г. на Мексику приходилось менее 10% объема внешней торговли США, на США приходилось более 70% объема внешней торговли Мексики. Увеличение объема экспорта США в Мексику за период с 1986 по 1991 г. составило 18% роста американского экспорта в другие страны. В 1990-м и в 1991-м гг. Впервые после 1982 г. США зафиксировали положительное сальдо в торговле услугами. Экспорт США в Мексику составил 40,6 млрд. долл. в 1992 г., что в 1,78 раза больше, чем в 1987 г.

Практически все штаты (48 из 50) увеличили объемы экспорт в Мексику за период с 1987 по 1995 г. [5]. Две трети штатов как минимум удвоили объемы экспорта в Мексику. Из них 25 - более чем утроили эти показатели, а 13 из последних - увеличили более чем в 4 раза. Десять различных штатов-экспортеров находятся в различных районах США. Лидируют - Техас (18,8 млрд. долл.), Калифорния (6,6 млрд.), Аризона (1,8 млрд.), Мичиган (1,4), Иллинойс (1,3), Нью-Йорк (0,9 млрд. долл.), Луизиана (0,7), Пенсильвания (0,7), Огайо (0,7) и Флорида (0,6) [5]. Но набольшее увеличение экспорта в Мексику испытали промышленные штаты Востока и Среднего Запада. Наибольший объем прироста пришелся на Техас (+12,4 млрд. долл.), Калифорнию (+4,3), Аризону (+1,2), Иллинойс (+1,1), Пенсильванию (+0,5), Вашингтон (+0,4), Огайо (+0,4), Флориду (+0,4). На штаты, не граничащие с Мексикой, пришелся наибольший процент прироста экспорта в Мексику, как-то: Гавайи за период с 1987 по 1992 г. увеличили экспорт на 71360%. Невада - на 1638%, Мэн - на 774%, Вермонт - на 723%, Вашингтон - на 578%, Делавэр - на 463% и еще три штата в среднем на 360%. Львиная доля прироста приходится на продукцию сложного машиностроения, электроники и продукцию нефтехимии. Более 90% экспорта США - продукция обрабатывающей промышленности.

Таким образом, Мексика стала самым быстрорастущим (в 2,5 раза быстрее, чем экспорт в остальные страны) рынком экспорта США. Доля экспорта США, идущая в Мексику, возросла с 5,9% в 1987 г. до 9,1% в 1992 г.

Рост значения Мексики для экономики США происходит не только за счет роста населения и притока иммигрантов из Мексики и развития пригранично зоны. Открытые в начале 70-х гг. обширные запасы нефти превратили Мексику из нетто-импортера в важнейшего поставщика нефти для стратегических запасов США. Нефть поставила Мексику на 3 место по величине внешнеторгового оборота с США - после Канады и Японии, но перед Великобританией и Германией. С 1971 г. по 1981 г. экспорт США в Мексику вырос (в реальных ценах) в 10 раз - с 1,78 млрд. долл. до 17,78 млрд. долл. и за следующее десятилетие удвоился до 33,3 млрд. долл. Удвоилась и доля американского экспорта в Мексику во всем экспорте США. Более значительным стало то, что изменилась структура американского экспорта в США. В 1982 г. наибольшая доля в экспорте Мексики принадлежала топливу - сырой нефти газу - 54,5%. В 1991 году доля последних составляет только 15,3%. А доля обрабатывающей промышленности увеличилась с 14,2 до 59%. Если учитывать нелегальные поставки (в том числе и наркотики), то Мексика, возможно, является крупнейшим торговым партнером США.

Мексика - быстроразвивающаяся с мощным демографическим и экономическим потенциалом страна, имеющая общую с США 3200-километровую границу, как никакая другая страна тесно связанная с США торговыми и политическими отношениями, что должно было послужить и послужило началу их интеграции

Прямые инвестиции

На конец 1991 г. около 63% всего объема прямых иностранных инвестиций, вложенных в Мексику, было американского происхождения. На Мексику приходится лишь 0,2% объема прямых иностранных инвестиций в США [4].

До конца 80-х гг. Прямые иностранные инвестиции играли сравнительно малую роль в объеме иностранных капиталовложений в Мексику; подавляющая часть вложений поступала в виде займов. Однако в последние годы ситуация резко меняется. Мексиканское правительство, переоценив роль ПИИ, активно привлекает прямые инвестиции, считая их важнейшим элементом будущего роста мексиканской экономики. В мае 1989 г. в качестве одной из мер по привлечению дополнительных прямых инвестиций была облегчена процедура доступа иностранного капитала, в частности, разрешено иметь контрольный пакет акций компаний лицам-нерезидентам (ранее их доля ограничивалась 49%).

Совокупный объем прямых инвестиций США сконцентрировался в промышленности (включая макиладорас) и секторе услуг. Наибольшая доля инвестиций (по состоянию на конец 1991 г.) вложена в промышленность. Тем не менее, доля инвестиций, поступающих в сектор услуг, непрерывно растет, начиная с 80-х гг.

Приграничная экспортная промышленность

Мексиканская программа “Макиладорас”, начавшаяся в 1965 г. как часть программы индустриализации приграничной зоны, дает право иностранным и мексиканским инвесторам создавать предприятия в отдельных районах Мексики для производства на экспорт. Исключительность условий производства и реализации продукции обуславливается существованием специального законодательства Мексики и США, стимулирующего развитие производства. Здесь как таковые “макиладорас” нас интересуют как одна из важнейших сфер приложения американского капитала в Мексике и как серьезная статья мексиканского экспорта в США.

В 1991 г. на ПЭП (приграничную экспортную промышленность) приходилось 36,9% стоимости экспорта Мексики и 23,4% - импорта. Экспорт продукции и импорт компонентов ПЭП составил на 1991 г. соответственно 46,3% и 31,*% всего экспорта и импорта из США в 1991 г., число предприятия ПЭП и рабочих по сравнению с 1980 г. утроилось. Более половины всех предприятий ПЭП относятся к следующим отраслям: электроника и электротехника, легкая промышленность, деревообработка.

Экономический масштаб НАФТА

Созданный рынок НАФТА огромен. Совокупный валовой продукт трех стран на 1990 г. составил 6,2 трлн. долл. (в 1960-м г. - 560 млрд. долл.). Экспорт региона рос более быстрыми темпами, чем вся экономика: с 28,4 млрд. долл. в 1906 г. до 523,2 млрд. в 1990 г., в то время как импорт рос еще быстрее: с 23,6 млрд. до 659,6 млрд. долл. С 1986 г. экспорт США в Мексику увеличивался в три раза быстрее, чем экспорт в остальные страны.

Самый значительный торговый партнер для каждой из трех стран находится среди двух других ее членов. Но, вполне очевидно, что фокус торговли направлен на США. Как Мексика, так и Канада в торговле в наибольшей степени связаны с США.

Североамериканский рынок, тем не менее, весьма важен и для США, так как его доля составляет 28,3% всего экспорт страны. Канада - самый значительный торговый партнер для США, Мексика - третий (второй - Япония), но стоимость промышленной продукции, поступающей в Мексику, уже превысила стоимость промышленного экспорта в Японию.

Совокупный внутрирегиональный торговый оборот составляет 40% всего торгового оборота трех стран, причем между Мексикой и США он увеличивается более быстрыми темпами, чем с их остальными партнерами (7% в год).

В североамериканском торговом союзе изначально заложен потенциал роста, что в наибольшей степени относится к Мексике. Каждый процент прироста ВНП Мексики соотносится с увеличением экспорта США в эту страну на 300 млн. долл., что, в свою очередь, равнозначно появлению 7000 новых рабочих мест [3]. Душевой доход в Мексике составляет около 1/10 от германского или японского, а импорт на душу населения примерно равен по стоимости. Со снижением ограничений на торговлю образуются новые возможности для американских экспортеров.

Относительно низкий уровень душевого ВВП в Мексике в сравнении с ее северными соседями, скорее всего, преимущество, нежели недостаток для США, так как здесь кроется потенциал роста, также как и растущий слой буржуазии и взаимодополняемость демографической структуры Мексики и США.

Население Северной Америки составляет 362 млн. чел., это больше чем в Европейском Сообществе. В то время как основной прирост численности населения США и Канады осуществляется за счет миграции, в Мексике тому причиной было постоянное улучшение системы здравоохранения.

Несмотря на то, что естественный прирост резко снизился в период с 1974 г. (была введена в действие программа ограничения рождаемости), он все еще вдвое превосходит уровни естественного прироста в США и Канаде. Современное население Мексики моложе. В 2990-м г. более 36% населения Мексики приходилось на возрастную категорию до 15 лет и лишь 3% - старше 60 лет. В США и Канаде это соотношение 20% к 10-18%. По мере того, как население двух последних постепенно стареет и выходит с рынка рабочей силы, мексиканская молодежь войдет в него и, как предполагается, будет больше производить, чем потреблять.

ДОГОВОР НАФТА

toptop

Сфера действия и особенности Договора

НАФТА - это комплексный договор, ставящий целью плавное сокращение торговых барьеров в самых разнообразных (практически всех) отраслях экономики трех стран, обеспечение и облегчение доступа товаров и услуг одной страны на рынки остальных двух, приближение к созданию, таким образом, общего рынка.

Его составление было осложнено в основном тем, что договор подписывался странами с сильно различающимися уровнями развития и, кроме того, правовыми нормами и системами управления.

НАФТА полностью вступает в действие не единомоментно, а в течение 15-летнего срока с момента подписания. Такая отсрочка предусмотрена с целью ослабления эффекта моментального возрастания конкуренции между так называемыми “чувствительными” (наименее конкурентоспособными) отраслями промышленности или сельского хозяйства трех стран. Указанным отраслям предоставляется островка для оптимизации или смещения (ухода) в другие сектора экономики.

Документ содержит 22 главы и, включая тарифные схемы, насчитывает примерно две тысячи страниц. Безусловно, если бы это было действительно соглашение о свободной торговле, то понадобилось бы менее одной (!) страницы для устранения всех ограничений в торговле. В реальности это -

  • Акт либерализации, способствующий интеграции посредством как сокращения, так и устранения большинства торговых и инвестиционных барьеров;

  • Акт Согласования проводимой политики по мерам, предпринимаемым по обеспечению четкой конкуренции, торговле услугами, государственному регулированию, по защите прав интеллектуальной собственности. В дополнение, во вступлении к договору выражается стремление к соблюдению основных прав трудящихся.

НАФТА открыла новый этап в заключении торговых соглашений. Впервые в соглашении о свободной торговле уделяется внимание вопросам экологии путем разработки договоров по стандартизации загрязнителей. Договор устраняет квоты на текстиль и ткани, снимает ограничения в торговле услугами (а это весьма значительный сектор телекоммуникаций и страхования), гарантирует свободный доступ на рынок всей сельскохозяйственной продукции после переходного 15-летнего периода.

Положения договора

Тарифы

НАФТА предусматривает постепенное (но не прогрессирующее) устранение тарифов. Средняя ставка на мексиканский экспорт составляла 3,9% (2,5% для автотранспорта); средняя тарифная ставка на импорт из СШ составляла 10% (20% для автотранспорта). Большинство тарифов было снято уже 1 января 194 г., в день вступления НАФТА в действие, остальные - в течение 5 лет. Тарифы на импорт из Мексики в наиболее “чувствительных” секторах экономики США будут сведены к нулю в течение 15 лет. Квоты и импортные лицензии были отменены, но, тем не менее, каждая сторона оставила за собой право экстренно ограничить торговлю с целью сохранения (при возникновении угрозы) человеческой жизни, жизни животных или существования растений и сохранения окружающей среды. Но момента подписания договора ни одна сторона не сможет ограничить действия экспортера в степени большей, чем ограничивает своего производителя. Но и здесь предусмотрены специальные правила для агросектора, автомобильной промышленности, энергетики и текстильной промышленности.

Правила “происхождения”

В целях контроля использования территории Мексики японскими и другими иностранными производителями (не канадскими и не американскими) как производственную платформу для льготного экспорта в США, в НАФТА предусмотрены жесткие условия по правилам происхождения. Это означает, что налоги должны быть уплачены за те товары, значительная часть стоимости которых (вне зависимости от того, будет ли это труд, компоненты или материалы) произведено за пределами Северной Америки. Серьезные ограничения наложены на автомобили, минимальная доля их стоимости, произведенной в США для безналогового экспорта в США должна составлять 62,5%.Этот порог превосходит, что установлен в договоре между США и Канадой, что вызвано лоббированием профсоюзов автопромышленности США, так как сборка японских автомобилей в Мексике резко снижает их себестоимость. В договоре предусмотрен также “экстренный” вариант установления (восстановления) пошлин, если нарастание экспорта какой-либо категории товаров представит угрозу существования собственному производству.

Сельское хозяйство

Каждое правительство защищает своих производителей сельскохозяйственной продукции от непредсказуемости природы и, в той или иной степени, от международной конкуренции. На конференции ГАТТ США и другие страны с конкурентоспособным агросектором попытались достичь ослабления этой защиты. Переговоры по ГАТТ многие годы были парализованы во многом потому, что поставленная цель была слишком трудна. При заключении НАФТА сторонам удалось достичь договоренности, хотя это и тало трехсторонним договором, а не единым соглашением по сельскому хозяйству.

Стороны условились об отмене всех квот, количественных ограничений и половины всех тарифов в день вступления в силу НАФТА. В некоторых случаях квоты были заменены тарифными квотами, то есть беспошлинный импорт стал квотироваться, а товар, поступающей сверх квоты, стал облагаться пошлиной. Остающиеся тарифы и тарифные квоты будут сняты в течение 5-15 лет. США предоставят наибольший (15-летний) адаптационный период производителям сахара, арахиса, некоторых видов фруктов и овощей, а также апельсинового сока. Мексика дала отсрочку производителям некоторых злаков (в том числе пшеницы), бобов, сухого молока. НАФТА учредило трехстороннюю комиссию для наблюдения за выполнением пунктов договора, касающихся сельского хозяйства, а также для установления “предохранителей” всплеска экспорта фруктов и овощей.

Услуги

На сектор услуг приходится примерно 2/3 ВВП США, но доля сектора услуг в эксоптре США в Мексику из-за множества ограничений по обмену услугами всего около 25%. Соглашение предоставило, хотя и с некоторыми исключениями, одинаковые права с национальными компаниями всем экспортерам услуг. Также были взаимно признаны все лицензии сертификаты. В секторе транспортных услуг предусмотрено свободное перемещение через границу любых видов транспорта. Мексика отныне объявляет открытый тендер на госзаказы, но в то же время каждое правительство сохраняет некоторые сектора для своих компаний - например, малый бизнес США пользуется привилегиями по сравнению со своими иностранными конкурентами. Самой закрытой во всем секторе услуг остается индустрия масс-медиа Канады. Здесь были оставлены ограничения для американских компаний в доле участия канадском теле- и видеорынках. К мексиканским компаниям такие ограничения не относятся. На рынке финансовых услуг Мексика к 200 г. снимет большинство ограничений на величину процента участия иностранных банков в своей банковской сфере, охранных агентствах и страховых компаниях.

Энергетика

В этом секторе не было достигнуто столь значительного как в других прогресса. Несмотря на многочисленные попытки американской стороны заставить мексиканцев облегчить доступ к их наиболее “чувствительной” нефтегазовой промышленности, им это так и не удалось. Под давлением общественного мнения президент Салинас пересмотрел сою позицию на разгосударствление топливного сектора. Среди всего комплекса договоренностей НАФТА, именно его возможная приватизация возбудила наибольшие исторически сложившиеся опасения среди мексиканцев. В итоге, он остался без изменений, что вызвало глубокие разочарования в деловом сообществе США. Американский Комитет по Торговой политике отметил, что необходимым условием будущего роста станет преодоление исторических предрассудков (прямой связи топливного сектора с государственным суверенитетом), боязни перед снятием контроля с важных отраслей, таких как энергетика. Несмотря на то, что позиции Мексики в сфере либерализации государственного контроля над деятельностью нефтегазового сектора остались фактически прежними, давление США произвело эффект. Мексика открыла рынок электроэнергетики, нефтехимии, энергоуслуг и оборудования для энергетики.

Инвестиции

Мексика и Канада оставили за собой право отслеживать поступления иностранных инвестиций, если они превысят 150 млрд. долл. и 25 млрд. долл. соответственно для Канады и Мексики в 1998 г. (ставка будет повышаться до 150 млрд. долл. за 10 лет). Мексика согласилась отменить некоторые требования к новым инвесторам, например, условие обязательного экспорта конкретной части своей продукции.

Права интеллектуальной собственности

НАФТА создала сбалансированную систему защиты прав интеллектуальной собственности - авторских прав и патентов. Договор определил универсальный подход к предотвращению неконкурентных и монопольных действий.

Иммиграция

Часть договора, касающаяся иммиграции, стала также одной из самых сложных для решения, что было обусловлено стремлением США ограничить въезд на свою территорию мексиканцев, зачастую остающихся навсегда. В результате все три стороны договорились разрешить временный въезд бизнесменов, но со своей стороны США ограничили количество въезжающих мексиканских бизнесменов 5,5 тыс. в год.

Окружающая среда

Приняты американские экологические стандарты, которые будут с течением времени повышаться. В договоре указано, что ни одно правительство не может снижать стандарты, чтобы привлечь инвестиции; местным исполнительным органам позволяется устанавливать (только если это не является какой-либо дискриминацией) свои, более высокие требования по охране окружающей среды.

Процедуры урегулирования споров

Одна из важнейших причин, побудивших Мексику и Канаду пойти на подписание НАФТА, стала необходимость в дальнейшем обезопасить себя от возможного ужесточения торговых санкций к их экспорту в США. Таким образом, они избегнут применения к своим товарам судебных решений, квалифицирующих их экспорт как демпинг, а потому применяющих антидемпинговое законодательство и компенсирующее пошлины. После подписания НАФТА эта опасность остается, но теперь есть возможность создания специальной трехсторонней антидемпинговой комиссии, которая бы объективно рассмотрела каждый случай. В НАФТА предусмотрено создание Северо-Американской Торговой Комиссии, составленной из чиновников министерств. Которая рассматривает жалобы любой из сторон о нарушении договора.

ЭКОНОМИЧЕКИЙ ЭФФЕКТ НАФТА

toptop

Прогнозируемый эффект

Рассматривая потенциальное воздействие НАФТА на экономику США, Канады и Мексики, необходимо помнить, что целью договора является приближение к..., а не начало интеграционного процесса, который начался с миграцией рабочих мест и был поддержан увеличением объемов торговли благодаря либерализации мексиканской экономики. Он привел к развитию уникального приграничного региона и Приграничной экспортной промышленности.

Существует довод против НАФТА, заключающийся в том, что все инвестиции в Мексику идут в счет инвестиций у себя дома. Многие фирмы, экспортирующие товары обратно в США, экспортируют и то. Что ранее производилось в США. Это действительно имеет место. Однако исследования показали, что 70% инвестиций США в Мексике идет на развитие ее рынка, что вполне совпадет с общей тенденцией воздействия иностранных инвестиций по всему миру. Около 75% всех инвестиций США вложено в высокоразвитые страны. За последние 7-8 лет только 15% ежегодных инвестиций были вложены в развивающиеся страны. Более 2/3 всего объема инвестиций пришлось на 7 стран; одно из них была Мексика. Основной характеристикой всех этих семи стран является то, что каждая из них располагает большим внутренним рынком, чьи потребности не могут быть удовлетворены ни экспортом (в связи с довольно пошлинами его доступность ограничена), ни местными производителями (несоответствие спроса масштабу и качеству производства). Инвестирование за границей не всегда идет за счет внутреннего. Вложение капитала в развитие иностранных рынков стимулирует развитие собственных производств, впоследствии обслуживающих все возрастающие потребности этих же рынков.

С целью оценки потенциального эффекта НАФТА на экономику США американские экономисты использовали множество оценочных равновесных моделей. Некоторые из этих моделей оценивают эффект, производимый на американскую, канадскую и мексиканскую экономики; другие оценивали воздействие на различные сектора экономик. Некоторые модели - статические, другие - динамические применялись в попытке измерить эффект от устранения торговых барьеров на саму торговлю, рост, инвестиции и другие экономические переменные. Четыре независимых исследования оценили потерю рабочих мест в США в пределах от 19 до 900 тыс. Однако американский Комитет по Труду (Labor Advisory Committee), возглавляемый Томасом Донахью указал более узкий промежуток - от 290 тыс. до 550 тыс. рабочих мест будут потеряны США к концу десятилетия [3]. Эти оценки толь различны, так как опираются на разные предположения о том, какие сферы экономик будут затронуты в результате возросшей конкуренции. Принимая во внимание, что 55 тыс. нетто рабочих мест создавались каждую неделю в США в начале 90-х гг., даже самая высокая оценка потери рабочих мест на протяжении десятилетия не слишком значима. Кроме того, число рабочих мест, созданных США в результате экспансии экспорта в Мексику с 195 по1995 гг. Было равно 420 тыс.

Несмотря на значительные расхождения между моделями, есть в них и несколько точек соприкосновения. Одна из них - согласованность. Во-первых, воздействие НАФТА оценено положительно для всех трех стран по причине увеличения масштабов взаимной торговли, роста инвестиций, занятости. Во-вторых, держащийся на высоком уровне рост мексиканской экономики расширит торговлю внутри блока, что будет означать реальную выгоду для всех: даже вырастет средняя зарплата в США.

Исследованиями, проведенными до подписания договора, обосновывался значительный положительный эффект в том случае, если будут устранены не только тарифные, но и нетарифные барьеры. Максимальный эффект был предусмотрен теми, кто учитывал воздействие НАФТА на капитальные вложения, особенно инвестиции в Мексику. В договоре нашли воплощение все ожидания, обеспечивающие его максимальную эффективность.

Модель, разработанная Г. Хафбауэром и Д. Скоттом. [8] из Института Международной экономики, полагается больше на известный опыт либерализации торговли Мексики и других стран, нежели на теоретические предположения. Взяв за основу шестилетний период (1990-1995), они предсказали ежегодный прирост объемов торговли в 11,2%, который в 2000 г. доведет экспорт Мексики до 62,2 млрд. долл. (Табл. 1)

Табл. 1 Прогноз результатов подписания НАФТА по Хафбауэру-Скотту


НАФТА
подписан

НАФТА не
подписан

Экспорт Мексики в США

62,2 млрд. долл.

51,9 млрд. долл.

Импорт Мексики из США

78,1 млрд. долл.

55,8 млрд. долл.

Капиталовложения в Мексику

16 млрд. долл.

12,1 млрд. долл.

Ежегодный дополнительный прирост США в торговле с Мексикой

экспорт 16,7 млрд. долл.

импорт 7,7 млрд. долл.

0

0

Изменение числа рабочих мест в США

+ 316000

- 145000

0

0

Последняя строка таблицы подразумевает создание316 тыс. новых рабочих мест (20 тыс. за каждый дополнительный млрд. долл. экспорта) и потерю 145 тыс. существующих, то есть смещение рабочей силы в другие сектора экономики. Если уравнять эти изменения с подобными изменениями во всех отраслях экономики США за период с 1985 по 1990 г. (а это 8,9 млн. смененных рабочих мест), то видно. Что негативный эффект НАФТА в этой сфере незначителен.

Мексиканская экономика составляет только 4% от экономики США, а экспорт Мексики составляет 6% от импорта США. Следовательно, суммарное воздействие НАФТА на США не будет слишком масштабным. Следует принимать во внимание этот факт при оценке воздействия НАФТА на обе экономики. Но вполне очевидно, что масштаб воздействия крайне различен.

Первоочередные результаты от вступления договора в силу таковы:

  1. Резко возрос (до 2 млрд. долл. в неделю) [5] объем торговли между США и Мексикой за счет удовлетворения Мексикой отсроченной потребности в промышленной продукции США

  2. К концу 1994 г. оборот торговли внутри нового блока превысил 348 млрд. долл. Объем торговли между Мексикой и США составил более 100 млрд. долл. (в 1993 г.- 71,5 млрд. долл.), экспорт Мексики - 49,3 млрд. долл., импорт - 50.6 млрд. долл. Дефицит в торговле с США - 1,3 млрд. долл., что на 400 млн. долл. меньше, чем в 1993 г.

  3. В США было поддержано существование 130 тыс. рабочих мест (в случае незаключения договора они были бы потеряны) [5].

Эффект воздействия НАФТА на экономику Мексики

Как уже упоминалось, значительней всего договор отразится на экономике Мексики из-за того огромного потенциала, который есть у этой страны и который будет реализовываться более высокими темпами. НАФТА ускорит развитие и придаст стабильность Мексике. Что, прежде всего, необходимо Мексике, так это иностранные инвестиции, которые предоставят “рисковый” капитал, обеспечат приток новых технологий, снизят зависимость от внешнего долга и укрепят позиции на внешнем рынке. Прямые иностранные инвестиции обуславливают обновление теории и практики управления, стимулируют инновации и модернизацию. ПИИ являются катализатором роста конкурентоспособности продукции страны, одновременно подтягивая местных производителей до международного уровня. С конца 80-х гг. прямые иностранные инвестиции играют значительную роль во всем объеме капитала, поступающего в Мексику, так как именно с конца 80-х гг. Мексика претерпевает коренные структурные преобразования, либерализовав доступ на свой внутренний рынок и вовлекаясь в создание региональных блоков. По оценкам увеличение реального ВВП Мексики только как результат действия НАФТА - факт однозначный, но процент роста варьирует от 0,1 до 11,4%. За двадцатипятилетний период предполагается увеличение ВВП на 50%. Модель Хафбауэра-Скотта оценивает создание рабочих мест в 609 тыс., что составит 2% от всего объема занятых в 2000 г. На 8,7% повысится покупательная способность мексиканцев, иностранные инвестиции создадут высокооплачиваемые рабочие места. Но, вполне вероятно, пострадает мелкий бизнес, который потеснят ТНК.

Эффект воздействия НАФТА на экономику
США и Канады

Важнейшим аргументом американцев, выступающих за подписание НАФТА, был высказанный еще Дж. Бушем 12 августа 1992 г.: “НАФТА создаст рабочие места и даст импульс росту экономик во всех трех странах.” Он отметил, что более 600 тыс. американцев уже заняты в экспортно-ориентированных производствах, чья продукция поставляется в Мексику. Эти рабочие места в среднем оплачиваются на 17% выше, чем в среднем по стране. Открытие мексиканского рынка, одного из самых быстрорастущих рынков мира, создаст новые возможности для экспорта. Вторым аргументом стало то, что свободная торговля заставит американский бизнес совершенствоваться под давлением новых конкурентов.

Самыми непримиримыми противниками НАФТА выступали американские профсоюзы. Их доводы сводились к тому, что свободная торговля с Мексикой - это лицензия для американских компаний закрыть повсеместно заводы и переместить производство за южную границу, чтобы эксплуатировать дешевый рынок рабочей силы. Совместно с профсоюзами выступали небольшие компании и объединения фермеров, уже пострадавшие от международной конкуренции. Представители профсоюзов опубликовали доклад в сентябре 1992 г., обвиняя НАФТА в “несправедливости и невзаимности”, что “он усугубит экономические и социальные проблемы, стоящие перед США”.

НАФТА, вполне вероятно, приведет к значительной потере рабочих мест в масштабе ряда трудоинтенсивных производств, например производства фруктов и овощей. Последние столкнутся с тем, что будут неспособны конкурировать с мексиканцами даже несмотря на то, что им предоставляется существенный срок на оптимизацию. До подписания договора перед США стояли два вопроса:

  1. Будет ли достигнутно достаточно значительное положительное сальдо в торговле как от увеличивающегося экспорта, так и импорта, более дешевого, чем собственное производство.

  2. Сможет ли правительство трудоустроить тех, кто потерял работу? А за этим стоят расходы на переобучение и создание совершенно новых производств.

Вопрос о том, теряются ли рабочие места в США из-за переноса производств в Мексику или, наоборот, сохраняются, поставляя компоненты новым заводам, весьма неоднозначен. Есть реальные подтверждения обоим утверждениям. Исследование Департамента Торговли США выявили, что материалы и компоненты, используемые на “макиладорас” в Сьюдад-Хуаресе поставляются 5714-ю компаниями в 44 штатах и только 38% из них расположены по границе с Мексикой. Американские компании могут переместиться отсюда как в Тихуану, так и на Тайвань, но Мексика покупает большую, чем Тайвань, часть своего импорта в США.

Некоторые модели оценивают воздействие НАФТА в 0,5% ежегодного прироста ВНП США. Канаде договор принесет еще менее ощутимые результаты, так как объемы ее торговли с Мексикой очень ограничены.

В соответствии с НАФТА на 1 января 1999 г. более половины экспорта США поступало в Мексику беспошлинно: в течение 5 лет эта доля достигнет 2/3 всей стоимости экспорта. Экспорт США в секторах, полностью освобожденных от пошлин, за первые 8 месяцев 1994 г. достиг 7,4 млрд. дол., что на 25% больше аналогичного показателя 1993 г. Доля экспорта по всем остальным спецификациям возросла на 19%. Наибольший прирост по стоимости испытал рынок компьютеров (30 млн. долл.), полупроводников (98), электронно-лучевых трубок (93), промышленного и сельскохозяйственного оборудования (21 и 33 млн. долл. соответственно) В структуре экспорта США преобладают высокостоимостные, технически сложные изделия, как например, автомобили, станки и ЭВМ.

НАФТА И МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО

toptop

Разнообразные экономические связи Европы и НАФТА имеют давние традиции и глубокие корни. Политическое сотрудничество, иногда напоминающее интеграцию, свидетельствует о торжестве надрегиональных интересов, хотя достижение согласованных действий порой имеет достаточно драматическую подоплеку.

Однако над всеми политическими коллизиями, определяемыми тактическими разногласиями, господствует понимание приоритетности стратегического сотрудничества. В конечном итоге взаимопритяжение оказывается средством эффективной профилактики углубления “точечных” конфликтов до уровня противостояния.

Новые реалии

И все же глобальные изменения в мировой экономике и политике отражаются и на евро-американских отношениях. К новым реалиям относят крушение коммунизма как системы, глобализацию мировой экономики, достижение странами Восточной Азии самых высоких темпов экономического роста, ускорение внутриэкономической интеграции в Европе в связи с соглашением в Маастрихте, растущее значение экономических союзов как субъектов мирового хозяйства и усиление значения внутриэкономического и правового регулирования для международного сотрудничества.

Многие наблюдатели считают, что с окончанием “холодной войны” соображения коллективной безопасности в евро-американских отношениях отступают под давлением усиливающейся конкуренции и теряют свое значение в качестве амортизатора слишком острых экономических разногласий. Но это опасение не выглядит достаточно обоснованным.

Существующий порядок может быть изменен и с учетом новых обстоятельств в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но, хотя никто не может отрицать сам факт его интенсивного развития и недооценивать огромный потенциал региональных экономик, Азия еще в течение достаточно длительного периода не сможет рассматриваться НАФТА как возможная альтернатива отношений с Европой.

Объем торговли НАФТА со странами этого региона (316 млрд. долл. в 1992 г.) значительно превосходит объем торговли с Европой (221 млрд. долл.), но в его структуре 2/3 составляет импорт, что в 1993 г. привело к дефициту внешнеторгового баланса в 97 млрд. долл. (60 млрд. долл. в торговле с Японией и почти 27 млрд. долл. - с Китаем). В 1996 г. отрицательное сальдо НАФТА в торговле с КНР достигло уже 40 млрд. долл. В конечном итоге такой дисбаланс провоцирует множество конфликтов (один из них, самый глубокий и продолжительный - с Японией), на фоне которых торговля с ЕС, несмотря на периодически возникающие разногласия, выглядит как сфера стабильная и эффективная.

Торговые отношения между НАФТА и Европой выглядят сбалансированными и соответствующими макроэкономическим требованиям партнеров. Хотя еще в середине 80-х годов НАФТА также имело высокий дефицит в торговле с ЕС, но он постепенно ликвидировался (положительное сальдо в 1991 г. достигло 19 млрд. долл.).

Брак по расчету

В сфере инвестиционных интересов НАФТА первенство ЕС не подвергается ни малейшему сомнению. И несмотря на замечательные перспективы стран Восточной Азии, немецкая федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия, насчитывающая 16 млн. жителей, экспортирует в НАФТА капиталов больше, чем Китай с населением в 1,7 млрд. человек.

Не совсем корректно и утверждение о том, что “раскрытие” Восточной Европы и бывшего СССР вносит в международные отношения только дестабилизирующие начала. Такие оценки упускают из виду факт формирования этих стран в значительные рынки для экспорта американских, особенно промышленных, товаров. В 1993 г. положительное сальдо НАФТА в торговле со странами этого региона превысило 2,5 млрд. долл., причем только с Россией - более 1,2 млрд. долл.

Еще одно препятствие евро-американским отношениям видят в усилении “блочных” тенденций в мировой экономике, которая с образованием НАФТА приобрела исключительную остроту.

Но глубина интеграции НАФТА в мировую экономику позволяет считать эти опасения несерьезными: на Восточное полушарие приходится 65% внешней торговли Америки, в то время как 70% внешней торговли ЕС приходится на европейские страны. В отличие от Европы, доля НАФТА в межрегиональной торговле исключительно высока. Именно поэтому НАФТА не могут игнорировать “неамериканский” мир, а НАФТА не является ни разновидностью общего рынка, ни моделью углубленной интеграции.

НАФТА не имеет наднациональных институтов, не проводит единой внешнеэкономической, таможенной или фискальной политики, не стремится к валютной интеграции. Что касается АСЕАН, то эта организация сотрудничества в азиатско-тихоокеанском регионе еще слишком молода и институционально не сформирована.

Таким образом, партнерство НАФТА и ЕС имеет солидную основу, определяемую реальной интеграцией их экономик. И напротив, сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского экономического региона, несмотря на потенциально высокие выгоды, чревато осложнениями в настоящем.

Немецкая” Калифорния

Около четверти американского экспорта приходится на Европу и около 17% европейского - на НАФТА. Но важность европейского рынка определяется не только количественными параметрами. Поскольку в ЕС реализуются, прежде всего, капиталоемкая инвестиционная продукция и высокие технологии, то от экспорта в Европу зависит сохранение около 4,2 млн. рабочих мест в НАФТА.

В торговле между НАФТА и ЕС отсутствуют структурные барьеры, характерные для американо-японских отношений. Для поддержания производства и сохранения рабочих мест не меньшее значение, чем торговля, имеют взаимные прямые инвестиции, благодаря которым и существует глобальное мировое хозяйство.

По этому показателю значение Европы для НАФТА намного превосходит важность Азиатско-Тихоокеанского региона. Около половины американских инвестиций приходится на Европу (на ЕС - 42%), в то время как Азия получила только 16% (1991 г.). Одновременно половина европейских инвестиций приходится на американский рынок.

Даже в таком тихоокеанском штате, как Калифорния, европейцы являются крупнейшим иностранным инвестором (43% всех вложений). Все это резко ограничивает возможности конъюнктурных маневров обеих сторон и сводит к нулю вероятность эскалации экономических конфликтов. Дальнейшее развитие американо-европейской кооперации в значительной мере будет определяться в процессе стабилизации экономик стран бывшего СССР и решении вопросов о допуске на рынок товаров из этих стран.

Для решения этих и других потенциальных проблем одно из отделений Фонда Карнеги разработало гибкий механизм организации диалога между НАФТА и ЕС, потребность в котором возникает по самым различным поводам, имеющим в конечном итоге решающее значение для организации инвестиционного процесса. Особенно важным считается налаживание постоянных консультаций чиновников обеих сторон.

Такие же предварительные консультации проводятся и по вопросу расширения ЕС и НАТО. И хотя идея создания общего внутреннего трансатлантического рынка сегодня, вероятно, не может быть реализована, в качестве регулятивного принципа она служит решению многих частных проблем.

ПЕРСПЕКТИВЫ НАФТА

toptop

В 1995 г. первое место среди всех американских штатов по численности лиц, рожденных за границей и ныне проживающих в США, занимала Калифорния с ее более чем 7,7 млн. иммигрантов (четвертая часть всего населения этого штата). Второе место занимал штат Нью-Йорк - 3 млн. чел. Среди других штатов с высокой численностью выходцев из других стран - Техас (2,1 млн. чел.), Флорида (2 млн. чел.), Нью-Джерси (1,1 млн. чел.) и Иллинойс (1 млн. чел.).

В 1995 г. 68% лиц, родившихся в других странах и ныне проживающих в США, имели белый цвет кожи, 7,1% были чернокожими и 18,4% - выходцами из Азии и тихоокеанских островов. Почти половину (46,4%) всех родившихся в других странах и ныне проживающих в США составляли лица латиноамериканского происхождения.”

То есть американское общество постепенно трансформируется в общество латиноамериканское с большой примесью азиатского элемента. Это обстоятельство объясняется множеством причин. Одна из ключевых - переход США к созданию Северо-Американской зоны свободной торговли. В НАФТА в 1992 году вошли сами США, Канада (25 млн. жителей) и Мексика. По мере углубления взаимной интеграции стран НАФТА демографическая ситуация будет осложняться еще и потому, что вся 100-миллионная Мексика окажется словно внутри все более единого североамериканского общества. В целом уже сегодня НАФТА примерно равен ЕС по совокупному ВВП и количеству населения. Предполагается, что в течение 10-15 лет НАФТА расширится за счет некоторых латиноамериканских стран. Обычно в числе кандидатов на членство в НАФТА называются Чили, Аргентина, Венесуэла. Впрочем, пока окончательно неясно, будет ли НАФТА расширяться только за счет Латинской Америки или же она повернет на Запад и сначала в ее состав войдут Филиппины, Австралия, Новая Зеландия, и только потом - латиноамериканские государства.

Однако НАФТА - это не ЕС. Степень интеграции стран внутри НАФТА значительно ниже. В НАФТА нет ни свободы передвижения капиталов, ни свободы передвижения рабочей силы, ни своего парламента, ни общей полиции. НАФТА - это всего лишь огромная зона свободной торговли типа огромного таможенного союза. Однако реально НАФТА раскрепощает и миграционные процессы: латиноамериканцам и азиатам теперь легче проникнуть в США и натурализоваться там.

В соседстве США с более многочисленным, чем они сами, массивом испаноязычного латиноамериканского населения заключается одна из основных проблем становления интеграционных систем в Северной Америке. Не создавать НАФТА Соединенные Штаты не могут. Не идти на расширение зоны свободной конкуренции свободное общество не в состоянии, ибо тем самым оно ограничит собственный потенциал. Однако в условиях межрасовых и межкультурных противоречий, которые традиционно разделяли Латинскую и Северную Америку, интеграция США со своими южными соседями неизбежно влечет за собой очень существенное изменение культурного облика традиционного американского общества.

По мере интеграции США не только становятся все более испаноязычными и все менее белыми. США становятся еще и все более католическими, что уже отражается и на политическом поведении американского электората. За более чем 200 лет существования США в них было лишь шесть президентов-католиков (остальные в основном принадлежали к баптистам). Первым президентом-католиком стал Рузвельт. Затем были Джон Кеннеди и другие. Вторая половина XX века за океаном - это эра стремительного выхода на верхние политические этажи американского общества ирландцев и поляков, итальянцев и хорватов, мексиканцев, колумбийцев, кубинцев... США - страна веротерпимая, но подобные изменения глубинного характера общества, сформированного в свое время беженцами из католических стран, несомненно, создают сложности для Америки.

Расширение интеграции США с латиноамериканскими странами, необходимое с экономической и геополитической точек зрения, влечет за собой еще больший отход Америки от своего традиционного протестантского идеала в политике и культуре, требует нового внутреннего модернистского движения для предотвращения роста напряженности между разными группами американского населения. В какой форме это культурное движение развернется, сейчас говорить сложно, но можно предположить, что легкой конвергенция Латинской Америки и США не будет.

Вспомните, как несколько лет назад межобщинные столкновения парализовали на несколько дней целый Лос-Анджелес. В этот, один из крупнейших городов Америки, пришлось вводить войска, чтобы остановить взаимные погромы корейцев и негров, латиноамериканцев и белых, бесчинства интернациональных уголовных банд. А еще ранее были проблемы в Майами...

Мы в последнее время слишком восторженно относимся к США. В этой великой стране достаточно и великих проблем.

Возможно, одной из форм стабилизации общества США является реализуемая сейчас в Америке программа быстрого нового рывка в науке и образовании, в развитии новых производственных технологий. Если США смогут выдержать этот толчок, если сумеют сохранить за собою лидирующее положение в мире по фундаментальным исследованиям и в системе образования, тогда, возможно, латиноамериканцы просто останутся на нижних социальных этажах, в отличие от традиционных правящих групп Соединенных Штатов. Правящие в США элитные группы словно променяют растворяемую постепенно в НАФТА государственность на правящий статус в масштабе всей объединяющейся Америки.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

toptop

В Вашингтоне многие идеи подобны вампирам. Если им в сердце не забить осиновый кол, они так и будут воскресать из мертвых. Классическим примером является ФТАА (Соглашение о свободной торговле для обеих Америк - Free Trade Agreement of the Americas - ФТАА), бывший стержень торговой политики президента Клинтона.

ФТАА было задумано как продолжение Соглашения о свободной торговле в Северной Америке, сократившее большинство торговых барьеров между Соединенными Штатами, Канадой и Мексикой. Крупным многонациональным компаниям, во многом определяющим торговую политику США, эта идея в свое время представлялась очевидной. Их лоббисты и союзники в ходе подготовки к НАФТА утверждали, что Мексика быстро превращается во вполне современную, индустриальную демократическую страну. Расширение зоны либерализации торговли по типу НАФТА на юг, заявляли они, безусловно, обеспечит аналогичные чудеса повсюду в Латинской Америке.

Оперативный кризис

Однако спустя чуть больше года после утверждения НАФТА Конгрессом, Мексика оказалось в самом глубоком кризисе за всю свою историю; песо обесценился почти наполовину (что нейтрализовало эффект широко разрекламированного снижения Мексикой тарифов для экспортеров из США), а расхваленное на все лады руководство страны оказалось гнездом коррупции, замешанной на наркотиках. Большинство в Конгрессе и большинство американских избирателей справедливо обвинили в этом НАФТА, эту узкую поспешно слепленную программу экономических реформ, к которой хрупкая мексиканская экономика просто не была готова.

Однако несмотря на такие результаты и на данные многочисленных опросов, свидетельствующие о наличии сильной оппозиции свободной торговле по-клинтоновски, спикер Палаты представителей Ньют Гингрич (Newt Gingrich) пытается возродить ФТАА, проталкивая так называемый билль об “оперативной процедуре принятия решений”. Клинтон настаивает на том, что этот закон ему необходим для эффективного ведения переговоров по ФТАА и другим торговым соглашениям с иностранными государствами, однако Палата представителей в ноябре прошлого года закон отвергла.

Политические аспекты оперативной процедуры и ФТАА неясны. Хотя общественная оппозиция по отношению к ним не ослабла, большой бизнес, который в Америке обеспечивает основную часть пожертвований в избирательные фонды, готов повторить имевшую место прошлой осенью многомиллионную рекламную и лоббистскую кампанию в защиту оперативной процедуры.

Однако главная политическая проблема вполне ясна. ФТАА необходимо радикально изменить, чтобы в выигрыше оказалась вся американская экономика, и дело не ограничилось очередной дозой прибылей для нескольких гигантских фирм, в то время как большинство простых американцев окажутся под угрозой снижения уровня жизни.

Торговаться жестче и сломать барьеры

Во-первых, Вашингтону на следующих переговорах надо будет вести себя гораздо жестче, чем при заключении НАФТА. В настоящее время на долю США приходится 82% производства всего Западного полушария. В последнее время во многих латиноамериканских странах были достигнуты хорошие экономические показатели, однако в целом их рынки остаются сравнительно неважными для производителей США, и американский рынок нужен им больше, чем они нужны американскому рынку.

Более того, очень немногие латиноамериканские страны достигли устойчивого роста экономического развития или импорта без того, чтобы не залезть в крупные внешние долги. Главная причина: уровень как доходов, так и сбережений настолько низок, что рост потребления приходится финансировать либо через слабую монетарную политику, либо через безответственные внешние займы. Типичным примером является Бразилия, обладающая крупнейшей в Южной Америке экономикой.

Более того, в противоположность предостережениям, высказываемым Белым Домом и лидерами бизнеса, европейские и азиатские конкуренты пока что не отбивают у американских компаний латиноамериканских клиентов направо и налево. А соображения о том, что латиноамериканские страны могут обойти США и обеспечить потребности своей индустриализации за счет экспорта промышленных товаров в меркантильные Азию и Европу, не вызывает ничего, кроме смеха.

Говоря конкретнее, из-за того, что латиноамериканские рынки (включая Мексику) оказались столь ненадежными, США придется создавать эффективные страховочные механизмы для защиты от будущих латиноамериканских потрясений. У США должна быть возможность отказаться от выполнения всех обязательств по ФТАА в отношении стран, которые существенно девальвируют свои валюты. Аналогично, в ФТАА необходимо предусмотреть ликвидацию латиноамериканских торговых и инвестиционных барьеров, предназначенных для создания индустриального потенциала и для экспорта, а не для обслуживания местных рынков (которые слишком малы и сопряжены со слишком высоким риском, чтобы оправдать адекватные иностранные инвестиции).

Подобные попытки часто наблюдаются в Латинской Америке, особенно в Бразилии, в тех отраслях экономики (типа автомобилестроения), где в глобальном масштабе имеются существенные излишки производственных мощностей. Достаточно плохо уже то, что такие барьеры и сегодня не дают возможности конкурентоспособным производителям США выходить на эти рынки через экспорт, а не через организацию производства на месте.

Следующая латиноамериканская экономическая депрессия вполне может вынудить такие новые фабрики к демпингу излишков своей продукции в США, в результате чего ведущим американским производителям придется закрывать фабрики у себя дома. Иными словами, ФТАА должно стимулировать фирмы США поставлять латинским потребителям товары, произведенные на американской территории, когда на рынках складывается благоприятная для этого ситуация, и сохранять свои производственные мощности в периоды, когда у наших торговых партнеров возникают проблемы.

Починка” ФТАА

Для достижения этой цели требуется также, чтобы в ФТАА были включены эффективные и реальные механизмы защиты прав работников и охраны окружающей среды - крупнейшее упущение НАФТА. Это соглашение на практике поощряет те фирмы США, которые уходят из зоны действия американских законов по охране окружающей среды и трудового законодательства, поскольку разрешает им беспошлинно сбывать в Соединенных Штатах свою продукцию, произведенную, например, в Мексике. Американская торговая политика ни в коем случае не должна создавать таких извращенных стимулов.

Более того, если латиноамериканские работники не смогут организовать независимых профсоюзов, то уровень жизни в этом регионе никогда не будет устойчиво расти, и работники там никогда не станут платежеспособными потребителями. Вместо этого весь регион просто повторит недавний печальный опыт Мексики - резко растущая производительность труда при сокращении заработной платы.

Наконец, предусматриваемая ФТАА система для разрешения конфликтов должна отражать экономические реалии, а не утопический эгалитаризм. Соединенные Штаты с их преобладающим весом не могут согласиться на систему “одна страна - один голос” по типу НАФТА, когда коммерческие пигмеи будут иметь возможность выигрывать голосование. Моделью тут должна быть система голосования, основанная на экономическом весе, как в Международном Валютном Фонде, или право вето, как в Организации Объединенных Наций.

Либерализацию торговли, как и все остальное в этой жизни, можно осуществлять либо плохо, либо хорошо. ФТАА необходимо осуществить хорошо, чтобы в выигрыше оказалась вся экономика США; потребуется радикально изменить нынешнюю торговую политику США, чтобы обеспечить выполнение этого требования здравого смысла.


9



© Рефератбанк, 2002 - 2017