Вход

Значение Николаевского и Свято-Троицкого кафедрального собора в формировании исторического центра города Симбирска в XIX веке

Дипломная работа по истории
Дата создания: 27 июня 2015
Автор: Елена
Язык диплома: Русский
Word, doc, 294 кб
Диплом можно скачать бесплатно
Скачать

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Оформление центральной части города Симбирска в XVII- XIX веке

 1.1. Введение понятия исторический центр города

 1.2. Планировка и изменения в застройке Симбирска в 19 веке

ГЛАВА 2. Значение Николаевского и Свято-Троицкого кафедрального собора в формировании исторического центра города Симбирска в XIX веке

2.1. Николаевский собор

2.2. Свято-Троицкий кафедральный собор

2.3. Деятельность Бориса Васильевича Аржанцева по восстановлению Троицкого кафедрального собора

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы данной исследовательской работы заключается в рассмотрении становления исторического центра Симбирска, изучении духовного венца города, которым долгое время оставалась соборная площадь. В работе также освещаются значимые события, произошедшие в XIX веке, которые отразились на архитектурном облике города.

 В ХХ веке Симбирск, будучи родиной В.И. Ленина, потерпел, в сравнении с другими городами России, наибольший урон, утратив все храмы, создававшиеся в XVII-XIX веках, и, таким образом, потеряв не только свой самобытный облик, основу традиционной градостроительной композиции, но и свое особое духовное пространство, – основу духовной жизни города. В данной исследовательской работе освещена деятельность Бориса Васильевича Аржанцева по восстановлению Свято-Троицкого собора.

Проблема настоящего исследования связана с рядом факторов: а) найти ответ на вопрос: «Что представлял собой исторический центр города в XIX веке?»

б) рассмотреть планировку и изменения в застройке Симбирска в XIX веке

в) раскрыть проблему сохранения архитектурного наследия города.

Объект исследования — исторический центр города Симбирска, включающий в себя значимые памятники архитектуры.

Предмет исследования — Соборная площадь, включающая в себя православные храмы и их святыни, а также изменения, произошедшие в застройке города по велению Николая I.

Цель исследования — изучить значение Николаевского и Свято- Троицкого кафедрального собора в формировании исторического центра города Симбирска в XIX веке.

В соответствии с целью и предметом исследования определены следующие задачи исследования:

- ввести понятие исторического центра применительно к городу Симбирску

- проанализировать градостроительное развитие исторического центра города и рассмотреть изменения в застройке Симбирска XIX века

- раскрыть значение Николаевского и Свято-Троицкого кафедрального собора в формировании исторического центра Симбирска в XIX веке

- сделать выводы о возможностях и перспективах частичного восстановления Соборной площади

Методы исследования включают в себя комплексное изучение архивных документов и имеющейся литературы, натурные исследования сохранившихся памятников, а также элементы сравнительно-исторического, типологического методов, приемы анализа, логического обобщения и систематизации материала об изменениях в архитектуре Симбирска.

Научная новизна — рассмотрение понятия исторического центра города Симбирска в XIX веке, сведение в единое целое материалов по восстановлению Троицкого собора. На основании исследовательских работ, посвященных краеведческой теме был рассмотрен процесс формирования архитектуры Симбирска.

Практическая значимость настоящей работы заключается в пропаганде исторических знаний, формировании научно-объективного мировоззрения нынешнего и будущих поколений россиян. С этой целью данная работа может применяться в учебно-воспитательном процессе, краеведческой работе.

Степень изученности. На сегодняшний день накоплен большой объем сведений относительно архитектуры города Симбирска в XIX веке. Огромную значимость для темы исследования имеет то, что в Симбирске до революции, благодаря усилиям энтузиастов, успела сложиться школа церковно-археологических исследований, направленных на изучение истории и описание церковных древностей города.

Также стоит отметить деятельность Симбирской губернской архивной комиссии, начавшей свою работу в 1895 году, и в течение трех лет - к 250-летнему юбилею Симбирска, выпустившей много интересных работ. Среди них, в частности, труды по истории Симбирска и губернии А. Н. Зерцалова, М. Ф. Суперанского, работы по истории Духовного управления и Симбирской архиерейской кафедры П. П. Неболюбова. В архивах К.И. Невоструева содержатся ценнейшие выписки из документов, которые погибли во время пожара 1864 года.

 Чрезвычайно важными являются описания утраченных памятников, содержащиеся в изданных книгах П. Л. Мартынова и А. К. Яхонтова «Церкви города Симбирска». Последняя работа является наиболее подробным историко-археологическим описанием церквей города Симбирска по состоянию на 1898 год, то есть имеет наибольшую значимость для изучаемой темы.

 В целом, работы дореволюционных историков являются неоценимым вкладом и главным основанием для разработки поставленной темы. Их недостатками, с точки зрения сегодняшнего дня, являются устаревшая терминология, фрагментарность, слабая разработанность вопроса об архитектурно-стилевых особенностях храмов и качестве иконописи.

 В советский период изучение утраченных и немногих сохранившихся храмов города имело, преимущественно, краеведческую направленность, и было, в основном, поверхностным. Кроме того, появлялись работы, где история храмов затрагивалась в контексте истории архитектуры города. Этот период накопления материалов, связанных с архитектурным наследием города, был подытожен книгой Б.В. Аржанцева и М.Г. Митропольской, а также, в несколько расширенном виде, книгой Б.В. Аржанцева «Архитектурно-исторические образы Симбирска» В последней довольно много места уделяется храмовой архитектуре города, признается ее ключевая градообразующая роль, высказывается ряд соображений о возможности восстановления утраченных симбирских храмов. Книга не претендует на исчерпывающую полноту материала и содержит ряд очерков об отдельных храмовых сооружениях Симбирска.

Частично храмовая архитектура рассматривается также в диссертационном исследовании сотрудника ГИМЗ «Родина В.И. Ленина» И. Г. Котовой «Градостроительство и архитектура Симбирска второй половины XVIII – начала ХХ века». Важными результатами данной работы является квалифицированное описание стилистических особенностей архитектурных памятников, обоснование периодизации архитектурной истории города.

Таким образом, в настоящее время накоплен большой объем сведений относительно архитектуры города Симбирска в XIX веке.

ГЛАВА 1. ОФОРМЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ ГОРОДА СИМБИРСКА В XVI–XIX ВЕКЕ

1.1. Введение понятия исторический центр города.

Исторический центр играет важную роль в градостроительном планировании и дальнейшей застройки города. Он совпадает с территорией, явившейся началом зарождения и исторического развития города. Исторический центр города несет на себе отпечаток не только местных природно-климатических условий, но и может поведать о событиях, которые произошли в городе.

Исторический центр, сочетая в себе устойчивые признаки городского плана, ориентирован на сохранение достопримечательностей. Он составляет главное своеобразие города и в той или иной форме воспроизводится на всех этапах эволюции города ― в прошлом, настоящем, будущем. Исторический центр наиболее полно выражает характер города и его своеобразие. При этом его специфические, особые черты в значительной мере определяются архитектурой зданий и сооружений, формирующих историческую среду. Все это, как отмечается многими исследователями, определяет особую, структурообразующую роль исторического центра города. Центральная часть города в большей степени, чем какие-либо другие элементы города, обеспечивает фактическую преемственность градостроительной эволюции. Формирование центра отражает общие процессы развития города, и наоборот, активное вмешательство в центре оказывает существенное воздействие на развитие всего города в целом.

На основании вышесказанного можно определить понятие исторического центра города как территории, на которой зародился город, и где в настоящий момент сосредоточено его культурное и историческое наследие. Как правило, ему присущи эстетически привлекательная и разнообразная среда; сопричастность к истории, значительным событиям прошлого, место действия важных событий общественно-политической жизни, уникальные объекты культуры.

 Возникновение Симбирска связано с проведением укрепленной линии от Волги до Суры, которая в дальнейшем соединяется с Тамбовской чертой, что позволяло защитить юго-восточную границу Московской Руси от набегов ногайских татар. Город Симбирск (первоначально Синбирск) возводится исключительно с военными целями и становится важным звеном Симбирско-Корсунской засечной черты. Симбирская крепость была основана в 1648 году на правом берегу Волги. Сторожевые функции крепости обусловили выбор места для ее строительства. Она была возведена на гребне ста сорока пяти метровой Симбирской горы, образующей мыс, со стороны правого берега Волги, в междуречье трех рек. С востока и юго-востока ее защищала Волга, с запада ― ее правый приток ― река Свияга, с северо-запада ― речка Симбирка, которая, в свою очередь, является правым притоком Свияги.

Основой Симбирска, как и других городов России, был кремль. Вновь образованный город был «рубленый» деревянный, состоял из четырехугольной крепости с деревянными башнями. Длина города была двести сажень, ширина несколько меньше . Назначение нового города было стратегическо-оборонительное. Некоторые исследователи исторической судьбы Симбирска рассматривают другое назначение города ― миссионерско-просветительское, так как одновременно со строительством первых домов воздвигаются церкви и храмы. На территории крепости воздвигается первый собор во имя Живоначальной Троицы (будущий Свято-Троицкий кафедральный собор). Площадь деревянной крепости включала в себя девять поставленных по углам и сторонам башен, самой большой из которых являлась восточная ― Надвратная башня, расположенная со стороны реки Волги. Внутри крепости помимо собора находились: государев двор, приказная изба, тюрьма, пороховой и соляной погреба.

 Симбирск второй половины XVII и первой половины XVIII века состоял из Подгорной и Нагорной части. Подгорье ― восточная часть города, расположенная на Волжском склоне, начала формироваться еще до основания Симбирска. В начале XVII века первыми здесь появились поселения рыбаков. В Подгорье располагались: таможня, рыбный двор, торговые ряды и самая многолюдная в этот период Успенская слобода, получившая название по имени возникшего там одновременно с крепостью Успенского монастыря. Подгорье оставалось самой населенной частью Симбирска до конца XVIII века.

 Одновременно со строительством кремля шло формирование посада в нагорной части. Посад располагался за рубленым городом и также обносился валом за стеною и рвом. Он огибал кремль ломаной дугой, границы которой совпадали с улицей Гончарова. Посады строились улицами, которые расходились веером от ворот кремля. Одна из старейших улиц города ― Стрелецкая, ныне не существующая. На месте Карамзинского сквера находился плац для стрельцов. С 1691 года, когда построения стрельцов прекратились, плац превратился в торговую площадь.

 В начале XVIII века границы России отходят на восток и город теряет свое военно-стратегическое значение. В своем дальнейшем развитии он проходит путь от крепости до центра губернии, которой становится в 1796 году. Утвержденный в 1780 году первый регулярный план Симбирска, оказавший решающее влияние на процесс формирования и развития города, был сделан с учетом своеобразия симбирского ландшафта и сложившейся к этому времени структуры города. Составители плана, среди которых был губернский архитектор Казани, Василий Ильич Кафтырев (1722―1807), учли местоположение существующих культовых построек Симбирска, превратив их в стабильные элементы городской планировки. Основаниями для этого утверждения служат фиксационный чертеж Симбирска 1738 года, и план снятый с города Симбирска, выполненный Кафтыревым в 1779 году как черновой вариант плана города 1780 года, а также несколько вариантов плана 1780 года, выполненных на его основе.

 Главенство кремля с прилегающими к нему кварталами, выявленное в пространственной структуре дорегулярного города, было закреплено в планировочной композиции Симбирска конца XVIII века. Территория кремля (его стены были полностью разобраны в середине XVIII века), на которой была спроектирована овальная Соборная площадь, находилась в пределах «рубленого» города и стала центром нового архитектурно-планировочного решения Симбирска. На этой площади находились два городских кафедральных собора: Троицкий (летний) и Николаевский (зимний).

 План 1780 года развил и привел в геометрически правильную систему исторически сложившуюся уличную структуру города, закрепив направление Московской, Дворцовой и Покровской улиц, расходящихся лучами от Соборной площади. Они определили направление улиц, соседствующих с ними, и получили продолжение до новых границ города. В период с 1780 года по 1790 год главный архитектор И. П. Тоскани спроектировал на территории бывшего кремля большой административно-торговый квартал. По периметру квартала были запроектированы необходимые губернскому городу административные здания, в центре находилась круглая площадь, окруженная четырьмя корпусами гостиного двора, с расположенным в центре Троицким собором. На месте второй линии оборонительных сооружений, защищавших симбирский посад, была создана главная магистраль города — улица Большая Саратовская, в виде ломаной дуги огибающая территорию города. Берущая начало и завершающаяся у Волги, Большая Саратовская улица ограничила центральный район Симбирска.

 План 1780 года объединил в себе радиальную и прямоугольную системы планировки, что было характерно для многих русских городов. Нагорная часть Симбирска, представляющая собой ровную, идеальную для регулярного планирования территорию, приобрела, согласно плану, форму правильного пятиугольника. Основное влияние на формирование районов за пределами центральной части города оказали реки. Северный район города расположился вдоль бровки Волги и состоял из геометрически правильных кварталов прямоугольной формы. Планировку западной части города ― района, примыкающего к реке Свияге, определили текущие почти перпендикулярно реки Свияга и Симбирка.

 В течение девятнадцатого столетия некогда оживленная подгорная часть города, становится самой бедной и малонаселенной частью Симбирск переходит из под горы в его верхнюю часть между венцом и Свиягой

В начале XIX века происходит быстрое увеличение населения, чему способствует тяжелый для России 1812 год. В это время из Москвы и других мест России прибывают на место жительства много дворянских семей. Некоторые из них въехали в свои отдаленные поместья, не имевшие имения жители, прожив немного в городе, привыкали к нему и покупали поместья, оставаясь в них на постоянное местожительство. После окончания отечественной войны 1812 года состав дворянского общества сделался значительно разнообразнее и более многочисленным.

 На основании вышеизложенного мы можем сделать вывод, что историческим центром города, то есть территории, на которой зародился город, и где было сосредоточено культурное и историческое наследие Симбирска в XIX веке, является территория кремля, на которой впоследствии была устроена Соборная площадь. Если рассмотреть застройку Симбирска, можно утверждать, что главная роль в формировании общегородского центра в любом дорегулярном плане города, отдавалась территории кремля с прилегающими к нему кварталами.

1.2. Планировка и изменения в застройке Симбирска в 19 веке

Конец XVIII ― первая половина XIX веков ― яркий этап в истории архитектуры Симбирска. Сформировавшийся в этот период усилиями местных и столичных архитекторов центр города представлял собой замечательный классицистический ансамбль, сопоставимый по своему значению с лучшими ансамблями, созданными в эпоху классицизма в городах Среднего и Нижнего Поволжья.

Симбирская губерния, как уже отмечалось выше, принадлежала к самым “дворянским” территориям. В это время строились усадебные комплексы, складывались крупные художественные коллекции, обширные библиотеки, возникали частные театры, труппы и оркестры. Таким образом, не только реализация общегосударственных архитектурных проектов, но и материализовавшаяся в строительстве усадебных комплексов и приглашении в Симбирск талантливых архитекторов, инициатива симбирского дворянства, как главного заказчика в архитектуре этого времени, во многом определяла облик города.

Облик классического Симбирска складывался на протяжении первой половины XIX века, когда интенсивно строились необходимые городу общественные здания, административные и судебные учреждения, городские дворянские усадьбы. В 1807 году по образцовому проекту А.Д. Захарова на восточной стороне Соборной площади было построено Здание присутственных мест. Город остро нуждался в сооружениях, соответствующих статусу губернского центра: дома для губернатора, вице-губернатора, губернского правления, казенной палаты, межевой конторы, архива, полиции. Деятельность первых губернских архитекторов в этом направлении определяли: с одной стороны, перестройка и приспособление приобретаемых казной частных зданий, с другой ― возведение зданий по образцовым проектам. Каменное строительство в Симбирске было сосредоточено вокруг территории бывшего кремля (Соборной площади) и ближайших к ней улиц.

Михаил Матвеевич Рушко был первым симбирским губернским архитектором, переведенным на службу из Москвы в 1790 году. Этот пост он занимал с 1792 по 1828 годы. План города Симбирска составленный Рушко относится к 1820 году и традиционно датируемый 1800 годом, но по ряду признаков его следует отнести к 20 годам XIX столетия.

 План фиксирует значительные изменения в планировке центра Симбирска. На нем впервые Соборная площадь показана прямоугольной. В это время проблема перепланировки центра Симбирска стояла перед властями очень остро. Центр города оставался дворянским. Грандиозная по размерам бесформенная площадь (180x120 сажен, или 381x254 м.), в центре которой стоял Троицкий собор (См. приложение 1) и выходящие к нему дворовыми фасадами с комплексом хозяйственных построек здания Губернской гимназии, Присутственных мест, Почтовой конторы и гауптвахты, оказалась функционально неоправданной и художественно неорганизованной.

Решающее значение на процесс формирования центра города оказало решение симбирского дворянства о строительстве величественного храма в память Отечественной войны 1812 года и приглашение в Симбирск М.П. Коринфского, ставшего архитектором Симбирского дворянского депутатского собрания. Более подробно строительство Свято-Троицкого кафедрального собора будет рассмотрено во второй главе исследовательской работы.

План Коринфского представлял собой первую попытку открыть Соборную площадь в сторону Волги и включить водные просторы Волги в композицию центральной части города как важный элемент пейзажа, поскольку открывавшийся с венца Симбирской горы вид по силе и мощи впечатления среди волжских городов мог соперничать только с нижегородским.

Таким образом, возведение Троицкого собора (См. приложение 2) в Симбирске изменило композицию центра города, и, хотя строительство собора было завершено только в 1841 году, с момента начала строительства новый Троицкий собор мыслился ядром обретающей классический облик центральной части Симбирска и его главной достопримечательностью.

Следующий этап в формировании центра города связан с визитом императора Николая I, который посетил Симбирск 3-4 сентября (22-23 августа) 1836 года и принял деятельное участие в судьбе губернского центра. «Царский осмотр принес огромную пользу городу, так как Государь сделал много указаний к возведению новых построек, которые потом были приведены к исполнению и послужили благоустройству и украшению города. Так, Государь обратил внимание на необходимость построить новые дома: дворянский и городской; указал, как привести в порядок Соборную площадь, устроить новую площадь вблизи губернаторского дома (Карамзинскую) и хороший спуск к Волге, набережную и на ней пристань.» Практически все указания Николая I были учтены в плане Симбирска, утвержденном 29 октября 1843 года.

Новый план города Симбирска, утвержденный 29 октября 1843 года, учитывал все указания сделанные Николаем I по благоустройству города и расширил границы исторического центра города. В 1837 году, следуя указаниям императора, северная часть Соборной площади, то есть территория между Зданием присутственных мест и Губернской гимназией, была отдана под сад. Новый Троицкий собор занял центр площади, а старый оказался включенным в границы сада, но после переименования в 1844 году старого Троицкого собора в Николаевский стал называться Николаевским садом. В 1857 году по проекту гражданского инженера B.JI. Ивановского к Николаевскому собору была пристроена четырехъярусная колокольня, которая вместе с куполом Троицкого собора стали высотными доминантами центральной — восточной части города.

Согласно указаниям Николая I возле губернаторского дома была создана площадь, впоследствии получившая название Карамзинской, (См. приложение 3) на ней были сосредоточены учебные и административные учреждения города. Она была образована на месте бывшего плаца для построения стрельцов, находившегося в непосредственной близости от Соборной площади.

Формирование Карамзинской площади завершилось в 1845 году, когда в ее центре был установлен памятник Н.М. Карамзину, (См. приложение 4) ставший одним из лучших памятников периода классицизма, возведенных в русской провинции. В честь увековечивания памяти историка и писателя Николая Михайловича Карамзина в центре города по мимо создания Карамзинской площади появляется проект создания общественной библиотеки. В письмах нашего земляка-поэта Николая Михайловича Языкова, первым развернувшим агитацию за сбор средств на увековечивание памяти своего знаменитого тезки, можно проследить что инициатива по сооружению памятника и общественной библиотеки исходила от дворянства. «До вас, конечно, дошел слух о сооружение памятнику бессмертному Карамзину, — писал он из села Языкова 25 апреля 1833 в Москву академику М.П. Погодину. — здесь произошло чрезвычайное кипение умов дворянских по сему случаю. Приношения далеко превосходят ожидание всех, знающих малопросвещенность стран Приволжских»

13 июня 1833 года губернатор А.М. Загряжский переслал прошение 38 симбирских дворян министру внутренних дел Д.Н. Блудову, а тот доложил суть прошения царю, добавив при этом о необходимости открытия общеимперской подписки, а в Академии художеств — конкурса. Получив согласие Николая I, Блудов 5 июля уведомил об этом губернатора Загряжского и предложил создать в Симбирске комитет, на имя которого и будут поступать денежные пожертвования.

19 августа П.Н. Ивашев сообщил в письме своему сыну-декабристу, как он и его близкие мыслят памятник в Симбирске: «Мы согласились просить через министра устроить дом для помещения библиотеки всех полезных изданий на российском языке для общественной пользы, а в главной зале поместить мраморный бюст на пьедестале, заключающем все его творения, такой памятник более и полезнее других будет существовать и послужит украшением города общей занимательностью и для постороннего лица».

Симбирские дворяне на своем съезде, прошедшем в августе, обсудили вопрос о месте, где должна быть воздвигнута библиотека с монументом Карамзину. Под нее был отведен участок между гимназией и городским магистратом, напротив угловой часовни Спасского женского монастыря. Автор проекта – губернский архитектор И. И. Лизогуб создал проект оригинального ансамбля из трех зданий. Левое — гимназический пансион и правое — помещение для смотрителя – скромные двухэтажные кирпичные дома. Что же касается центрального здания, тоже двухэтажного, но увенчанного большим куполом, то оно было спроектировано под стать лучшим постройкам Симбирска 30-х годов XIX века, возведенным в классическом стиле по проектам выдающегося зодчего М. П. Коринфского. В верхнем этаже предполагалось разместить книгохранилище, комнаты для чтения, а в центральном двусветном зале установить монумент.

Казалось, ничто не могло помешать быстрому осуществлению благородных побуждений руководителей Симбирского комитета: царь разрешил сбор средств по всей империи, губернатор отстаивал перед министром проект архитектурного карамзинского ансамбля и места для него. В Академии художеств уже был объявлен конкурс на создание монумента историографу. Однако в конце 1833 года начались первые серьезные затруднения. В дело о памятнике внес сумятицу князь М. П. Баратаев, осенью 1833 года вновь занявший пост губернского предводителя дворянства. Вскоре между ним и губернатором Загряжским сложились чрезвычайно неприязненные отношения. Баратаев, не входивший в состав комитета, как бы в пику губернатору — председателю комитета — отверг проект создания общественной библиотеки 6 марта 1834 года в письме к министру внутренних дел Блудову заявил, что желает, «чтобы памятник Карамзину на его родине был учреждением учебного заведения для воспитания и образования юношества» Блудов никак не отреагировал на это письмо. Конфликт между губернатором и группой влиятельных помещиков, державших сторону Баратаева, завершился в мае 1835 года отъездом Загряжского из Симбирска.

Новый губернатор И. С. Жиркевич, вникнув в дела и различные планы увековечивания памяти Карамзина обратился к Блудову с просьбой сообщить ему конфиденциально к какому именно мнению склонять общий по сему предмету голос. Министр, словно не ведая о желании Загряжского, Ивашева, братьев Языковых и других видных симбирян создать общественную библиотеку, в ответном письме к Жиркевичу от 5 ноября 1835 года коснулся почему-то лишь предложения Баратаева: «Сколь ни похвальна мысль создания учредить учебное заведение с именем Карамзина, но, к крайнему сожалению, едва ли может быть она приведена в действие, как по неимению на то достаточного капитала».

После данного письма от строительства отдельного здания под библиотеку решили отказаться, а для помещения библиотеки отведены были комнаты во вновь выстроенном доме Симбирского дворянства, где библиотека находится и в настоящее время. Торжественное открытие Карамзинской общественной библиотеки было 18 апреля 1846 года. (См. приложение 5)

Как говорилось выше Николай I, побывавший 22 августа 1836 года в Симбирске, повелел западнее губернаторского дома устроить площадь, в центре которой и возвысился памятник Н. М. Карамзину.

Через два года указания Николая I относительно создания обширной площади у губернаторского дома были в основном уже выполнены. Что же касается работ по созданию самого памятника Карамзину, то 1 июня 1838 года симбирянам стало известно из сообщения местных «Губернских ведомостей», что государь император соизволил повелеть заключить контракт с профессором Академии художеств Самуилом Ивановичем Гальбергом на установлении в течении трех лет, согласно предложенным им условиям и по составленному им проекту, в настоящем виде назначенного памятника с барельефами.

Как же случилось, что вместо одобренных еще в 1833 году Академией художеств трех проектов памятника Карамзину через пять лет выбор царя пал на новый проект, составленный профессором Гальбергом? Для того, чтобы ответить на этот вопрос необходимо рассмотреть жизненный и творческий путь художника-скульптора.

Самуил Иванович Гальберг родился в 1787 году в Эстляндии, в небогатой, но культурной шведской семье. Семилетним мальчиком родители отдали его в воспитательное училище при Петербургской академии художеств, которую он блестяще ― с большой золотой медалью ― окончил в 1808 году. В последующие два десятилетия Гальберг успешно трудился под руководством известного русского скульптора И. П. Мартоса, постигал в Риме творчество знаменитых Кановы и Торвальдсена.

Профессором родной Академии художеств Гальберг стал в 1831 году, после того как получили высокую оценку статуи, выполненные им для ряда общественных зданий столицы, а также памятник Александру I. В 1833 году совет Академии художеств «весьма одобрил» разработанные Гальбергом эскизы памятника Державину в Казани и поручил ему окончательное завершение проекта.

В конце того же года Гальберг принял участие в конкурсе на памятник Карамзину в Симбирске. Гальберг подготовил два проекта памятника, о своем первом проекте он писал; «Прилично и согласно с требованиями изящного было бы и ставить как памятник на богатом пьедестале музу истории Клио, которая, имея в левой руке эмблематический признак свой трубу, правою возлагает на жертвенник бессмертия скрижали Государства Российского, посвящая их таким образом бессмертным».

В истории создания памятника можно проследить вмешательство ближайшего окружения Николая I, под их влиянием изменится надпись на пьедестале памятника. Если на модели Гальберга начертано: «Н.М. Карамзину, словесности и истории великие услуги оказавшему», то впоследствии уже на завершенном памятнике, появится другая надпись, выполненная накладными позолоченными буквами: «Н. М. Карамзину, историку Российского государства повелением императора Николая I-го 1844 годъ».

Самуилу Ивановичу Гальбергу не удалось самому завершить проект до конца, он скончался на 52-м году жизни 10 мая 1839 года. Его ученики ― талантливые выпускники Академии художеств А.А. Иванов, П. А. Ставассер, Н. А. Рамазанов, К. М. Климченко – горячо взялись за поручение совета академии по эскизам и рисункам Гальберга довести памятник Карамзину до конца. Колоссальную статую музы истории Клио изготовили Ставассер и Иванов. Горельеф изображал Карамзина, читающим свое произведение «Историю государства Российского». Отливка статуи Клио из бронзы была осуществлена в мастерской Академии художеств под руководством опытнейшего мастера этого искусства барона П. К. Клодта.

Летом 1844 года статуя музы с большими трудностями была доставлена по Волге на симбирскую пристань, где она пролежала больше года. Длительная задержка произошла из-за медленного сбора среди местных помещиков необходимой суммы ― 480 рублей для изготовления казенного фундамента под многопудовый памятник. Вот только теперь симбирские дворяне, доселе гадавшие о содержании памятника историографу, узнали, что на высоком, двухсаженном пьедестале будет стоять во весь рост такой же высоты бронзовая статуя музы истории Клио, а бюст самого Карамзина поставят в нише лицевой стороны пьедестала. Стал известен и смысл, заложенный художником в отлитые из бронзы горельефы.

На левом (северном) горельефе ― Карамзин за чтением отрывка из своей «Истории» императору Александру I во время пребывания его в Твери в 1811 году, на другом (южном) горельефе, тоже в аллегорической форме, Николай Михайлович запечатлен на смертном одре в окружении семейства в тот момент, когда познакомился с рескриптом Николая I о пожаловании щедрого пансиона. В соответствии с канонами классического стиля все фигуры памятника изображены в античных одеждах.

Поэт Николай Языков сообщал 14 декабря 1844 года Николаю Васильевичу Гоголю в Рим: «Памятник, воздвигаемый в Симбирске Карамзину, уже привезен на место. Народ смотрит на статую Клио и толкует, кто это: дочь ли Карамзина или жена его? Несчастный вовсе не понимает, что это богиня истории! Не нахожу слов выразить тебе мою досаду, что в честь такого человека воздвигают вековечную бессмыслицу».

К этому можно добавить, что изображение на памятнике необычно одетых, а то и полуобнаженных фигур недоуменно воспринималось не только простым людом, но порой и людьми грамотными. Непонятный многими, памятник в народе прозвали «чугунной бабой». На открытие памятника прибыл Михаил Петрович Погодин, для которого Карамзин был достойнейшим из русских писателей, отразившим в своих бессмертных творениях гениальные дарования и патриотические чувства. Накануне открытия памятника 23 августа, вечером в доме губернатора собралась вся верхушка местного общества и почетные гости ― прибывшие в Симбирск сыновья историографа Андрей и Александр Николаевичи Карамзины, и перед присутствующими выступил Погодин со своим похвальным словом о знаменитом симбирянине.

Суть его заслуг в области русского языка и словесности Погодин сумел изложить в одной, но очень емкой фразе: «Он очистил русский язык, освободив его из-под классического влияния, указал ему настоящее течение, обработал слог, обогатил словесность, представил сочинение во всех родах». В заключительной части похвального слова Погодин выразил свое благовейное восхищение благородной личностью историографа и, обращаясь к слушателям, заявил: «Пусть памятник, теперь ему… здесь поставленный, воодушевляет ваших детей и все следующие поколения в благородном стремлении к высокой цели Карамзина! Пусть он останется навсегда идеалом Русского писателя. Русского гражданина. Русского человека…»

После торжественного открытия 23 августа 1845 года площади с памятником Николаю Михайловичу Карамзину она стала именоваться Карамзинской. Первоначально памятник был обнесен деревянной решеткой. После крупного пожара в Симбирске в 1864 году большая часть городской зеленой зоны уничтожена и администрацией было принято решение по созданию сквера в центре города. Проектом металлической ограды-решетки в 1867 году занимался Н.А. Любимов, который ранее выполнил и проект планировки Карамзинского сквера. Чугунная решетка была выполнена в мастерской симбирского. Таким образом чугунная ограда закончила создание внешнего облика сквера в 1869 году и началось озеленение и благоустройство.

Сейчас в Карамзинском сквере в современных его границах (его площадь составляет 1,1 га против первоначальной 0,74 га) произрастает 300 деревьев и кустарников, и добрая половина из них приходится на «жемчужину весны» — сирень обыкновенную — любимый кустарник Н.М. Карамзина. Это настоящий сиреневый остров. В декабре 1995 года Карамзинский сквер был объявлен памятником природы Ульяновска.

Территорию восточнее Карамзинской площади, то есть пространство между губернаторским домом и Волгой, заняло построенное в 1848 году здание Дворянского собрания. Главные фасады Дома губернатора и Здания дворянского собрания, выходящие в сторону Николаевского сада, сформировали небольшой, перпендикулярный Волге Дворянский переулок, связывающий набережную и уходящую в западном направлении (к реке Симбирке) Дворцовую улицу в одно целое.

Возведенное по проекту симбирского архитектора И.А. Бенземана здание Дворянского собрания представляет собой один из лучших в городе памятников архитектуры позднего классицизма. Строительство Дворянского дома в Симбирске также связано с указанием Николая I, приказавшего отдать безвозмездно симбирскому дворянству участок, занятый городскими зданиями ―, типографией, архивом и чертежной под постройку дома Дворянского собрания. Здание было выстроено в 1843―1847 годы на собранные симбирским дворянством деньги.

В отличие от расположенного неподалеку Здания присутственных мест, облик которого отличался монументальностью, Здание Дворянского собрания привлекало изяществом архитектурного решения. Двухэтажное, на цокольном этаже кирпичное, П-образное в плане, здание состоит из прямоугольного основного объема, к которому с западной и восточной стороны примыкают два крыла. Симметрично решенный главный южный фасад здания разделен на три части: центральную, более высокую — в три этажа и боковые — в два. Центральная часть соответствует габаритам парадного двухсветного зала. Она обработана восемью трехчетвертными колоннами ионического ордера. Парные пилястры, членящие боковые части здания, подчеркивают выступающий объем центральной. На южных фасадах западного и восточного крыльев устроены деревянные балконы с ограждением в виде балясин, на 4-х чугунных кронштейнах.

В 1830-е годы на месте пересечения дугообразной Большой Саратовской и Дворцовой улиц сложилась Торговая площадь. В этот период главная симбирская магистраль — Большая Саратовская улица ― на всем протяжении получила одинаковую ширину ― 30 сажен, а в 1843 году в центре был заложен бульвар.

Архитекторы XIX века создали к середине столетия классический облик города. Их творения, утверждавшие принципы классической архитектуры, и здания, возведенные по образцовым и оригинальным проектам столичных мастеров, как и город в целом, производили яркое и целостное впечатление. Побывавший в Симбирске 1832 года сенатор П. Сумароков писал: «Город расположен правильно, прекрасно, лучше всех прежних (Тулы, Воронежа, Тамбова, Пензы и других). Лучшая улица, Саратовская, шире всех улиц петербургских, кроме Невского проспекта. Другие: Покровская и Московская не столь хороши, но хороши». Утвержденный в 1843 году Генеральный план Симбирска зафиксировал все изменения в центральной части города, инициированные Николаем I и осуществленные на практике. Значительные изменения претерпели и отдаленные от центра районы города. Согласно плану 1843 года через овраг обмелевшей Симбирки был сделан мост и Дворцовая улица, идущая перпендикулярно Волге, получила свое продолжение за речку Симбирку. За Симбиркой, служившей когда-то естественной границей города, появился новый западный район с Ярмарочной и Базарной площадями.

Единственным неосуществленным на практике указанием Николая I осталось устройство набережной. План 1843 года предусматривал создание набережной и пристани, но осуществлен в этой части не был. Создание набережной затруднялось тем, что правый берег Симбирской горы всегда представлял опасность для города, постоянно угрожая ему оползнями и обвалами, а также весенними подмывами берегов.

В 1864 году в Симбирске произошел катастрофический пожар, после которого произошло изменение архитектурного облика города. От пожара, бушевавшего в течение девяти дней, пострадали все гражданские и культовые постройки центральной и подгорной части города. Историк Павел Мартынов рассказывал, что в результате пожара “едва уцелела четвертая часть города”. С 13 по 21 августа очаги пламени переносились с одного квартала на другой, этому способствовал сильный ветер, люди бежали, не имея даже возможности забрать свое имущество.

Апогей пожара наступил 19 августа, выгорела самая важная часть города - бульвар Венец и все строения прилегавшие к нему. Начало пожара пошло от Панской (ныне Энгельса) улицы, после чего огонь очень быстро перекинулся на женский монастырь, гимназию, губернаторский дом, дом городского общества, дворянское собрание, архиерейский дом, присутственные места, соборы и церкви. Только за 19 августа жертвами огня стали 130 жителей города…

В тот день выгорело порядка трех квадратных верст всей территории, принадлежавшей городу, при этом, по странному стечению обстоятельств, уцелели дом купца Свешникова и лавка Кирпичникова, хотя в день пожара все эти здания были окружены бушевавшим вокруг них пламенем. Так же чудом был сохранен “работный дом”, здание, где держали арестантов, которые были осуждены за нетяжкие преступления. Большинству из них за участие в тушении пожара были сокращены сроки их заключения.

Но не смотря на все беды, город быстро отстраивался заново. Восстановление города началось весной 1865 года. За исключением уникальных культовых и общественных зданий центральной части Симбирска, восстановленных в прежнем облике, строительство велось в формах эклектики. Около полугода дома на пожарище возводились без утверждения администрацией соответствующей документации и даже с нарушением строительного устава. Проблемы, возникшие перед властями в связи с восстановлением города после пожара, потребовали нового плана.

 Составленный осенью 1865 года план не внес ничего нового в существующую планировочную структуру города. Она сохранила основные градостроительные черты плана 1780 года и дополнительное развитие города за речкой Симбиркой, намеченное еще планом 1843 года.

Восстановление города шло быстрыми темпами, одновременно увеличивалось количество шоссированных улиц, зеленых насаждений, возрастало число кирпичных зданий. К 1865 году в Симбирске было только четыре «безусловно-проезжие» улицы, Большая Саратовская, Московская, Покровская и Дворцовая. К концу 1866 года были шоссированы еще 7 улиц и ряд переулков. К числу первых по времени построек были возобновлены: Кафедральный собор, Спасский монастырь, церкви: Вознесения Господня, Святой Троицы, Святого Ильи Пророка и Святого Николая Чудотворца. Из числа зданий, принадлежащих казне и разным установлениям, возобновлены по настоящее время: Архиерейский дом, корпус присутственных мест, дом дворянского собрания, губернская гимназия, здание гимназического пансиона, женская гимназия, духовное и уездное училища. К единственному Петропавловскому спуску прибавились два новых: Тихвинский и Смоленский. Перекинулась давно желаемая дамба через овраг Симбирку. Беспорядочно расположенные ряды лавчонок на Ярмарочной площади сменились Мытным двором. Исчезло безобразное поселение на дне глубокого городского оврага, раскинувшееся по обе стороны ярмарочного моста и давшее у себя притон значительному числу подозрительных личностей, на месте бывшего здесь поселения разведен сад, исправлены обгоревшие и разбиты вновь скверы и бульвары.

Во второй половине 19 столетия в историческом центре города разбивается Карамзинский сквер в соответствии с планом 1866 года Посередине находится памятник Н.М. Карамзину. Сквер расположен в окружении зданий городской Думы, гимназии и губернаторского дома. В 1867 — 1868 гг. сквер был обнесен металлической оградой, выполненной по проекту архитектора Любимова. Сквер разросся и стал одним из примечательных мест города.

В заключение первой главы необходимо отметить ключевые моменты. Рассматривая историю становления города Симбирска, можно считать полностью доказанным, что исторический центр города находился на территории кремля (Соборной площади) и оставался неизменным до конца 18 века. Возведение Троицкого собора и визит императора Николай I, чьи распоряжения относительно устройства Соборной и Карамзинской площадей нашли отражение в плане 1843 года, повлекли за собой значительные изменения в застройке исторического центра Симбирска.

После пожара 1864 года Симбирск не только отстраивается, но и становится лучше, чем был до пожара. Центральную часть города окружают Николаевский сад, по обеим сторонам от него находятся Карамзинский сквер, а так же реконструированная после пожара и засаженная деревьями и кустарниками Соборная площадь. В центре города в 1854 году был разбит бульвар на Большой Саратовской улице. После событий 1864 года, его не только восстановили, но и принимается решение о строительстве бульвара на Новом Венце.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что наибольшие изменения в планировке исторической части города произошли в XIX веке. Симбирск того времени справедливо называли «дворянским» городом. Вследствие активной деятельности дворянского общества, исторический центр города преображается, принимается решение о строительстве нового кафедрального собора, построена библиотека и памятник в честь Н. М. Карамзина.

Во второй главе будет подробно рассмотрено значение Николаевского и Свято-Троицкого кафедрального собора в формировании исторического центра города Симбирска в XIX веке, а также возможность восстановления кафедрального собора.

ГЛАВА 2. ЗНАЧЕНИЕ НИКОЛАЕВСКОГО И СВЯТО-ТРОИЦКОГО КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА

В ФОРМИРОВАНИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ГОРОДА СИМБИРСКА В XIX ВЕКЕ

История Николаевского и Свято-Троицкого собора (См. приложение 6) тесно связана с крупнейшими историческими событиями России. Они хранили память о войнах, бунтах, избавлениях жизни императоров от покушений, о посещении Симбирска царственными особами. Оба собора ― и Николаевский и Свято-Троицкий ― были варварски уничтожены.

Свято-Троицкий кафедральный собор величественно возвышался в самом центре города Симбирска и служил его «визитной карточкой». Он был построен рядом со старым Свято-Троицким собором, история которого восходит к основанию Симбирска. Старый собор после освящения нового получил название Николаевского. Близко расположенные друг к другу, два собора формировали исторический центр города Симбирска и его главную площадь ― Соборную. Они были близко расположены друг к другу и представляли собой единый храмовый комплекс. Новый Свято-Троицкий кафедральный собор в XIX веке был главным и «первенствующем» сооружением города, долгое время игравшем роль его духовного и архитектурного центра и символа.

2.1 Николаевский собор

История сооружения Николаевского собора состоит из двух периодов. Первый период относится к началу сооружения самого первого Свято-Троицкого собора в 1648 году. Второй период связан со строительством в 1702—1712 годах нового каменного Свято-Троицкого собора и последующим его существованием до 30-х годов XX века, когда он был разрушен. До 1844 года собор назывался Свято-Троицким, после строительства нового Троицкого собора (1827—1841 годы.) его переименовали в Николаевский.

Историко-мемориальное значение Николаевского собора, прежде всего, связано с основанием самого города, так как он построен на месте самого древнего Свято-Троицкого собора по принципу преемственности.

Существование Николаевского собора берет начало от основания города, на территории крепости находилась деревянная Троицкая соборная церковь, после победы в 1670 году над Стенькой Разиным, симбирский воевода и его ратные люди дали обещание построить в Симбирске церковь во имя знамения Пресвятой Богородицы, святителя Николая чудотворца и преподобного Сергия Радонежского и уже собрали деньги, но царь Алексей Михайлович велел приостановить строительство. В 1694 году, произошел большой пожар, во время которого деревянный собор сгорел дотла.

В 1702 году на месте сгоревшего собора были заложены два придела будущего храма. Закладка главной части, посвященная Святой Живоначальной Троице, была совершена только через два года ― 4 июля 1704 года. Строительство закончилось в 1712 году. Сначала новый собор не имел колокольни, в нем была только деревянная звонница, над которой располагалась небольшая церковь, придел во имя святителя Николая. Каменная церковь была освящена во имя Святой Троицы, с приделом во имя Знамения Пресвятой Богородицы и во имя святителя Николая.

В 1837 году по указаниям императора Николая I, посетившего город Симбирск в 1836 году, северная часть Соборной площади, где находился Николаевский собор, была отведена под сад. В 1861 году этот сад был самым любимым местом прогулки Симбирских жителей. Два раза в неделю, по вокресениям и четвергам, сюда собиралось по вечерам все городское общество, привлекаемое оркестром полковой музыки и хором песенников. В углу этого сада, выходящем на Венце против дворянского дома, был построен небольшой вокзал с буфетом. Открытая терраса, с прекрасным видом на Волгу, очень быстро наполнялась публикой. Пожар 1864 года уничтожил сад. В скором времени произошла его реконструкция, засажена деревьями и обнесена деревянной решеткой, но буфета уже не было, это обстоятельство послужила к тому, что сад стали посещать очень редко, и вскоре совсем забыли о нем. В 1881 году через Николаевский сад устроен проезд от губернаторского дома на Соборную площадь, через год часть сада отдали классической гимназии. Летом 1898 года Николаевский сад расчистили и привели в порядок.

До 1844 года этот собор считался главным и именовался Свято-Троицким. После возведения рядом летнего кафедрального Свято-Троицкого собора главный престол старого собора по указу Святейшего Синода был переименован во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца, и с тех пор он назывался уже Николаевским собором.

В начале 1855 года обветшавшая деревянная звонница и бывший Николаевский придел при ней были разобраны. В 1855 году, 30 августа состоялась торжественная закладка каменной колокольни с устроенной в ней в память Крымской войны 1853―1856 годов церковью во имя великомученика Ионна Воина. В новую церковь была перенесена святыня походной церкви симбирского ополчения 1812 года.

В 1857 году по проекту гражданского инженера В. Л. Ивановского к Николаевскому собору была пристроена четырехъярусная колокольня, которая вместе с куполом Троицкого собора стали высотными доминантами центральной — восточной части города.

Главный храм Симбирска принадлежал к типу соборных храмов XVII века. Он представлял собой прямоугольный в плане, пятиглавый, четырехстолпный крестово-купольный храм, с апсидой в виде трех полукружий. Четыре главки по углам лаконичного кубовидного объема были глухими. Кроме светового барабана центрального купола теплый собор освещался двумя рядами окон. Стены храма членились лопатками и завершались тремя полуциркульными закомарами. Строгий и лаконичный декор внешнего облика собора контрастировал с богатством его внутреннего убранства. С северной стороны к храму примыкал небольшой Знаменский придел. Вход в собор был с южной стороны, через паперть, устроенную под колокольней.

 Внутри храма у западной стены были устроены полати или хоры. Алтарь от основной части отделялся древним резным пятиярусным иконостасом, возможно, по преданию пожалованным городу царем Алексеем Михайловичем. Иконы в иконостасе были древнего письма. В 1840-х годах они были украшены драгоценными окладами и ризами. В алтаре находилась деревянная сень, устроенная над святым престолом.

В Николаевском соборе размещалась усыпальница преосвященного Феодотия — второго епископа Симбирского и Сызранского над которой находился живописный образ Христа Спасителя в терновом венце.

 В 1892 году гражданским инженером В.Л. Ивановским был разработан проект реконструкции одноэтажной пристройки с северной стороны, которая была осуществлена в последующие годы. В 1894году под алтарем собора устроена небольшая церковь, посвященная святым Варсонофию, епископу Тамбовскому и Евгению, мученику Херсонскому. Эта церковь становится четвертым пределом Николаевского собора.

Пол в храме и притворе чугунный, в алтаре деревянный, под алтарем в церкви — асфальтовый. Общая длина собора с запада на восток около 45 метров, наибольшая ширина 23 метра. Все размеры собора легко устанавливаются по сохранившимся чертежам за 1854 и 1892 годы. Копии этих чертежей сохранились в архиве.

Достопримечательности храма подробно освещены в книге Александра Косьмича Яхонтова «Церкви города Симбирска» приведем самые значимые.

1. Напрестольный серебряный позолоченный крест с мощами, пожалованный Царем Александром Михайловичем и Царицею Марией в 1648 году при построении города Симбирска.

2. Пожалованные царем Алексеем Михайловичем в 1653 году церковные книги, ризы и колокола, значительная часть уничтожена пожаром 1864 года.

3. Напрестольный крест и церковная утварь, перенесенные в собор из бывшей под горой Преображенской церкви.

4. Чудотворные образа Божьей Матери Смоленской и «Умиление сердец» в богатых серебряных ризах, присланные по преданию Императором Петром Великим после его посещения города Симбирска в 1723 году.

5. Часть ризы господней, перенесенная из бывшей под горой Успенской церкви.

Значение Николаевского собора в формировании центральной части города Симбирска в 19 веке нельзя недооценивать. Следует еще раз отметить, собор рассматриваемый в данной части исследовательской работы, берет свое начало от основания города Симбирска. Он формирует Соборную площадь, рядом с ним устраивается излюбленное место отдыха горожан. В данном соборе находятся исторические ценности которые относятся к 17 столетию. Можно считать доказанным, что Соборная площадь во главе с собором является территорией, на которой зародился город, и где в 19 веке было сосредоточено культурное и историческое наследие.

 Николаевский собор долгое время являлся важнейшим историко-мемориальным и архитектурно-художественным памятником, взятым на охрану государства в советское время. Утрата памятника связана с негативным отношением к историко-культурному наследию, которое в условиях Ульяновска особенно активно стало проявляться в 30-е годы XX века.

2.2 Свято-Троицкий кафедральный собор

 Кафедральный Троицкий собор ― одно из вещественных доказательств проявления патриотического чувства Симбирского дворянства. Тяжелый для России 1812 год отразился на Симбирске возможно чуть больше, чем на других городах России. В Симбирскую губернию съехалось из Москвы и окрестных городов много дворянских семей, испытавших на себе все ужасы войны и все время находившиеся под свежим впечатлением пережитых ими лишений. Сейчас мы приступим к рассмотрению и анализу важности строительства данного собора в историческом центре города

Историко-мемориальное значение собора в первоначальном замысле его возведения связывалось, главным образом, с важнейшим событием в истории России и Западной Европы — победой над французами и последующим заключением мира.

Вот что писалось в разных источниках по поводу сооружения нового храма в Симбирске: «Симбирское дворянство единодушно постановило; в изъявление священнейшим образом жертвы благодарения Господу Богу за ниспослание в Помазаннике своем Царя, коего мудростию превыше человеческой в бурную годину потрясения целой Европы, по ограждении блаженствующей России от гибели всеразрушения, утверждено блаженство всей Европы за пределы Родины, и сооружение нового храма соотносилось с явлением европейского масштаба.»

В истории России и ряда последующих поколений уже сооруженный храм в Симбирске, прежде всего, воспринимался как Храм-памятник в честь победы над французами в Отечественной войне 1812 года.

Полковник Генерального штаба Михаил Липинский при составлении книги «Материалы для географии и статистики России», касающихся Симбирской губернии, писал в 1868 году: «Троицкий собор воздвигнут в память Отечественной войны 1812 года». Причем следует особенно отметить факт возведения Троицкого собора как Храма-памятника раньше на 17 лет по сравнению с Исаакиевским собором в Санкт-Петербурге и на 42 года ранее чем собора Христа Спасителя в Москве, которые тоже сооружались как Храмы-памятники победы в войне 1812 года.

Мы можем добавить, на основе предыдущего источника, — и заключения условий, обеспечивающих мир в Европе. Следует еще дополнить — победы, обеспечившей на долгие годы прочный мир между Россией и Францией.

П.Л. Мартынов, автор известной книги «Город Симбирск за 250 лет его существования» в 1898 году сообщал: «Кафедральный Троицкий собор — одно из вещественных доказательств проявления патриотического чувства симбирского дворянства. Тяжелая година Отечественной войны 1812 года на Симбирске отразилась, может быть, более, чем на многих других русских городах: сюда съехалось из Москвы и ее окрестных городов много дворянских семей, испытавших на себе все ужасы войны и во все время ее находившихся под свежим впечатлением пережитых ими лишений. Под влиянием этого симбирское дворянство на выборах 1815 года, при получении известия о возвращении из-за границы государя, движимое усердием своим и приглашением губернатора Н.П. Дубенского, единодушно постановило: возобновить храм Симбирского Троицкого Собора, посвятив оный имени святого Александра Невского с приобщением к нему двух приделов: одного для сохранения имени существующего храма, а другого для помещения полковой церкви бывшего Симбирского ополчения».

Автор проекта Троицкого собора — архитектор Михаил Петрович Коринфский (Варенцов) (1758―1851) ― выпускник Академии Художеств, ученик А.Н. Воронихина (1759―1814), один из крупнейших представителей классицизма, работавших в русской провинции. Ему удалось осуществить крупные архитектурные проекты в Арзамасе, Нижнем Новгороде, Симбирске и Казани. Симбирский период творчества Коринфского, в отличие от арзамасского и казанского, практически не изучен. Вместе с тем деятельность этого архитектора в Симбирске стала не только яркой страницей в творческой биографии замечательного мастера, но во многом определила процесс сложения классицистического ансамбля центральной части города.

Коринфский жил и работал в Симбирске с 1823 по 1832 годы. За этот период по его проектам в городе были построены: Кафедральный Троицкий собор, Дом трудолюбия, здание Удельной конторы, а так же ряд зданий на территороии Симбирской губернии ― комплекс торговых рядов в Карсуне ― уездном городе Симбирской губернии, церковь в селе Архангельское ― Шигоны в Сенгелеевском уезде, разработан проект реконструкции здания мужской гимназии в Симбирске.

Коринфский привлек внимание предводителя симбирского дворянства князя М.П. Баратаева прежде всего как участник строительства Казанского собора в Петербурге ― национального храма-памятника общероссийского значения. Немаловажную роль в выборе архитектора сыграл тот факт, что к этому времени Коринфский имел репутацию мастера, трудами которого был воздвигнут величественный Воскресенский собор, посвященный победе русского оружия в войне с Наполеоном в Арзамасе, родном городе архитектора.

М.П. Коринфский принадлежал к поколению архитекторов, которое выражало национальную духовную идею через обращение к привычным аллегориям и схемам классического искусства, развивая темы римского Пантеона, собора святого Петра в Риме и святого Павла в Лондоне.

Воскресенский собор в Арзамасе (1813―1814) представлял собой образец распространенного в храмостроении классицизма тип кубического купольного храма. Квадратный в плане объем, по четырем сторонам которого были поставлены восьмиколонные портики ионического ордера, венчали пять глав. Центральная ― высокий купол на барабане, меньшие по размеру боковые главы стояли по углам квадрата.

История возведения Симбирского храма началась одновременно со строительством Воскресенского собора в Арзамасе в 1814г. Перво-начально симбирское дворянство вознамерилось перестроить Кафед-ральный Троицкий собор, посвятив его святому Александру Невскому, «с приобщением к нему двух приделов: одного для сохранения имени существующего храма, а другого ― для вмещения полковой церкви бывшего симбирского ополчения, как памятник чести и славы...».

План перестройки Свято-Троицкого собора составленный М.М. Рушко был отвергнут Строительным комитетом в связи с техническими трудностями и невозможностью переделать старый фасад «в хорошем вкусе». Второй проект, вероятно предложенный Строительным комитетом как альтернатива проекту Рушко, был создан петербургским архитектором А.И. Руска (1758―1822). Оба проекта представляли собой вариант распространенного в классицизме пятикупольного храма соборного типа.

Трудно сказать, почему Симбирское дворянство не удовлетворилось проектом Руска. Возникшее вскоре предложение построить новый храм в честь Святой Живоначальной Троицы с приделом во имя св. Александра Невского (небесного покровителя Александра I) и св. Иоанна Предтечи, именем которого была освящена церковь симбирского ополчения 1812 года, нашло широкий отклик среди дворянства. Таким образом, симбирский храм мыслился его создателями как храм-памятник великой победе, имевший конкретное мемориальное значение, и одновременно как памятник императору Александру I.

В 1816 году М.П. Коринфским разработан проект собора Александра Невского в городе Симбирске, который был утвержден Императором Александром I 7 сентября 1824 года. В настоящее время истинный состав архитектурных чертежей этого собора сохраняется в фондах РГИА. Утверждение проекта Коринфского и закладка собора относятся к сентябрю 1824 года. Проект был показан посетившему Симбирск Александру I, который, познакомившись с ним, одобрил замысел архитектора и собственноручно положил в основание собора камень и известку «нарочно приготовленной для сего случая серебряной золоченой лопаткой».

Храм был заложен на Соборной площади рядом со старейшим в Симбирске Свято-Троицким собором, который по завершению строительства нового храма стал называться Николаевским.

При проектировании нового Троицкого собора Коринфский предпринял попытку организовать территорию вокруг собора следующим образом. По его проекту внутреннее пространство композиции включавшее в себя старый и новый соборы, а также Здание присутственных мест окружалось двумя рядами деревьев. Каре открывалось в сторону Волги и ограничивалось с одной стороны существующим Зданием присутственных мест, с другой точно таким же зданием-близнецом, которое предполагалось построить. Вдоль набережной был запроектирован бульвар.

План Коринфского представлял собой первую попытку открыть Соборную площадь в сторону Волги и включить водные просторы Волги в композицию центральной части города как важный элемент пейзажа, поскольку открывавшийся с венца Симбирской горы вид по силе и мощи впечатления среди волжских городов мог соперничать только с нижегородским. Видимо, этот момент размышлений архитекторов и фиксирует план М.М. Рушко.

Таким образом, возведение Троицкого собора в Симбирске изменило композицию центра города, и, хотя строительство собора было завершено только в 1841 году, с момента начала строительства новый Троицкий собор мыслился ядром обретающей классический облик центральной части Симбирска и его главной достопримечательностью. Роль и господствующее положение Троицкого собора в панораме Симбирска, аналогичная значению Воскресенского собора в Арзамасе, видна на пейзаже неизвестного симбирского художника середины XIX века, изобразившего город с юго¬-западной стороны.

В 1825 году совет Академии художеств за проект Кафедрального Свято-Троицкого собора в Симбирске избрал М.П. Коринфского в «почетные академики». Архитектурно-художественные особенности храма Александра Невского: его необычная, округлая, форма с четырьмя прямоугольными колоннами-портиками, ориентированными по сторонам света и завершенными треугольными фронтонами, с таким же круглым над ними световым барабаном, украшенным по периметру 24-мя колоннами и 12-ю арочными окнами и увенчанным стройным куполом с фонариком и ажурным крестом, — производили неизгладимое впечатление своим изяществом и монументальностью.

Глава собора, благодаря ступенчатому очертанию кровли, расположенной ниже световой ротонды, как бы постепенно вырастала из основного объема храма, создавая органичный образ всего сооружения, ассоциирующегося с образом богатыря.

Коринфский ордер колонн с развитыми капителями, арочные ниши на фасаде между портиками создавали сложную игру света и тени, придавая всему сооружению черты пластичности и скульптурности.

Собор представлял собой центрическую структуру храма-ротонды со сводчатыми покрытиями и в этом качестве развивал тему таких известных сооружений Древнего и Нового времени как Пантеон в Риме (125 г.н.э.), Казанский (1801—1811 гг.) и Исаакиевский (1818—1858 гг.) соборы в Петербурге.

Интерьер храма полностью соответствовал его внешнему облику. Центральная часть представляла собой четыре пилона треугольной формы, декорированные полуколоннами коринфского ордера. На пилоны опирались подпружные арки, поддерживающие световой барабан-ротонду, завершенную сферическим куполом.

Главный вход расположен с западной стороны и оформлен восьмиколонным портиком на высоком цоколе с парадной наружной лестницей, аналогично оформлены два других входа с южной и северной сторон.

С восточной стороны расположен алтарь в прямоугольном помещении, оформленном снаружи и внутри коринфскими колоннами, подобно другим портикам. Все четыре боковые части, примыкающие к средней, перекрыты цилиндрическими сводами. Внутренние помещения храма, за исключением алтаря, имеют преобладающие круглые очертания стен. В нишах стен предалтарной части устроены лестницы и две верхние галереи.

В целом внутренняя планировка храма позволяла свободно ориентироваться в его пространстве, насыщенном скульптурами, живописью, предметами религиозных обрядов, четырехъярусным иконостасом, рядом икон и т.д. В отношении к ближайшему окружению собор представлял собой главный объект архитектурного ансамбля, включающего ряд зданий, выполненных так же как и собор, в стиле классицизма. В этом проявилось важное архитектурно-градостроительное значение этого храма. При его помощи удалось сформировать в середине XIX века в центральной части Симбирска целую систему памятников архитектуры и градостроительного искусства. В эту систему вошли Дом Дворянского собрания (ныне Дворец книги им. В.И. Ленина), Губернское правление (ныне Сельскохозяйственная академия), Губернаторский дом (утрачен), Мужская губернская гимназия (гимназия № 1 им. В.И. Ленина).

Дело в том, что все перечисленные объекты были сооружены в период господства классицизма в архитектуре, а старый Троицкий собор относился к архитектуре предшествующего периода и не мог соответствовать даже с учетом переделок этому окружению.

Таким образом, новый собор по своей архитектуре полностью отвечал сложившейся градостроительной ситуации в городе, связанной с изменением и утверждением ведущего архитектурного стиля эпохи — классицизма, получившего особенно широкое распространение в России после победы над армией Наполеона.

В эволюции градостроительной структуры Симбирска с первых десятилетий его существования выявляется ведущая роль Троицкого старого и нового соборов в формировании архитектурно-пространственной композиционной системы города.

Эта система построена на основе равнобедренного композиционного треугольника, в вершине которого первое время размещался старый собор, а стороны равнобедренного треугольника были закреплены Вознесенским собором на западе и Владимирской церковью на севере.

По мере расширения территории города увеличились и стороны равнобедренного композиционного треугольника. Так, на западе одна из его сторон закрепилась Богоявленской церковью, а на севере — Воскресенской (она же Германовская) церковью.

Все остальные церкви размещались на территории города с различной степенью приближения к основной градостроительной структуре этого композиционного треугольника, создавая в высотном отношении выразительный силуэт Симбирска со стороны Волги, из-за Свияги и вдоль основных дорог, связывающих город с Москвой, Саратовом и Казанью.

Немаловажное значение архитектурный облик нового собора имел в отношении к рядовой, традиционной для города застройке, в которой было много домов с мезонинами. Их повышенная средняя часть со скатными крышами ассоциировалась с аналогичным обликом собора, у которого средняя часть также возвышалась над остальным объемом храма. Такое единство порождало определенные черты ансамблевости главного сооружения города и его многочисленной рядовой застройки.

2.3 Деятельность Бориса Васильевича Аржанцева по восстановлению Троицкого кафедрального собора

 В последней части исследовательской работы следует привести часть статьи, которая посвящена Б.В. Аржанцеву — архитектору, краеведу, писателю, чье имя давно занесено в российскую энциклопедию «Лучшие люди России»: «Имя Бориса Васильевича Аржанцева (1929 — 2007) давно и по достоинству вписано в историю симбирского-ульяновского краеведения. Он известен, в первую очередь, как популяризатор архитектурного наследия дореволюционного Симбирска. Он вернул из небытия имена замечательных зодчих эпохи модерна Августа Шодэ и Федора Ливчака. Он был горячим сторонником возрождения кафедрального Троицкого собора, главного архитектурного символа губернского города».

Последние годы жизни Б. В. Аржанцев посвятил генеалогии, разыскивая в архивах и библиотеках сведения о многих поколениях симбирских жителей. «От нищего до воеводы, или Кто есть Кто в Синбирске», так называлась одна из книг Бориса Васильевича. Работы его имеют огромную краеведческую ценность. Он был замечательным фотографом, влюбленным в Ульяновск, в его пейзажи и архитектуру. Многие фотографии Б. В. Аржанцева теперь — уникальные свидетельства прошлого, ведь многие из запечатленных на них зданий, увы, безвозвратно утеряны для потомков. Их сгубило не время, а человеческое безразличие.»

Из приведенной выше статьи мы видим, что Борис Васильевич был на редкость отзывчив. Он щедро и бескорыстно делился своим опытом и знаниями со всеми - от маститых ученых, чиновников и бизнесменов до студентов и школьников начальных классов. Он шел туда, где для многих начинается настоящая встреча со знанием, с уникальным культурным наследием человечества — в библиотеку. Детская библиотека № 25 стала в 1990-е годы одной из любимых и знаковых «площадок». Поэтому в январе 2015 г. в рамках Года литературы состоялась торжественная церемония открытия центра краеведческой информации имени Бориса Васильевича Аржанцева при детской библиотеке №25. Основной целью центра станет формирование и воспитание краеведческой культуры пользователей, популяризация краеведческой деятельности Б. В. Аржанцева, краеведа, исследователя, историка, автора книг по истории градостроительства Симбирска, почетного гражданина города Ульяновска, почетного профессора Ульяновского Государственного университета.

В фондах Государственного Архива Ульяновской области хранится беседа Бориса Васильевича с корреспондентом, сведений о нем как и о дате публикации ничего не известно. В интервью содержится уникальная концепция развития города Ульяновск. «Каждого человека формируют два фактора — генетическая наследственность и окружающая среда. Генетическая наследственность зависит не от нас, но окружающим среда полностью в нашей власти. Значит, для того, чтобы сделать лучше самих себя, мы должны сознательно и правильно ее сформировать… Что для нас окружающая среда? Это — город…

Город я оцениваю с трех позиций, которые называю «венцами». Первое (и главное) — природный венец (природа, ландшафт), второе — градостроительный венец (архитектура), третье — духовный венец (культура, люди)... Все эти венцы воспитывают в человеке эстетическое чувство, насыщают эмоциями, расширяют кругозор. Эстетика окружающего мира, вне нашего желания, формирует из нас нормальных, творческих людей...»

Природному венцу города Ульяновска Борис Васильевич придавал наибольшее значение в формирование градостроительной композиции города. Николай Михайлович Карамзин в свое время писал: «Симбирские виды уступают по своей красоте немногим в Европе». Природный венец (особенно бульвар Нового Венца) может составить конкуренцию многим городам в Европе. Многие знаменитые артисты и приезжающие высокопоставленные гости отмечают красоту города.

В своем интервью Б. В. Аржанцев так же отмечает: «Ульяновск - город с уникальными природными условиями! Еще Гиппократ говорил о влиянии расположения городов на их жителей. По его мнению, самые лучшие с точки зрения здоровья (и духовного, и физического) города — это города с восточной ориентацией. То есть те, склон которых обращен на восток. О таких городах он говорил, что они «похожи на весну»... Плюс к тому, если с этой восточной стороны у города есть река, то данное месторасположение вообще идеально!...»

Главным украшением градостроительного венца Симбирска в 19 веке была Соборная площадь, которую украшал Свято-Троицкий кафедральный собор. Он, как уже упоминалось, был построен в стиле классицизма, крестообразный в плане и окруженный четырьмя колоннадами, над которыми возвышался один купол, напоминавший своим видом Исаакиевский собор в Петербурге. В отношении к ближайшему окружению собор представлял собой объект архитектурного ансамбля, включающего ряд зданий, выполненных, как и собор, в стиле классицизма. При его помощи удалось сформировать исторический центр города, в середине XIX века собор сформировал целую систему памятников архитектуры и градостроительного искусства. В эту систему вошли дома Дворянского собрания, губернского правления, губернаторский дом, губернская гимназия, Николаевский сад, Карамзинский сквер.

В 1927 году Свято-Троицкий собор был включен в число охраняемых памятников архитектуры. Однако местные власти все же подняли вопрос о сносе храма, на что из Комитета по охране памятников при Президиуме ВЦИК пришел ответ: "... Указанное здание требует, как высокохудожест-венный памятник, безусловного сохранения...". Но в 1937 году в нарушение предписания Комитета ВЦИК кафедральный собор был разрушен.

Если обобщенно оценить всю значимость Троиц¬кого собора как храма-памятника, главного религи¬озного центра города и его общественное значение для старого Симбирска и нового Ульяновска, необходи¬мо определить его идейное содержание. Во-первых, он нес народно-патриотическую идею, во-вторых, ре¬лигиозно-нравственную, и, в-третьих, идею единства общества и государства.

В Российском Государственном историческом архиве Петербурга, сохранены все чертежи Троицкого собора с авторской подписью архитектора М.П. Коринфского. Если исходить из опыта воссоздания храма Христа Спа-сителя в Москве, когда в дополнительном объеме ниж¬него этажа размещены несколько престолов, ранее от¬сутствующих, можно порекомендовать аналогичное решение для возрождаемого Троицкого собора: в вер¬хней части храма с северной стороны -_престол во имя Софии Премудрости Божией, главный престол Свя¬той Живоначальной Троицы, южный престол Преоб-ражения Господня. Все три престола соответствуют трем важнейшим общероссийским идеям: мудрости, единства и творчества. В нижней части храма с север¬ной стороны — престол во имя Иоанна-воина в память о симбирском ополчении 1812 года, главный престол во имя святого благоверного князя Александра Не¬вского, с южной стороны - престол во имя святого Андрея Первозванного.

Верхний храм с тремя обозначенными престолами соответствует идее единства общества и государства, нижний храм с тремя престолами несет в себе народ¬но-патриотическую идею, а в целом их объединяет религиозно-нравственная идея. Восстановление Тро¬ицкого собора в Ульяновске, а также Дома Карамзи¬ных, Дома губернатора, Казанской (Николаевской) церкви в историческом центре города позволит не только возродить историко-мемориальные архитектур¬ные ансамбли в былой и обновленной славе на их пре¬жних местах, но и поднимет сам город на более высо¬кую ступень духовной памяти.

В статье «Троицкий собор первое украшение города» Борис Васильевич пишет «По моему глубокому убеждению, настало время преображения нашего Отечества на основах глубо¬кого уважения к предкам, вековым традициям и пре¬умножению наилучших достижений во всех сферах жизни».

В исследовательской работе рассматриваются подшивки Народной газеты за 2002 и 2005 годы, которые являются свидетелями разыгравшейся дискуссии между противниками и сторонниками восстановления Троицкого собора.

В 2002 году горожане, общественность Ульяновска инициировали вопрос о восстановлении Свято-Троицкого кафедрального собора как мемориального Храма памятника в честь.победы русского оружия, уве-ковечившего память погибших в Отечественной войне 1812 года, Великой Отечественной войне (1941—1945 годы.), локальных войнах и конфликтах XX столетия. Восстановление Свято-Троицкого собора — можно назвать одним из моментов восстановления исторической справедливости за порушенные в годы лихолетия Храмы и человеческие судьбы. В это время было разрушено 3 собора, 30 церквей. К 1998 году в городе было всего 2 храма. Симбирская епархия единственная в стране долгое время не имела кафедрального собора и только в 2015 году был освящен Спасо-Вознесенский кафедральный собор, строительство которого началось в 1994 году.

Ульяновская область, по словам Б.В. Аржанцева, к сожалению, занимает далеко не лидирующие позиции в Поволжском регионе и России по многим социально-экономическим показателям. Пьянство и наркомания, безнравственность и равнодушие, разгул преступности становятся реалиями нашей жизни. По мнению Бориса Васильевича бороться с этими уродливыми явлениями без возрождения нравственности, духовной культуры невозможно. Восстановление духовного наследия города Симбирска поможет преодолеть негативные явления, будет первым шагом возвращения к духовным истокам российского общества. За восстановление Свято-Троицкого кафедрального собора, по результатам социологических опросов высказалось 83% горожан, т.е. значительное большинство выступают за его восстановление.

Сохранившаяся проектная документация определила возможность воссоздания Свято-Троицкого собора без каких-либо изменений, без сноса

существующих строений и на прежнем историческом месте. При разработке проекта учтены все рекомендации, результаты научно-исследовательских работ и изысканий государственного историко-мемориального заповедника "Родина В.И. Ленина", всех проведенных экспертиз, которые выявили историко-мемориальную и архитектурную значимость Свято-Троицкого собора. При строительстве будут применяться методики и сберегающие технологии, которые исключают нанесение ущерба находящимся рядом объектам. Размещение Свято-Троицкого кафедрального собора на площади Ленина, как и Покровского собора на Красной площади в Москве, является продолжением традиций по строительству мемориальных объектов города.

После обнародования в печати новости о строительстве собора происходит затишье, но в марте 2005 года происходит пресс-конференция по строительству Свято-Троицкого кафедрального собора. Во время обсуждения остро обозначились позиции сторонников и противников строительства собора, которые будут приведены ниже.

 Идею воссоздания собора полностью поддержал архиепископ Симбирский и Мелекесский Владыка Прокл, во время своего выступления он подчеркнул важность возведения собора: «Мы полны решимости строить Свято-Троицкий кафедральный собор, который, несомненно, будет иметь государственную ценность. В настоящее время важно возрождать духовность, ведь город Ульяновск совершенно обезглавлен.

Когда к нам приезжают представители различный конфессий, в первую очередь они интересуются судьбой наших храмов, представленных во всем своем великолепии на открытках города Симбирска. Их поражает, что мы сами все уничтожили и прежде всего, память предков. Нам следует понимать, что пришло время не разрушать, а созидать.»

 На конференции были мнения о невозможности строительства собора. Однако, стоит отметить положительный опыт строительства на Красной площади в Москве, Казанского собора и часовни Иверской Божией Матери.

Не обошли во время конференции и вопрос о стоимости строительства собора: она составляет 110 миллионов рублей. Предполагалось возродить собор за три года. К осени намечалось "выйти" из земельных работ и начать кирпичную кладку. Средства находились на счетах епархии, другая часть - на счетах предприятий и организаций, которые готовы оказывать в строительстве всестороннюю помощь. На вопросы о финансировании Владыка Прокл отмечал, что строительство богоугодного дела, таких масштабов, должно происходить сообща : "Собор надо строить сообща, всем миром. Никому не будет дорог собор, построенный на деньги фондов, предприятий, различных фирм. Он не будет собором, если в него не вложены частицы души человеческой. Только поступая по совести своей, внося посильный вклад, можно чувствовать сопричастность к этому великому делу".

 Теплым и искренним было выступление почетного гражданина города Ульяновска, историка и краеведа Бориса Васильевича Аржанцева, приведем его слова: "Я провожу изыскания по Троицкому собору вот уже более 30 лет. Его чертежи мне удалось найти в архивах Санкт-Петербурга в 1974 году. Это мой вклад в строительство собора. Все памятники культуры подразделяются на четыре вида ценностей: местные, региональные, общероссийские и международные. Троицкий собор выходит на уровень российский и международный. Павел Флоренский говорил, что начиная с первого века христианства и до нынешних дней все упирается в два вопроса: Троицы и ее воплощения. Троица – это, прежде всего, единство. Как его добиться? И второе: как воплотить в жизнь эту идею, в нашем случае, это возведение собора. Мы вплотную подошли к этому этапу. Теперь предстоит устранить все разногласия, сообща найти решение имеющихся проблем, снять противоречия. Осталось семь лет до празднования 200-летия победы над французами в Отечественной войне 1812 года. Если немедленно приступить к строительству, то к этой дате собор возведем: момент не упущен.

 Уверен, что как только мы приступим к возведению собора, все вокруг начнет возрождаться".

 Но не стоит освещать только положительную сторону возведения кафедрального собора, стоит отметить и противников данного строительства. Против выступил известный ульяновский краевед Сергей Петров. Он от имени общественности города составил и отослал в Кремль президенту Владимиру Владимировичу Путину письмо за несколькими подписями. В нем в частности сказано: «В Ульяновске принято беспрецедентное для нашего региона решение о строительстве грандиозного Троицкого собора. С какой бы точки зрения не оценивать это решение, вывод однозначен: в нынешней ситуации строить собор нельзя.»

 Несмотря на явные противоречия по поводу строительства собора 9 марта на месте возведения Свято-Троицкого собора прошел молебен. Владыка Прокл провел обряд освящения, после которого можно приступать к работе.

 Но 25 марта 2005 года в прессе прошла новая информация о строительстве Свято-Троицкого кафедрального собора. Очередная попытка начать строительство крупного культового сооружения на площади В.И. Ленина вызвала негативную реакцию значительной части ульяновцев. Депутаты законодательного собрания Ульяновской области в своем письме упоминают: «Российская Федерация является светским государством, поэтому использование государственных ресурсов для решения внутрицерковных вопросов недопустимо». Они также просят не забывать, что в стране и области действует не только Православная Церковь, но и иные конфессии. Демонстративная деятельность первых лиц органов исполнительной власти региона в интересах одной из них создает реальную опасность раскола общества еще и по национально-религиозному признаку.

Инициаторами строительства всячески обходится тот факт, что представители различных слоев общества выступают не вообще против строительства собора, а против строительства на произвольно избранном месте. Против разрушения сложившегося архитектурно-исторического ансамбля. Против создания обстановки, реально угрожающей разрушением окружающих стройплощадку памятников архитектуры, в которых располагаются учреждения культуры и образования.

В письме также отмечается, что не следует навязывать религиозное мировоззрение всему обществу, значительная часть которого не разделяет его. Бесперспективен спор о том, что святее — объективно существующая Ленинская мемориальная зона или новое здание, которое, возможно, будет выстроено на новом месте под именем ранее существовавшего Троицкого собора. Убедить ни одну из сторон не удастся, а волевые решения приведут только к обострению конфронтации.

На строительство собора были выданы разрешения на проведение работ, но даже заявление о том, что будут применяться технологии, обеспечивающие сохранность ветхих зданий, не помогли. Особенно после того, как в результате работы еще не тяжелой строительной техники, а всего лишь отбойных молотков при установке столбиков для забора, в здании школы-гимназии образовались новые трещины и посыпалась штукатурка.

По инициативе Губернатора Ульяновской области С.И. Морозова была создана специальная комиссия по оценке технического состояния зданий, окружающих площадь Ленина. Она сделала неутешительные выводы, с которыми был вынужден согласиться губернатор. Дворец книги, сельскохозяйственная академия, Краеведческий и художественный музей, школа-гимназия №1 построены в 18 и 19 веках. Эти здания эксплуатируются от 90 до 215 лет! По современным же нормам, срок службы каждого из них составляет от 35 до 50 лет. И это еще не все. «Начинка» зданий требует капитального ремонта. Почти везде внутри помещений есть трещины, местами протекают крыши, того и гляди обрушится штукатурка. Естественно, что здания слишком «чутко» реагируют на различные вибрации.

Строительство Свято-Троицкого собора было приостановлено, правительство Ульяновской области до сих пор положительно относится к данной идее воссоздания собора. В марте 2011 года снова поднимается вопрос о строительстве храма: «Областные власти не отказались от проекта восстановления Свято-Троицкого собора, - сообщил глава региона. В пятницу во время общения с журналистами Сергей Морозов рассказал, что на встрече с патриархом Московским и Всея Руси Кириллом, состоявшейся в четверг, обсуждался проект восстановления в Ульяновске Свято-Троицкого собора. Его планируют восстанавливать в другом месте. Площадка для него сейчас подбирается в центре города. Для ее освобождения, по словам главы региона, придется расселять людей, то есть речь идет об участке, занятом жильем».

23 августа президентом был подписан указ о праздновании 250-летия со дня рождения Николая Карамзина. С идеей отметить юбилей земляка на федеральный уровень вышли наши чиновники, в число мероприятий по подготовке юбилея в официальной информации называется восстановление Свято-Троицкого собора на площади Ленина.

В конце хочется отметить положительный опыт строительства Спасо-Вознесенского кафедрального собора, на освящение которого 21 мая 2015 года в Ульяновск приезжал Святейший Патриарх Кирилл. На возведение собора ушли долгие годы и затяжные периоды безденежья, но величественный храм удалось воздвигнуть.

Вопрос о строительстве кафедрального собора возник еще четверть века назад, когда в городе возродили самостоятельную Ульяновскую епархию. Место выбирали долго. Архитектурное управление Ульяновска предложило для строительства церкви участок площадью два гектара на пересечении улиц Минаева и 12 Сентября. Православная церковь поддержала эту идею. Облик тоже выбрали. Решено было остановиться на Спасо-Вознесенском соборе, который до сноса в 30-е годы располагался на пересечении нынешних улиц Гончарова и Ленина. Чертежи старого собора, к сожалению, не сохранились, поэтому для постройки нового воспользовались фотографиями. Разработку проекта и его экспертизу завершили к концу 1994 года. Тогда же освятили место для постройки.

Однако самые большие трудности оставались впереди. Пришлось перекраивать границы участка, вырубать деревья. Но для всего этого помощи властей тогда оказалось недостаточно, а частных пожертвований было слишком мало. Поэтому для начала решили построить хотя бы временный, деревянный Всесвятский храм. А доход с его деятельности использовать на строительство самого собора.

За год, к апрелю 1996-го, был построен и освящен Всесвятский храм. Буквально на следующий год начали воздвигать Спасо-Вознесенский кафедральный собор. Но в кризисный 1998 год все работы прекратили. Строительство возобновили только в 2006-м.

На протяжении многих лет активную позицию в построении храма занимал священнослужитель Алексий Скала. Именно благодаря его усилиям и поддержке губернатора Ульяновской области Сергея Морозова дело сдвинулось с мертвой точки. Собор начал активно строиться. Наконец-то оформили все необходимые документы, подняли проект. Строительство вели поэтапно, в зависимости от финансирования.

Поначалу планировалось закончить работы в 2009 году. К 20-летию возрождения епархии на строящемся соборе повесили колокола. Всего их десять: три больших, остальные поменьше и совсем маленькие. Вес самого большого колокола - шесть тонн, украшен изображениями Андрея Первозванного, Андрея Блаженного и Покрова Пресвятой Богородицы. Но по разным причинам на этом работы и завершились, сроки окончания строительства перенесли, потом еще и еще раз. Долгожданным годом открытия стал 2015-й.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что город Ульяновск начинает свою деятельность по восстановлению утраченного архитектурно-религиозного наследия. Подтверждением этому является открытие в 2015 году величественного Спасо-Вознесенского собора, построенного в стиле барокко, включение Свято-Троицкого кафедрального собора в утвержденный правительством Российской Федерации «план основных мероприятий по подготовке и проведению празднования 250-летия со дня рождения Н.М. Карамзина», а также деятельность общественного фонда «Имени Б.В. Аржанцева» под руководством его президента Виктора Ивановича Сахарова, ведущего большую организаторскую работу по восстановлению Воскресенского (Германовского) собора.

«Делайте добро, и все у вас получится», - это напутствие Б.В. Аржанцева, почетного гражданина города, известного архитектора и краеведа должны помнить все последующие поколения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проведенного исследования удалось выяснить, что процесс формирования исторического центра Симбирска было долгим. Начатое в XVII веке, оно было завершено только в середине XIX столетия. Решающими факторами в создании классицистического ансамбля центра Симбирска стало инициированное симбирским дворянством возведение Троицкого собора, повлекшее за собой значительные изменения в планировке центральной части Симбирска, и визитом императора Николая I, чьи распоряжения относительно устройства Соборной и Карамзинской площадей нашли отражение в плане 1843года, завершившем становление исторического центра города Симбирска в XIX веке.

На протяжении всей дореволюционной истории в городе Симбирске

 велось интенсивное храмовое строительство. Благодаря церковному зодчеству сложился духовный облик и самобытный образ города, а также его высотный силуэт и композиционное пространство. Утрата всех основных храмовых сооружений в ХХ веке низвела город на уровень безличного промышленного поселения, в то время как еще на рубеже XIX-ХХ вв. современники называли Симбирск за его красоту «дворянским» городом. Попытки изменения исторического центра города в XX веке связанные с созданием новых доминант и мемориальных ценностей, связанных с увековечением памяти В.И. Ленина, не увенчались действительным успехом – здания Ленинского Мемориала и советские высотные постройки (гостиница «Венец») своими бетонными конструкциями, мраморными и гранитными плитами, только подчеркивают мертвенность, как бы «закрытость» выси городского пространства.

 В последней главе настоящего исследования было сказано о важности Свято-Троицкого кафедрального собора в формировании градостроительного облика города, была проведена работа по изучению периодических изданий в которых рассматривается вероятность восстановления храма на площади Ленина. Исследованием исчезнувших архитектурных сооружений Симбирска занимался Борис Васильевич Аржанцев, цель его жизни ярко выражает цитата приведенная из завещания «Я хочу оставить городу купола восстановленных соборов, просторный Дом губернатора, дом историографа Карамзина, восстановленный в чертежах, собранных не из одного архива.»

Изучение утраченного храмового наследия является необходимой предпосылкой возможного, хотя и частичного, восстановления разрушенного духовного пространства города. На данный момент есть положительный опыт возрождения Спасо-Вознесенского кафедрального собора. До сих пор сохраняется надежда на восстановление Свято-Троицкого собора на центральной площади города. Остальные разрушенные храмы в большинстве своем, вероятно, в обозримом будущем не смогут быть восстановлены в первоначальном виде и на своих местах.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Архивные материалы:

Государственный архив Ульяновской области (ГАУО)

Ф. 732. Оп. 1. Ед. Хр. 144. Л. 147.

Ф. Р-4226. Оп. 2. Ед. Хр. 205. Л. 35.

Ф. Р-4226. Оп. 2. Ед. Хр. 247. Л. 14.

Ф. Р-4226. Оп. 2. Ед. Хр. 307. Л. 3.

Книги:

Аржанцев Б. В. Архитектурно-исторические образы Симбирска: Монография. — Ульяновск — ОГУТТ «Облтипография «Печатный двор», 2004. — 168 с.

Аржанцев Б. В., Митропольская М. Г. Архитектурная летопись Симбирска второй половины XVII — начала XX веков. Ульяновск, 1994. — 165 с.

Мартынов П.Л. Город Симбирск за 250 лет его существования. — Симбирск, 1898. — 452 с.

 Материалы всероссийской научной конференции «Н.М. Языков и литература пушкинской эпохи» — Ульяновск, 2003.- 259 с.

Материалы первой и второй научных конференций, посвященных ученому и краеведу С.Л. Сытину — Ульяновск, 2004. – 1005 с.

 Сотников Б.Е. Архитектурно – историческая среда. — Ульяновск, 2010. — 208 с.

Ульяновская — Симбирская энциклопедия. Редактор-составитель В. Н. Егоров. В двух томах. Том 1. — Ульяновск: Симбирская книга, 2000. — 400 с.

Ульяновская — Симбирская энциклопедия. Редактор-составитель В. Н. Егоров. В двух томах. Том 2. — Ульяновск: Симбирская книга, 2004. — 590 с.

 Яхонтов А.К. Церкви города Симбирск-Симбирск. — 1898. — 177 с.

© Рефератбанк, 2002 - 2017