Вход

Тема Родины в лирике М. Цветаевой

Реферат по литературе
Дата добавления: 30 января 2006
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 789 кб (архив zip, 282 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу





Министерство образования и науки

Республики Бурятия

Городское управление образования

Администрации г. Улан-Удэ

Гимназия №14








Образ Родины в лирике М.И.Цветаевой















Выполнила: Тугарина М.П.

Проверила: Иевская Г.Л.





Содержание:


Вступление………………………………………………………………..3

Страницы биографии……………………………………………………..5

Образ Родины в лирике…………………………………………………..9

Заключение……………………………………………………………….22

Список литературы………………………………………………………24




































Вступление.


Среди бесценных духовных сокровищ, которыми Россия так богата, особое место принадлежит женской лирической поэзии. Этот жанр созвучен женской душе. Говоря о женской лирике, следует рассматривать все ее многообразие — лирику философскую, гражданскую, пейзажную и любовную. Только погружаясь во все разнообразие лирической стихии, поэт обретает силу, полноту и целостность ощущения жизни. Лиризм — это чудесная способность поэта всякий раз, в неповторимости данного мгновения, увидеть мир как бы заново, почувствовать его свежесть, изначальную прелесть и ошеломляющую новизну. А именно эти качества присущи женской душе.

Лирика рождается из непреодолимой потребности душевного самораскрытия, из жадного стремления поэта познать самого себя и мир в целом. Но это лишь половина дела. Вторая половина в том, чтобы заразить своим пониманием другого, взволновать и удивить его, потрясти его душу. Таково замечательное свойство лирической поэзии: она служит катализатором чувств и мыслей. Вся гамма чувств доступна женской лирики — любовь и гнев, радость и печаль, отчаяние и надежда.

Поскольку в основе лирической поэзии лежит конкретное личное переживание, ее нет и быть не может без личности поэта, без его душевного опыта. Д.И. Писарев утверждал: "Лириками имеют право быть только первоклассные гении, потому что только колоссальная личность может приносить обществу пользу, обращая его внимание на свою собственную частную и психическую жизнь". Сказано это чересчур категорично, но по существу совершенно верно: только тот имеет право на исповедь и может рассчитывать на сопереживание читателя, кому есть чего сказать. Личность поэта должна быть непременно значительной, духовно богатой и тонкой. Только при этом условии лирическая поэзия способна решить свою главную задачу — приобщить читателя к доброму и прекрасному. А кто как не женщина-поэт способна это сделать.

Феномен женской поэзии вызывал всегда, вызывает и ныне разноголосицу суждений. Критических страстей, язвительных нареканий, скептических ухмылок здесь еще больше, чем в спорах о женской прозе. Наверное, потому, что явление это труднее "не замечать", так как оно в отечественном и мировом масштабе имеет плеяду, безусловно, признанных имен. Это прославленные поэтессы античности Сапфо и Коринна. Это совсем близкие нашему времени Зинаида Волконская — муза многих поэтов, Евдокия Ростопчина, Каролина Павлова, Зинаида Гиппиус. За всеми именами — творчество, выразившее свою эпоху полной мерой.

Замечательные страницы женской поэзии прошлого века вошли в сокровищницу литературы, но только в XX веке женщины обрели полный поэтический голос в лице Анны Ахматовой и Марины Цветаевой.













Страницы биографии, повлиявшие на появление

темы Родины в творчестве


Марина Цветаева родилась в ночь с 26 на 27 сентября, «между воскресеньем и субботой», в 1982 году. Позже она напишет об этом:


Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья,

Я родилась.


Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.


Почти двадцать лет (до замужества) она прожила в доме №8 в Трехпрудном переулке. Этот дом Цветаева очень любила и называла «самым родным из всех своих мест». В письме к чешской подруге Анне Тесковой она писала: «…Трехпрудный переулок, где стоял наш Дом, но это был целый мир, вроде именья, и целый психический мир – не меньше, а может быть и больше дома Ростовых, ибо дом Ростовых плюс еще сто лет…»1. С другими детьми дети Цветаевых почти не общались, и весь мир сосредотачивался в Доме. Молодая Цветаева призывала:


Ты, чьи сны еще непробудны,

Чьи движенья еще тихи,

В переулок сходи Трехпрудный,

Если любишь мои стихи.

……………………………

Умоляю – пока не поздно,

Приходи посмотреть наш дом!

……………………………

Этот мир невозвратно-чудный

Ты застанешь еще, спеши!

В переулок сходи Трехпрудный,

В эту душу моей души.


Страсть к России зарождается в Марине Цветаевой, когда она с родителями и сестрой Асей поселяется в Германии во Фрейбурге. Тоска по Родине, которую девочка не видела почти три года, разбудила в ней первое «родино-чувствие».

Устойчивый быт уютного дома в одном из старомосковских переулков, неторопливые будни профессорской семьи - все это было поверхностью, под которой уже зашевелился "хаос" настоящей, не детской поэзии.

В тому времени Цветаева уже хорошо знала себе цену как по­эту (в 1914г. она записывает в своем дневнике: "В своих стихах я уверена непоколебимо"), но ровным счетом ничего не делала для то­го, чтобы наладить и обеспечить свою человеческую и литературную судьбу.

В мае 1922 года Марина уезжает вслед за мужем за границу. Ее стихи, написанные в эмиграции, - это тоска по родине, горечь разлуки с Россией. Цветаева навсегда срослась с отчизной, с ее вольной и отчаянной душой. Россия для Марины Цветаевой - выражение духа бунтарства, буйного простора и безбрежной широты.


Другие всей плотью по плоти плутают,

Из уст пересохших - дыханье глотают...

А я - руки настежь! - застыла - столбняк!

Чтоб выдул мне душу - российский сквозняк!


Где-то далеко родные поля, вобравшие в себя запах раннего утра, где-то далеко родное небо, где-то далеко родная страна. И с ней равнодушно разделяют Марину Цветаеву километры дорог.


В некой разлинованности нотной

Нежась наподобие простынь -

Железнодорожные полотна,

Рельсовая режущая синь.


К 30-м годам Марина Цветаева совершенно ясно осознала рубеж, отделивший ее от белой эмиграции. Важное значение для понима­ния поэзии Цветаевой, которую она заняла к 30-м годам, имеет цикл "стихи к сыну". Здесь она во весь голос говорит о Советском Союзе, как о новом мире новых людей, как о стране совершенно особого скла­да и особой судьбы, неудержимо рвущейся вперед - в будущее, и в само мироздание - "на Марс".


Hи к городу и ни к селу -

Езжай, мой сын, в свою страну,-

В край - всем краям наоборот!

Куда назад идти - вперед

Идти, особенно - тебе,

Руси не видавшие.

................................

Нести в трясущихся горстях:

"Русь - это прах, чти- этот прах!"

От неиспытанных утрат

Иди - куда глаза глядят!

................................

Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой - вперед -

В свой край, в свой век, в свой час - от нас-

В Россию - вам, в Россию - масс,

В наш - час - страну! В сей - час - страну!

В на - Марс - страну! В без - нас страну!










Образ Родины в лирике


Жизнелюбие Марины воплощалось прежде всего в любви к Рос­сии и к русской речи. Марина очень сильно любила город, в котором родилась, Москве она посвятила много стихов:


Над городом отвергнутым Петром,

перекатился колокольный гром.

Гремучий опрокинулся прибой

Над женщиной отвергнутой тобой.

Царю Петру, и вам, о царь, хвала!

Но выше вас, цари: колокола.

Пока они гремят из синевы -

Неоспоримо первенство Москвы.

- И целых сорок сороков церквей

Смеются над гордынею царей!

Сначала была Москва, родившаяся под пером юного, затем мо­лодого поэта. Ее ранние стихи проникнуты нежностью к Москве, где она родилась.


И льется аллилуйя

На смуглые поля.

-Я в грудь тебя целую,

Московская земля!


Не забывала она и о Тарусе, где проводила детские и отроческие годы.


Но и с калужского холма

Мне открывалася она-

Даль - тридевятая земля!

Чужбина, родина моя!


Во главе всего и вся царил, конечно, отчий "волшеб­ный" дом в Тpехпpудном переулке:


Высыхали в небе изумрудном

Капли звезд и пели петухи.

Это было в доме старом, доме чудном...

Чудный дом, наш дивный дом в Трёхпрудном,

Превратившийся теперь в стихи.


Таким он предстал в этом уцелевшем отрывке отроческого стихотворения. Дом был одушевлен: его зала становилась участницей всех событий, встречала гостей; столовая, напротив, являла собою некое пространство для вынужденных четырехкратных равнодушных встреч с "домашними", - столовая осиротевшего дома, в котором уже не было матери. Мы не узнаем их стихов Цветаевой, как выглядела за­ла или столовая, вообще сам дом, - "на это есть архитектура, даю­щая". Но мы знаем, что рядом с домом стоял тополь, который так и остался перед глазами поэта всю жизнь:

Этот тополь! Под ним ютятся

Наши детские вечера

Этот тополь среди акаций,

Цвета пепла и серебра...

Стихи эмиграции – важный этап творчества Марины Цветаевой.

В это время в Цветаевой все более растет и укрепляется живой интерес к тому, что происходит на покинутой Роди­не. За границей поэтесса следит за событиями, происходящими в России. Она пишет «стихи к Чехии», полные гражданского негодования в связи с отторжением от Чехословакии Судетской области, пишет стихи о челюскинцах, гордится, что они - русские.


За вас каждым мускулом

Держусь - и горжусь:

Челюскинцы - русские!


"Родина не есть условность территории, а принадлежность памяти и крови, - писала она. - Не быть в России, забыть Россию - может бояться только тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри - тот теряет ее лишь вместе с жизнью". С течением времени понятие "Родина" для нее наполняется новым содержанием. Поэт начинает пони­мать размах русской революции ("лавина из лавин"), она начинает чутко прислушиваться к "новому звучанию воздуха".

Тоска по России, сказывается в таких лирических стихотворениях, как "Рассвет на рельсах", "Лучина", "Русской ржи от меня поклон", "О неподатливый язык ...", сплетается с думой о новой Ро­дине, которую поэт еще не видел и не знает, - о Советском Союзе, о его жизни, культуре и поэзии.

Покамест день не встал

С его страстями стравленными,

Из сырости и шпал

Россию восстанавливаю.

Из сырости - и свай,

Из сырости - и серости.

Пока мест день не встал

И не вмешался стрелочник.

.........................

Из сырости - и стай...

Еще вестями шалыми

Лжет вороная сталь

Еще Москва за шпалами!

Цветаева с тоской и надеждой вопрошает:

«Россия моя, Россия,

Зачем так ярко горишь?»

Русь для Цветаевой - достояние предков, Россия - не более как горестное воспоминание "отцов", которые потеряли Родину, и у которых нет надежды обрести ее вновь, а "детям" остается один путь - домой, на единственную Родину, в СССР. Столь же твердо Цветаева смотрела и на свое будущее. Она понимала, что ее судьба - разделить участь "отцов". У нее не хватало мужества признать историческую правоту тех, против которых она так безрассудно восставала. Родина видится Цветаевой “Россией масс”, страной “без нас”, которая “нас не позовет”. Для неё новое название СССР никак не вяжется с Русью, Россией:


Русь – прадедам, Россия – нам

Вам – просветителям пещер –

Призывное – СССР.


В стихотворении “Родина” (1932) воспевает красоту России и выражает свою любовь к ней.

С течением времени понятие “Родина” для нее наполняется новым содержанием. Поэт начинает понимать размах русской революции (“лавина из лавин”), она начинает чутко прислушиваться к “новому звучанию воздуха”. Октябрьскую революцию Цветаева не поняла и не приняла. Лишь много позднее, уже в эмиграции, смогла она написать слова, прозвучавшие как горькое осуждение самой же себя: “Признай, минуй, отвергни Революцию – все равно она уже в тебе – и извечно… Ни одного крупного русского поэта современности, у которого после Революции не дрогнул и не вырос голос, – нет”. Цветаева не была монархисткой, но опасалась за судьбу России, опасалась перемен. Николай II отрекся от престола 1 марта 1917 года, на следующий день Марина написала:

Над церковкой голубые облака,

Крик вороний…

И проходят – цвета пепла и песка –

Революционные войска.

Ох ты барская, ты царская моя тоска!

Нету лиц у них и нет имен, –

Песен нету!

Заблудился ты, кремлевский звон,

В этом ветреном лесу знамен.

Помолись, Москва, ложись, Москва, на вечный сон.


Цветаева жалеет и павшего царя и его семью и призывает:


Грех отцовский не карай на сыне.

Сохрани, крестьянская Россия,

Царскосельского ягненка – Алексия!


Тогда же создано одно из самых гениальных стихотворений Цветаевой, которое ныне можно найти во всех сборниках. Одиночество на чужбине вылилось и выстрадалось в строчки, полные тоски и даже попытки издеваться над этой тоской. Цветаева прохрипит, как "раненое животное, кем-то раненное в живот":


Тоска по родине! Давно

Разоблаченная морока!

Мне совершенно все равно –

Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой

Брести с кошелкою базарной

В дом, и не знающий, что – мой,

Как госпиталь или казарма…


Она даже с рычанием оскалит зубы на свой родной язык, который так

обожала, который так умела нежно и яростно мять своими рабочими руками, руками гончара:


Не обольщусь и языком

Родным, его призывом млечным.

Мне безразлично – на каком

Не понимаемой быть встречным!


Дальше следуют совсем уж «домоненавистнические», высокомерные, отчужденные слова:


Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И все – равно, и все – едино…


И вдруг попытка издевательства обрывается беспомощно, на полуслове, заканчивается глубочайшим душевным выдохом, переворачивающим весь смысл стихотворения в душераздирающую трагедию любви к родине:


Но если по дороге – куст

Встает, особенно – рябина…


Эти три точки в конце — мощное, бесконечно продолжающееся во времени, немое признание в такой сильной любви, на какую неспособны тысячи вместе взятых стихотворцев, пишущих не этими великими точками, каждая из которых как капля крови, а бесконечными жиденькими словами псевдопатриотические стишки. Это и есть самый высокий патриотизм, глубочайшее чувство, которое не смогут передать даже гениальнейшие стихи.

Наиболее значительным ее произведениями этого периода являются «Стихи к Чехии» – два цикла «Сентябрь» и «Март». Они написаны перед самой Второй Мировой войной в тот период, когда фашистская Германия оккупировала Чехию. Всю жизнь почитала Марина Цветаева Германию, а в данный момент истории германцы обернулись варварами:

Пред горестью безмерною

Сей маленькой страны,

Что чувствуете, Германы:

Германии сыны??


Цикл «Март» имеет особую мелодику построения: он начинается на тихих, спокойных нотах – «Колыбельная», а потом все усиливается, доходя до крика – «Германии». Обрываясь, все начинается снова со спокойного тона «Марта», и нарастает постепенно. Ключевые стихи – взрыв ярости, страсти, протеста, скорби:


О слезы на глазах!

Плач гнева и любви!

О Чехия в слезах!

Испания в крови!

О черная гора,

Затмившая – весь свет!

Пора – пора – пора

Творцу вернуть билет.

Отказываюсь – быть.

В Бедламе нелюдей,

Отказываюсь – жить.

С волками площадей

Отказываюсь – выть.

С акулами равнин

Отказываюсь плыть—

Вниз – по теченью спин.

Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один – отказ.


Страдая от невозможности помочь любимой стране, поэт отворачивается от людей, способных совершить такое злодеяние. Цветаева не хочет жить в мире подлости и жестокости и снова уходит в себя. Она даже готова пожертвовать самым ценным, что у нее есть – талантом поэта, чтобы только не видеть, не чувствовать эту боль.



Любовь к Родине – истинно поэтическое свойство. Без любви к Родине нет поэта. И путь Цветаевой в поэзии отмечен многими знаками этой любви-вины, любви-зависимости, любви, которая, наверно, диктовала даже и ошибочные поступки в её жизни.


«Простите меня, мои горы!

Простите меня, мои реки!

Простите меня, мои нивы!

Простите меня, мои травы!»


Мать – крест надевала солдату,

Мать с сыном прощалась навеки…

И снова из сгорбленной хаты:

«Простите меня, мои реки!»


Многие оттенки любви можно ощутить в этом восьми строчном стихотворении, написанном кровью сердца.

Но продолжу цитату предыдущую, из стихотворения «Родина»:


Но с калужского холма

Мне открывалася она –

Даль – тридевятая земля!

Чужбина, родина моя!


Даль, прирожденная, как боль,

Настолько родина и столь

Рок, что повсюду, через всю

Даль - всю ее с собой несу.


Даль, отдалившая мне близь,

Даль, говорящая: - «Вернись

Домой!» со всех – до горних звезд –

Меня снимающая с мест!


Вот она, сила притяжения родной земли, вот она, генетическая связь с землёй предков, дающая надежду хотя бы на то, что сын, которого она благословляет на возвращение в Россию, «в свой край, в свой век», не будет «отбросом страны своей».

Атмосфера искусства в семье, привилегированная среда частных учебных заведений в годы детства и юности не отгородили, однако, Марину Цветаеву от каких-то генетически воспринятых ею традиций народности, которые дают себя знать в свой час, разрывая внешние покровы и наслоения.

Помните, как Наташа Ростова в гостях у дядюшки пустилась в пляс под гитару, и это место у Толстого:

«Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, - эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, - этот дух, откуда взяла она эти приёмы, которые pas de chale давно должны бы были вытеснить? Но дух и приёмы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от неё дядюшка…» И Анисья Фёдоровна сквозь смех и слёзы смотрела «на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять всё то, что было в Анисе, и в отце Анисьи, и в тётке, и в матери, и во всяком русском человеке».

Не то ли же самое или нечто подобное можно сказать и о Марине Цветаевой, когда она прорывалась к истине, тосковала по родной земле, распахивала своё израненное любящее сердце перед людьми…


Пригвождена к позорному столбу

Славянской совести старинной.

С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,

Я утверждаю, что – невинна.


Кто это? Боярыня Морозова?

Нет, это лирическая героиня Цветаевой, самоотверженная в любви равно готовая испить чашу её сладости и горечи, равно готовая к празднеству и страданию. Стихи Марины Ивановны Цветаевой о любви к Родине исполнены такой силой переживания, такой всеохватывающей страсти. В них эхом отзывается женская судьба – судьба возлюбленной и покинутой, судьба повелительницы и страдалицы.

Любовь к Родине поэтесса пронесла через всю свою жизнь.

Марина Цветаева всегда восхищалась страной, в которой она родилась, она знала, что ее родина загадочна и необычайна. В ней крайности порой соединяются без всяких переходов и правил. Что может быть теплее своей земли, вскормившей и вырастившей тебя, как мать, без которой нельзя обойтись, которую нельзя предать? Ширь и просторы родного края, ветер "российский, сквозной" - вот, что впитала в себя Марина. И именно Россию, необъятную и суровую, непреклонную и терпеливую она завещала своему сыну.


Дитя мое...Мое? Ее -

Дитя! То самое былье,

Которым порастает быль.

Землицу, стершуюся в пыль,

Ужель ребенку в колыбель

Нести в трясущихся горстях:

-"Русь - этот прах, чти - этот прах!"


Всё ею написанное объединено пронизывающей каждое сло­во могучей силой духа.


Личность Марины Цветаевой настолько широка, богата и противоречива, что охватить ее в немногих словах совершенно немыслимо!.. Как живо и остро восставала она против всего, что шло наперекор ее жаркому правдолюбию… Еще одно замечание: в произведениях Марины Цветаевой нередко слышатся трагические ноты – отзвук ее тяжелой, разбитой и неустроенной судьбы. По существу же у Марины Цветаевой был светлый, счастливый и жизнеутверждающий характер.

Не это ли роднит все творчество Марины Цветаевой с народным эпосом, с народной стихией стиха и слова!
























Заключение


Тема Родины в творчестве Марины Цветаевой является одной из центральных. Россия всегда была в её крови – с её историей, бунтующими героинями, цыганами, церквями и Москвой. Вдали от Родины Цветаева пишет многие из своих наиболее русских вещей. Русскость Цветаевой приобретает в эмиграции трагическое звучание потери Родины, сиротства. Отлучение от Родины, по Цветаевой, смертельно. Трагизм её тоски по Родине усиливается и тем, что тоскует поэт по несбывшемуся, ибо «Той России – нету,// Как и той меня». Знаком той – цветаевской – России в поздней лирике остаётся любимая в юности рябина – последнее спасение в чужом мире.

Марина Цветаева - поэт, чьи стихи необычны и наполнены огромной силой переживания. Как на палитре художник смешивает несколько цветов, образуя неповторимый оттенок, так и в творчестве Цветаевой основные темы: любви, поэта и поэзии и родины - сливаются в единое целое, образуя "поэзию интимной жизни".

Но в этом сложном переплетении чувств и эмоций хорошо виден характер поэтессы, истоки которого в любви к Родине, к русскому слову, к русской истории, к русской культуре, к русской природе. Она пронесла эту любовь через все скитания, беды и несчастья, на которые сама себя обрекла и которыми вдобавок наградила её жизнь. Она выстрадала эту любовь. И не поступилась ею, не поступилась своей гордостью, своим поэтическим достоинством, святым, трепетным отношением к русскому слову.


О неподатливый язык!

Чего бы попросту - мужик,

Пойми, певал и до меня:

-Россия, родина моя!



Обширно и ещё не всё собрано творческое наследие Марины Цветаевой. Оно принадлежит не только русской литературе. Но, конечно нам особенно близко и дорого в её наследии то, что связывает поэта с родной землёй, с традициями отечественной культуры и традициями народности, в чём щедро проявились могучая сила таланта и незаурядность характера Цветаевой.



















Литература


1. Марина Цветаева. Избранное. М, "Просвещение" 1989г.

2. Марина Цветаева. Стихотворения. Поэмы. М., "Советская Россия"

1988г.

3. Марина Цветаева. Стихотворения. Поэмы. Драматические произведения. М., «Художественная литература» 1990г.

4. Анна Саакянц

“Марина Цветаева жизнь и творчество”

Москва, “Эллис Лак”, 1999г.

5. Поэт Марина Цветаева //Осоргин М.: Олимп, 1997.

6. Из статьи "Марина Цветаева" //Павловский А. М.: Олимп, 1997

7. Павловский А.И. Куст рябины: О поэзии М. Цветаевой. - Л., 1989.

8. Кедров К. Россия - золотая и железная клетки для поэтесс //"Новые Известия" №66, 1998г.







1 Письмо к А.А. Тесковой 20 января 1936 года.

© Рефератбанк, 2002 - 2017