Вход

Творчество Эдгара По

Реферат по литературе
Дата добавления: 20 августа 2008
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 253 кб (архив zip, 40 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать




По (Рое), Эдгар Аллан (19.1.1809, Бостон, Массачусетс—7.Х. 1849, Балтимор, Мэриленд)—поэт, прозаик, критик, редактор; «чело­век, плененный тайнами жизни» и «охваченный святой страстью понять душу свою» (М. Горький); один из первых профессиональ­ных писателей США, живший исключительно литературным тру­дом: художник хотя и знавший приливы популярности, но не сра­зу понятый и оцененный на родине.





ВВЕДЕНИЕ. АЛЛАН ЭДГАР ПО 3

ТВОРЧЕСТВО ЭДГАРА ПО 5

«Ворон» принесший славу…» 5

Своеобразие рассказов По 5

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 9

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ЭДГАРА АЛЛАНА ПО 10

КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ 11





Введение. Аллан Эдгар По

Родился в семье актеров, в двухлетнем возрасте потерял роди­телей и был отдан на воспитание богатому торговцу из Ричмонда Джону Аллану. Пребывание с Алланами в Англии (1815—1820) привило ему любовь к английской поэзии и слову вообще. (Ч.Диккенс впоследствии отозвался о писателе как единственном блюстителе «грамматической и идиоматической чистоты англий­ского языка» в Америке.) Был послан в Виргинский университет (1826), однако вскоре взят оттуда, так как понаделал «долгов че­сти»; занятия в военной академии Вест-Пойнт (1830) тоже ограни­чились полугодом. Несмотря на скудость формального образова­ния, творчество По свидетельствует о широкой, хотя и беспоря­дочной начитанности.

В жизни Эдгара ПО было несколько важных поворотов. Одним из них, в значи­тельной мере определивших его судьбу, было решение восемнадцатилетнего Эдгара, принятое им, как пишет Герви Аллен, в «бессонную ночь с 18 на 19 марта 4827 года». Накануне состоялось бурное и тяжкое его объяснение с опекуном и «благодете­лем », видным в Ричмонде торговцем Джоном Алланом.

Блестящий студент Виргинского университета, юный стиютворец, подающий надежды, любимец товарищей, Эдгар повел себя не лучшим образом. Пирушки, карточная игра, крупный проиг­рыш поставили его в крайне затруднительное и неблаговидное положение, из которого его мог вывести только богатый и влия­тельный опекун. Поясняя поведение Эдгара-студента, можно отметить, что он был «не чужд известной бравады, свой­ственной многим в его возрасте, когда так не терпится доказать всему миру, что ты — «настоящий мужчина». Этой браваде спо­собствовало иллюзорное представление Эдгара о своем месте в семье Аллана — он, сирота и нищий приемыш, мнил себя «бо­гатым наследником». Опекун с его мелкой скаредностью поста­вил своего приемыша, страстную и гордую натуру, в фальшивое положение. К этому присоединились горькие переживания, вы­званные грубым вмешательством опекуна в интимные чувства своего воспитанника. Автор значительное внимание уделяет Джо­ну Аллану, младшему компаньону фирмы «Эллис и Аллан, опто­вая и розничная торговля», справедливо полагая, что его отно­шения с Эдгаром «в известном смысле определили будущее поэта». Он со многими подробностями ведет рассказ об этом американце шотландского происхождения, о его жизненном пути, ха­рактере, занятиях и отношениях с ближними, создавая колорит­ный и убедительный образ торгаша, ханжи и скопидома.

В час бурного объяснения опекун поставил перед Эдгаром твердое условие — полностью подчиниться его воле и неукосни­тельно следовать его указаниям и советам. А «маленький дерз­кий выскочка» в ответ на бескомпромиссное требование ответил столь же решительным «нет», «было в его непреклонности и нечто жестокое, «небла­годарное», и тем не менее это было достойное и мужественное решение. Положив на одну чашу весов благополучие, а на другую — гордость и талант, он понял, что последнее важнее, предпочтя славу и честь богатству. Более того, хотя он и не мог знать всего наперед, тем самым были из­браны голод и нищета. Впрочем, устрашить его не могли бы и они»(А.Герви). Так определился и впер­вые отчетливо и резко выявил себя основной конфликт в жизни Эдгара Аллана По — конфликт творческой, чувствующей и со­знающей свое достоинство личности и грубого торгашеского ути­литаризма, подчиняющего все интересам выгоды. То, что было сконцентрировано в натуре и поведении опекуна, вскоре предста­ло перед Эдгаром в системе непреклонных сил, выражающих ве­дущие интересы и теиденции американского общества.

Беспросветная бедность, доходившая до нищеты, но могла не угнетать Эдгара По, вызывая непосильное напряжение нервов, ко­торое чем ближе к концу жизни, тем все чаще он пытался снять спиртным и наркотиками. Но несмотря на довольно частые пе­риоды бездействия, вызванные врожденной сла­бостью здоровья и другими причинами, По работал с огромным упорством, о чем убедительно свидетельствует его обширное твор­ческое наследие. Главная причина его бедности — «слишком малое вознаграждение, которое он получал за свою работу. Лишь наименее значительная часть его творчества — журналистика — обладала какой-то ценностью на тогдашнем литературном рынке. Лучшее же из того, что он создал своим искусством, почти не привлекало покупателей. Господствовавшие в ту пору вкусы, несовершенство законов об авторском праве и постоянно навод­нявшие страну английские книги лишили произведения Эдгара По всякой надежды на коммерческий успех. Он был одним на первых американских писателей-профессионалов и мог суще­ствовать только литературным трудом и работой редактора. К тру­ду же своему и своих собратьев по перу он предъявлял бескомп­ромиссные требования. «Поэзия для меня, — заявлял он, — но профессия, а страсть, к страстям же надлежит относиться с по­чтением — их не должно, да и невозможно пробуждать в себе по желанию, думая лишь о жалком вознаграждении или еще бо­лее жалких похвалах толпы». К этому следует добавить, что он, «как художник и мыслитель, без сомнения, испытывал значительную и оправданную непри­язнь к современной ему Америке.

Между его творчеством и его торгашеским временем зияла огромная пропасть... Одна из са­мых поразительных особенностей той своеобразной эпохи заклю­чалась в том, что ее сиятельную уверенность в своем превосход­стве над всеми предшествующими эрами и веками ни разу не омрачило хотя бы мимолетное облачко сомнения. Предвкушение, казалось, недалекого триумфа над природными стихиями, кото­рого помогут добиться машины, породили теорию «прогресса», до­толе неслыханную, но теперь распространенную на все — от по­литики до дамских шляпок. Журналы, речи государственных му­жей, социологические трактаты и романы — все звенело фанфа­рами победного самодовольства. Что до философии, то она совершенно прониклась убеждением, что десять утверждений ровно в десять раз ближе к истине, чем одно отрицание, и что во втор­ник человечество просто не может не стать чуть-чуть лучше, чем было в понедельник. Вера эта была столь сильна, что публично выступить против нее викто не осмеливался»(А.Гарви), лишь один Эдгар По замечал это безудержное самодовольство и самовосхваление аме­риканцев и брал на себя смелость их обличения. Можно вспо­мнить, к примеру, Эмерсона или Генри Торо, американских писателей-трансценденталистов, к которым Эдгар По проявлял без оговорочную нетерпимость. «Стяжательство в общественной и частной жизни создает атмосферу, в которой трудно дышать... Мы видим, к каким трагическим последствиям это ведет», — говорил Эмерсон в конце 30-х годов в публичной лекции, и, пояс­няя трагедию Эдгара По, можно повторить эти слова. В начале 40-х годов в Англии и в Америке появились «Американские за­метки» Чарльза Диккенса, редкой силы обличение американского общества и его нравов. И все же Эдгар По был одним из самых страстных обличителей буржуазной Америки. «Соединенные Шта­ты, — уже после смерти Эдгара По писал Шарль Бодлер, — бы­ли для По лишь громадной тюрьмой, по которой он лихорадочно метался, как существо, рожденное дышать в мире с более чи­стым воздухом, — громадным варварским загоном, освещенным гадом. Внутренняя же, духовная жизнь По, как поэта или даже пьяницы, была постоянным усилием освободиться от этой нена­вистной атмосферы».

Герви Аллен дает краткую, но выразительную характеристику политических нравовтого времени, описывая выборы в кон­гресс и законодательное собрание штата Балтимор. «Город, печально прославившийся политической коррупцией, терроризирова­ли шайки «охотников за голосами», чьи услуги оплачивались им партийных касс. Бедняг, которые, поддавшись на посулы или угрозы, попадали в лапы политических разбойников, за два-три дня до голосования сгоняли в специальные места — «курятни­ки», где держали одурманенных спиртным и наркотиками до на­чала выборов. Затем каждого заставляли голосовать по несколько раз». Автор делает важное и убедительное предположение, что и Эдгар По оказался в числе невольных жертв «политических разбойников», что в «беспомощном состоянии» он «был силой отведен в одна из «курятников» и это ускорило его гибель.

Встреча Эдгара По с семилетней двоюродной се­строй Вирджинией, которая шесть лет спустя стала его женой, имела глубокие последствия для его жизни. Эта встреча, а затем женитьба оказали на Эдгара По «может иметь, самое благотворное воздействие», Вирджиния была необыкновенным человеком, она «воплощала собой един­ственно возможный компромисс с реальностью в его отношениях с .женщинами, — столь сложных и утонченных, что понять, ку­да вели все потаенные ответвления этого лабиринта, едва ли ко­му-нибудь удастся»(Герви Аллан)

Тяжкая наследственность, сиротство, непо­сильная борьба с преградами свободолюбивому духу и высоким устремлениям, столкновение с житейскими мелочами, болезнь сердца, душевная ранимость, травмированная и неуравнове­шенная психика, а главное — непримиримость основного жизненного конфликта омрачали, душили и укорачивали его жизнь. Болезнь и преждевременная смерть Вирджинии явились для не­го страшным и непоправимым ударом. Это роковое событие было «не только предвестьем скорой смерти: Вирджинии, но и ознаменовало для самого По начало все более углубляющегося душевного расстройства».



Творчество Эдгара По

«Ворон» принесший славу…»

Основное проявление творческой личности — ее труды — литературные сочинения: стихи, рассказы, статьи. Рассказывая о жизни Эдгара По надо говорить о его творческой деятельности: о начальных проявлениях его призвания, о первом стихотворном сборнике, созревании таланта, периодах творчества, поэме «Аль-Аараф», о рассказах «Лигейя», «Падение дома Ашеров», «Золотой жук», «Ворон» — самое прославленное и популярное стихотворении По, определившее основу его прижизненной и посмертной славы.

Поэт написал «Ворона» потому, что в браке с Вирдживией он подменил реальную любовь меч­той, и это обрекло его «на страдания и отчаяние». Это не един­ственный случай односторонней и неаргументированной трактовки произведений По. Автор нередко возникновение и смысл его стиитвореиий и рассказов объясняет только личзыми, интимными переживаниями поэта, связанными с темой «утраченной любви». Можно рассматривать героев и героинь произведе­ний Эдгара По всего лишь как «многоликие ипостаси самого По и любимых им женщин, двойники, чей придуманный мир он напол­нял страданием, пытаясь облегчить тем самым бремя печалей и разочарований, отягощавших его собственную жизнь. Дворцы, са­ды и покои, населенные этими призраками, блистают роскошным убранством, оно — точно причудливая карикатура на нищенское убожество настоящих его жилищ и безотрадную обстановку тех мест, куда набрасывала его судьба.

Творчество писателя, как бы полно ни отражалась в нем его личность, не замыкается в рамках «психологической автобиогра­фии», и если рассматривать произведения По, устремляясь к решению только этой задачи, следуя только в этом направлении, нетрудно упустить из виду важные стороны творчества, его смыслового наполнения, историко-литературного и общественного значения. Разгадать странную романтическую символику, раскрыть реальный смысл многих рассказов Эдгара По — задача необычайно трудная, и в своей полноте она так и остается нерешенной.

Своеобразие рассказов По

Как новеллист По всерьез заявил о себе рассказом «Рукопись, найденная в бутылке» (1833), получившим премию на конкурсе «Сатердей курьер». Один из членов жюри подметил главную особенность дарования По-прозаика: «Логика и воображение сочетались тут в редкой соразмерности». В тради­ции необыкновенных морских путешествий написан рассказ «Низвержение в Мальстрем» (1841) и единственная «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима» (1838), подготовившая почву мелвилловскому «Моби Дику» и завершенная Ж. Верном в романе «Ледовый сфинкс». К «морским» произведениям примыкают рассказы о приключениях на суше и в воздухе: «Дневник Джулиуса Родмена» — вымышленное описание первого путешествия через Ска­листые горы Северной Америки, совершенного цивилизованны­ми людьми (1840), «Необыкновен­ные приключения некоего Ганса Пфааля» (1835), начатые в шутливо-сатирическом ключе и переходящие в документальный отчет о полете на Луну, «История с воздушным шаром» (1844) о совер­шенном якобы перелете через Атлантику. Эти произведения — не только истории о немыслимых приключениях, но и приключение творческой фантазии, аллегория постоянного драматического пу­тешествия в неизведанное, в иные, выходящие за пределы повсед­невного эмпирического опыта эмоционально-психологические измерения. Благодаря тщательно разработанной системе деталей достигалось впечатление достоверности и материальности вымы­сла. В «Заключении» к «Гансу Пфаалю» По сформулировал принципы того вида литературы, который впоследствии назовут научно-фантастической.

Та же «сила подробностей» у По, отмеченная Ф. М. Достоев­ским, характерна для самой многочисленной группы новелл — тех его «арабесок», которые ближе всего к европейской романтиче­ской традиции. Художественный смысл таких рассказов, как «Ли-гейя» (1838), «Падение дома Ашеров» (1839), «Маска Красной смерти» (1842), «Колодец и маятник» (1842), «Черный кот» (1843), «Бочонок амонтильядо» (1846), конечно, отнюдь не исчерпывается кар­тинами ужасов, физических и душевных страданий, вообще «укло­нений от природы», по выражению Ш. Бодлера. Изображая раз­личные экстремальные положения и выявляя реакции героев на них, писатель прикоснулся к таким областям человеческой психи­ки, которые изучаются современной наукой, и тем раздвинул гра­ницы эмоционального и интеллектуального постижения мира.

Первый свой изданный сборник рассказов Эдгар По назвал «Рассказами гротесков и арабесок». Название произведения или ряда произведений, тем более данное самим автором, направляет читателя и критика, ориентирует их, дает им ключ от входа в область, созданную творческой фантазией. Рассказы Эдгара Поэто .действительно гротески и арабески. «Кто верным именем ре­бенка назовет» (Шекспир), будь то человек или произведение искусства? По-видимому, это лучше всего способен сделать роди­тель ребенка или автор, когда речь идет о произведении искус­ства. Нет у родителя или у автора имеется не только свое пони­мание произведенного им на свет детища, но и свой тайный за­мысел;, свои пожелания, свои надежды и упования. Гротески и арабески — наименование точное, но в большей мере оно характеризует, так сказать, внешний облик, способ, манеру, чем суть. Нередко литературоведам и критики рассказы Эдгара По называют «страшными». С равным основанием их можно назвать «рассказами тайн и ужасов». Когда Эдгар По писал свои рассказы, подобный жанр был а Америке широко распространен, и он знал его особенности и лучшие его образцы, знал о его популярности и причине успеха у читателя.

Казалось бы, легче всего разобраться в рассказах Эдгара По, если поставить их в связь с традициями готического романа английской писательницы Анны Радклиф (17(;4—1823) и европейской романтической фанта­стики, прежде всего с Гофманом (1776—1822), с его «Фантазиями в манере Калло». Это делали и делают, это можно и нужно де­лать, не слишком обнадеживая себя, учитывая «странность» Эд­гара По, его гротесков и арабесок, о которой так решительно сказал Достоевский: «Вот чрезвычайно странный писатель — имен­но странный, хотя и с большим талантом». Порой кажется, что тот или иной гротеск Эдгара По написан в духе традиции готи­ческого романа, в духе жанра «тайн и ужасов», а на поверку ока­зывается, что это пародии на него. Наглядный пример — рассказ «Сфинкс»

Человек приехал из Нью-Йорка к своему родственнику и жи­вет «в его уединенном, комфортабельном коттедже на берегу ре­ки Гудзон». Однажды, «на исходе знойного дня», он сидел «у открытого окна, из которого открывался прекрасный вид на бере­га реки и на склон дальнего холма, почти безлесный после силь­ного оползня». И вдруг он «увидел там нечто невероятное — какое-то мерзкое чудовище быстро спускалось с вершины и вско­ре исчезло в густом лесу у подвожья». Чудовище было огромных размеров, и всего поразительней и ужасней было изображение «Черепа едва ли не во всю грудь». Перед тем как чудовище скрылось, оно исторгло «неизъяснимо горестный» звук, а чело­век, рассказывающий эту историю, «без чувств рухнул на пол*. Рассказ о таинственном и ужасном, но тут же, на следующей странице, и разоблачение «фокуса», то есть разъяснение того, ка­ким образом перед взором рассказчика появилось омерзительное чудовище. Оказалось, что это всего-навсего насекомое — «сфинкс вида Мертвая голова», внушающее «простонародью суеверный ужас своим тоскливым писком, а таите эмблемой смерти нагрудном покрове». Насекомое попало в паутину, которую соткал за окном паук, а глаза человека, сидевшего у окна, спроецировали его на обнаженный склон далекого холма. «У страха глаза велики». образ чудовища — иллюзия, порожденная тревожным психическим состоянием рассказчика, обостренным реальным ужа­сом — в Нью-Йорке свирепствовала эпидемия холеры, «бедствие все разрасталось», и «в самом ветре, когда ов дул с юга... чуди­лось смрадное дыхание смерти". (В «Сфинксе» отразилось реаль­ное событие начала 30-х годов прошлого века: в Нью-Йорке бы­ла эпидемия холеры, распространившаяся из Европы.)

«Сфинкс» — рассказ и «страшный» и пародийный, в нем есть и существенный для Эдгара По мотив социальной сатиры — вы­раженная как бы между прочим и в остроумной форме оценка реального состояния американской демократии. Родственник рас­сказчика, чей «серьезный философский ум был чужд беспочвенных фантазий... настоятельно подчеркивал ту мысль, что ошибки в исследованиях обычно проистекают из свойственной человеческо­му разуму склонности недооценивать или же преувеличивать зна­чение исследуемого предмета из-за неверного определения его удаленности... Таи, например, — сказал он, — чтобы правильно оценить то влиянию, которое может иметь на человечество всеоб­щая и подлинная демократия, необходимо учесть, насколько уда­лена от нас та эпоха, в которую это возможно осуществить».

Рассказ «Сфинкс» может дать представление о технологии создания страшного у Эдгара По, однако для автора это отнюдь не универсальный способ. И в этом рассказе, далеко не столь зна­чительном, как, например, рассказ «Падение дома Ашеров», и да­леко не столь популярном, как «Золотой жук», очевидна одна черта, которая, по мнению Достоевского, отличает Эдгара По «ре­шительно от всех других писателей и составляет резкую его осо­бенность: это сила воображения. Не то чтобы он превосходил во­ображением других писателей; но в его способности воображения есть такая особенность, какой мы не встречали ни у кого: это си­ла подробностей», которая способна убедить читателя в возмож­ности события, даже когда оно «или почти совсем невозможно или еще никогда не случалось на свете».

«Сила воображения, или, точнее, соображения», говоря словами Достоевского, позволяла Эдгару По с решительным успехом ши­роко мистифицировать читателя. Об этой способности и склонно­сти По можно говорить приводя в пример его «Историю с воздушным шаром» — рассказ-мистификацию, в котором выдумка о перелете воздушного шара 118 Европы в Америку оказалась столь правдоподобной, что вызвала сенсацию.

Достоевский обратил внимание на весьма важный содержа­тельный элемент самых невероятных рассказов Эдгара По. «Он,писал Достоевский, почти всегда берет саму исключительную действительность, ставит своего героя в самое исключительное внешнее или психологическое положение, и с какою силою про­ницательности, с какою поражающею верностию рассказывает о состоянии души этого человека». Очень часто — души, объятого ужасом, который испытывал сам Эдгар По.

Вероятно, многие читатели, если их спросить, какой из рас­сказов Эдгара По лучшие всего удерживает память , скажут: «Золотой жук». Сам писатель считал его «наиболее удачным» своим рассказом. «Огромная популярность «Золотого жука»,верно отмечает Герви Аллен, объясняется отчасти тем, что в нем почти отсутствуют болезненные мотивы, преобладающие во многих других произведениях По». В связи с этим невольно вспо­минается признание Блока: «Мне случалось ощущать при чтении Диккенса ужас, равного которому не внушает и сам Э. По». Дей­ствительно, «эти уютные романы Диккенса — очень страшный и взрывчатый материал». Однако в «уютных романах Диккенса» нет болезненных мотивов, связанных с травмированным состоя­нием психики, что заметно в рассказах Эдгара По.

«Золотой жук» по жанровым его свойствам обычно присоеди­няют к знаменитым детективным рассказам Эдгара По — «Убий­ства на улице Морг», «Тайна Мари Роже» и «Украденное пись­мо», героем которых является детектив-любитель Ш. Огюст Дю­пен. В этих рассказах — сам автор называл их «логическими рас­сказами» с особым эффектом проявляет себя сила логики и аналитического соображения. Валерий Брюсов назвал их автора «родоначальником всех Габорио и Конан-Дойлей» — всех писа­телей детективного жанра. Герви Аллен как бы дополняет и раз­вивает это суждение Брюсова, когда пишет: «Очерк «Шахматный автомат Мельцеля» «явился первым произведением, где По вы­ступил в роли непогрешимого логика и проницательного анали­тика, предвосхитив метод, к которому прибег позднее в своих де­тективных рассказах, таких, как «Убийства на улице Морг», — метод, увековеченный в триумфе Шерлока Холмсов».

Основную же особенность Эдгара По отметил опять-таки До­стоевский. Он указал на «матерьяльность» его фантастики. Фанта­стическое в произведениях Эдгара По оказывается осязаемым, обыденным. Явления невероятные не только обнаруживаются в повседневности, но повседневность как таковая под взглядом и пером Эдгара По обретает характер фантастический. Однако при этом По но был идеалистом-мистиком. «Видно, что он вполне аме­риканец, даже в самых фантастических своих произведениях», — так сказал Достоевский, и если учесть, что «американец» в дан­ном случае это синоним практицизма, деловитости, то Эдгар По, материализуя фантастику или же делая все материально-бытовое фантастическим, явился в этом смысле американцем и антиаме­риканцем одновременно. Он видел и показал призрачность, зыб­кость буржуазно-деляческого мира, гордившегося своей разумно­стью, основательностью и прочностью. Индивидуалистическая свобода, которую американцы написали прямо на своем знамени, это, по Эдгару По, одиночество в толпе, это заброшенность и затравленность личности, это по свобода человека, а освобожденность от человека, от заботы о ном: покинутость человека обществом — призрак свободы. Разве об этом не писал сам Достоевский? Ну конечно же, поэтому он и откликнулся так живо на произведения американского писателя. В развитии литературы XIX веки, усиленно разрабатывавшей проблему человека, Эдгар По явился соединительным звеном между романтиками и реалистами. Он наследовал романтикам, тому же Гофману или англичанину До Квинси, и он же прокладывал дорогу реализму, который Достоевский так и назвал — «фантастическим», но не в смысле какой-то чрезвычайной выдумки, а особой проницательности, позволяющей постигать лишь кажущееся в самой действительности невероятным, выдуманным. Из-за этой проницательности Эдгар По был миром буржуазного практицизма исторгнут и в силу той же проницательности вошел он в мировую литературу.

Помимо трех основных типов рассказов: фантастико-приключенческих, готических и логических — у По немало других жанровых разновидностей: юмористические зарисовки, хотя смех, как и быт, не очень давался ему, сатирические скетчи, паро­дии, притчи. Рассказы, смыкающиеся с философской эссеистикой,—«Разговор с мумией» (1845) обобщенная, предвосхищающая сатира не только на американские институты, но и на традиции и ценности современного общества, его философию и мораль, на самую идею буржуазного прогресса. Философско-космогони­ческие и гносеологические идеи развиваются По в его прозо-поэме «Эврика» (1848).


Заключение

Принадлежа ныне всем временам и народам. По был сыном своего времени. Он отвергал многое из американской действитель­ности 20—40-х гг.—и разделял многие ее иллюзии. Всю жизнь мечтая отдаться «единственной страсти» — чистой поэзии, он был вынужден выступать в роли литературного поденщика. Художник, которого многие западные литературоведы считают пред­ставителем интуитивистского направления в искусстве, он понял, что творчество помимо всего прочего есть труд, и, постигая через «литературную инженерию» природу и закономерности Поэзии, создал по-своему стройную эстетическую теорию. В своих обще­ственных симпатиях писатель был ретрограден: высокомерно от­зывался о «толпе» и считал рабство «основой наших институтов». По не строил утопические проекты, не лелеял мечты о лучшем бу­дущем; его романтическое, скорректированное рационализмом творчество не устремлялось и в прошлое. По был чужд неистреби­мый оптимизм трансценденталистов, полагавших духовное си­лой, которая исправит испорченный мир. Он не обладал граждан­ским темпераментом и доверял только поэзии, только искусству, заложив тем самым основы трагической традиции в американ­ской литературе.

Эдгар По вызвал живой интерес у многих писателей разных стран и разных идейно-эстетических направлений. В рецензии на собрание сочинений Эдгара По в переводе К. Д. Бальмонтц (Москва, 1906) Блок так писал об этом. «Произведения По созданы как будто в наше время, при этом захват его творчества так щи рок, что едва ли правильно считать его родоначальником так называемого «символизма» Повлияв на поэзию Бодлэра, Малларму, Россетти, — Эдгар По имеет, кроме того, отношепие к нескольким широким руслам литературы XIX века. Ему родственны и ЭКюль Берн, и Уэльс, и иные английские юмористы... Конечно, «симво­листы» обязаны По больше всех. Следует заметить, что из стихии творчества По вылились не один, а несколько последовательных моментов развития «нового искусства». Чтобы уяснить смысл и значение сказанного Блоком, следует обратиться к произведени­ям Эдгара По.



ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ЭДГАРА АЛЛАНА ПО


11409, 19 января — В Бостоне в семье актеров Элизабет и Дэйвида По родился сын Эдгар.

1811, 8 декабря — Смерть матери По в Ричмонде. Эдгар взят иа воспитание в дом ричмондского коммерсанта Джона Аллана.

1815, июль — Семья Джона Аллада переезжает в Англию, где По живет и учится в течение пяти лет.

182Й, 21 июля — Семья Джона Аллана возвращается в США и 2 августа прибывает в Ричмоид.

1821, июнь — По поступает в ричмондскую школу Джозефа Кларка, а с апреля 1823 года по март

1825 года учится в школе Уильяма Берка.

1823, июль — Встреча с Д. С. Степард.

1823, осень — Знакомство с С. Э. Ройстер.

1825, февраль — Поступает в Виргинскии университет в Шарлотсвилле.

1826, декабрь — Оставляет университет и возвращается в Рич­монд.

1827, 24 марта — После ссоры с Джоном Алланом тайно уезжает из Ричмонда в Норфолк, а оттуда — в Бостон.

1627, май — В Бостоне аноимно выходит первый поэтический сборник «Тамерлан и другие стихотворения».

182?, 26 мая — По вступает добровольцем в армию под именем Эдгара А. Перри.

1827, ноябрь — 1828, декабрь — В составе артиллерийской бата­реи несет службу в форте Моултри на острове Салливана близ Чарлстона, Южная Каролина.

1829, 28 февраля — Смерть Фрэнсис Аллан, приемной матери По. 1829, декабрь — В Балтиморе выходит в свет вторая книга По «Аль-Аараф, Тамерлаи и малые стихотворения».

1830, 25 июня — По поступает в Военную академию США в Вест-Пойите.

1831, 28 января — Предан военному суду за нарушение дисциплины и отчислен из академии.

1831, весна — Переезжает из Нью-Йорка в Балтимор и живет у своей тетки, Марии Клемм.

1831—1833 — Пишет и публикует первые рассказы.

1834, 27 марта — Смерть Джона Аллана.

1835, август — По переселяется в Ричмонд и в декабре 1835 го­да начинает редактировать журнал «Сазерн литерори муссенджер».

1836, 16 май — Женитьба на Вирджинии Клемм.

1837, февраль — Переезжает с семьей жить в Нью-Йорк.

1838, июль — В Нью-Йорке выходит отдельным изданном «По­весть о ириключениях Артура Гордона Лима».

1838, лето—1844, 6 апреля — Живет с семьей в Филадельфии.

1839, июль — 1840, июнь — Редактирует журнал «Бэртопс джен­тльменс мэгэзин».

1839, ноябрь — Выходит в свет двухтомный сборник «Гротески и арабески», в который вошли 25 новелл, написанных По к тому времени.

1841, февраль — 1842, май — По редактирует журнал «Грэхэмс мэгэзин».

1842, март — Встреча с Чарльзом Диккенсом в Филадельфии.

1843, толь — Получает премию за рассказ «Золотой жук», впер­вые опубликованный в филадельфийской газете «Доллар ньюспейпер*»

1844, апрель — С семьей переезжает в Нью-Йорк.

1845, январь — В «Ивнинг миррор» напечатано стихотворение «Ворон».

1845, февраль — 1846, январь — Редактирует журнал «Бродвей джорнэл».

1845, 19 ноября — В Нью-Йорке издан сборник «Ворон и другие стихотворения».

1846, апрель — В журнале «Грэхэмс мэгэзин» опубликована статья «Философия творчества».

1846, май — ноябрь — В журнале «Гоудис лейдис бук» печатает­ся серия статей «Литераторы Нью-Йорка».

1846, май — 1849, июнь — Живет в местечке Фордхсм близ Нью-Йорка.

1847, 30 января — Смерть Вирджинии По.

1848, июнь — Издание «Эврики» — последней книги, вышедшей при жизни писателя.

1849, 27 сентября — Отправляется из Ричмонда в Балтимор.

1849, 3 октября — По помещен в больницу в Балтиморе.

1849, 7 октября — Смерть Эдгара Аллада По.



КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

Собрание сочинений Эдгара По в переводе К. Д. Бальмонта. М., 1901.

По Эдгар. Баллады и (фантазии. Перевод с английского К. Бальмонта. М., 1895.

По Эдгар. Избранные произведения. В 2-х т. М., «Худ. литература», 1972.

По Эдгар. Полное собрание рассказов. М., «Наука», 1970. По Эдгар. Лирика. Л., «Худ. литература», 1976. По Эдгар. Стихотворения. Проза. М., «Худ. литература» (ЕВЛ). 1976.

Достоевский Ф. М. Три рассказа Эдгара Поэ. — В кн.: Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений, т. 19. М., «Паука», 1979.

Николюкин А. 13. Жизнь и творчество Эдгара Аллана По. — В кн.: Эдгар По. Полное собрание рассказов. М., «Наука», 1970.

The Complete Works of Edgar Allan Рое. New York—London,

1902, vol. 1—10.

Charles Baudelaire. Edgar Рое (L'art romantique. Paris, 1968). G. E. W ood berry. Edgar Allan Рое, Boston, 1885. J. W. К rutc h. Edgar Allan Рое. A Study In Genius. New York,

1926. A. H. Q uin n. Edgar Allan Рое. A critical biography. New York,

1941.

W. L ennin g. Edgar Allan Рое In Selbstzeugnissen und Bilddo-kumenten. Hamburg, 1959.

Ch. H a inc s. Edgar Allan Рое. His writings and influence. New York, 1974.

© Рефератбанк, 2002 - 2017