Вход

Русские писатели в Париже

Реферат по литературе
Дата добавления: 21 июня 2006
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 2 Мб (архив zip, 575 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу




Русские писатели в Париже 20х- 30х годов ХХ века.


В 20-30 гг. эмигрантский Париж, а не послереволюционную Москву называли "столицей русской литературы". В эти годы в Париже жили и работали русские писатели, поэты, журналисты. Некоторые из них обосновались в квартале улицы Пасси, которую Бальмонт называл "парижским Арбатом". В квартале Пасси жили Бунин, Мережковские, Замятин, Куприн...


"Понемногу я влюбляюсь в Париж. Это колдовской город. Он ничего не дает насильно. У него умная снисходительность, и потому все получается само собой, как у людей, которые ничего не делают напоказ".

Л. Белозерская-Булгакова

Д.С.Мережковский

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1866–1941) и Зинаида Николаевна Гиппиус (1869–1945) жили в доме 11-bis, по улице Колонель-Бонне (rue Colonnel-Bonnet) в 16 округе Парижа. Мережковский и его жена, поэтесса Зинаида Гиппиус приобрели эту квартиру еще до революции. Нина Берберова пишет по этому поводу в своей книге "Курсив мой": "Они жили в своей довоенной квартире, это значит, что, выехав из советской России в 1919 году и приехав в Париж, они отперли дверь квартиры своим ключом и нашли всё на месте: книги, посуду, бельё. У них не было чувства бездомности, которое так остро было у Бунина и у других". Об этом же своем ключе пишет А. Бахрах, но прежде он описывает обстановку квартиры Мережковских: "В знаменитой в анналах русской литературы квартире на «рю де Колонель Бонне» мне случалось побывать не больше двух-трех раз, но я запомнил, что эта квартира резко отличалась от жилищ всех других русских литераторов Парижа. Да это и немудрено— Мережковские снимали свою квартиру с «доисторических» времен, довольно безалаберно обставили ее в стиле модерн с ирисовыми разводами и— случай почти единственный— после революции прибыли в Париж с ключом от входной двери в собственную квартиру." Ирина Одоевцева в книге "На берегах Сены" также называет обстановку "безвкусной": "Вполне буржуазный дом, вполне буржуазная, хотя и очень скромная и безвкусно обставленная квартира с многотомной библиотекой", и затем уточняет, что это была все же не "собственная" квартира: Мережковские жилье снимали: "Квартира была снята Мережковским еще задолго до войны, чтобы во время приездов в Париж не приходилось – "Ведь это так неудобно" – жить в отеле. "И как она теперь пригодилась! Ведь в Париже квартирный кризис. Что бы мы стали делать, если бы у нас ее не было?" "В беженском положении", - замечал, в свою очередь, Ю. Терапиано, - "Эта квартира оказалась для Мережковских подарком судьбы: сохранилась библиотека с дореволюционными книгами и журналами, а также архив, в котором, разбирая его по временам, они находили много любопытного". Гиппиус вспоминала: "Просторность квартиры нас прельщала, каждый мог жить, насколько хотел, отдельно, а цена ее показалась нам, привыкшим считать на рубли, совсем подходящей: 1200 р. в год. ... Недостаток рублей дал себя знать, когда обширную нашу квартиру, пустую, пришлось чем-то заполнить. Но мы не смутились. Прежде всего купили три письменных стола. Затем уже постели. А затем... ну, затем остальное можно было приобретать понемногу, постепенно, и самое дешевое. Так появилась у нас соломенная мебель, стоившая тогда гроши. Сколько книг перечитал Дмитрий Сергеевич на своей "дачной" кушетке!"

* * *

На некоторых парижских улицах отсутствует дом N° 13, его заменяет N°11-bis. Мережковский был суеверен, и как-то побывав у Одоевцевой и Иванова, живших по адресу 13, улица Франкликна, воскликнул: – Нет, все-таки я никогда бы не поселился здесь! Ни за что! В 13 номере. Ведь теперь все удары и невзгоды посыпятся на вас. Одоевцева описывает этот эпизод в книге "На берегах Сены" и продолжает: "Георгий Иванов саркастически улыбается. – А сами вы, Дмитрий Сергеевич, позвольте узнать, в каком номере изволите проживать? Мережковский удивленно уставился на него– ведь Георгий Иванов уже несколько лет еженедельно бывает на 11-бис Колонель Бонне. Зачем же он спрашивает? Все же, привыкший к точности, он отвечает: – Разве вы не знаете? На 11-бис. Брови Георгия Иванова взлетают еще выше. – А что это такое, 11-бис? Тот же 13, только закамуфлированный, что ему, конечно, придает еще большую зловредность. Мережковский, пораженный никогда не приходившей ему в голову мыслью, растерянно оборачивается к Зинаиде Николаевне: – Зина, ты слышишь, что он говорит? Мы, оказывается, живем в 13 номере! Этого быть не может, скажи ему! Но Зинаида Николаевна вовсе не потрясена таким открытием. Как всегда, она кокетливо-капризно тянет: – Георгий Владимирович прав. Мы живем в закамуфлированном 13 номере. Ведь следующий дом 15-й. И стыдно быть таким суеверным. Успокойся!" И в завершении Одоевцева добавляет: "Как бы то ни было, мы благополучно прожили на 13, rue Franclin до 1931 года (с 1928), и ничего скверного с нами там не случилось."

И.А.Бунин

Иван Алексеевич Бунин (1870 - 1953), русский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1933 год, жил в Париже в доме N° 1 по улице Жака Оффенбаха. В этом доме Бунин прожил с 1922 по 1953 г. Парижская квартира первого русского Нобелевского лауреата была небольшой, скромно обставленной и даже "неуютной", как об этом пишет Александр Бахрах в своей книге "Бунин в халате":
"...я стал "захаживать" к нему (Бунину) на дом, на эту самую неуютную и едва ли не умышленно неприглядную квартиру на улице Оффенбаха, в которой он и скончался 30 лет спустя". Вместе с тем, как замечает тот же Бахрах, это была первая собственная квартира писателя и его супруги Веры Николаевны Буниной : "до приезда в Париж, - пишет Бахрах, - Бунины никогда собственного оседлого обиталища не имели. Они жили то в имениях родственников, то в семье Муромцевых, родителей Веры Николаевны, то в гостиницах, много путешествовали..."

Как известно, долгие периоды Бунин проводил на юге Франции в местечке Грасс, которое привлекало его своей южной прелестью (в Грассе, который часто называют "мировой столицей духов", находятся плантации роз, используемых французской парфюмерной промышленностью, Музей духов). Ряд произведений, в том числе цикл рассказов "Темные аллеи", Бунин написал на своей вилле "Жанетта" ("Бельведер" до войны) в Грассе, притягивавшем его, по словам Бахраха, как "магнит": "...почти сразу после переселения во Францию Грасс стал для Бунина подлинным магнитом, к которому он неустанно тянулся, хотя в то же время завел маленькую квартирку в Париже (на ул. Оффенбаха), с грехом пополам обставив ее". и далее : "Все годы эмигрантского житья он (Бунин) колесил из Парижа в Грасс, из Грасса в Париж..." В 1993 году на доме по ул. Оффенбаха в Париже, где жил Бунин была установлена мемориальная доска:





К.Д.Бальмонт

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 – 1942), русский поэт-символист, впервые побывал в Париже в 1896 году. С 1905 по 1913 г. Бальмонт живет в парижском квартале Пасси на улице Рэнуар. Вместе с семьей он окончательно перебирается во Францию в 1920 году. Бальмонт уехал из Москвы 25 июня 1920 г. в творческую командировку, с разрешения властей. Один из самых знаменитых и чтимых поэтов России начала века, Бальмонт не был принят парижской русской эмиграцией. В числе его немногих верных друзей были М. Цветаева и А.И. Куприн. В последние годы проведенные в эмиграции поэт отчаянно бедствует. З.Н. Гиппиус пишет в письме Злобину: "Бунин, можете себе представить, в каком состоянии. Главное — неизвестно, неужели он (Розенталь Леонард М., владелец торгового дела бриллиантами в Париже. Покровитель русских писателей в эмиграции; автор книги "Будем богаты" (1925).) и Куприну, и Бальмонту тоже отказывает? В каком же мы перед ними положении? Они совсем погибают". (6 дек. 1922. Париж). Бунин враждебно относился к Бальмонту, Д.С. Мережковский, по выражению Гиппиус, был "очень сдержан", и только "жалел" Куприна и Бальмонта. В Париже Бальмонт сменил несколько адресов. Писатель Борис Зайцев вспоминает его квартриу на rue Singer (рядом с ул. Рэнуар) : "Бальмонт жил на rue Singer, в двух шагах отсюда (от квартала Пасси). Мы не раз у него обедали. В розоватом тумане из окна шестого этажа виден был Медон." Улицу. Пасси, по словам Зайцева, Бальмонт называл "парижский Арбат". Последние годы жизни К.Д. Бальмонт провел в парижском предместье Нуази-Ле-Гран (Noisy-Le-Grand), где он жил, в частности, по адресу 26, avenue (вероятно, ныне "impasse") Chilperic. Похоронен К.Д. на кладбище в Нуази.

И.Одоевцева

Ирина Одоевцева (1901—1990), жена Георгия Иванова, жила в Париже в 16 округе, сначала на ул. Франклина, и затем в доме N°4, Square Raynouard. Поэтесса, ученица Н. Гумилева, Одоевцева описала русскую литературную жизнь в Париже 20–30 гг. в книге воспоминаний "На берегах Сены".

Л.Е.Белозерская-Булгакова

Любовь Евгеньевна Белозерская-Булгакова (1895 – 1987) жила в начале 20-х гг. в Париже. Она была второй женой писателя Михаила Булгакова, в первом браке Л.Е. Белозерская была замужем за журналистом Ильей Марковичем Василевским (1883 – 1938), с ним она и провела несколько лет в Париже. Первая их квартира находилась на rue des Eaux, о которой она пишет в своих "Воспоминаниях" (стр. 34): “Мы поселились <…> в уютной трехкомнатной квартире, в районе Пасси, вблизи метро того же названия, на берегу Сены, на другой стороне которой вырисовывался силуэт Эйфелевой башни. Наш большой и красивый дом стоял в низине, а по кручам, с улицы Пасси, в старину, весной низвергались воды.<…>Большие окна выходят на все ту же rue des Eaux." (les eaux по-фр. - “воды”).

В эту квартиру на rue des Eaux к Белозерской заходили Бальмонт, Тэффи, Куприн.


Е.И.Замятин

Евгений Иванович Замятин (1884–1937), писатель-сатирик, один из основоположников современной антиутопии (роман "Мы"), провел свои последние годы в доме 14 по ул. Раффе в 16 округе. Замятин приехал в Париж в 1931 году, но не искал связи с русскими литературными кругами; он сохранил советский паспорт в надежде на скорое возвращение. Н. Берберова в книге "Курсив мой" пишет о Замятине, с которым она встретилась в Париже в русском книжном магазине на рю Эперон в июле 1932 г.: "Он ни с кем не знался, не считал себя эмигрантом и жил в надежде при первой возможности вернутся домой. ... Он был наигранно оптимистичен, говорил, что необходимо "переждать", "сидеть тихо"... Писатель умер, так и не дождавшись отъезда и не создав ничего значительного за годы, проведенные в эмиграции. Юрий Анненков в своей книге "Дневник моих встреч" пишет о дне похорон Замятина : "Замятин скончался 10 марта 1937 года. В день похорон я поднялся на этаж замятинской квартиры в доме N°14, на улице Раффэ, но войти в квартиру у меня не хватило мужества. Я остался на площадке лестницы перед открытой дверью. Через несколько минут из квартиры вышел заплаканный Мстислав Добужинский и прислонился к стене рядом со мной. Он сказал мне, что лицо Замятина сохранило улыбку. Еще минут через пять на лестницу вынесли гроб. Лестница в доме была крутая, вьющаяся и слишком узкая, так что гроб пришлось спускать по ней в вертикальном положении. Присутствовало много провожающих, но мне было так тяжело, что я не запомнил ни лиц, ни имен.
Погребение состоялось на кладбище в Тие." Далее Ю. Анненков пишет о том, как много сделала вдова Замятина, Людмила Николаевна для публикации его произведений: "По счастью, Людмила Николаевна отличалась редкой бережливостью ко всему литературному наследству Замятина и тщательно охраняла все им написанное [...]. Замятинские архивы уцелели". После смерти писателя романы его публиковались во Франции и ряде других стран мира, в переводах на многие языки. "Всем этим русская литература обязана Людмиле Николаевне", - пишет Анненков. - "В 1965 году, исполнив свой долг, Людмила Николаевна вернулась к своему мужу, и ее гроб укрылся в могиле Евгения Замятина, в Тие". Евгений и Людмила Замятины похоронены на кладбище в Тие (Валь-де-Марн), где находится также могила Л. Седова, сына Л. Троцкого.

А.Н.Куприн

Краткая хроника жизни

26 августа (7 сентября) 1870 - A. H. Куприн родился в г. Наровчат Пензенской губ. в семье чиновника. 1890 - , окончив юнкерское училище, поступает в армию. 1894 - A. H. Куприн оставляет военную службу, работает грузчиком, актером, организовывает цирк, управляет имением, сотрудничает в местных газетах как репортер и фельетонист. В ранних произведениях сочувственно рисует нужду бедняков ("Чудесный доктор" 1897), трагическую участь артистки цирка ("Aliezi" 1897), издевательства над солдатом ("Дознание" 1894, "Ночная смена" 1899). Гуманистический протест против порабощения личности содержится в повести "Молох" (1896). Куприн противопоставляет пагубной городской "цивилизации" естественную жизнь в общении с природой ("Олеся" 1898, "Черный туман" 1905). 1905-07 -  сближение с издательством "Знание" и А. М. Горьким. 1905- A. H. Куприн - "Поединок". 1907--19 -  выходят повести и рассказы. В рассказах "Гамбринус" (1907), "Гранатовый браслет" (1911) неподкупность, благородство чувств противопоставляет пошлости, лицемерию буржуазной морали. Увлекается экзотическими, библейскими мотивами ("Суламифь" 1908), в повести "Яма" (1909-15) отдает дань натурализму, объясняя проституцию не социальными, а биологическими причинами.

1919 -  эмиграция в Париж.

Осенью 1919, находясь в Гатчине, отрезанной от Петрограда войсками Юденича, эмигрирует за границу. Семнадцать лет, которые писатель провел в эмиграции, были малоплодотворным периодом. Написан автобиографический роман «Юнкера». Постоянная материальная нужда, тоска по родине приводят его к решению вернуться в Россию. Весной 1937 тяжелобольной Куприн вернулся на родину, тепло встреченный своими почитателями. Публикует очерк "Москва родная". Однако новым творческим планам не суждено было осуществиться. В августе 1938 Куприн умер в Ленинграде от рака пищевода.

Б.К.Зайцев

Зайцев Борис Константинович (29.01/10.02.1881-28.01.1972), русский писатель. Родился в Орле, в дворянской семье. Страдания и потрясения революционных лет приводят Зайцева к осознанному принятию православной веры и к Церкви, верным чадом которой он остается до конца дней. С этого времени в его творчестве, по собственным словам писателя, “хаосу, крови и безобразию” будут противостоять “гармония и свет Евангелия, Церкви”. В 1921 его выбирают председателем Союза писателей, в этом же году деятели культуры вступают в комитет помощи голодающим, а через месяц их арестовывают и отвозят на Лубянку. Зайцева через несколько дней освобождают, он уезжает в Притыкино и возвращается весной 1922 в Москву, где заболевает тифом. После выздоровления решает с семьей ехать за границу для поправки здоровья. Благодаря содействию Луначарского получает визу и покидает Россию. Сначала живет в Берлине, много работает, затем в 1924 приезжает в Париж, встречается с Буниным, Куприным, Мережковским и навсегда остается в столице эмигрантского зарубежья. Зайцев до конца своих дней активно работает, много пишет, печатается. Осуществляет давно задуманное - пишет художественные биографии дорогих ему людей, писателей: "Жизнь Тургенева" (1932), "Жуковский" (1951), "Чехов"(1954). В 1964 пишет последний свой рассказ "Река времен", который даст название и последней его книге. 21 января 1972 в возрасте 91 года Зайцев скончался в Париже. Похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.





© Рефератбанк, 2002 - 2017