Вход

Романтический ноктюрн. Тема ночи в поэзии Тютчева и Фета

Реферат по литературе
Дата добавления: 30 июня 2007
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 178 кб (архив zip, 29 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать


Французское слово «nocturne» как и итальянское «notturno» в буквальном переводе означает - ночной. Термин этот, употребительный в разных искусствах, появился в музыке XVIII века. Тогда ноктюрнами называли пьесы, предназначенные для исполнения на открытом воздухе в ночное время. Характер спокойный, нежный. Пишется в колонном складе и преимущественно в размере 8/8. Многочастные произведения, чаще всего для нескольких духовых и струнных инструментов, по характеру были близки инструментальным серенадам. Иногда звучали вокальные ноктюрны - одночастные сочинения для одного или нескольких голосов.
В XIX веке сложился совершенно другой ноктюрн: мечтательная, певучая фортепианная пьеса, навеянная образами ночи, ночной тишиной, ночными думами. Применим этот термин и к литературе. Известны своими ноктюрнами такие русские поэты, как Ф.И.Тютчев и А.А.Фет.


Творчество Ф. И. Тютчева и А. А. Фета развивалось в русле романтизма второй волны. По тематике их произведения очень близки, но многое в них и различается.
Тютчев рационалист; не потому ли его поэзия легко поддается делению на тематические блоки? У него четкие границы между природой и человеком. Фет - совсем другой.
Его поэзия не только иррациональна, она импрессионистична. В стихах Фета и Тютчева философия совершенно различна. Возьмем, например, мотивы дня и ночи, которые противопоставлены. С одной стороны, и у Фета, и у Тютчева истина открывается человеку ночью, но, с другой стороны, — истина эта разная.

Все своеобразие художественной манеры фетовского письма можно продемонстрировать на примере стихотворений, посвящённых изображению ночи. Для поэта характерен романтический культ ночи. Но в отличие от поэтов-предшественников ночь у него не несёт в себе ничего страшного или трагического, в ней заключено положительное начало. Фета всегда влекла к себе поэтическая тема вечера и ночи. У поэта рано сложилось особое эстетическое отношение к ночи, наступлению темноты. На новом этапе творчества он уже стал называть целые сборники "Вечерние огни", в них как бы особая, фетовская философия ночи.
Ночью человек забывает о житейских треволнениях, начинает жить подлинной, настоящей жизнью, его сердце открывается любви и красоте, он приобщается тайн мироздания. Ночь прекрасна. Она ?благовонная?, ?благодатная?, ?сребристая?, ?нежная?, ?светла? и полна блеска, она сияет:

Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали

Лучи у наших ног в гостиной без огней

Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,

Как и сердца у нас за песнию твоей.

Ты пела до зари, в слезах изнемогая,

Что ты одна - любовь, что нет любви иной,

И так хотелось жить, чтоб, звуки не роняя,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

И много лет прошло, томительных и скучных,

И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь,

И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,

Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - любовь.

Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,

А жизни нет конца, и цели нет иной,

Как только веровать в рыдающие звуки,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой!

Неотъемлемыми атрибутами ночного пейзажа у Фета являются луна и звёзды. Эти образы переходят из стихотворения в стихотворение, но каждая лунная или звёздная ночь не похожа на уже описанную. Например, в стихотворении ?Ночью как-то вольнее дышать мне...? (1842) Фет описывает ночь в столице. По мысли поэта, даже городская ночь прекрасна. Фет запечатлевает неповторимое мгновение, когда лирический герой погружён в мечтательную задумчивость, переживает восхищение красотой ночи. Главными средствами изобразительности становятся свет и звук. Центральным образом в стихотворении является образ месяца. Поэт придаёт небесному светилу черты живого существа. Месяц назван ?волшебником?. Фет акцентирует внимание на световом эффекте, который рождает месяц:

Ночью как-то вольнее дышать мне,

Как-то просторней...

Даже в столице не тесно!

Окна растворишь:

Тихо и чутко

Плывет прохладительный воздух.

А небо? А месяц?

О, этот месяц-волшебник!

Как будто бы кровли

Покрыты зеркальным стеклом,

Шпили и кресты - бриллианты;

А там, за луной, небосклон

Чем дальше - светлей и прозрачней.

Смотришь - и дышишь,

И слышишь дыханье свое,

И бой отдаленных часов,

Да крик часового,

Да изредка стук колеса

Или пение вестника утра.

Вместе с зарею и сон налетает на вежды,

Светел, как призрак.

Голову клонит, - а жаль от окна оторваться!

Второй импрессионистический приём, который использует Фет при описании ночи, - звучание. Ночь у Фета - светлая и тихая. Настолько тихо вокруг, что поэт даже слышит собственное дыхание. Тишина ночи становится особенно выразительной на фоне разнообразных звуков, которые изредка врываются в ночную идиллию: ?бой отдалённых часов?, ?крик часового?, ?изредка стук колеса?, ?пение вестника утра?.

В стихотворении ?Благовонная ночь, благодатная ночь? (1887) Фет тоже обращается к изображению лунной ночи. Но показана она иначе. Это ночь в дворянской усадьбе. Фет запечатлевает неповторимое мгновение, когда лирический герой переживает томление страсти. Ночь у поэта знойная, страстная, напоминающая ?восточную?, как бы созданная для любви. Состояние лирического героя, его восприятие ночи раскрывается через образ месяца. Поэт снова прибегает к олицетворению. Месяц, всплывший над зубцами аллей, назван ?жгучим?. Фет употребляет также традиционный для романтической поэзии начала века образ ручья («ласкательно шепчут струи»). Но он теряет свою стёртость, благодаря импрессионистической манере изображения. Поэт фиксирует внимание на звучании ручья, которое, как и свет месяца, призвано передать ?знойную? атмосферу ночи:

       Благовонная ночь, благодатная ночь
       Раздраженье недужной души!
       Всё бы слушал тебя - и молчать мне невмочь
       В говорящей так ясно тиши.
      
       Широко раскидалась лазурная высь,
       И огни золотые горят;
       Эти звезды кругом точно все собрались,
       Не мигая, смотреть в этот сад.
      
       А уж месяц, что всплыл над зубцами аллей
       И в лицо прямо смотрит, - он жгуч;
       В недалекой тени непроглядных ветвей
       И сверкает, и плещется ключ.
      
       И меняется звуков отдельный удар;
       Так ласкательно шепчут струи,
       Словно робкие струны воркуют гитар,
       Напевая призывы любви.
      
       Словно всё и горит и звенит заодно,
       Чтоб мечте невозможной помочь;
       Словно, дрогнув слегка, распахнется окно
       Поглядеть в серебристую ночь.


Особый стиль Фета во времена, к примеру, Пушкина приняли бы за поэтическую дерзость, но он отдавал себе отчёт в неточности своего поэтического слова, в приближённости его к живой, порой кажущейся не совсем правильной, но от того особенно яркой и выразительной речи. Стихи свои он называл шутливо (но и не без гордости) стихами "в растрёпанном роде". Но каков художественный смысл в поэзии "растрёпанного рода"? Неточные слова и как бы неряшливые, "растрёпанные" выражения в стихах Фета создают не только неожиданные, но и яркие волнующие образы. Создаётся впечатление, что поэт вроде бы специально и не задумывается над словами, они сами к нему пришли. Он говорит самыми первыми, непреднамеренными словами. Стихотворения отличаются удивительной цельностью. Это - важное достоинство в поэзии. Фет писал: "Задача лирика не в стройности воспроизведения предметов, а в стройности тона». Всё в стихотворении внутренне связано друг с другом, всё однонаправлено, говорится в едином порыве чувства, точно на одном дыхании. Превосходно передает Фет и “благоухающую свежесть чувств” , навеянных природой, ее красотой, прелестью. Его стихи проникнуты светлым, радостным настроением, счастьем любви. Поэт необычайно тонко раскрывает разнообразные оттенки человеческих переживаний. Он умеет уловить и облечь в яркие, живые образы даже мимолетные душевные движения, которые трудно обозначить и передать словами:


Шёпот, робкое дыхание,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья,
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица…

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря, заря!..”


Композиционно стихотворение делится на три части. И начало второй части: «…Свет ночной, ночные тени…», - это уже середина ночи. То есть вторая часть передает не только глубину ночи, но и глубину чувств героев. Ночь прекрасна, ничто не мешает влюбленным.
Чувства героев развиваются от «шепота» и «робкого дыханья» к «ряду волшебных изменений милого лица». Поэт не описывает событий, а единственной строчкой смог раскрыть всю гамму чувств, переживаемых героями.
Третья часть – утро: «…И заря, заря!…»
Но какое оно у Фета! Читатель переносит свой взгляд на небо. Перед нами «дымные тучки». Эпитет «дымные» подчеркивает их легкость, невесомость, чистоту, и это не случайно, ведь в стихотворении речь идет о любви. Автор использует цветную символику: «…пурпур розы, отблеск янтаря…». И перед нами возникает картина зари, раннего утра с легкими облаками, окрашенными в розовато-желтоватый цвет… Влюбленные даже не заметили, как пришла ночь, для них она пролетела как одно прекрасное мгновение, может быть поэтому в конце стихотворения появляется слово – «…слезы…» - говорящее о том, что наступает миг расставания. Стихотворение написано в конце 40-х годов. Оно построено на одних назывных предложения. Ни одного глагола. Только предметы и явления, которые называются одно за другим: шёпот - робкое дыханье - трели соловья и т.д. Но при всём том предметным и вещественным стихотворение не назовёшь. Это и есть самое удивительное и неожиданное. Предметы у Фета непредметны. Они существуют не сами по себе, а как знаки чувств и состояний. Они чуть светятся, мерцают. Называя ту или иную вещь, поэт вызывает в читателе не прямое представление о самой вещи, а те ассоциации, которые привычно могут быть с нею связаны. Главное смысловое поле стихотворения - между словами, за словами. "За словами " развивается и основная тема стихотворения: чувства любви. Чувство тончайшее, словами невыразимое, невыразимо сильное, Так о любви до Фета ещё никто не писал.


В "ночной поэзии" Фета обнаруживается комплекс ассоциаций: ночь - бездна - тени - сон - виденья - тайное, сокровенное - любовь - единство "ночной души " человека с ночной стихией. Этот образ получает в его стихах философское углубление, новый второй смысл; в содержании стихотворения появляется второй план - символический. Философско-поэтическую перспективу получает у него ассоциация " ночь -бездна". Она начинает сближаться с жизнью человека. Бездна - воздушная дорога-путь жизни человека.

МАЙСКАЯ НОЧЬ
Отсталых туч над нами пролетает
Последняя толпа.
Прозрачный их отрезок мягко тает
У лунного серпа

Царит весны таинственная сила
С звездами на челе. -
Ты, нежная! Ты счастье мне сулила
На суетной земле.

А счастье где? Не здесь, в среде убогой,
А вон оно - как дым
За ним! за ним! воздушною дорогой-
И в вечность улетим.

Майская ночь сулит счастье, человек летит по жизни за счастьем, ночь -бездна, человек летит в бездну, в вечность.
Дальнейшее развитие этой ассоциации: ночь - существование человека-сущность бытия.
Фет представляет ночные часы раскрывающими тайны мироздания. Ночное прозрение поэта позволяет ему смотреть "из времени в вечность", он видит "живой алтарь мироздания".
Толстой писал Фету: "Стихотворение одно из тех редких в, которых не слова прибавить, убавить или изменить нельзя; оно живое само и прелестно. Оно так хорошо, что, мне кажется, это не случайное стихотворение, а что это первая струя давно задержанного потока".
Ассоциация ночь - бездна - человеческое существование, развиваясь в поэзии Фета, вбирает в себя идеи Шопенгауэра. Однако близость поэта Фета к философу весьма условна и относительна. Идеи мира как представления, человека как созерцателя бытия, мысли об интуитивных прозрениях, видимо, были близки Фету.
В образную ассоциацию стихов Фета о ночи и существование человека вплетается идея смерти (стихотворение "Сон и смерть", написанное в 1858 году). Сон полон суеты дня, смерть полна величавого покоя. Фет отдаёт предпочтение смерти, рисует её образ как воплощение своеобразной красоты.
В целом "ночная поэзия" Фета глубоко своеобразна. У него ночь прекрасна не менее дня, может быть ещё прекрасней. Фетовская ночь полна жизни, поэт чувствует "дыхание ночи непорочной". Фетовская ночь даёт человеку счастье:

Что за ночь, прозрачный воздух скован,
Над рекой клубится аромат.
О, теперь я счастлив, я взволнован,
О, теперь я высказаться рад!

Помнишь час последнего свиданья!
Безотраден сумрак ночи был;
Ты ждала, ты жаждала признанья —
Я молчал: тебя я не любил.

Холодела кровь, и сердце ныло:
Так тяжка была твоя печаль;
Горько мне за нас обоих было,
И сказать мне правду было жаль.

Но теперь, когда дрожу, и млею,
И, как раб, твой каждый взор ловлю,
Я не лгу, назвав тебя своею
И клянясь, что я тебя люблю!

Человек сливается с ночным бытием, он отнюдь не отчуждён от него. Он надеется и чего-то ждёт от него. Повторяющаяся в стихах Фета ассоциация- ночь -и ожидание и дрожание, трепет:

Какая ночь! На всем какая нега!

Благодарю, родной полночный край!

Из царства льдов, из царства вьюг и снега

Как свеж и чист твой вылетает май!


Какая ночь! Все звезды до единой

Тепло и кротко в душу смотрят вновь,

И в воздухе за песнью соловьиной

Разносится тревога и любовь.


Березы ждут. Их лист полупрозрачный

Застенчиво манит и тешит взор.

Они дрожат. Так деве новобрачной

И радостен и чужд ее убор.


Нет, никогда нежней и бестелесней

Твой лик, о ночь, не мог меня томить!

Опять к тебе иду с невольной песней,

Невольной - и последней, может быть.


У Фета ночная природа и человек полны ожидания сокровенного, которое оказывается доступным всему живому лишь ночью. Ночь, любовь, общение со стихийной жизнью вселенной, познание счастья и высших истин в его стихах, как правило, объединяются.
Творчество Фета представляет собой апофеоз ночи. Для Фета-философа ночь представляет собой основу мирового бытия, она источник жизни и хранительница тайны "двойного бытия", родства человека со вселенной, она у него узел всех живых и духовных связей.
Теперь уже Фета невозможно назвать только лишь поэтом ощущений. Его созерцание природы исполнено философского глубокомыслия, поэтические прозрения направлены на обнаружение тайн бытия.




В 1906 г. А.Блок назвал Тютчева «самой ночной душой русской поэзии». Ночь у Тютчева, как и у многих романтиков, - это тайна мироздания. В ночной природе все полно загадок: и «звездный сонм», и «сладкий свет месяца», и «чудный еженочный гул».

Тютчев остро ощущал переломный характер своей эпохи. Поэтому поэзия Тютчева вся проникнута тревогой, ощущением трагизма жизни. Несмотря на открытое враждебное отношение к революции, его постоянно влекло к “высоким зрелищам“ социальных потрясений, для него характерен повышенный интерес к “роковым” моментам истории. Поэт испытал особенное тяготение к изображению “бурь” и “гроз” в природе и человеческой душе. Явления природы переживания человека раскрываются в единстве борющихся противоположностей. Это придает лирике Тютчева богатство содержания и философскую глубину. Вместе с тем, изображая мир в непрестанном движении, поэт не показывает его в развитии. Отсюда безысходность борьбы, неразрешимость противоречий. В самом себе поэт ощущает трагичную раздвоенность, “двойное бытие“: страстную любовь к жизни, к “матери-земле“, способность погружаться в “земное забвение“, упиваться преизбытком жизни и наряду с этим - настоение “ущерба”, “изнеможения”, естественные для “обломка старых поколений”, не находящего себе места среди “пришельцев новых”.

Образы природы обычно привлекаются молодым Тютчевым в качестве соответствия переживаниям человека. У зрелого Тютчева этот прием встречается значительно реже, уступая место непосредственному впечатлению от картин природы.

 Его стихи нельзя назвать лирикой в чистом виде, потому что в них выражаются не просто чувства лирического героя, но прежде всего философская система автора-мыслителя. Поэт “нуждается в извлечении из мира всего соответствующего своей натуре”. В философских поэтических произведениях Федора Тютчева, в отличие от философских трактатов, присутствует не развитие мысли, не развернутая аргументация, ее подтверждающая, а ее обозначение, декларирование идеи, которая выражается словом в поэзии, то есть дается комплекс мыслей в переживании, в эмоциональных, художественных, “ощутительных” образах. Содержание бытия открывается непосредственно через образы. Ф. И. Тютчев был поэтом, в творчестве которого соединились в яркой форме идейное содержание с исключительной поэтической силой, с богатством образности и музыкальности. Основная черта, преобладающая в лирических произведениях Федора Тютчева, — это какое-то всеобщее предметное чувство, носящее космический характер. В то же время чувство носит вполне объективный и реалистический характер. Ф. И. Тютчев ощущал себя частицей мира, а потому считал все чувства и настроения человека проявлениями космического бытия как такового. Целостность жизни, физические явления воспринимались им как проявление самой природы, космоса, “как состояние и действие живой души”.

В лирике Ф. Тютчева всегда присутствует двойственность, борьба, сопряжение различных начал. Наиболее яркий пример тому — стихотворение “День и ночь”. Стихотворение написано в 1839 году. Тютчев, последний русский романтик, усматривая неподвластные силы, воспринимал природу непосредственно. Основа произведения – один из основных природных контрастов: смена дня и ночи. Почему темное время суток обладает таинственной властью? Уже во второй строчке появляется слово «бездна», а в третьей слово «покров». «Бездна», по мнению автора, это ночь. А «златотканый покров» - день. Ночь – таинственный мир духов, роковой мир, что является поэтическими синонимами. Человек затерян в «бездне», где нет понятий красоты, представлений о чести и морали. Ночью человек открыт древним инстинктам. День приносит облегченье, наделяет мир многообразием. В стихотворении безличные боги, что свидетельствуют об увлечении поэта античностью. В более поздних произведениях поэта будут прослеживаться христианские мотивы. День и ночь – типичный конфликт для романтизма. Стихотворение написано лаконичным языком, торжественным стилем, используются церковно-славянизмы. Энергичная концовка. Звуковая инструментровка стихотворения: с пятой по восьмую строчку используется плавный «л». В начале второй строфы – раскатистый «р». Энергичное и страстное изложение мысли. Изысканная, редкая кольцевая рифмовка. Лирика Ф.И.Тютчева построена на противопоставлениях. «День и ночь» - яркое контрастное произведение. Это стихотворение можно отнести как к философской, так и к природной лирике.

На  мир таинственный духо?в,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен  златотканый
Высокой волею богов.
День — сей блистательный  покров
День, земнородных оживленье,
Души болящей  исцеленье,
Друг человеков и богов!

Но меркнет день — настала  ночь;
Пришла — и, с мира  рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает  прочь...
И бездна  нам обнажена
С своими страхами  и  мглами,
И  нет  преград меж ей  и  нами —
Вот отчего нам  ночь страшна!



День и ночь — символы двух различных стихий космоса, светлой и темной, которую Тютчев называет “хаосом”, олицетворением “бездны безымянной”:

Как жадно мир души ночной

Внимает повести любимой!

Из смертной рвется он груди

И с беспредельным жаждет слиться.

О, бурь уснувших не буди:

Под ними хаос шевелится!..



Жизнь космоса — борение светлого начала с хаосом. Вселенское бытие двойственно: свет и мрак связаны между собой, как день и ночь, лето и зима. И главное, не только светлое начало, но и хаос, мрак божествен, прекрасен и привлекателен. Это подтверждается и эпитетами: “родимый саос”, “святая ночь”. Борьба между идеальным и демоническим существует не только в природе, но постоянно происходит и в самой человеческой душе:

Святая ночь на небосклон взошла,
И день отрадный, день любезный,
Как золотой покров, она свила,
Покров, накинутый над бездной.
И, как виденье, внешний мир ушел...
И человек, как сирота бездомный,
Стоит теперь и немощен и гол,
Лицом к лицу пред пропастию темной.

На самого себя покинут он –
Упра?зднен ум, и мысль осиротела –
В душе своей, как в бездне, погружен,
И нет извне опоры, ни предела...
И чудится давно минувшим сном
Ему теперь всё светлое, живое...
И в чуждом, неразгаданном ночном
Он узнает наследье родовое.



Темная стихия страсти, угрюмый “огонь желания” таит очарование, пожалуй, более сильное, чем светлая “пламенно-чудесная” игра. День лишь “отраден и чудесен”, ночь же — “святая”. Воля к смерти (“Самоубийство”) и воля к жизни (“Любовь”) одинаково привлекательны для человека: И в мире нет четы прекрасней, И обаянья нет ужасней, Ей продающего сердца. Подлинное значение хаоса в лирике Ф. И. Тютчева — это угроза уничтожения, бездна, сквозь которую необходимо пройти для достижения полного слияния с космосом. Тоска, охватывающая при встрече с непонятными проявлениями хаоса — печаль и ужас смерти, страх перед уничтожением, хотя и в преодолении их достигается блаженство. В лирике Ф. И. Тютчева образно выражена мысль, что стихия хаоса позволяет нам при соприкосновении с нею осознать всю глубину пропасти, отделяющей нас от истинно космической жизни, мысль, что зло и грех не являются противоположностями добра и святости, это всего лишь ступени к познанию истины. Противопоставление хаоса и идеального начала космоса поэт видит не в образах “дня и ночи”, а в образах тишины, успокоения. Зной, мятежность и столкновение их с покоем, умиротворенностью — это столкновение манящей и бурной красоты жизни с тихой и светлой красотой бессилия и умирания. Хаос, таким образом, как бы олицетворение преодоления всего земного и смертного.

Таким образом, можно сделать вывод, что для Тютчева природа – вечное по сравнению с

человеческим миром, однако и она лишь видимый всплеск хаотической бездны. Отсюда понятно, что

неизбежная катастрофичность бытия заложена в самой основе мироздания. Природа сотворена Богом раз

и навсегда, и люди не в силах создать другую, подобную ей. Но в то же время идеал поэта – гармоничное

слияние человека и природы ("Все во мне, и я во всем…"). Эта мысль о самозабвении, о слиянии

человека с миром природы проходит через всю его космогоническую систему. Природа и человек, по убеждению поэта, состоят из двух частей. Одна часть – одухотворенная, одушевленная, разумная и гармоничная, "дневная". Другая – "бездна", дикая, неуправляемая, стихийная, "ночная". В природе она проявляется как хаос, бури, катаклизмы. В человеке это страсти, приводящие к катастрофе. И хотя из этого и из других стихотворений ясно, что природа у Тютчева подчиняется тем же законам, что и созидательная деятельность человека, хотя они родственны между собой, хотя мир природы также подвержен гибели, ибо в глубине его, как и всего бытия, скрыт хаос, темная первозданная стихия, все же природа в целом противоположна человеческой жизни. Тютчев-философ постоянно и пристально всматривается в природу, вглядывается в ее загадочные лики, прислушивается к ее загадочным и вещим голосам – и пытает ее, страстно вопрошает, доискиваясь не столько до ее собственных, сколько до

человеческих, душевных тайн. Он – тайновидец природы, поэт ее роковых, мучительных состояний,

перед которыми цепенеет рассудок и оживает в самом человеке "дикое, неразгаданное, ночное".

Благодаря Тютчеву в русской поэзии закрепились и обрели философскую значимость образы гроз,

зарниц ("демоны глухонемые"), ночного ветра, наконец, самой ночи – разнообразные свидетельства

демонической, сокровенной жизни природы. Многие стихотворения, посвященные теме дня и ночи,

раскрывают трагическую диалектику "дня" и "ночи" в природе и человеческой душе. Его природа – не

столько пейзаж, сколько космос, в ней живут и действуют не конкретные лица (лирический герой,

возлюбленная, ямщик и т.п), но сверхличные силы и закономерности, которые и выступают как предмет философского и поэтического размышления.


Фет, как и Тютчев, весь обращен к природе. Но для Тютчева природа – загадка. Через

природные образы он пробивается к ее сущности, к законам мироздания, которые сосредоточены в явлениях природы. Для того, чтобы постичь эти законы, он рассекает природу на видимость и тайну, на

покров и бездну, на день и ночь, на явное и скрытое. Сущность природы для поэта в том, что недоступно, что лежит за поверхностью явления, в заповедной темноте, на которую набросил яркие краски светлый день. День не таинственен, таинственно то, что он скрывает. День – покров тайны, но не сама тайна. Для Фета все иначе. Тайна заключена в зримой поверхности, которая в любое время всегда обворожительна. Нет тайны за пределами дня и ночи. Они и есть сущность природы. Именно видимость, непосредственно представшая нашим глазам, нашему слуху, чувствам и есть тайна природы, ее сущность, ее глубина. И нет ничего, что они скрывают. Поэтому ночь – не освобожденный от покрова дня хаос, а гармония мира,освещенная звездами, обнажающими светлый строй мироздания. Природа у Фета всегда сияет, радуется. В ней, даже когда идет снег, все полно жизни: «Ночь светла, мороз сияет// Выходи – снежок хрустит".

Человек предельно слит с природой, он неотделим от нее и образует с ней нерасторжимое

единство. Он растворен в природе. Человек в слитом восторге с природой пронзительно, до

охватывающего его содрогания переживает восхищение от красоты, величия, полноты и жизненности мироздания. Образы и темы лирических стихотворений Тютчева и Фета во многом схожи. Их объединяет тонкое восприятие природы, мельчайших ее оттенков и переливов. Оба они выступили и как знатоки человеческой души и сердца.






















ЛИТЕРАТУРА




1.Большая Советская энциклопедия


2.Ф.И.Тютчев «Избранное»


3.А.А.Фет «Избранные стихотворения»


4.Интернет-ресурс lit.ru


5.Интернет-ресурс «Википедия»


6.«1000 лучших школьных сочитений» 2003 г.


















































Реферат на тему


«Романтичний нокнюрн. Образ ночі в творчості А.А.Фета та Ф.І.Тютчева»


студентки 2-го курсу

факультету Кіно-, телемистецтво

Київського міжнародного університету

Супинської Людмили

© Рефератбанк, 2002 - 2017