Вход

Воплощение вечных проблем и проблем современности в романе Чингиза Айтматова «Плаха»

Реферат по литературе
Дата добавления: 28 мая 2006
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 191 кб (архив zip, 29 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать





Содержание:


  1. Введение:

1. Глобальность произведения Ч. Айтматова «Плаха»;

2. Воздействие произведения на сознание читателя;

3. Своеобразие воплощения вечных проблем в современности.

  1. Основная часть:

1. Символичность названия романа, связь тысячелетий;

2. Религиозно-философская проблематика:

1) общечеловеческий образ Иисуса Христа;

2) поиск Авдием Каллистратовым бога-современника;

3) церковь как посредник в общении между человеком и богом.

3. Наркомания – болезнь ХХ века:

1) социальные и философские истоки проблемы;

2) Гришан и Авдий – столкновение добра и зла.

4. Утверждение Ч. Айтматовым вечности добра.

5. Экологические аспекты в романе: бесчеловечность, возведённая в ранг политики.

6. Человек и волк:

1) Акбара и Ташчайнар – воплощение идеала семьи;

2) волк как оплот человечности;

3) личность в эпоху натиска современной цивилизации;

4) образ человека-волка в произведениях Айтматова и его современников;

5) конец света для одного человека (судьба чабана Бостона).

  1. Заключение:

1. Судьба народов в ХХ веке.

2. Вечная драма мировой истории.

3. Пророческий голос Айтматова.


Воплощение вечных проблем и проблем современности в романе Чингиза Айтматова «Плаха».


«Идёт охота на волков, идёт охота –

На серых хищников, матёрых и щенков!

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,

Кровь на снегу – и пятна красные флажков».

В. С. Высоцкий


Жизнь человека – это постоянный выбор. Судьба его – выбирать свой жизненный путь, добро или зло, те принципы, которыми потом он будет руководствоваться. Очень важно, чтобы в переломный момент становления личности человек не сбился с правильной дороги, не пошёл по ложному пути. Какое счастье, если он вовремя обретёт те нравственные ориентиры, которые станут полноправной частью его жизни, души, которые он будет свято хранить и передаст потомкам. Часто случается так, что книга, умная и добрая, становится ему спутником и товарищем, в котором можно найти всего себя, внимая каждому слову этого порой единственно верного друга. Неспроста Борис Пастернак говорил: «Книга есть кубический кусок горячей, дымящейся совести – и больше ничего».

«Плаха» - это как раз тот «кубический кусок» болящей, вопиющей совести Чингиза Айтматова, да и всех тех людей, которые мыслили и развивались параллельно автору, неравнодушный и страстный взгляд которого видит мир не плоско, а объёмно. Это произведение классика мировой литературы ХХ века сравнимо разве что с прекрасным бриллиантом, манящим заглянуть в ту непознанную глубину, которая в нём скрыта. Любоваться таким драгоценным камнем нужно с разных сторон, ведь каждая его грань сияет по-особенному. Читая «Плаху», погружаешься в поток стремительного течения, настолько быстрого, что плыть самому просто не удаётся, как не получается сразу осознать глобальность, всеобъемлющий смысл произведения. Остаётся только ввериться стремнине, восхищаться и в то же время опасаться её неохватности, стихийности.

Чингиз Айтматов написал свой роман в 1986 году, когда ему было пятьдесят восемь лет. К тому времени он уже имел богатый литературный и жизненный опыт. Во второй половине ХХ века начался подъём литературного движения. Этот процесс был обусловлен наступлением так называемой «оттепели» в социально-политической жизни нашего государства, а, следовательно, в людских душах и умах. Намечались некоторые послабления в жёсткой, каменной системе тоталитарного режима. Многие писатели смогли вздохнуть с облегчением, получили возможность донести свои творческие идеи до широких масс. Но создаётся впечатление, что произведения Айтматова вошли в жизнь без спроса, без утверждения в инстанциях и разрешения «сверху», понятно просто и открыто повествуя о сложнейших проблемах духа и бытия, о самом ценном, тонком и искренне-сокровенном, что только может быть у человека.

Чингиз Айтматов начал печататься с 1952 года и по сей день ведёт терпеливый диалог с современниками. В своём романе «Плаха» он поднял множество проблем нравственного, экологического, философско-религиозного, политического характера, беспокоящих общество в те годы. Эти пороки существовали и ранее, только тщательно скрывались под насаждённой социалистической идеологией. Можно сказать, что это проблемы вечные, просто с наступлением новой эпохи они решили подкрасться к человечеству под коварной маской, принимая неизвестный до этого облик, характер.

Само название книги очень символично, это звено в невидимой цепи, связующей два тысячелетия. Плаха воспринимается нами, как своего рода крест… крест… Голгофа, как место казни Христа, взявшего на себя грехи целого человечества, всех людей, которые жили и которым это только ещё предстоит в будущем.

Но, оказывается, принимать близко к сердцу судьбы своих героев, пропускать через себя их боль небезопасно: на автора ложится ответственность за героев.

Небезызвестным приемником Иисуса в «Плахе» является Авдий Каллистратов. Даже имя, имеющее славянское происхождение, может много сказать об этом человеке. Каллистратов, первый русский герой, изображаемый Айтматовым, но писатель подчёркивает, прежде всего, не его национальность, а принадлежность к христианской религии. Образ Мухаммеда в мусульманстве не несёт такого колоссального и многозначного смыслового значения, как идеал праведника, воплощённый в Иисусе, который был распят за идею. Это образ общечеловеческий, доступный для понимания всем людям, не зависимо от их вероисповедания. «Иисус Христос дает мне повод сказать современному человеку нечто сокровенное», - говорил в интервью с корреспондентом Ириной Ришиной сам писатель. Авдий же добровольно страдает за весь род человеческий, только не в эпоху зарождения христианства, а в наше время. Каллистратов – личность неоднозначная, но чувствуется явная симпатия автора к нему. Несмотря на то, что айтматовский герой принадлежит к другой вере, нежели сам автор, это по-прежнему чуткий, сопереживающий, сомневающийся и поэтому ищущий молодой человек. Авдий пока ещё не нашёл определённого призвания в жизни, не имеет постоянного заработка, но он всеми своими силами стремится помогать людям, делать добро, находится в состоянии постоянного поиска своего места в жизни, путей к познанию истины, причин извечных общественных пороков. Отец его был священнослужителем, и Авдий тоже начал учиться в семинарии, решив пойти по пути отца, но вынужден был уйти оттуда. Тоталитарный режим оставил свой отпечаток и на церковной системе. Авдий не понимал, как можно подчинить одной принятой и единственно правильной идеологии религию, объединяющую веру и чувства человека, всегда готовую открыть ему путь к спасению. За соблюдением обрядов должна крыться душа человека, устремлённая к богу. За машинальным чтением молитв стал забываться их смысл. Авдий хотел преодолеть закостенелость церкви, он искал бога-современника, который был бы близок всем людям, возродил бы в их душах те нравственные качества, которые они утратили. Церковь не могла примириться с такой дерзкой инициативой; парадоксально то, что человек, высшей ценностью которого является именно вера, становится религиозным изгнанником! Но это отнюдь не поражение главного героя, Каллистратов, напротив, освободился от оков церковных институтов, находясь вне которых, он стал гораздо ближе к Богу, ведь Авдию не нужны посредники в общении с высшими силами, они бы только удлинили его путь к Господу. Каллистратов – жертвенник и идеалист, поэтому вынужден постоянно сталкиваться со стеной непонимания. Важно, что он имеет мужество не сдаться, не отступиться от своих принципов и убеждений, не испугаться при мысли, что он один в поле воин против всех, и в этом заключается его правда.

Как корреспондент газеты Каллистратов берётся написать исследовательскую работу о проблеме наркомании среди молодёжи, он пытается разобраться в причинах, которые движут людьми, отправляющимися за анашой в Среднюю Азию. Для этого он знакомится с анашистами, вливается в их среду, чтобы увидеть жизнь гонцов собственными глазами. Личность Авдия критики, да и простые читатели оценивают двояко: одних она восхищает и поражает своей духовной глубиной, у других вызывает скептическую улыбку утопичностью своих идей. Такой смех есть ни что иное, как признание человечеством своего поражения в борьбе с наркоманией главным образом из-за неверия в возможность победы. Да, с развитием средств массовой коммуникации стало проще сказать всем людям: «Наркотики – это плохо!» Но что же дальше?! Человек прагматичен и мелочен, заключённый в чётко очерченные границы своего маленького мирка, смысл всей его жизни в конечном итоге сходится на личном благополучии. Каллистратов же не мыслит своего счастья без счастья общего, поэтому душа его как бы расширяется до всеобъемлющих размеров. Так кому же, как ни Авдию, суждено найти в себе силы на своего рода повторение подвига Христа, только в наше время! В своём герое Айтматов воплотил колоссальную творческую, созидательную силу, которая наделяет всю идею романа особым колоритом. Так Каллистратов становится ярким представителем в галерее образов, созданных Чингизом Айтматовым, и мы уже не мыслим великого «художника Евразии» без его любимого, выстраданного героя, а Авдий, в свою очередь, не существует вне Айтматова.

Миссия Каллистратова, исходя из своеобразия его личности, не могла сводиться к простому стороннему наблюдению за жизнью наркоманов. Он страдает за них и вместо них, осознавая всю безысходность и отсутствие всякого духовного наполнения в их существовании. Особенно жалко Каллистратову шестнадцатилетнего Лёньку, жизнь которого уже сломлена под корень. Единственный выход Авдий видит в раскаянии, которое испокон веков лечило души людей, но, как и следовало ожидать, спасительная идея при столкновении с жестокой правдой действительности не находит откликов у анашистов. На первый взгляд причина кроется только в жажде денег, захватившей гонцов, но проблема эта имеет, прежде всего, философские и социальные истоки. Как и все люди, Гришан и его своеобразная команда тоже ищут своё счастье. Вот только Авдий находит радость в общении с Богом, созерцании природы, в силе добра, которым он готов поделиться с каждым человеком, в том, что душа его безгранична и не скована физическим пребыванием в человеческом теле, в творчестве и искусстве, вспомнить хотя бы, как заворожено слушает герой музыку древних болгарских песнопений. Анашисты же находят счастье ложное, псевдорадость обретают в кайфе. Вспомним слова Петрухи: «Травка — она какая, она — радость приносит, на душе рай от нее. — «А отчего радость»? — А оттого, вон, скажем, маленький ручеек протекает, его перешагнуть да переплюнуть, а для тебя он — река, благодать. Вот тебе и радость. А ведь радость — дело какое, откуда взять ее, радость? Ну, к примеру, хлеб купишь, одежду купишь, обувку тоже купишь, водку все пьют тоже за деньги. А от травки, хоть и деньги платятся немалые,— приятность особая; ты будто бы во сне, и все вокруг ну прямо как в кино. Только разница в том, что кино глазеют сотни да тысячи, а тут ты сам по себе только, и никому нет дела…»

Рассуждения его поражают своей простотой и логичностью, но сколько же в них человеческой тоски… Развитие событий доходит до наивысшей точки в столкновении двух противоположностей: Авдия и Гришана, добра и зла, чёрного и белого. Каллистратов проповедует единство человека и Бога, главарь анашистов говорит ему то, что Авдий меньше всего мог ожидать: он тоже ведёт людей к богу, но более доступным и быстрым путём. «Я помогаю людям изведать счастье, познать Бога в кайфе. Я даю им то, чего вы не можете дать им ни своими проповедями, ни своими молитвами… Своих людей я приближаю к Богу куда оперативнее, чем кто-либо… Лишь кайф дает блаженство, умиротворение, раскованность в пространстве и во времени… За неимением иного счастья кайф его горький заменитель». В словах своих этот анашист открыто и резко обнажает правду жестокой действительности, скрытую за восхвалением социализма, коллективного хозяйства, жизни в коммунах, несомненно влекущими за собой благоденствие. Но агитационные плакаты и многообещающие речи не могли дать людям уверенности в завтрашнем дне, надежда на счастье неумолимо угасала. Наркомания приобрела характер массового явления, распространяясь среди людей, потерявших мечту и веру, и вызвана была социально-политическими причинами.

Там же, в Средней Азии, Каллистратов знакомится с женщиной, которую не просто полюбил, она разделяла его мысли и стремления. Авдий и Инга борются за одно дело. Инга участвует в разработке средств для уничтожения анаши. Но, должно быть, по неопытности Инга находит не совсем верный путь. В природе всё взаимосвязано, уничтожение хотя бы одного биологического вида может повлечь непредсказуемые последствия. Наркомания – это болезнь, поражающая мозг и душу человека, и с исчезновением дурманящего растения проблема не решится. «Если бы природа обладала мышлением, каким тяжким грузом вины легла бы на нее эта чудовищная взаимосвязь между дикорастущей флорой и нравственной деградацией человека», - размышляет Авдий в одной из своих многочисленных бесед с собственной совестью. В ХХ веке человек взял на себя ответственность перевернуть законы мироздания с ног на голову, он в природе, прекрасной и дающей начало всему живому, смог найти зло и смерть. Пройдут годы, но расплачиваться будет за это ещё ни одно поколение.

Находящемуся на грани жизни и смерти Авдию, зверски избитому и сброшенному с поезда анашистами, является видение. Он будто переносится на две тысячи лет назад, становится свидетелем событий, предшествующих казни Иисуса Христа. Это вознаграждение, посланное Богом Авдию за все его страдания. Герой смог увидеть воочию того, кто являлся для него идеалом, к которому он стремился приблизиться в своих внутренних диалогах. Библейский мотив в «Плахе» напоминает роман Мастера в произведении Булгакова «Мастер и Маргарита», но это не должно нас смущать. Это будто иконы с ликом Спасителя, но созерцаем мы их в разных храмах. Айтматов проводит параллель между Авдием и Иисусом. Эта ниточка связывает людей, разделённых множеством веков. Таким образом, писатель утверждает вечность добра и его непоколебимость.

Начиная читать «Плаху», мы погружаемся в мир дикой красоты азиатских бескрайних степей, каменистых предгорий. Но что-то тревожное, гнетущее царит в воздухе Моюнкумской саванны: слышится гул мотора, оглушают выстрелы… Это человек-завоеватель ступил своим сапогом на нетронутую землю, стремясь покорить всё живое, забывая, что тоже является частью природы. Ужасен по своей бесчеловечности, стихийности эпизод отстрела сайгаков. Беспомощные животные, обезумев от страха, бегут по саванне, гонимые охотниками. Поражает то, что это не просто браконьерство. Само государство поощряло такие бойни, ведь необходимо было выполнить план по сдаче мяса к окончанию очередной пятилетки. Отсутствие экологического воспитания приобретает глобальный характер, разрастается до государственного уровня. Бесчеловечность, возведённая в ранг политики, пустила страшные метастазы, и лечить эту тяжёлую болезнь предстоит ещё долго.

Создаётся впечатление, что роман «Плаха» наполнен каким-то особым духом, пронизывающим каждую строку произведения. Такое ощущение не случайно. Героями Айтматов делает не только людей, но и животных. Зорко следит своими мудрыми голубыми глазами за всем происходящим волчица Акбара, и всегда следует за ней верный спутник Ташчайнар. Айтматов будто меняет местами волков и людей. Всегда считалось, что волками движет злоба, но писатель показал нам мир глазами этих животных. Они имеют чувства, заботятся о своём потомстве, а больше всего на свете боятся человека. Гармоничность волков и природы, то внимание, с которым они относятся друг к другу, даёт воплощение идеалу семьи. Люди же снизошли до уровня животных, потеряли те качества, благодаря которым человек имел право именоваться таковым. Они лишились той духовной чистоты, которая позволила им жить в гармонии с природой. Волк стал оплотом человечности!

Люди считают, что животные могут говорить только в сказках, так как, ослеплённые жаждой наживы, они не хотят услышать крики братьев меньших с мольбой о помощи и пощаде.

Но еще более страшна трагедия живого человека, личности, зажатой в тисках между безлично-патриархальным обычаем рода-племени, где и не подозревают, что в человеке может быть индивидуальное «я», особенно в женщине, и сокрушают их волю к собственному пути, — и железной партийно-государственной системой и идеологией в СССР эпохи революции, строительства социализма и Отечественной войны. Герой Айтматова — естественный человек и простодушный, одаренная художественная натура — все равно прорастает к свободе и творчеству. Пусть я платится за это страданиями, а то и жизнью, но являет собой отрадное зрелище истинного человека, в ком добро и ум, совесть и творческий талант не сгибаются перед обстоятельствами, пролагают свой путь.

А как неимоверно трудно было быть личностью — особенно в эпоху бури и натиска советской цивилизации, в ее первый период, — на примере своей семьи испытал Чингиз Айтматов. Его отец, один из строителей социализма в Киргизии, первый секретарь обкома, был расстрелян в 1938 году, и мать осталась с четырьмя детьми. Но, женщина исключительной воли, души и ума, учительница, дала образование детям. Когда из Москвы приехал в аил русский человек и никто не мог переводить, вспомнили о мальчике Чингизе — и он переводил и восхитил всех. Так он получил свой первый «гонорар»... С самого низа он пробивался: зоотехник, собкор в газете, Высшие литературные курсы в Москве, первые рассказы и повести — и вдруг взлет: Ленинская премия за 1961 год, — 33-летнему киргизу за «Повести гор и степей»!

В ХХ веке волк стал неким символом, человек сам оказался в волчьей шкуре. Не только у Айтматова, но и в произведениях его современников возникает образ человека-волка. Владимир Семёнович Высоцкий, талантливейший поэт ушедшего столетия, писал в своём стихотворении:


Улыбнёмся же волчьей ухмылкой врагу -

Псам ещё не намылены холки!

Но - на татуированном кровью снегу

Наша роспись: мы больше не волки!


Волк – жертва, человек – жертва…

Единственной опорой человека в холодном мире отчуждения остаётся семья. В последней части романа встречаются два одиноких человека, две обломанных судьбы, чтобы вместе вновь обрести счастье. Чабан Бостон без устали трудится ради благополучия своей жены Гулюмкан и подрастающего сынишки, преемника и продолжателя рода. Но предложение чабана закрепить за ним земли, на которых пасутся его отары, было встречено резкой критикой парторга. Личная инициатива, которая в итоге привела бы к подъёму коллективного хозяйства, рассматривалась этим человеком, как частнособственническая инициатива. Античеловеческие принципы, насаждённые самой государственной системой, радость от власти и манипуляций, прочно укоренившаяся в совокупности ценностей людей, этой системе служащих – всё это натравляет человека на человека. Само имя айтматовского героя наделено огромной смысловой нагрузкой. Бостон – «серая шуба», шкура загнанного в угол человека-волка.

Окончание романа трагично и неутешающе, судьба чабана рушится на глазах читателей. Сын погибает от руки отца, рок отнимает у Бостона последнюю надежду. Обречённость, отсутствие какого бы то ни было выхода, спасения повлекло наступление конца света для одного человека, но кто знает, что последует за этим крушением…

Романы и повести Чингиза Айтматова любимы и читаемы во многих странах мира. Канадский эскимос и филиппинец, индус и араб находят себе отзыв в его книгах. И не диво, ведь многие народы претерпевают в ХХ веке ту же судьбу, что и его киргизский, а именно: из архаического состояния, будучи вовлечены в единую мировую цивилизацию, они вынуждены перепрыгивать через ступени, стяжённо и ускоренно проходить целые эпохи, исторические формации. Это судьба большинства народов Азии, Африки, Латинской Америки, не говоря уже о народах бывшего СССР.

То есть основная и вечная драма мировой истории: противоборство между естественно живущими среди природы и в ладу с нею существами — и индустриальными горожанами, для кого природа — не Мать, а материал в переработку — matter for facts, сырье для изделий; а человек — просто работник-обслуга машины, а не душа и божество, — вот проблема, над которой всю жизнь бьется Чингиз Айтматов и представляет нам в художественных образах, что стали родными собеседниками всем читающим его книги. слышит язык Природы, сострадает животным: сколь одушевленны в его персонажах иноходец Гульсары, Рогатая мать-олениха, Великая Рыба-женщина, верблюд Каранар, волчица Акбара...

В романе лейтмотив судьбы, фатума ведущий, он звучит в самом голосе автора, который, превратившись из писателя-романиста в судью, предрекает человечеству дорогу на плаху за грехи его.

© Рефератбанк, 2002 - 2017