Вход

Изображение как проблема: опыт слепоты

Реферат по биологии
Дата добавления: 30 марта 2010
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 70 кб (архив zip, 14 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу




Изображение как проблема: опыт слепоты

Э.Ю. Адамов

Эстетика сегодня: состояние, перспективы. Материалы научной конференции. 20-21 октября 1999 г. Тезисы докладов и выступлений. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 1999. С.6-8

Цель доклада: представить изображение как проблему. Путь к достижению этой цели предполагается проложить через описание конгломерата проблем, связанных с понятием и феноменом особого сущего — изображения. При этом предпринятое описание ставит себе задачу ограничения собственной полноты, а именно — задачу выявления в охваченном конгломерате проблем проблемы феномена изображения как проблемы эстетики и как проблемы художественного творчества. Взаимосвязь или взаимоотношение этих двух сторон феномена изображения предпринятое описание, в свою очередь, намерено выявить как проблему. Это последнее намерение заставило принять предлагаемый порядок описания: взаимоотношение выделяемых сфер креативного и эстетического (их взаимозависимость и различие) представляет собой проблему, которая, охватывая эти сферы, в целом — шире их обеих, и подходы к ее постановке лежат за пределами предметной определенности этих сфер.

Во всем конгломерате упомянутых проблем самая общая есть проблема тождества и различия. Рассмотрение феномена изображения показывает, что он есть по своей сути один из способов постановки и разрешения этой проблемы: всякое сущее, как сущее, есть собственное изображение, знак самого себя — со стороны тождества; со стороны различия — отлично от себя для ему иного. Для познания оно всегда есть образование — образует и образовано и не есть, а всегда становится, с одной стороны, а с другой — как в себе и для себя сущее противостоит безудержному произволу интерпретаций. Феномен изображения являет себя как поле, или ристалище для выяснения отношений этих проблем, являя проблематику отношения означаемого и означающего, предъявляя к решению онтологические смыслы естественности (иконичности) либо конвенциональности знака.

Наличие проблемы отношения тождества и различия есть конституирующее условие существования изображения. Другое конституирующее это существование условие — это возможность постановки вопроса о мере существования. Это условие есть двусмысленность осуществленности изображения: оно говорит о себе в вопросе Протагора о мере существования вещей. Возможность и приложимость этой меры конституирует одновременно измеряемое и измеряющее, которые бытуют лишь в осуществленности изображения-измерения, обитающего в «доме бытия».

Тот факт, что измеряющему бытию доступна реконструкция позиции, которую можно обозначить как «наивное» или «непредвзятое» видение, то видение, которому схватывание собственной «непредвзятости» (могущей быть раскрытой, например, в рассмотрении понятия «чувственная достоверность») недоступно так же как недоступно и осознание невозможности

собственного существования в этой полагаемой «непредвзятости» как меры в безмерности или в бездомности — доступность реконструкции этой позиции есть конституирующий видение скепсис, рассмотрение, являющееся опытом слепоты.

Опыт слепоты говорит: «необходимо разодрать глаза, чтобы научиться видеть ушами». Есть две ведущие направленности этого опыта. Первая — это осознание того, что видение изображения создано осуществлением «внутреннего рисунка» («невидимого»), который есть конституирующая и конструирующая основа «внешнего» («видимого») изображения. Это первая позиция художника, первая в том смысле. Что без ее принятия невозможно осуществление художественного образования, т.е., в конечном счете, осуществление изображения.

Вторая интенция опыта слепоты — осознание того, что видение изображения создано предшествующим ему полаганием ценностей, и, в более узком смысле, проблематично настолько, насколько проблематична возможность «суждений вкуса»: «внутреннее отношение» создает то или иное видение, а в предельных случаях — видимость или невидимость «внешнего» изображения.

Разности этих интенций суть различия интенций Кантовских «Трансцендентальной эстетики» и «Критики способности суждения». «Трансцендентальная» интенция показывает себя безразличной (слепой) к полаганию ценностей: она осуществляет себя с уже ценностно выбранной позиции измерения и всегда обнаруживает себя уже занявшей эту позицию (Кант говорит о «нашем человеческом» пространстве и времени). Формы трансцендентально-эстетической организации изображения суть рядоположенность и последовательность в их тождествах, повторениях и различиях: фигура-фон, пятно-линия, часть-целое. Анализ изображения показывает: формы чувственного, пространство и время, являют себя в нем как дискурсивные понятия, формы, конституированные дискурсом измеряющего бытия: уместно было бы говорить о горизонте перцептивных (экспрессивных) пространств и контрапункте родов времени. «Человеческое» измерение изображения являет как раз (вопреки Канту) вариативность форм собирания чувственным множественности в единство. При этом формы единства (профили горизонта пространств) остаются безразличны, слепы каждая по отношению к ней иной: несоизмеримость их явлена в изображении как игра фокального-маргинального: фон «исчезает» и «не есть», давая появиться фигуре. Способ же различения фигуры и фона, составляя сущность видения и существование изображения, не есть нечто априорное, но исходит из опыта полагания его ценности. Но к этому полаганию само различение пребывает в слепоте и безразличии: различение фигуры и фона либо есть, либо

его нет; безразлично оно к полаганию своей ценности в том жестоком смысле, что если оно не положено, то изображение просто не состоялось, и опыта полагания ценности — не существует.

То, что изображение не состоялось, есть возвращение к опыту слепоты. Ценностно-полагающая интенция рассмотрения (скепсиса), исходя из этого опыта, говорит о его возможности. Способы трансцендентально-эстетических измерений изображения перестают для этой интенции быть безусловно необходимыми: «внутренние отношения», становясь формой данности чего бы то ни было, проявляет себя безразлично к своему содержанию: нет препятствий любому сущему и не-сущему подпасть под категорию «возвышенного» или «прекрасного». Дискурс изображения предстает сказкой про платье голого короля.

Опыт изображения, опыт видения, исходит из опыта слепоты (безразличия) и говорит: изображение состоялось. Состояние изображения являет как бы степень благоразумия (фронесиса): в его осуществлении соблюдены два условия: интенция была правильной, и выбор был сделан верный. Редукция к опыту слепоты позволяет ввести обоснованное онтологически мета-эстетическое измерение изображения: дурное и благое изображения получают возможность концептуализирования в категориях, скажем, «радикального зла», «абсолютного блага», либо «категорического императива».


© Рефератбанк, 2002 - 2017