Вход

Геополитические интересы России в Азии

Реферат по географии, экономической географии
Дата добавления: 05 мая 2003
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 424 кб (архив zip, 53 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу


ПЛАН


Введение

Глава 1. Геополитика. Теория вопроса

1.1. Немецкая «органицистская школа». Фридрих Ратцель

1.2. Геополитика. Рудольф Челлен

1.3. «Географическая ось истории». Хэлфорд Макиндер

Глава 2. Геополитические интересы России в Азии

2.1. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)

2.2. Индия

2.3. Пакистан

2.4. Ближний и Средний Восток

Заключение

Список использованной литературы

















ВВЕДЕНИЕ


Геополитика как наука сформировалась во второй половине ХХ века. Само понятие ввел шведский ученый Рудольф Челлен, дав ему следующее определение: «Это — наука о Государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве» В современной интерпретации геополитика – это наука о пространстве, о человеке и его поведении, определяемом этим пространством проживания и его специфическими особенностями – ландшафтом, рельефом, климатом. Иными словами – «география как судьба».

Научные достижения основателей геополитики немедленно применялись на практике, были поставлены на службу государственной власти, конкретной политической практике, международным отношениям и военной стратегии. Однако термин, да и сама наука постоянно подвергались обструкции со стороны научной общественности, а в сознании широких масс она прочно ассоциировалась с политикой экспансии нацистской Германии. Слишком откровенное обнажение скрытых механизмов внешней политики государств не устраивало и власть предержащих, не мешая, тем не менее, пользоваться на практике открытыми законами. В СССР долгое время геополитика была под запретом, как «буржуазная наука», на Западе же за короткий срок она стала чрезвычайно популярной дисциплиной в вопросах стратегического и военного планирования, и в настоящее время преподавание этой науки является обязательным во всех высших учебных заведениях Запада, готовящих руководителей государств и ответственных аналитиков. В России реабилитация геополитики и повышенный в последнее время интерес к ней обусловлены резким изменением в результате распада СССР баланса сил в мире в ущерб нашим национальным интересам. Отставание в разработке геополитических проблем в российской науке во многом обусловило проигрыш в «холодной войне» с Западом. Между тем, набор актуальных геополитических тем очевиден. Это в частности:

  • новое геополитическое положение России;

  • история и современная оценка концепции евразийства;

  • национальный и религиозный факторы в геополитической проблематике;

  • проблемы русскоязычного населения в ближнем и дальнем Зарубежье;

  • территориальные претензии к России.

При этом невозможна разработка современных концепций геополитической науки без всестороннего изучения исторического наследия, оставленного нам родоначальниками геополитики: Фридрихом Ратцелем, Рудольфом Челленом и Хэлфордом Макиндером.






















Глава 1. ГЕОПОЛИТИКА. ТЕОРИЯ ВОПРОСА


1.1. Немецкая «органицистская школа». Фридрих Ратцель

Фридрих Ратцель (1844 – 1904 гг.) считается родоначальником геополитики, как науки о взаимосвязи природного ландшафта и человеческого поведения. В научной работе «Антропогеография» он формулирует свои основные идеи: связь эволюции народов с географической средой, влияние рельефа местности на культурное и политическое становление народов и т.д. При этом мировоззрение Ратцеля было основано на эволюционизме и дарвинизме и окрашено ярко выраженным интересом к биологии. Принцип выживания сильнейшего он переносил и на народы, государства, как живые организмы, развивающиеся согласно биологическим законам. Его главный труд называется «Политическая география» – именно этим термином он оперировал в своих работах. Здесь Ратцель указывает, что «государство является живым организмом», «укорененным в почве». Он пишет: «Государства на всех стадиях своего развития рассматриваются как организмы, которые с необходимостью сохраняют связь со своей почвой и поэтому должны изучаться с географической точки зрения. Как показывают этнография и история, государства развиваются на пространственной базе, все более и более сопрягаясь и сливаясь с ней, извлекая из нее все больше и больше энергии. Таким образом, государства оказываются пространственными явлениями, управляемыми и оживляемыми этим пространством; и описывать, сравнивать, измерять их должна география. Государства вписываются в серию явлений экспансии Жизни, являясь высшей точкой этих явлений». Государство, по его мнению, существует и развивается подобно живому организму, и территориальная экспансия его есть ни что иное, как последствия этого развития, роста. Все территориальные изменения вписываются в схему жизненного цикла – оно рождается, растет, развивается, умирает. Ратцель в своей книге «О законах пространственного роста Государств» выделил семь законов экспансии:

  1. Протяженность Государств увеличивается по мере развития их культуры;

  2. Пространственный рост Государства сопровождается иными проявлениями его развития: в сферах идеологии, производства, коммерческой деятельности, мощного «притягательного излучения», прозелитизма.

  3. Государство расширяется, поглощая и абсорбируя политические единицы меньшей значимости.

  4. Граница это орган, расположенный на периферии Государства (понятого как организм).

  5. Осуществляя свою пространственную экспансию, Государство стремится охватить важнейшие для его развития регионы: побережья, бассейны рек, долины и вообще все богатые территории.

  6. Изначальный импульс экспансии приходит извне, так как Государство провоцируется на расширение государством (или территорией) с явно низшей цивилизацией.

  7. Общая тенденция к ассимиляции или абсорбции более слабых наций подталкивает к еще большему увеличению территорий в движении, которое подпитывает само себя. (3)

По мнению Ратцеля, Государство состоит из территориального рельефа и пространства и из их осмысления народом, выраженного в политике. «Нормальным» Государством Ратцель считает такое, которое наиболее органично сочетает географические, демографические и этнокультурные параметры нации. При этом пространство понимается им, как «жизненная сфера», «жизненное пространство», некая «геобиосреда», а не просто территория, занимаемая площадь. Отсюда вытекают два других важных термина Ратцеля «пространственный смысл» и «жизненная энергия», определяющие некую особую энергетическую предопределенность жизненного пространства и народа, его населяющего, в политике, экономике, истории, демографии и т.д. «Пространство как конкретное выражение природы, окружающей среды, рассматривается как непрерывное жизненное тело этноса, это пространство населяющего», что предполагает комплексное рассмотрение всех фактов жизнедеятельности народа во взаимосвязи с географическим ландшафтом. Какими Ратцель видел соотношения этноса и пространства видно из следующего фрагмента «Политической географии»: «Государство складывается как организм, привязанный к определенной части поверхности земли, а его характеристики развиваются из характеристик народа и почвы. Наиболее важными характеристиками являются размеры, местоположение и границы. Далее следует типы почвы вместе с растительностью, ирригация и, наконец, соотношения с остальными конгломератами земной поверхности, и в первую очередь, с прилегающими морями и незаселенными землями, которые, на первый взгляд, не представляют особого политического интереса. Совокупность всех этих характеристик составляют страну. Но когда говорят о «нашей стране», к этому добавляется все то, что человек создал, и все связанные с землей воспоминания. Так изначально чисто географическое понятие превращается в духовную и эмоциональную связь жителей страны и их истории. Государство является организмом не только потому, что оно артикулирует жизнь народа на неподвижной почве, но потому что эта связь взаимоукрепляется, становясь чем-то единым, немыслимым без одного из двух составляющих. Необитаемые пространства, неспособное вскормить Государство, это историческое поле под паром. Обитаемое пространство, напротив, способствует развитию государства, особенно, если это пространство окружено естественными границами. Если народ чувствует себя на своей территории естественно, он постоянно будет воспроизводить одни и те же характеристики, которые, происходя из почвы, будут вписаны в него».

Кроме того, Ратцель одним из первых формулирует концепции «мировой державы». Изучая тенденции развития Северной Америки, он пришел к заключению, что у больших государств в их развитии есть тенденция к максимальной географической экспансии, выходящей постепенно на планетарный уровень.

В книге «Море, источник могущества народов» Ратцель указал на важность моря в политике государства, как необходимого элемента в принадлежности к мощным державам, на необходимость особенно развивать свои военно-морские силы, как основной движущий фактор мировой экспансии.

В работах Ратцеля собраны практически все основные геополитические идеи, на которых базируется современная наука, обозначены основные направления исследований, поэтому многие последующие геополитики называют себя его учениками и опираются на его открытия в своих научных изысканиях.


1.2. Геополитика. Рудольф Челлен

К таковым причислял себя Рудольф Челлен (1864 – 1922 гг.), швед по происхождению, а по убеждениям ярко выраженный германофил. Он был первым, кто употребил понятие «геополитика». В своем основном труде «Государство как форма жизни» Челлен развил теорию Ратцеля. Челлен, как и Ратцель, считал невозможным изучение природных явлений в отрыве от человека и человека в отрыве от природы, географической среды. Применительно к конкретной политической ситуации Челлен развил теорию Ратцеля о «континентальном государстве» применительно к Германии. Он определял значение Германии в Европе, как основополагающее, осевое для объединения вокруг нее остальных европейских стран. Первую мировую войну Челлен интерпретировал как естественный геополитический конфликт, возникший между динамической экспансией Германии («страны Оси») и противодействующими ей периферийными государствами (Антанта). Экспансию Германии Челлен объяснял, как ее динамический рост при снижающемся потенциале других европейских держав. Последовавшее поражение в войне он считал временным явлением и неизбежно приравнивал Германию к Европе в пику Англии и Франции. В подтверждение своих идей он выдвинул теорию «юных народов». Родоначальником этой теории считается Ф. Достоевский, называвший русский и германский народы «юными». Согласно ей «юная» германская нация должна прирастать землями «старых» англичан и французов.

Хотя Челлен сам был шведом и настаивал на сближении шведской политики с германской, его геополитические представления о самостоятельном интегрирующем значении германского пространства точно совпадают с теорией «Средней Европы»

развитой Фридрихом Надуманном. В книге «Старая Европа» Науманн высказал идеи, аналогичные идеям Челлена. По его мнению, Европе, чтобы выдержать конкуренцию мощных держав России, США и Англии необходимо объединиться вокруг Германии в единое экономико-политическое пространство. Причем значение придавалось не этническому, политическому, географическому единству. Проект Науманна подразумевал интеграцию Германии, Австрии, придунайских государств и, в далекой перспективе, Франции.


1.3. «Географическая ось истории». Хэлфорд Макиндер

Хэлфорд Макиндер (1861 – 1947 гг.) на сегодняшний день занимает наиболее привилегированное положение среди ученых – геополитиков. Ярчайший вклад, внесенный им в становление геополитики, как науки о взаимосвязи истории человечества и природной среды проживания получил высочайшую оценку и развитие в конце ХХ века, однако современники, несмотря на ведущую роль Макиндера в политике Англии, не признавали его достижений. Он указал также на то, что географическое положение во многом определяет силу или слабость Государства и в этом ключе вырабатывал свои теоретические концепции и практические политические решения. Первым и основополагающим выступлением Макиндера был его доклад «Географическая ось истории», опубликованный в 1904 году в «Географическом журнале». В нем он изложил основу своего видения истории и географии, развитого в дальнейших трудах. Этот текст Макиндера можно считать главным геополитическим текстом в истории этой дисциплины, так как в нем не только обобщаются все предыдущие линии развития «политической географии», но формулируется основной закон данной науки.

Макиндер утверждает, что для Государства самым выгодным географическим положением было бы срединное, центральное положение. Таковым он признавал положение Евразийского континента, а его центр он называл «сердце мира» или «heartland». Heartland это сосредоточие континентальных масс Евразии. Это наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля надо всем миром. Heartland является ключевой территорией в более общем контексте в пределах Мирового Острова. В Мировой Остров Макиндер включает три континента Азию, Африку и Европу. Таким образом, Макиндер структурирует планетарное пространство через систему концентрических кругов. В самом центре «географическая ось истории», совпадающая с территорией России, имеющая в своем составе бассейн рек Северного Ледовитого океана, а также бассейны рек Каспия и Аральского моря.

Дальше располагается «внутренний или окраинный полумесяц», совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента, включающий Китай, Юго-Восточную Азию и т.д. По мнению Макиндера, в этой зоне человеческая цивилизация развивалась наиболее интенсивно, что обусловлено выгодным географическим положением с точки зрения пересечения морских и сухопутных путей, столкновения интересов морских и континентальных цивилизаций. Пересечение водного и сухопутного пространств играет ведущую роль в истории народов и государств.

Следующим располагается: «внешний или островной полумесяц». Это зона целиком внешняя (географически и культурно) относительно материковой массы Мирового Острова и включающая в себя США, Японию, Англию и т.д.

По его мнению, на протяжении всей истории развития человеческой цивилизации на периферию постоянно оказывается давление со стороны цивилизаций «оси» и «внешнего полумесяца». Цивилизации «оси» имеют характер авторитарный, иерархический и антирыночный, что обуславливается их континентальным положением. Цивилизации морские имеют рыночную, торговую ориентацию, по своей природе демократичны и предприимчивы. Зона «внутреннего полумесяца», будучи двойственной и постоянно испытывая на себе противоположные культурные влияния, была наиболее подвижной и стала благодаря этому местом приоритетного развития цивилизации.

История, по Макиндеру, географически вращается вокруг континентальной оси. Эта история яснее всего ощущается именно в пространстве «внутреннего полумесяца», тогда как в heartland'е царит «застывший» архаизм, а во «внешнем полумесяце»

некий цивилизационный хаос.

Сам Макиндер отождествлял свои интересы с позицией «внешнего полумесяца». В такой ситуации основа геополитической ориентации «островного мира» ему виделась в максимальном ослаблении heartland'а и в предельно возможном расширении влияния «внешнего полумесяца» на «полумесяц внутренний». Макиндер подчеркивал стратегический приоритет «географической оси истории» во всей мировой политике и так сформулировал важнейший геополитический закон:

«Тот, кто контролирует Восточную Европу, доминирует над heartland‘ом; тот, кто доминирует над heartland'ом, доминирует над Мировым Островом; тот, кто доминирует над Мировым Островом, доминирует над миром». На политическом уровне это означало признание ведущей роли России в стратегическом смысле. Макиндер писал:

«Россия занимает в целом мире столь же центральную стратегически позицию, как Германия в отношении Европы. Она может осуществлять нападения во все стороны и подвергаться им со всех сторон, кроме севера. Полное развитие ее железнодорожных возможностей дело времени».

Исходя из этого Макиндер считал, что главной задачей англосаксонской геополитики является недопущение образования стратегического континентального союза вокруг «географической оси истории» (России). Следовательно, стратегия сил «внешнего полумесяца» состоит в том, чтобы оторвать максимальное количество береговых пространств от heartland'а и поставить их под влияние «островной цивилизации».

«Смещение равновесия сил в сторону «осевого государства» сопровождающееся его экспансией на периферийные пространства Евразии, позволит использовать огромные континентальные ресурсы для создания мощного морского флота: так недалеко и до мировой империи. Это станет возможным, если Россия объединится с Германией. Угроза такого развития заставит Францию войти в союз с заморскими державами, и Франция, Италия, Египет, Индия и Корея станут береговыми базами, куда причалят флотилии внешних держав, чтобы распылить силы «осевого ареала» по всем направлениям и помешать им сконцентрировать все их усилия на создании мощного военного флота.»

Следует отметить два различных определения Макиндером территории heartland. Первоначально его границы совпадали с территориальными границами России, а позднее СССР, однако в 1943 году в работе «Круглая планета и завоевание мира» он вывел из heartland'а территории Восточной Сибири, расположенные за Енисеем. Эта территория была названа им «Россией Lenaland». «Россия Lenaland'а имеет 9 миллионов жителей, 5 из которых проживают вдоль трансконтинентальной железной дороги от Иркутска до Владивостока. На остальных территориях проживает менее одного человека на 8 квадратных километров. Природные богатства этой земли древесина, минералы и т.д. практически нетронуты». Выведение этих территорий из состава heartland означало включение их в зону геополитических интересов «внутреннего полумесяца». Макиндером рассматривалась возможность использования данных территорий, как береговой зоны для борьбы против «географической оси истории».












Глава 2. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ В АЗИИ


2.1. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)

Основы современной интеграционной политики были заложены в трудах яркого представителя геополитической школы континенталистов Карла Шмитта. Чего стоит только его теория «больших пространств», с естественным стремлением государств к наднациональным объединениям, основанных на этническом и культурном плюрализме, широкой автономии, ограниченной лишь стратегическим централизмом? Как ни странно, большая часть интеграции сегодня включает страны Rimland’а (по всей видимости, это стремление противостоять как теллурократиям, так и талассократиям). И только АТР представляет собой единственный регион мира, в котором стремительно интегрируются представители всех типов цивилизаций: Heartland, Rimland, World island.

Об этом свидетельствует образование в 1989 г. АТЭС – зоны Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества. Сегодня в нее входит 21 государство и территория: Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг, Индонезия, Канада, КНР, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа – Новая Гвинея, Перу, Россия, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония. Не приняты, но подали заявки: Индия, Камбоджа, Макао, Монголия, Пакистан, Панама, Шри-Ланка. Их прием может состояться не раньше 2007 года, т.к. был принят десятилетний мораторий на дальнейшее расширение организации. На ее членов приходится 56 % мирового валового продукта, 45 % мирового экспорта, 45 % – мирового импорта; средний ежегодный прирост ВВП в них составляет 3,1 %; из 5 постоянных членов Совета Безопасности ООН – 3 находятся в данном регионе (США, КНР, Россия).

Все решения в АТЭС принимаются на основе консенсуса, постоянный секретариат находится в Сингапуре. Основная задача организации – формирование в регионе системы свободной и открытой торговли и инвестиций, а в конечном итоге – создание в развитых странах к 2004 г. (а в развивающихся к 2020 г.) максимально благоприятных условий для свободного перемещения капиталов, товаров и услуг. Т.е. ведущая роль принадлежит экономическому геополитическому фактору. Реализация его происходит через приоритетные программы сотрудничества.

1. Создание региональной экономической инфраструктуры: транспорт, информатика, связь, энергетика, туризм, развитие НИИ; поддержка малого и среднего бизнеса; охрана окружающей среды; развитие трудовых ресурсов.

2. Ускоренная добровольная секторальная либерализация – открытие рынков отдельных товаров (9 областей + 6 новых):

– информационные технологии и коммуникации;

– энергетическое оборудование;

– химические товары;

– рыба и рыбопродукты; древесина;

– медицинское оборудование;

– игрушки;

­– ювелирные изделия;

– товары и услуги, связанные с охраной окружающей среды.

Эти сектора экономики ежегодно производят товаров на сумму 760 млрд. долл.

– масличные культуры и изделия из них;

– продовольственные рынки;

– каучук (натуральный и синтетический);

– удобрения;

– автомобили;

– гражданские самолеты.

Однако, реализация этих планов довольно проблематична из-за различий в уровне экономического развития участников. Здесь и страны со сложившейся высокоразвитой экономикой (Канада, США, Япония), НИС (Индонезия, Малайзия и т.д.), отсталые страны (Папуа – Нова Гвинея). Это приводит к системе более высоких ввозных пошлин на отдельные товары в менее развитых государствах. Хотя, некоторые и развитые страны не отказываются от протекционистских мер (например, Япония – на импорт продовольствия). Такая ситуация является следствием общего политического состояния региона. Которое определяется следующими чертами.

1. Существование в АТР нескольких крупных центров силы, представленных в основном группировками государств (АСЕАН, АНЗЮК, АНЗЮС, ОАГ и т.д.) при незначительном числе «рядовых», а также не вовлеченных в зоны влияния стран.

2. Сочетание в одном регионе нескольких типов культур, социально-политических систем (социализм – капитализм – феодализм и т.д.), а также разных экономических моделей в рамках одной и той же социально-политической системы. (Китай).

3. Многие страны региона мощные экономически и технологически, но униженные долгим пребыванием на вторых ролях в мировой экономике, стоят перед трудным выбором между объективной необходимостью своей интеграции и политической, психологической, экономической потребностью отстаивать национальные интересы и культурную самобытность.

4. В регионе очень высокие темпы экономического развития азиатской составляющей.

5. Присутствие трех официальных ядерных держав (Россия, США, Китай); по крайней мере, трех «пороговых» государств (КНДР, РК, Тайвань), Японии, имеющей технические возможности для создания ядерного оружия и средств его доставки к цели.

6. Ускоряющаяся гонка вооружений в регионе (с 1989 г. сюда ввозится больше оружия, чем на Ближний Восток).

7. Нестабильность внутреннего положения ряда государств в обозримой перспективе (РФ, КНДР, Камбоджа, Тайвань) и неопределенность будущего внешнеполитического курса большинства стран АТР, включая США и Японию.

8. Неравномерность в обеспечении стран АТР качественными энергоресурсами порождает ряд пограничных споров (шельф).

Очевидно, что политический ландшафт АТР не может пока формироваться на многосторонней основе. Его каркас составляют двусторонние отношения. И в первую очередь между США, Японией, Китаем, не образуя при этом треугольника. Рассмотрим это положение подробнее.

США находятся в «стратегической обороне». После распада социалистической системы, СССР, США стало гораздо труднее влиять на Японию через механизм двустороннего договора о безопасности от 1960 г.; а на Китай – разыгрыванием «московской» карты. Поэтому остро встал вопрос о перспективах отношений с этими государствами.

Американо-японские отношения. Их стержнем является экономическое взаимодействие, хотя именно оно порождает существенную проблему для США: торговый дефицит в 40-60 млрд. долл., особенно в торговле промышленной продукцией. Между этими странами идет активная борьба и за рынки сбыта продукции и вложения капитала, в первую очередь в азиатской части АТР: японские инвестиции сюда составляют 90 млрд. долл., американские – только 30; американский экспорт туда составляет лишь 50 % от японского. Однако, обе стороны заинтересованы друг в друге. Японии необходимо: оставить открытым обширный рынок США и НАФТА в целом; сохранить американские военные гарантии перед лицом быстро набирающего силу Китая, имеющего к тому же территориальный спор с Японией; поддержка США территориальных претензий Японии к России; гарантия США по поставке энергоносителей с Ближнего Востока; военное присутствие для обеспечения безопасности. США заинтересовано в экспорте в Японию сельскохозяйственной продукции, военного оборудования; получении доступа к гражданским технологиям; стремлении пробиться на рынок товаров широкого потребления.

Американо-Китайские отношения долгое время держались на военно-политическом соревновании с СССР. После его распада, Китай сам превратился в конкурента. При всей значимости экономической мощи Китая, приходится считаться с тем, что США противостоит вся зона Большой Китайской экономики (БКЭ), простирающаяся далеко за границы КНР. Экономическая мощь Китая оборачивается наплывом дешевых товаров народного потребления в США и ежегодным торговым дефицитом в пользу Китая в размере 15 млрд. долл. – это конкуренция американской легкой промышленности. Наращивание Китаем военной мощи ослабляет позиции США в регионе. Однако, в целом США заинтересовано в сохранении емкого китайского рынка. Обоюдная экономическая зависимость может сократиться за счет роста самодостаточности БКЭ, НАФТА. Тогда может произойти столкновение интересов американской концепции «Тихоокеанской эры» (во главе США) и пекинской идеи «века китайской цивилизации».

Японо-Китайские отношения. При всем их многообразии, речь не идет о подлинном союзе между этими государствами. Раньше совместное противостояние СССР и щедрая экономическая помощь Японии обеспечивали некое взаимопонимание. Но исчезновение необходимости единения перед лицом советской военной угрозы, ослабление американских позиций в АТР, активизация борьбы двух стран за рынки региона усиливают японо-китайские противоречия. Китай рассматривает миротворческие усилия Японии за пределами своих границ как вероятную прелюдию к новой военной японской экспансии. Да и несмотря на рост двустороннего товарообмена промышленной продукцией, деловая активность Японии в КНР специфична: инвестиции сконцентрированы в Маньчжурии – зоне Японской экспансии 30-х г. Более того, на фоне 100 лет повторяющихся конфликтов и частой, если не постоянной, напряженности, КНР и Япония продолжают модернизацию своих военных потенциалов, усиливают свои экономические позиции в регионе и с раздражением рассуждают о намерениях и будущей роли друг друга в АТР.

Геополитическая ориентация стран «второго порядка» АТР. Их влияние на развитие и соотношение силы в регионе будет возрастать. Это связано во-первых, с борьбой за лидерство в регионе между США, Японией и Китаем, которое стимулировало резкое наращивание военной мощи всеми странами АТР. Во-вторых, проникновением государств «второго порядка» на рынки промышленных гигантов.

1. АСЕАН – «Ассоциация стран Юго-Восточной Азии» сегодня переходит от решения чисто экономических проблем к координации внешней политики и стратегии безопасности. Контакты стран ассоциации с Китаем наиболее сложные. Большая часть государств связана с зоной БКЭ, в каждой из них китайские предприниматели занимают лидирующие позиции в промышленности и торговле. Соседство с военным и экономическим гигантом, страдающим от избытка населения и не имеющим четких долгосрочных ориентиров демократического развития, заставляет их активно вооружаться, выступать против сокращения американского присутствия в АТР, не акцентировать тему японских преступлений в годы второй мировой войны в Юго-Восточной Азии.

2. Вьетнам: активно сближается с Японией, стремится к нормальным экономическим и политическим отношениям с сша, не отказывается от взаимодействия с Россией. А вот с КНР много проблем, отношения отягощены пограничной войной 1979 г., захватом Китаем спорных Парасельских островов (1974 г.), взрывоопасным спором вокруг нефтеносного шельфа островов Спартли.

3. Тайвань: дорожит тесными связями с Японией и США. Несмотря на рост экономического общения с КНР, политическое сближение двух стран вряд ли возможно по историческим причинам. В 1949 г. после победы народной революции в Китае и провозглашения КНР, на Тайвань бежали остатки свергнутого гоминьдановского режима; благодаря поддержке США, представитель Тайваня с 1949 по 1971 гг. занимал место Китая в ООН; установление в 1979 г. дипломатических отношений между КНР и США не привело к решению тайваньского вопроса: администрация США по-прежнему поставляет Тайваню оружие на сумму до 700 млн. долл. ежегодно; это свидетельствует о том, что США по-прежнему придерживается политики «двух Китаев»). Попытка КНР прибегнуть к силовому давлению, может вылиться в острый конфликт.

4. Республика Корея, КНДР. В годы русско-японской войны (1904–1905 гг.) Корея была оккупирована Японией. В августе 1945 г. Корея к северу от 38-й параллели была освобождена Советской Армией от японцев, а на территорию южной части полуострова были введены войска США в сентябре 1945 г., уже после капитуляции Японии. В мае 1948 г. в Южной Корее были проведены выборы и провозглашена Республика Корея со столицей в Сеуле. В ответ на это, в августе 1948 г. была провозглашена Корейская Народно-демократическая республика со столицей в Пхеньяне. Между ними в 1950–53 гг. вспыхнула война за господство на Корейском полуострове. Но поскольку в этот конфликт были втянуты вооруженные силы других государств: США, СССР, Китая, то в 1953 г. было заключено соглашение о перемирии в Корее. Состояние перемирия сохраняется и по сей день. Объединение обеих Корей относится скорее к разделу пророчеств, хотя на это очень рассчитывает РК, т.к. при объединении может появиться еще одна региональная сверхдержава с мощными вооруженными силами, сильной экономикой, амбициями. Вряд ли она будет ориентироваться на одну из держав «первого порядка», к тому же к КНР и Японии она испытывает сильную и взаимную исторически обусловленную неприязнь.

5. Австралия и Новая Зеландия. Несмотря на их кажущуюся отстраненность от активного участия в региональных делах, они до сих пор связаны с США, Великобританией соглашениями о безопасности, в экономическом отношении ориентированы на Японию и США.

Геополитические интересы России в АТР.

Первоначально российские интересы формировались группой политических и военно-стратегических факторов. К ним можно отнести: стремление Российского Дальнего Востока обрести политическую независимость (Дальневосточная Республика – 1920–22 гг.); сдерживание стратегических противников в период холодной войны – Китая и Японии, США. Это не могло не сказаться на развитии Дальнего Востока в целом. Особое внимание – военному строительству (сибирские дивизии считались одними из самых боеспособных, а Тихоокеанский военно-морской флот был одним из самых мощных подразделений вооруженных сил СССР) и полное его отсутствие к формированию экономического потенциала региона. На современном этапе развития, именно слабость инфраструктурного комплекса Дальнего Востока выступает основным сдерживающим фактором в развитии экономических связей между Россией и странами АТР. На некоторых направлениях сложности с транспортировкой не только препятствуют росту товарооборота, но и вызывают снижение объемов товарообмена.

Для решения этой проблемы в 1992 г. была разработана Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996–2005 гг.». Она предполагает расширение прав и полномочий регионов во внешнеэкономической деятельности, правительственные гарантии отечественным и иностранным инвесторам, стабильное налоговое и таможенное законодательство, приоритетное кредитование государственных и коммерческих программ с участием стран АТР в разных областях. Отмечено, что нужно использовать интерес иностранных государств (АТР) к сотрудничеству с РФ в области энергетики, биотехнологии, связи, авиационной промышленности, конверсии оборонных отраслей. Есть еще 6 федеральных целевых программ, в той или иной мере связанных с развитием отдельных регионов Сибири и Дальнего Востока.

На общегосударственном уровне значимость АТР для России может быть определена следующими аспектами.

1. В АТР Россия имеет дело с начальной фазой интеграционных процессов, что создает более благоприятные условия для вхождения в экономику региона.

2. Открываются возможности для облагораживания структуры российского экспорта: структурная перестройка промышленности большинства стран региона, модернизация сельского хозяйства, расширение и совершенствование систем связи и транспорта. Все это предопределяет увеличение спроса на машины, оборудование, технологии.

3. Либерализация торговли в АТР создает благоприятные условия для российских экспортеров энергетического оборудования, химических товаров, нефтепродуктов, авиации двойного назначения.

4. За счет АТР можно повысить и эффективность российского импорта: качество азиатских товаров соответствует мировым стандартам при зачастую более низких ценах (по сравнению с нашим ведущим партнером – Западной Европой).

5. Расширение сотрудничества с АТР могло бы способствовать выравниванию уровней социально-экономического развития регионов РФ, а также ослаблению центробежных тенденций в Сибири и на Дальнем Востоке.

6. Появился шанс на практике использовать опыт стран АТР по организации и управлению внешнеэкономическими связями.

Отвлекаясь от декларированной выгоды, стоит обратить внимание на реальные объемы сотрудничества. Российская торговля с АТР составляет ежегодно 18–22 млрд. долл. (это около 33 % российского товарооборота). В 1997 г. в число основных торговых партнеров РФ входило 2 страны АТР: США (6,2 % товарооборота РФ) и Китай (3,8 %). Из десяти стран, на которые приходится 3/4 неорганизованного («челночного») российского импорта, две тоже относятся к АТР – КНР и Тайвань. Основными статьями экспорта в страны региона являются: машины и оборудование, транспортные средства, нефть и нефтепродукты, прокат черных металлов, химическая продукция. В импорте преобладают: сельскохозяйственное сырье, продовольственные и промышленные товары (чай, кофе, каучук, специи, кожевенное и джутовое сырье и т.д.). За счет импортных поставок из региона удовлетворяется значительная часть потребностей населения РФ в целом ряде продовольственных товаров (чай – 70 %, кофе – 50 %, пальмовое масло – 100 %), в сырье для легкой промышленности (кожсырье – 70 %, джут – 100 %, ткани – 40 %, каучук и латекс – 100 %). Основные поставщики: Китай, Индия, Индонезия, Вьетнам, Япония, Республика Корея и др. Поэтому вполне естественным выглядит стремление России участвовать в делах АТР: в 1992 г. она вступает в международную неправительственную региональную организацию СТЭС (Совет по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству), а в 1994 г. стала членом ТЭС (Тихоокеанского экономического совета). Апофеозом политической интеграции можно считать присоединение России к АТЭС в 1997 г.

Очевидно, что при современном западном геополитическом векторе развития РФ, АТР занимает лишь 4 место в списке российских приоритетов, несмотря на весь его огромный потенциал, и для того, чтобы в будущем этот вектор поменял свое направление на восток, РФ прежде всего необходимо решить региональные проблемы (Дальний Восток). Именно они выступают основным тормозом на пути интеграции страны в АТР.


2.2. Индия

Индия, как зона геополитических интересов России, начала восприниматься исходя из совокупности действия, в первую очередь, политических факторов. Это – в принципе негативное отношение США к освободительной борьбе народов колоний, «холодная» война и военно-политическое противостояние СССР и США, индо-пакистанские противоречия по Кашмиру и ухудшение отношений Индии и СССР с Китаем, поддержка Китая и Пакистана США. Процесс политического сближения СССР и Индии послужил хорошей основой для экономического и научно-технического сотрудничества.

1. Встретив негативное отношение Запада к планам индустриализации, Индия еще в 50-х годах обратилась за помощью к СССР, который первым поддержал ее стремление развивать экономику на плановой основе с упором на создание тяжелой индустрии. В 1956-70 г. г. 50 % советских кредитов шло на развитие металлургии, 18 % на нефтедобычу, 9 % – тяжелое машиностроение, 5 % – горнодобывающую промышленность. В 80-е годы объекты, построенные при содействии СССР, давали около 40 % чугуна и стали, 80 % металлургического оборудования и более 55 % энергетического оборудования, 10 % электроэнергии, значительную часть нефтепродуктов, каменного угля, приборов, медицинских препаратов и др. Более того, советские кредиты увязывались с индийскими пятилетними планами. Это служило гарантией их надежности и эффективности.

2. Одновременно со строительством промышленных объектов, СССР передавал Индии технологии, привлекал к проектным работам индийских специалистов для передачи опыта. Осуществлялась крупномасштабная подготовка кадров (более 120 тыс. индийских специалистов). О масштабах сотрудничества в области науки и техники говорят следующие данные: в 80-х годах 68 советских и 48 индийских НИИ работали над 112 совместными проектами в области геологии, геофизики, кибернетики, кристаллографии, нефтехимии, инженерии, альтернативных источников энергии, в области космоса.

3. Сближение Китая с Пакистаном и США стимулировали сотрудничество Индии и СССР в области обороны. В 70-е годы на долю СССР приходилось 80 % индийского импорта вооружений. И хотя в последующие годы эта доля сокращалась, однако до самого распада СССР, он оставался главным поставщиком оружия и военной техники в Индию.

Распад Советского Союза и перемены на его бывшей территории и в мире в целом, негативно повлияли на российско-индийские отношения, особенно на их экономическую составляющую. Если в 1991 г. доля СССР в экспорте Индии составляла 16 %, а импорте – 6 % (более 10 % внешнеторгового оборота), то в 1984 г. – 2,9 % и 1,1 % соответственно (менее 2 % внешнеторгового оборота). Это при том, что на долю России в составе СССР приходилось около 80 % советско-индийской торговли. Кроме чисто экономических причин такого обвала сотрудничества стоит обратить внимание и на политические. Это прекращение холодной войны, постепенное улучшение отношений с Китаем и падение интереса новых российских политиков к Индии как геополитическому союзнику. А в целом – резкая переориентация внешней политики России на страны Западной Европы.

Однако надежды России на Запад не во всем оправдали себя. Россия не нашла там поддержки в деле оздоровления геополитической ситуации у собственных государственных границ. Более того, Запад проявляет настороженное отношение к интеграционным процессам в СНГ. Стремление его не считаться с российскими интересами проявилось достаточно быстро в виде продвижения НАТО на восток. Ослабив свои внешнеполитические позиции в Азии, в том числе и Индии, РФ оказалась наедине с сильным и организованным Западным сообществом. Неестественность такой ситуации очевидна: страна, будучи на 2/3 азиатской, не может ограничивать себя только западным геополитическим вектором развития. Понимание этого привело к стремлению обеих сторон наладить взаимодействие и перейти от прежней модели отношений «СССР и Индия – стратегические союзники» к новой модели «Россия и Индия – стратегические партнеры».

Отсюда всплеск политической активности: подписание Договора о дружбе и сотрудничестве; Московской декларации о защите интересов многонациональных государств; Декларации о дальнейшем углублении сотрудничества; соглашения о военном сотрудничестве; пакета документов, включающего соглашения об избежании двойного налогообложения, о сотрудничестве и взаимопонимании в таможенных делах, в вопросах защиты растений, в области физической культуры и спорта; учреждение Межправительственной российско-индийской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству.

Необходимость сотрудничества между Россией и Индией на региональном уровне определяется самим фактом их принадлежности к единому геополитическому пространству. Оба государства относят к приоритетам собственной внешней политики отношения с соседями. А значит, районы, находящиеся между границами России и Индии, попадают в зону их взаимных интересов и эти интересы не сталкиваются, а совпадают: сотрудничество со странами Центральной Азии в противовес активности исламских государств; здесь содействие прекращению войны в Афганистане и нормализации обстановки на афгано-таджикской границе с целью сделать более безопасными собственные границы; урегулирование индо-пакистанского конфликта в отношении Кашмира политическими средствами; борьба с терроризмом и наркобизнесом в регионе; добрососедские отношения с Китаем.

Есть благоприятные возможности и для наращивания экономического сотрудничества. Экономики обеих стран взаимно дополняют друг друга. Некоторые составляющие такой кооперации уже определены межправительственными соглашениями, это – электроэнергетика, металлургия, электроника, информатика, ядерная физика. Веским аргументом в пользу сотрудничества служит долг Индии России по ранее предоставленным кредитам, который превышает 10 млрд. долл. Если учесть, что среди всех должников бывшего СССР, Индия была чуть ли не единственной страной, которая исправно платила долги, то станет понятным, что для находящейся в глубоком кризисе российской экономики, эти выплаты представляют существенную поддержку.

Стоит подробнее остановится на сотрудничестве в области обороны, т.к. его эффективность является производной от политического и экономического геополитических факторов. В отличие от предыдущих лет, характерной особенностью нового этапа военного сотрудничества стали не только прямые поставки отечественного вооружения и военной техники или продажа лицензий, но и взаимодействие в области оборонных прикладных исследований, а также совместного производства вооружения и техники для продажи в третьи страны. Это крайне важно для Индии, ибо, несмотря на быстрый рост экспорта национальной оборонной продукции в стоимостном выражении он к середине 90-х годов составлял всего 50 млн. долл. Для России немаловажно, что в отличие от ряда других, рынок оружия Индии расширяется.

1. Наиболее дорогостоящая продукция на мировом рынке оружия – это авиация. Значительная часть экспортных поставок российских истребителей идет в Индию:

– в 1995 г. заключен договор с фирмой МИГ-МАПО о поставках 30 модернизированных истребителей МиГ-29М, (890 млн. долл.) составляющих основу индийской ПВО;

– в 1996 г. заключен договор о поставках в Индию 40 многоцелевых тактических истребителей Су-30МКИ (1,8 млрд. долл.);

– соглашение о модернизации 125 самолетов МиГ-21 бис, ранее поступивших на вооружение индийских ВВС, что позволит продлить срок их службы еще на 15 лет;

– создание совместного предприятия «ХАЛ-МИГ-МАПО» для обслуживания истребителей МИГ 21/27 в масштабах всей Азии;

– соглашение о поставках 66 учебно-тренировочных самолетов МИГ-АТ.

Основой индийской транспортной авиации и авиационной техники двойного назначения по-прежнему остаются машины российского (советского) производства. Это 120 легких военно-транспортных самолетов Ан-32, Ан-24, ИЛ-76. Не менее внушителен и парк транспортно-десантных вертолетов – 80 отечественных Ми-17, 50 – Ми-8, 10 – Ми-26. При участии России разрабатывается и легкий 14-местный военно-транспортный самолет LТА. Рынок для российского ВПК обширен.

2. Что касается сухопутных вооружений, то стоит отметить, что Индия осуществляет широкую программу переоснащения их оружием национального производства, однако по многим видам техники она зависима от российского производителя:

– российские зенитные ракетные комплексы «Оса-АКМ», «Печора», «Квадрат»; глобальные зенитные ракетно-артиллерийские комплексы «Тунгуска»; противотанковые ракетные комплексы «Малютка», «Фагот», «Конкурс»;

– артиллерийские орудия: самоходные пушки с увеличенной дальностью стрельбы, самоходные гаубицы «Мста-С»;

– реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град», БМ-24 «Ураган», «Смерч»;

– танки Т-55, Т-72 М; бронетранспортеры.

3. Оборонительная доктрина Индии предусматривает существенное увеличение ее военного присутствия в Аравийском море. Освоение мирового театра военных действий требует переоснащения военного флота. Российские специалисты активно в этом участвуют. Большое значение при этом придается их оснащению не имеющими аналогов в мире отечественными системами оружия, такими как ПКР «Москит», зенитными комплексами и т.д. Российские «ноу-хау» применяются при создании эскадронных миноносцев УРО «Дели», фрегатов УРО Годавари» и более мелких кораблей и катеров. Общая стоимость поставленного при этом из РФ в Индию пакета высоких технологий оценивается в 100 млн. долл.

И все это на фоне уже созданного военно-морского флота Индии, укомплектованного, в основном, техникой российского производства: противолодочные корабли, ракетная подводная лодка с ядерной силовой установкой, дизель-электрические подводные лодки.

На долю иностранной военной техники приходится большая часть боевых самолетов индийских вооруженных сил, до 50 % танков ПМП и РК, 60 % артиллерийских систем, до 90 % боевых кораблей основных классов. Это не вполне устраивает индийскую сторону, но с учетом взаимодополняемости национальных хозяйств двух стран, создает хорошие предпосылки для военно-технического и экономического сотрудничества, сохранения рабочих мест и повышения темпов технологического развития российской и индийской экономик.

В целом же следует отметить, что Индия не может не быть одним из приоритетов внешней политики России. Отказавшись от него, мы тем самым лишаемся последнего союзника в Азии (и одного из немногих в зоне Rimland), с вытекающими из этого последствиями: опасные южные границы (min), ослабление континентальных сил (max).


2.3. Пакистан

Индия и Пакистан играют ведущую роль в южноазиатской системе государств. В то же время их геополитические устремления противоположны. Для Индии главным направлением геополитического тяготения представляется восток – страны участницы АТЭС. Пакистан тесно связан с государствами Западной Азии.

В последнем десятилетии текущего века произошло резкое падение товарооборота между Россией и Пакистаном. Если в начале 90-х гг. он превышал 300 млн. долл., то в 1997 г. составил только 33 млн. долл. Старая структура торгово-экономических и научно-технических связей России с Пакистаном в области нефтегазового комплекса, энергетики и металлургии, основанная на системе долгосрочного государственного кредитования, перестала существовать.

Однако продолжается содействие российской стороны в обеспечении запасными частями и технической экспертизой, построенных еще при помощи СССР промышленных предприятий и намечается более активное участие в строительстве новых объектов. Так, в августе 1997 г. в г. Лахоре зарегистрирована пакистанская компания «Алтерн энерджи лтд.», держателем акций и соучредителем которой выступает российское предприятие «Русский дизель». Целью создания компании является строительство и последующая эксплуатация электростанции на базе четырех дизель генераторов, произведенных российским соучредителем.

В конце 90-х гг. руководство Пакистана проявляет интерес к сотрудничеству с Россией в области высоких технологий. В этом направлении уже достигнуты определенные практические результаты. В частности, между Российским космическим агентством и соответствующей пакистанской организацией СУПАРКО подписан контракт на сумму в 1 млн. долл. о запуске пакистанского спутника «Бадр-2» российской ракетой-носителем.


2.4. Ближний и Средний Восток

В литературе часто используются термины «Ближний Восток» и «Средний Восток». К этим территориям относят государства: Египет, Судан, Израиль, Иордания, Сирия, Ливан, Турция, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен, Кувейт, Катар, ОАЭ, Бахрейн, Кипр и Иран, Афганистан.

Приоритетность европейского направления в политике России отвлекает ее внимание от рассматриваемого региона. Однако и для России и для Европы он выступает пограничной территорией, а значит изначальная его конфликтность заставляет рассматривать Ближний Восток как сферу геополитических интересов и России и евро-атлантической цивилизации.

Прежде чем говорить о геополитических интересах в данном регионе, необходимо выделить факторы, определяющие его развитие.

1. Ближний Восток имеет традиционную значимость для своих внешних партнеров, исходя из экономической важности. Он остается крупнейшим источником получения энергоресурсов и капиталов для мировой экономики, а также рынком сбыта промышленной и сельскохозяйственной продукции, рынком вооружений. Нынешняя 40 % доля региона в мировом экспорте нефти повышается. В зарубежных банках находится, а значит, работает на внерегиональное хозяйство около 180 млрд. долл., имеющих ближневосточное происхождение. Потенциальные рынки вооружений в регионе оцениваются в 60–80 млрд. долл., которые пока (до 70 %) контролируются США.

2. Процесс арабо-израильского урегулирования. В качестве исторической справки напоминаем, что Израиль не имеет официально установленных и признанных границ. Это связано с активной экспансией государства на арабские территории: 1948–49 гг. – захват Палестины; 1956 г. – агрессия против Египта с участием Франции и Великобритании; 1967 г. – агрессия против Египта, Сирии, Иордании; 1973 г. – военные действия против Египта и Сирии; 1982 г. – агрессия против Ливана. Стремление мирового сообщества остановить этот процесс и вернуть арабам, захваченные Израилем территории, привело к созданию (декларированному) в 1988 г. Государства Палестины, признанного 93 странами – членами ООН. Особую роль в урегулировании этого конфликта играют многосторонние переговоры, которые изначально были задуманы как дополняющие двусторонние, а затем превратились в самостоятельный механизм взаимодействия арабов (с поддержкой России) и израильтян (с поддержкой США). Такое взаимодействие принесло определенные плоды: в 1996 г. Палестине были предоставлены права культурной автономии.

3. Большие опасения вызывает возможность дестабилизирующего воздействия ближневосточной ситуации на другие сопредельные территории: с большим трудом налаживается урегулирование в Западной Сахаре. Ирак и Ливия живут в режиме международных санкций, в Алжире продолжается гражданский конфликт.

4. Тревогу вызывает «исламский фактор», который представляет собой радикализацию оппозиционных (в основном) движений, политически эксплуатирующих религиозные настроения, хотя и возникающих на базе политического и социокультурного дискомфорта населения. Настораживают демографические прогнозы: к 2025 г. численность населения на территории государств «исламского полумесяца» (от Касабланки до Стамбула) возрастет с 200 до 300 млн. человек. Изменится ли к тому времени соотношение в доходах между арабами и евразийцами, которое сейчас составляет 1:15?

Более того, ныне в Европе насчитывается 10–13 млн. иммигрантов из исламских стран. Их наиболее многочисленные общины находятся во Франции (5 млн.), ФРГ (2 млн.), Великобритании (1 млн.), Нидерландах (750 тыс.). Хотя, в Европе причины радикализации настроений у иммигрантов – мусульман не религиозные: это трудности адаптации к иной культурной среде, социальная и материальная неустроенность.

5. Государства региона располагают значительными средствами, которые, однако, предпочитают держать либо за его пределами, либо сохранять во внутренних накоплениях, не пуская их в дело на региональном уровне (финансовые ресурсы всех арабских стран оцениваются в 2 трлн. долл.).

Современная стратегия Запада в отношении Ближнего Востока направлена на формирование зоны безопасности, как через активное воздействие на происходящие там процессы (арабо-израильское урегулирование), так и через создание многосторонних региональных структур, при своем участии в них. Постепенно формируется система таких структур:

– экономические системы стран Ближнего и Среднего Востока (разработка проектов по вопросам создания военной региональной дорожной сети, в области туризма, промышленности; приоритет отдается проектам, которые предоставляют возможность для прямых инвестиций, помогают региональному развитию и обеспечивают инфраструктуру, необходимую для частного сектора);

– учреждение Средиземноморского форума (11 государств), как механизма неформальных дискуссий по вопросам региональной ситуации и развития сотрудничества;

– конференции «ЕС – Средиземноморье»;

– стремление Совета НАТО установить прямой диалог со средиземноморскими странами, не являющимися членами блока с целью содействия безопасности и стабильности в регионе.

Таким образом, перестав быть сферой идеологического, блокового противостояния, Ближний Восток активно включается Западом в свою систему взаимодействия, где основными институтами выступают НАТО и ЕС.

Геополитические интересы России в регионе.

В отличие от евро-атлантической цивилизации, РФ, имея интересы на Ближнем Востоке, не имеет (и не разрабатывает) механизмов их реализации. Она продолжает пользоваться историческим капиталом политических отношений с подавляющим большинством правительств и народов региона.

1. Американо-советская конфронтация, а Ближний Восток был одним из главных ее ареалов, ставила регион для СССР в число приоритетных. К тому же, встречаются утверждения, что активное присутствие СССР на Ближнем Востоке диктовалось интересами этой конфронтации, стимулировалось арабо-израильским конфликтом и потребностями арабских стран в мощном внешнем союзнике – источнике вооружений в противовес американской поддержке Израиля. Прекращение американо-советского противостояния привело к естественному сокращению связей России с Ближним Востоком, включая экономические. Действительно, спад особенно заметен в торговле оружием: в 1988 г. СССР поставил в рассматриваемый регион оружия более чем на 14,5 млрд. долл. (США – 12,2 млрд. долл.); в 1992 г. Россия – чуть больше 2 млрд. долл. (США – около 8 млрд. долл.).

2. Для региона представляет интерес российский рынок врачей и система высшего образования.

3. Россию и страны региона соединяют давние и развитые связи конфессионального характера, в том числе паломничество в Святую Землю, начавшееся еще с ХII века. Ныне на этом поприще после долгого перерыва вновь активно действует Императорское православное палестинское общество, которое начало организовывать совместные поездки православных и мусульман в Палестину.

4. Россия – страна поликонфессиональная, численность мусульман в ней около 20 млн. Если уже в Западной Европе учитывают интересы своих мусульман, то, что говорить о России? Там мусульмане – иммигранты, в России-коренное население. Таким образом, «исламский фактор» для России – обстоятельство внутриполитическое. Наряду с тем, что оно оказывает сильное воздействие на отношение России с Ближним Востоком, его, видимо, следует относить и к разряду факторов национальной безопасности.

5. Есть резервы экономического сотрудничества. Благоприятные условия для дальнейшего развития двусторонних отношений сложились с Турцией. Рост экономики последней (среднегодовые темпы прироста ВВП составляют 6–7 %) вызывает потребность в 20–30 млн. т нефти и 9 млрд. м3 газа. Из России поступает примерно 6 млрд. м3 газа.

В связи с политикой США и Западной Европы по сдерживанию развития атомной энергетики в Иране, Ираке и ряде других стран региона у России имеются возможности для сотрудничества с этими странами в строительстве АЭС, поставках оборудования для них и подготовке местных кадров для их эксплуатации. То же самое касается и крупных ТЭС. Сотрудничество в этой сфере способствует «развязке» проблемы долгов этих стран России, которые составляют около 30 млрд. долл., в том числе Сирия – 9,7 млрд. долл., Афганистан – 7,1; Йемен – 4,9; Ирак – 4,7 млрд. долл., а также переходу экономического сотрудничества от простейших внешнеторговых форм к более сложным – техническому содействию, совместной реализации проектов по новым технологиям, кооперации и др.

Перспективными формами сотрудничества могут стать внедрение новейших технологий по опреснению морской воды, в которых так нуждаются арабские страны Персидского залива. Имеются неплохие возможности в деле поставок новейшей военной техники и подготовке военных специалистов для ее использования в регионе.

Важность региона для РФ предполагает проведение активной политики в отношении как стран этого региона, так и находящихся за его пределами российских партнеров по ближневосточным делам. Поэтому она активно участвует в структурах системы безопасности и сотрудничества, формирующихся в регионе наряду с США, а также в рамках Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), ОБСЕ, СБ ООН, в том числе в рамках миротворческих миссий.

Прекращение противостояния СССР и США, с которым во многом прежде была связана приоритетность ближневосточного направления в советской внешней политике, не ослабила важность этого региона для России. В новой геополитической ситуации для России Ближний Восток оказывается даже значимее, нежели в эпоху холодной войны. Быстро набирающие силы, такие страны Ближнего и Среднего Востока как Турция и Иран, проводят самостоятельную внешнюю политику, активно вторгаются в сферу геополитических интересов РФ: Закавказье, Среднюю Азию, что усугубляет проблемы страны.










ЗАКЛЮЧЕНИЕ


На рубеже тысячелетия со всей остротой встал вопрос выживания России, вопрос ее места в нынешнем фактически монополярном мире. Некоторые аналитики приходят к выводу, что к такому положению дел нас привело в том и числе пренебрежение геополитикой, как наукой. Отношение к России со стороны атлантистов, не смотря на смену идеологии, падение «железного занавеса», не изменилось, т.к. не изменилось ее потенциально опасное местоположение в «сердце мира». Несмотря на выпадение из разряда сверхдержав (по крайней мере, экономически), Россия по-прежнему рассматривается Западом как главный геополитический противник. Разумеется, такое положение мало устраивает население России. Однако многие государственные деятели и СМИ продолжают низводить геополитику до уровня региональных конфликтов. При этом самый первый закон этой науки – закон «двойственности цивилизаций», объективного противостояния Суши и Моря, евразийства и атлантизма, торгового строя и неторгового строя, Востока и Запада – активно замалчивается. Вряд ли за всем этим стоит только невежество и недостаточная компетентность. По всей видимости, для исправления положения дел необходим в первую очередь рост самосознания населения, выработка личных ориентиров развития, ведь только народ может в ту или иную сторону повлиять на власть. На власть, которая молчаливый, покорный народ, по-видимому, не слишком уважает.










СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Дугин А. Мода на геополитику. Арктогея, 1997.

  2. Дугин А. Основы геополитики. Арктогея, 1997.

  3. Лавров С. Геополитика: возрождение запретного направления.

  4. Макиндер Х. Географическая ось истории. Элементы, 1995.

  5. Потоцкая Т.И. Геополитика: Учебно-методическое пособие. – Смоленск: «Ойкумена», 2002.

© Рефератбанк, 2002 - 2017