Вход

Россия в мировой политике (1991-1997 гг) – факты и анализы

Реферат по политологии
Дата добавления: 23 января 2002
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 288 кб (архив zip, 38 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу




МГТУ им. Н.Э.Баумана

Кафедра «Истории»










Россия в мировой политике (1991-1997 гг.) –

факты и анализы.



Группа…………………………….….…………………………. ИУ6-22

Студент …………………………………………………. Рыськов А.В.

Преподаватель ……………………….…………… Щербакова О.М.














МОСКВА

1999г.

Предисловие

Независимость России была провозглашена Декларацией 12 июня 1990 г. на 1 съезде народных депутатов РСФСР. Но в составе СССР независимость России могла быть лишь номинальной. Российские органы власти, Верховный Совет РСФСР и его Председатель, начали борьбу с союзными властными структурами. Противостояние двух центров власти персонифицировалось в борьбе двух президентов – избранного 15 марта 1990 г. на союзном съезде народных депутатов Президента СССР М. Горбачева и избранного 12 июня 1991 г. всенародным голосованием Президента России Б. Ельцина.

Противостояние российской и союзной властей оказывало дестабилизирующее влияние на общественно-политическую и социально-экономическую жизнь страны. Одним из главных методов сокрушения союзного центра Россия сделала всемирную поддержку национальных суверенитетов, пробудившихся национальных движений на окраинах Союза. Союзное руководство в стремлении сохранить всласть все больше склонялось к использованию силовых методов.

Кульминацией противоборства двух властей стали события 19 - 21 августа 1991 г., известные как августовский путч ГКЧП. Российское руководство, возглавившее борьбу против путчистов, действовавших, по всей вероятности, с молчаливого одобрения Горбачева, сокрушило не только ГКЧП, но и обеспечило тем самым победу России и ее верховных органов над союзным Центром. С осени 1991 г. Конституция и законы РСФСР, съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР, Президент РСФСР получили полное верховенство на территории России. Независимость Российской Федерации стала реальной.

Перед новой независимой Россией стояли очень трудные и масштабные задачи. И наиболее заметными и осознанными стали достижения России во внешней политике. Было фактически прекращено состояние “холодной войны”, снята угроза глобального военного конфликта социалистического Востока и капиталистического Запада. Прекратилась идеологизация внешней политики, а вместе с ней и поддержка антиамериканских режимов в “третьем мире”, и вдохновление региональных конфликтов. Но военно-политические уступки проводились зачастую в одностороннем порядке и не сопровождались реальной интеграцией Советского Союза в мировые сообщества. СССР постепенно утрачивал свои позиции мировой державы, а новой России это предвещало серьезные внешнеполитические проблемы.

После распада СССР внешняя политика разделилась на два направления: отношения с независимыми государствами, бывшими ранее союзными республиками – “ближним зарубежьем”, и отношения с государствами, ранее являвшимися “внешними” для СССР – “дальним зарубежьем”.

В этом реферате рассматриваются некоторые события, происходившие на мировой арене в постсовецкое время, проблемы и решения Российской Федерации по отношению к “дальнему зарубежью”, и предпринимаются попытки их объективного анализа.

Россия и «дальнее зарубежье» (1990-1997гг.)

Отношения с так называемым «дальним зарубежьем», то есть странами, не входившими прежде в состав СССР, по инерции от советских времен считались приоритетными дня российской внешней политики. Но это не соответствует кардинальному изменению геополитической ситуации, в которой оказалась Россия после распада Советского Союза, и потому возникает необходимость более сбалансированной по направлениям внешней политики. Суть российской внешней политики в отношении стран «дальнего зарубежья» на протяжении последних пяти лет может быть выражена одной фразой: переход от надежд на равноправное партнерство к защите своих национальных интересов.

Принципиально новым фактором международных отношений стало окончание «холодной войны». Крупные внешнеполитические инициативы, вынужденно предпринятые М. Горбачевым в годы «перестройки»: отказ от глобального противоборства с капитализмом и идеологизированных симпатий к социалистическим и «антиимпериалистическим» странам (так называемое «новое мышление» — 1987 г.); ликвидация в два раза большего, по сравнению с американским, количества ракет средней дальности в Европе (с 1987 г., в течение трех лет); отказ от поддержки региональных конфликтов в мире и вывод советских войск из Афганистана (февраль 1989 г.); прекращение контроля над восточноевропейскими союзниками, приведшее к падению в странах Восточной и Юго-Восточной Европы коммунистических режимов (1989—1990 гг.); непротиводействие объединения» Германии (октябрь 1990 г.); заключение советско-американского договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-1), несмотря на пропорциональность сокращений более выгодного американской стороне (июль 1991 г.); односторонний роспуск ОВД — Организации Варшавского договора и прекращение деятельности СЭВ — Совета экономической взаимопомощи (весна-лето 1991 г.), означавший потерю военно-политических союзников; наконец, отказ от военного присутствия в Европе и начало вывода с территории бывших союзников советских войск (с 1991 г.), — свидетельствовали о прекращении военно-политического противостояния Востока и Запада, социализма и капитализма. Окончательно похоронил советское военное и политическое могущество на мировой арене роспуск СССР. Президент США Дж. Буш в декабре 1991 г. поздравил свой народ с победой в «холодной войне». Россия и США 1 февраля 1992 г. официально подписали декларацию о прекращении «холодной войны».

Двухполюсная картина мировой политики, сложившаяся после окончания второй мировой войны, рухнула. США остались единственной сверхдержавой. Но российские лидеры так и не признали, что Россия, оставаясь ядерным государством, перестала быть великой державой (по сравнению с СССР территория России меньше на четверть, население меньше наполовину, валовой внутренний продукт составлял 60% от общесоюзного, но в связи с экономическим кризисом за эти годы уменьшился почти вдвое, значительно снизилась ударная мощь и оперативно-стратегические возможности вооруженных сил), и в течение нескольких лет питали иллюзии о возможности равноправных отношений с ведущими странами мира.

Отношения с «дальним зарубежьем» развивались по двум основным направлениям: в военно-политической и экономической сфере. В военно-политической сфере, демонстрируя свои дружественные намерения, Россия проводила политику уступок и открытости, шла навстречу стратегическим интересам США. В ответ она получила международную поддержку, важную для становления России как самостоятельного государства. Россия стремилась утвердиться в качестве правопреемницы СССР на международной арене — и ей было предоставлено место Советского Союза в Совете Безопасности ООН. Россия заняла место СССР во всех международных организациях.

Россия заявила о намерении остаться единственной ядерной державой на постсоветском пространстве, что отвечало духу международных договоров о нераспространении ядерного оружия (советское ядерное оружие оставалось на территории еще трех государств — Украины, Белоруссии и Казахстана). США были заинтересованы в сохранении надежного контроля за ядерным оружием и проведении сокращений, предусмотренных договором ОСНВ-1, поэтому они всемерно поддержали Россию. В Беловежском соглашении лидеров трех славянских республик — России, Украины и Белоруссии — а затем на Алма-атинской встрече руководителей постсоветских государств 21 декабря 1991 г. было предусмотрено, что ядерные силы (и РВСН — ракетные войска стратегического назначения, и тактическое ядерное оружие) не будут разделяться и будут находиться под контролем и охраной командования Объединенных Вооруженных Сил СНГ. Управление ядерным оружием предоставлялось Президенту России и Главнокомандующему Объединенными Вооруженными Силами СНГ — и 25 декабря М. Горбачев передал Главнокомандующему Е. Шапошникову так называемую «ядерную кнопку». Правом принимать решение о применении ядерного оружия наделялся Президент Российской Федерации — по согласованию с главами других государств, на территории которых это оружие располагалось, и после консультаций со всеми остальными государствами Содружества.

Предусматривалось, что все ядерное оружие будет перебазировано на территорию России и здесь будет происходить демонтаж той его части, которая подлежала сокращению по ОСНВ-1. Белоруссия и Казахстан сразу заявили о своем статусе неядерных держав, но Украина не спешила передавать России ядерные боеголовки. Украина не подписала соответствующие многосторонние и двусторонние соглашения, а в июле 1993 г. объявила своей собственностью 2 тыс. ядерных боеголовок, расположенных на ее территории (около 20% стратегического арсенала бывшего СССР).

Намеки Украины о желании стать членом «ядерного клуба» вызвали крайнюю озабоченность США, которые всегда были принципиальным противником увеличения числа -ядерных государств. Президент США Б. Клинтон включился в разрешение проблемы и выступил в качестве международного гаранта выторгованных Украиной условий. Притязания Украины были переведены в экономическую плоскость: в начале 1994 г. в ходе визита Б. Клинтона в Киев и Москву подписано трехстороннее российско-американско-украинское соглашение, по которому все ядерные боеголовки транспортировались в Россию для демонтажа, а Россия обязалась поставлять Украине обогащенный уран для ее АЭС (ранее Украина предполагала самостоятельно демонтировать ядерные заряды для использования их в качестве топлива, что в условиях отсутствия квалифицированных специалистов вызывало обоснованные опасения).

В начале 1992 г. российской стороной была проявлена максимальная открытость в отношениях с США: приступивший к внутренней реорганизации КГБ (разделявшийся на ФСБ — Федеральную службу безопасности — контрразведку и Управление внешней разведки) в одностороннем порядке передал американским спецслужбам 70 схем закладки подслушивающих устройств в строившемся здании американского посольства, благодаря чему был положен конец многолетнему скандалу, и Конгресс США снял свое «вето» в отношении использования Россией нового здания ее посольства в Вашингтоне. Проявляя дружественную инициативу. Президент Б. Ельцин официально заявил, что ядерные ракеты России отныне не будут нацелены на территорию США.

В январе 1993 г. президенты России и США подписали в Москве новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-2), предусматривавший, что к 2003 г. ядерные силы двух стран должны быть взаимно сокращены до уровня, составляющего 1/3 от уровня, зафиксированного ранее договором ОСНВ-1. Верховный Совет России, считая договор недостаточно проработанным, не ратифицировал его, а в октябре 1996 г. Государственная Дума выступила против ратификации договора ОСНВ-2, считая, что он ведет к уничтожению ракетных войск стратегического назначения и нарушению ядерного паритета России и США.

Свидетельством отказа России от экспансии и военного противостояния о другими странами стала ее новая военная доктрина, утвержденная указом Президента 2 ноября 1993 г. «Основные положения военной доктрины Российской Федерации» предусматривали формирование российских Вооруженных Сил на основе принципа достаточности для поддержания обороноспособности страны во всех направлениях. Важная роль отводилась силам ядерного сдерживания, и не подтверждался принятый ранее военной доктриной СССР отказ от нанесения первым ядерного удара (СССР предусматривал лишь нанесение ответного и ответно-встречного ядерного удара). Зато военная доктрина России не определяла наиболее вероятных противников, а это значило, что из систем управления стратегическими ракетами выведены полетные задания и они не нацелены на конкретные объекты. К числу приоритетных задач российских Вооруженных Сил было отнесено обеспечение действий Совета Безопасности ООН и других международных организаций по поддержанию мира и стабильности в международных отношениях, что свидетельствовало о намерении российской дипломатии играть сопоставимую с США роль «миротворца» -в любых региональных конфликтах.

В целом российская дипломатия в этот период оказалась несвободна в своих решениях и на международной арене безоговорочно поддерживала действия США. Россия поддержала военно-инспекционный контроль иракских военных объектов и международные экономические санкции против Ирака, введенные после подавления весной 1991 г. многонациональными силами иракской агрессии против Кувейта. Это подрывало политическое влияние России на Ближнем и Среднем Вое-токе и наносило ей серьезный экономический урон (Ирак был одним из главных покупателей советского оружия и крупнейшим должником). Россия присоединилась к международным экономическим санкциям против Югославии (Сербия + Черногория), введенным из-за поддержки югославами боснийских сербов в межнациональном конфликте в Боснии. Это не соответствовало исторически традиционной роли России как покровительницы Сербии и шло вразрез с ее политическими интересами на Балканах. Во всех этих случаях российская дипломатия отдавала приоритет сохранению дружественных отношений с США.

Что касается отношений с другими крупными государствами, то с ФРГ они были в этот период демонстративно дружескими: продолжался вывод войск из Восточной Германии, и ФРГ выделяла значительные денежные суммы на их социальное обустройство в новых местах дислокации. Отношения с Францией несколько затормозились: у обоих государств не было точек экономического и политического соприкосновения, к тому же президент Ф. Миттеран до самого последнего момента поддерживал М. Горбачева.

Сложными были отношения с Японией: в 1991 г. во время визита М. Горбачева советская делегация официально признала существование территориального вопроса — о государственной принадлежности четырех Южно-Курильских островов. Впоследствии Президент Б. Ельцин и министр иностранных дел А. Козырев, стремясь оживить экономические связи, сделали ряд двусмысленных заявлений о необходимости подписания мирного договора с Японией по итогам второй мировой войны и решения для этого территориальных споров. Даже предположение о возможности передачи Японии островов вызвало крайне негативную общественную реакцию в России — и Президент подтвердил незыблемость российских границ. Визит Б. Ельцина в Японию не состоялся, отношения с ней (развитие которых японская сторона обусловливает обязательным решением территориального вопроса) оказались замороженными.

Уступчивость российской дипломатии объяснялась не только необходимостью для новой России заявить о себе на международной арене как о демократической державе, от которой больше не исходит угроза западному миру, но и надеждами на масштабную экономическую помощь Запада демократическим реформам внутри страны. Но из всех международных экономических организаций Россию включил в свой состав только МВФ. Хотя Президента России Б. Ельцина и стали приглашать на ежегодные встречи руководителей семи крупнейших государств, но официально Россия в состав «семерки» включена не была, и статус наибольшего благоприятствования в торговле ей был предоставлен всего на один год. Россия получала гуманитарную поддержку продовольствием, медикаментами и т.д., но ожидаемой многомиллиардной финансовой помощи не последовало.

С начала 1994 г. МИД России вместо основополагающей идеи об общности интересов с США стал выдвигать новый внешнеполитический тезис — о необходимости соблюдения собственных национальных интересов России. С одной стороны, это было вызвано некоторым изменением расстановки политических сил внутри страны: поражением демократов на выборах в Думу в декабре 1993 г. и получившими широкий общественный резонанс обвинениями со стороны оппозиции в проамериканском курсе. С другой стороны, к этому вынуждало изменение геополитической ситуации в Центральной и Восточной Европе: в 1994 г. (окончательно — в августе) завершался вывод российских войск из бывших социалистических стран и стран Балтии, и некоторые из них сразу заявили о своем желании быть принятыми в военно-политический блок западных стран — Организацию Североатлантического договора (НАТО). Свое намерение бывшие союзники СССР по Варшавскому договору зачастую мотивировали, ссылаясь на события октября 1993 г., которые возродили в Европе опасения по поводу непредсказуемости российской политики.

К этому времени Россия уже не играла авторитетной роли в международных делах и не имела реальных рычагов, чтобы остановить неблагоприятное для себя развитие событий. В ответ на выраженную Россией озабоченность планами расширения НАТО было заявлено, что готовность НАТО к расширению на Восток не означает практических мероприятий в этом направлении, что Североатлантический пакт является гарантом общей безопасности в Европе и не направлен против каких-либо стран, что НАТО предлагает бывшим социалистическим странам и странам бывшего Советского Союза, включая Россию, принять совместную программу «Партнерство во имя мира», которая установила бы формы военного сотрудничества стран бывшего Варшавского договора и НАТО. Это был временный компромисс США и России, который мог лишь отсрочить осуществление планов включения в Североатлантический пакт бывших союзников СССР по Варшавскому договору, а также стран Балтии и, не исключено, некоторых государств СНГ.

В июне 1994 г., оговорив себе ряд особых условий, Россия присоединилась, как и другие приглашенные государства, к натовской программе «Партнерство во имя мира». В рамках этой программы участники получили право направить своих представителей в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, были сформированы российский и украинский батальоны (из контрактников), которые в составе многонациональных миротворческих сил участвовали в разделении враждующих сторон в Боснии, проводились инспекционные поездки в войска и совместные штабные в военные учения. Программа продолжает свое действие до сих пор, в частности, в сентябре 1997 г. намечено проведение военных учений в Туркмении, в которых примут участие военные подразделения НАТО, Среднеазиатских государств, России, Грузии, Литвы и т. д. НАТО отводит программе «Партнерство во имя мира» роль прикрытия от грозящего с юга исламского фундаментализма. Присоединение России к этой программе было вызвана главным образом опасениями оказаться в политической изоляции.

Ощутимые изменения во внешней политике Россия — рост ее инициативности и самостоятельности — стали наблюдаться только с 1996 г., когда в январе министром иностранных дед был назначен В. Примаков, бывший прежде руководителем Управления внешней разведки. О себе Е. Примаков говорит, что он не является «антизападником», а лишь защищает интересы государства, национальные интересы России. Уже в феврале Россия отказалась от санкций в отношении боснийских сербов, что было поддержано и другими странами; в октябре Совет Безопасности ООН единогласно отменил экономические санкции против Югославии, действовавшие с 1992 г. Продолжая линию на восстановление традиционного влияния России на Балканах, МИД в январе 1997 г. попытался выступить в качестве посредника между президентом Сербии и оппозицией, оспаривавшей результаты выборов И проводившей непрерывные двухмесячные демонстрации?

В сентябре 1996 г. Россия осудила бомбардировку военных объектов на территории Ирака американскими крылатыми ракетами. С 1997 г. Россия старается вернуть свои позиции в ближневосточном урегулировании: в феврале на встрече Е. Примакова и лидера Палестины Я. Ара фата было обещано оказывать арабам не только политическую, но и возможную экономическую помощь; в марте визит премьер-министра Израиля В. Нетаньяху, хотя и носил подчеркнуто экономический характер, сопровождался надеждой на то, что Россия подключит к ближневосточному урегулированию традиционно дружественную ей Сирию.

С 1995 г. Россия начала восстанавливать утерянные позиции на международном рынке вооружений: по данным «Росвооружения», государственного монополиста в экспорте оружия, объемы его продаж составили в 1995 г. 3 млрд. долларов, а в 1996 г.— 3,5 млрд. (у США объем продаж упал за 1996 г. на 2 млрд. долларов). Пользуются спросом наиболее современные системы оружия: самолеты МиГ-29 и С-27, вертолет К-50 («Черная акула»), зенитные ракетные установки С-800, танки Т-80, системы залпового огня, боевые машины пехоты и др. При этом покупают российское оружие не только давние партнеры — Индия, арабские страви, но и новые — Китай и даже Южная Корея (в счет погашения советского долга), традиционно бывшая импортером американского оружия.

Вместе с тем внешняя политика России остается не конфронтационной и не силовой, направленной на упрочение международной безопасности и равноправное сотрудничество со всеми странами. В феврале 1996 г. Россия была принята в Совет Европы, что является международным признанием построения в ней в основном демократического общества (правда, взятое на себя обязательство — ввести мораторий на смертную казнь — Россия не выполнила: в 1996 г. было казнено 52 человека, — и Совет Европы предупредил, что может приостановить ее участие. В феврале 1997 г. Президент поручил Министерству иностранных дел подписать протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека, который требует в течение года прекратить применение смертной казни в стране).

В апреле 1996 г. руководители стран «семерки» (США, Великобритании, Германии, Италии, Канады, Франции, Японии) и России, встретившись в Москве, достигли соглашения о необходимости полного прекращения ядерных испытаний в целях упрочения ядерной безопасности и нерасширения группы ядерных государств. И 25 сентября 1996 г. в Нью-Йорке был подписан официальный Договор о запрещении ядерных испытаний во всех средах (на тот момент официально разрешенными оставались лишь подземные испытания, но Китай проводил также и атмосферные), к которому присоединились 158 государств (кроме Индии).

Открытость России в ее отношениях с «дальним зарубежьем» ярко проявилась в росте числа российских граждан, свободно выезжавших из страны в туристические и деловые поездки, совершавших «челночные» туры, переезжавших на временное или постоянное место жительства. Формальные трудности могли возникнуть теперь, как правило, не с выездом из России, а с получением въездной визы в зарубежную страну.

Изменились акценты во внешнеэкономических связях с Западом: упор был сделан не на получение эпизодической «помощи», разовых льготных кредитов, а на пробуждение долговременного меркантильного интереса западных предпринимателей к российской экономике. Привлечение частных иностранных инвестиций стало приоритетной для правительства внешнеэкономической задачей: на международном экономическом форуме в Давосе (Швейцария, февраль 1997 г.) А. Чубайс агитировал европейскую финансовую элиту за участие в российской экономике, во время визита в США (февраль 1997 г.) В. Черномырдин на встрече с президентом Всемирного банка и ужине с американскими бизнесменами-лидерами еврейской общины убеждал в выгодности и надежности помещения капитала в России. При правительстве России действует специальный Консультативный совет по иностранным инвестициям, который имеет своей главной задачей содействовать притоку капиталов.

С этой же целью в ноябре 1996 г. Россия осуществила первый выпуск еврооблигаций, выплату процентов и погашение стоимости которых гарантирует российское правительство. Поскольку этот выпуск в основном размещался во Франции, необходимо было вернуть доверие французов к российским государственным ценным бумагам, рухнувшее после отказа Советской России в январе 1918 г. от долгов царского и Временного правительств. В. Черномырдин тогда же заявил о готовности России вернуть «царские долги» французским вкладчикам.

В марте 1997 г. во Франкфурте-на-Майне был представлен второй выпуск еврооблигаций на сумму 1,5 млрд. дойчемарок со сроком погашения 7 лет. Экономические отношения России и ФРГ к настоящему времени оказались практически замороженными (ФРГ озабочена собственными проблемами по интеграции бывшей ГДР в общую социально-экономическую структуру), возникли осложнения политического свойства. Спор вызвал вопрос о реституции, то есть возвращении культурных ценностей, вывезенных советской стороной из Германии после 1945 г. (государственные музейные собрания, частные коллекции, художественные ценности, награбленные фашистской Германией, в том числе и в третьих странах). В 1993 г. начинала работу совместная российско-германо-французская комиссия по реституции — часть архивных документов была возвращена во Францию. Общественное мнение в России (а из оппозиционных деятелей — особенно С. Бабурин) воспротивилось возвращению культурных ценностей, - мотивируя это тем, что более 500 тыс. музейных экспонатов было вывезено во время войны из Советского Союза и назад не вернулось. Реституция была приостановлена, и Государственная Дума приступила к- подготовке соответствующего закона.

Закон о реституции, запрещавший возвращение перемещенных в результате второй мировой войны культурных ценностей, причислявший их все к трофеям и объявлявший собственностью России, был принят Госдумой в феврале и одобрен Советом Федерации в марте 1997 г. Президент Б. Ельцин 18 марта, спустя четыре дня после начала размещения в Германии второго выпуска российских еврооблигаций, наложил «вето» на этот закон, посчитав его не соответствующим нормам международного права. Таким образом, на некоторое время острый вопрос оказался отложен, а Закону о реституции, чтобы вступить в силу, при повторном рассмотрении необходимо получить не менее двух третей голосов членов Государственной Думы и Совета Федерации. В середине апреля Госдума преодолела «вето» Президента, окончательное решение теперь — за Советом Федерация. Правительство России в 1997 г. намерено выпустить еще 1—2 выпуска еврооблигаций.

Наметился некоторый прогресс в экономических контактах с Японией. В ноябре 1996 г. Е. Примаков сделал официальное предложение о совместной экономической деятельности на Южных Курилах, японская сторона согласилась эти инициативы изучить. Японские бизнесмены проявили большую заинтересованность в освоении нефтяных месторождений шельфа О. Сахалин, разработаны грандиозные экономические проекты Сахалин-1 и Сахалин-2. Их реализация задерживается в связи с влиятельным неутверждением Закона о разделе продукции (иностранный участник совместного предприятия платит все налоги из своей доли продукции, а оставшуюся ее часть самостоятельно вывозит), крайне невыгодного российским экспортерам нефти.

Оживились экономические контакты с Израилем: в марте 1997 г. премьер-министрами двух стран в Москве было подписано таможенное соглашение и целый ряд экономических проектов. Израиль заинтересован в получении из России нефти, газа, древесины в обмен на новейшие технологии. Проект стоимостью 3 млрд. долларов предполагает транспортировку сухопутным трубопроводом российского газа в Израиль. В то же время крупный израильский капитал пока опасается идти в Россию.

Продолжается экономическое сотрудничество с США. Россия, как и многие развивающиеся страны, получает безвозмездную помощь, выделяемую по решению американского Конгресса. Эта помощь составляет несколько десятков миллионов долларов в год, выделяется целевым назначением (на совершенствование налоговой системы, материально-техническое оснащение органов правопорядка и т. д.) и имеет условием продолжение рыночных реформ и демократизации России.

Успешно зарекомендовала себя межправительственная комиссия России и США по экономическому и научно-техническому сотрудничеству (комиссия "Гор-Черномырдин"). На последней по времени встрече вице-президента США А. Гора и премьер-министра России В. Черномырдина в феврале 1997 г. в Вашингтоне одним из актуальных оказался вопрос о выполнении Россией своих обязательств по созданию совместной орбитальной космической станции «Альфа» (центр им. Хруничева выиграл конкурс на сооружение восьми модулей для станции, один уже построен на кредит от «Боинга», на другие денег нет). Россия обещала найти средства и ликвидировать полугодовое отставание от графика. В мае будет решаться вопрос о продолжении или прекращения партнерства, от чего во многом зависит сохранение Россией статуса космической державы (станция «Мир» уже выработала свой ресурс, а самостоятельно создать новую орбитальную станцию России не под силу).

Перспективным может стать сотрудничество с Европейским Союзом (до 1992 г. носил название «Европейские сообщества» или «Общий рынок») — экономическим, политическим, а в скором будущем — и валютным объединением 15 европейских государств. Россия заключила с ЕС соглашение «О партнерстве и сотрудничестве», которое начнет осуществляться в 1997 году.

Таким образом, в экономической сфере Россия выступала за нормальные взаимовыгодные партнерские отношения с «дальним зарубежьем». Но в силу объективных причин за Россией в международном разделения труда постепенно закрепляется роль поставщика топливно-сырьевых ресурсов, конкуренты стремятся не допустить ее выхода на мировые рынки высокотехнологичной продукции. Основная внешнеэкономическая задача правительства — добиться финансирования российской экономики и ее выхода из кризиса за счет внешних, иностранных источников — по-прежнему далека от разрешения.

Главной внешнеполитической проблемой для России с конца 1996 г. стало расширение НАТО на восток. Именно в ходе дипломатической борьбы вокруг этой проблемы России была наглядно продемонстрирована ее слабость и вполне определенно дано понять, что рассчитывать на равноправное партнерство с Западом она не может. С расширением НАТО внешнеполитический этап подчеркнуто дружественных отношений с США может закончиться.

В 1995 г. в НАТО заговорили о необходимости начать практические мероприятия по подготовке к приему новых членов — бывших социалистических государств Восточной и Центральной Европы. Россия выдвинула предложение вместо расширения Североатлантического блока повысить уровень полномочий Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в обеспечении военной безопасности и политической стабильности на континенте. СБСЕ» впервые созванное в 1975 г. в Хельсинки для политического закрепления военной «разрядки» в отношениях между социалистическим Востоком и капиталистическим Западом, в 1990 г. на парижской конференции было преобразовано в постоянно действующую организацию со своим механизмом периодических встреч на «высшем уровне» и регулярных консультаций. «Подтекст» российского предложения заключался в том, что каждое государство-член СБСЕ имеет право «вето» на принятие решений. Инициатива России не встретила позитивного отклика.

В сентябре 1996 г. в Детройте президент США Б. Клинтон заявил, что будет происходить двуединый процесс: НАТО будет расширяться на восток, и одновременно будут развиваться дружественные отношения с демократической Россией. Президент США утверждал, что с окончанием «холодной войны» характер Североатлантического альянса изменился, он больше не угрожает безопасности России. В то же время необходимость расширения блока мотивировалась опасной непредсказуемостью внутриполитической ситуации в России (в частности, событиями октября 1993 г. и началом чеченской войны в декабре 1994 г.) Предполагалось, что НАТО и дружественная Россия вместе могли бы противостоять экспансии исламских террористических государств.

Россия не согласилась с таким подходом, утверждая, что она не опасается военного нападения НАТО, но считает сосредоточение мощной военной группировки вблизи своих границ потенциально опасным. Главное же — расширение НАТО при неучастии в нем России означает вытеснение ее из Европы, политическую изоляцию от общеевропейского процесса. Общий вывод: расширение НАТО нарушает баланс сил, а значит и стабильность а Европе, ущемляет национальные интересы России и может серьезно повлиять на характер взаимоотношений России и западных стран.

В июле 1997 г. на сессии Совета НАТО в Мадриде должно быть принято решение о приеме в блок первой «волны» постсоциалистических стран: Польши, Венгрии, Чехии (их окончательная интеграция в НАТО произойдет к 1999 г.). Для перевооружения и совершенствования военной инфраструктуры эти страны рассчитывают получить 10—15 млрд. долларов. Кроме геополитических минусов, в экономическом плане для России это будет означать потерю европейского рынка вооружений. Замечания России, что у этих стран могут возникнуть проблемы с их ядерной энергетикой и снабжением природным газом, были проигнорированы.

С января 1997 г. началась широкая антинатовская кампания в российских средствах массовой информации и усиленная дипломатическая игра в попытке повлиять на позицию США и НАТО. Российские лидеры пытались утверждать, что расширение НАТО станет угрозой демократии в России, так как усилит влияние коммунистов (В. Черномырдин), что Россия изменит свое отношение к кредиторам — МВФ, Парижскому и Лондонскому клубам (А. Чубайс). Наконец, в феврале прибегли и к завуалированному «ядерному шантажу»: почти одновременно в английской прессе была опубликована статья Г. Явлинского об отсутствии в России надежного контроля за оружием массового уничтожения, министр обороны И. Родионов допустил публичные высказывания о снижении управляемости и возможности потери контроля за стратегическими ядерными силами, секретарь Совета безопасности И. Рыбкин рассуждал о праве России нанести ядерный удар первой в случае вынужденных обстоятельств.

В течение двух месяцев перед встречей президентов России и США шел интенсивный дипломатический торг: Россия не имела возможности воспрепятствовать расширению НАТО, но хотела добиться максимума уступок: получить гарантии безопасности западных рубежей, получить политические выгоды, в частности, доступ в влиятельные международные организация. Российские интересы представлял министр иностранных дел Е. Примаков, который провел целый ряд встреч и переговоров, в первую очередь с госсекретарем США М. Олбрайт я генеральным секретарем НАТО X. Солана, а также с министрами иностранных дел Франции и ФРГ, министром обороны США.

Первоначально Россия хотела получить право «вето» во всех вопросах деятельности НАТО, в этом ей было твердо отказано, но обещано предоставить голос в обсуждении политических, а отчасти и военных вопросов, возможно, в рамках специального консультативного совета «Россия — НАТО». Затем российская дипломатия сосредоточила усилия на том, чтобы добиться принятия обязательного для всех стран НАТО документа, в котором были бы зафиксированы гарантии ее безопасности. В частности, Россия требовала нераспространения ядерного оружия на территорию вновь принимаемых стран, неувеличения уровня обычных вооружений НАТО и права России в одностороннем порядке пересмотреть договор 1990 г. об обычных вооружениях в Европе, неиспользования натовскими военными инфраструктуры, оставшейся от Варшавского договора, запрета многосторонним военным формированиям НАТО передвигаться через национальные границы и т. д. США предложили расширить сферу доверия и сотрудничества НАТО и России: обещали приглашать российские вооруженные силы на все натовские учения в Европе, давать спутниковую информацию об изгибах линии обороны НАТО, предлагали создать совместную бригаду для реагирования на кризисные ситуации на континенте и т.д.

В результате трудных переговоров США в принципе согласились подписать юридически обязывающий документ, содержащий согласованные с Россией уступки по обеспечению ее безопасности и обязательный для соблюдения всеми членами НАТО. Но Франция и ФРГ заявили, что никакого обязывающего договора между Россией и НАТО быть не может, отношения между ними должны регулироваться лишь хартией, то есть декларативным изложением взаимных дружественных намерений. Таким образом, вопрос о том, какой характер будет носить совместный документ России я НАТО, обязывающий или декларативный, зависит от содержания этого документа, от весомости уступок, на которые НАТО захочет пойти.

К моменту встречи президентов России и США компромисса в вопросе расширения НАТО найти не удалось. Интервью Б. Ельцина руководителям российских телекомпаний за три дня да встречи было выдержано в жестких тонах. «Уступок ваша дипломатия сделала Соединенным Штагам достаточно, дальше уступать уже нельзя,— говорил Президент России. — Должны продвигаться США, чтобы сохранить партнерство. Нужны равные условия. Я за многополюсность в мире, не за то, чтобы США командовали всем». И далее: «Для сдерживания у нас хватает сил, в том числе и ядерных сил. Я не боюсь нападения НАТО, я боюсь блокады России».

Встреча Президента России Б. Ельцина и Президента США Б. Клинтона состоялась в Хельсинки 20—21 марта 1997 г. Одновременно, 20 марта» в Тульской области прошли самые крупные с 1991 г. тактические учения российских вооруженных сия (с участием штурмовой авиации и десантников). По главному вопросу -— о расширении НАТО — встреча не дала конкретного результата. Как сказал на пресс-конференции Президент России Б. Ельцин: «Обе стороны защищали свои национальные интересы, и обе стороны не отступили от них».

Б. Клинтон подтвердил, что расширение НАТО состоится, и не дал обещаний не включать в дальнейшей я этот блок страны бывшего Советского Союза. Б. Ельцин повторил» что расширение НАТО на восток — это серьезная ошибка.

Соглашение между Россией и НАТО заключено не было, стороны лишь обозначили его основные параметры: нераспространение ядерного и обычного оружия на вновь принимаемые страны, неиспользование оставшейся в них после Варшавского договора инфраструктуры, принятие принципиальных решений, касающихся НАТО, только с участием России. Неясно, какой характер — обязывающий или декларативный — будет носить это соглашение, но его намечено подписать до июльской сессии НАТО.

Президент США обещал, что встреча руководителей ведущих стран мира в июне 1997 г. в г. Денвере будет проходить уже с участием России — «семерка» станет «восьмеркой».

Накануне хельсинкской встречи в интервью руководителям российских телекомпаний Б. Ельцин дал понять, что в случае расширения НАТО Россия вынуждена будет активизировать свои отношения с Востоком: Ираном, Индией, Китаем. Похоже, этот курс начал активно осуществляться: 27 марта Президент России встретился с премьер-министром Индии — стороны приняли окончательное решение о строительстве Россией двух атомных электростанций в Индии, подписали документы о финансовом и таможенном сотрудничестве (избежании двойного налогообложения), о продолжении военно-технического сотрудничества.

В тот же день состоялась встреча Президента России с министром иностранных дел Китая. Был согласован вопрос о предстоящей встрече глав двух государств, на апрель намечено подписание соглашения о сокращении вооруженных сил (России, Китая, Казахстана, Киргизии и Таджикистана) в 100-километровой зоне от границы. Китай становится стратегическим партнером России, и когда в декабре 1996 г. министр обороны И. Родионов отнес Китай к числу потенциальных противников, правительство России немедленно дезавуировало это заявление.

Россия поставляет ядерные реакторы Ираку, строит атомную электростанцию в Иране, но отрицает свою помощь Ирану в создании баллистических ракет (будто бы передачу технологии ракеты СС-4). В совокупности это может означать начало стратегического поворота во внешней политике России.



Литература

  1. «Новейшая история России». Санкт-Петербург, Издательский дом «Нева» 1997г.

  2. «История России, ХХ век». Москва «Норма», 1997 г.

  3. «История России ХХ века» Москва Агентство "Фаир", 1998 г.

  4. «Оружие массового поражения». Воениздат, 1994 г.

© Рефератбанк, 2002 - 2017