Вход

Вальтер Ратенау - человек, предприниматель, философ

Реферат по культурологии
Дата добавления: 24 июля 2002
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 297 кб (архив zip, 37 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу



Содержание




Стр.

Библиографический список ????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????

2

Введение: что мы знаем о В. Ратенау ? ????????????????????????????????????????????????????????????

3

Становление Ратенау-бизнесмена ?????????????????????????????????????????????????????????????????????

4

Ратенау-ученый ?????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????

5

Продолжение карьеры бизнесмена ??????????????????????????????????????????????????????????????????

5

Политические изыскания и государственная деятельность ????????????????????????

6

Философские воззрения ?????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????

9

Заключение ????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????

14







Библиографический список


  1. Оггер Гюнтер. Магнаты... Начало биографии. М., 1985.

  2. Ратенау Вальтер. Механизация жизни. Атеней. Пг., 1923.

  3. Ратенау Вальтер. Новое государство. М., 1922.

  4. Ратенау В. Новое хозяйство. М., 1923.





Введение: что мы знаем о В. Ратенау ?

Сегодня имя Вальтера Ратенау мало что говорит русскому читателю. Между тем оно прочно вошло в мировую историю. Ратенау занял почетное место в истории российско-германских (договор в Рапалло) и вообще международных отношений. Заметную роль он иг­рал в Германии уже перед первой мировой войной и особенно в годы войны и послевоенный период. История германского бизнеса знает В. Ратенау как крупного инженера, предпринимателя, главу всемирно известного электротехнического концерна АЭГ. Серьезный вклад внес В. Ратенау в развитие немецкой общественной мысли, в частности, в обоснование политики “социализированного капитализма” в ФРГ. По всем этим причинам интерес к личности, воззрениям и деятельности В. Ратенау в Германии и на Западе не исчезает. Более того, временами он поднимается, принимая форму своеобразного “ренессанса Ратенау”. Так, в Германии широко и торжественно отме­чали 100-летие, а в сентябре 1992 г. - 125-летие со дня его рождения. Много пишут о личности Ратенау - своеобразной, яркой, разносто­ронней. В то же время он был натурой исключительной сложности и противоречивости, многогранной и в чем-то трагичной. Интерес к Ра­тенау поддерживает его драматическая судьба. Еврей, вращавшийся в верхах германской экономической и политической элиты; выходец из буржуазной семьи, принятый при дворе императора Германии Виль­гельма II; политик и дипломат, старавшийся под огнем критики воз­родить свою страну после поражения в первой мировой войне и Вер­сальского договора; патриот Германии, погибший от пули национали­стов на 55 году жизни - все это представляет достойный внимания, поучительный сюжет для исторического исследования. В биографии Ратенау отразилось все своеобразие, драматичность эпохи, одной из важнейших в мировой истории: назревание мировой войны, сама грандиозная война, поражение Германии, германская, австрийская и две русских революции, три огромной важности договора - Брест-Литовский, Версальский и Рапалльский. Не случайно современники так настойчиво хотели проникнуть в “тайну” Ратенау. О нем писали многие журналисты, политологи. В качестве героя он появился на страницах произведений таких известных писателей, как Стефан Цвейг и Роберт Музиль. По подсчетам немецкого ученого Кранца в различных странах мира написано о Ратенау более 200 книг. Среди них есть работы, в которых Ратенау представлен “феноменальным выразителем” многих сторон своего времени. Ратенау зачисляют в разряд оригинальных философов, указывая в числе его идейных предшественников таких разных мыслителей, как А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, К.Маркс, М.Вебер, П.Кропоткин и др. Много внимания исследователи уделили дипломатической деятельности Ратенау, отме­тив его безусловные заслуги в возрождении Германии после 1918 г. В отечественной литературе специально В. Ратенау посвящено несколько статей.

Становление Ратенау-бизнесмена


Вальтер Ратенау родился в семье уже известного тогда герман­ского предпринимателя, основателя знаменитого электротехнического концерна АЭГ (“Альгемейне Электрицитет гезелыпафт”). Немецкий историк Г.Оггер причисляет семейство Ратенау и Сименса к числу тех немногих, кто придал силу немецкой электротехнической промышленности и помог ей добиться мирового признания.

Отец Вальтера - Эмиль Ратенау - выходец из состоятельной ев­рейской семьи берлинских промышленников и купцов. Эмиль изучал машиностроение в Ганновере и Цюрихе, работал конструктором на фирме Борзига. Он отличался трудолюбием, острым умом и исклю­чительным интересом к технике. Некоторое время Эмиль провел в Англии, углубляя свои знания. Вернувшись в Германию, на средства, унаследованные от своего деда, он купил совместно с другом юности “маленькую фабрику в большом саду”. Вскоре Эмиль женился на Матильде Нахман, дочери известного в Берлине еврейского банкира (потом разорившегося и покончившего жизнь самоубийством). Эмиль Ратенау был очень работоспособным инженером, предпринимателем, удачливым компаньоном. Методы ведения бизнеса Эмиль перенимал у американцев, явно подражая Рокфеллеру. Одним из первых в Гер­мании он оценил достоинства так называемой “холдинг-компании” - держательской фирмы, командующей филиалами в стране и за рубе­жом через держание значительного или даже контрольного пакета акций. Так появились “дочерние” фирмы в Швейцарии, России, а затем и в других странах.

В конце 1890-х годов АЭГ обошла по силе и влиянию многие фирмы.

Эмиль Ратенау в Германии стоял в одном ряду с “королем ме­таллургии” Фрицем Тиссеном. В самой Германии АЭГ явилась при­мером крупнейшего акционерного общества-монополиста. В 1912 г. АЭГ участвовала в 175-200 обществах, господствуя над ними, охва­тывая в целом капитал около 1,5 млрд. марок. В 1915 году Эмиль умер, и АЭГ возглавил Вальтер Ратенау. К этому времени он руково­дил рядом предприятий и заграничных филиалов.

Сын оказался способным инженером и организатором, работал по 16 часов в сутки. Во многих отношениях с помощью отца Вальтер сформировался как эталон предпринимателя новой формации. Но ум, таланты инженера, ученого, банкира сочетались в сыне с желанием участвовать в политике и общественной жизни, в жизни “света” и разных сферах искусства. Предприниматель Ратенау был “сыном своего отца”. Но Вальтер-человек был иным. Он формировался под сильным влиянием своей матери - Матильды. Она была натурой бо­гатой, музыкально одаренной, с широкими интересами в мире искус­ства, литературы. От нее передались Вальтеру увлечение философи­ей, музыкой, живописью, литературой. Появились несвойственные деловому человеку рефлексия, недовольство собой, тяга к самосовер­шенствованию, желание уйти из мира бизнеса в мир искусств.

Примечательными оказались и общественные интересы и идеалы Ратенау. Его интересовала политика, и он хотел служить не только бизнесу, но и отечеству.

Ратенау-ученый


Вальтер родился 28 (29) сентября 1867 г. в Берлине. Сначала он учился в школе, затем в королевской берлинской гимназии, где изу­чал философию, химию, физику и другие предметы. Вальтера не считали примерным учеником - он мало читал и мало трудился. Уди­вительно то, что математика в школе будущему крупному инженеру давалась с большим трудом. Только перед окончанием гимназии в нем проснулся интерес к учебе. Больше внимания он уделял гумани­тарным предметам, мечтал стать художником.

Впоследствии В. Ратенау считался человеком весьма сведующим в искусстве (живописи), его коллекция картин была передана во Франкфуртский музей. Во время учебы в старших классах проявились качества, отличавшие его всю жизнь, - чувство ответственности и обязательности.

В 1885 г. Вальтер начал учиться в Берлинском университете. Один учебный год он провел в университете Страсбурга, затем вер­нулся в Берлинский университет, где занимался физикой, химией, философией. По окончании его в 1889 г. он представил к защите ра­боту о поглощении света металлами, которая затем стала основой его новых изысканий и изобретений, воплощенных им же на производст­ве.

Вальтер успешно защитил диссертацию и получил степень док­тора наук. Затем он проходил военную службу (1890-1891 гг.) в гвардейском кирасирском полку Берлина. Военная служба была обя­зательной для молодого подданного империи, но особого следа в жизни Ратенау не оставила. Выйдя из полка, молодой специалист-физик начинает долгую карьеру на предприятиях отцовской АЭГ. В течение ряда лет он работает в компаниях, входивших в сферу влия­ния могущественного концерна как в Германии, так и в Швейцарии. В 1893 г. 26-летний инженер становится директором электротехниче­ского завода в Биттерфельде, где используются его научные изыска­ния. Он принимает участие как способный ученый и практик в строи­тельстве больших электротехнических установок в Германии, Фран­ции и других странах.

Ряд его открытий, в частности, способ получения щелочи, хрома и хлора электролитическим путем, работы с хромом и железом, де­лают его известным в научно-технических кругах.

Продолжение карьеры бизнесмена


Есть сведения, что и тогда, завоевав известность как ученый и деловой человек, Вальтер все еще мечтал всерьез заняться живописью и литературой. Он имел к этому способности, тонкий вкус и обширные знания, да к тому же еще и дар публициста, хорошо владел пером. Но отец настаивал на другом, и Вальтер продолжал работать в фирме. В 1899 г. он становит­ся, по желанию отца, одним из директоров АЭГ. Через три года Вальтер возглавил отдел по строительству электростанций при со­хранении руководства электрохимическим производством. Его отдел занимается строительством предприятий в Англии, Аргентине, Гол­ландии, России, Швейцарии. Сын воплощает в жизнь девиз отца: “Не замыкаться в своем деле, подчинять конкурентов, связывая их зака­зами”. Растет вес Вальтера в деловом мире. Он входит в директорат Берлинского банка, в руководство “Берлинер Хандельс Гезельшафт” и других крупных предприятий. В общей сложности он являлся чле­ном директората, кроме АЭГ, еще около 80 или даже 100 отечествен­ных и зарубежных фирм. Возвышается он и в отцовской фирме как один из ее директоров. В 1910 г. его избирают заместителем предсе­дателя Совета АЭГ, а в 1912 г. - председателем Наблюдательного Со­вета концерна. В 1915 г. он становится президентом АЭГ.

В берлинском “свете” и при дворе Вильгельма II не могли не за­метить сына основателя могущественной АЭГ, одного из самых бога­тых людей страны. Вальтер Ратенау входит в “верхние эшелоны” столичного общества, знакомится с государственными и политически­ми деятелями, придворными. В 1900 г. он удостаивается чести сде­лать доклад об “электрической алхимии” перед Вильгельмом II и производит на императора хорошее впечатление.

Политические изыскания и государственная деятельность


Вальтер может удовлетворить и свои политические амбиции, хо­тя политика тогдашней Германии была уделом только дворян. К тому же “простолюдин” Ратенау был еще и евреем, которых при дворе не терпели. Тем не менее один из видных чиновников министерства ко­лоний, государственный секретарь, кстати, бывший банкир Б.Дернбург привлекает Ратенау к государственным делам. Вальтер отправляется в августе - октябре 1907 г. в качестве советника Дернбурга в немецкую Восточную Африку. Поездка состоялась по ини­циативе тогдашнего канцлера Германии Б. фон Бюлова в целях улучшения связей Германии с ее колониями. В следующем году (май - сентябрь 1908 г.) поездка повторилась - на этот раз в немецкую Южную Африку и соседние британские владения.

Ратенау устанавливает относительно близкие связи с Бюловым. Канцлер намеревался даже назначить Ратенау главой колониального ведомства, но это оказалось по многим причинам невозможно. Рате­нау близок к дипломатическому ведомству. Видимо, поэтому, когда возникли трения с Францией из-за Северного Марокко, Ратенау ока­зался в составе делегации немецких предпринимателей во главе с братьями Маннесманами, которая вела переговоры с французскими трестами. Речь шла о взаимных претензиях на залежи железной руды в Марокко. Эта поездка была лишь частью сложной и запутанной акции германской дипломатии, за которой стояли интересы “королей стали”. Итогом спора явился через некоторое время второй мароккан­ский кризис (“прыжок пантеры”), который в свою очередь стал одной из важных вех на пути Европы к мировой войне.

Ратенау проявил себя искусным дипломатом и добился практиче­ски всего, чего хотели Маннесманы. Однако в дальнейшем Ратенау был отстранен от политических дел. Есть предположение, что он не разделял воинственности ведущих магнатов тяжелой промышленно­сти и даже заслужил у них (и при дворе) репутацию “пацифиста”. Помешало участию Ратенау в политике и его происхождение. Ему дали понять, что богатство мало поможет еврею на поприще полити­ки, тем более на дипломатической службе. Не удалась попытка Рате­нау пройти в рейхстаг от партии национал-либералов. Не помогло знакомство, а затем и близкие отношения с новым канцлером Герма­нии Теобальдом фон Бетманом Гольвегом, занявшим этот пост в 1909 г. Сходство происхождения (Бетман Гольвег вышел не из дво­рянского рода, а из семьи крупного чиновника), близость взглядов на политику Германии, сходство натур позволили этим людям сблизить­ся, хотя нет свидетельств их тесной дружбы.

Тем не менее Ратенау испытал себя на многих поприщах, он за­метен, известен, влиятелен. И все же он стоит особняком. Во многом это объясняется неординарностью его личности. Умный, эрудирован­ный человек обширных знаний от новейшей техники до утонченного искусства легко завязывал связи с известными драматургами, писате­лями, художниками, журналистами. Известный немецкий драматург Герхард Гауптман, долгое время друживший с Ратенау, писал, что ни один убийца не осмелился бы поднять руку на Вальтера, если бы имел счастье только 30 минут поговорить с ним.

Глубокий ум, сильный характер и железная воля, шарм светско­го человека и аскетизм в личной жизни Ратенау (он дал обет, чтобы не отвлекаться от дел, не жениться и жил один) привлекали самых разных людей. За ним, как ни старались, не были найдены ни тай­ные пороки, ни порочащие его связи. Приятный в общении, Ратенау в то же время был замкнут. Он поражал всех изысканностью манер, элегантностью в одежде. Вальтер в совершенстве знал английский, французский, итальянский языки.

Все свободное время Ратенау посвящал философии, искусству, начал выступать как публицист, опубликовав в 1906 г. книгу “О ме­ханизации жизни” (переведена на русский язык в 1908 г.).

Настоящая карьера Ратенау как государственного деятеля начи­нается в годы первой мировой войны, когда он стал председателем военно-сырьевого отдела при прусском военном министерстве, превратив его в своеобразный штаб регулирования экономикой. С этого фактически начался в Германии военно-государственный капитализм.

Ратенау рос и формировался в кайзеровской Германии, родив­шейся в целой серии войн и к войне всегда готовившейся. Но будучи приверженцем гуманистических взглядов, он был противником войны в принципе. Как пишет Этта Федерн-Колхааз, Ратенау знал свой долг и стал выполнять его, отдавая все силы. С другой стороны, Ра­тенау не мог быть пацифистом, убедив себя в том, что война для Германии “не занятие, а судьба”. Он написал эти слова, когда война уже шла к завершению. Ратенау предрекал поражение Германии и хотел скорейшего окончания войны. Однако когда, узнав об этом, пацифисты обратились к нему с предложением встретиться на совме­стной конференции в Швейцарии, чтобы попытаться добиться единой позиции против войны и выработать манифест о мире, Ратенау отка­зался.

Как известно, первую мировую войну давно готовили, ее ждали, и все же она пришла неожиданно. Все слои общества на какое-то время соединились в едином порыве. Предприниматели не были в стороне, однако мало кто из них знал, что надо делать. Кайзер успел сказать еще одну необдуманную фразу о том, что ждет возвращения солдат с победой “к осеннему листопаду”. Немногие в Германии име­ли на этот счет сомнения. Среди тех, кто не верил в скоротечность войны, был Ратенау. Он считал необоснованными амбиции Германии, учитывал морскую мощь Великобритании, “загадочность” русской души и ее веру в царя, а также возможность вступления в войну США на стороне Антанты. Ратенау сразу понял трудности приспо­собления хозяйства к войне, особенно в условиях английской морской блокады. В центре внимания стали проблемы сырья и сбыта готовой продукции. В 1913 г. электротехническая промышленность Германии давала 41 % всего мирового экспорта этой отрасли. В тяжелое поло­жение попали и банки, связанные как с экспортными отраслями, так и с традиционными металлургической и добывающей промышленностями. На имя канцлера Вальтер Ратенау подал записку, в которой изло­жил план организации военного хозяйства Германии, прежде всего учет и распределение сырья. 13 августа 1914 года был создан военно-сырьевой отдел при военном министерстве Пруссии, который возгла­вил В. Ратенау. Первоочередной задачей отдела стал учет наличного сырья, потребностей в нем для военного и мирного производства и обеспечение в первую очередь предприятий, работавших на войну. Одновременно начали создаваться военно-сырьевые общества по от­раслям, занимавшиеся вопросами сырья. Отдел Ратенау координиро­вал их деятельность, получив широкие полномочия, позволявшие принять меры принуждения к отдельным предпринимателям. Ратенау стали обвинять в том, что он хочет убрать своих конкурентов. Тем не менее эксперимент по государственному регулированию хозяйства продолжался, хотя Ратенау в 1915 году вынужден был уйти с поста начальника военно-сырьевого отдела. Через своих людей он продол­жал оказывать влияние на работу этого отдела и в конце концов за­служенно приобрел славу спасителя германской экономики и органи­затора ее эффективного действия во время войны. В. Ратенау вошел в группу деятелей, которые определяли военную политику страны. Он участвовал в составлении ряда меморандумов, записок, например, о действиях на оккупированных территориях, ведении подводной вой­ны и др. Возможно, что он принимал участие в подготовительной ра­боте по составлению таких важных документов, как закон о принуди­тельном синдицировании и закон 1916 г. о вспомогательной службе отечеству, сыгравший решающую роль в становлении в Германии во­енно-государственного монополистического капитализма. Вместе с другими представителями германской промышленности Ратенау ока­зался в группе инициаторов “программы Гинденбурга”, как стала она называться, хотя фельдмаршал, кроме имени, не дал ей ничего.

Философские воззрения


Годы первой мировой войны прославили Ратенау не только как талантливого предпринимателя и организатора производства, но и как оригинального философа. Война заставила Ратенау по-новому посмотреть на имперское руководство, положение рабочих, на со­стояние образования, здравоохранения, в целом на общественно-экономическую систему Германии.

Свои взгляды на историческое время, роль Германии в мире и факторы, которые обеспечат ей достойное положение, Ратенау изло­жил в работе “О проблемах будущего”. Один из биографов Ратенау считает, что общий план и значительная часть книги были созданы до войны (июнь-июль 1914 г.), причем первоначальный план преду­сматривал следующие разделы: экономика, этика, политика. Этта Колхааз, на­против, считает, что замысел книги возник только в 1915 году, а сама книга писалась в основном в 1916 году. Книга стала этапной в твор­честве Ратенау, положила начало развитию его теории “нового хозяйства”, “нового государства” и “нового общества”. Опубликована была в марте 1917 года, когда Германия и мир переживали драматические события. Начался поворот в сознании и дипломатии от войны к миру, в России совершилась буржуазно-демократическая революция, в Германии назревали мощные антивоенные выступления. Работа вызвала большой интерес не только в Германии, но и за рубежом. Священни­ки в проповедях называли ее “книгой о душе”. К 1925 году было вы­пущено 70-е издание. Что же сенсационного было в ней?

Ратенау начал свой труд с традиционных представлений о необ­ходимости нравственного самосовершенствования, воспитания народа с помощью искусства в духе абстрактного гуманизма и пожеланий “доброго” буржуа. Затем автор обратился к серьезным проблемам социально-экономического характера, включавшим требования пере­стройки экономики, изменения отношения к рабочему классу, а также к таким морально-этническим проблемам, как искоренение праздности, лени, роскоши, нетрудовых доходов и тому подобных явлений, позо­рящих людей, живущих в эпоху цивилизации. Автор не скрывал ос­новного назначения книги: “дать серьезную, научную, убедительную контроверсию марксизма”, поскольку имеющиеся либеральные кон­цепции развития общества не могут этого выполнить.

В предисловии Ратенау самонадеянно утверждал: “Эта книга бьет догматический социализм прямо в сердце”.

Большой знаток всемирной литературы и философских учений он мог оценить притягательную силу идей социализма и возможности их реализации в Германии. Трудно было оспаривать социалистиче­ский принцип всеобщего равенства на земле, а не на небе, фактиче­ское, а не формальное признание прав на труд, образование, отдых жилье и т. д. Ратенау противопоставил социалистическим идеалам свои взгляды на развитие общества. Книга состоит из трех главных разделов: “Цель”, “Путь”, “Воля” - и заключения. Наибольшее число страниц отведено написанию “Цели”. Автор искренне считал, что именно в правильном обосновании цели (теперь это называют нацио­нальной идеей) таится та сила, которая может перевернуть мир. Формулируя содержание “Цели”, Ратенау высказал свои аргументы против социализма. Несмотря на все его старания, большинство исто­риков считает, однако, именно этот раздел книги самым слабым из-за множества противоречий и неопределенности позиции самого автора. И это мнение справедливо.

Основной тезис первого раздела сводится к тому, что человечест­во должно всегда иметь такую цель, которая могла бы мобилизовать его, все силы людей до конца, выявить их творческие способности для ее осуществления. В этом Ратенау, причисляя себя к либералам и противникам социализма, на наш взгляд, резко расходится с либера­лами и стремительно сближается с идеалами социалистов. Ведь либе­ралы всех поколений (включая нынешних) в моральном, нравствен­ном и экономическом плане бьются за полную независимость от госу­дарства, от всех ограничений, какого бы рода они не были и от каких бы инстанций не исходили, до истеричности превознося абстрактный принцип свободы индивидуума. О какой всеобщей для всех цели могла идти речь в обществе, расколотом на классы, партии при нали­чии института почти абсолютной монархии, экономически страдающе­го от недостатка собственных ресурсов и узости внутреннего рынка. Признано социологами, что демократические государства естественно и объективно способствуют укоренению пороков людских. Наша дей­ствительность демонстрирует рост наркомании, уголовной преступно­сти, бродяжничества, сексуальных извращений и т.д. Психологиче­ские отклонения стали бичом общества конца XX века именно исходя из принципа свободы личности.

Ратенау решительным образом отрицает цели социалистов - удов­летворение материальных потребностей людей путем ликвидации экс­плуатации человека человеком, так как достижение “земного благопо­лучия”, т.е. равенства людей, не может преобразовать старое общест­во. Ратенау неоднократно повторял, что настоящая преобразующая сила рождается только в сфере идей, в мировоззрении, вере, транс­цендентности. Теперь этот тезис выглядит особенно неубедительно, когда все индустриальные страны, и прежде всего Германия, ставят социальные проблемы (обеспечение занятости, высокий уровень зар­платы, государственную помощь малоимущим социальным слоям и другие социальные задачи) во главу угла внутренней политики, не­взирая на партийную принадлежность законодателей и исполнителей. Более того, эти идеи были взяты на вооружение противниками демо­кратии, а значит свободы, как очень удобные для оправдания самой сумасшедшей политики, конечно, вопреки истинным намерениям гу­маниста. Проблема земного обустройства людей имеет весьма проза­ичное земное происхождение. Это положение вещей не могут отрицать и не отрицают искренне и глубоко верующие в существование бога люди, будь они либералы или консерваторы.

Мало что проясняет в рассуждениях Ратенау о преобразующей силе идеи положение о необходимости открытия “пути к свободе” (они и по сути неоригинальны), так как человечество, сколько себя знает, все бьется над этим понятием “свобода”. Философов издавна интересовала категория свободы, и наиболее распространенные ее определения мы находим у Канта, Гегеля, Маркса, Ницше и др., и никого из них Ратенау, конечно, не превзошел. На наш взгляд, Ратенау дал очень туманное, невнятное толкование “человеческой свободы”, которую можно интерпретировать как самостоятельно избран­ную и соблюдающуюся ответственность каждого человека по отноше­нию к обществу. Несколько позже Томас Манн заметит в своем “Докторе Фаусте”: “Свобода сама по себе внутренне противоречива, поскольку вынуждена, самоутверждаясь, ограничивать свободу своих противников, а стало быть, отменять самое себя”. И герои этого ин­теллектуального романа не верят в свободное устройство общества, считая, как Руссо, что золотой век свободы остался в прошлом. Рас­суждения Ратенау о свободе понять еще труднее.

Ратенау искренне полагал, что не только человек может иметь душу, но множество людей могут иметь одну единственную общую “душу”, каковой и может быть “нравственное государство”.

“Если люди, - писал Ратенау, - осознают тот факт, что они могут обрести освобождение, доверившись государству, как олицетворению нравственной общей идеи людей данной страны, то путь к их осво­бождению открыт”. Каким должно быть “государство нравственно­сти”, Ратенау не уточнял, но в целом его рассуждения вращались во­круг идеи просвещенного государя или просвещенной элиты. В то же время Ратенау признал, что в современном обществе быть абсолютно свободным невозможно, поэтому процесс “раскрепощения души” человека может совершиться только в результате его больших усилий;

направленных на уничтожение зависимости от природы и на беско­нечные совершенствования человеческих потребностей.

Путь к человеческой свободе, по мнению Ратенау, лежит через “механизацию”, понимаемую им как форму материальной жизни че­ловечества, которая объединяет мир в принудительную ассоциацию, в сплошное общее производство и хозяйство. “Механизация” тождест­венна капиталистической системе, она способствует росту производительных сил. Но достигнув высшего уровня в начале XX века, она стесняет свободу. “Механизация, - торжественно провозглашал Ратенау, - выполнила свое основное назначение: устранение всякой нуж­ды и бедности”. Эта задача так проста, что должна решаться не как эстетическая мера, а как “полицейский долг”. Ратенау признал, что богатства, создаваемые людьми в поте лица, бездушно разбазарива­ются, поэтому, “если бы половину растраченного зря мирового труда направить в нужное русло, то каждый бедняк в цивилизованных странах был бы накормлен, одет, имел бы жилище”. “Об экономиче­ских первопричинах расточительства говорить поздно, - считал Рате­нау, - сейчас стоит задача признать недостатки и попытаться вырабо­тать понимание того, что потребление благ не есть частное дело, так как предметы потребления имеются в ограниченном количестве”. Чтобы достичь свободы, подводил итог Ратенау, необходимо постро­ить новое общество: “настало время построить “миттельвельт” (“среднее общество”), которое будет покоиться на материальном, а достигнет совершенства в возвышенном. Задача, которая уже стоит перед человечеством, писал Ратенау, заключается в одухотворении механического порядка, в преобразовании слепой игры сил в “сознательный, свободный, достойный космос”.

Буржуазная действительность, общество, идолом которого явля­ются деньги, не вполне устраивали Ратенау как интеллигента с высо­кими запросами, признававшего способность трудиться на благо “нового общества” главным назначением человека. Но предлагавшееся им “новое общество” означало подчинение масс “сильной воле”, оли­цетворением которой являлось государство.

Некоторые немецкие авторы, в том числе такой известный уче­ный, как Ю.Кучинский, считали, что идеи Ратенау проложили доро­гу фашизму. На наш взгляд, это неверно, так как Ратенау гораздо большее отделяет от фашизма, нежели роднит: он никогда не был расистом, на первое место ставил экономические отношения, а не по­литический диктат, был противником всякого насилия, тем более тер­рора, искренне почитал демократию. Признание же особой роли го­сударства характерно для истории индустриальных стран XX века.

Главной чертой “нового общества”, по Ратенау, должно было стать господство духовных, а не материальных идеалов. Социализм, утверждал он, не может выполнить благородной задачи воспитания людей: “Социализм поставил освобождение людей в зависимость от денег и богатства и получил, таким образом, массы, но разрушил идеалы. Уничтожение крупной частной собственности, как показал опыт социалистических стран, не могло оградить большинство граж­дан от жажды ее приобретения”. Естественный путь реализации ли­беральных доктрин приводит к созданию массового общества как об­щества потребления и подтверждает истину, что люди заботятся о материальных благах больше, чем о возвышении души. Ратенау, ра­туя за наполнение жизни людей духовными ценностями, не знал пу­тей достижения этого. Он признавался, что, к сожалению, для обес­печения цели нет математических методик, которые гарантировали бы безопасность пути, а есть только интуитивные. Книгу свою он считал не практическим руководством, а “целенаправляющей”. Уточняя свою позицию, Ратенау фактически проповедовал социалистические прин­ципы: подъем жизненного уровня низших слоев населения за счет изменения и улучшения условий труда, сочетание умственного и фи­зического труда, сокращение рабочего дня, предоставление трудя­щимся жилья, досуга, который заполнялся бы “духовной пищей”. Ратенау больше всего был озабочен безболезненной эволюцией обще­ства в лучшее гуманное будущее. Из дневника Ратенау видно, что книга “О проблемах будущего” была его самой любимой книгой. Дей­ствительно, в последующих работах, написанных после войны, раз­вивались идеи, изложенные в “проблемах будущего”. Философия Ра­тенау осталась прежней: общество должно стать справедливым и гу­манным, граждане должны руководствоваться прежде всего духов­ными ценностями, государство должно заботиться о своих гражданах, обеспечивая им достойный уровень образования, здравоохранения и выращивая талантливых детей.

Но поиски “третьего пути”, которыми так богат XX век, показа­лись верхам кайзеровской империи предательством по отношению к отечеству. Они увидели в писаниях Ратенау либо игру, либо демаго­гию, либо неуместные откровения. Социал-демократы презрительно отнеслись к идеям Ратенау; негативно их приняла и промышленная буржуазия. Недоверие и даже враждебность со всех сторон объясня­лись тем, что Ратенау-промышленник (во время войны значительно пополнивший свое состояние) не осуществлял никаких социальных новшеств на своих предприятиях, вел дела традиционно, что еще бо­лее утверждало читателей во мнении, что автор - демагог. Немецкий историк В.Кранц пишет, что современники называли Ратенау “Макиавелли с лилией”. Даже близкое окружение Ратенау не могло соотнести его писания и жизненный опыт. В то же время открытая критика “несовершенства” капитализма озадачила и предпринимате­лей, и государственных деятелей. Ратенау заподозрили в увлечении социализмом, против которого он так яростно сражался на страницах своей любимой книги.

Многих читателей раздражал ницшеанский снобизм Ратенау: когда он откровенно заявлял о том, что труды его адресуются элите общества, а не народу, и что его идеи единственно верны, будущее обязательно докажет это. Но элита не приняла Ратенау-философа, увлекшись более модными и красноречивыми публицистами-мыслителями - М.Вебером, Ф.Науманом, О.Шпенглером и др. Глав­ная причина недовольства Ратенау была в том, что основная масса немецких капиталистов еще не отрешилась от идейных ценностей “старого капитализма”, опаздывала с осознанием перемен, принесен­ных первой мировой войной. Ратенау же, в сущности, предлагал от­крыто признать переход к новой форме организации экономической системы - государственному капитализму и новым социальным отно­шениям - созданию “социального государства” (т.е. признанию соци­альных функций государства, вмешательству государства не только в экономический процесс, но и трудовые отношения, и обеспечению социальной защиты низших слоев общества.

П.Берглар, автор солидной работы о Ратенау, положительно оценивает планы “нового общества”, особо подчеркивая то, что Ратенау по-новому объяснил причины нищеты пролетариата и получения прибылей капиталистами. Исследователь считает, что Ратенау прав, когда пишет: “Пролетария делает пролетарием не то, что он за свой труд не имеет доли в средствах производства, а то, что он не равно­правный партнер при определении применения капитала и использо­вании дохода от него. Корень пролетаризации лежит не в бедности, а в безвластии. Если допустить пролетариев к управлению производст­вом, не нарушая принципа частной собственности, то процесс распре­деления мог быть изменен...”. До сих пор этот вопрос сохраняет свою остроту, и далеко не все удовлетворительные рецепты найдены.


Заключение


В заключение необходимо подчеркнуть, что Ратенау, в отличие от либеральных политиков военного времени, требовавших парла­ментских реформ, демократизации политического строя и минималь­ных социальных уступок, предлагал начать немедленно построение нового общества с упорядочения отношений конкуренции с помощью государства. Он вообще не видел в обществе иной силы, способной навести порядок, кроме государства, и в этом оказался мудрым про­роком. Многие авторы ФРГ признают, что рекомендации Ратенау успешно были реализованы в Германии в 60-80-е годы. Это обстоя­тельство является лучшим подтверждением того, что Ратенау состо­ялся не только как выдающийся предприниматель и политик, но и как создатель “экономической философии” и психологии делового человека XX века.

5



© Рефератбанк, 2002 - 2017