Вход

Контрреформы 1880-1890-х годов

Контрольная работа по праву и законодательству
Дата добавления: 07 апреля 2008
Язык контрольной: Русский
Word, rtf, 219 кб (архив zip, 34 кб)
Контрольную можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ

РОСТОВСКИЙ ФИЛИАЛ




Курсовая работа


Кафедра ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН


Дисциплина « История отечественного государства и права»

Тема: КОНТРРЕФОРМЫ 1880-1890-х годов.






Научный руководитель:

Профессор, д.и.н. Цечоев В.К.


Выполнила: студентка 1 курса

Группы № Д-103

Очной формы обучения

Миргород Карина Геннадьевна






Ростов-на-Дону

2005

СОДЕРЖАНИЕ



Введение

3-4

  1. Новая политика императора

5-10

  1. Земство

11-13

  1. Городское самоуправление

14

  1. Суд

15-17

  1. Образование

18-19

  1. Печать

20-21

Заключение

22-25

Список литературы

26



































Ведение

Я помню хорошо глухие годы России - девяностые годы, их медленное отползание, их болезненное спокойствие, их глубокий провинциализм – тихую заводь: последнее убежище умирающего века…

О.Э. Мандельштам


Отход от либеральных реформ начался ещё при Александре II с 1866 года, когда судам запретили рассматривать дела о печати. В 1871 г. появились изменения в процессуальном праве. Отныне дознание по государственным преступлениям переходило из компетенции судебных следователей жандармам. Ситуация в корне изменилась, после неудавшегося покушения на царя 8 февраля 1880 года. Самодержец был возмущен неспособностью полицейских органов обеспечить ему безопасность. Поэтому уже 12 февраля 1880 года была учреждена Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия во главе с Лорис-Меликовым. По указам АлександраII упразднялось III отделение с передачей его функций Департаменту полиции МВД, усиливался контроль Сената над губерниями, где отмечалась наибольшая социальная активность, усилилась борьба с народовольцами. 1 марта 1881 г. Александр II был убит.

2 марта 1881 года на престол вступил Александр III и вскоре (29 апреля 1881 г.) новый император подписал манифест « О незыблемости самодержавия». Этот закон правомерно отождествляют с поворотом к реакции или к так называемому курсу «контрреформ» 1880-1890 годов.1 Этот период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного законодательства.

Понятие контрреформы имеет широкий смысл и включает не только реакционные законы, но и весь политический курс российского самодержавия. Объективной причиной такого поворота было несовершенство реформирования в социально-экономической и политической областях. Высшие органы государственной власти, власть монарха и всесилие бюрократии остались вне процесса перестройки. При проведении реформы восторжествовало стремление сохранить самодержавие. И в этом была угроза самим реформам. И, наконец, механизм реализации реформ был слаб, тогда как феодальная государственность сильна.

Александр III стремился сохранить существующий порядок, укрепить позиции дворянства, не допустить революции. Внутренняя политика императора носила консервативный, охранительный характер, не исключающий, однако, защиту интересов русского промышленного и торгового капитала.

Мероприятия правительства Александра III заключались в пересмотре многих достижений предыдущего курса в таких важнейших сферах жизни, как земство, городское самоуправление, суд, образование и печать.







Новая политика императора



Новый правительственный курс видимым образом отличался от реформаторской деятельности Александра II и его ближайшего окружения – либерально настроенных министров. На смену последним пришли Д.А.Толстой, К.П.Победоносцев, С.Г.Строганов, В.П.Мещерский, ставший ближайшим советником Александра III. Это были люди с иным складом ума, другими взглядами на пути развития России и роль государства. Подобная замена ключевых фигур в правительстве означала решительный отход от прежнего курса правления.

Предыдущий, реформаторский, период прошёл под знаком модернизации общественного строя России. Предпринимались попытки хотя бы частично привести его в соответствие с требованием времени, с западноевропейским опытом предоставления гражданских свобод. Наступившая эпоха предпочитала сверять время по собственным историческим часам. Именно в этот период благодаря трудам Победоносцева (1827-1907), одного из влиятельнейших деятелей нового царствования, приобретает наиболее законченные и совершенные черты российская государственная идеология, отстаивающая незыблемость самодержавия.

Основная причина резкой смены правительственного курса в начале 80-х гг. XIX столетия заключалась не только в своеобразии личности Александра III и его сподвижников. Решающую роль сыграла напряжённая внутриполитическая обстановка, вызванная террористической деятельностью народовольцев, и прежде всего убийством Александра II. Гибель императора произвела на страну ошеломляющее впечатление. Александр II стал не только царем - освободителем, но и царём – мучеником. Воспоминания о цареубийстве предопределили отношение к революционным и либеральным силам не только со стороны власть имущих, но и большей части просвещенного общества, настроенного на необходимость «наведения порядка».

Продолжать начатый отцом курс будущий император был не расположен уже при восшествии на престол, хотя на второй день после гибели отца, собрав высшие чины и свиту, сказал: «Я принимаю венец с решимостью. Буду пытаться следовать отцу моему и закончить дело, начатое им. Если бы Всевышний и не судил мне ту же участь, как ему, то, надеюся, вы будете моему сыну также верны, как моему отцу».

В депешах, отправленных 4 марта русским послам при иностранных дворах, было сказано, что «государь император посвятит себя прежде всего делу внутреннего государственного развития, тесно связанному с успехами гражданственности и вопросами экономическими и социальными, составляющими нынче предмет особых забот всех правительств».

В обществе о новом государе сложилось представление как о человеке либеральных взглядов, не чуждом и конституционных идей. Это поддерживало надежды на продолжение и развитие тех начинаний, с которыми Александр II вернулся в последний год царствования. Однако этим надеждам не суждено было осуществиться.

Первые шаги Александра III на троне были крайне осторожными. Новый самодержец как бы выжидал и оценивал расстановку сил в правительственных верхах. Заседание Совета министров 8 и 21 марта с участием великих князей, посвященное обсуждению проектов Лорис-Меликова продемонстрировало заметное преобладание сторонников преобразований. Однако Александр III, интуитивно осознавая ту опасность для своей единоличной власти, которая исходила от замыслов конституционных реформ, отложил их выполнение.

В первые месяцы царствования Александр III проводил политику лавирования между двумя противостоящими политическими группировками – «либеральной» и «охранительной» (возглавляли их соответственно М.Т.Лорис-Меликов, А.А.Абаза, Д.А.Милютин - с одной стороны, К.П.Победоносцев - с другой) – Александр III склонился в пользу последней. Уже в марте был «похоронен» конституционный проект министра внутренних дел М.Т.Лорис-Меликова, предполагавший введение общероссийского представительного органа. (Александр II дал согласие рассмотреть проект за несколько часов до своей трагической гибели.)

Характерна резолюция Александра III на проекте Конституции: “Слава богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан, и весь этот фантастический проект был отвергнут”1. Новый царь питал отвращение ко всяким сколько-нибудь прогрессивным движениям века. Поэтому суть внутренней политики Александра III содержала постепенный возврат к старому: укрепление сословного строя и самодержавия.

В опубликованном 29 апреля 1881 г. царском манифесте, составленном К.П.Победоносцевым, заявлялось о решимости «стать бодро на дело правления, с верою в силу и истину самодержавной власти», которую император призван «утверждать и охранять для блага народного от всяких на неё поползновений» Формулировались основные принципы внешней и внутренней политики: сохранять порядок и крепкую власть, соблюдать справедливость и экономию, возвратится к исконно русским началам и повсеместно обеспечивать исконно русские интересы. С конституционными мечтаниями было покончено. В России повеяло холодом.

Из писем К.П.Победоносцева Александру III: «В нынешнее смутное время у всех добрых людей душа в крайнем смущении, в болезни…Душа у всех объята страхом, - боятся больше всего именно этого коренного зла, конституции…, которой русская душа не понимает… Это гибулль России и Ваша; это ясно для меня как день… Время тажкое, я не успокоюсь, покуда здесь ещё остаются и граф Лорис-Меликов, и Абаза, и великий князь Константин Николаевич. Дай Бог, чтобы они ушли и разъехались как можно скорее2»

На следующий день после опубликования манифеста в знак протеста начали подавать в отставку министры-либералы прежнего царствования – М.Т. Лорис-Меликов, военный министр Д. А. Милютин, министр финансов А. А. Абоза.

Вскоре Александр III в письме к брату Владимиру сформулировал свое политическое кредо: “Я никогда не допущу ограничения самодержавной власти, которую нахожу нужной и полезной для России”

Первые мероприятия правительства Александра III подтвердили решимость властей твёрдо проводить провозглашённый “охранительный» курс: 14 августа 1881 г. было принято «Положение о мерах к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия». Теперь в любой губернии разрешалось вводить чрезвычайное положение «для водворения спокойствия и искоренения крамолы». Любого её жителя могли подвергнуть аресту, сослать без суда на пять лет, предать военному суду. Но так как шкалы чрезвычайных ситуаций не существовало, то в губерниях начался беспредел. Увеличиваются штаты отдельного корпуса жандармов, создаются новые охранные отделения, а в 1882 г. – секретная полиция. Губернаторы получили право закрывать органы печати, торговые и промышленные предприятия, учебные заведения; приостанавливать деятельность земств и городских дум. Изданное как «временное», сроком на три года, это «Положение» постоянно возобновлялась и действовало вплоть до

1917 г.

В условиях развивающегося капитализма Александр III, выражая интересы наиболее консервативных кругов дворянства, сохранял помещичий уклад жизни. Однако в области экономической политики император вынужден был считаться с ростом капиталистических элементов в стране. Александр III, потрясенный смертью отца, стремился всякими способами ограничивать влияние революционных группировок в стране.

Основными направлениями деятельности нового правительства были “искоренение крамолы” и успокоение общественности. Особая роль в укреплении и охранении режима отводилось Департаменту полиции, деятельность которого приобрела невиданный размах после назначения на пост его директора В.К. Плеве, а затем И.Н. Друнова. В 1882 г. политический розыск в России возглавил подполковник Отдельного корпуса жандармов Г.П. Судейкин. Этот умный, предприимчивый и честолюбивый чиновник тщательно изучил опыт работы тайной полиции европейских стран. На посту инспектора секретной полиции и начальника Петербургского охранного отделения он создал в России продуманную систему политического сыска, основанную на провокаторской деятельности, шпионаже и шантаже.

Помимо официальных полицейских органов в марте 1881 г. возникла своеобразная тайная общественная организация для защиты императора и борьбы с революционным террором – “Священная дружина”. Она была создана с ведома Александра III и объединяла более 700 представителей высшей знати, сановной бюрократии, генералов и др. Среди них были братья царя, министр двора И. В. Воронцов-Дашков, граф П. А. Шувалов, С. Ю. Витте. При помощи собственной агентуры, а также шпионажа и провокаций “Дружина” пыталась дезорганизовать действия революционных организаций изнутри. Вскоре ее активная, но непрофессиональная деятельность стала мешать работе Департамента полиции. А к концу 1881 г. Александр III осознав опасность этого “добровольного” карательного органа, подрывавшего авторитет власти и ее монополию на репрессии, велел распустить “Священную дружину”.

Всю намеченную программу контрреформ царизму провести не удалось. Оно не могло не считаться с реальным положением дел в деревне, с развитием новых капиталистических отношений в экономике. Так, в 1881 г. был утвержден закон об обязательном выкупе временнообязанных крестьян, значительно понижены выкупные платежи, отменялась подушная подать. Под влиянием роста рабочего движения в 1881 г. правительство издает закон по рабочему вопросу. Экономическая политика имела буржуазный характер.

























ЗЕМСТВО

В 1864 г. началось создание земских учреждений. Это означало возрождение древнего земства с его идеей народного представительства и независимыми от центральной власти органами самоуправления. Роль последних была сведена на нет ещё на исходе XVII в.

В декабре 1880 года всем губернаторам было поручено вместе с уездными и губернскими земскими собраниями начать обсуждение крестьянского вопроса с целью ускорить процесс выкупа крестьянами земли и прекращения состояния «временнообязанных» крестьян. Впервые земства работали совместно с правительством.

Вместе с тем министр внутренних дел Лорис- Меликов в своём докладе императору отмечал невозможность создания в России конституционных учреждений, но указывал на необходимость привлекать представителей общественности к решению государственных задач.

Министр предлагал создать две реакционные комиссии: административно-хозяйственную, на которую возлагались задачи преобразования губернского управления, прекращения обязательных отношений крестьян и облегчения выкупных платежей, пересмотра земского и городового положений и т.д.; финансовую, решавшую податные, паспортные и другие вопросы.

Составленные этими комиссиями законопроекты должны были поступать на обсуждение общей комиссии, состоящей из членов подготовительных комиссий и экспертов, избираемых земскими учреждениями. Затем законопроекты должны поступать в Государственный совет, в котором их представляли выборные от земств лица.

Подготавливаемые Лорис- Меликовым реформы были прерваны убийством императора Александра II 1 марта 1881 года.

Однако волна контрреформ в 80-90-х годах захватила и сферу органов местного самоуправления. По новому «Положению о губернских и уездных земских учреждениях» 1890 г. земство было преобразовано. Дворянство получило возможность избирать большую часть выборных земских деятелей – гласных (около 57%). Имущественный ценз (минимальный уровень доходов, дающий право представителю того или иного сословия участвовать в деятельности земских учреждений) понижался до дворян и повышался для городского населения.

Земледельческая курия теперь становилась только дворянской, в эту курию отныне не могли избираться представители крупной буржуазии. Для дворян баллотировавшихся в Земледельческую курию, понижался до 1-1,5 тыс. рублей в губернских городах и до 300 рублей в уездах, а число гласных увеличивалось пропорционально уменьшению представительства остальных курий. Для городской курии существенно увеличился имущественный ценз, представительство буржуазии в земских учреждениях сокращалось в среднем на ? часть. Крестьянская курия избирала представителей в земские гласные, из их числа уездный съезд земских начальников представлял список депутатов, который утверждал губернатор.

Крестьяне вообще потеряли право выбирать гласных, так как теперь их назначал губернатор из среды крестьянских выборщиков – лиц, уполномоченных крестьянскими обществами участвовать в выборах.

Вновь избранные земские гласные утверждались губернатором, что ставило земские учреждения под жёсткий контроль государства. Фактически это перечёркивало главную идею земства – независимость от органов государственной власти и царя в решении вопросов местного самоуправления. Смысл земской контрреформы состоял в том, чтобы свести на нет возможность участия в работе земских органов «случайных» (нежелательных для режима) людей, увеличить представительство дворян – опоры трона и в конечном итоге сделать земства лояльными по отношению к самодержавной власти. Во всех этих мерах отразилось противостояние царя и дворянства демократическому русскому земству («земле», «люду») – противостояние, уходящее в самую глубь российской истории.



































ГОРОДСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Городская контрреформа преследовала точно такие же цели, как и земская: ослабить выборное начало, сузить круг вопросов, решаемых органами государственного самоуправления, и расширить сферу правительственных полномочий. Согласно новому городовому положению 1892 г., имущественный ценз, дававший право участвовать в выборах, повышался. В результате число избирателей в Москве, например, сократилось в три раза.

Из законодательства изымалось положение о том, что городские думы и управы действуют самостоятельно. Закреплялось вмешательство царской администрации в их дела. Правительство получало право не утверждать официально избранного городского голову – председателя городской думы. Количество заседаний последней ограничивалось. Таким образом, городское самоуправление было по сути дела превращено в разновидность государственной службы.























СУД

Судебная реформа России – наиболее удачное детище отстраненных от власти реформаторов – не потерпела в это время каких-либо значительных изменений. Судебные уставы 1864 г. продолжали успешно действовать. Однако в судопроизводстве по политическим делам гласность ограничивалась: публикации отчётов о политических процессах запрещались. Из ведения суда присяжных были изъяты все дела о насильственных действиях против должностных лиц.

Это объяснялось тем, что в Министерстве юстиции имелись данные о большом числе оправдательных приговоров.

В 1878 году Сенат разъяснил, что временные комиссии по составлению списков присяжных заседателей формируются земскими собраниями, в 1884 году в состав комиссий были введены председатели уездных съездов мировых судей, председатели земских уездных земских управ, городские головы, члены уездных по крестьянским делам присутствий, уездные исправники, полицмейстеры, товарищи прокуроров окружных судов.

В 1887 году меняется порядок составления списков присяжных заседателей: председатель земской уездной управы подавал сведения о кандидатах в окружной суд. Очередные списки пртсяжных составлялись комиссиями в составе уездного предводителя дворянства, председателя уездного съезда мировых судей, участкового мирового судьи, уездного исправника, председателя уездной земской управы, мирового посредника и др. Закон включал в состав комиссии лиц, располагающих сведениями об имущественном и ионм положении кандидатов в присяжные.

Существенные изменения произошли в низовых судебных органах. Мировые судьи, которые помимо разбора мелких дел решали спорные вопросы между крестьянами и помещиками, были в основном ликвидированы. Сохранились они только в трёх крупных городах – Москве, Петербурге и Одессе.

Мировые судьи заменялись земскими участковыми начальниками, наделённых широкими административно-судебными правами в отношении крестьянского населения. Они осуществляли контроль над сельскими и волостными органами самоуправления, руководили полицией и надзирали за деятельностью волостных судов. В качестве ценза для должности земского начальника устанавливались: высшее образование или занятие в течении нескольких лет должности мирового посредника, мирового судьи, высокий имущественный ценз и звание потомственного дворянина. Сословный принцип подбора кадров проявился здесь со всей откровенностью.

В городах учреждались должности городских судей, назначаемых министром юстиции.

Апелляционной инстанцией для дел, рассматриваемых земскими начальниками и городскими судьями, было судебное присутствие уездного съезда, в которое входили предводитель дворянства, член окружного суда, городские судьи и земские участковые начальники уезда.

Кассационной инстанцией для тех же дел были губернские присутствия, состоящие из губернского предводителя дворянства, вице-губернатора, прокурора, членов окружного суда. Фактически обжалование дел осуществлялось в административных органах административными чинами. Кассационная деятельность в ходе такой реорганизации перестала быть исключительной компетенцией Сената. Кроме того, в 1885 г. наряду с кассационными департаментами Сената организовано специальное административное (Первое) присутствие, отобравшее у департаментов ряд дел кассационного производства.

Административное вмешательство в судопроизводство повлекло за собой отход от одного из важнейших принципов судебной реформы- гласности суда. В 1887 году провозглашено право суда рассматривать дела при закрытых дверях, в 1891 году резко сузилась гласность гражданского судопроизводства.

Волостные суды, которые уже в ходе самой судебной реформы составляли особое звено судебной системы (специальный порядок судопроизводства, применение телесных наказаний), с 1889 года подпали под непосредственный контроль земских начальников. Последние отбирали кандидатов для волостных судов, осуществляли ревизии, штрафовали и арестовывали без особых формальностей волостных судей.

Против выделения судебной власти в качестве особой, независимой от других государственных органов отрасли, выступил новый министр юстиции Н.В. Муравьёв. В начале 1894 года в докладе Александру III он заявил, что « суд должен быть прежде всего верным и верноподданным проводником и исполнителем самодержавной воли монарха».

В мае 1885 года закон предоставил министру юстиции право надзирать за чинами судебного ведомства, в 1887 году он получает право устранять гласность судебного разбирательства, в 1889 году министру юстиции были подчинены городские судьи, а министру внутренних дел- земские начальники.3











ОБРАЗОВАНИЕ

Поскольку студенчество считалось главным источником вольнодумства, рассадником республиканских идей и всякого рода смуты, российские университеты стали одной из первых жертв охранительного курса. Новый университетский устав 1884 г. упразднял их автономию. Был ликвидирован университетский суд, запрещены любые студенческие объединения. Преподаватели, избранные учёными советами, обязательно утверждались в должности министром просвещения. Всей университетской жизнью теперь руководил государственный чиновник – попечитель учебного округа: он назначал деканов (одна из высших выборных должностей университета), обладал правом созывать учёный совет, присутствовать на его заседаниях, наблюдать за преподавателем. Государство не забыло напомнить студентам и об «обязанности по выполнению воинского долга»: льготы по призыву в армию для лиц, имеющих высшее образование, были ограничены, а минимальный срок военной службы увеличен.

Вдохновителю и главному организатору контрреформ в сфере образования графу И.Д.Делянову (1818-1897), министру народного просвещения с 1882 г., принадлежит и авторство печально знаменитого циркуляра «о кухаркиных детях». В этом документе рекомендовалось ограничить поступление в гимназии и прогимназии «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких торговых лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одарённых необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». В средние и высшие учебные заведения сокращался приём лиц еврейской национальности. Каких-либо реальных последствий циркуляр, впрочем, так и не возымел, оставшись в истории российского образования примером исключительной ограниченности государственных чиновников.

1884 год был ознаменован введением нового университетского устава – военные гимназии преобразовывались в кадетские корпуса. С отставкой министра внутренних дел графа Н.И.Игнатьева (1882 г.) и назначением на этот пост графа Д.А.Толстого начался период открытой реакции.









































ПЕЧАТЬ

Первый опыт свободы слова прервался после утверждения в августе 1882 г. новых «Временных правил о печати» (которые стали постоянными). Администрация получила право закрывать любые газеты и журналы, лишать издателей и редакторов права на продолжение профессиональной деятельности. Редакция обязывалась раскрывать псевдонимы своих авторов по требованию властей. Усилилась цензура.

В соответствии с новым законодательством в 1884 г. прекратил существование ненавистный правительству журнал «Отечественные записки», редактором которого был М.Е.Салтыков-Щедрин. Зато процветала газета М.Н.Каткова (1818-1887) «Московские ведомости». Именно на 80-е гг. приходится заключительный период деятельности этого известного русского публициста, в своё время слывшего либералом и много сделавшего для расширения круг дозволенных к обсуждению в печати вопросов. Но с середины 60-х гг., а особенно после установления нового правительственного курса при Александре III, Катков немало способствовал усилению охранительного духа и нетерпимости в стане власть имущих.



Обладая тонким публицистическим талантом и репутацией либерала, он сумел заронить в умы своих читателей сомнение в необходимости продолжения реформ, объявленных им в целом как «неудачные»: «Ещё несколько месяцев, быть может, недель прежнего режима, - писал он по случаю манифеста 29 апреля 1881 г., - и крушение было бы неизбежно»4



Таким образом, уже к середине 80-х гг. сложилась реакционная концепция контрреформ, которая основывалась на традиционных догмах:


а) божественное происхождение самодержавия и божественный промысел как основа его политики, противопоставляющиеся планам политических реформ;


б) полная централизация власти;


в) осуждение земского и городского самоуправления, как не соответствующие условиям русской жизни;


г) шовинизм; интересы дворянства рассматривались в традиционном понимании (в качестве типичной фигуры представлялся помещик- крепостник).

























ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все мероприятия, проводимые в противовес предыдущим реформам, обладали одной общей ярко выраженной чертой. Государство, построенное по принципу пирамиды, вершиной которой является императорский трон, стремилось ничего не оставлять вне своего контроля. Отсюда и всегдашнее стремление властей повсюду иметь за всем следящего и всем руководящего «государева чиновника – будь то губернатор, земский начальник, цензор или попечитель учебного округа. Это стало итогом развития российской самодержавной государственности, достигшей при Александре III своей вершины.

Не следует думать, что ужесточение контроля со стороны государства было следствием недобрых намерений людей, озабоченных лишь тем, чтобы удержать власть в своих руках. Напротив, представление о сильной государственной власти как единственном условии самосохранения общества исходило от деятелей, искренне заботившихся о спокойствии и благе России. Одним из них был Победоносцев, всесильный обер-прокурор Синода, детально разработавший идею русской национальной государственности.

Победоносцев считал, что западные парламентарные демократии изначально порочны, ибо постоянно обсуждают, толкуют и изменяют государственный закон в угоду времени, а так же интересам тех или иных групп людей. Между тем такие интересы могут быть временными, к тому же они не всегда совпадают с интересами всего народа. Идея же российского самодержавной государственности, освящённой самой Церковью, предполагает, с точки зрения Победоносцева, лишь один вариант толкования государственных законов – заботу о благе и спокойствии народа. Собственно закон своим первоначальным источником имеет, как писал Победоносцев, «жизнь народа и её хозяйственные условия». Изначальное содержание закона, не облачённое в слова, несёт в себе народ. Формулирует же закон и следит за его исполнением государство. Именно оно – в силу священной природы царской власти – исходит при толковании законов из единственно правильной, никем не оспариваемой точки зрения. В этом и состоит, по мнению Победоносцева, главное преимущество российского государственного устройства перед западным. Российская государственность воплощает в себе идею совершенной государственной власти, которая охраняет благо народа и в своей законодательной деятельности исходит из реальных условий народной жизни.

Правительство Александра III считало, что реформа должна лишь следовать за жизнью, а не менять её. Приверженцы охранительного курса полагали, что Россия ещё не готова к тем преобразованиям, которые проводил в жизнь Александр II. Поэтому 80-е – начало 90-х гг. ХIXв. Запомнились современникам как пора выжидания, затишья, «болезненного спокойствия». «Болезненного» потому, что Россия требовала продолжения реформ.

Проводимые в «жизненных интересах народа» контрреформы оказались бессильными перед самим течением жизни: она брала своё. Земская контрреформа не остановила земского движения, но настроила значительную часть земцев против самодержавия. Увеличенный избирательный ценз при проведении городской реформы стал ещё одним стимулом для деловых людей, чтобы задуматься о повышении уровня своих доходов. Это в свою очередь способствовало развитию городской экономики, усилению городской буржуазии, требующей от самодержавия предоставления ей всё новых и новых прав.

Контрреформы в сфере образования также дали результат, прямо противоположный ожидаемому: в университетах усилился дух свободомыслия. Не имели успеха и мероприятия правительства в области печати: количество изданий в России год от года увеличивалось. Росло и число желающих вставить где-нибудь свою статейку – за всем не уследишь, как бы не мечтали об этом сторонники российской державности.

Реальные итоги контрреформ в полной мере дали знать о себе тяжелейшими социальными потрясениями в начале XX в. Однако в последние годы ХIХ в., на исходе царствования главного «контрреформатора» Александра III, власти предержащие могли быть довольны: основные цели, намеченные в царском манифесте 1881 г., казались достигнутыми или близкими к достижению. Самодержавие находилось в зените, территория империи увеличивалась за счёт завершившегося присоединения среднеазиатских земель, международное положении России упрочилось, а внутренний мир, хоть и прозрачный, всё же поддерживался. И лишь два крупных события омрачили последние годы царствования Александра III. Они приподняли завесу над реальным положением вещей в империи. Неурожай и голод 1891 г., а также последовавшая вскоре эпидемия холеры обнаружили неспособность государства справляться с результатами стихийных бедствий, страшную и безысходную нищету народа.

«Неподвижные газетчики на углах, без выкриков, без движений, неуклюже приросшие к тротуарам, узкие пролётки с маленькой откидной скамеечкой для третьего, и, одно к одному, - девяностые годы, - вспоминал Мандельштам, - слагаются из картин разорванных, но внутренне связанных тихим убожеством и болезненной, обречённой провинциальностью умирающей жизни». Забудутся конкретные исторические имена, канут в лету издававшиеся указы, но два последних десятилетия XIX в. останутся в памяти потомков как эпоха, обладавшая особым историческим ароматом, своим, пусть еле слышным в мировой истории, «шумом» («Шум времени»- такое название дал своим воспоминаниям О.Э.Мандельштам.)5

Однако спокойствие и тишина уходящего века не означали молчания, некоего исторического провала, упадка. Жизнь вопреки диктуемым ей правилам, продолжалась, заставляя каждого совершать собственный неповторимый выбор. Прислушаться к тишине этой эпохи стоит хотя бы потому, что именно в последние десятилетия XIX столетия росли и воспитывались люди, которые в недалёком будущем станут вершителями судеб России.





















СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Цечоев В.К., Власов В.И., Степанов О.В. История отечественного государства и права. Учебное пособие- Москва-- Ростов-на-Дону, 2003 год

  2. Зайончковский П.А. Российское самодержавие.

  3. Энциклопедия Т.5 «История России и её ближайших соседей» Ч.2./ Под ред.Аксёнова – М., «Аванта+», 1997 г.

  4. Хрестоматия по истории Отечества XIX – начало XX вв. – Л.М.Ляшенко, М, «Рекорд», 1997 г.

  5. Исаев И.А. История государства и права России.,2000 г.

  6. Титов Ю.П. Хрестоматия. М. 1998 С. 264-270. Отечественное законодательство X-XX века.

  7. 1998История России с древности до наших дней / Под ред. М. Н. Зуева. М., 1994.

  8. Корнилов А.А. Курс истории России XIX века. – М., 1993.












1 Цечоев В.К., Власов В.И., Степанов О.В. История отечественного государства и права. Учебное пособие- Москва-- Ростов-на-Дону, 2003 год

2 Хрестоматия по истории Отечества XIX – начало XX вв. –Л.М.Ляшенко, М,1997 г.

3 Исаев И.А. История государства и права России.,2000 г.

4 Энциклопедия Т.5 «История России и её ближайших соседей» Ч.2./ Под ред.Аксёнова – М., «Аванта+», 1997 г.

5 Энциклопедия Т.5 «История России и её ближайших соседей» Ч.2./ Под ред.Аксёнова – М., «Аванта+», 1997 г.

14




© Рефератбанк, 2002 - 2017