Вход

Взяточничество в российском законодательстве

Курсовая работа по праву и законодательству
Дата добавления: 19 мая 2008
Язык курсовой: Русский
Word, rtf, 218 кб (архив zip, 34 кб)
Курсовую можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

-6-





План:


Введение………………………………………………………….3


  1. История борьбы с взяточничеством……………………………..…5


  1. Понятие взяточничества. Взяточничество и коррупция………..9


  1. Получение взятки (ст. 290 УК)…………………………………….13


  1. Дача взятки (ст. 291 УК)……………………………………………20


  1. Борьба с взяточничеством и коррупцией. Сегодняшние неудачи и успехи……………………………………………………..24


Заключение……………………………………………………………….27


Список использованной литературы и источников……………...…29

I. История борьбы с взяточничеством

История взяточничества не уступает по древности известной нам истории человеческой цивилизации, где бы она ни творилась - в Египте, Риме или Иудее. Мздоимство упоминается в русских летописях XIII в. Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III. А его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках.

К временам Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антикоррупционной (с точностью до используемой в те времена терминологии) направленности. Он произошел в Москве в 1648 г. и закончился победой москвичей: часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, и заодно царем были отданы на растерзание толпе два коррумпированных "министра" - глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов.

При Петре Великом расцветали и коррупция, и жестокая борьба царя с ней. Характерен эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен при всем истеблишменте сибирский губернатор Гагарин. А потом, через три года, четвертовали за взяточничество обер-фискала Нестерова - того, кто изобличил Гагарина.

На протяжении всего царствования дома Романовых коррупция оставалась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве "агента влияния") - двенадцать тысяч в той же валюте.

Понятно, что коррупция была неотделима от фаворитизма. Из последних предреволюционных эпизодов, помимо Распутина, имеет смысл упомянуть балерину Кшесинскую и великого князя Алексея Михайловича, которые на пару за огромные взятки помогали фабрикантам получать военные заказы во время первой мировой войны.

Есть документальные подтверждения того, что смена государственного строя и формы правления в октябре 1917 г. не отменила коррупцию как явление, но зато сформировала лицемерное отношение к ней, немало способствовавшее укоренению мздоимства и лихоимства (как выражались предшественники большевиков) в новой административной среде.

После того как 2 мая 1918 г. Московский революционный трибунал рассмотрел дело четырех сотрудников следственной комиссии, обвинявшихся во взятках и шантаже, и приговорил их к шести месяцам тюремного заключения, узнавший об этом Председатель СНК В.И.Ленин настоял на пересмотре дела. ВЦИК повторно вернулся к этому вопросу и приговорил троих из четырех к десяти годам лишения свободы. В архивах хранятся записка Ленина Д.И.Курскому о необходимости немедленного внесения законопроекта о строжайших наказаниях за взяточничество и письмо Ленина в ЦК РКП (б) с предложением поставить в повестку дня вопрос об исключении из партии судей, вынесших слишком мягкие приговоры по делу о взяточниках. Декрет СНК "О взяточничестве " от 8 мая 1918 г. стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок). Интересно, что в этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Кроме того, не был забыт и классовый подход: если взяткодатель принадлежал к имущему классу и стремился сохранить свои привилегии, то он приговаривался "к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам", а все имущество подлежало конфискации.23

История борьбы Советской власти с коррупцией закончилась вместе с самой властью, не увенчавшись успехом. Эта борьба характеризуется несколькими интересными и важными чертами.

Во-первых, советское "правосознание" всегда удивительно наивно и непродуктивно объясняло причины коррупционных явлений. Так, в закрытом письме ЦК КПСС "Об усилении борьбы со взяточничеством и разворовыванием народного добра" от 29 марта 1962 г. говорилось, что взяточничество - это "социальное явление, порожденное условиями эксплуататорского общества". Октябрьская революция ликвидировала коренные причины взяточничества, а "советский административно-управленческий аппарат - это аппарат нового типа". В качестве причин коррупции перечислялись недостатки в работе партийных, профсоюзных и государственных органов, в первую очередь, в области воспитания трудящихся.

Это абсолютно типичный текст, калькируемый с первых и до последних годов советской власти.

В записке Отдела административных органов ЦК КПСС и КПК при ЦК КПСС об усилении борьбы со взяточничеством в 1975-1980 гг., датированной 21 мая 1981 г., указано, что в 1980 г. выявлено более 6000 случаев взяточничества, что на 50 % больше, чем в 1975 г. Рассказывается о появлении организованных групп (пример - более 100 человек в Минрыбхозе СССР во главе с заместителем министра). Говорится о фактах осуждения министров и заместителей министров в республиках, о других союзных министерствах, о взяточничистве и сращивании с преступными элементами работников контрольных органов, о взяточничистве и мздоимстве в прокуратуре и судах. Сообщается о наказании руководящих партийных работников (уровень - горкомы и райкомы) за попустительство взяточничеству. Предлагается принять постановление ЦК.

Таким образом, видно жесткое соответствие между слабым пониманием коррупционных явлений, примитивным объяснением их причин и неадекватными средствами борьбы с ними.

Во-вторых, практически неприкосновенны были высшие советские и партийные сановники. К редким исключениям можно отнести дела Тарады и Медунова из высшего краевого руководства в Краснодаре, дело Щелокова. Когда за взятки и злоупотребления был осужден заместитель министра внешней торговли Сушков, КГБ и Генеральная прокуратура Союза сообщали в ЦК о побочных результатах следствия: министр Патоличев систематически получал в качестве подарков от представителей иностранных фирм дорогостоящие изделия из золота и других драгоценных металлов, редкие золотые монеты. Дело было замято.

Уникальный, но забытый нынче, случай описывает в своей книге "Взятка и коррупция в России" А.Кирпичников, раскручивавший в начале 60-х годов в Ленинграде весьма крупное дело о злоупотреблениях в "Ленминводторге". Следствие по разветвленной цепи взяток вышло на ответственных работников ГУВД и горкома КПСС, добралось до председателя горсовета (члена Президиума Верховного Совета СССР и ЦК КПСС), что повлекло смену руководства прокуратуры города. Дальше прокурору пойти не дали, а то, что дело удалось довести до суда, объясняется лишь политической борьбой, которая шла в тот момент в верхушке КПСС.

В-третьих, с коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно представители этого аппарата. Это приводило к двум последствиям: боровшиеся были органически не в состоянии менять коренные причины, порождающие коррупцию, поскольку они восходили к важнейшим условиям существования системы; борьба против коррупционеров нередко перерастала в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг (в точности так же, как это было при Петре I - см. выше).

В-четвертых, коррупция нередко выступала в качестве единственно возможного средства внедрения рыночных отношений в плановую экономику. Против законов природы бороться бесперспективно. Об этом свидетельствовала укорененность коррупции как организатора теневого рынка. Именно поэтому она расширялась по мере ослабления тотального контроля.24

Последний шанс повлиять на положение дел в описываемой сфере представился прежней власти в июле 1991 г., когда было принято Постановление Секретариата ЦК КПСС "О необходимости усиления борьбы с преступностью в сфере экономики". Но, как ни странно о взяточничестве в нем не было ни слова.

Весь послевоенный период, во времена перестройки и после нее, рост коррупции происходил на фоне ослабления государственной машины. Он сопровождался следующими процессами: уменьшением централизованного контроля, далее - распадом идеологических скреп, экономической стагнацией, а затем и падением уровня развития экономики, наконец - крахом СССР и появлением новой страны - России, которая на первых порах лишь номинально могла считаться государством. Постепенно централизованно организованная коррупция централизованного государства сменялась "федеративным" устройством из множества коррумпированных систем.

Таким образом, нынешнее состояние коррупции в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Из числа наиболее важных факторов, определяющих рост коррупции и имеющих исторические корни, помимо дисфункций государственной машины и некоторых исторических и культурных традиций, следует отметить:

  • стремительный переход к новой экономической системе, не подкрепленный необходимой правовой базой и правовой культурой;

  • отсутствие в советские времена нормальной правовой системы и соответствующих культурных традиций;

  • распад партийной системы контроля.25


Небольшой исторический очерк, приведенный выше, может вызвать тягостное впечатление и усугубить чувство обреченности. Поэтому автор считает необходимым отметить, что коррупция и взяточничество - интернациональная проблема. Она свойственна всем странам, независимо от политического устройства и уровня экономического развития. Дело лишь в масштабах.

Ни одна страна не может считать себя застрахованной от коррупции. Так, в 1994 г. Швейцария, которая гордилась неподкупностью своих государственных служащих, была потрясена грандиозным скандалом вокруг чиновника из кантона Цюрих - ревизора ресторанов и баров. Ему инкриминировались взятки на сумму почти 2 миллиона долларов. Сразу вслед за этим было начато расследование против пяти ревизоров-взяточников из состава правительства Швейцарии, покровительствовавших отдельным фирмам при организации государственных поставок. Затем разразилось еще два скандала.

Во Франции происходят массовые расследования коррупционных действий, совершаемых бизнесменами и политическими деятелями. В 1993 г. премьер-министр впервые пообещал, что не будет этому препятствовать. "Ситуация во Франции постепенно меняется, еще 10 лет назад здесь запрещалось расследование случаев взяток и коррупции", - утверждал французский судья Жан-Пьер Тьери.

Многочисленные случаи коррупции в Италии, затронувшие самые высокие политические круги, привели к тому, что более 700 бизнесменов и политических деятелей предстали перед судами в результате начавшихся в 1992 г. расследований в Милане.

В сентябре 1996 г. в Берлине прошла специальная конференция по проблемам борьбы с коррупцией. По представленным там материалам во многих крупных городах ФРГ прокуратуры заняты расследованием нескольких тысяч случаев коррупции: во Франкфурте-на-Майне более тысячи, в Мюнхене - около 600, в Гамбурге - около 400, в Берлине - около 200. В 1995 г. было официально зарегистрировано почти 3 тысячи случаев взяточничества. В 1994 г. перед судом оказались почти 1,5 тысячи человек, а в 1995 - более 2 тысяч, причем эксперты считают эти данные лишь вершиной айсберга. В коррупцию вовлечены ведомства по проверке иностранных беженцев, пункты регистрации новых автомобилей и многие другие учреждения. Так, за наличные деньги можно незаконно "купить" право на открытие ресторана или казино, водительские удостоверения, лицензии на отбуксировку неверно припаркованных автомобилей. Наиболее сильно коррупцией заражена строительная индустрия.26

Время от времени мы становимся свидетелями крупных коррупционных скандалов, герои которых - лидеры ведущих держав мира и высшие руководители уважаемых международных организаций. Суммы взяток, о которых идет речь, многократно превосходят доходы наших коррупционеров. В одном из своих бюллетеней международная общественная организация "Трансперенси Интернэшнл" (далее - ТИ), цель которой - оказание сопротивления коррупции на международном и национальных уровнях и в бизнесе, утверждала: "Она (коррупция. - Авт.) стала привычным явлением во многих ведущих индустриальных государствах, богатство и устойчивые политические традиции которых позволяют, однако, скрыть размах огромного ущерба, наносимого коррупцией социальной и гуманитарной сферам". Исследование, проведенное национальными филиалами ТИ в 1995 г., показало, что "коррупция в государственном секторе принимает одинаковые формы и воздействует на те же сферы независимо от того, происходит ли это в развитой или развивающейся стране".

Абсолютно неправомерно разделение стран по коррумпированности, основанное на оси Восток-Запад. Исторические исследования дают многочисленные примеры того, как коррупция заносилась в восточные колонии западными колонизаторами. Индонезию, например, заразили коррупцией чиновники голландской Восточно-Индийской компании; на Филиппины она была занесена испанскими колонизаторами, а в Индию - британской администрацией. Филиппины и Бангладеш, восстававшие против военных коррумпированных режимов, дают примеры того, что коррупция не может считаться частью восточной культурной традиции. Сингапур и некоторые другие развивающиеся страны можно привести в качестве примера успешной реализации антикоррупционных государственных программ.

Сравнивая сегодняшнюю Россию и развитые индустриальные страны, обладающие многовековыми демократическими традициями, мы должны учитывать, что пытаемся сопоставлять социальные организмы, находящиеся на разных стадиях развития демократии и рыночных институтов. Нелишне вспомнить, что традиция последовательного (и далеко не всегда успешного) ограничения коррупции насчитывает в "западных демократиях" каких-то 20-30 лет, в то время как период демократического развития этих стран на порядок превышает эти сроки.27

Дача взятки (ст. 291 УК)


Дача взятки состоит в незаконном вручении, пе­редаче материальных ценностей или предоставлении выгод иму­щественного характера должностному лицу лично или через по­средника за совершение действий (бездействия), входящих в слу­жебные полномочия должностного лица, в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, или за способствование должностным лицом в силу занимаемого им положения совершению действий (бездействия) другим должностным лицом, либо за общее покрови­тельство или попустительство по службе взяткодателю или представляемым им лицам (ч. 1 ст. 291 УК), а равно за незаконные действия (бездействие) должностного лица по службе (ч. 2 ст. 291 УК).

Дача взятки неразрывно связана с ее получением. Получение взятки не может состояться, если не было дачи взятки. Дача взятки, а равно их получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. Соответст­венно, не может состояться оконченное преступление дачи взятки, если материальные ценности или выгоды имущественного харак­тера, являвшиеся предметом взятки, не были приняты должност­ным лицом. Поэтому предложение должностному лицу материаль­ных ценностей или имущественных выгод, оставление ценностей в столе или в одежде должностного лица, отправление по почте в письме или посылке и даже передача их родственникам должност­ного лица или посреднику во взяточничестве со стороны долж­ностного лица, если за этим не последует принятие последним взят­ки, нужно квалифицировать не как оконченное преступление, а как покушение на дачу взятки.28

Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа , содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе.

Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки либо на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

Таким образом, дача взятки является своеобразным необхо­димы соучастием в получении взятки, в отличие от других случа­ев соучастия в этом преступлении против интересов публичной службы, выделенных в самостоятельный состав преступления.

Путем дачи взятки субъект может склонить должностное лицо к совершению заведомо противозаконного действия (бездействия) по службе (ч. 2 ст. 291 УК), которое само по себе является преступ­лением. В этих случаях он должен нести ответственность не толь­ко за дачу взятки, но и за соучастие (подстрекательство) в пре­ступлении должностного лица.

Субъектом преступления может быть гражданин России, ино­странный гражданин и лицо без гражданства.

Уголовная ответственность за дачу взятки наступает с 16-летнего возраста.

В качестве взяткодателя могут выступать частные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностные лица, что не имеет значения для ква­лификации дачи взятки. Должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику добиваться желаемого действия или бездействия путем дачи взятки, несет от­ветственность как взяткодатель, а работник, договорившийся о вы­полнении за взятку обусловленных действий и вручивший взятку, должен нести ответственность как соучастник дачи взятки.

Должностное лицо предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части статьи 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение – как соучастник дачи взятки.29

С субъективной стороны дача взятки совершается с прямым умыслом. В содержание умысла преступника входит то, что он предоставляет должностному лицу незаконное вознаграждение (вы­году) имущественного характера именно как взятку, т. е. за дейст­вие или бездействие последнего с использованием служебных пол­номочий либо за способствование в силу должностного положения совершению действий (бездействия) другим должностным лицом или за общее покровительство или попустительство по службе. Если субъект добросовестно заблуждается относительно оснований пере­дачи, полагая, что это не вознаграждение, или не осознавая его неправомерность, состав дачи взятки отсутствует.

Мотивы дачи взятки и цели, которых добивается взяткода­тель с помощью взятки, могут быть разными. Это и корыстные побуждения, и побуждения личного порядка, желание обойти за­кон, освободиться от ответственности, желание отблагодарить долж­ностное лицо за принятое им решение, удовлетворяющее интере­сы взяткодателя, и т. д. Однако всегда взятка дается за служебные действия (бездействие) должностного лица в интересах самого взят­кодателя или представляемых им физических или юридических лиц. Это могут быть интересы членов семьи взяткодателя, других родственников или близких лиц, а также интересы коммерческих и некоммерческих организаций, государственных или муниципаль­ных органов или учреждений, которыми руководит или доверен­ным лицом которых является взяткодатель.

Квалифицированным видом преступления (ч. 2 ст. 291) яв­ляется дача взятки должностному лицу за совершение им заведо­мо незаконных действий (бездействия). Для вменения взяткода­телю данного квалифицирующего признака необходимо доказать умысел взяткодателя, знание им того, что взятка дается именно за совершение должностным лицом незаконных действий (бездейст­вия).

Второй квалифицирующий признак дачи взятки — неодно­кратность (ч. 2 ст. 291 УК) — предполагает совершение этого преступления: 1) лицом, ранее судимым за дачу взятки, или 2) не менее двух раз лицом, ранее не судимым.

Необходимо отличать неоднократную дачу взятки от переда­чи одной взятки в несколько приемов и от продолжаемой дачи узятки должностному лицу за общее покровительство или попус­тительство взяткодателю или представляемым им лицам. Дача взятки группе должностных лиц, совершающих преступление по пред­варительному сговору между собой, не может рассматриваться как преступление, совершенное неоднократно.

Дача взятки группе должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершающих преступление по предварительному сговору или в составе организованной группы, не может рассматриваться как преступление, совершенное неоднократно.

При систематической передаче ценностей и оказании услуг имущественного характера должностному лицу за общее покровительство или попустительство по службе суду надлежит проверять, не объединены ли эти деяния единым умыслом взяткодателя. При отсутствии признака неоднократности такие действия следует квалифицировать как продолжаемое преступление по части первой статьи 291 УК РФ.30

Необходимо отличать взяткодателя от посредника во взяточ­ничестве, через которого могут осуществляться передача и полу­чение взятки.

Пленум Верховного Суда РФ определил посредника как "лицо, которое, действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки'". В отличие от взяткодателя — лица, заинтересо­ванного в соответствующих действиях получателя взятки, посред­ник, передающий взятку по его поручению, не добивается за счет этого материального вознаграждения совершения или несоверше­ния должностным лицом каких-либо действий по службе в своих интересах. Посредник представляет чужие интересы, выступает не от своего имени. Решение о даче взятки принимает взяткода­тель, посредник лишь осуществляет его волю. Действия посредни­ка со стороны взяткодателя квалифицируются как соучастие в даче взятки, если, конечно, он осознавал, что передаваемые им ценнос­ти или предоставляемые услуги являются взяткой.

Посредник со стороны взяткополучателя получает предмет взятки не для себя, а для передачи его своему доверителю, кото­рый обязуется совершить определенные действия в интересах взят­кодателя. Такой посредник выступает от имени и по поручению взяткополучателя, который санкционирует условия получения взят­ки. Действия посредника со стороны взяткополучателя, если он не является членом организованной группы, квалифицируются как соучастие в получении взятки.

В практике следственных и судебных органов нередко встре­чаются случаи "мнимого посредничества". Если в целях завладения имуществом взяткодатель склоняется якобы посредником к даче взятки, действия "мнимого посредника" должны квалифици­роваться как подстрекательство к даче взятки. Действия взятко­дателя в обоих случаях квалифицируются как покушение на дачу взятки. При этом не имеет значения, называлось ли "мнимым по­средником" конкретное должностное лицо, которому якобы пред­полагалось передать взятку.

Дача взятки без отягчающих обстоятельств отнесена к числу преступлений средней тяжести, а при наличии квалифицирую­щих признаков (ч. 2 ст. 291 УК) — к тяжким преступлениям.

В примечании к ст. 291 УК предусмотрены два самостоя­тельных основания освобождения взяткодателя от уголов­ной ответственности: 1) если в отношении его со стороны долж­ностного лица имело место вымогательство взятки или 2) если он после дачи взятки добровольно сообщил о случившемся органу, имеющему право возбудить уголовное дело. При выявлении лю­бого из этих обстоятельств органы предварительного следствия, прокурор или суд обязаны освободить взяткодателя от уголовной ответственности.

Вымогательство взятки как основание, влекущее освобож­дение взяткодателя от уголовной ответственности, понимается точно так же, как и вымогательство, являющееся квалифицирующим признаком получения взятки.

Норма об освобождении взяткодателей от уголовной ответст­венности в случае их добровольного сообщения о преступлении по своей направленности является стимулирующей, побуждая винов­ного к деятельному раскаянию, к заглаживанию вреда, к разобла­чению взяткополучателя. Интересы получателя взятки и взятко­дателя взаимосвязаны, тем более в случаях, когда взятка дается без вымогательства, по собственному желанию взяткодателя. Ни тот, ни другой в принципе не заинтересованы в предании огласке содеянного. Чтобы разорвать эту связь, закон предоставляет шанс лицу, давшему взятку, освобождая его от ответственности при ус­ловии добровольного сообщения им о содеянном.

Добровольным считается сообщение, сделанное не вынужден­но, а по собственному желанию взяткодателя при осознании им того обстоятельства, что о данной им взятке органам власти еще не известно. При указанном выше условии мотивы, по которым сде­лано сообщение, и время, которое прошло с момента дачи взятки, решающего значения не имеют. В частности, сообщение о даче взят­ки должно быть признано добровольным и в тех случаях, когда взяткодатель сообщил о преступлении, поскольку должностное лицо, получившее взятку, не выполнило обещанного. При этом, конечно, взяткодатель должен считать, что органы власти не располагают информацией о преступлении.

Сообщение о даче взятки может быть устным или письмен­ным и сделано органу, имеющему право возбудить уголовное дело, т. е. прокурору, следователю, органу дознания, судье,

В соответствии со смыслом закона соучастники в даче взятки, добровольно сообщившие о преступлении, также освобождаются от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 291 УК. При добровольном сообщении взяткодателя другие соучастни­ки в даче взятки (соисполнители, организаторы, подстрекатели, пособники) от ответственности не освобождаются, если, конечно, сообщение не сделано от имени всех соучастников по договорен­ности с ними.

Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевши­ми и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки, которые подлежат обращению в доход госу­дарства.

Совсем иная ситуация имеется в случаях, когда должностное лицо, покушаясь на получение взятки, требует передачи ему ма­териальных ценностей у гражданина, а последний сообщает об этом в соответствующие органы, а затем с их ведома для уличения и задержания с поличным преступника, пытавшегося получить взят­ку, передает ему деньги или иные ценности. Подобные действия нельзя рассматривать как провокацию получения взятки, поскольку должностное лицо по своей инициативе требовало взятку, т. е. уже совершило уголовно наказуемое деяние — приготовление или по­кушение на получение взятки, за что и должно нести ответствен­ность. В действиях гражданина в таких случаях нет состава пре­ступления, так как он не давал должностному лицу взятку, а лишь имитировал ее. Поэтому, в отличие от случаев дачи взятки с пос­ледующим добровольным сообщением о содеянном, материальные ценности должны быть возвращены гражданину или иному субъ­екту по принадлежности.31


V. Борьба с взяточничеством и коррупцией. Сегодняшние успехи и неудачи.


 Антикоррупционная политика обязана стать постоянной частью государственной политики. Практически это означает, что необходимо безотлагательно разработать и запустить антикоррупционную программу, которая должна перерасти в постоянно действующую систему ограничения коррупции. Разработка и реализация такой программы должны базироваться на точном понимании природы коррупции, на анализе причин неудач борьбы с ней, осознании существующих предпосылок и ограничений; на ясных и продуктивных принципах.

В нынешнем законодательстве коррупционные действия могут квалифицироваться пятью статьями Уголовного кодекса. Вместе с тем ряд очень распространенных в России действий явно коррупционного характера не нашел отражения в новом УК. Среди них:

  • участие должностных лиц в коммерческой деятельности для извлечения личной прибыли;

  • использование служебного положения для "перекачки" государственных средств в коммерческие структуры с целью получения личной выгоды с задействованием для этого подставных лиц и родственников;

  • предоставление должностными лицами льгот коммерческим структурам с целью извлечения личной прибыли;

  • предоставление государственных финансовых и иных ресурсов в избирательные фонды.

Принятый Государственной Думой в ноябре 1997 г. в третьем чтении Федеральный закон "О борьбе с коррупцией" оказался предельно беззубым. Помимо множества юридических несообразностей и технических огрехов, он содержит в качестве инноваций некоторые дополнительные ограничения на действия должностных лиц. Для этого не было необходимости создавать закон, борьба вокруг которого шла три года, а достаточно было принять поправки к законодательству о государственной службе. Принятие закона "О борьбе с коррупцией" даже после юридической правки может принести скорее вред, чем пользу, по ряду причин, безобиднейшая из которых - разочарование граждан из-за несоответствия между названием закона и ничтожными последствиями его принятия. Представляется, что целесообразность подобного закона сомнительна. Антикоррупционные меры должны пронизывать всю систему законодательства, а не определяться одним законом.

В 1992 г. был издан Указ Президента Российской Федерации "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы". Из-за отсутствия механизмов реализации он оказался одним из самых игнорируемых за всю историю российского президентства. Его нормы о необходимости чиновникам предоставлять декларации о доходах и имуществе начали реализовываться только через пять лет после выхода дополнительного Указа в 1997 г. А норма, запрещающая чиновникам заниматься предпринимательской деятельностью, не выполняется до сих пор: по данным МВД, в период с 1994 по середину 1999 г. выявлено более 1200 случаев подобных нарушений. Понятно, что возможность безбоязненно совмещать государственную службу с коммерческой деятельностью - это не только гигантская брешь для коррупции, но и стимул для занятия государственных должностей исключительно с целью незаконного обогащения.32

Так же плохо выполнялся Федеральный закон "Об основах государственной службы в Российской Федерации", предусматривающий некоторые ограничительные антикоррупционные меры. Одна из причин – отсутствие в законе механизмов и процедур реализации заложенных в нем норм. Этот недостаток российского нормотворчества весьма распространен и постоянно порождает новые условия, благоприятствующие коррупции.

В ст.11 и ст.12 указанного закона определены важные ограничения для чиновников, связанные с государственной службой и обязанности ежегодного представления ими сведений об имуществе. Из 12 пунктов ограничений в 10 предусматриваются меры, предупреждающие коррупцию. Но этот закон, как и ранее действующее Положение о федеральной госслужбе, утверждённое Президентом, распространяется только на обслуживающий персонал (государств. должности категорий «Б» и «В»). Вне его юрисдикции остаются государственные должностные лица категории «А», руководители законодательной и исполнительной власти, депутаты , министры, судьи и многие другие высокие чиновники федерального и регионального уровней. А предусматриваемый контроль за имущественным положением должностных лиц названных категорий касается только их самих и не распространяется на их близких родственников, тогда как хорошо известно, что приобретаемую собственность коррупционеры оформляют не на себя.

Для уменьшения коррупции в правоохранительных органах принимались необходимые институциональные решения. Сейчас управления собственной безопасности имеют Федеральная служба безопасности, Министерство внутренних дел, Государственный таможенный комитет, Федеральная служба налоговой полиции. По данным Прокуратуры РФ, наиболее эффективна служба внутренней безопасности МВД, силами которой раскрывается 60 % должностных преступлений внутри системы. Кроме того, была принята Федеральная программа по усилению борьбы с преступностью, но ее выполнение находилось на крайне низком уровне.

Состояние борьбы с коррупционными нарушениями можно оценить по динамике судебных приговоров в этой сфере. В табл. 1 приведены данные для СССР, а в табл. 2 - для Российской Федерации.


Таблица 1. Динамика числа осужденных по делам о взяточничестве в СССР (с округлением)


Год

1957

1970

1980

Число осужденных

1800

3000

6000


Таблица 2. Динамика числа осужденных по делам о взяточничестве в Российской Федерации


Год

1994

1995

1996

Число осужденных

1114

1071

1243


Заметим, что численность населения Российской Федерации меньше населения СССР на 40 %. В то же время число осужденных за взяточничество сократилось в пять раз.33

Нет оснований считать, что это произошло из-за резкого роста нравственности во властных структурах. Но дело не только в этом. Из общего числа осужденных за взяточничество в 1994-1996 гг. приговоры, связанные с лишением свободы, получили лишь 1169 человек (34 %). Если сопоставить эти сведения с данными Прокуратуры РФ, которая за тот же период выявляла в среднем около 5 тысяч "проявлений" взяточничества в год, то выяснится, что обвинительные приговоры выносятся не более чем каждому пятому обвиняемому Прокуратурой, а вероятность попасть за решетку после возбуждения дела Прокуратурой не превосходит 0,08. Одновременно сама Прокуратура постоянно и не без оснований сетует на то, что от МВД она получает дела с таким количеством процессуальных нарушений, что позиции адвокатов в последующих судебных процессах оказываются практически беспроигрышными.

Низкая эффективность правоохранительной системы будет видна еще отчетливее, если рассмотреть КПД ее деятельности в сферах, особо подверженных коррупции во всех странах. Так, по данным Государственной налоговой службы в 1998 г. уголовные дела за получение взяток были возбуждены против 97 работников этой службы; осуждено всего шесть. При этом число дел, возбуждаемых против работников службы, год от года нарастает. И это характерно не только для налоговых органов.

В системе правоохранительных органов практически отсутствуют специалисты, на современном уровне понимающие природу взяточничества, а следовательно, и методы борьбы с ним. Подавляющее большинство предлагаемых мер связано с противодействием проявления взяточничества. Об этом свидетельствует не только проекты очередных программ по борьбе с коррупцией, разрабатываемые ведомствами охраны правопорядка и предусматривающие нерезультативные "меры по усилению борьбы". Самое опасное - это неправильное объяснение причин, порождающих взяточничество и коррупцию.

Не изменились наивные и абсолютно неработоспособные представления о причинах, порождающих коррупцию. В начале доклада рассказывалось о том, как понимали природу коррупции при советской власти. А вот цитата из преамбулы к проекту одной из программ по борьбе с коррупцией, датированному 1996 г.: "Сложившееся положение стало возможным из-за того, что в органах государственной власти ослаблена работа по подбору и расстановке кадров...".

Можно без колебаний утверждать: правоохранительная система страны не справляется с задачей борьбы с взяточничеством. Тому есть как минимум три причины.

Во-первых, одни меры уголовного преследования не в состоянии поколебать позиции масштабного взяточничества; борьба с взяточничеством - не криминальная, а системная проблема, о чем подробно говорилось выше.

Во-вторых, низко качество работы правоохранительных органов, которые сами разъедаются взяточничеством, а профессиональный уровень работников в общей массе не соответствует сложности проблем.

В-третьих, правоохранительная система не может в одиночку справиться с этой задачей; ее должны решать сообща государство и общество.

Ситуация начала несколько изменилась начиная с 1998 г. Осуществляется переход к открытости конкурсов на государственные заказы, укрепляется бюджетная дисциплина. Приняты законы, которые должны способствовать сужению плацдарма коррупции: "Закон об исполнительном судопроизводстве", "Закон о судебных приставах", "Закон о приватизации", "Закон о банкротстве". В бюджете предусмотрено небольшое увеличение финансирования судебной системы. Однако эти тенденции пока слабы, и есть опасность того, что первые попытки окажутся последними.34


23 Оболонский А. В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. 1997. №5; Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб.: "Альфа" 1997.

24 Голосенко И.А. Феномен “русской взятки”// Журнал социологии и социальной антропологии. 1999 г. №3.

25 Оболонский А. В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. 1997. №5; Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб.: "Альфа" 1997.

26 Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах. – М., 1994 г.

27 Россия и коррупция: кто кого, - М, 1998 г.

28 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

29 Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебник, Б.В. Здравомыслов 1999 г, Юристъ

30 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

31 Уголовное право России. Особенная часть. /Под ред. А.Н. Игнатова. – М. 1998 г. НОРМА-ИНФРА

32 Россия и коррупция: кто кого, - М, 1998 г.

33 Оболонский А. В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. 1997. №5; Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб.: "Альфа" 1997.

34 Россия и коррупция: кто кого, - М, 1998 г.

© Рефератбанк, 2002 - 2017