Вход

Зарождение капиталистических отношений в Западной Европе

Реферат по экономике и финансам
Дата добавления: 26 мая 2003
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 291 кб (архив zip, 37 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать



Министерство высшего и среднего специального образования РУ

Институт Востоковедения







РЕФЕРАТ

«Зарождение капиталистических отношений в Западной Европе»











Выполнил:

Студентк 4 курса МО

Сергей Янко














Ташкент 2002





В ходе истории происходило прогрессивное, поступательное развитие общест­ва от низших ступеней к высшим. Важнейшим признаком этого, прогресса является рост производительности труда, который был результатом постепенного улучшения и совершенствования орудий труда, знаний и навыков человека.

Но прогрессивное развитие общества происходит не равномерно. В истории отдельных стран бывали периоды застоя, упадка и даже движе­ния вспять, а некоторые народы были совсем уничтожены завоевателями и ис­чезли с лица земли. В частности, опустошительные походы завоевателей-кочев­ников отбрасывали развитие некоторых народов на века назад, а иногда и со­всем истребляли их, что замедляло общественное развитие. Первобытное, рабовладельческое и сред­невековое общество были тремя первыми сту­пенями исторического развития. Следующим этапом исторического развития стал капитализм

Зарождение капитализма началось в эпоху позднего средневековья, в эпоху распада феодализма и зарождения капиталистических отношений. История Нового времени - это эпоха утверждения капитализма.

Первый период новой истории характеризуется становлени­ем и утверждением капитализма в передовых странах Европы и Америки. Этот период продолжал­ся с 1640 по 1870 г., до франко-прусской войны 1870—1871 гг. и первой попытки пролетарской революции в Париже (Париж­ская коммуна 1871 г.). Второй период новой исто­рии охватывает конец XIX в. (после 1870 г.) — начало XX в. и продолжается до Великой Октябрьской со­циалистической революции и конца первой мировой войны. На самой ранней стадии капитализма в промышленности господствовала мануфактура. Эта стадия продолжалась до про­мышленного переворота развернувшегося в развитых странах Западной Европы в конце ХVШ в. и особенно в первой полови­не XIX в. После завершения промышленного переворота нача­лась стадия капитализма свободной конкуренции, когда фаб­рика полностью вытеснила мануфактуру, а на смену ручному труду пришел машинный. Наконец, в начале XX в. развитые страны Запада вступили в следующую, монополистическую стадию капитализма.

В период позднего средневековья условия для совершения первых буржуазных революций и утверждения капитализма сложились прежде всего в передовых странах Ев­ропы. Это было прямым следствием того, что именно в Европе средневековое общество и феодально-абсолютистский строй до­стигли наибольшего расцвета. В передовых странах Европы впервые распространился плуг.

Возросла добыча железа, важнейшего металла и для сельско­го хозяйства, и для промышленности. Появились первые, прав­да небольшие по размеру, доменные печи, в которых получали в большом количестве чугун, перерабатываемый далее в сталь и железо. Увеличилась добыча драгоценных металлов, меди, олова и свинца. Большие изменения произошли в горнорудном деле. Люди научились использовать глубокие шахты, изобрели устройства для подачи воздуха и откачки воды. Были изобре­тены водяные двигатели с наливными колесами, вместо преж­них водяных мельниц с их нижнебойным колесом.

Серьезные изменения произошли в средствах транспорта: благодаря компасу стали возможны далекие от берегов путе­шествия в открытом океане, и были созданы новые паруса, по­зволявшие лавировать и плыть против ветра. Все эти новые открытия и изобретения подготовили великие географические открытия конца XV—XVII в, что также сильно расширило кругозор европейцев.

Именно в это время европейцы открыли новые страны, проложили новые, не известные раньше пути к отдаленным от них уголкам земного шара. В 1492 г. генуэзец на испанской службе Христофор Колумб открыл Америку, названную позже так по имени описавшего ее другого генуэзца, Америго Веспучи, а в 1597—1598 гг. португалец Васко да Гама, обогнув Африку с юга, достиг Индии.

В 1519 г. португалец Магеллан по поручению испанского короля совершил первое кругосветное плавание. Плывя на Запад, он открыл пролив, отделяющий материк Южной Америки от Огненной Земли (Магелланов пролив), пересек Тихий оке­ан и дошел до Филиппинских островов. Здесь он был убит в сражении с туземцами, а его спутники продолжали плыть в за­падном направлении под командой Эль Кано и в сентябре 1522 г. вернулись в Испанию, потеряв большую часть экипажа (из 234 чел. вернулось только 16) от голода и болезней. В XVII в. была открыта Австралия.

С другой стороны, в период позднего средневековья обозначились черты кризиса феодального общества. Усиление эксплуатации крестьянства сочеталось с бурным развитием городов (особенно в Англии и Франции), в которых совершенствовалось ремесленное производство. В результате процесса разделения труда и кооперации в процессе производства цехи постепенно уступали место мануфактуре. С XVII до начала XIX в. мануфак­турное производство стало господствующим в развитых странах Европы. Основными характерными чертами мануфактуры были разделение труда (т. е. специализация) и кооперация. На ману­фактуре предприниматели использовали ручной труд наемных рабочих, лишенных средств производства (бывших крестьян, оторванных от земли, разорившихся ремесленников, горожан и т. д.) и вынужденных поэтому продавать свою рабочую силу. Крестьяне, ремесленники, мелкие торговцы, мануфактурные рабочие и буржуазия поднимались на борьбу с феодально-абсо­лютистским порядком. Наиболее важным результатом их сов­местной борьбы была целая серия буржуазных революций: Ни­дерландская буржуазная революция XVI в.. Английская буржу­азная революция XVII в.. Война за независимость в Северной Америке и Великая французская буржуазная революция XVIII в., которые дали решающий толчок утверждению нового хозяйст­венного уклада и новых отношений собственности. Но и в других отраслях производства были сделаны улучшения, повысившие про­изводительность труда. Однако мелкое производство, характерное для средневеко­вого ремесла, было мало приспособлено для усовершенствования орудий труда, да и организационные формы средневекового ремесла не давали простора для изобретений и улучшений. Средневековые цехи сознательно ставили преграды для всякого усовершенствования техники и организа­ции труда, опасаясь, что одни мастера станут богатеть за счет других. А между тем потребность в расширении производства становилась все более настоятельной. Это особенно проявлялось в тех отраслях промышленности, которые, как, например, тек­стильная, в некоторых странах давно уже работали на широкий рынок и на вывоз. Таковы были шерстяное и шелковое про­изводство во Флоренции (Италия) или суконное во фландрских городах Генте, Ипре и Брюгге. Именно здесь и происходит в начальных формах переход к капиталистическому производ­ству.

Уже при цеховой системе наметились новые явления, пред­вещавшие существенные изменения в будущем. Повышение производительности труда и увеличение общей массы продукции в некоторых отраслях достигалось тем, что весь производственный процесс разлагался на ряд отдельных операций, вы­полняемых отдельными цехами, В текстильном производстве во Флоренции появляются, например, цехи прядильщиков, тка­чей, красильщиков шерсти и т. д. — происходит то, что назы­вается техническим разделением труда между отдельными це­ховыми организациями.

Одновременно происходили и другие изменения. Уже давно установилась такая практика. Купцы, имевшие достаточные суммы денег, часто скупали оптом продукты того или иного цеха или цехов и затем брали на себя продажу их и транспортировку к месту продажи и потребления. Постепенно, однако, они начи­нают снабжать производство сырьем, а затем и орудиями про­изводства. Члены цехов становятся мало-помалу зависимыми от таких купцов людьми. А так как уставы средневековых цехов ставили известные преграды для развития такой зависимости, то купцы переносили свою деятельность в деревню, где крестья­не издавна занимались всякими промыслами, знали то или иное производство (особенно текстильное) для себя и для своей семьи. Купцы снабжали таких кустарей сырьем и орудиями производства — прялками, ткацкими станками, красками для окраски тканей и т. д. и делали таких кустарей полностью от себя зависимыми. Купцы старались оплачивать труд таких ку­старей возможно дешевле, взыскивали большой процент за дан­ное в обработку сырье, орудия производства и другие услуги, старались возможно дороже продать готовый продукт. Такие кустари попадали часто в тяжелую зависимость, особенно тог­да, когда купец-предприниматель начинал вмешиваться в само производство.

Купцы или вообще люди, у которых есть деньги, оказались заинтересованы в том, чтобы поставить в зависи­мость от себя кустаря или кустарей. Когда такой человек ссу­жает кустарю сырье и орудия производства и обязывает кустаря продавать только ему продукты своего труда, он рас­считывает на то, что он получит больше, чем сам затратит на ссуженные им кустарю вещи. Рано или поздно он получит не только стоимость данных им кустарю предметов и взыщет с него проценты, но, кроме этого, получит дополнительную выго­ду от продажи изготовленных кустарем предметов. Готовый продукт стоит дороже, чем сырье, из которого он приготовлен. И не только потому, что в его цене содержится цена сырья и часть цены использованных орудий производства, но главным образом потому, что для его изготовления требуется определен­ное количество человеческого труда.

Однако предприниматель, пользуясь стесненным поло­жением трудящихся, оплачивает кустарю только часть затра­ченного на изготовление продукта труда, а остальную присваи­вает себе бесплатно. Этот присваиваемый предпринимателем бесплатно рабочий труд называется прибавочным трудом, а продукт, изготовленный прибавочным трудом и проданный на рынке, дает предпринимателю прибавочную стоимость, т. е. прибыль, ради которой предприниматель ставит в зависимость от себя кустаря. Он пока не вмешивается в само производство, оставляет его в том виде, в каком оно существовало раньше, но уже оплачивает труд кустаря, создающего большую стоимость, чем стоимость его рабочей силы. Такой предприниматель экс­плуатирует наемную рабочую силу ради получения прибавочной стоимости. Плата за рабочую силу, т. е. цена, за которую предприниматель приобретает в свое распоряжение рабочую силу трудящегося, есть заработная плата, предприниматель — это капиталист, а средства, которые он вкладывает в работу ку­старей или деревенских ремесленников, являются капиталом — как стоимость, приносящая прибавочную стоимость. Прибавочная стоимость и есть самая существенная черта капиталистического способа производства, именно ради нее предприниматель действует, и в ней он видит смысл своей деятельности. Посмотрим теперь, как он старается увели­чить свою прибыль. Вначале он занимается скупкой готового продукта, потом он начинает давать ремесленникам сырье и орудия производства и, наконец, сам начинает вмешиваться в самый процесс произ­водства. Это его вмешательство может происходить по-разно­му. Он, например, заставляет ремесленников производить некоторые, особо дорогие или сложные операции, например кра­шение сукон, у себя в своем помещении и под непосредствен­ным своим наблюдением. А затем он может и все операции по производству продукта сосредоточить в особом помещении или даже в нескольких под своим руководством и наблюдением. Это и есть мануфактура, ранняя форма капиталистического произ­водства, господствовавшая в Европе с конца XV в. и до XVIII в., почему этот период европейской историй и носит название «мануфактурного периода». Само название этот вид капитали­стического предприятия получил от латинского выражения manu facio («делаю руками»), потому что все существенные операции в мануфактуре совершались руками человека — ма­стера и мелкими индивидуальными инструментами, находящи­мися в его руке. Если предприниматель всю работу, т. е. все операции по изготовлению того или другого продукта, произво­дил в своих помещениях и под своим руководством, то это была централизованная мануфактура. Если же предприниматель на­нимал отдельных мастеров, живших часто в деревне и работав­ших каждый в своей мастерской, то такая мануфактура называ­лась рассеянной. Наконец, были мануфактуры, в которых часть операций осуществлялась в мастерских отдельных ремесленни­ков-мастеров, а часть — в помещении предпринимателя и под его наблюдением и руководством.

Но во всех этих случаях мануфактура яв­лялась капиталистическим предприятием, так как работавшие в ней были наемными рабочими, продававшими свою рабочую силу капиталисту, ко­торый получал от эксплуатации рабочей силы прибавочную стоимость, основную часть своей прибыли, ради накопления которой он и действовал в качестве предпринимателя. Жажда прибыли — вот что двигало всеми помыслами капиталиста, и он всегда стремился к ее увеличению. Он старался возможно меньше платить рабочему и возможно больше заставлять его производить. В первом случае капиталист был заинтересован в том, чтобы в обществе было больше бедняков, лишенных и средств производства, и средств к существо­ванию и вынужденных вследствие этого продавать свою рабо­чую силу — единственное, что еще оставалось в их распоряже­нии. Чем больше таких людей, тем меньше можно платить за их труд, т. е. тем ниже заработная плата. Стремясь же повы­сить производительность труда наемных рабочих, предприни­матель-мануфактурист осуществлял детальное разделение труда на своей мануфактуре. Каждый рабочий выполнял лишь одну операцию, и это приучало такого рабочего к одним и тем же движениям, совершаемым одними и теми же инструментами.

Вследствие этого такой, как его можно назвать, частичный рабочий достигал большой быстроты в своих рабочих движе­ниях и производил большее количество однообразных опера­ций, чем тогда, когда он, будучи средневековым ремесленни­ком, должен был один изготовлять готовый продукт и вследст­вие этого от одной операции переходить к другой, от одного движения переходить к другому.

Но производительность труда повышалась и иным спосо­бом: путем усовершенствования орудий производства. Чем со­вершеннее инструмент в руках рабочего мануфактуры, чем он более приспособлен к той единственной операции, которую должен осуществлять частичный рабочий мануфактуры, тем меньше времени он затрачивает на производство этой операции, том больше он производит. А предприниматель крайне в этом заинтересован. Новый способ производства сулит всем, кто при­нимает в нем участие своими капиталами, большие прибыли. Поэтому количество мануфактур быстро росло. Каждый пред­приниматель имел обычно рядом с собою другого предприни­мателя, который конкурировал с ним, стараясь производить лучше и дешевле, ибо только таким путем он мог не опасаться своего конкурента. Поэтому капиталистический способ произ­водства всегда связан с улучшением и совершенствованием орудий производства, с революционизированием техники про­изводства. И именно это всегдашнее стремление капиталисти­ческого предпринимателя ввести новую, более совершенную технику и составляет основную прогрессивную черту этого спо­соба производства. Именно вследствие этого работающие в та­ком производстве приходят к мысли заменить руку человека механизмом, который производил бы ту же операцию, что и человек, но во много раз быстрее и точнее. Замена руки чело­века механизмом и вызвала появление машины, превратило мануфактуру в фабрику и привело к огромному прогрессу тех­ники, характерному для периода новой истории. Мануфакту­рист же прежнего времени интенсифицировал труд наемного рабочего более хорошей организацией своего предприятия, луч­шим обучением рабочих, вследствие чего многие из них делались настоящими виртуозами своего дела, наконец, усовершенство­ванием инструментов.

Исторические последствия нового, капиталистического спо­соба производства были колоссальны. Началась новая эра в истории человечества. Эти последствия прежде всего обруши­лись настоящей катастрофой на головы мелких производителей-хозяев и в городе, и в деревне. Эта катастрофа выразилась в обнищании трудовых масс города и деревни и в превраще­нии их в пролетариев, т. е. в класс таких людей, которые, будучи лишены средств и орудий производства и средств су­ществования, вынуждены были жить и существовать прода­жей своей рабочей силы.

Для того чтобы стала возможной эксплуа­тация наемных рабочих, необходимо было, чтобы массы людей потеряли орудия и средства производства и средства суще­ствования и вынуждены были жить про­дажей своей рабочей силы. Такое явление, т. е. потеря массами средневековых трудящихся — крестьян и ремесленников — средств производства и средств существования, во всем мире предшествовало возникновению капиталистического способа производства. В результате экспроприации у крестьянства зем­ли, без которой невозможно ведение сельского хозяйства, в ре­зультате разорения и обнищания ремесленников все средства производства — земля, орудия производства, а следовательно, и средства существования трудящихся оказались в руках не­многих, превратившихся в капиталистов, ибо они — эти не многие — получили в свое распоряжение не только то, что они за­хватили у трудовых масс, но и самих трудящихся, вынужден­ных продавать свою рабочую силу. Историю этого «так называемого первоначального накопле­ния» легче проследить на примере Англии, страны классиче­ского типа капиталистического развития. Англия — страна с большим количеством осадков, сырая и поэтому изобилующая лугами. С давних пор англичане поэтому разводили с успехом стада овец и овечью шерсть продавали во Фландрию, где из нее выделывали шерстяную материю и сукно. По мере того как рос спрос на сукно и шерстяную материю, дорожала шерсть, и в конце XV в. английские купцы стали организовывать сами мануфактуры для производства сукон. Спрос на шерсть рос, и вот представители господствующего класса Англии, стремясь расширить столь выгодное для них овцеводство, стали система­тически сгонять крестьян с земли, округляли свои земли за счет захватов, огораживали их, чтобы никто ими не мог пользоваться, и разводили большие стада овец. Уничтожались часто целые деревни, крестьяне, потерявшие земли и разоренные, уходили в города, где и старались получить работу на мануфактурах.

Замечательный английский мыслитель XVI в. Томас Мор гово­рил, что в Англии «овцы поедают людей». К середине XVIII в. крестьянство как класс вовсе исчезло в Англии. Земля оказалась в руках лордов, крупных землевладельцев, которые сдавали ее в аренду предпринимателям-капиталистам (фермерам), обрабатывавшим эту землю при помощи наемной рабо­чей силы. Так в сельском хозяйстве Англии возобладал капита­листический способ производства.

Хозяйственный прогресс был достигнут путем разорения мелких самостоятельных производителей, и так как мануфак­туры не могли, особенно вначале, поглотить всю массу сгоняе­мых с земли крестьян, огромное количество их было вынуждено бродить по стране в поисках случайной работы, а не находя ее,— заниматься попрошайничаньем, воровством и грабежами. Правительство издавало свирепые законы против бродяжниче­ства.

За кражу вещи, которая стоила столько же, сколько поросе­нок, полагалась смертная казнь через повешение. По закону короля Эдуарда VI, изданному в 1547 г., всякий уклоняющий­ся от работы отдавался в рабство тому лицу, которое донесет на него как на праздношатающегося. Уклонявшегося от работы могли пороть и заковывать в кандалы и таким способом при­нуждать к работе. Если рабочий самовольно отлучался на две недели, его осуждали на пожизненное рабство и на его лоб или на щеку ставили клеймо «S» (slave, т. е. раб); если он убегал в третий раз, его казнили как государственного преступника. Если такова была участь сгоняемых с зем­ли крестьян, то не лучшей была и судьба ремесленников. Распространение ману­фактурного производства на многие отрасли промышленности неизбежно приводило к разорению ремесленников, которые не могли конкурировать с более дешевыми и добротными товара­ми, создаваемыми на мануфактурах. Ремесленники вынуждены были ликвидировать свои мастерские и в лучшем случае нани­маться на мануфактуры, а в худшем — становиться в ряды бро­дяг и нищих.

Разорив своих собственных крестьян, господствующие классы Англии (в особенности та часть их, которая приняла непосредственное участие в капиталистическом производстве), подгоняемые нена­сытной жаждой обогащения, перебросили свою деятельность в колонии. Именно с этого времени колониальная политика европейских держав. колониализм со всеми его ужасами, порабощением народов, самым бесстыдным грабежом их и разоре­нием получает свое начало. Сначала испанцы и португальцы, затем англичане, т. е. английские феодалы, превратившиеся в капиталистов, и капиталисты, охотно приобретающие дворян­ское звание, направляют свои жадные взоры на вновь открытые страны. Испанские и португальские идальго, воинственные и же­стокие, буквально опустошили Центральную Америку. Англи­чане уничтожили туземное население Северной Америки, гол­ландцы проникли в Юго-Восточную Азию. При помощи обмана и прямого грабежа они добывали там колоссальные богатства и привозили их в Европу, где превращали в капитал, который служил дальнейшей эксплуатации своих собственных трудя­щихся масс. Все эти действия европейских захватчиков со­ставляют тоже важный элемент первоначального накопления.

От испанцев и англичан не отставали и голландцы. История голландского колониального хозяйства — а Голландия была образцовой капиталистической страной XVII в.—дает нам не­превзойденную картину предательства, подкупов, убийств и подлостей. Нет ничего более характерного, как практиковав­шаяся голландцами система кражи людей на Целебесе для по­полнения рабов на Яве. Для этого готовили специально похи­тителей людей. Вор, переводчик и продавец были главными агентами этой торговли людьми, туземные принцы — главными продавцами. Украденных молодых людей заключали в целебесские тайные тюрьмы, пока они не достигали возраста, достаточ­но зрелого для отправки на корабли, транспортировавшие рабов. Колониальная система в целом способство­вала форсированному росту торговли и су­доходства. «Общества-монополии» были мощными рычагами концентрации капитала. Колонии обеспе­чивали рынки сбыта для быстро возникающих мануфактур, а монопольное обладание этим рынком вызывало усиленное на­копление. Сокровища, добытые за пределами Европы посред­ством прямого грабежа, порабощения туземцев, убийств, прите­кали в монополию и тут превращались в капитал, служивший для эксплуатации своего же народа, обнищавшего в процессе первоначального накопления. Колониальная система, просуще­ствовавшая вплоть до наших дней, держала порабощенные ею народы в тисках безудержной эксплуатации, для успеха кото­рой империалисты-колонизаторы оставляли население колоний жить в невежестве и нищете, правильно полагая, что чем хуже живет народ колоний, тем меньше можно ему платить за его труд: они препятствовали промышленному развитию колоний, заставляя колонии производить сырье для своей промышленно­сти и покупать готовые изделия метрополии. И такая политика продолжалась столетия, причем на смену старым эксплуататорам, испанским, английским, голландским и французским ка­питалистам, пришли монополисты США, самые грозные и самые грязные эксплуататоры, выполняющие роль жандармов — охранителей реакции во всем мире. Коло­ниальная система провозгласила наживу конечной и единст­венной целью человечества.

Капитализм внос коренные изменения не только в хозяйственный строй. С ним свя­зано рождение двух новых классов: про­мышленной буржуазии, владельцев ору­дий и средств производства, и пролетариа­та, лишенного и того и другого и принужденного жить прода­жей своей рабочей силы.

В области политического устройства государства на смену сословной монархии приходит абсолютная монархия — как арбитр между старым господствующим классом феодалов и буржуази­ей и как защитница обоих классов от революционного движе­ния народных масс, подвергающихся и феодальной и капита­листической эксплуатации. Буржуазия становится все более мощным в экономическом отношении классом, но все же недо­статочно сильным, чтобы поставить вопрос о захвате власти. Власть остается в руках феодалов, но централизованная монар­хия, стремясь повысить свои доходы, поддерживает укрепляю­щееся капиталистическое хозяйство и буржуазию, а та в свою очередь опирается на абсолютную монархию, которая обеспе­чивает ей успешную конкуренцию на внешнем рынке и ссуда­ми поддерживает и расширяет мануфактурное производство.

В ряде государств Европы, как в больших, так и в малых, устанавливается эта новая форма монархии. Даже в Англии при Тюдорах (1485—1603), несмотря на существование парла­мента, королевская власть приобретает исключительно боль­шую силу. Однако по мере роста буржуазии и ее богатства гос­подству феодалов приходит конец. Используя народные массы, ненавидевшие феодалов и феодальную эксплуатацию, буржуа­зия стремится к власти. Наступает период буржуазных рево­люций.

Первая, но неудачная буржуазная революция произошла в Германии. Она началась как выступление против католической церкви — идеологического покрова феодализма. Церковь в Германии, пользуясь политическим неустройством страны, раз­дробленной на множество мелких княжеств, и не встречая сопротивления со стороны сильной центральной власти, смот­рела па Германию как на главный источник своих доходов. Поэтому здесь на самой ранней ступени капиталистического развития немецкое бюргерство, перераставшее в буржуазию, выступило против бесконечных материальных претензий как местного духовенства, особенно крупных духовных феодалов, так и центра католицизма — папского государства. Немецкая буржуазия в лице своего пред­ставителя Мартина Лютера (1483—1546) требовала «дешевой» церкви, ликвидации власти папы над не­мецкой церковью и подчинения последней светской власти. В Германии началось широкое общественное движение, охва­тившее в конечном счете и народные массы. Однако народ требовал не только изменения церковных порядков, но и широ­кой социальной реформы, подрывавшей феодальные устои, в от­дельных же случаях высказывались и более радикальные идеи переустройства общества на началах «божьей справедливо­сти», идеи, в которых проступало смутное представление народ­ных масс, особенно немецкого предпролетариата, о возмож­ности социального равенства.

Началось широкое восстание крестьянских масс — Великая крестьянская война в Германии (1524—1525 гг.), которая так напугала буржуазию, что она отошла от движения, пошла на соглашение с феода­лами и вместе с ними принимала участие в жестокой расправе с крестьянами. В ре­зультате этого реформация ограничилась только реформой церкви, упрощением церковного культа, отменой многих обря­дов и таинств. Она не только не уничтожила феодальных по­рядков, но даже укрепила их. Церковные земли и имущество были конфискованы князьями, которые больше всего и выигра­ли от реформации, обогатившись за счет церкви. Германия как была, так и осталась политически раздробленной на множество самостоятельных государств-княжеств. Власть императора ста­новилась все более призрачной.

Первой успешной буржуазной революцией было восстание Нидерландов против Испании, под властью которой Нидерланды находились еще с XV в. Нидерланды бы­ли передовой в хозяйственном отношении страной.

К началу XVI в. мануфактурное производство достигло вы­сокого уровня в южной части Нидерландов: во Фландрии и Брабанте; в северной части — в провинциях Голландия, Зелан­дия и др.— сильно развилось животноводство, рыболовство (ловля сельдей) и кораблестроение. Антверпен был центром оживленной мировой торговли.

В политическом отношении Нидерланды, разделенные на 17 провинций, имели общие Генеральные штаты — представи­тельство всех провинций, но они входили в состав владений Габсбургов, императоров Германии и королей Испании, и управлялись наместником испанского короля. Эта связь высокоразвитой страны, ставшей на путь капита­листического развития, с реакционной феодальной испанской державой грозила Нидерландам, особенно при фанатике и изу­вере короле Филиппе II, самыми тяжелыми последствиями. Буржуазия этой страны перешла от католицизма к протестан­тизму и всячески охраняла свои вольные права и привилегии, в том числе самоуправление. В то же время Филипп II пытка­ми и кострами преследовал еретиков и собирался подчинить всю страну испанскому абсолютизму. Он ввел в Нидерланды свои войска и намеревался покончить с самоуправлением.

Тогда в Нидерландах резко усилилось недовольство, охва­тившее не только буржуазию и народ, но и дворянство, кото­рое боялось, что на его место в управлении и в эксплуатации на­рода станет жестокое и жадное испанское дворянство, а стра­ну в целом постигнет судьба американских колоний.

Эта оппозиция переросла в восстание, которое длилось с 1566 до 1609 г. и закончилось тем, что северные провинции во главе с Голландией отложились от Испании и превратились в самостоятельную республику Соединенных провинций, или просто Голландскую республику. Только южные провинции Нидерландов остались в руках Испании и влачили довольно жал­кое существование, тогда как Голландия, которая первая за­ложила основы колониальной системы, уже к 1648 г. достигла высшей точки своего торгового могущества и была образцовой капиталистической страной XVII в. Правда, народные массы Голландии и в 1648 г. испытывали страдания от чрезмерного труда и жестокого гнета. Но такова уж судьба всех капитали­стически развивающихся стран во всем мире. Капитализм про­цветает на эксплуатации народных масс, принужденных жить за счет продажи своего единственного достояния, оставшегося ему после экспроприации, своей рабочей силы.

Начальная стадия развития капитализма в недрах еще гос­подствующего феодального способа производства вызвала колоссальные по своему значению перемены и в структуре общества, и в характере государства: появились два новых класса — буржуазия и пролетариат, усложнилась клас­совая борьба и в результате этого возникла новая форма го­сударства — абсолютная монархия. Не меньшие изменения про­исходили и в области духовной культуры, в науке, в верованиях людей, другими словами — во всей идеологической надстройке общества этого третьего периода средневековья.

Складывавшийся новый класс буржуазии — организатор капиталистического производства и в городе, и в деревне — нуждался для успеха своего дела в произ­водстве товаров, в повышении производительности труда, в том, чтобы производить больше, лучше и дешевле, так как только таким путем предприниматель мог рассчитывать на победу над своим конкурентом. А для этого нужно было знать лучше и свойства сырья, из которого производились товары, т.е., в ко­нечном счете, нужна была наука о природе и ее закономер­ностях.

Начало капиталистической эры было ознаменовано теш умст­венным движением, которое носит название гуманизма и Воз­рождения. И то и другое явление в культурной жизни Европы и было связано с возникновением нового способа производст­ва — капиталистического — и с появлением класса буржуазии. Подъем хозяйственной жизни и дальнейший рост хозяйст­ва и хозяйственной деятельности людей отодвинул старое сред­невековое мировоззрение, поддерживаемое в Западной Европе католической церковью, которая стремилась перенести удовлетворение требований справедливого порядка на тот свет и учи­ла, что человек в земной юдоли должен возлагать все свои на­дежды на бога. Теперь предприниматель-буржуа возлагал свои надежды на самого себя, на свою ловкость, предприимчивость, энергию. Поэтому в центре нового мировоззрения стал уже не бот', а сам человек (homo), откуда и это новое мировоззрение получило название гуманизма.

Время, когда распространялся гуманизм, называется эпохой Возрождения. Это явление было общим для всей Европы. Назы­вается оно так потому, что гуманисты открыли, как много в области науки, и в особенности в области искусства, было сде­лано античными народами— греками и римлянами. Стараясь подражать им и даже идти, особенно в области науки, дальше античных народов, они и называли свое время «Возрождением», т. е. восстановлением античной культуры.

Первые ростки гуманизма появились в Италии, а вскоре буржуазная культура стала стремительно развиваться в дру­гих странах Европы. Немало способствовало этому книгопеча­тание, изобретенное в середине XV в. в Германии Иоганном Гутенбергом.

На рубеже между старой, церковной и поной, гуманистиче­ской культурой высится величественная фигура флорентийско­го поэта Данте Алигьери (1265—1321 гг.), автора «Божествен­ной комедии». Она написана на итальянском языке. И это не случайно. В XIV—XV вв. во многих государствах пробуждается национальное сознание, и писатели-гуманисты, отлично владев­шие древними языками и писавшие научные трактаты по-латыни, свои литературные произведения создавали не на латин­ском, а на народных языках.

В творениях гуманистов отразились их раздумья о жизни; сюжеты они черпали, как правило, не из церковных легенд, а из окружающей их действительности, героями их произведений становились не идеальные рыцари, а простые люди. Среди бле­стящей плеяды поэтов, писателей, драматургов, именами кото­рых гордится человечество,— Франческо Петрарка и Джованни Боккаччо (Италия), Франсуа Рабле (Франция), Ульрих фон Гуттен (Германия), Эразм Роттердамский (Нидерланды), Ми­гель Сервантес (Испания), Вильям Шекспир (Англия) и др.

С эпохой Возрождения связан и высочайший расцвет изо­бразительного искусства. Художники и скульпторы, утверждая реалистические принципы, правдиво отображали современную им действительность, воспевали красоту человеческого тела и величие человеческого духа (Леонардо да Винчи, Микеланд-жело, Рафаэль, Тициан, Веласкес, Рембрандт и др.).

Семимильными шагами двинулась вперед наука. Гуманисты старались изучать природу на опыте. Они заложили основы современного естествознания (Кардано, Галилей), механики (Лео­нардо да Винчи, Галилей), проникали в тайны мироздания (Коперник, Галилей), анатомии и физиологии (Везалий, Гар-вей), материалистически осмысливали природу (Френсис Бэкон, Джордано Бруно).

В области политики они стремились поддерживать централь­ную власть, которая обеспечивала порядок в государстве. Они, наконец, выступили против католической церкви, которая учи­ла, что феодальный строй, как и весь мир, создан богом, а по­этому всякий протест против существующего порядка непозво­лителен и грешен.



Заключение


Капитализм – это общественно-политический строй, при котором владеющие орудиями производства крупные частные собственники — предприниматели — нанимали и эксплуатировали (присваива­ли результаты труда) рабочих, не имевших ни своих орудий труда, ни земли.

В анализе западноевропейского капитализма авторский коллектив основывался на открытых марксизмом законах развития и объективной логике изменений последней эксплуатационной формации. Авторы опирались на результаты исследований, проделанных советскими экономистами в данной области в последние годы. Были учтены также оценки и выводы, содержащиеся в работах зарубежных исследователей-марксистов. Экономика и политика западной Европы, как и других ведущих капиталистических государств, формировались под влиянием ряда факторов, определяющих ход мирового развития в тот период.














Список использованной литературы:


  1. Новая история, М., 1991

  2. Краткая всемирная история, изд-во «Наука», М., 1965

  3. Е. Г. Лапшев, И. К. Шереметьев и другие “Европа: капитализм и общество. Противоречия развития”. Москва, 1990. А. Ф. Шульговский

  4. Европа на крутом повороте своей истории”. Москва, 1967.

  5. Буганов В.И., Преображенский А.А., Тихонов Ю.А. Эволюция феодализма в Европе: Социально - экономические проблемы. - М., 1969. - 318 с.

  6. Дружинин Н.М. Генезис капитализма. - М., 1955. - 79 с.

  7. Нечкина М.В. О “восходящей” и “нисходящей” стадиях феодальной формации. Вопросы истории. - М., 1958, №7.

  8. Нечкина М.В. К итогам дискуссии о “восходящей” и “нисходящей” стадиях капитализма. Вопросы истории. - М., 1963, № 12.

  9. Очерки всемирной истории. Период феодализма. XV-XVII в.. - М., 1955., 6т. - 506 с.

  10. Переход от феодализма к капитализму в Европе. - М.: Мысль, 1969. - 318 с.


© Рефератбанк, 2002 - 2017