Вход

Захват большевиками власти в Москве в октябре 1917 г

Реферат по истории
Дата добавления: 14 июля 2007
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 130 кб (архив zip, 23 кб)
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать


Российский Государственный Гуманитарный Университет

Центр довузовского образования

Лицей














Захват большевиками власти в Москве в октябре 1917г

Реферат









Выполнила:

Майдашева Анна










2007

Содержание


Введение…………………………………………………………………………...3


Москва и Московская губерния накануне вооруженного восстания……..3-5


Октябрьское вооруженное восстание в Москве……………………………5-8


Список литературы……………………………………………………………..9





































Введение


10 октября ЦК РСДРП(б) принял резолюцию о вооруженном восстании. Через два дня при Петроградском Совете был сформирован Военно-революционный комитет (ВРК). Создавался он под предлогом защиты Советов от военного путча, хотя на самом деле был центром подготовки восстания. 16 октября ЦК РСДРП(б) организовал большевистский Военно-революционный центр (ВРЦ), который влился в ВРК и стал направлять его деятельность.

Временное правительство пыталось противостоять большевикам. Но его авторитет настолько упал, что оно не получило никакой поддержки. Петроградский гарнизон перешел на сторону ВРК. 24 октября солдаты и матросы, рабочие-красногвардейцы начали занимать ключевые места в городе (мосты, вокзалы, телеграф и электростанцию). К вечеру 24 октября правительство было блокировано в Зимнем дворце. А. Ф. Керенский еще днем покинул Петроград и отправился за подкреплением на Северный фронт. Утром 25 октября было опубликовано воззвание ВРК «К гражданам России!». В нем объявлялось о свержении Временного Правительства и переходе власти к Петроградскому ВРК. В ночь с 25 на 26 октября в Зимнем дворце были арестованы министры Временного Правительства.

Итак, в решающем месте – в Петрограде – военными руководителями отпора большевикам было проявлено мало активности, а офицеры, остававшиеся лояльными Временному Правительству, оставались в абсолютном большинстве пассивными зрителями происходящего. Временным Правительством не было предпринято попыток мобилизовать офицерства на защиту Зимнего дворца, где находились лишь 310 человек 2-й Петергофской, 352 человека 2-й Ораниенбаумской школ прапорщиков, рота юнкеров Школы прапорщиков инженерных войск и юнкера Школы прапорщиков Северного фронта, а также 50-60 случайных офицеров и Женский батальон. Этим и объяснялась безоговорочная и стремительная победа большевистского восстания.

Переход же власти в руки большевиков в Москве растянулся на неделю, в течение которой шли ожесточенные бои между сторонниками Временного правительства и большевиками.


Москва и Московская губерния накануне вооруженного восстания

Влияние большевиков росло. Выборы в Московский Совет в сентябре дали перевес большевикам. На пленуме Московского Совета впервые была принята большевистская резолюция, требовавшая немедленной отмены частной собственности на землю без выкупа и передачи ее в ведение крестьянских комитетов, национализации важнейших отраслей промышленности, немедленного заключения мира, вооружения рабочих, организации Красной гвардии.

В сентябре большевики получили на выборах большинство мест в Городской думе и в районных думах. Это имело огромное значение в подготовке открытой вооруженной борьбы за власть Советов.

Исполком Московского Совета рабочих депутатов заявлял, что Советы должны стать центром массового движения, что следует немедленно созвать областные съезды и Всероссийский съезд, что необходимо мобилизовать все силы для борьбы под лозунгом «Вся власть Советам!».

Рабочие и трудовое крестьянство Московской губернии, как и рабочие Москвы, единодушно требовали перехода всей власти в руки Советов. Так, общее собрание рабочих бумаготкацкой и прядильной фабрики Дмитровского уезда (Бумагопрядильная ткацкая фабрика была построена в Яхроме в 1861 году) в августе 1917 года вынесло решение о передаче власти Советам. Такие же постановления выносят представители населения Звенигородского уезда и Клинский уездный съезд рабочих и солдатских депутатов. Коломенский Совет рабочих и солдатских депутатов и Кунцевский районный Совет рабочих депутатов требуют отставки Временного правительства и передачи власти Советам.

Московский комитет большевиков готовил рабочих к участию в вооруженном восстании. На предприятиях формировались отряды Красной гвардии, и шло военное обучение рабочих. Солдаты-большевики, прикомандированные к отрядам Красной гвардии, руководили военным обучением. На заводах по ночам изготовлялись бомбы и холодное оружие.

Призывая к подготовке вооруженного восстания, Ленин не исключал возможности, что восстание придется начать в Москве. Еще в первом письме о восстании между 12 и 14 сентября Владимир Ильич писал: «Взяв власть сразу и в Москве и в Питере (неважно, кто начнет; может быть, даже Москва может начать), мы победим безусловно и несомненно».

Владимир Ильич учитывал, что в Москве не было центрального правительства и что власти не ждали здесь восстания. В конце сентября В. И. Ленин снова повторил, что восстание можно начать в Москве. В начале октября Ленин в третий раз писал: «Необязательно «начать» с Питера. Если Москва «начнет» бескровно, ее поддержат наверняка: 1) армия на фронте сочувствием, 2) крестьяне везде, 3)флот и финские войска идут на Питер».

Московские большевики обсуждали эти письма в Московском комитете партии и на собрании городского партийного актива.

После исторических заседаний Центрального Комитета партии 10 и 16 октября 1917 года большевики Москвы выполняли все указания В. И. Ленина, державшего тесную связь с Москвой. Московские рабочие, революционные солдаты и отряды Красной гвардии были готовы к выступлению.

Областное бюро ЦК и Московский комитет партии созвали представителей районных комитетов. Было принято решение начать вооруженную борьбу. Вопрос о восстании обсуждался на всех собраниях рабочих. Рабочие заявляли, что ждать больше нельзя, надо выступать.

Московская военная организация также единодушно высказалась за вооруженное восстание. 22 октября Московский комитет большевиков постановил организовать Боевой партийный центр для руководства вооруженным восстанием. В него вошли М. Ф. Владимирский, Е. М. Ярославский, О. А. Пятницкий, В. Н. Подбельский.

23 октября Московский Совет рабочих депутатов обратился ко всему трудящемуся населению с призывом готовиться к борьбе за власть. Трудящиеся массы шли за партией большевиков. Московская большевистская организация насчитывала около 70000 человек.

В Москве была еще одна сила, на которую могли положиться большевики, — это солдаты-двинцы. Двинцами называли революционно настроенных солдат 5-й армии Северного фронта, прибывших из г. Двинска. За неоднократные выступления против Временного правительства многие из них были посажены в Двинскую тюрьму. В августе 1917 года арестованных решили вывести из прифронтовой полосы в другие тюрьмы страны. Часть их (869 солдат) под усиленным конвоем была доставлена в сентябре в Москву и заключена в Бутырскую тюрьму. В знак протеста двинцы объявили голодовку. Московская организация большевиков, пролетариат Москвы энергично выступили за их освобождение. На пятые сутки тюрьму посетила делегация Московского Совета и просила двинцев прекратить голодовку. 21 сентября двидцы были освобождены.

Истощенные голодовкой солдаты были размещены в двух госпиталях: в Савеловском и Озерковском на Большой Татарской. По выходе из тюрьмы двинцы включились в боевую работу. Они создали 38 агитационных групп. Агитаторы выступали в частях Московского гарнизона и на заводах Москвы. Многие из двинцев обучали рабочих Замоскворечья, Бутырского, Городского и Пресненского районов военному делу.

Готовилась к боевой схватке и контрреволюция. Во главе Московского военного округа стоял полковник генерального штаба К. Рябцев. Так как гарнизон явно переходил на сторону большевиков, то Рябцев приказал расформировать ряд полков, революционно настроенных солдат направить на фронт, из революционных полков увезти пулеметы и сдать их в юнкерские училища.

Рябцев опирался на два военных училища и шесть школ прапорщиков. В Москве и ее окрестностях находилось до 15 тысяч офицеров, стояли казачьи части. Московский городской голова эсер Руднев тайком снабжал оружием домовые комитеты буржуазных кварталов Москвы. Приближался решительный бой.


Октябрьское вооруженное восстание в Москве

25 октября 1917 г… Ленин захватил власть в Петрограде. В Москве беспокойство… Сведения из Петрограда смутны и отрывочны. Междугородний телефон бездействует.

Московская городская дума ведет долгие дебаты по вопросу о конструкции власти и, наконец, признает единственной законной властью в городе себя. Избирается Комитет общественной безопасности с В.В. Рудневым во главе.

А высшая военная власть? Командующий Московского военного округа Генерального штаба полковник Рябцев становится членом этого комитета и тем самым подчиняет комитету вверенные ему войска, войска девяти губерний округа, которых немало, но среди которых надежных частей недостаточно.

В этот же день приступают к организации и большевистские элементы. Создается Военно-революционный комитет, во главе которого становятся П.Г. Смидович и В.П. Ногин.

Утром 26 октября у городской думы появляются юнкерские караулы, вызванные командующим войсками для защиты демократических избранников. Охрана же наиболее стратегически важных объектов не была им организована. Более того: он не препятствует развозу сложенных в Кремле на площади перед арсеналом винтовок и ручных гранат грузовиками, отправленными с заводов и фабрик, разбору оружия рабочими и революционно настроенными солдатами и уступает просьбе Ногина выставить юнкерские караулы не с внутренней, а с наружной стороны Троицких ворот Московского Кремля.

Целый день идет вооружение солдат, примыкающих к восстанию, и рабочих. Они образуют отряды Красной гвардии, и отряды эти проходят по Тверской. Военно-революционный штаб обосновался на Тверской, в доме генерал-губернатора.

В городской думе представители Комитета безопасности ведут переговоры с делегатами Военно-революционного комитета об организации власти на паритетных началах. Лозунг дня в думе: избежать кровопролития во что бы то ни стало.

На следующий день, 27 октября, в думе продолжается обсуждение вопроса о разделе власти между двумя комитетами. А распропагандированный большевиками 1-й батальон 56-ого запасного пехотного полка, расквартированный в Кремле, арестовав, начиная с командира полка, всех офицеров батальона и посадив их на гауптвахту Кремля, присоединился к большевикам и заперся в Кремле. Комендантом Кремля был назначен прапорщик мятежного батальона Берзин.

В Александровском военном училище же в это время проходило экстренное собрание нескольких сот юнкеров и группы офицеров, на котором после долгих обсуждений было решено дать отпор большевикам, и из присутствующих были составлены боевые группы. В этот же день в нескольких местах (например, в Художественном электротеатре на Арбатской площади) производилась запись добровольцев, желающих вступить в борьбу с большевиками, коими в основном являлись студенты и гимназисты. Были сформированы несколько студенческих и гимназических рот. Настроение у добровольцев было отличное, но отсутствовала военная подготовка (как правило, владела оружием в таких ротах примерно 1/5). Офицеров откликнулось мало – необходим был приказ от авторитетного начальства, чтобы поднять эту массу.

28 октября к Кремлю был послан взвод юнкеров Александровского военного училища под командованием прапорщика 56-ого запасного полка Тремболевского с заданием проникнуть в Кремль и открыть все ворота.

В то время, когда Тремболевский с юнкерами пробирался к секретному ходу Боровицких ворот, одна из боевых офицерских групп с пушкой сосредоточилась у выходных ворот московского Манежа, как раз напротив Боровицких ворот. Несмотря на их энергичные требования открыть ворота, Кремль отвечал молчанием. Тогда, чтобы не терять времени, эта группа офицеров на руках выкатила пушку из Манежа и прямой наводкой решила разбить ворота. Но вдруг ворота открылись, и кто-то знаками показал этой группе, что путь свободен.

Тем временем юнкерский отряд, связав часового и открыв ворота, бегом пустился к Никольским воротам, попутно разоружая встречавшихся солдат 1-ого батальона, открыл их без задержки и так же бегом вдоль Оружейной палаты устремился к Спасской башне. Здесь из амбразур башни по юнкерам был открыт огонь, однако нападавшим удалось проскользнуть в проход Спасских ворот. Под угрозой их винтовок караульные сложили оружие и отворили ворота, в которые немедленно вбежала группа юнкеров, скрывавшаяся за Лобным местом.

Таким образом, Кремль оказался в руках противников большевиков. Комендантом его был назначен полковник Мороз, в распоряжение которого поступили юнкера Александровского военного училища и 6 московских школ прапорщиков. Однако после взятия Кремля юнкера 2-й школы прапорщиков отказались стрелять «в своих» - и потому были разоружены и заперты в подвалах Кремля вместе с 1-м батальоном 56-ого запасного пехотного полка.

В Александровском военном училище при входе и лестнице стояли пулеметы; коридоры, классы были набиты юнкерами, офицерами, солдатами; слышались команды; приходили и уходили небольшие отряды. Высшего командования не было никакого, и действиями по отдельным районам распоряжались различные офицеры. Авторитетнее других распоряжался полковник Дорофеев.

Первый день, как собравшиеся в училище перешли к наступательным действиям, дал много. Был взят Кремль, занят Почтамт, телефонная станция. Юнкера заняли также здание «Метрополя», как важный стратегический пункт. Образовавшаяся уже Красная гвардия нигде не могла выдержать удара. Наутро намечалась атака революционного штаба, в доме генерал-губернатора. Алексеевское военное училище и кадеты старших классов трех московских корпусов и Суворовского кадетского корпуса, находившиеся в Лефортово, были окружены взбунтовавшимися солдатами и вооруженными рабочими московских заводов в здании Алексеевского военного училища и потому не могли присоединиться к общим действиям.

К утру 29 октября противники большевиков удерживали в своих руках Кремль, Манеж, Александровское юнкерское училище, штаб Московского военного округа, дом градоначальника, Городскую думу. Они же занимали Арбатскую площадь, Знаменку, Моховую улицу, Воздвиженку, Смоленский рынок, Бородинский мост, Брянский вокзал, Остоженку, Крымский мост, Кудринскую площадь, Никитские ворота, Тверской бульвар.

Военно-революционный комитет оказался отрезанным почти от всех районов города. Наладить связь под обстрелом не удавалось. Надо было подтягивать силы Красной гвардии к центру и одновременно уничтожать в районах все очаги сопротивления противника. Таков был план Партийного центра и Военно-революционного комитета.

????? 12 ????? ??? ?????????? ?????? ????????? ?? ???? ????????????, ? ?? ??????? ??????? ?????? ?? ??????? ?????????? ???????? ? ?????? ?????????? ???????????? ??????, ?? ???????, ???????? ???????, ??? ?????? ??????? ??????????? ??????????, ??? ?????? ???????? ?? ?????? Художественному электротеатру, но и самому Александровскому училищу.

К вечеру 29 октября началась со стороны Красной площади неистовая атака большевиков на Спасские и Никольские ворота Кремля. Огонь велся изо всех окон и подворотен, находившихся на противоположной стороне площади. Большевики подвезли бомбометы, и огонь был сконцентрирован по Никольским воротам.

Борьба продолжалась и принимала все более ожесточенный характер. Большевики, видя крайнее упорство со стороны своих недругов и явное несочувствие подавляющего числа жителей Москвы, решили вступить в переговоры с полковником Рябцевым о заключении перемирия, которое и было им подписано в тот же день по настоянию Комитета общественной безопасности. Думские политики, желавшие установить власть путем «сговора», были, как оказалось, потрясены тем, что при взятии Кремля юнкера перекололи несколько солдат. Они настойчиво требовали «прекращения кровопролития».

Офицерство негодовало по поводу этого перемирия, которое, несомненно, было заключено во вред делу. Обстановка требовала именно действий, быстрых и решительных. Надо было развить успех и покончить с Военно-революционным штабом.

Всюду, несмотря на перемирие, была заметна подготовка к решительным действиям с большевистской стороны. Большевики везли пушки и устанавливали их на площадях и больших улицах, прилегающих к училищу, рыли окопы, занимали те или иные здания, имеющие боевое значение. Перемирие явно было использовано военно-революционным штабом для усиления своего положения, нарушено самым вопиющим образом.

В городе прошел слух о подходе со стороны фронта казачьих полков, верных Временному правительству, или, как тогда говорили, «стоящих на платформе Временного правительства». В училище с доверием ждали подходящих конных частей, с помощью которых можно было легко восстановить порядок.

В Александровском училище шло лихорадочное обсуждение, кого же назначить командующим силами сопротивления большевикам. Полковник Рябцев, предпочитавший отсиживаться в думском комитете, несмотря на ярую поддержку со стороны Совета офицерских депутатов, уже никак не мог устроить белых в этом качестве, т.к. заключил перемирие в пользу противника, что и лишило его доверия и авторитета. Авторитетный же генерал Брусилов, к которому прислали депутацию с просьбой принять команду, наотрез отказался, что было страшным ударом для белых, хотя их не оставляла надежда, что кто-нибудь из крупных военачальников все же возьмет дело в свои руки.

Офицеры, возглавлявшие белые отряды, знали, что большевики намеревались использовать перемирие с целью нанесения им предательского удара, и это было ими учтено. Особенное внимание было ими обращено на приведение в оборонительное положение дома Коробкина в самом начале Тверского бульвара, так как, по сведениям, большевики должны были обрушиться на них главными силами со стороны угла бульвара, с тем чтобы захватить Никитские ворота, с захватом которых на плечах ворваться через Никитский бульвар на Арбатскую площадь и таким маневром ликвидировать борьбу. Как предполагалось, так и вышло. Как раз в этом месте и разгорелся сильный бой между большевиками и их противниками, окончившийся благодаря героическим усилиям последних в их пользу, причем большой дом Коробкина сгорел до основания, равно как и приспособленная к обороне аптека между Тверским и Никитским бульварами.

С утра 30-го числа заговорили пушки. Большевики били по Кремлю прямой наводкой из орудий, поставленных в Замоскворечье. Распоряжался стрельбой, очевидно, человек, не очень сведущий, потому что снаряды попали в Архангельский и Успенский соборы, сносили главы собора Василия Блаженного. От Большого театра стреляли по «Метрополю», занятому юнкерами, по краю городской думы. Упорно старались занять телефонную станцию и, как уже говорилось выше, захватить дом градоначальника, зачем и вели наступление на Никитском бульваре.

Было столкновение на Большой Дмитровке. Успех всюду, кроме градоначальства, сопутствовал белым, и Красная гвардия несла значительные потери.

Конец Поварской, примыкавшей к Кудринской площади, был занят большевиками. Оттуда они обстреливал всю Поварскую, но огонь их был безвреден.

В стане белых обозначились потери, но в наступление они так и не перешли и неизвестно для какой цели продолжали вести оборонительные действия. Командования не было. Большевики уже вели настоящие атаки против Никитских ворот, но александровцы держались твердо и атаки отбивали. Население попряталось: на улицах не видно было не души, лишь кое-где несколько сестер милосердия устраивали перевязочные пункты, оказывавшие помощь раненым обеих сторон.

1 ноября принесло белым новые разочарования. Союз железнодорожников, т.н. Викжель, после долговременного обсуждения постановил не пропускать в Москву казачьих эшелонов, дабы не брать тем самым сторону белых в гражданской войне.

Труднее и труднее становилось александровцам. Бессменные дежурства в караулах, на постах, недостаточное продовольствие, ежечасные потери, нарастающее сознание, что дело проиграно, ощущение безысходности, становившееся яснее и яснее, - все это понижало боеспособность немногочисленных белых отрядов.

Пришлось оставить «Метрополь», в котором невозможно было держаться после того, как большевики поставили пушку в расположенном напротив Малом театре. Уже трудно было держаться в Кремле, в котором были разбиты несколько ворот подвезенными орудиями.

2 ноября между Комитетом общественной безопасности и военно-революционным штабом был заключен и подписан мир. По условиям этого мира власть переходила к Советам, Комитет безопасности упразднялся, юнкера сдавали занятые здания, Кремль, Александровское училище, оружие. Всем александровцам, юнкерам и офицерам гарантировалась безопасность и безнаказанность. Многие из них, однако, не поверили большевистскому миру и, когда стемнело, ушли из училища.

Большевики выпустили из Александровского училища всех. Однако уже на следующий день начались аресты среди участников, а потом и расстрелы.

Те же, кому удалось выбраться, уехали на Дон, в Ростов и Новочеркасск, положив начало Добровольческой армии. Около того же времени состоялись «красные похороны» «героев октябрьской революции» - хоронили около 2000 человек; были митинги, речи.









































Список литературы


  1. Сопротивление большевизму 1917-1918 гг. Издательство «Центрограф».М. 2001













© Рефератбанк, 2002 - 2017