Вход

Объекты интеллектуальной собственности

Реферат по экономике и финансам
Дата добавления: 27 апреля 1999
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 4.1 Мб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу




Содержание



стр.

Введение


Глава 1. Понятие и виды объектов интеллектуальной собственности


1. Интеллектуальная собственность как объект гражданского права


2. Виды объектов интеллектуальной собственности по российскому законодательству


3. Понятие и виды интеллектуальной собственности в зарубежном законодательстве


Глава 2. Специфика регулирования отдельных видов объектов интеллектуальной собственности


1. Особенности правового регулирования авторского права


1. Объекты авторского права


2. Произведения не охраняемые авторским правом


3. Виды объектов авторского права


4. Субъекты авторского права


5. Права авторов произведений науки, литературы и искусства


6. Охрана прав исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права)


2. Особенности правового регулирования патентного права


1. Объекты патентного права


2. Субъекты патентного права


3. Права авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов


3. Особенности правового регулирования в отношении средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)


1. Правовая охрана фирменных наименований


2. Правовая охрана товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров


4. Особенности правового регулирования охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности


1. Правовая охрана открытий


2. Правовая охрана служебной и коммерческой тайны


3. Правовая охрана топологий интегральных микросхем


4. Правовая охрана селекционных достижений


5. Правовая охрана рационализаторских предложений


Глава 3. Гражданско-правовые способы защиты объектов интеллектуальной собственности


1. Защита авторских и смежных прав


2. Защита прав авторов и патентообладателей


3. Защита права на фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара


4. Защита права на нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности


Заключение


Список использованных источников



ВВЕДЕНИЕ


Одним из главных показателей цивилизованности общества во все времена было и продолжает оставаться сейчас то, какое внимание уделяется в нем развитию науки, культуры и техники. От того, насколько значителен интеллектуальный потенциал общества и уровень его культурного развития, зависит в конечном счете и успех решения стоящих перед ним экономи­ческих проблем. В свою очередь наука, культура и техника могут динамично развиваться только при наличии соответствующих условий, включая необ­ходимые правовые предпосылки. К их числу, безусловно, следует отнести законодательное закрепление таких нормативных правил, которые адек­ватны складывающимся в обществе товарно-денежным отношениям.

Результаты интеллектуальной творческой деятельнос­ти занимают особое место среди объектов гражданского права и традиционно подразделяются на две основные сферы прав: авторское право и промышленную собствен­ность.

Трудно дать точные данные в отношении числа литера­турных и художественных произведений, созданных во всем мире. Однако известно, что в настоящее время еже­годно публикуется около 1 000 000 книг (разных назва­ний), выпускается около 5000 фильмов, а число ежегод­но реализуемых копий фонограмм составляет более 3 мил­лиардов. Все эти объекты, а также иные произведения науки, литературы и искусства, исполнения, постановки и передачи организаций эфирного или кабельного вещания относятся к объектам авторского права и смежных прав.

Объекты промышленной собственности используются обществом для совершенствования техники и техноло­гии, модернизации производства.

Подсчитано, что только в 1994 г. во всем мире было выдано около 670 000 патентов, осуществлено около 1,1 миллиона регистраций знаков. По данным ВОИС, на конец 1994 г. во всем мире насчитывалось около 4 миллионов действующих патентов, более 8 миллионов действующих регистраций знаков. Изобретения, полез­ные модели, промышленные образцы, а также средства индивидуализации товаров, услуг и участников имущес­твенного оборота являются объектами промышленной собственности.

Главная задача авторского права и промышленной собственности (интеллектуальной собственности) - за­щита прав авторов и патентообладателей и пресечение недобросовестной конкуренции.

Переход России к частной собственности и рыночной экономике с объективной необходимостью потребовал реформирования в этом же направлении правовой базы тех общественных отношений, которые свя­заны с охраной и использованием результатов интеллектуальной деятель­ности. Прежнее российское законодательство, относящееся к рассматриваемой области, характеризовалось рядом негативных моментов.

Прежде всего в России, как и во всем бывшем Советском Союзе, отсутствовали специальные законы об охране интеллектуальной собствен­ности, и правовое регулирование отношений в рассматриваемой сфере обеспечивалось в основном подзаконными актами.

Срок охраны авторских прав на произведения науки, литературы и искусства составлял всего 25 лет после смерти автора (до 1973 г.—15 лет); права исполнителей и иных обладателей смежных прав законом вообще не охранялись; создатели изобретений и промышленных образцов во многих случаях были лишены возможности получения патентов на свои разработки и т.п.

В ав­торском праве это проявлялось в существовании так называемых типовых авторских договоров, имевших для сторон нормативный характер; в строгой регламентации государством ставок авторского вознаграждения и т.п.

Основной формой охраны изобретений и промышленных образцов был не патент, а авторское свидетельство (свидетельство), которое закрепляло исключительное право на использование технических и худо­жественно-конструкторских решений не за их создателями, а за государ­ством.

Авторское законодательство разрешало свободно использовать выпущенные в свет произведения в кино, на радио и телевидении, в газетах и т.д. И авторское, и изобрета­тельское право допускали принудительный выкуп субъективных прав на творческие достижения у обладателей таких прав, возможность выдачи принудительных разрешений на их использование и т.п.

Предусмотренные законодательством санкции, которые были весьма незначительны сами по себе, реализовыва­лись на практике с большими трудностями ввиду сложности и длительности судебной процедуры, отсутствия заинтересованности адвокатов в ведении подобных дел и т.д. В результате при массовых нарушениях авторских, изобретательских и патентных прав количество судебных дел данной категории было очень незначительным.

Реформа законодательства, посвященного охране интеллектуальной собственности, началась еще в период существования СССР. В 1991 г. были приняты новые Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, имевшие в своем составе разделы, посвященные авторскому праву, праву на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве, Закон СССР «Об изобретениях в СССР», Закон СССР «О промышленных образцах», Закон СССР «О товарных знаках и знаках обслуживания», а также некоторые из развивающих их положения подза­конных актов. Хотя правовое регулирование, обеспечиваемое названными законами и иными правовыми актами, отличалось некоторой непоследо­вательностью и неполнотой, в целом их принятие знаменовало собой решительный переворот в рассматриваемой сфере.

В России к настоящему времени в основном завершена реформа законодательства об охране интеллекту­альной собственности. В 1992—1993 гг. в Российской Федерации принят блок законов по охране интеллектуальной собственности, в том числе Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г., Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г., Закон РФ «О правовой охране программ для элект­ронно-вычислительных машин и баз данных» от 23 сентября 1992 г., Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г., Закон РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г. Положения указанных законов получили развитие в целом ряде подзаконных актов, принятых президентом РФ, правительством РФ, Патентным ведомством РФ и неко­торыми другими органами государственного управления. Полностью со­здание законодательной базы будет завершено тогда, когда будут приняты законы о служебных разработках, о порядке регистрации и использования фирменных наименований, окончательно урегулированы вопросы о пра­вовом режиме открытий и рационализаторских предложений, а также приняты некоторые подзаконные акты по отдельным аспектам авторских, патентных и иных отношений.

К настоящему времени в основ­ном завершено создание единой государственной патентной службы во главе с Патентным ведомством РФ. В этом плане Россия, конечно, оказалась в значительно лучшем положении по сравнению с другими бывшими республиками Советского Союза, поскольку все основные союзные патентные органы и фонды были сосредоточены в Москве и именно на их базе была создана российская патентная служба. За короткий период времени в Российской Федерации возник институт патентных поверенных, который продолжает сейчас активно развиваться. Наиболее актуальной проблемой в рассматриваемой области является вопрос о создании Высшей патентной палаты или иного независимого от Патентного ведомства органа, призванного разрешать многие важные патентные вопросы и споры, которые указаны в Патентном законе РФ.

Создано Российское агентство по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем.

В сфере охраны селекционных достижений функции патентного ве­домства возложены на созданную в этих целях Государственную комиссию Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений.

Ска­занное, разумеется, не следует расценивать как вывод о том, что в рассмат­риваемой области решены все основные проблемы. Вопросов, которые еще только предстоит решить, более чем достаточно. И главным из них является задача по воплощению в реальную жизнь тех закрепленных российскими законами об охране интеллектуальной собственности предписаний, кото­рые впервые в истории России соответствуют требованиям цивилизован­ного общества. Не секрет, что именно сейчас, когда принят целый блок отвечающих современным требованиям законов, в нашей стране наблюдается значительный рост числа нарушений авторских и патентных прав.

Безусловно, одной из причин такого положения является и слабое знание своих прав авторами, изобретателями, патентообладателями и иными лицами, создающими и использующими объекты интеллектуальной собственности. Новое российское законодательство об охране интеллекту­альной собственности, как правило, плохо освоено и юристами, которые обычно избегают браться за ведение довольно сложных дел данной кате­гории.

При этом полки книжных магазинов завалены весьма сомнительными по качеству и нередко даже безымянными практическими пособиями, следование советам которых зачастую просто опасно.

В своей работе я постарался сделать акцент на практическом анализе действующего российского законодательства об охране интеллектуальной собственности.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.


 1. Интеллектуальная собственность как объект гражданского права.

Среди объектов гражданских прав, т.е. тех материальных и духовных благ, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения, ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) называет результаты интеллектуальной дея­тельности, в том числе исключительные права на них. Одновременно законодатель использует для их обозначения такое собирательное понятие, как интеллектуальная собственность. В обобщенном виде содержание данного понятия раскрывает ст. 138 ГК РФ, указывающая, что «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) граж­данина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятель­ности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполненных работ или услуг (фир­менное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Более детально понятие интеллектуальной собственности будет раскрыто, по всей видимости, в третьей части ГК РФ, проект которой разрабатывается в настоящее время.

Однако независимо от того, в какой конкретной форме это будет сделано, уже сейчас в отечественной юриспруденции, равно как и в зарубежной юридической науке, наметились два основных подхода к рассматриваемому понятию. Одни ученые приветствуют закрепление в законе данного понятия и не усматривают в использовании законодателем термина «интеллектуальная собственность» каких-либо элементов ненауч­ного подхода. По мнению других ученых, данный термин является изна­чально неточным и ненаучным, в связи с чем он может применяться лишь в политических актах, но никак не в правовых нормах, имеющих практи­ческую направленность.

Следует отметить, что данный спор возник не сегодня, а уходит своими корнями еще к концу XIX века. Уже тогда понятие интеллектуальной собственности и его составляющие — литературная (художественная) и промышленная собственность — которые широко использовались в зако­нодательстве многих стран мира и в важнейших международных конвен­циях, подвергались резкой критике со стороны ряда известных ученых. Однако прежде чем обратиться к анализу доводов, приводимых обычно сторонниками и противниками рассматриваемого понятия и, надо сказать, мало изменившихся за прошедшее столетие, целесообразно хотя бы вкратце осветить генезис понятия «интеллектуальная собственность».

Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» обычно связывается с французским законодательством конца XVIII века, что во многом является справедливым. Действительно, традиция проприетарного подхода к авторскому и патентному праву не только родилась во Франции, но и опиралась в своей основе на теорию естественного права, которая получила свое наиболее последовательное развитие именно в трудах французских философов-просветителей (Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций, Руссо).

Так, во вводной части французского патентного закона от 7 января 1791 г. говорилось, что «всякая новая идея, провозглашение и осуществление которой может быть полез­ным для общества, принадлежит тому, кто ее создал, и было бы ограниче­нием прав человека не рассматривать новое промышленное изобретение как собственность его творца»1. Логическим следствием такого подхода стало закрепление во французском законодательстве понятий литературной и промышленной собственности. Справедливости ради нужно, однако, отметить, что еще раньше идея об авторском праве как «самом священном виде собственности» была воплощена в законах некоторых штатов США. Так, в законе штата Мас­сачусетс от 17 марта 1789 г. указывалось, что «нет собственности, принад­лежащей человеку более, чем та, которая является результатом его умственного труда»1 . Аналогичные конструкции были закреплены также в законодательстве Саксонии, Пруссии, Дании, Норвегии и ряда других стран.

Родиной первых авторского и патентного законов в их современном смысле по праву считается Англия. Именно здесь еще в 1623 г. при короле Якове Стюарте был принят «Статут о монополиях», которым провозгла­шалось исключительное и независимое от воли короля право каждого, кто создаст и применит техническое новшество, монопольно пользоваться в течение 14 лет выгодами и преимуществами, доставляемыми таким нов­шеством. В 1710 г. в Англии появляется и первый авторский закон, известный под названием «Статут королевы Анны», которым автору пре­доставлялось исключительное право на публикацию произведения в тече­ние 14 лет с момента его создания с возможностью продления этого срока еще на 14 лет при жизни автора. Вслед за Англией патентные и авторские законы были приняты в ряде других европейских стран и в США.

Оценивая значение этих первых законов, следует отметить, что основ­ной их целью было ограждение интересов издателей и промышленников. Как правило, именно они, а не авторы и изобретатели выносили на рынок результаты творческого труда и потому нуждались в монополии на их реализацию.

Подход к авторскому и патентному праву как к собственности получил наибольшее распространение в XIX веке. Авторские и патентные законы большинства европейских стран в той или в иной степени приравнивали права создателей творческих достижений к праву собственности, а иногда и прямо относили их к движимому имуществу. В 1883 г. была принята Парижская конвенция по охране промышленной собственности, которая продолжает оставаться важнейшим международным соглашением в области охраны промышленных прав. Традиция проприетарного подхода к автор­скому и патентному праву достаточно сильна и в настоящее время. Термин «интеллектуальная собственность» широко используется в законодательст­ве, в научной литературе и в практике многих стран. В 1967 г. в Стокгольме была подписана Конвенция, учреждающая Всемирную организацию ин­теллектуальной собственности (ВОИС), в соответствии с которой объек­тами охраны являются права, относящиеся к конкретным результатам творческой деятельности в производственной, научной и художественной областях.

Однако, как уже отмечалось, несмотря на свое широкое распростране­ние, понятие интеллектуальной собственности практически сразу же с момента своего появления подверглось критике со стороны многих ученых. Противники данного понятия обычно указывали и продолжают подчерки­вать в настоящее время, что нельзя отождествлять правовой режим мате­риальных вещей и нематериальных объектов, каковыми являются по своей сути авторские произведения и различные технические новшества; что в отличие от права собственности, которое в принципе бессрочно и не подвержено каким-либо территориальным ограничениям, права авторов, изобретателей и их правопреемников изначально ограничены во времени и в пространстве; что авторские и патентные права защищаются с помощью совершения иных правовых средств по сравнению с теми, которые приме­няются для защиты права собственности; что право на творческий результат неразрывно связано с личностью его создателя и т.п. Реагируя на эти в общем-то справедливые замечания, сторонники теории интеллектуальной собственности стали подчеркивать, что речь в данном случае идет о собственности особого рода, которая требует специального регулирования в виду ее нематериального характера2 , из-за того, что объектами права собственности владельцев патентов, субъектов авторского права и товарных знаков являются неосязаемые и бестелесные вещи3 .

Свое логическое завершение подобный подход нашел в теории интел­лектуальных прав, в соответствии с которой права авторов, изобретателей, патентообладателей и т.д. должны быть признаны правами sui generis, т.е. правами особого рода, находящимися вне классического деления граждан­ских прав на вещные, обязательные и личные. Теория особых интеллектуальных прав, многие сторонники которой вооб­ще выступают против использования термина «интеллектуальная собствен­ность», является в наши дни одной из наиболее распространенных.

В этой связи небезынтересно проследить за тем, как менялось отно­шение к понятию интеллектуальной собственности в отечественном зако­нодательстве и в юридической науке. Российское законодательство XIX века прямо относило права авторов, изобретателей, владельцев фабричных рисунков и моделей и т.д. к праву собственности. В частности, содержание прав авторов раскрывалось в примечании к ст. 420 т. Х ч. 1 Свода законов Российской Империи, которая давала общую характеристику права собст­венности. Попытки подвести права на творческие достижения под вещное право предпринимались также при составлении проектов Гражданского Уложения и специальных законов об охране прав на творческие результаты, которые разрабатывались в России в конце XIX — начале XX веков1 . Однако уже тогда такой подход был отвергнут, так как большинство ученых высказывалось в пользу использования в законодательстве более точного термина «исключительные права»2. Понятия литературной и промышлен­ной собственности практически перестали применяться для обозначения авторских, изобретательских и патентных прав, а если и использовались, то в основном в качестве объекта для критики. Отношение к понятию интеллектуальной собственности в советский период развития российского законодательства было однозначно отрица­тельным. Помимо ссылок на его неточность, большинство авторов подчер­кивали еще и буржуазную, эксплуататорскую сущность данного понятия. Единственное исклю­чение в этом плане составляли нормы авторского права, которые были сосредоточены в специальном законе, а с середины 60-х годов — в особом разделе Гражданского кодекса РСФСР 1964г.

Впервые после длительного перерыва термин «интеллектуальная соб­ственность» появился в Законе СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 г.3 В ст. 2 данного закона, посвященной законодательству о собст­венности, было указано, что «отношения по созданию и использованию изобретений, открытий, произведений науки, литературы, искусства и других объектов интеллектуальной собственности регулируются специаль­ным законодательством Союза ССР, союзных и автономных республик». Принятый вскоре Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г.4 наряду с повторением в п. 4 ст. 1, в сущности, той же мысли, в ч. 2 п. 4 ст. 2 дополнительно разъяснял, что «объектами интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы, искусства и других видов творческой деятельности в сфере производства, в том числе открытия, изобретения, рационализаторские предложения, промышлен­ные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, экспертные системы, ноу-хау, торговые секреты, товарные знаки, фирменные наименования и знаки обслуживания». Оставляя в стороне вопросы об уместности поме­щения данной нормы в Законе о собственности и корректности перечня названных в ней объектов правовой охраны, отметим лишь, что с самого начала и союзное, и российское законодательство исходили из того, что интеллектуальная собственность на результаты творческой деятельности и иные приравненные к ним объекты, с одной стороны, и собственность на имущество, с другой стороны, являются хотя и близкими, но разными правовыми институтами5 .

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. хотя и включали в свой состав два специальных раздела, посвященные авторскому праву и праву на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве, понятием интеллектуальной собственности не оперировали.

Однако ко времени введения в действие Основ гражданского законо­дательства на территории Российской Федерации (4 августа 1992 г.) понятие интеллектуальной собственности уже прочно вошло в юридический оборот, т.е. широко использовалось в различных подзаконных актах и в публика­циях на юридические темы. Правда, из принятых в 1992—1993 гг. законов об охране результатов интеллектуальной деятельности о собственности на достигнутый результат, да и то в условном, собирательном смысле, гово­рилось лишь в одном из них, а именно в Патентном законе РФ.

Окончательно термин «интеллектуальная собственность» был узаконен новой Конституцией РФ от 12 декабря 1993 г. Хотя статья 44 Конституции РФ, посвященная свободе литературного, художественного, научного, тех­нического и других видов творчества, и не раскрывает содержание данного понятия, но подчеркивает, что «интеллектуальная собственность охраня­ется законом».


 2. Виды объектов интеллектуальной собственности по российскому законодательству.


Как уже отмечалось, новый ГК РФ, который также опери­рует данным понятием, раскрывает в общем виде его содержание в ст. 138. Анализ указанной статьи позволяет сделать вполне определенный вывод о том, что под интеллектуальной собственностью в российском законода­тельстве понимается не что иное, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, кодекс не содержит. Однако из ст. 138 ГК РФ однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других приравненных к ним объектов обеспечивается лишь «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами». Это означает, что для отнесе­ния того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

Подобный подход на сегодняшний день представляется оправданным, поскольку, во-первых, в настоящее время еще отсутствуют реальные возможности для обеспечения правовой охраны любых интеллектуальных достижений, и, во-вторых, предоставление охраны некоторым результатам вряд ли целесообразно по чисто практическим соображениям. Так, не вызывает сомнений правомерность постановки вопроса о введении право­вой охраны научных идей, гипотез, теорий и иных подобных научных результатов1 . Проблема, однако, состоит в том, как создать соответствую­щий правовой механизм, не прибегая к коренной ломке сложившихся правовых институтов и не ставя препятствий для развития научно-техни­ческого прогресса. Пока попытки отдельных ученых и законодателей решить эту проблему какими-либо значительными успехами не увенчались. Примером объекта, охрана которого вполне может быть обеспечена в традиционных законодательных рамках, но вряд ли целесообразна на современном этапе, может служить видеозапись. В принципиальном плане видеозаписи ничем не отличаются от звукозаписей, охраняемых в качестве одного из объектов смежных прав, и с теоретической точки зрения, безусловно, должны быть причислены к числу объектов интеллектуальной собственности. Однако в настоящее время в большинстве стран, предус­матривающих охрану смежных прав, видеозаписи объектами смежных прав не признаются. Не обеспечивается их охрана и Международной конвенцией об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. В этих условиях введение в российское законодательство специальной охраны видеозаписей1 представляется не­целесообразным, тем более с учетом того, что на них распространяются общие нормы авторского права.

Отсутствие в ГК РФ указания на конкретные виды охраняемых объек­тов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить к их числу те или иные результаты интеллектуальной деятельности, т.е. более оперативно и не меняя самого ГК РФ решать все эти вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух-трех десяти­летий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельно­сти постоянно расширяются. Так, только за последние пять лет круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собст­венности пополнился полезными моделями, наименованиями мест проис­хождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельно­сти, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практи­ческой охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор пока окончательно не решен. Так или иначе, конкретный состав объектов интеллектуальной собственности не находится в застывшем состоянии, а, напротив, постоянно уточняется и конкретизируется.


 3. Понятие и виды интеллектуальной собственности в зарубежном законодательстве.


Характеризуя понятие интеллектуальной собственности, нельзя обойти вниманием и вопрос о том, что вкладывается в него важнейшими между­народными соглашениями, тем более, что в соответствии с Конституцией РФ те из них, в которых участвует Российская Федерация, являются составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15). Наиболее полным образом понятие интеллектуальной собственности раскрывается в пункте VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, от 14 июля 1967 г. В ней указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к: литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и те­левизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности; научным открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименовани­ям и коммерческим обозначениям; защите против недобросовестной конкуренции; а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной собст­венности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Нетрудно заметить, что в названной конвенции, как и в ГК РФ, термин «интеллектуальная собственность» используется в собирательном смысле, обозначая собой все права на результаты творческой деятельности и некоторые приравненные к ним объекты. Содержащийся в конвенции перечень конкретных видов исключительных прав носит примерный ха­рактер и может быть легко дополнен иными результатами интеллектуальной деятельности. Очевидным является и то обстоятельство, что на членов ВОИС не налагается обязательство обеспечить в своих странах охрану всех перечисленных в конвенции прав и они сами определяют круг охраняемых объектов интеллектуальной собственности. Наконец, даже при слишком сильном желании в приведенном выше определении трудно усмотреть какую-либо связь (кроме чисто терминологического сходства) понятия интеллектуальной собственности и права собственности в его традицион­ном смысле.


Подводя определенный итог сказанному, можно отметить, что и со­временное российское законодательство, и международные соглашения понимают под интеллектуальной собственностью совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых его международных обязательств. В настоящее время термин «интеллектуальная собственность» лишь в историческом плане связан с теорией интеллектуальной собственности конца XVIII — начала XIX веков и не таит в себе никакой реальной опасности в части введения в заблуждение относительно юридической природы тех прав, для обозна­чения которых он обычно используется. Поэтому для его применения и в законодательстве, и в юридической литературе нет никаких серьезных противопоказаний.




ГЛАВА 2. СПЕЦИФИКА РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.


 1. Особенности правового регулирования авторского права.

Как уже неоднократно отмечалось, понятие «интеллектуальная собст­венность» является обобщающим по отношению к таким используемым в законодательстве и в юридической литературе понятиям, как «литературная и художественная собственность». Последнее обозначает, соответственно, авторское право, действие которого распространяется также как результаты научного творчества («научная собственность»).

Им регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнении, постановок, передач органи­заций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Объединение в едином институте, который в дальнейшем для краткости будет именоваться просто авторским правом, двух указанных групп норм объясняется тесней­шей зависимостью возникновения и осуществления смежных прав от прав авторов творческих произведений, а также урегулированностью соответст­вующих отношений единым законом.

В качестве основных задач (функций) авторского права чаще всего в юридической литературе называют две следующие задачи. С одной сторо­ны, авторское право должно стимулировать деятельность по созданию произведений науки, литературы и искусства. В этих целях авторское право способствует созданию условий для занятия творческим трудом, обеспе­чивает правовое признание и охрану достигнутых творческих результатов, закрепление за авторами прав на использование созданных ими произве­дений и получение доходов и т.д. С другой стороны, задачей авторского права считается создание условий для широкого использования произве­дений в интересах общества. Иными словами, повышение уровня охраны прав авторов ни в коем случае не должно препятствовать использованию их произведений в целях образования и просвещения или служить помехой в стремлении самой широкой аудитории читателей, зрителей, слушателей знакомиться с ними.

Указанные задачи авторского права тесным образом связаны с его принципами. Принципы авторского права — это его основные начала, отправные идеи, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и общезначимостью. Они как бы пронизывают содержание всей системы авторского права, предопределяют всю юрисдикционную деятельность и воплощаются в субъективных правах и обязанностях участников авторских правоотношений. Не будучи закрепленными в конкретных стать­ях закона, принципы авторского права выводятся из анализа всей совокупности авторско-правовых норм. Знание принципов позволяет ориентироваться в обширном авторском законодательстве, правильно тол­ковать и применять на практике отдельные его нормы, а также решать вопросы, на которые нет прямого ответа в действующем законодательстве.

Представляется, что к числу основных принципов российского автор­ского права, отраженных в содержании его норм на современном этапе развития, относятся следующие положения.

Во-первых, принципом авторского права может и должен считаться принцип свободы творчества, который прямо закреплен статьей 44 Кон­ституции РФ. Данный принцип, лишь недавно наполненный реальным содержанием, пронизывает собой все авторское законодательство и кон­кретизируется в целом ряде его норм. Так, известно, что свобода творче­ства несовместима с цензурой произведений науки, литературы и искусства. В настоящее время цензура в России запрещена в законода­тельном порядке. Например, ст. 33 Закона РФ «О средствах массой информации» от 27 декабря 1991 г. устанавливает, что «требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, учреждений или общественных организаций предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, — не допускаются»1 .

Обеспечивая свободу творчества, авторское право охраняет все произ­ведения науки, литературы и искусства независимо от их назначения, достоинств и способа выражения. В этих же целях закон не ограничивает круг охраняемых произведений каким-либо перечнем и охраняет любые результаты творческой деятельности, существующие в объективной форме. Творцы произведений свободны в выборе темы, сюжета, жанра и формы воплощения создаваемых ими понятий или художественных образов, а также самостоятельно решают вопросы о выпуске своего произведения в свет, придании произведению окончательной формы и т.п.

Во-вторых, принципом авторского права является сочетание личных интересов автора с интересами общества. Хотя данный принцип, безуслов­но, проявляется и в других институтах права интеллектуальной собствен­ности и гражданского права в целом, в авторском праве он имеет особое значение. Общеизвестно, что в основе авторского права лежит признанное за автором монопольное право на использование созданного им произве­дения. Определение разумных границ этой монополии на протяжении веков являлось одной из главных проблем авторского права. В настоящее время уже никто не утверждает, что авторы должны иметь неограниченный контроль за использованием своих произведений. Ничем не ограниченная монополия необходима и возможна лишь в отношении необнародованных произведений. Если же произведение с согласия автора стало доступно для всеобщего сведения, его права на произведение не могут быть столь обширными, чтобы полностью игнорировались интересы других граждан и общества в целом. Законы демократического общества не только гаран­тируют охрану интеллектуальной собственности, но и закрепляют право членов общества на участие в культурной жизни и пользование достиже­ниями культуры (п. 2 ст. 44 Конституции РФ).

В-третьих, в качестве одного из принципов российского авторского права может быть выдвинуто положение о неотчуждаемости личных неи­мущественных прав автора. В этом состоит одно из существенных отличий российского авторского права от авторского права ряда зарубежных стран. По российскому авторскому законодательству личные неимущественные права автора (право авторства, право на имя и пр.) не могут перейти к другим лицам, хотя бы сам автор и выразил на это свое согласие. Подобное соглашение не будет иметь юридической силы и является недействитель­ным. Поэтому даже в тех случаях, когда произведение создано в порядке выполнения служебного задания, личные неимущественные права сохра­няются за автором и должны быть во всех случаях обеспечены. Этими же соображениями продиктованы нормы российского законодательства, ус­танавливающие, что право авторства, право на авторское имя, право на защиту репутации автора не переходят по наследству, что в случаях так называемого «свободного» использования произведений обязательно ука­зание имени автора и т.д. Что касается имущественных прав авторов, то они могут передаваться другим лицам по авторскому договору, в порядке наследования, а также в силу закона (свободное использование произве­дений).

В-четвертых, для современного российского авторского права харак­терен принцип свободы авторского договора. Данный принцип заменил собой присущий ранее действовавшему авторскому праву принцип нормативной регламентации основных прав и обязанностей сторон по авторским договорам. Наиболее ярким выражением последнего было существование так называемых типовых авторских договоров (издательских, сценарных, 1 постановочных и др.), которые имели нормативное значение и подробно регламентировали отношения авторов и пользователей произведений. Конечно, было бы неверно сводить роль типовых договоров лишь к ограничению свободы сторон в распоряжении принадлежащими им правами. Как известно, одной из главных функций типовых договоров было ограждение авторов от произвола пользователей произведений, стремление гарантиро­вать авторам определенный минимальный уровень прав. Условия конкрет­ных авторских договоров, ухудшающие положение авторов по сравнению с соответствующим типовым договором, признавались недействительными и заменялись условиями, закрепленными в типовом договоре.

Вместе с тем присутствие в законодательстве правил, детально регули­рующих сферу отношений, которая в принципе должна определяться прежде всего свободным волеизъявлением самих сторон, трудно признать нормальным явлением. В этой связи новое российское авторское законо­дательство отказалось от жесткой регламентации отношений сторон автор­ского договора. В нем закрепляются лишь возможные типы авторских договоров, а также указываются условия, которые должны быть в обяза­тельном порядке согласованы сторонами. Что касается законных интересов авторов, то они обеспечиваются, с одной стороны, запретом включать в авторские договоры явно кабальные для авторов условия, например, усло­вие о передаче прав на произведения, которые автор может создать в будущем, и, с другой стороны, правилами, предоставляющими авторам определенные права, например, по расторжению авторского договора по истечении пяти лет с даты его заключения, если конкретный срок договора сторонами не определен, или налагающими на пользователей произведе­ний определенные обязанности, например по выплате автору аванса по договору заказа. Кроме этих и некоторых других указанных в законе ограничений, стороны свободны в определении содержания и иных усло­вий авторского договора.


1. Объекты авторского права

Действующее законодательство не содержит легального определения понятия произведения, хотя указывает на те признаки, которыми оно должно обладать, чтобы пользоваться правовой охраной. Согласно ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являю­щиеся результатом творческой деятельности независимо от назначения и достоинств произведения, а также способа его выражения. Кроме того, подчеркивается, что законом охраняются как обнародованные произведе­ния, так и необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме.

Произведение как реально существующее явление окружающего нас мира выступает как комплекс идей и образов, получивших свое объективное выражение в готовом труде1 , индивидуальное и неповторимое отражение объективной действительности2. Произведение является результатом мыслительной де­ятельности человека, а человеческий мозг может производить только нематериальные объекты3.

В связи с этим всегда важно различать само произведение, имеющее нематериальную сущность, и форму его воплощения, т. е. ту вещественную форму, которая является материальным носителем произведения, напри­мер рукопись, рисунок, ,нотная запись и т. д. Связь произведения со своим материальным носителем может быть неразрывной. Так, картина и скульптура как результат труда художника настолько тесно связаны с формой, в которую они облечены, что составляют с ней одно неразделимое целое.

Материальные предметы — «носители» произведений — могут быть уникальны. Но авторское право охраняет произведение как систему идей, мыслей и образов именно в связи с возможностью его воспроизве­дения. Поэтому авторское право на произведение науки, литературы и искусства сохраняется даже в случае гибели того материального носителя, в котором оно было воплощено. Конечно, практическое значение это имеет лишь тогда, когда, например, сохранилась копия или репродукция утра­ченного произведения искусства, когда литературное или музыкальное произведение может быть кем-либо воспроизведено по памяти и т. д.

Авторское право на произведение не связано с правом собственности на материальный объект, в котором оно выражено. Поэтому переход права собственности на материальный объект или право владения материальным объектом сами по себе не влекут за собой перехода авторских прав на произведение как благо нематериальное. Единственное исключение в этом плане представляет собой правило, касающееся произведений изобрази­тельного искусства. При передаче права собственности (права владения) на произведение изобразительного искусства к приобретателю переходят и отдельные авторские права, например, право помещать произведение на публичных выставках без выплаты особого вознаграждения автору, право на распространение произведения и т.д. Автору произведения наряду с безусловной охраной его личных неимущественных прав обеспечивается лишь право доступа, в соответствии с которым он вправе требовать от собственника произведения предоставления возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения (ст. 17 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Таким образом, произведениями являются «не материальные, продук­ты, а творческая мысль, ставшая в них объективной реальностью»1 . Однако не всякое произведение как результат мыслительной деятельности человека охраняется нормами авторского права. Объектами авторского права при­знаются лишь такие произведения, которые обладают предусмотренными законом признаками. Такими признаками являются творческий характер произведения и объективная форма его выражения.


Творческий характер произведения. В самом законе признак творчества не раскрывается, в сипи с чем в юридической литературе дается немало его определений.

По­казателем творческого характера произведения, по мнению большинства российских ученых, является его новизна. Новизна в данном случае рассматривается как синоним оригинальности произведения. Она может выражаться в новом содержании, в ноу)й форме произведения, в новой идее, в новой научной концепции и т.п. В этом смысле всякое творческое произведение характеризуется оригинальностью, новизной, неповторимо­стью и уникальностью.

Новизна как самостоятельный признак охраноспособного объекта необходима лишь в патентном праве, поскольку в регулируемой им сфере объективно возможно совпадение результатов разработок различных лиц. В этой связи большое значение здесь придается понятию приоритета, которое совершенно неизвестно авторскому праву. В авторском праве, охраняющем форму произведения, признак новизны как самостоятельный критерий его охраны является излишним, поскольку он полностью погло­щается признаком творчества.

Объективная форма и воспроизводимость произведения. Произведение как результат творческой деятельности автора становит­ся объектом авторского права лишь при условии, что оно выражено в какой-либо объективной форме.

Чтобы творческий результат приобрел общественную значимость и характер объекта автор­ского права, он должен быть воплощен в какой-либо объективной форме: письменной (рукопись, машинопись, нотная запись и т.д.), устной (пуб­личное произнесение, публичное исполнение и т.д.), звуко- или видеоза­писи (механической, магнитной, цифровой, оптической и т.д.), изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и т.д.), объемно-пространственной (скульптура, модель, макет, сооружение и т.д.) или другой форме. Иными словами, произведение должно существовать в форме, которая отделена от личности автора и приобрела самостоятельное бытие. При этом для признания произведения объектом авторского права вовсе не требуется завершенности работы. Закон в равной степени охраняет как законченные, так и незавершенные произ­ведения, в частности эскизы, планы и иные промежуточные результаты, используемые авторами при создании произведений.

Объективная форма выражения произведения тесным образом связана с возможностью его воспроизведения.

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», ограничивается указанием на необходимость придания произведению объективной формы и, в отличие от ст. 475 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 134 Основ гражданского законодательства 1991 г., не упоминает при этом о том, что данная форма должна позволять воспроизводить результат творческой деятельности автора (п. 2 ст. 6). Иными словами, законодатель однозначно признал, что авторским правом охраняются любые выражен­ные вовне произведения, в том числе и те, объективная форма которых не связана с материальным носителем. Конечно, защита подобных произве­дений, например, публично произнесенных, но нигде не зафиксированных речей, лекций, докладов, особенно защита их от искажения, представляется более сложной, чем защита произведений, связанных с каким-либо мате­риальным носителем. Но в принципе она может быть обеспечена, в связи с чем исключение из закона специального упоминания о возможности воспроизведения результата творческой деятельности как особого признака охраняемого произведения представляется оправданным.


Назначение и достоинства произведения. В советской юридической литературе было высказано мнение, что одним из критериев охраноспособности произведения должна считаться его общественная полезность1 . Однако эта позиция поддержки в науке не получила и была отвергнута подавляющим большинством ученых. Ни , прежнее, ни ныне действующее законодательство такого требования к произведениям не содержало и не содержит. Более того, ст. 8 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» прямо подчеркивает, что авторское право распространяется на все произведения, независимо от их назначения , и достоинств. Это означает, что авторским правом в равной степени охраняются как высокохудожественные произведения, так и те произведе­ния, художественные достоинства которых невысоки.

Выполнение формальностей. Для возникновения, осуществления и охраны авторского права не требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо иных формальностей. Это прин­ципиальная позиция законодательства России, в соответствии с которой авторское право порождает сам факт создания произведения (п. 1 ст. 9 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Кроме того, закон не требует подтверждения наличия у произведения предусмотренных кри­териев, т.е. необходимости какой-либо квалификации произведения как такового для признания его объектом авторского права. В том случае, если возникший спор по поводу авторских прав связан с вопросом о признании того или иного результата интеллектуальной деятельности произведением, охраняемым авторским правом, он решается судом исходя из наличия или отсутствия рассмотренных выше критериев охраноспособности произведения.

Указывая на отсутствие формальностей как условия охраноспособно­сти произведения, следует иметь в виду, что после присоединения СССР в 1973 г. к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. на всех печатных изданиях (книгах, журналах, конвертах грампластинок и магни­тофонных записей и т. п.) стал проставляться знак охраны авторского права, который состоит из трех элементов: латинской буквы «с» в окружности: ©; имени (наименования) обладателя исключительных авторских прав; года первого опубликования произведения. Порядок и условия проставления знака охраны подробно регламентированы рядом нормативных актов2 . Использование знака охраны, которое подтверждено п. 1 ст. 9 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», не означает введения в российское право требования о выполнении формальностей как условия возникнове­ния охраны.

Применение знака охраны зависит от усмотрения обладателя исклю­чительных авторских прав. Правовой охраной в равной степени будут пользоваться как произведения, на которых проставлен знак охраны, так и произведения без такого знака.

Аналогичное значение имеет и предусмотренная ст. 13 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» регистрация програм­мных средств в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем. Регистрация программных средств осуществляется исключительно по желанию правообладателя, ей не придается никакого правообразующего значения, но факт регистрации может сыграть полезную роль при разрешении спора об авторстве на программу или ее незаконном использовании.

Правовое значение отдельных элементов произведения. Объектом авторского права является не только произведение в целом, но и часть произведения (включая его название), которая является резуль­татом творческой деятельности и может быть использована самостоятельно (п. 3 ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). В этой связи большое значение для понимания сущности правовой охраны про­изведений по российскому законодательству имеет принятое в литературе выделение у произведения «юридически безразличных» и «юридически значимых» элементов. В российской юридической литературе эта проблема наиболее глубоко исследована в работах В. Я. Ионаса1 , который не оста­новился на традиционном выделении у произведений формы и содержания, а детально рассмотрел все составляющие их структурные элементы. В итоге им были предложены две группы элементов произведения. К юридически безразличным, т. е. неохраняемым, элементам произведения художествен­ной литературы были отнесены тема, материал произведения, сюжетное ядро, идейное содержание. В теории литературы эти элементы называют содержанием произведения. Их заимствование не налагает на пользовате­лей никаких обязанностей, т. е. не является нарушением авторского права.

В принципе аналогично решается вопрос с охраной сюжетного ядра произведения. История лите­ратуры и искусства знает немало творений, в которых используются сходные сюжетные ходы и один и тот же исходный материал.

Такой же позиции придерживается судебная практика.

К содержанию произведения, которое как таковое не защищается Фирмами авторского права, относится и такой элемент произведения, как его название (заголовок). Однако если название является оригинальным и отражает творческую самобытность автора, оно пользуется правовой охра­ной.

К юридически значимым (охраняемым) элементам произведения от­носятся образы язык произведения. Под художественным образом пони­мается специфическая для искусства форма отражения действительности и выражения мелей и чувств художника. Художественный образ рождается в воображении художника, воплощается в создаваемом им произведении в той или иной материальной форме (пластической, звуковой, жесто-ми-мической, словесной) и воссоздается воображением воспринимающего искусство зрителя, слушателя, читателя2 . В науке авторского права создан­ные художником образы именуются внутренней формой произведения. Она пользуется правовой охраной, так как является результатом творческой деятельности и отражает индивидуальность своего творца. Считается, что в принципе образы произведения могут быть заимствованы для создания нового, творчески самостоятельного произведения при условии придания им новой внешней формы. В этом случае, однако, закон требует обяза­тельного согласия автора первоначального произведения и указания ис­точника заимствования.

Внешней формой произведения является язык произведения, под которым понимаются свойственные автору средства и приемы создания художественных образов, т. е. совокупность используемых им изобразитель­но-выразительных средств. Язык произведения заимствован быть не может, в таком случае используется цитирование с указанием источника.

Теоретическое разграничение элементов произведения на охраняемую законом форму и не охраняемое содержание проводится в отношении не только художественных, но и научных произведений. Так, считается, что такие образующие содержание научного произведения элементы, как постановка научной проблемы, метод научного исследования, научные факты, интерпретация, систематизация, гипотеза и теория и др., самосто­ятельного правового значения не имеют и не охраняются сами по себе, вне определенной формы1 . В обоснование этого справедливо указывается, что научное открытие, составляющее элемент содержания научного произве­дения и не получившее в качестве этого элемента правовой охраны, было выделено как самостоятельный объект гражданского права. Если бы от­крытие получало достаточную правовую охрану по авторскому праву, то не было бы нужды в создании самостоятельного правового института в виде права на открытие2 .

Что же касается охраняемых элементов научного произведения, то к ним относятся: 1) внешняя форма, т.е. его язык, включающий особые научные знаки и символы, и 2) внутренняя форма, которую образуют принятая автором последовательность изложения научных понятий, логи­ка, система раскрытия научных идей и расположение материала.

В связи с тем, что авторское право охраняет форму произведения, для установления случаев нарушения авторских прав путем заимствования решающее значение имеют буквальные совпадения, для установления которых составляются таблицы совпадений («текст на такой-то странице в одном произведении соответствует тексту на такой-то странице в другом произведении»)3 .

2. Произведения, не охраняемые авторским правом

К числу объектов, не охраняемых авторским правом, относятся прежде всего те из них, которые не обладают хотя бы одним из признаков произведения науки, литературы и искусства. Так, если лицом в ходе проделанной работы достигнут не творческий, а чисто технический резуль­тат, он нормами авторского права не охраняется. К такого рода результатам относятся, в частности, телефонные справочники, расписания движения, адресные книги и т. п. при условии, что составителем не была применена оригинальная система изложения справочных данных. В спорных случаях наличие творческого вклада устанавливается экспертизой, проводимой соответствующими специалистами.

В связи с тем, что доктрина российского авторского права предполагает охрану лишь формы произведения, а не его содержания, в литературе /неизменно отмечалось, а ныне нашло прямое отражение в п. 4 ст. 6 Закона , «Об авторском праве и смежных правах» положение о том, что авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты. Некоторые из перечисленных результатов творческой деятельности охраняются в рамках иных институтов , права, например патентного права; вопросы охраны других творческих результатов обсуждаются в научных кругах. Но сами по себе идеи, принципы, факты и подобные им результаты творческой деятельности авторское право не охраняет.

Наряду с подобными объектами существуют произведения, обладаю­щие всеми необходимыми признаками, но не охраняемые авторским правом в силу прямого указания закона. К их числу относятся следующие четыре категории произведений.

Во-первых, не пользуются правовой охраной произведения, на которые истек срок действия авторского права. Здесь же отметим, что истечение срока охраны никак не влияет на охрану авторства, имени автора и неприкосно­венности произведения.

Во-вторых, из сферы правовой охраны исключены официальные до­кументы, их официальные переводы, а также государственные символы и знаки. К числу официальных документов относятся законы и иные акты нормативного характера — инструкции, указания, стандарты, методиче­ские рекомендации, уставы юридических лиц и т. п., судебные решения и иные акты правоприменительных органов — обвинительные заключения, представления прокуратуры, акты органов предварительного следствия и т.п., а также иные официальные документы, исходящие от организаций и должностных лиц, — отчеты, справки, патентные описания, иски и т. п. Государственными символами и знаками считаются флаги, гербы, гимны, ордена, денежные знаки и т.п.

Это и понятно, так как указанные объекты могут эффективно выполнять свою роль лишь в том случае, если они используются широко и без каких-либо ограничений.

В-третьих, в силу прямого указания закона не охраняются авторским правом произведения народного творчества. К ним относятся произведения фольклора — частушки, поговорки, анекдоты, танцы и т. п. произведения народных художественных промыслов, народные костюмы, традиционная архитектура и т. п. При этом имеются в виду прежде всего произведения современного народного творчества, поскольку выделение в особую группу ранее созданных произведений такого рода не имело бы большого смысла, ибо они не охраняются авторским правом в силу истечении срока охраны.

В-четвертых, не признаются объектами авторского права сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер (ст. 8 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Единственное, на что вправе претендовать автор сообщения или впервые опубликовавший его орган массовой информации, — это требовать указания другими органами печа­ти, сообщающими данную информацию, на источник ее первоначального обнародования. Так, согласно ст. 23 Закона РФ «О средствах массовой информации», при распространении сообщений и материалов информа­ционного агентства другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство обязательна. Обязательность ссылки на другие (кроме информационных агентств) средства массовой информации, а также конкретных лиц, первыми получивших ту или иную информацию, имеется лишь тогда, когда такая просьба или условия прямо выражены этим органом или автором конкретного сообщения. В тех же случаях, когда сообщение о том или ином событии сопровождается авторским комментарием, оцен­ками значимости происшедшего, прогнозами, анализом или иной интер­претацией, оно приобретает режим объекта авторского права. Дословное воспроизведение таких сообщений допускается с обязательным указанием имени автора, если только автором это специально не запрещено (п. 3 ст. 19 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Не так давно в отечественной практике достаточно остро встал вопрос о том, охраняются ли авторским правом программы теле- и радиопередач и, соответственно, могут ли газеты их свободно перепечатывать. Страсти по этому поводу особенно накалились после принятия 19 мая 1994 г. Судебной палатой по информационным спорам при Президенте РФ реко­мендации «О правовой природе программ теле- и радиопередач, публику­емых в периодических печатных изданиях»1 .

Судебная палата высказалась в пользу признания программ передач объектами интеллектуальной собст­венности, право распоряжения которыми, в том числе распространение программ, принадлежит телерадиокомпаниям. Такое решение вопроса вызвало крайне негативную реакцию многих периодических изданий, а также полемику на страницах печати2 . При этом как сторонники, так и противники принятой Судебной палатой рекомендации ссылались на соответствующие примеры из практики, а также апеллировали к уже состоявшимся судебным процессам, завершившимся прямо противопо­ложными решениями.

Если же обратиться к существу дела, то его можно свести к двум тесно взаимосвязанным вопросам, а именно: 1) соответствуют ли программы передач требованиям, предъявля­емым к объектам авторского права и 2) если они не являются объектами авторского права, то могут ли телерадиокомпании передавать их периоди­ческим изданиям за плату.

Указанные интеллекту­альные достижения в случае, если они выражены в доступной для воспри­ятия форме, являются одной из составляющих содержания авторских произведений. Но авторское право в силу присущих ему ограниченных возможностей охраняет лишь форму, а не содержание произведений.

Возвращаясь непосредственно к программам передач, необходимо заметить, что суть усилий составителей сетки вещания заключается в творческой разработке именно содержательной части такого результата интеллектуальной деятельности, как программа. То, как соотносятся между собой передачи различных видов и жанров, какой категории слушателей и зрителей они адресованы, в какое время они передаются в эфир — это и многое другое является результатом творческой деятельности. В этом смысле программы передач сродни сборникам и другим составным произ­ведениям, которые признаются объектами авторского права в силу того, что включенный в них материал расположен по какой-либо оригинальной схеме. Как и по отношению к сборникам, применительно к программам радио- и телепередач правомерна постановка вопроса о недопустимости заимствования той оригинальной системы, которая положена в основу программы как совокупности определенных материалов, передаваемых в эфир.

От программы передач как совокупности передаваемых в эфир мате­риалов необходимо отличать программу передач как доводимую до слуша­телей (зрителей) информацию о тех передачах, которые будут переданы в эфир. Данная информация, если только она не подается в какой-либо оригинальной форме, никакого самостоятельного произведения не обра­зует. В таком своем понимании программа передач подпадает под сообще­ние о событиях и фактах, имеющее информационный характер и не являющееся объектом авторского права (ст. 8 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Из этого следует, что информация о программах передач может использоваться любыми заинтересованными лицами, в том числе газетами, свободно, т.е. без разрешения телерадиокомпаний и без выплаты какого-либо вознаграждения1 .

Сказанное, однако, вовсе не означает, что между организациями эфирного вещания и газетами не могут заключаться договоры о передаче информации о программах передач для их печатания в газетах. В совре­менном мире информация уже давно приобрела товарный характер и выступает в качестве особого объекта договорных отношений, связанных с ее сбором, хранением, поиском, переработкой, распространением и использованием в различных сферах человеческой деятельности2 . В этом плане программа передач как особый информационный продукт может передаваться на определенных условиях любым заинтересованным лицам.

Иными словами, организации эфирного вещания могут продавать информацию о программах своих передач, но только тем газетам, которые заинтересованы в ее приобретении для получения тех или иных преиму­ществ. Те же газеты, которые получают эту информацию законным путем из других источников, например, узнавая ее из газет, уже опубликовавших программы передач, могут делать это свободно, так как никакого наруше­ния авторских прав здесь не происходит.


3. Виды объектов авторского права

Круг охраняемых законом произведений достаточно широк и много­образен. Произведения различаются по объективной форме, способам их воспроизведения, степени самостоятельности, видам использования и це­лому ряду других оснований. Естественно, что различия, имеющиеся между отдельными видами произведений, учитываются при их охране и сказыва­ются на их правовом режиме. В связи с этим выделение отдельных видов произведений представляет собой не только теоретический, но и большой практический интерес.

Прежде всего заслуживает внимания вопрос о делении охраняемых законом произведений на произведения науки, литературы и искусства.

Так, произведения литературы, если под литературой понимать любые произведения, выра­женные в словесной (языковой) форме, в зависимости от их содержания являются произведениями либо науки, либо искусства. Специальное вы­деление литературных произведений имеет смысл лишь в том случае, если ими охватывается особая группа произведений, не подпадающих под произведения науки или искусства.

С учетом сказанного произведениями науки, по смыслу закона, являются любые произведения, основное содержание которых состоит в выработке и систематизации объективных знаний о действительности, включая произведения научной литературы. Произведениями литературы признаются художественные произведения, выраженные в словесной форме. К произведениям искусства относятся все остальные произведения художественного творчества, вклю­чая произведения архитектуры, живописи, графики, скульптуры, декора­тивно-прикладного искусства, музыки, кино и театра и т.д.

В российской юридической науке был поставлен вопрос о том, будет ли пользоваться правовой охраной произведение, обладающее всеми при­знаками объекта авторского права, но не относящееся прямо к сфере науки, литературы и искусства, например произведение технического творчества1 . Отвечая на него, Э. П. Гаврилов пришел к справедливому выводу, который разделяется и современной практикой, что охраной по действующему законодательству пользуются любые произведения, в которых проявляется творчество и которые обладают всеми предусмотренными законом призна­ками объекта авторского права.

Поэтому все произведения, раскрывающие содержание технических решений до их квалификации в качестве изобретений и иных объектов патентного права, должны пользоваться авторско-правовой ох­раной как произведения науки.

Ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» относит к объектам авторского права широкий круг произведений творчества. По сравнению с ранее действовавшим законодательством (ст. 475 ГК 1964 г.) круг охраняемых произведений, во-первых, значительно расширен за счет включения в состав объектов авторского права новых видов произведений, в частности произведений садово-паркового искус­ства, дизайна, картографических произведений, программ для ЭВМ и др. Во-вторых, он стал более упорядоченным, поскольку построен с учетом различий, существующих между способами выражения различных резуль­татов творчества. Конечно, и сейчас некоторые виды произведений, выде­ленные особо, целиком поглощаются другими видами произведений. Так, например, переводы и сборники подпадают под понятие литературных произведений. Однако основное назначение закрепленного в законе пе­речня охраняемых произведений состоит не в том, чтобы дать их идеальную классификацию, а в том, чтобы отразить в относительно упорядоченном виде их наиболее распространенные виды.

Следует подчеркнуть, что закрепленный законом перечень охраняемы) произведений носит лишь примерный, ориентировочный характер. Есл1 тот или иной творческий результат не подпадает ни под один из перечисленных в законе видов произведений, но отвечает всем требуемым по закон: условиям, он признается произведением и пользуется такой же охраной как и прямо названные в законе объекты авторского права.


Литературные произведения. В своем значении литературное произведение охва­тывает собой не только литературно-художественные, но и научные, учебные, публицистические и иные работы. При этом само литературное произведение может находиться в устной, письменной или иной объектив­ной форме, допускающей возможность восприятия его третьими лицами. Оно может быть как зафиксировано на бумаге, пленке, грампластинке, магнитном диске или ином материальном носителе, так и выражено в устной форме, в частности публично произнесено или исполнено.

а) Речи, лекции, доклады и иные устные выступления. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» в отличие от ГК РСФСР 1964 г. не упоминает особо об охране таких литературных произведений, как речи, лекции, доклады и иные устные произведения. Однако, поскольку закон содержит общее указание на то, что правовой охраной пользуются и произведения, выраженные в устной форме, можно сделать вывод, что по российскому законодательству речи, проповеди, выступления и подобные им произведения охраняются.

Лицо, претендующее на охрану своих авторских прав, должно доказать факт нарушения. Это весьма трудно . сделать автору, который публично произнес или исполнил свое литературное произведение, но не позаботился о придании произведению более устойчивой формы. Такое произведение практически невозможно защи­тить от искажения и очень трудно — от неправомерного использования. Не случайно поэтому российской судебной практике не известны споры по поводу нарушений авторских прав на устные произведения1 .

б) Письма, дневники, личные заметки. К числу охраняемых законом литературных произведений, безусловно, относятся письма, дневники, личные записи и иные аналогичные документы личного характера, хотя закон и не выделяет их особо среди других литературных произведений. Проблема охраны прав граждан, создающих или хранящих указанные документы, имеет три аспекта. Первый из них связан с тем, что эти личные документы рассматриваются как произведения, охраняемые авторским правом. В этой связи право на письма, дневники, записки, заметки и т. п. принадлежит их автору, только с согласия которого и может быть осуще­ствлено их опубликование. Второй аспект данной проблемы состоит в том, что указанные документы, как правило, носят частный характер и затра­гивают личную сферу человеческой жизни.

Поэтому правовая охрана писем, дневников и иных подобных доку­ментов связана с обеспечением конституционного права граждан на охрану их частной жизни. Согласно ст. 23—24 Конституции РФ «каждый имеет право на неприкосновенность его частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений... Сбор, хранение, использование и распространение информа­ции о частной жизни лица без его согласия не допускается».

Тайна документов личного характера охраняется независимо от цен­ности содержащихся в них сведений.

В случае смерти кого-либо из указанных лиц подобные документы могут публиковаться с согласия пережившего супруга и детей умершего.

Третий аспект данной проблемы связан с правом собственности на письменные документы, содержащие сведения о частной жизни. Так, собственником письма, телеграммы или иного сообщения является лицо, которому они адресованы. Как собственник, он в принципе может по своему усмотрению распорядиться принадлежащим ему документом как материальным предметом, например, может его уничтожить, подарить, продать в качестве автографа и т.п. Однако в этом случае он несет ответственность за возможное распространение содержащихся в документе сведений частного характера.

Если материалы дневников, заметок, писем без разрешения автора или его родственников готовятся к опубликованию, то эти лица могут обра­титься в суд с иском о запрещении опубликования, об изъятии из обраще­ния уже изданных материалов, а также о возмещении нанесенного морального вреда.

в) Интервью, дискуссии, письма в редакцию. Под интервью понимается встреча, в процессе которой писатель, репортер или комментатор получает от собеседника информацию для опубликования. Однако значение интер­вью не в простом выяснении сведений, для получения которых имеются другие источники информации, а в живом общении с людьми, позволяю­щем узнать их мнения, оценки тех или иных событий, причины поступков и т. п. Кроме того, интервью должно отражать индивидуальные, неповто­римые черты героев, их характеры, особенности поведения и т. д.1 . Всего этого можно достичь лишь в том случае, если интервью является резуль­татом творческой деятельности и не сводится к простому механическому воспроизведению ответов на произвольно составленные вопросы. Разуме­ется, интервьюер должен максимально точно доводить до читателей, зрителей, слушателей ответы и суждения собеседника. В частности, купюры и монтаж допускаются лишь с согласия интервьюируемого и при условии, что они не искажают основных высказанных мыслей. Однако интервью становится охраняемым законом произведением, если оно приобретает оригинальную форму благодаря тщательно проломанной композиции и своему индивидуальному стилю.

Вопрос об авторстве на интервью представляет известную сложность и не предполагает однозначного ответа.

Творческий вклад журналиста состо­ит прежде всего в подборе, последовательности и формулировке вопросов. Нередко журналист не только спрашивает, но и сам что-то утверждает, задавая тон всему интервью и направляя интервьюируемого на развитие 1 определенной мысли или ее оспаривание. Кроме того, нередко задачей журналиста является придание ответам собеседника надлежащей литературной формы, освобождение ответов от ненужного балласта и т. п. Таким образом, творческое участие журналиста в создании интервью сомнений не вызывает.

Если интервьюируемый лишь ограничивается ответами на вопросы, которые ставит ему интервьюер, и не играет в интервью активной роли, его вклад не носит творческого характера и потому не может служить основанием для претензий на авторство. В этом случае интервьюируемый вправе лишь требовать, чтобы его ответы не были искажены при опубликовании, и может рассчитывать на единовременное вознаграждение за данное им интервью, если этим было обусловлено его согласие на него. Напротив, если интервьюируемый внес творческий вклад в создание интервью, который может выражаться как в совместной с журналистом работе над композицией интервью, так и в оригинальной формулировке ответов, то имеются все основания для при­знания его соавтором данного литературного произведения. В соответствии со сложившейся практикой такое соавторство оформляется подписью журналиста и визой интервьюируемого.

Аналогичным образом решается в принципе и вопрос об авторстве на такой особый вид литературных произведений, как дискуссия.

Своеобразным правовым режимом обладает такой вид литературных произведений, как письма в редакцию. В отличие от писем частного характера, которые, как отмечалось, не предназначены для опубликования, письма, направленные в редакции газеты журналов, могут быть последними опубликованы, за исключением случаев, когда в письмах содержится прямой запрет на публикацию.

Письмо в редакцию всегда имеет автора, независимо от того, указал ли он свое имя, подписался ли псевдонимом или прислал письмо без подписи. Безусловно, оно является объектом авторского права, так как требует творческого вклада для его составления. В нем особое значение имеют авторская позиция, авторское повествование, авторское раздумье, комментарии, оценка фактов — все здесь синтезировано, включая и своеобразие литературно-стилистических средств1 .

Однако нельзя сбрасывать со счетов и то, что письма в редакцию, как правило, произведения непрофессиональные.

Поэтому в большинстве случаев перед опубликованием отобранные письма подвергаются редакторской обработке.

Если после редакционной обработки у редакции возни­кают какие-либо сомнения, во избежание возможного конфликта с автором целесообразно ознакомить его с конечным вариантом письма и заручиться письменным согласием автора на его опубликование.

г) Переводы. Самостоятельным видом литературных произведений, охраняемых авторским правом, является перевод произведения на другой язык.

Для него первостепенное значение имеет передача сти­листических особенностей и художественного своеобразия переводимого произведения, литературной манеры и творческой неповторимости лично­сти его автора. Иными словами, при переводе происходит творческое воссоздание переводимого произведения в новой языковой форме2 .

Уровень перевода определяется в первую очередь умением переводчика максимально точно передать специфику образного стиля автора оригиналь­ного произведения. Однако совершенно очевидно, что в любом творчески выполненном переводе неизбежно отражается и индивидуальность лично­сти самого переводчика. Если, однако, труд переводчика не является творческим и сводится лишь к дословному переводу без надлежащей научной и литературной обработки, такой перевод объектом авторского права не признается.

Точно такую же задачу выполняет так называемый «машинный» перевод, который делают современные электронные лингви­стические системы. Ни у кого не возникает сомнений в отсутствии творчества в деятельности ЭВМ. Кроме того, подстрочный перевод, как правило, служит лишь промежуточной формой создания литературного перевода и поэтому как бы «растворяется» в последнем. Таким образом, объектом авторского права является лишь творчески обработанный лите­ратурный перевод.

Не признается объектом авторского права перевод официальных документов, если сам перевод имеет официальный характер. По одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России, рассмотрев требования автора перевода ведомственной инструкции о выплате ему вознаграждения за ее переиздание, указала, что «на перевод официальных материалов (законов, ведомственных инструкций, судебных решений и т. п.), который также имеет официальный характер, авторское право не распространяется и труд переводчика в этом случае оплачивается не по нормам авторского права, а по трудовому соглашению»3 .

д) Программы для ЭВМ. В настоящее время в России, как и во всем мире, алгоритмы и программы для ЭВМ приобрели значение товарной продукции. Эта продукция соединяет в себе результаты интеллектуального творчества и индустриального труда большой сложности. Известно, что затраты на создание программных средств во много раз превышают затраты на производство самих ЭВМ. Однако в авторском законодательстве России до самого последнего времени не были определены ни характер и объем прав разработчиков программных средств, ни способы их охраны.

Впервые это решение было законодательно закреплено в Основах гражданского законодательства 1991 г., которыми программы для ЭВМ и базы данных были отнесены к объектам авторского права (ст. 134), и в Законе СССР «Об изобретениях в СССР» 1991 г., который указал, что алгоритмы и программы для ЭВМ не признаются изобретениями (ст. 1). В последующем данная позиция была воспринята российским законодательством и нашла четкое отражение в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» (ст. 7), в Законе РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» (ст. 2) и Патентном законе РФ (ст. 4).

Было учтено, что авторско-правовая охрана программ для ЭВМ является более оперативной, дешевой и демок­ратичной по сравнению с их охраной по нормам патентного законодатель­ства. Сложность экспертизы программ на мировую новизну, длительность процедуры патентования, нецелесообразность в раде случаев публикации описания программ — эти и некоторые другие, сходные с этими обстоя­тельства склонили выбор в пользу авторского права, которое не выдвигает каких-либо формальных требований для предоставления охраны. Наконец, большое значение сыграл и тот факт, что авторско-правовой вариант охраны программного обеспечения уже был избран большинством разви­тых зарубежных стран.

Необходимо сразу подчеркнуть, что факту регистрации программы для ЭВМ российское законодательство не придает конститутивного значения. В ст. 4 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» специально указывается, что для признания и осуществления авторского права на программу для ЭВМ или базу данных не требуется депонирования, регистрации или соблюдения иных формальностей. Регистрация осущест­вляется исключительно по желанию правообладателя с целью облегчения доказывания его прав на программу и создания возможностей для более широкого ее использования.

Наряду с охраной программ для ЭВМ в последние годы приобрел актуальность вопрос об охране произведений, созданных при помощи ЭВМ. Если первоначально в юридической литературе господствовало мнение, согласно которому созданный ЭВМ продукт не может считаться творческим произведением, а значит, и объектом авторского права, то сейчас под влиянием достигнутого прогресса данная позиция разделяется далеко не всеми учеными.

Разумеется, авторами таких произведений должна признаваться не ЭВМ, а создатели программы, с помощью которой достигнут данный результат. Впрочем, следует подчер­кнуть, что данное мнение — лишь одно из высказанных в литературе суждений на существо данной проблемы. Многие специалисты настаивают на том, что охраняемым законом объектом авторского права может быть лишь сама программа, а не достигнутый с ее помощью результат. В российских законодательстве и судебной практике данная проблема раз­решения пока не получила.


Драматические произведения. Объектами авторского права призна­ются драматические произведения во всех их жанровых разновидностях, методах сценического воплощения и формах объективного выражения.

Драматические произведения весьма близки к произведениям литера­туры и вполне могут рассматриваться в качестве одного из их видов наряду с произведениями художественной, научной, учебной и иной литературы. Их выделение в особый вид охраняемых законом произведений, по всей видимости, обусловлено присущей им спецификой художественных средств и формой использования. В частности, текст драматических про­изведений в отличие от других видов литературных произведений состоит из диалогов и монологов персонажей, а само произведение предназначено в основном для исполнения на сцене, т.е. публичного исполнения.


Музыкальные произведения с текстом и без текста, музыкально-дра­матические произведения. Определение. Закон не содержит определения понятия «музыкальное произведение», которое раскрывается лишь в теории авторского права. Музыкальным признается произведение, в котором художественные обра­зы выражаются с помощью звуков. Звук как основа музыкальной образно­сти и выразительности лишен смысловой конкретности слова и не воспроизводит фиксированных, видимых картин мира, как в живописи. Вместе с тем он специфическим образом организован и имеет интонаци­онную природу.

Интонация и делает музыку звучащим искусством, как бы вбирая в себя многовековой речевой опыт и опыт ритмических движений.1

Перечня охраняемых музыкальных произведений закон также не дает, ограничиваясь общим указанием на музыкальные произведения с текстом и без текста, а также музыкально-драматические произведения. Обычно выделяются такие виды музыкальных произведе­ний, как оперы, балеты, оперетты, мюзиклы, симфонии, оратории, канта­ты, сюиты, увертюры, фантазии и т.д. Разумеется, для того чтобы пользоваться правовой охраной, указанные музыкальные произведения должны носить творческий характер независимо от их назначения и достоинств.

Музыкальные произведения могут быть воспринимаемы как непосред­ственно на слух при их исполнении, так и с помощью соответствующих технических средств — грампластинок, магнитофонных записей и т.д. Сле­дует учитывать, что с точки зрения современного российского авторского права охраняемыми являются любые публично исполненные музыкальные произведения, включая и те, которые не имеют какой-либо материальной формы.

а) Мелодия. К средствам выразительности в музыке принадлежат такие стороны и компоненты музыкальной формы, как мелодия, фактура, поли­фония, гармония, ритм, композиция и др. Среди названных компонентов особое место принадлежит мелодии, как выраженной одноголосно музы­кальной мысли. Закон о возможности охраны мелодии умалчивает.

Ряд авторов, справедливо считая мелодию основным элементом музыкального произведения, полагают, что будучи исполненной, мелодия обретает объективную форму и может быть воспроизведена и присвоена другими лицами. Поэтому они рассматривают мелодию в качестве объекта авторского права, который должен охраняться самостоятельно, безотноси­тельно к охране музыкального произведения в целом2 . По мнению других ученых, мелодия как таковая охране не подлежит, поскольку она неотрывна от других элементов музыкального произведения, в частности гармонии и ритма. Следовательно, выделить мелодию как самостоятельный объект охраны, существующий вне связи с другими элементами произведения, невозможно3 .

Она подлежит защите, но вместе с другими элементами музыкального произведения. Поэтому у нее отрицаются не качества объекта авторского права вообще, а лишь качества самостоятельного объекта4 .

Этим, по всей видимости, и пользуются многие авторы современности, так называемой "попмузыки", когда у более старой мелодии, написанной другим автором, заимствуются целые, вполне узнаваемые части. Но это не мешает им подписывать такую "творческую" работу только своим именем.

б) Аранжировка, оркестровка, вариации. Под аранжировкой понима­ется переложение музыкального произведения, написанного для опреде­ленных голосов, инструментов или ансамблей, например переложение оркестрового произведения на фортепиано или оркестровка, т.е. переложение музыкального произведения, написанного для одного музыкального инс­трумента, для исполнения оркестром.

Охраняется авторским правом и такое своеобразное музыкальное про-. изведение, как вариации, т. е. такая переделка музыкального произведения, при которой основная музыкальная тема первоначального произведения ; остается узнаваемой. Считается, что создатель вариации, меняя ритм и такт, изменяя манеру и тональность, осуществляет творческое воздействие на гармонию и мелодический строй произведения, что приводит к созданию хотя и несамостоятельного, но охраняемого авторским правом произведе­ния.


Сценарные произведения. Среди объектов авторского права названы сценарии, по которым ставятся фильмы, балетные спектакли, массовые представления и т.д. В зависимости от вида ставящихся произведений различаются и сами сценарии.

Сценарий, независимо от того, является ли он оригинальным или создан­ным в результате переработки чужого повествовательного или драматиче­ского произведения, должен считаться охраняемым объектом авторского права.


Аудиовизуальные произведения. Аудиовизуальные произведения ох­ватывают собой широкий круг кино-, теле- и видеопроизведений, которые рассчитаны на одновременное слуховое и зрительное восприятие аудито­рией. Сюда относятся прежде всего кино-, теле- и видеофильмы, незави­симо от их жанра и назначения (художественные, документальные, научно-популярные, учебные, мультипликационные и т.д.), объема (пол­нометражные, короткометражные, многосерийные и т.д.), исполнения (звуковые, немые., черно-белые, цветные, широкоэкранные и т. д.), слайд-фильмы, диафильмы, другие кино- и телепроизведения.

Так, творческий вклад в создание такого комплексного произведения, как кино- и телефильмы, вносят сценарист, художник, композитор, оператор, актеры и иные лица, труд которых синтетически объединяется искусством режиссера в новое худо­жественное целое. При этом некоторые компоненты фильма, такие, как сценарий, в том числе режиссерский, музыка, фотографические изображе­ния (кадры), эскизы, рисунки и макеты декораций, костюмов, реквизиты и т. п., могут существовать и использоваться отдельно от фильма и имеют значение самостоятельных объектов авторского права. Другие компоненты, в частности творческий вклад режиссера, оператора, артиста и некоторых других лиц, могут быть выделены лишь теоретически, но практически не поддаются обособлению от фильма в целом и не могут быть использованы самостоятельно1 .

Очевидно, что фильм, как и другие аудиовизуальные произведения, создается творческими усилиями многих лиц, что дает теоретические основания для признания их соавторами. Однако и в прежнем, и в ныне действующем законодательстве данный вопрос решен иным образом. Согласно ст. 486 ГК. РСФСР 1964 г., авторское право на любые фильмы (за исключением любительских) принадлежало предприятиям, осуществившим их съемку. За авторами произведений, вошедших составной частью в соответствующий фильм, признавалось лишь авторское . право на созданные ими произведения, но не на фильм в целом.

В соответствии со ст. 13 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" авторами аудиовизуального произведения признаны три лица: режиссер-постановщик, сценарист и автор музыки, специально созданной для этого аудиовизуального произведения. Иные лица, внесшие творческий вклад в создание аудиовизуального произведения (оператор-постановщик, художник-постановщик и др.), пользуются авторским правом каждый на свое произведение, но не имеют авторских прав на аудиовизуальное произведение в целом. В этом по российскому законодательству проявляется одна из важнейших особенностей правового режима аудиовизуальных произведений.

Говоря о телевизионных произведениях как самостоятельной разно­видности охраняемых законом аудиовизуальных произведений, закон имеет в виду лишь такие произведения, которые специально созданы для показа по телевидению. Нет никаких оснований для отнесения к их числу произведении литературы и искусства, которые были опубликованы ранее и использованы телевидением без переработки. В этом случае их показ по телевидению должен рассматриваться только как способ их использования. Поэтому, например, театральный спектакль, переданный по телевидению, не становится в силу этого особым телепроизведением.


Произведения изобразительного и декоративного искусства. Заметное место среди объектов авторского права занимают произведения изобразительного искусства. Закон понятия произведения изобразительного искусства не раскрывает, а в юридической литературе указывается, что сделать это практически невозможно ввиду большого разнообразия форм и технических способов выражения творческой мысли в произведениях такого рода.

Подзаконные акты и практика относят к ним произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, комиксы, графические рассказы, произве­дения монументального искусства и в значительной степени произведения декоративно-прикладного искусства.

Согласно российскому законодательству переход права собственности на произведение изобразительного искусства не означает одновременной уступки авторского права, которое сохраняется за автором, кроме переходящих к собственнику прав, в частности права демонстрировать произведение на публичных выставках. Сохранение за создателем произведения изобразительного искусства авторского права ограничивает, следовательно, права собственника картины, эскиза, скуль­птуры. Так, собственник обязан обеспечить неприкосновенность произве­дения изобразительного искусства, и поэтому он не вправе вносить какие-либо изменения в тот материальный объект, в котором оно вопло­щено. Собственник, далее, должен предоставлять автору возможность осуществлять свои авторские правомочия в отношении произведения, например копировать его, для чего должен быть обеспечен доступ к произведению.

Принадлежащее автору право пользования материальным объектом, находящимся в собственности другого лица, есть право на чужую вещь, которое может иметь только вещный характер. В соответствии со ст. 12 ГК автор может потребовать защиты его права на пользование своим произ­ведением. Суд может в своем решении установить условия и порядок осуществления авторских полномочий, обеспечивающие сохранность про­изведения и другие законные права и интересы собственника1 .

В юридической литературе в этой связи нередко приводится судебное дело по иску художника Ф. Ф. Федоровского к Театральному музею имени А. А. Бахру­шина и Советской филателистической ассоциации по поводу издания художественных открыток, изображающих постановку в Большом театре Союза ССР отдельных сцен из оперы «Борис Годунов». Ф. Ф. Федоровский был автором рисунков, декораций и костюмов. Фотосъемка отдельных сцен была произведена при его участии; однако выпуск открыток по этим съемкам был сделан без согласия художника. Ответчики в оправдание своих действий сослались на то. что издание открыток было репродукцией публичного зрелища и что само издание открыток является самостоятель­ным произведением. Верховный Суд СССР признал, во-первых, что ри­сунки художника сохраняют характер самостоятельного объекта авторского права и могут использоваться для воспроизведения отдельно от всего спектакля в целом, и, во-вторых, за художником сохраняются авторские права на созданное им произведение, хотя оно и перешло в собственность других лиц2 .

Копии произведений изобразительного искусства. Произведения изо­бразительного искусства в принципе могут (за исключением единичных случаев) не только воспроизводиться в виде репродукций, фотографий, слайдов и т.д., пои воссоздаваться в своей оригинальной предметной форме. Вопрос о правовом режиме копий произведений изобразительного искусства прямого разрешения в законодательстве не получил и должен решаться с учетом общих положений авторского права. Очевидно, что снятие копии с таких произведений допускается лишь с согласия автора или его правопреемников, а в некоторых случаях с согласия собственника, например музейного учреждения. Произведения изобразительного искус­ства, например скульптура, установленная в публичном месте, в отношении которой истекли сроки охраны, могут копироваться без чьего-либо разре­шения.

Судебной практике известно решение, которым было удовлетворено требование автора, создавшего копию неохраняемого скуль­птурного произведения, указать его имя при издании фотоальбома, в котором воспроизводилось изображение его произведения. Такое решение вопроса, равно как и признание за создателем копии произведения изобразительного искусства иных авторских прав, представляется совершенно справедливым.

Произведения декоративно-прикладного искусства и дизайна. Произ­ведения декоративно-прикладного искусства (далее —ДПИ) являются раз­новидностью произведений изобразительного искусства, хотя в законе они, ввиду своей значимости и присущих им особенностей, выделены в особую группу. Характерными признаками произведений ДПИ являются утили­тарность и художественность их исполнения.

Они могут быть уникальными, фактически неповторимыми, но большинство из них тиражируется в массовом количестве для удовлетворения культурных и бытовых потребностей граждан.

Закон определения произведению ДПИ не дает, указывая в лучшем случае ориентировочный перечень изделий культурно-бытового назначе­ния, который включает ювелирные, галантерейные, металлические изде­лия, изделия из кожи, кости, пластмассы, игрушки, значки, сувениры и т.п. В литературе произведения ДПИ определяются как художественные изделия бытового назначения, обладающие художественными и эстетиче­скими качествами, а также не только удовлетворяющие прямые практиче­ские потребности, но и являющиеся украшением окружающей среды и человека1 .

Решение художественного совета лишь выполняет функцию оценки достоинств произведения с точки зрения промышленного использования и является основанием для выплаты вознаграждения. В случае необходи­мости такое решение может быть заменено иным документом, в частности решением суда2 .

Основная теоретическая и практическая проблема, связанная с произ­ведениями ДПИ, состоит в их отграничении от охраняемых патентным правом промышленных образцов.

Единст­венное, что отличает рассматриваемые объекты друг от друга, — это то, что статус промышленного образца получается в официальном порядке по результатам патентной экспертизы на соответствие заявленного объекта установленным в законе требованиям. До того, как объект будет признан промышленным образцом, он охраняется в качестве объекта авторского права. В таком положении, на наш взгляд, нет ничего ненормального, ибо авторское право охраняет любые творческие результаты, воплощенные в объективную форму.

Что же касается специального упоминания произведений дизайна среди охраняемых авторским правом объектов, то это можно только приветствовать. Отсутствие такого указания в прежнем законодательстве порождало споры, поскольку некоторые пользователи отказывались счи­тать произведения дизайна объектами авторского права.

Фотографические произведения.

В настоящее время фотографии и иные произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, признаются объектами ангорского права без каких-либо изъятий и допол­нительных условий. Такое положение возникло далеко не сразу.

Труд фотографа приравниваются к тех­нической деятельности и не охранялся нормами авторского права. Однако уже тогда признавалось, что это было несправедливо по отношению к тем фотографическим произведениям, которые бесспорно содержали в себе творческий элемент.

В последующем Основы авторского права 1928 г. и ГК РСФСР 1964 г. включили фотографии в круг охраняемых произведений, но в качестве условия их охраны ввели требование обязательного указания на каждом экземпляре имени автора, места и года выпуска произведения в свет. В основе подобного подхода лежала идея, что сам фотограф должен решить, следует ли рассматривать его фотографию в качестве творческого произ­ведения или нет.

Вновь принятое законодательство об авторском праве исключило упоминание о выполнении каких-либо формальностей в отношении фотографий, признав их таким образом полноценными объектами авторского права. Наряду с фотографиями ав­торское право охраняет произведения голографии, т. е. объемные изобра­жения объектов, слайды и иные произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.

Охрана прав лица, изображенного на произведении изобразительного искусства. Закон устанавливает, что опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, на котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия детей и пережившего супруга (ст. 514 ГК РСФСР 1964 г.). В юридической науке указанное право именуется правом лица на собственное изображение или, что то же самое, правом на неприкосновенность внешнего облика. Данное право относится к одному из личных неимущественных прав граждан. Оно не входит в институт авторского права, но оказывает значительное влияние на осуществление авторских правомочий. Данное право сопряжено с известным ограничением прав автора по использованию своего произведения. Более того, само обнародование произведения, т. е. его доведение до неопределенного круга лиц, возможно лишь с согласия изображенного, которое должно быть получено до совершения этих действий.

После смерти изображенного на произведении лица согласие на обна­родование и использование произведения вправе давать только указанные в законе лица, к которым относятся дети и переживший супруг. К другим наследникам данное право не переходит, и потому в случае отсутствия детей и пережившего супруга произведение может использоваться свобод­но, без чьего-либо согласия.

Законом, однако, предусматриваются два случая, когда согласия изо­браженного лица или его близких на обнародование, воспроизведение, распространение и иное использование произведения не требуется. Во-первых, это допускается, когда изображенное лицо позировало за плату. Во-вторых, это может быть сделано, когда в государственных или общественных интересах осуществляется распространение информа­ции об изображенном лице. Что именно следует здесь понимать под государственными или общественными интересами, в законе не раскры­вается.

Отличительной особенно­стью этих и иных подобных случаев является то, что использование произведений производится с целью информации общества о лице, а не о произведении, на котором оно изображено.

Гражданин, права которого нарушены, может воспользоваться любой из предусмотрен­ных ст. 12 ГК мер защиты, в частности потребовать от ответчика снять изображение с витрины, запретить демонстрацию определенных кадров фильма, изъять тираж газеты иди журнала и т. д.


Произведения архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства. Произведения архитектуры и градостроительства, а также впер­вые специально упомянутые в новом законе произведения садово-парко­вого искусства обладают известной спецификой по сравнению с другими объектами авторского права. Прежде всего они, подобно произведениям декоративно-прикладного искусства, имеют двойное назначение.

С одной стороны, они служат удовлетворению определенных матери­альных потребностей людей, а с другой — выступают как произведения искусства и предназначены вызывать у людей чувство художественного удовлетворения. Очевидно, что авторско-правовой охране подлежит имен­но художественная сторона проектов, зданий, сооружений и т. д. Поэтому, например, объектом авторского права признается не весь проект со всеми его техническими и организационными решениями архитектурных идей в натуре, а лишь его архитектурная часть.

Далее, авторским правом охраняются как произведения архитектурной графики и пластики: эскизы, фасады, перспективы, проекты застройки, размеры, рисунки, планы озеленения, модели, макеты и т.п., так и собственно произведения архитектуры, градостроительства и садово-пар­кового искусства в виде зданий, сооружений, кварталов застройки, садов, парков и т. д. В юридической литературе нередко можно встретить утверждение, что объективной формой архитектурных произведений являются лишь чертежи и эскизы, но не сами объекты, которые по ним созданы1 . Согласиться с подобным утверждением, конечно, нельзя. Если четко различать произведение как благо нематериальное и его материальный носитель, то сомнений относительно признания зданий и сооружений охраняемыми законом архитектурными произведениями возникать не дол­жно. В настоящее время данный вопрос получил четкое разрешение в ст. 16 Закона РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», где подчеркивается, что объектами авторского права на произведения архитектуры являются как сам архитектурный проект, так и разработанная на его основе документация для строительства, а также архитектурный объект, т. е. здание, сооружение, их интерьер, объекты благоустройства и т. д., созданные на основе архитектурного проекта.

Наконец, в отношении архитектурных и аналогичных им произведений следует также четко различать авторские права их создателей и права по владению, пользованию и распоряжению зданиями и сооружениями как материальными объектами. Законодательство, в частности, не гарантирует автору архитектурного произведения его полную неприкосновенность, так как владелец здания в случае необходимости может вносить в него изме­нения и переделывать его в соответствии со своими нуждами. Однако это может делаться лишь при соблюдении условий, установленных ст. 21 Закона РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», в частно­сти, под контролем органа архитектуры и градостроительства, выдавшего архитектурно-планировочное задание.


Произведения хореографии и пантомимы. Хотя произведения хорео­графии и пантомимы издавна признавались советским законодательством самостоятельными объектами авторского права, до самого последнего времени непременным условием их охраны было наличие письменных или зафиксированных иным способом указаний относительно их постановки. В юридической литературе даже встречались утверждения, что объектом охраны в данном случае является не постановка танца как таковая, а литературное произведение, имеющее целью осуществить постановку на сцене2 . Однако, по мнению большинства ученых, объектом авторского права являлось все-таки само хореографическое произведение.

Современные технические средства позволяют зафик­сировать хореографическое произведение или пантомиму значительно более детально, чем любые самые подробные письменные указания поста­новщика. Однако и без фиксации хореографических произведений на каком-либо материальном носителе многие из них нередко могут быть весьма точно воспроизведены, что делает актуальной задачу их охраны с момента обнародования. Такую охрану закон им гарантирует, но при условии, что создатели хореографических произведений сумеют доказать свои авторские права на публично исполненные, но нигде не зафиксиро­ванные произведения.


Картографические произведения. К числу картографических произ­ведений относятся географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топогра­фии и другим наукам. Основной вопрос, который возникает применительно к охране такого рода произведений, состоит в том, являются ли они результатом творческой деятельности. Дать однозначный ответ на данный вопрос вряд ли возможно. Безусловно, не всякая карта иди план могут быть безоговорочно отнесены к объектам авторского права. Ими, в частности, вряд ли можно признать такую карту или план, которые составлены исключительно с помощью технических средств, например путем аэрокос­мической съемки, результаты которой обработаны компьютером.


Сборники и другие составные произведения. Особым объектом ав­торского права признаются по российскому законодательству сборники и другие составные произведения, которые создаются путем творческого соединения в единое целое произведений, автором которых составитель не является. Суть творческой деятельности составителя заключается в том, что он самостоятельно отбирает необходимый материал, располагает его по оригинальной системе и зачастую подвергает его обработке, например, адаптирует древний текст к современным требованиям, снабжает его комментарием, отсылками, предметным и именным указателями и т.п.

Разумеется, простая техниче­ская работа, например подготовка сборника нормативных актов, расположенных в хронологическом порядке, творческой деятельностью не признается и авторско-правовой охраной не пользуется.

Вполне понятно, что авторское право составителя распространяется именно на сборник как таковой, но никак не на произведения, включенные в сборник. Поскольку произведением является лишь сама система распо­ложения материала или его обработка, это не препятствует другим лицам подвергнуть тот же материал иной систематизации и обработке и тем самым создать новое произведение.

Правовой режим сборника имеет и такой объект авторского права, как база данных, под которой понимается объективная форма представления и организации совокупности данных (статей, расчетов и т.д.), системати­зированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ. Как и во всяком сборнике, результат творческой деятельности здесь выражается в особом подборе и организации данных, независимо от того, являются ли сами эти данные объектами авторского права.

Обнародованные (опубликованные) и необнародованные (неопубликованные) произведения. Важнейшее значение имеет деление произведений на обнародованные и необнародованные, а также близкое к нему, но не совпадающее с ним — на опубликованные и неопубликованные. Сразу оговоримся, что автор­ским правом охраняются и те и другие произведения, что специально подчеркивается в ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Однако если необнародованные произведения охраняются законом без каких-либо изъятий, обнародованные произведения в некоторых прямо предусмотренных в законе случаях могут быть использованы заинтересо­ванными лицами без согласия автора и даже вопреки его возражениям. Аналогичные различия существуют между опубликованными и неопубли­кованными произведениями. В силу этого понятия «обнародование» и «опубликование» играют в авторском праве России весьма значительную роль.

Понятие «обнародование» характеризуется следующими основными моментами. Во-первых, в какой бы форме ни осуществлялось обнародо­вание, оно охватывает собой действия, которые впервые делают произве­дение доступным для всеобщего сведения. В этой связи обнародовать произведение, по общему правилу, можно лишь один раз, если только автор не воспользуется своим правом на отзыв уже обнародованного произведе­ния (ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»), а затем вновь сделает свое произведение доступным для публики.

Во-вторых, доведение произведения до сведения третьих лиц лишь тогда приобретает юридическое значение обнародования, когда это сделано с согласия автора или его правопреемников.

Если произведение обнародовано помимо его воли, оно с юридической точки зрения сохраняет режим необнародованного. На этом основании автор вправе воспрепятствовать свободному использова­нию произведения, когда закон это допускает; он может потребовать изъятия экземпляров произведения из обращения, может обязать наруши­теля опубликовать в печати сообщение о нарушении его прав и т. п.

В-третьих, обнародование произведения может быть осуществлено с помощью любых действий, которые делают произведение доступным для публики, в том числе путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, передачи в эфир или иным способом. По смыслу закона для обнародования вполне достаточно одного экземпляра произведения.

В-четвертых, закон не связывает указанные выше способы доведения произведения до сведения третьих лиц с взиманием платы за это. Обнаро­дованием будет считаться, например, как бесплатная демонстрация произ­ведения, так и платный его показ. Кроме того, закон не требует, чтобы произведение было непременно фактически доведено до сведения третьих лиц; важно лишь, что для знакомства с произведением была создана реальная возможность. Например, диссертация на соискание ученой сте­пени, которая в соответствии с установленными требованиями помещается в библиотеке по крайней мере за месяц до защиты, будет считаться обнародованной, даже если никто, кроме официальных оппонентов, с ней фактически не ознакомился.

В-пятых, обнародованием признается создание возможности ознако­миться с произведением для неопределенного круга лиц. В данном случае предполагается, что в принципе каждый желающий может ознакомиться с произведением.

В-шестых, обнародование, даже если оно осуществлено самим автором или с его согласия, может быть аннулировано автором путем отзыва произведения. В этом случае произведение вновь приобретает режим необнародованного со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В отличие от обнародования опубликование связывается российским законодательством лишь с такими действиями, которые означают выпуск • в обращение экземпляров произведения. Иными словами, речь идет об изготовлении и выпуске в обращение копий произведения, изготовленных в любой материальной форме. При этом указанные действия должны быть также, как и действия по обнародованию, совершены с согласия автора произведения, а количество выпущенных экземпляров должно быть доста­точным для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

По прямому указанию конвенции опубликованием считается выпуск только таких экземпляров произведения, которые предназначены для читатель­ского или зрительского восприятия. В частности, не признается опубли­кованием согласно Всемирной конвенции выпуск в обращение грампластинок и иных звукозаписей литературных, музыкальных и любых иных произведений, так как они предназначены для слухового восприятия. Российский авторский закон подобных ограничений не содержит и считает опубликованием выпуск в обращение любых экземпляров произведения, независимо от того, в какой конкретной материальной форме они выра­жены и в какой форме воспринимаются публикой. Налицо явное расхож­дение между положениями, закрепленными международным договором и внутренним законодательством.

Если учесть, что определение «выпуск в свет» сформулировано в конвенции как вполне завершенное, т. е. не делающее отсылку к внутреннему законодательству каждой страны, участвующей в конвенции, а четко определено самой конвенцией, то оно и должно применяться судами и иными правоприменительными органами России. Иное решение вопроса не согласуется с принципами правового государства, о желании создать которое так много говорится в России в последние годы.

Произведения оригинальные и производные. Широкое применение как в российском законодательстве, так и в доктрине авторского права находит подразделение охраняемых законом произведений на оригинальные (самостоятельные) и производные (зави­симые).

Оригинальным является такое произведение, все основные охраняемые элементы которого созданы самим автором. Напомним, что в соответствии с современной доктриной российского авторского права охраняемыми элементами признаются его язык (внешняя форма) и система образов (внутренняя форма). Содержание произведения вне связи с формой зако­ном не охраняется. Поэтому произведение, которое заимствует элементы содержания другого произведения (тема, сюжетное ядро, материал и т.д.), но имеет новую форму (внешнюю и внутреннюю), признается оригиналь­ным. Например, самостоятельным трудом является картина художника Ю, Непринцева «Отдых после боя», хотя общепризнана ее тесная связь с поэмой А. Т. Твардовского «Василий Теркин».

Закон, однако, признает объектом авторского права и так называемые производные, или зависимые, произведения, при создании которых час­тично заимствуются охраняемые элементы чужого произведения. Основ­ным критерием для предоставления им охраны является требование творческой самостоятельности по сравнению с оригиналом.

Вторым непременным условием возникновения авторских прав на такое произведение является соблюдение его создателем прав автора произведения, подвергшегося переводу, переделке, аранжировке или дру­гой переработке.

К числу производных произведений относятся переработки, например, переделка повествовательных произведений в драматические, сценарные, или наоборот, переводы на другой язык, аранжировки и оркестровки, воспроизведение произведений живописи средствами ваяния, аннотации, рефераты, резюме, обзоры и т. п.

Служебные и неслужебные произведения. Большое практическое влияние на объем авторских правомочии и режим использования произведения оказывает признание его служебным. Понятие «служебные произведения» закон не раскрывает, относя к их числу произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя (ст. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Юридическая наука и судебная практика вносят в это понятие большую определенность и ставят его в известные рамки. В частности, отмечается, что произведение может считаться созданным в порядке выполнения служебного задания только тогда, когда содержанием такого задания является именно создание произведения. Если содержание служебного задания заключалось, например, в создании технической раз­работки без оформления ее результата в виде произведения — объекта авторского права — оно не может считаться созданным в порядке служеб­ного задания1 .

Нередко признаком служебных произведений является отнесение их к плановым работам соответствующих научно-исследовательских учрежде­ний и высших учебных заведений.

Наряду с плановыми работами служебными обычно признаются произведения, создаваемые в порядке выполнения служебных обязанностей штатными сотрудниками редакций газет и журналов, киностудий и радио­вещательных организаций и т. д. Если же произведение штатного сотруд­ника не связано непосредственно с его трудовыми обязанностями, оно служебным не является.

Основные особенности правового режима служебных произведений заключаются в следующем. Во-первых, российское авторское законода­тельство исходит из того принципиального положения, что авторское право на него принадлежит его автору.

Авторское право России исключает здесь правопреемство работодателя и сохраняет все основные авторские правомочия за непосредственным со­здателем.

Однако правомочия автора не носят неогра­ниченного характера. Учитывается, что работодатель поручал автору со­здать произведение для того, чтобы оно могло быть использовано для определенных целей. Поэтому хотя за автором в соответствии с господст­вующей доктриной сохраняется возможность решать вопрос о готовности произведения к обнародованию, считается, что он обязан дать такое разрешение, так как иначе его отказ будет расценен как нарушение трудовых обязанностей. Точно так же автор не может воспрепятствовать тому, чтобы на титульном листе или в выходных данных были указаны наименование или официальный символ организации, в рамках которой создано произведение.

Во-вторых, создание произведения по заданию работодателя самым существенным образом влияет на режим его использования. Согласно п. 2 ст. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», исключитель­ные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, , с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное. Это означает, что автор не вправе без согласия работодателя передать созданное им произ­ведение для использования другим лицам. Напротив, работодатель может как использовать такое произведение в своих собственных интересах, так и выдавать разрешения на его использование третьим лицам.

Напомним, что ранее работодатель автоматически приобретал право на использование служебного произведе­ния лишь способом, обусловленным целью служебного задания и в выте­кающих из него пределах. Например, киностудия могла использовать созданные по ее заданию костюмы и декорации для постановки фильма, но чтобы использовать их для издания альбома репродукций, она должна была получить на это особое разрешение автора. Кроме того, принятые в 1991 г. Основы гражданского законодательства ограничили права работо­дателя на использование произведения 3 годами с момента представления произведения (ст. 140). Наконец, сам автор не лишался возможности использовать свою работу способами, не обусловленными целью служеб­ного задания. Например, штатный дизайнер, по эскизам которого работо­датель выпускал произведение ДПИ, мог заключить договор на издание своих работ, если только запрет на такие действия не содержался в его договоре с работодателем.

В-третьих, особым образом решается вопрос о вознаграждении за использование служебных произведений. В новом авторском законе указывается, что размер авторского вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения и порядок его выплаты устанавливаются дого­вором между автором и работодателем (п. 2 ст. 14).

Но если между сторонами возникает по этому поводу спор и они не могут прийти к соглашению, автор может добиваться защиты своих прав в судебном порядке. Причем автор вправе претендовать на получение особого вознаграждения за каждый вид использования своего произведе­ния.

В-четвертых, российское авторское право исходит из того, что отно­шения между авторами, создающими произведения в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя, и их работодателями регламентируются заключенным между ними трудовым договором или контрактом.

На отношения между работником и работодателем не распространяются те требования, которые предъявляются законом к авторским договорам, в частности правило о том, что предметом договора не могут быть права на использо­вание произведений, которые автор может создать в будущем (п. 5 ст. 31 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

В-пятых, применительно к созданным в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задании работодателя энциклопедиям, энциклопедическим словарям, периодическим и продолжающимся сбор­никам научных трудов, газетам, журналам и другим периодическим изданиям закон устанавливает более жесткий правовой режим по сравнению с другими служебными произведениями. В данном случае действует правило, установленное ч. 1 п. 2 ст. II Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», в соответствии с которым издателям указанных изданий принад­лежат исключительные права на использование таких изданий.

Предполагает­ся, что их творческий труд, оплата которого обычно увязана с количеством переданного ими газете материала, уже полностью оплачен газетой, и последняя приобрела исключительное право на использование этого ма­териала.

Любой автор, в том числе и находящийся в штате работодателя, который передал свое произведение для использования в газете, журнале, продолжающемся сборнике и т.п., не лишается права использовать свое произведение в иной форме и иным способом, которые не совпадают с формой и способом использования его произведения издателем газеты, журнала и другого периодического иди продолжающегося издания. Например, штатный журналист газеты имеет право издать опубликованные им в газете материалы в виде отдельной книги или переработать свою статью в произведение другого жанра; ученый, опубликовавший свое произведение в продолжающемся научном сборнике вуза, в котором он работает, может включить его в качестве составной части в свою монографию, и т. п. Данное понимание закона полностью согласуется с давно сложившейся в России практикой.

Нередки случаи, когда только часть произведения создается в порядке выполнения служебного задания. В подобной ситуации его правовой режим признается смешанным, а его авторы имеют неодинаковые права. Напри­мер, по делу, рассмотренному в 1984 г. одним из судов г. Москвы, было установлено, что истец принимал участие в подготовке коллективной работы, представленной издательству «Наука» в качестве плановой работы от Института истории АН СССР. Истец не был работником этого института, в своей организации подготовка данной работы ему не поручалась, о чем он представил соответствующие документы. Ответчик — издательство «На­ука» — возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что книга выпущена небольшим тиражом и потому является для издательства убыточной, а также на то, что она была заявлена Институтом истории АН СССР как плановая работа. Суд отклонил все доводы ответчика, указав, что закон предусматривает исчерпывающий перечень оснований для без­гонорарного использования произведений. Работа, представленная истцом, не являлась плановой и потому должна быть оплачена по утвержденным ставкам1 .


4. Субъекты авторского права


Авторы произведений. Субъектами авторского права являются лица, которым принадлежит субъективное авторское право в отношении произведения. Согласно рос­сийскому законодательству, обладателями субъективных авторских прав могут быть российские граждане и иностранцы, их наследники, иные правопреемники, а также Российское государство в целом. Права на произведение для каждой категории субъектов возникают в связи с раз­личными юридическими фактами — созданием произведения, переходом авторских прав по наследству, авторскому договору и т. д.

Важнейшими субъектами авторского права являются авторы произве­дений науки, литературы и искусства. Авторами признаются лица, творче­ским трудом которых создано произведение.

Авторские права у создателя произведения возникают сразу, как только достигнутый творческий результат облекается в объективную форму, обеспечивающую его восприятие иными лицами. При этом не имеет значения, обнародовано произведение или нет, является ли оно полностью законченным или представляет собой лишь эскиз или набросок. Не влияют на признание лица автором форма, назначение и достоинства созданного им произведения. Для признания лица автором от него не требуется выполнения каких-либо формальностей, чьего-либо согласия или какого-либо соглашения.

Авторами признаются не только творцы оригинальных произведений, но и создатели производных (зависимых) произведений, в частности переводов, переработок, копий произведений изобразительного искусства и т.д. При этом для возникновения авторского права на производное произведение не имеет значения, охраняется ли законом первоначальное произведение. Разумеется, если первоначальное произведение законом охраняется, должно быть получено согласие его автора или иного облада­теля прав на произведение для использования созданного на его основе производного произведения. Такое согласие может быть и не дано, однако это будет препятствовать лишь использованию произведения.

Возможность несовершеннолетних и недееспособных граждан иметь права авторов не вызывает каких-либо сомнений ни в юридической науке, ни на практике. Сама эта возможность входит в содержание гражданской правоспособности, а последняя не зависит ни от возраста, ни от состояния здоровья человека. Для превращения этой абстрактной возможности в конкретное субъективное авторское право необходим юридический факт. Роль такого факта выполняет создание произведения науки, литературы и искусства, т. е. действие фактического характера, а не сделка.

Носителями авторских прав в отношении созданных ими произведений являются сами несовершенно­летние и недееспособные лица.

По-иному обстоит дело с осуществлением прав несовершеннолетних и недееспособных. За малолетних, т. е. за лиц, не достигших 14 лет, а также полностью недееспособных граждан авторские права осуществляют их родители или опекуны как их законные представители (ст. 28 ГК). В частности, именно родители (опекуны) заключают от имени малолетних авторов договоры, выступают в защиту их прав в случае правонарушения и т. д. Это, однако, не означает, что родители принимают на себя какие-либо обязанности по этим договорам и несут ответственность за их исполнение. Стороной по договору является сам малолетний, а родители (опекуны) лишь выступают от его имени.

Граждане, которые вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическим средствами ставят свою семью в тяжелое материальное положение и признаны в связи с этим ограниченно дееспособными, могут осуществлять свои авторские права лишь с согласия назначенных им попечителей (ст. 30 ГК).

Попечитель не устраняет действий самого подо­печного, а действует вместе с ним и в его интересах.

Несовершеннолетние, т. е. лица в возрасте от 14 до 18 лет, осуществляют свои авторские права совершенно самостоятельно (ст. 26 ГК).

Наличие такого отступления вполне оправданно, так как в данном возрасте можно предполагать достаточную зрелость несовершеннолетних для разумного распоряжения достигнутыми ими творческими результатами.

Наряду с физическими лицами обладателями авторских прав на про­изведения науки, литературы и искусства по российскому законодательству выступают юридические лица. Если последние являются правопреемника­ми создателей произведений, их возможность был. носителями авторских прав не вызывает никаких сомнений. Так, юридическое лицо может приобрести отдельные авторские правомочия по договору с автором, в силу того, что произведение создано автором в порядке выполнения служебного задания, авторское право может перейти к юридическому лицу по завеща­нию автора и т.д. Во всех этих случаях юридическое лицо становится обладателем производного авторского права, которое первоначально воз­никло на стороне автора, но перешло к юридическому лицу по указанным в законе основаниям.

По мнению ученых, юридическое лицо по самой своей природе не может стать субъектом первоначального авторского права. Они исходили из того, что творить, создавать новое могут лишь живые люди. Поэтому как бы ни повлияло юридическое лицо на создание произведения, само создание произведения является делом отдельных физических лиц. Выя­вить же какую-либо особую творческую деятельность юридического лица, не охватываемую творчеством конкретных физических лиц, невозможно. Правомерно лишь Говорить об организационной деятельности юридиче­ского лица, о создании им материальной базы для творчества физических лиц и т.д., однако указанные действия не являются основанием для признания за юридическим лицом первоначального авторского права1 .

Субъектами авторского права признаются но только граждане России, но и иностранцы, а также лица без гражданства. Однако если произведения российских авторов охраняются независимо от места их обнародования или нахождения в иной объективной форме, то охрана произведений иностранных авторов зависит от ряда закрепленных в законе условий. Прежде всего признаются и охраняются авторские права иностранцев на те их произведения, которые обнародованы на территории России либо не обнародованы, но находятся на ее территории в какой-либо объективной форме (п. 1 ст. 5 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). В данном случае правовое положение иностранных авторов не имеет никаких отличий от правового положения российских авторов. Указанное правило выражает территориальный принцип, известный авторскому законодатель­ству многих стран и закрепленный важнейшими международными конвен­циями.

Если произведение иностранного автора обнародовано или находится в объективной форме за пределами РФ, его охрана в нашей стране осуществляется в соответствии с международными договорами России. Так, согласно Всемирной конвенции об авторском праве на территории России охраняются все произведения граждан стран — участниц Всемирной кон­венции, а также любые произведения, впервые опубликованные на их территории. Важно лишь, чтобы они вышли в свет после 27 июля 1973 г. — даты присоединения СССР к Всемирной конвенции.

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» ввел правило, ранее советскому авторскому законодательству неизвестное, в соответствии с которым произведение также считается опубликованным в РФ, если в течение 30 дней после первого опубликования за пределами РФ оно было опубликовано на территории РФ.


Соавторство. Авторское право на произведе­ние, созданное совместным трудом двух и более лиц (соавторство), принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли такое произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение (ст. 10 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Возникновение соавторства доктрина и судебная практика связывают с рядом условий, которые выводятся из действующего законодательства. Прежде всего о соавторстве можно гово­рить лишь в том случае, если в результате совместных усилий нескольких лиц создано единое коллективное произведение.

Если изъятие из книги иллю­страций не может повлиять на литературные достоинства опубликованного произведения, поскольку текст и иллюстрации к нему не составляют в своей совокупности единого произведения, то писатель и художник не выступают в данном случае как соавторы.

Вторым непременным условием возникновения соавторства является создание произведения совместным творческим трудом нескольких лиц. При этом под совместным характером труда понимается, конечно, не совместный процесс труда, а совместно достигнутый результат.

Важно не то, как, в какой форме трудились над произведением его создатели, а то, что произведение явилось результатом их совместных усилий.

Отсутствует совместная творческая работа над произведением и в ряде других случаев, когда одно лицо в силу своих служебных обязанностей или по другим основаниям оказывает помощь создателю произведения, но результаты его труда не находят прямого отражения в произведении. Так, никто не ставит под сомнение необходимость, полезность и даже творче­ский характер труда редактора. Однако если редактор не выходит за пределы своих обязанностей, он не может претендовать на соавторство.

Важнейшим условием соавторства является также то, что вклад лиц, претендующих на соавторство, должен носить творческий характер. Вер­ховный Суд неоднократно указывал, что «не дает оснований для признания соавторства оказание автору или соавторам технической помощи (подбор материалов, вычерчивание схем, диаграмм, графиков и т. п.)»1 .

Наконец, условием признания тех или иных лиц соавторами произве­дения является наличие соглашения о возникновении соавторства. При этом под соглашением следует понимать взаимное волеизъявление авторов, направленное на совместную творческую работу над произведением. Оно может быть выражено в любой форме и на любой стадии работы над произведением. Более того, предметом соглашения может быть доработка уже законченного произведения, если возникает необходимость внести в него изменения и дополнения творческого характера. Важно лишь, чтобы соавторство было добровольным и не нарушало ничьих охраняемых зако­ном авторских прав.

Говоря о соглашении как условии возникновения соавторства, следует отметить, что ни в прежнем законодательстве, ни в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» такое требование не зафиксировано. Необходимость соглашения о соавторстве установлена Верховным Судом СССР в постановлении от 18 апреля 1986 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении споров, возникших из авторских пра­воотношений"2 . Верховный Суд указал, что по смыслу закона «соавторство двух или более лиц на произведение науки, литературы и искусства : возникает в случаях, когда каждый из них по взаимному согласию внес в это произведение свой творческий вклад.

Ав­торское право на коллективное произведение принадлежит всем авторам сообща, независимо от степени творческого вклада каждого из соавторов и характера произведения. Закон характеризует права соавторов как совме­стные (п. 1 ст. 10 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»), что соответствует установившемуся в науке взгляду на авторское право соав­торов как неделимое право3 .

Из этого вытекает важный практический вывод. Вопрос об использо­вании коллективного произведения решается во всех случаях всеми соав­торами сообща, на основе единогласия, а не по большинству голосов. Если соавторы не могут достигнуть в этом вопросе согласия, он передается на разрешение суда.

В случае, если между соавторами никакого особого соглашения о порядке использования произведения не заключалось, все права осущест­вляются по взаимному согласию. В частности, предполагается, что соав­торы имеют равные права на вознаграждение, их имена указываются в алфавитном порядке и т. п. Если произведение соавторов образует одно неразрывное целое, то ни один из соавторов не вправе без достаточных к тому оснований запретить использование произведения.

Закон выделяет два вида коллективных произве­дений и, соответственно, два вида соавторства — нераздельное и раздель­ное. При нераздельном соавторстве произведение, созданное двумя и более соавторами, представляет собой единое неразрывное целое, части которого не имеют самостоятельного значения.

При нераздельном соавторстве результаты творческого труда лиц, принимавших участие в создании произведения, не могут быть практически выделены из единого объекта авторского права.

При раздельном соавторстве коллективное произведение является еди­ным, однако оно состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, и при этом известно, кем из соавторов созданы эти части. Примером раздельного соавторства может служить музыкально-драматическое произ­ведение, учебник или коллективная монография, написанные несколькими лицами с указанием авторов отдельных глав.

Признание соавторства нераздельным означает, что авторские права как на произведение в целом, так и на любую его часть осуществляются соавторами только сообща.

Если кто-либо из соавторов нарушает свои обязательства по созданию произведения, все стороны несут за это ответственность.

При раздельном соавторстве использование коллективного произведе­ния в целом также осуществляется по взаимному согласию всех соавторов. Однако каждый соавтор вправе самостоятельно, без согласия других соав­торов, распорядиться своей частью произведения.

От раздельного соавторства необходимо отличать совместное исполь­зование произведений, которые созданы независимо друг от друга и хотя и взаимосвязаны, но не настолько, чтобы составить единое произведение. Например, как уже отмечалось, писатель и художник не становятся соав­торами от того, что книга снабжается иллюстрациями, если только речь не идет о специальных книжках-картинках для детей. Напротив, фотоочерк, рисунки и карикатуры с пояснительным текстом и т.д. образуют единое произведение, и потому если снимок (рисунок) и текст сделаны разными лицами, они признаются соавторами.


Наследники и иные правопреемники. Субъектами авторского права после смерти автора становятся его наследники. Наследование авторских прав в соответствии с общим прави­лом может осуществляться либо по закону, либо по завещанию. При наследовании по закону наследниками авторских прав могут стать только граждане, которые входят в ту или иную очередь законных наследников. Если умерший автор не имел законных наследников и не оставил завеща­ния, его авторские права, в отличие от иной наследственной массы, к государству не переходят, а прекращаются (ст. 552 ГК). При наследовании по завещанию авторские права могут быть переданы любому гражданину, независимо от его гражданства и наличия родственных отношений с умершим, или юридическому лицу, независимо от профиля его деятельно­сти и местонахождения.

Следует отметить, что действующее законодательство — и авторское, и наследственное — не содержит четкой регламентации авторских прав 1 наследников. Поэтому конкретные правила приходится выводить путем толкования многих норм закона, а также анализа сложившейся судебной и нотариальной практики.

Остановимся вкратце на тех особенностях наследования авторских прав, которые представляют наибольший практи­ческий интерес.

В отличие от прав на произведение самих авторов, которые носят пожизненный характер, авторские права наследников ограничены установ­ленным законом сроком. По ныне действующему законодательству авторские права наследников действуют в течение 50 лет после смерти автора, считая с 1 января года, следующего за годом его смерти.

Важной особенностью наследования авторских прав является то, что субъективные авторские права переходят к наследникам в бездолевом порядке. Иными словами, авторское право наследуется как единое целое, не подлежащее ни выделу, ни разделу. Распоряжение перешедшим по наследству произведением осуществляется наследниками совместно и только по взаимному согласию. При отсутствии такого согласия, например при отказе кого-либо из наследников дать согласие на переиздание произведения, спор наследников рассматривается в суде. Исключение состав­ляет, однако, переходящее по наследству право на получение гонорара. Гонорар может делиться между наследниками в любой пропорции в соответствии с завещательным распоряжением либо соглашением наслед­ников о разделе наследства.

Наряду с авторами и наследниками субъектами авторского права выступают иные правопреемники. Указания на них как на особых носите­лей авторского права появились в российском законодательстве лишь в 1974 г. после присоединения Советского Союза к Всемирной конвенции об авторском праве. Это нововведение вызвало полярные оценки в юри­дической литературе и в значительной мере оживило давнишний спор о возможности передачи авторских прав другому лицу в порядке правопре­емства. Поскольку данная дискуссия прямо связана с природой авторского договора, ее сущность будет раскрыта в главе 6. Сейчас лишь отметим, что выделение наряду с наследниками иных правопреемников авторов выте­кало не только из подписания Советским Союзом Женевской конвенции, но и из правил внутреннего законодательства, которое всегда предусматривало возможность переуступки отдельных авторских правомочий иным субъектам.

В роли таких иных субъектов прежде всего выступают издательства, театры, киностудии и иные организации, занимающиеся использованием произведений науки, литературы и искусства. Они приобретают авторские права на основании заключенных с авторами и их наследниками авторских договоров. Становясь обладателями авторских прав, эти организации ис­пользуют произведения и распоряжаются ими теми способами, которые предусмотрены конкретными договорами и в их пределах.

Разумеется, к правопреемникам авторские права переходят не в полном объеме. Так, не могут перейти ни по наследству, ни по договору, ни по другим указанным в законе основаниям такие личные неимущественные права, как право авторства и право на имя. Объем иных переходящих к правопреемникам прав определяется либо законом, либо договором и зависит от типа последнего.

Правопреемниками российских авторов могут быть как российские, так и иностранные юридические лица и граждане. При этом договоры с последними могут заключаться как при посредничестве авторско-правовых организаций, так и напрямую. Правомерно приобретенные авторские права правопреемников признаются и охраняются наравне с правами самих авторов.


Организации, управляющие имущественными правами автора на коллективной основе. Важными субъектами авторского права являются организации, управ­ляющие имущественными правами авторов и обладателей смежных прав на коллективной основе. В соответствии со ст. 44 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» такого рода организации могут создаваться непосредственно обладателями авторских и смежных прав в целях обеспе­чения этих прав в случаях, когда их практическое осуществление в инди­видуальном порядке затруднено (публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении, воспроизведение путем механической, магнитной и иной записи, репродуцирование и другие случаи).

Функции по регистрации публичного исполняемых произведений, сбору и выплате гонорара за их использование выполнялись Всесоюзным агент­ством по авторским правам (ВААП), а в последующем — Российским агентством интеллектуальной собственности (РАИС). Указом Президента РФ №10 «О государственной политике в области охраны авторских и смежных прав» от 7 октября 1993 г.1 РАИС было упразднено и одобрено создание авторами, имеющими договоры с РАИС об управлении их имущественными правами. Российского авторского общества (РАО) с целью реализации и защиты авторских прав. Российское авторское обще­ство признано правопреемником РАИС в отношении имущества и вне­бюджетных финансовых средств на всех рублевых и валютных счетах, а также, с согласия сторон, по договорам, заключенным РАИС или пере­шедшим к РАИС в порядке правопреемства с российскими и зарубежными авторами, по соглашениям с зарубежными авторско-правовыми организа­циями и иными юридическими лицами.

Разумеется, наряду с РАО могут быть созданы и другие организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе. Закон передает решение этого вопроса на усмотрение самих авторов и обладателей смежных прав.

Организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе, действуют в пределах полученных от авторов пол­номочий на основе устава, утверждаемого в порядке, установленном законодательством. Они не вправе заниматься коммерческой деятельностью и самостоятельно осуществлять использование произведений и объектов смежных прав, полученных для управления на коллективной основе. Деятельность организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе, осуществляется в интересах обладателей авторских и смежных прав, предоставляемых такой организации. В отличие от организаций, приобретающих авторские права на использование произве­дений на основании авторских договоров и становящихся в силу этого полноправными обладателями этих прав, организации, убавляющие иму­щественными правами на коллективной основе, владельцами авторских прав не становятся. В отношениях с третьими лицами они выступают как представители авторов и действуют от их имени и в их интересах.

Наряду с полномочиями, полученными от обладателей авторских и смежных прав на основании заключенных договоров, организации, управ­ляющие имущественными правами авторов на коллективной основе, в соответствии с п. Зет. 45 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» вправе выступать также от имени тех авторов и обладателей смежных прав, которые не передали организации полномочия на управле­ние принадлежащими им правами.

Среди функций организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе, которые закреплены статьей 46 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», можно выделить три основные. Прежде всего эти организации предоставляют лицензии пользователям на соответствующие способы использования произведений и объектов смежных прав. При этом в законе подчеркивается, что условия таких лицензий должны быть одинаковыми для всех пользователей одной категории, а отказ в выдаче лицензий без достаточных оснований но допускается. Далее, задачей организаций, управляющих имущественными правами на коллек­тивной основе, является сбор вознаграждения за использование произве­дений и объектов смежных прав. Наконец, важнейшей функцией подобных организаций является распределение и регулярная выплата собранного вознаграждения обладателям авторских и смежных прав. Из собранного вознаграждения вычитаются суммы на покрытие фактических расходов по сбору, распределению и выплате такого вознаграждения, а также суммы, которые направляются в специальные фонды, создаваемые этими органи­зациями с согласия и в интересах представляемых ими обладателей автор­ских и смежных прав. Вся оставшаяся часть собранных сумм распределяется между авторами и обладателями смежных прав пропорционально факти­ческому использованию произведений и объектов смежных прав. Одно­временно с выплатой вознаграждения организации представляют обладателям авторских и смежных прав отчеты, содержащие сведения об использовании их прав.


5. Права авторов произведений науки, литературы и искусства

В результате создания произведения науки, литературы и искусства его автор приобретает ряд субъективных прав как личного неимущественного, так и имущественного характера. Эти права в действующем авторском законодательстве и в доктрине традиционно именуются исключительными. Теория исключительности авторских прав была детально разработана еще в русской дореволюционной литературе1 и воплотилась в законе 1911 г. Хотя природа исключительных прав продолжала вызывать споры, по мнению большинства ученых, эта конструкция обозначала прежде всего монополию обладателя авторского права на использование произведения4. В советский период оценка исключительности авторских прав существенно изменилась. Во многих работах прослеживалось предубежденное отноше­ние к этой черте авторских прав, которая, однако, нашла отражение в Основах авторского права 1925 и 1928 г. Большинство советских юристов смущало то обстоятельство, что термин «исключительные права» исполь­зуется в авторском законодательстве капиталистических стран. В связи с этим в советской юридической литературе подчеркивалось, что исключи­тельный характер авторского права в советском гражданском праве, с одной стороны, и в буржуазном гражданском праве, с другой, не имеют между собой ничего общего, кроме названия3 .

Действующее законодательство закрепляет за создателями произведе­ний достаточно широкий круг гарантированных государством возможно­стей. В разных статьях Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» эти возможности именуются то авторским правом в целом, то авторскими правами, то отдельными авторскими правомочиями. В этой связи в юри­дической литературе отсутствует единый подход к пониманию конструкции субъективного авторского права. Большинство специалистов считает, что создатели произведений обладают единым авторским правом, которое, подобно праву собственности, является сложным по составу и состоит из отдельных авторских правомочий1 . К числу таких правомочий относятся право авторства, право на имя, право на защиту репутации автора, право на обнародование произведения и т.д. По мнению других ученых, автору произведения принадлежит ряд конкретных субъективных прав, и о едином авторском праве в субъективном смысле можно говорить только условно.

Представляется, что данный спор носит в значительной степени наду­манный характер, поскольку совершенно очевидно, что законодатель использует термин «авторское право» в разных статьях закона в различном значении. Чаще всего им охватываются все предоставляемые автору воз­можности, в других случаях в него включаются некоторые авторские правомочия (например, когда закон говорит об авторских правах право­преемников автора), иногда он служит для обозначения отдельных автор­ских прав, например, права на перевод, права на обнародование и т.д. Поэтому содержание, которое вкладывает законодатель в данный термин, необходимо каждый раз устанавливать путем толкования закона. Такое же положение наблюдается в авторском законодательстве других стран, а также в важнейших международных конвенциях.

В российской юридической науке отсутствует также единое понимание терминов «авторское право» и «авторское правомочие».

Иногда, однако, правомочиями предлагается именовать лишь те закрепленные за авторами возможности, которые связаны с совершением самими носителями авторских прав определенных положительных дейст­вий2 .

Новое авторское законодательство России содержит значительно более полный перечень субъективных авторских прав по сравнению с ранее действовавшим законодательством.

Во-первых, те личные неимущественные и имущественные права, которые, на первый взгляд, перечислены в ст. 15—16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» исчерпывающим образом, в действительности круг авторских прав не ограничивают. Тот же Закон указывает, в частности, на право доступа и право следования, которые закрепляются за авторами произведений изобразительного искус­ства (ст. 17), на право автора музыкального произведения на получение особого вознаграждения за публичное использование его музыкального произведения при публичном исполнении аудиовизуального произведения (ст. 13) и т.д.

Во-вторых, само по себе неуказание в законе на конкретное субъек­тивное право еще не означает отсутствия самого права. Например, как известно, в течение многих лет в советском авторском законодательстве не было прямо закреплено одно из основных прав создателей творческих произведений — право авторства. Однако и в научной литературе, и на практике наличие данного права практически никем не ставилось под сомнение.

В-третьих, нельзя, безусловно, расценивать как исчерпывающий со­держащийся в законе перечень конкретных действий по использованию произведений. В п. 2 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» перечисляются лишь наиболее распространенные способы исполь­зования произведений. Принципиально же вопрос решен в первом пункте той же статьи, который закрепляет за авторами право на использование произведения в любой форме и любым способом. В этой связи можно говорить о том, что закон закрепляет за авторами не только те способы использования произведений, которые существуют в настоящее время, но и те, которые могут появиться в дальнейшем. Таким образом, действующее авторское законодательство хотя и содержит весьма полный перечень конкретных авторских прав, но не описывает их исчерпывающим образом.


Виды авторских прав. Самой распространенной и в то же время самой спорной классифика­цией авторских прав является деление их на личные неимущественные и имущественные.

Новый Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» указывает на то, какие из авторских прав носят личный неимущественный характер, а какие имеют имущественное содержание. В соответствии сост. 15 Закона к личным неимущественным правам относятся право авторства, право на имя, право на обнародование произведения, включающее право на его отзыв, а также право на защиту репутации автора. Имущественными правами автора являются его права на использование произведения в любой форме и любым способом, которые включают право на воспроизведение, право на распространение, право на импорт, право на публичный показ, право на публичное испол­нение, право на передачу в эфир, право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю, право на перевод и право на переработку (ст. 16 Закона). Безусловно, закрепление законом подразделения авторских прав на личные и имущественные с теоретических позиций трудно признать безупречным. Практически любое из авторских прав включает в себя как личные, так и имущественные элементы.

Так, нарушение неприкосновен­ности произведения, в частности сокращение его объема без согласия автора, может затрагивать как личные неимущественные, так и имущест­венные интересы автора.

Закон исходит из того, что личные неимущественные права во всех случаях принадлежат лишь непосредственному создателю произведения. Они являются неотчуждаемыми от личности автора и не могут передаваться другим лицам. В лучшем случае эти лица, и прежде всего наследники, приобретают право на охрану личных неимущественных прав, обладателем которых был умерший автор. Право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора охраняются бессрочно.

Напротив, имущественные права на использование произведения могут свободно переходить к другим лицам на основании авторских договоров. В случаях, прямо указанных в законе, права на использование произведения изначально возникают не у их авторов, а у других лиц, в частности у работодателя (ст. 14), издателя газет, журналов и других периодических изданий (ст. II), изготовителя аудиовизуальных произведений (ст. 13). Имущественные права носят срочный характер, так как период их действия ограничивается сроком жизни автора и 50 годами после его смерти.



Личные неимущественные права авторов. Одним из главных прав, возникающих у автора в связи с созданием произведения науки, литературы и искусства, является право авторства. В юридической науке право авторства обычно характеризуется как юриди­чески обеспеченная возможность лица считаться автором произведения и вытекающая отсюда возможность требовать признания данного факта от . других лиц.

Право авторства является неотделимым от личности автора.

Право авторства является правом абсолютным, поскольку ему коррес­пондируют обязанности всех и каждого воздерживаться от нарушения данного правомочия автора.

Право авторства охраняется против всякого нарушения, независимо от того, знал или не знал нарушитель о том, что совершает неправомерные действия.

Право авторства, неразрывно связанное с личностью создателя произ­ведения, действует в течение всей жизни автора и прекращается с его смертью. Оно признается и охраняется и после смерти автора, но уже не как субъективное право, а как общественный интерес, нуждающийся в признании и защите.

Право авторства является важнейшим правомочием автора еще и потому, что от него производны все другие права как личного неимущест­венного, так и имущественного характера. Иными словами, все остальные права предоставляются автору лишь постольку, поскольку он имеет право авторства.

С правом авторства тесно связано право на авторское имя, содержание которого раскрывается в ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Согласно данной статье автор может использовать или разрешать использовать произведение под своим подлинным именем, под условным именем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно).

Право на авторское имя является личным неимущественным правом автора, которое последний не может передать кому бы то ни было.

Право на авторское имя действует в течение всей жизни автора, а после его смерти охраняется наследниками, авторско-правовыми организациями или госу­дарством в качестве общественно значимого интереса.

Как уже отмечалось, закон указывает на три возможных способа, с помощью которых автор реализует принадлежащее ему право на авторское имя. Чаще всего создатели произведений обозначают свое авторство путем указания подлинного имени.

При опубликовании произведений, созданных несколькими лицами, имена соавторов указываются в последовательности, оговоренной соавто­рами. Правом на указание своего имени пользуются все соавторы, незави­симо от размера внесенного в произведение творческого вклада.

При использовании в России произведений иностранных авторов их имена приводятся в русской транскрипции, которая должна быть согласо­вана с автором оригинала. При таком способе использования произведе­ния, как издание, имена иностранных авторов нередко указываются и на языке оригинала на обороте титульного листа.

Нарушением права на имя при данном способе его реализации будет неуказание имени автора, а также его искажение.

Следующий способ обозначения авторского имени и реализации рас­сматриваемого права — выступление автора под вымышленным именем (псевдонимом). Он также нередко используется на практике.

Закон не предусматривает каких-либо условий или порядка для при­обретения права на псевдоним. Срок и объем использования псевдонима также определяются самим автором. Псевдоним, как и подлинное имя автора, не должен искажаться.

В некоторых случаях право автора выступать под псевдонимом может быть ограничено. Так, едва ли допустимо пользоваться таким псевдонимом, который нарушает нормы нравственности или носит оскорбительный характер. В равной мере автор не может избрать такой псевдоним, который явно вводит публику в заблуждение, например, когда он совпадает с именем, под которым давно выступает другой автор.

Право на авторское имя может быть реализовано путем опубликования произведения без указания имени создателя произведения, т. е. анонимно. В данном случае воля автора направлена на то, чтобы не связывать созданное им произведение со своим именем.

Проблема состоит лишь в том, чтобы доказать авторство на анонимно опубликованное произведение. Как и псевдоним, аноним может быть раскрыт без согласия автора только по запросу суда.

Наряду с непосредственными создателями произведений правом на обозначение своего имени пользуются предприятия, учреждения и орга­низации, по служебному заданию которых создано произведение (ст. 3 п. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Так, учебное заведение или научное учреждение может настаивать на том, чтобы их наименование было обозначено на произведениях, созданных их сотруд­никами в рамках порученной им работы.

С момента создания произведения за его автором закрепляется право на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора (ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Содержание данного права состоит в том, что при издании, публичном исполнении или ином использовании произведения воспрещается без согласия автора вносить какие-либо изменения как в само произведение, так и в его название и, кроме того, в обозначение имени автора. Воспре­щается также без согласия автора снабжать произведение при его издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и каки­ми бы то ни было пояснениями.

Право на защиту произведения от искажения, возникающее с момента его создания и прекращающееся со смертью автора, имеет особое значение на стадии подготовки произведения к обнародованию.

Право на защиту репутации автора, как и всякое субъективное право, имеет свои пределы. Закон предусматривает отдельные случаи, когда нарушение целостности произведения не расценивается как покушение на его неприкосновенность. Например, допускается цитирование в оригинале и в переводе в научных, исследовательских, полемических и информаци­онных целях из правомерно обнародованных произведений в объемах, оправданных целью цитирования. Возможно воспроизведение в обзорах текущих событий в кино, на радио и по телевидению выпущенных в свет литературных и художественных произведений в объеме, соответствующем информационным целям. Во всех случаях произведения используются не в том виде, который им придан авторами, однако нарушением права на защиту репутации автора это, по прямому указанию закона, не считается. Не рассматривается как нарушение данного права и творческая интерпре­тация произведения исполнителем иди режиссером-постановщиком, если при этом не вносится изменений в форму и содержание произведения. Автор не может, ссылаясь на принадлежащее ему право на защиту репута­ции, воспрепятствовать созданию другими лицами соответствующих паро­дий и стилизаций, а также преградить дорогу критикам и комментаторам.

Ст. ( 29 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» подчеркивает, что право на защиту репутации автора, как и право авторства, и право на имя, не переходят по наследству, но наследники вправе осуществлять защиту указанных прав.

На практике наследники, а также специально назначенные автором для охраны неприкосновенности лица выходят за рамки чисто охранитель­ных функций и выдают разрешения на внесение в произведение изменений и дополнений. В литературе сделан вывод, что такая практика не проти­воречит смыслу закона, если только при этом не происходит коренное изменение творческого замысла создателя произведения1 .

Несколько иначе решается вопрос об охране неприкосновенности тех произведений, которые предназначены в основном для утилитарного ис­пользования. Так, владельцы зданий и сооружений, произведений декора­тивно-прикладного искусства и дизайна могут вносить в них изменения в соответствии со своими разумными потребностями. Лишь в том случае, если будет установлено, что собственник совершает эти действия специ­ально в целях нарушения прав автора, это может быть признано злоупот­реблением права, и автор приобретет право на защиту.

Право автора на обнародование принадлежит к числу важнейших его прав, поскольку оно обеспечивает ему возможность решать вопрос о готовности произведения для вынесения на суд публики, а также прямо затрагивает его имущественные интересы. Кроме того, реализация права на обнародование приводит к существенному изменению правового режи­ма произведения.

Право на обнародование как выражающее особый охраняемый законом интерес автора является самостоятельным правом создателя произведения. &го обстоятельство необходимо специально подчеркнуть в связи с тем, что рассматриваемое право всегда реализуется одновременно с каким-либо другим правом автора. В самом деле, обнародовать произведение, т.е. сделать его доступным для всеобщего сведения, нельзя, не реализовав какое-либо иное право автора., например, право на опубликование, право на публичный показ, право на публичное исполнение и т.д. А если, например, опубликование осуществляется путем издания произведения, одновременно осуществляются права на воспроизведение и на распрост­ранение произведения. Однако очевидно, что названные правомочия пред­ставляют собой, хотя и тесно взаимосвязанные, но совершенно самостоятельные права. Каждое из них выражает самостоятельный интерес автора и каждое может быть нарушено безотносительно к нарушению других правомочий.

Существенным нововведением Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» является закрепление в нем права на отзыв произведения, которое отсутствовало в ранее действовавшем законодательстве. Согласно п. 2 ст. 15 этого закона, автор имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения либо, если произведение уже было обнародовано, может дезавуировать действия по его доведению до всеобщего сведения, публично оповестив о его отзыве. В качестве единст­венного условия реализации данного права закон устанавливает возмеще­ние пользователю причиненных таким решением убытков, включая упущенную выгоду.

На практике рассматриваемое право может вступить в коллизию с правами лиц, которые приобрели право собственности на материальные носители произведений, подлежащих отзыву. Как представляется, дейст­вующее законодательство не предоставляет автору права на изъятие таких материальных носителей, которые стали объектами права собственности других лиц, хотя бы при этом им и выплачивалась соответствующая компенсация. От. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» говорит лишь о возмещении убытков пользователям произведений, подра­зумевая под последними лиц, приобретающих права на основании автор­ских договоров. Поэтому, например, автор не может истребовать созданную им картину или скульптуру у их владельцев, ссылаясь на свое право отзыва.

В отличие от других личных неимущественных прав, право на обнародование способно переходить к другим лицам, что еще раз подчеркивает условность деления авторских прав на личные имущественные и неимущественные. В частности, оно переходит к наследникам автора, что никем не ставится под сомнение.

Одним из субъективных прав, принадлежащих создателям творческих произведений, в российском авторском праве традиционно признавалось право на опубликование. Как уже отмечалось, новый авторский закон о нем особо не упоминает. Независимо от того, является ли это результатом упущения составителей проекта закона или выражением их сознательной позиции, право на опубликование продолжает оставаться в числе важней­ших авторских правомочий1 .

Рассматриваемое право следует отнести к числу личных неимущест­венных прав автора, хотя в нем более, чем в каком-либо ином личном праве автора, представлены имущественные элементы. Но все же основное его содержание состоит в самостоятельном решении автором вопроса о выпуске в обращение материальных носителей произведения. Без согласия автора никто, в том числе и работодатель, если речь идет о служебном произведении, не может совершать подобных действий.

Реализация права на опубликование имеет своим последствием изме­нение правового режима произведения. С момента выпуска в свет экзем­пляров произведения оно может без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора и источника заимствования репродуцироваться в единичных экземплярах библиотеками, архивами, учебными заведениями (ст. 28 Закона РФ «06 авторском праве и смежных правах»), отдельные виды произведений могут воспроизводиться в газетах, передаваться в эфир (п. 3 ст. 19 того же закона) и т.д.


Имущественные права авторов. Право на использование произведения есть не что иное, как возмож­ность авторов самим решать все вопросы, связанные с предоставлением третьим лицам доступа к произведениям и с их использованием. Открывая третьим лицам доступ к произведению, автор определяет и те способы, с помощью которых его произведение будет использовано. При этом произ­ведение может быть использовано как в своей первоначальной, так и в измененной форме (например, в переводе или в переработанном виде), с воспроизведением той материальной формы, с которой связано произве­дение (например, переиздание книги), или без такового воспроизведения (например, публичное исполнение) и т.д.1

В соответствии с п. 2 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать осуществлять следующие действия:

— воспроизводить произведение;

— распространять экземпляры произведения любым способом;

— импортировать экземпляры произведения в целях распространения;

— публично показывать произведение;

— публично исполнять произведение;

— сообщать произведение для всеобщего сведения путем передачи в эфир и последующей передачи в эфир;

— сообщать произведение для всеобщего сведения по кабелю, прово­дам или с помощью иных аналогичных средств;

— переводить произведение;

— переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение.

Исключительные права автора на использование дизайнерского, архи­тектурного, градостроительного и садово-паркового проектов включают также практическую реализацию таких проектов.

Перечень конкретных авторских правомочий, конкретизирующий при­надлежащие автору исключительные права на использование произведе­ния, охватывает собой лишь типичные случаи использования произведений и, как уже отмечалось, не носит исчерпывающего характера. Любые другие способы использования произведений, как существующие ныне, так и те, которые могут появиться в дальнейшем, должны применяться лишь с согласия автора иди его правопреемников.


Право на воспроизведение. С принятием Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» понятие воспроизведения существенно изменилось и свелось лишь к изготовлению одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме. Публичное исполнение, передача в эфир и иные способы использования произведения, не связанные с его повторной фиксацией на материальном носителе, рассматриваются законом в качестве особых правомочий автора, лежащих за рамками воспроизведения.

Право на воспроизведение чаще всего реализуется одновременно с правом на опубликование, однако происходит это отнюдь не всегда. Воспроизведением в точном смысле признается само изготовление копий произведения в любой материальной форме, независимо от того, где и когда они будут выпущены в обращение и произойдет ли это вообще. Кроме того, для воспроизведения не требуется изготовления такого количества экземпляров произведения, которое бы удовлетворяло разумные потреб­ности публики. Им будет считаться изготовление нескольких или даже одной копии произведения.

Конкретные способы воспроизведения действующее законодательство не перечисляет, в чем, собственно, и нет необходимости, так как им признается любая повторная фиксация произведения на материальном носителе.

Закон не определяет условий осуществления и пределов рассматриемого права, кроме единственного указания на то, что от собственника произведения нельзя требовать доставки произведения автору.


Право на распространение и право на импорт. Самостоятельным способом использования произведения является его распространение. Под распространением, понятие которого в ранее дей­ствовавшем законодательстве не раскрывалось, большинство российских ученых понимало пуск в гражданский оборот тех материальных носителей произведения, которые размножены на основе принадлежащего автору права на воспроизведение1 .

Закон РФ «Об авторских и смежных правах» определяет рассматрива­емое право очень скупо, указывая лишь на то, что автор может распрост­ранять экземпляры произведения любым способом, в частности продавать, сдавать в прокат и т. д. (п. 2 ст. 16). Но, опираясь даже на эту формулировку, можно сделать некоторые выводы. Прежде всего закон связывает распро­странение только с теми произведениями, которые зафиксированы на материальном носителе, &то следует хотя бы из того, что продать и сдать в прокат можно лишь сам материальный носитель, на котором зафикси­ровано произведение, а не само произведение как таковое. Поэтому публичное исполнение, публичный показ, передача в эфир и иные анало­гичные способы использования произведения распространением не явля­ются.

Далее, распространение предполагает наличие копий произведения, которые и пускаются в гражданский оборот.

Новый закон подчеркивает, что если экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот посредством их ^продажи, то допускается их дальнейшее распространение без согласия 'автора и без выплаты авторского вознаграждения (п. 3 ст. 16).

Наряду с правом на распространение Закон «Об авторском праве и смежных правах» особо выделяет исключительное право автора импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая эк­земпляры, изготовленные с разрешения обладателя исключительных ав­торских прав (право на импорт). В данном случае имеется в виду закрепленная за автором возможность осуществлять контроль за ввозом на территорию действия его авторских прав экземпляров созданного им произведения, которые изготовлены за границей. Основанием для специ­ального выделения права на импорт является территориальная ограничен­ность сферы действия авторских прав. Произведение, которое не охраняется на территории той или иной страны, может там свободно использоваться. Однако если экземпляры этого произведения будут достав­лены в целях распространения в страну, на территории которой произве­дение охраняется, это будет нарушением авторских прав. Речь идет, разумеется, лишь о произведениях, зафиксированных на материальных носителях и воспроизведенных хотя бы в нескольких копиях.


Право на публичный показ и право на публичное исполнение. В новом авторском законодательстве содержание рассматриваемых прав несколько изменилось. Под показом произведения понимается де­монстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно иди на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств, а также демонстрация отдельных кадров аудиовизу­ального произведения без соблюдения их последовательности. Исполне­нием произведения признано его представление посредством игры, декламации, пения, танца в живом исполнении или с помощью технических средств, а также показ кадров аудиовизуального произведения в их после­довательности (с сопровождением или без сопровождения звуком).

Публичный показ и публичное исполнение имеют место лишь тогда, когда показ или исполнение осуществляются в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи. Демонстрация произве­дения перед специалистами или его исполнение для избранного круга близких друзей не образуют публичного показа и публичного исполнения и, соответственно, не влекут предусмотренных законом правовых послед­ствий.


Право на передачу в эфир и право на сообщения дм всеобщего сведения по кабелю. Право на передачу в эфир как особое имущественное правомочие автора характеризуется следующими основными особенностями. Прежде всего данному праву, как никакому другому, свойствен элемент публично­сти. Произведение доводится до всеобщего сведения посредством специ­альных радиосигналов (радиоволн), которые предназначены для приема самой широкой публикой. Аудитория еще более расширяется при передаче произведения в эфир через спутник. Под такой передачей понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых произведение доводится до всеобщего сведения. При этом во внимание принимается сама возможность воспри­ятия произведения публикой, независимо от того, осуществляется ли она фактически.


Право на перевод и право на переработку произведения. Формами использования произведений являются их перевод на другой язык или переработка в другой вид и жанр. Исключительные права на перевод и переработку закрепляются за автором или его правопреемниками. В субъективное право на перевод входит возможность автора самому переводить и использовать перевод своего произведения, а также его право давать разрешение на перевод и использование перевода другими лицами. На практике авторы довольно редко переводят произведение сами, по­скольку эта работа требует особых знаний и навыков. Поэтому фактически право на перевод сводится к праву давать согласие на использование перевода. Запретить перевод произведения в целях личного использования автор не может ни фактически, ни юридически.

Свое согласие на перевод автор обычно выражает путем заключения договора с той организацией, которая намерена использовать его произве­дения в переводе.

После смерти автора в течение срока действия авторского права право давать согласие на переработку осуществляется его наследниками. Никаких иных временных или других ограничений данного права законодательство не предусматривает.


Иные права авторов. Наряду с рассмотренными выше правовыми возможностями авторы произведений науки, литературы и искусства обладают и иными правами, связанными с использованием их произведений. Некоторые из этих прав непосредственно указаны в Законе «Об авторском праве и смежных правах», другие хотя прямо и не названы, но следуют из него, так как последний исходит из того, что автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом (п. 1 ст. 16).

Применительно к использованию произведений архитектуры, градо­строительства, садово-паркового искусства и дизайна Закон «Об авторском праве и смежных правах» особо выделяет имущественное право авторов на практическую реализацию соответствующих проектов. Его суть заключа­ется в том, что всякое практическое воплощение в жизнь произведений архитектурной (градостроительной, дизайнерской) графики и пластики (эскизов, чертежей, планов, рисунков, макетов и т. п.) может осуществ­ляться только с согласия их авторов.

Авторский надзор осуществляется на основании особого гражданско-правового договора, который заключается между заказчиком и разработчиком проекта.

Авторы произведений изобразительного искусства обладают правом следования.

Сущность данного права состоит в том, что в каждом случае публичной перепродажи произведения изобразительного искусства по цене, превы­шающей предыдущую не менее, чем на 20%, автор имеет право на получение 5% от перепродажной цены (п. 2 ст. 17 Закона).

По российскому авторскому законодательству праву следования свой­ственны следующие основные признаки.

Во-первых, им обладают только авторы произведений изобразительно­го искусства.

Во-вторых, рассматриваемое право касается только публичной пере­продажи произведений. Признак публичности означает реализацию про­изведений через аукцион, галерею изобразительного искусства, художественный салон, магазин и т.д. В случае частной перепродажи произведения права долевого участия у автора не возникает.

В-третьих, право следования действует только тогда, когда произведе­ние реализуется по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20%.

В-четвертых, хотя данное право носит, безусловно, имущественный характер, закон подчеркивает его особую связь с личностью автора. Ука­занное право является неотчуждаемым и переходит только к наследникам автора по закону на срок действия авторского права.

Содержание права на вознаграждение выражается в том, что создателю произведения предоставляется обеспеченная законом возможность требо­вать, чтобы при передаче им прав на использование произведения ему всегда выплачивалось вознаграждение, кроме случаев, специально указан­ных в законе.

Наибольшее практическое значение имеет предусмотренное новым авторским законом право на вознаграждение авторов служебных произве­дений.

Указанное правило было бы неверно трактовать как нечто необычное. Аналогичным образом решен данный вопрос во всех вновь принятых российских законах, посвященных правовой охране объектов интеллектуальной собственности.1

К имущественным правам, прямо не названным в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», но вытекающим из него, могут быть отнесены все права, связанные с использованием авторских произведений в тех формах и теми способами, которые в законе не перечислены. Примером может служить такое доведение произведения до сведения публики с помощью специальных технических средств, которое в строгом смысле не подпадает ни под передачу в эфир, ни под сообщение для всеобщего сведения по кабелю. Например, нередко в поездах, самолетах, гостиницах и т. д. посредством внутренних акустических и видеосистем для пассажиров и проживающих передаются специально подготовленные про­граммы. Вне всякого сомнения, в данном случае имеет место дополнитель­ное использование произведения, поскольку оно сообщается новой аудитории. Такого рода использование охраняемых законом произведений может происходить только с согласия авторов и с выплатой им дополни­тельного вознаграждения.


Свободное использование произведений. В интересах общества, в частности для обеспечения доступа к знаниям и распространения информации о текущих событиях, закон устанавливает случаи так называемого "свободного" использования произведений. Во-первых, изъятия из правил охраны касаются лишь правомерно обнародованных произведений. Если произведение еще не сделано автором доступным для всеобщего сведения или если это произошло без его согласия, оно может использоваться только с разрешения автора.

Во-вторых, изъятия из авторского права не затрагивают личных неи­мущественных правомочий авторов. Иными словами, при любом исполь­зовании произведения его создателю гарантируется охрана права авторства, права на имя и права на защиту репутации автора.

В-третьих, свободное использование произведений допускается лишь при условии, что этим не наносится ущерб их нормальному использованию и не ущемляются законные интересы авторов.

В-четвертых, установленные законом ограничения авторских прав носят исчерпывающий характер. В Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» данному вопросу уделено относительно много места (ст. 18—26), что объясняется стремлением законодателя максимально точно описать в законе все возможные (частные) случаи свободного использова­ния произведений. Они не подлежат ни расширительному толкованию, ни дополнению подзаконными актами или судебной практикой.

Установленные законом изъятия из авторского права отличаются по объему, затрагивают разный круг произведений и способов их использо­вания.

Прежде всего допускается цитирование в оригинале и в переводе с научной, исследовательской, полемической, критической или информационной целью из правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати (п. 1 ст. 19 Закона).

Условия допустимого цитирования по действующему российскому законодательству могут быть сведены к следующему. Во-первых, без со­гласия автора отрывки его произведения в виде цитат могут использоваться только в научных, критических и информационных целях, а также в обзорах печати. Во-вторых, цитироваться могут отрывки из произведений, обна­родованных любым допускаемым законом способом. В-третьих, цитирование . допускается лишь в объеме, оправданном целью цитирования.

К рассмотренному случаю близко примыкает разрешенное законом использование правомерно обнародованных произведений и отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, в радио- и телепередачах, звуко и видеозаписях учебного характера в объеме, оправданном поставленной целью (п. 2 ст. 19 закона).

Далее, разрешается воспроизведение в газетах, передача в эфир иди сообщение по кабелю для всеобщего сведения правомерно опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведе­ний такого же характера в случаях, когда такие воспроизведение, передача в эфир или сообщение по кабелю не были специально запрещены автором (п. 3 ст. 19 Закона).

Следующий случай свободного использования произведений охватывает собой воспроизведение или сообщение для всеобщего сведения в обзорах текущих событий средствами фотографии, путем передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по кабелю произведений, которые становятся увиденными или услышанными в ходе таких событий, в объеме, оправданном, информационной целью (п. 5 ст. 19 закона).

Специальное правило Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» посвящено разрешенному использованию произведений, постоян­но расположенных в местах, открытых для свободного посещения. В соответствии со ст. 21 допускаются без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения воспроизведение, передача в эфир или сооб­щение для всеобщего сведения по кабелю произведений архитектуры, изобразительного искусства, фотографии, которые постоянно расположены в местах, открытых для свободного посещения.

Наконец, к рассматриваемой группе случаев свободного использования произведений можно с некоторой долей условности отнести воспроизве­дение правомерно обнародованных произведений без извлечения прибыли рельефно-точечным шрифтом или другими специальными способами для слепых, кроме произведений, специально созданных для таких способов воспроизведения (п. 6 ст. 19 закона). Примером такого использования может служить издание шрифтом Брайля обнародованных литературных произведений.

Вторую группу изъятий из сферы авторского права составляют случаи свободного репродуцирования правомерно опубликованных произведений в единичном экземпляре без извлечения прибыли (ст. 20 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Как уже отмечалось, понятием репродуцирование охватывается фотокопирование, ксерокопирование и другие способы факсимильного воспроизведения произведений, при кото­рых внешняя форма их выражения остается неизменной.

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» посвятил рассматриваемой проблеме специальную статью, которая дает более четкое представление о субъектах, целях и масштабах допустимого репродуцирования.

Во-первых, по российскому авторскому законодательству разрешается репродуцировать лишь правомерно опубликованные произведения.

Во-вторых, при репродуцировании обязательно указывается имя авто­ра, произведение которого используется, и источник заимствования.

В-третьих, репродуцирование возможно лишь в единичном экземпля­ре. Данное условие ставит заслон массовому воспроизведению охраняемых законом произведений в обход существующих правил.

В-четвертых, при осуществлении репродуцирования не могут преследоваться коммерческие цели. Разумеется, не запрещено взимать плату за изготовление копии произведения.

В-пятых, допускаемое репродуцирование сводится законом к трем прямо указанным в нем случаям. Прежде всего это разрешается делать библиотекам и архивам для восполнения, замены утраченных и испорчен­ных экземпляров, а также предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим по каким-либо причинам произведения из своих фондов (п. 1 ст. 20 закона). Далее, библиотеки и архивы могут репродуцировать отдельные статьи и малообъемные произведения, которые опубликованы в сборниках, газетах и других периодических изданиях, а также короткие отрывки из письменных произведений (с иллюстрациями и без иллюстраций), если это делается по запросам физических лиц в учебных и исследовательских целях (п. 2 ст. 20 закона). Наконец, образо­вательные учреждения для проведения аудиторских занятий могут репро­дуцировать отдельные статьи и малообъемные произведения, опубликованные в сборниках, газетах и других периодических изданиях, а также короткие отрывки из письменных произведений.

Третья группа случаев свободного использования произведений вклю­чает публичное исполнение музыкальных произведений во время офици­альных и религиозных церемоний, а также похорон в объеме, оправданном характером таких церемоний (ст. 29 закона), и воспроизведение произве­дений для судебного производства в объеме, оправданном этой целью (ст. 29 закона).

Четвертая группа изъятий из сферы авторского права касается некото­рых случаев использования программ для ЭВМ и баз данных, а также производства записей краткосрочного пользования, осуществляемых орга­низациями эфирного вещания.

Наконец, пятую группу случаев свободного использования произведений образует их использование исключительно в личных целях.

Вместе с тем по прямому указанию закона только с согласия автора могут воспроизводиться даже для использования только в личных целях:

— произведения архитектуры в форме зданий и аналогичных сооружений;

— базы данных или существенные части из них;: — программы для ЭВМ, за исключением рассмотренных выше случаев; — книги (в полном объеме) и нотные тексты путем репродуцирования.

Второй из названных законом случаев использования произведения в личных целях касается воспроизведения аудиовизуальных произведений и звукозаписей, которое может делаться без согласия автора, исполнителя и производителя фонограммы, но с выплатой им вознаграждения (ст. 26 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Поскольку данный случай уже подробно рассматривался выше при анализе права автора на вознаграждение, в его повторном освещении нет необходимости.


Срок действия авторского права. По общему правилу, авторское право действует в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти. Указанный 50-летний срок исчисляется с 1 января года, следующего за годом смерти автора, и соответственно истекает в конце последнего, 50-го года срока. Из этого общего правила устанавливается ряд исключений. Первое из них касается произведений, обнародованных анонимно или под псевдонимом. По понятным причинам срок их охраны не может быть основан на дате смерти их авторов. Поэтому авторское право на такие произведения действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом их правомерного обнародования. Если, однако, автор произведения, выпущенного анонимно или под псев­донимом, раскроет свою личность в течение указанного срока иди его личность не будет далее оставлять сомнений, то срок действия авторского права на это произведение будет исчисляться по общим правилам.

Второе исключение связано с произведениями, созданными в соавтор­стве. Авторское право на такое произведение действует в течение всей жизни и 50 лет после смерти автора, пережившего других авторов.

Новый авторский закон установил еще одно исключение из общих правил исчисления сроков охраны авторских произведений. В соответствии с п. 5 ст. 27 указанного закона авторское право на произведение, впервые выпу­щенное в свет после смерти автора, действует в течение 50 лет после его выпуска. К рассмотренному случаю близка ситуация, касающаяся сроков охраны произведений репрессированных авторов. Если автор был репрес­сирован и реабилитирован посмертно, то 50-летний срок охраны прав на произведение начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации.

Наконец, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» предус­матривает увеличение на 4 года срока охраны авторских прав на произве­дения тех авторов, которые участвовали в Великой Отечественной войне или работали в этот период.

По истечении срока действия авторского права произведение считается перешедшим в общественное достояние. Такого рода произведения, равно как и произведения, которым на территории России никогда не предостав­лялась охрана, могут свободно использоваться любым лицом без выплаты авторского вознаграждения. При этом, однако, должны соблюдаться право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора. В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 502 ГК РСФСР 1964 г.) новый закон не предусматривает возможности объявления произведения, в отношении которого истек срок охраны, достоянием государства и определения особых условий его использования. Но правительством РФ могут устанавливаться случаи выплаты специальных отчислений за исполь­зование на территории России произведений, перешедших в общественное достояние. Такие отчисления выплачиваются в профессиональные фонды авторов, а также организациям, управляющим имущественными правами авторов на коллективной основе, и не могут превышать одного процента от прибыли, полученной за использование таких произведений.


Авторский договор. Использование произведения автора другими лицами (пользователями) осуществляется на основании авторского договора, кроме случаев, специ­ально указанных законом. Договорная форма использования произведений в большей степени, чем какая-либо другая, обеспечивает реализацию и охрану как личных, так и имущественных прав автора. Отвечает она и интересам пользователей, поскольку они приобретают определенные права по использованию произведений, которых не имеют другие лица, и в связи с этим могут окупить свои затраты по воспроизведению и распространению произведений и получить прибыль.

Н.Л. Клык ( авторский договор определила как соглашение автора и организации-пользователя по поводу создания и использования произведения науки, литературы и искусства.1 Более содержательное, хотя и недостаточно точное определение дано В. А. Дозорцевым: по авторскому договору одна сторона — автор разрешает другой стороне — пользователю использовать произве­дение или предоставляет ей право распорядиться произведением в том или ином объеме, а пользователь обязуется заплатить автору вознаграждение за использование или предоставление такого права.2

В Основах гражданского законодательства 1991 г. авторский договор был определен как договор, по которому автор обязан создать в соответ­ствии с договором и передать заказанное произведение или передать готовое произведение для использования, а пользователь обязан исполь­зовать или начать использование произведения предусмотренным догово­ром способом в обусловленном им объеме и в определенный срок и уплатить автору установленное договором сформулировать следующее определение: по авторскому договору автор передает или обя­зуется передать приобретателю свои права на использование произведения в пределах и на условиях, согласованных сторонами.

По общему правилу, авторский договор носит консенсуальный, взаим­ный и возмездный характер.

Ныне действующее законодательство неоднократно прямо подчеркивает возможность перехода (передачи) права на использование произведения от автора к другим лицам и, как представляется, достаточно однозначно решает вопрос о природе авторского договора.

Наряду с предоставлением участникам авторских отношений возмож­ности самостоятельно определять свои договорные права и обязанности, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» предъявляет к авторским договорам определенные требования. Эти требования сформулированы в виде ряда закрепленных законом диспозитивных и императивных правил. Первые из них вступают в действие тогда, когда сторонами авторского договора конкретно не решены те или иные вопросы. В качестве примера можно привести правило о том, что действие передаваемого по договору права ограничивается территорией Российской Федерации, если в автор­ском договоре отсутствует условие о территории, на которую передается право. Императивные правила либо запрещают вводить в авторские дого­воры определенные условия, либо предписывают решение отдельных воп­росов при выборе сторонами конкретного варианта своих взаимоотношений из числа возможных. Например, закон заранее объявляет недействительным условие авторского договора, которым автор ограничи­вается в создании в будущем произведений на данную тему или в данной области.

Авторский договор следует отличать от иных форм договорного регу­лирования отношений по созданию и использованию произведений науки, литературы и искусства. Так, на практике нередко возникает вопрос о разграничении авторского и трудового договоров, что имеет большое значение для установления объема прав создателя творческого произведе­ния и его пользователя.

В тех случаях, когда заключенный сторонами договор, в рамках кото­рого создано творческое произведение, не содержит четкого указания на его трудовой характер, вывод об этом может быть сделан лишь при наличии ряда условий. Прежде всего предметом трудового договора является тру­довая деятельность работника, соответствующая его должности и квали­фикации. Она может носить творческий характер, как, например, работа штатного переводчика издательства или штатного фотографа журнала, но при этом подразумевается, что речь идет об исполнении определенной трудовой функции, а не о достижении конкретного, определенного согла­шением сторон творческого результата. В некоторых случаях, однако, трудовой договор может быть заключен и на выполнение творческой работы, связанной с созданием конкретного творческого произведения, например на выполнение оформительских или картографических работ. Здесь важно установить, был ли включен автор в трудовой коллектив заказчика, подчинялся ли он правилам внутреннего распорядка и распо­ряжениям администрации, закреплялись ли за ним трудовые права и льготы, получал ли автор за свою работу ежемесячное вознаграждение и т. п. Если ничего этого не было, то для квалификации отношений сторон как трудовых нет никаких оснований.

Наконец, когда совершенно очевидно, что стороны были связаны трудовым договором, необходимо установить, входило ли создание данного творческого произведения в трудовые обязанности его автора. Если про­изведение создано хотя и штатным работником организации, но не в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей, автор произведения пользуется всеми предусмотренными законом правами, включая право на использование произведения.

Нередко, особенно при заключении договоров на создание произведе­ний изобразительного искусства, возникает вопрос о разграничении автор­ского договора и договора подряда.

Разграничение авторского и подрядного договоров производится прежде всего по их предмету. Если предметом договора подряда является результат обычной, технической деятельности подрядчи­ка, то предметом авторского договора является произведение науки, лите­ратуры и искусства как результат творческой работы автора.

По субъектному составу авторские договоры отличаются и от некоторых других договоров, связанных с использованием произведений. Например, отношения между киностудиями и организациями, занимающимися кинопрокатом, строятся по типу договора купли-продажи.


Классификация авторских договоров. В качестве особого типа гражданско-правового договора авторский договор, в свою очередь, подразделяется на множество отдельных разно­видностей, каждая из которых имеет

свои особенности. Существует до­вольно много критериев, опираясь на которые можно провести классификация существующих авторских договоров. При этом самые разные классификации не исключают друг друга, если их основания не надуманы и не произвольны, а объективны и существенны.

Так, авторские договоры могут подразделяться на отдельные группы в зависимости от вида произведений, по поводу которых они заключаются. В связи с этим могут быть выделены, в частности, авторские договоры на создание и использование литературных, музыкальных, аудиовизуальных, архитектурных и других произведений. Даже если эти договоры предусмат­ривают один и тот же способ использования произведений, вид последних оказывает определенное влияние на содержание самого договора.

В зависимости от того, является ли предметом авторского договора уже готовое произведение или произведение, которое еще только необходимо создать, различаются авторские договоры заказа и авторские договоры на готовое произведение. Авторский договор на заказанное произведение подробно регламентирует требования, предъявляемые к будущему произ­ведению, в частности устанавливает его жанр, назначение, объем и другие параметры, устанавливает сроки и формы представления работы заказчику, порядок устранения замечаний и т. п. Автор имеет право на получение аванса и несет ответственность за нарушения принятых на себя обязанно­стей. В тех случаях, когда предметом авторского договора является уже готовое произведение, оно обычно рассматривается и одобряется пользо­вателем до заключения договора.

Авторские договоры могут быть связаны с использованием еще не обнародованного произведения или произведения, которое уже доведено до всеобщего сведения. Как правило, это оказывает существенное влияние на такое условие авторского договора, как размер гонорара и форма его выплаты. Авторы необнародованных произведений обычно получают особое вознаграждение за предоставление пользователю права на первое , знакомство публики с произведением.

Деление авторских договоров в ранее действовавшем законодательстве отсутствовало и впервые закреплено Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах". Ранее считалось, что пользователь во всех случаях приобретает исключительные права на произведение. Правда, некоторые типовые авторские договоры, например Типовой издательский договор на литературные произведения, предоставляли авторам возмож­ность выдавать разрешения на использование произведения прямо указан­ным в нем лицам, например редакциям газет и журналов. Не исключалось также включение в договор прямой оговорки о том, что за автором сохраняется право на заключение иных авторских договоров в отношении созданного им произведения. Однако все это не колебало общего принципа об исключительном характере передаваемых по авторскому договору прав.

Новый авторский закон устанавливает прямо противоположное пра­вило. Согласно п. 4 ст. 36 Закона «Об авторском праве и смежных правах», права, передаваемые по авторскому договору, считаются неисключитель­ными, если в договоре прямо не установлено иное. Такое решение вопроса заслуживает полной поддержки как повышающее уровень авторско-пра­вовой охраны и соответствующее общепринятой практике.

Наконец, большое практическое значение имеет подразделение автор­ских договоров в зависимости от способа использования произведения.

Наиболее распространенным видом авторского договора является из­дательский договор. В рамках данного договора осуществляется издание и переиздание любых произведений, которые могут быть зафиксированы на бумаге, т. е. произведений литературы (научных, художественных, учебных . и т. п.), драматических, сценарных, музыкальных произведений, произведений изобразительного искусства и т. п.

Постановочный договор заключается тогда, когда основным способом использования произведения является его публичное исполнение. Его, предметом могут быть драматические произведения, музыка или либретто ) оперы, балета, оперетты, музыкальной комедии, музыка к. драматическому спектаклю и т. п., которые используются театрально-зрелищными организациями (театрами, филармониями, цирками, концертными организациями и т.д.) путем постановки на сцене.

Сценарный договор есть договор, регламентирующий отношения, свя­занные с использованием текста, по которому снимается кинофильм, телефильм, делается радио- или -телепередача, проводится массово-зрелищное мероприятие и т. д. Сценарный договор весьма близок к постановоч­ному договору, из рамок которого он постепенно выделился в самостоятельный вид. Их основное отличие заключается в том, что лите­ратурный сценарий, в отличие, например, от драматического произведения, используется не в своем неизменном виде, а служит основой для создания более приближенного к нуждам кинематографа, телевидения, радио, ре­жиссерского сценария, по которому, собственно, и ставится фильм или делается передача. В этом смысле сценарный договор предполагает, что произведение (сценарий) может быть использовано в измененном виде.

Договор о депонировании рукописи регулирует условия и порядок опубликования и последующего использования произведения, которое помещается на хранение в специальный информационный орган. Обычно путем депонирования публикуются научные произведения, представляю­щие интерес лишь для ограниченного круга специалистов. По запросу заинтересованных лиц им предоставляются копии депонированных про­изведений или их отдельных частей.

Договор художественного заказа опосредует отношения, связанные с созданием произведений изобразительного искусства в целях их публичной демонстрации.


Прекращение авторского договора. Прекращение авторского договора приводит к отпадению прав и обязанностей его участников, а в некоторых случаях — к возложению на кого-либо из них отрицательных последствий данного юридического факта. Основания, условия и последствия прекращения авторского договора регулируются как общими положениями гражданского законодательства (глава 26 ГК РФ «Прекращение обязательств»), так и специальными нормами авторского права, в которых отражаются особенности авторских договоров.

Большинство авторских договоров прекращается в результате истече­ния срока их действия. Обычно за этот период стороны исполняют свои обязанности по договору, что в соответствии со ст. 408 ГК РФ является самостоятельным основанием прекращения существовавшего обязательст­ва.

Истечение срока договора прекращает его действие и тогда, когда произведение фактически не используется заказчиком, независимо оттого, какими причинами это вызвано. В ранее действовавшем законодательстве данный вопрос решался автоматически, и стороны не могли договориться о продлении срока действия договора, даже если и автор, и пользователь выразили на это свое согласие. При заинтересованности в использовании произведения они должны были заключить новый договор, оговорив в нем, в частности, вопрос о выплате автору дополнительного авторского вознаг­раждения. Поэтому продолжение работы по прекратившемуся в связи с истечением срока договору справедливо расценивалось в юридической литературе в качестве конклюдентных действий, свидетельствующих о заключении нового договора на тех же условиях, которые содержались в ранее заключенном письменном договоре1 .

Новым авторским законодательством вопрос о продлении срока действия договора передан на усмотрение самих сторон. Поэтому, если срок договора истек, но стороны продолжают работу по подготовке произведения к использованию, им следует заключить дополнительное соглашение, в котором четко оговаривались бы все вопросы, связанные с судьбой договора. В противном случае возникший спор будет решаться судом.

Авторский договор может предусматривать возможность досрочного прекращения его действия в связи с отказом пользователя от дальнейшего использования произведения.

В любой момент авторский договор может быть прекращен по взаим­ному соглашению сторон.

Разновидностью соглашения о прекращении авторского договора яв­ляется новация, т.е. соглашение о замене одного обязательства другим. Так, стороны могут в любой момент договориться об изменении предмета договора, способов использования произведения, перенесении срока пред­ставления произведения и т. п.

Авторский договор может быть прекращен в связи с невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое должник не отвечает (ст. 416 ГК РФ). К указанным обстоятельствам относится, напри­мер, непреодолимая сила, т.е. чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие, в частности некоторые стихийные явления природы (наводнение, землетрясение, обвал и т.п.) и некоторые обще­ственные явления (запрещающие акты органов власти, военные действия, общественные беспорядки и т. п.). Невозможность исполнения может быть вызвана и случайными событиями, за которые должник не несет ответст­венности. Например, при случайной гибели уникального произведения изобразительного искусства художник не может нести ответственность перед заказчиком за непредставление произведения к установленному договором сроку.

Следует учитывать, что невозможность исполнения как обстоятельство, прекращающее действие авторского договора, должна носить окончатель­ный, а не временный характер.

Основанием прекращения авторского договора может быть смерть автора или ликвидация юридического лица, выступавшего в качестве стороны договора (ст. 418—419 ГК. РФ). Смерть автора прекращает суще­ствующее обязательство постольку, поскольку исполнение, т. е. создание и доработка произведения, не может быть произведено без личного участия самого автора. Если произведение уже практически готово для использо­вания, для прекращения договора нет достаточных оснований.

В данном случае происходит простое правопреемство, в результате которого умершего автора замещают в договоре его наследники. Лишь в том случае, если умерший автор не имел наследников по закону и не оставил завеща­ния, авторский договор автоматически прекращается, поскольку закон предусматривает прекращение авторского права, переходящего по праву наследования к государству (ст. 552 ГК РСФСР 1964 г.).

Ликвидация юридического лица, под которой понимается его прекра­щение без правопреемства, аннулирует в установленном законом порядке все обязательства данного юридического лица, включая и возникшие из заключенных им авторских договоров. Разумеется, это не освобождает заказчика от ответственности за неисполнение тех его обязанностей, которые должны были быть исполнены им ранее. При реорганизации юридического лица авторский договор не прекращается и должен быть исполнен правопреемником.

Наконец, в случаях, предусмотренных договором, он может быть прекращен по одностороннему заявлению той или другой стороны в связи с нарушением контрагентом существенных условий договора, о чем под­робно говорили выше.

Порядок прекращения авторского договора в связи с рассмотренными только что основаниями специально авторским законодательством не регламентирован.


6. Охрана прав исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права)

Наряду с охраной прав авторов произведений науки, литературы и искусства российское законодательство охраняет права исполнителей, производителей фонограмм, а также организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права).

Как известно, смежные права впервые получили признание в россий­ском законодательстве лишь в 1992 г. в результате принятия Верховным Советом РФ 14 июля 1992 г. решения о применении на территории России впредь до принятия нового Гражданского кодекса РФ Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Раздел IV Основ включал две статьи, вводившие охрану прав исполнителей, создателей звуко и видеозаписей и организаций эфирного вещания. Однако поскольку эти статьи носили достаточно общий характер и не давали ответов на многие вопросы, реальной охраны смежных прав они не гарантировали. В Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», с принятием которого раздел IV Основ гражданского законодательства утратил силу, смежным правам посвящен специальный раздел, обеспечивающий значительно более полное их регулирование. Следует отметить, что с принятием этого закона изме­нился и состав охраняемых смежных прав. Из числа субъектов смежных прав оказались исключены создатели видеозаписей, но наряду с организа­циями эфирного вещания обладателями смежных прав признаны органи­зации кабельного вещания. Указанные изменения обусловлены стремлением сблизить правовое регулирование смежных прав в российском законодательстве с наиболее распространенной мировой практикой и положениями Римской конвенции об охране прав артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г. Что же касается видеозаписей, то их охрана осуществляется нормами авторского права как аудиовизуальных произведений.

Помимо прав исполнителей к смежным правам законодатель, следуя логике Римской конвенции 1961 г., отнес права производителей фоног­рамм, а также организаций эфирного и кабельного вещания. Указанных субъектов объединяет то, что именно благодаря их деятельности произве­дения, предназначенные для публичного исполнения, становятся доступ­ными не только непосредственным слушателям и зрителям, но и более широкой публике, что большей частью соответствует интересам самих авторов.

Существенной особенностью большинства смежных прав является их производность и зависимость от прав создателей творческих произведений. Лишь в тех случаях, когда исполняется, записывается на фонограмму или передается в эфир или по кабелю не охраняемое законом произведение либо объект, вообще не являющийся результатом творческой деятельности, смежные права носят самостоятельный характер.

Для возникновения и осуществления смежных прав действующее российское законодательство не требует соблюдения каких-либо формаль­ностей. Права изготовителя фонограммы и исполнителя порождает сам факт создания соответствующей звукозаписи. Вместе с тем создатель смежных прав для оповещения третьих лиц о своих правах и предотвращения их нарушения вправе использовать знак охраны смежных прав, кото­рый помещается на каждом экземпляре фонограммы и (или) на каждом содержащем ее футляре. В качестве такого знака принят предусмотренный Римской конвенцией знак охраны, состоящий из трех элементов:

— латинской буквы «R» в окружности;

— имени (наименования) обладателя исключительных смежных прав;

— года первого опубликования фонограммы.

Отсутствие знака охраны не лишает обладателя смежного права воз­можности его защиты, однако в ряде случаев затрудняет процесс доказывания при его нарушении.

Следует иметь в виду, что в настоящее время сфера действия смежных (прав существенно ограничена по сравнению со сферой действия прав авторов. Россия пока еще не участвует в Римской конвенции 1961 г., хотя, как уже отмечалось, принципиальное решение о присоединении России к международной системе охраны смежных прав уже принято.1 Практически готово к этому и российское законодательство. Однако сейчас смежные права исполнителей признаются лишь в тех случаях, когда:

а) исполнитель является гражданином РФ;

б) исполнение, постановка впервые имели место на территории РФ;

в) исполнение, постановка записаны на фонограмму, которая охраня­ется законом;

г) исполнение, постановка, не записанные на фонограмму, включены в передачу в эфир или по кабелю, которые охраняются законом.

Права производителя фонограммы охраняются в двух следующих случаях: либо если он является гражданином РФ иди юридическим лицом, имеющим официальное местонахождение на территории РФ, либо если фонограмма впервые опубликована на территории РФ. За организациями эфирного и кабельного вещания смежные права признаются только тогда, когда организация имеет официальное местонахождение на территории РФ и осуществляет передачи с помощью передатчиков, расположенных на территории РФ. Круг конкретных правомочий, которыми обладают носи­тели смежных прав, несколько Уже того круга прав, которые принадлежат авторам произведений. При этом исполнители произведений, чья деятель­ность носит творческий характер, имеют как личные неимущественные, так и имущественные права. Права производителей фонограмм, организа­ций эфирного и кабельного вещания, чей вклад является техническим, охватывают собой лишь имущественную сферу. Существенно сужены временные рамки действия смежных прав. В соответствии со ст. 43 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» они действуют, по общему правилу, в течение 50 лет с даты первого исполнения или постановки (права исполнителей), первого опубликования фонограммы и ее первой записи, если она не была опубликована (права производителей фонограмм), первой передачи в эфир или по кабелю (права организаций эфирного и кабельного вещания). Исчисление указанного 50-летнего срока охраны начинается с 1 января года, следующего за годом, когда имел место юридический факт, являющийся основанием для начала течения срока. Однако если испол­нитель был репрессирован и реабилитирован посмертно, срок охраны его прав начинает действовать с 1 января года, следующего за годом реабилитации. На 4 года увеличивается и срок охраны прав тех испол­нителей, которые работали во время Великой Отечественной войны или участвовали в ней. К наследникам (в отношении юридических лиц — к правопреемникам) исполнителя, производителя фонограммы, организации эфирного или кабельного вещания переходит право разрешать использование исполнения, постановки, фонограммы, передачи в эфир или по кабелю и на получение вознаграждения в пределах оставшейся части сроков.

Нормам закона, касающимся охраны смежных прав, в соответствии с общим правилом не придается обратная сила. Если бы на этом была поставлена точка, то вопрос о начальном моменте охраны смежных прав не вызывал бы каких-то особых сложностей. Но в п. 3 Постановления «О порядке введения в действие Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах"» говорится, что срок охраны, предусмотренный ст. 43 указанного закона, применяется во всех случаях, когда 50-летний срок действия смежных прав не истек к 1 января 1993 г.

Однако данное положение для большинства обладателей смежных прав сводится практически на нет теми ограничениями сферы действия смежных прав, которые установлены пунктами 2—3 ст. 37, п. Зет. 40 и п. Зет. 41 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». В них говорится, что исключительные права исполнителей, организаций эфирного и кабельного вещания не распространяются на случаи, когда первоначальная запись исполнения или постановки либо запись передачи была произведена с согласия исполнителя, организации эфирного или кабельного вещания и когда воспроизведение исполнения, постановки, передачи осуществляется в тех же целях, для которых было получено согласие исполнителя или была произведена запись. В результате правовая охрана смежных прав в отно­шении объектов, созданных до вступления данного закона в силу, распро­страняется лишь на производителей фонограмм, а также на тех исполнителей и те организации вещания, которые не давали своего согла­сия на запись и использование созданных ими объектов смежных прав, либо если изменяется характер использования этих объектов.


§ 2. Особенности правового регулирования патентного права.


Вторым правовым институтом, посредством которого охраняются пра­ва на интеллектуальную собственность, является патентное право. Оно регулирует имущественные, а также связанные с ними личные неимуще­ственные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение трех названных объектов интеллектуальной собственности в рамках еди­ного института патентного права объясняется следующими соображения­ми. Во-первых, изобретения, полезные модели и промышленные образцы обладают значительным сходством по отношению друг к другу, с одной стороны, и существенно отличаются от других объектов интеллектуальной собственности, с другой стороны. Все они являются результатами творче­ской деятельности, имеют конкретных создателей, права которых призна­ются и охраняются законом, совпадают друг с другом по ряду признаков и т.д. Во-вторых, их охрана осуществляется посредством единой формы, а именно путем выдачи патента1 . В-третьих, правовое регулирование свя­занных с этими тремя объектами общественных отношений имеет гораздо больше сходства, чем различий, и к тому же осуществляется в России единым законодательным актом, а именно Патентным законом РФ. Все сказанное свидетельствует о том, что традиционное ограничение рамок патентного права лишь сферой правовой охраны изобретений вряд ли оправдано.

Следует отметить, что сам термин «патентное право» лишь совсем недавно был возвращен в российское законодательство. Как известно, в течение длительного времени в России, как и во всем бывшем Советском Союзе, изобретения и другие технические новшества охранялись в основ­ном не патентами, а авторскими свидетельствами.

Как и авторское право, патентное право имеет дело с охраной и использованием нематериальных благ, являющихся продуктами интеллек­туального творчества. Изобретения, полезные модели, промышленные образцы, как и произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторским правом, представляют собой результаты мыслительной деятель­ности, идеальные решения тех или иных технических или художественно-конструкторских задач. Лишь впоследствии, в ходе их внедрения, они воплощаются в конкретные устройства, механизмы, процессы, вещества и . т.п. Наряду со сходством сравниваемые объекты имеют между собой и существенные различия.

В объектах патентного права ценность представляет само содержание тех решений, которые придуманы изобретателями. Именно они и становятся предметом охраны патентного права.

Прежде всего, важнейшим отправным началом патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта.

Признание и всемерная охрана патентной монополии не исключают, однако, выполнения патентным правом и функции защиты общественных интересов. Более того, соблюдение разумного баланса интересов патенто­обладателя, с одной стороны, и интересов общества, с другой стороны, вполне может рассматриваться в качестве второго исходного начала (прин­ципа) патентного права. Одним из конкретных его проявлений служит ограничение действия патента определенным сроком, после истечения которого разработка поступает во всеобщее пользование. Кроме того, условием предоставления патентно-правовой охраны той или иной разра­ботке является внесение разработчиком действительного вклада в уровень техники и тем самым обогащение общественных знаний.

Наконец, в общественных интересах закон устанавливает случаи так на­зываемого свободного использования запатентованных разработок. Разо­вое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врача, проведение научного эксперимента и т.д. — эти и некоторые другие изъятия из сферы патентной монополии, продиктованные общественными потребностями, выражают взвешенный баланс интересов патентообладателя и общества.

Следующим принципом патентного права является предоставление охраны лишь тем разработкам, которые в официальном порядке признаны патентоспособными изобретениями, полезными моделями и промышлен­ными образцами.

Если заявка на выдачу патента в Патентное ведомство не подавалась, разработка, которая объективно отвечает всем критериям патентоспособности, объектом охраны со стороны патентного права не становится. В этом состоит еще одно существенное различие между патен­тным и авторским правом.

Наконец, в качестве принципа патентного права может рассматривать­ся положение, согласно которому законом признаются и охраняются права и интересы не только патентодателей, но и действительных создателей изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

Названные выше принципы определяют конкретное содержание ос­новных норм патентного права, являются его исходными началами и служат 'предпосылками его дальнейшего развития. Знание этих принципов помо­гает лучше понять содержание конкретных патентно-правовых норм, спо­собствует их правильному применению на практике и дает определенные ориентиры для разрешения тех жизненных ситуаций, которые прямо не урегулированы действующим законодательством.


1. Объекты патентного права

Объекты изобретений. В соответствии с п. 2 ст. 4 Патентного закона РФ объектами изобре­тений могут являться устройство, способ, вещество, штамм микроорганиз­ма, культуры клеток растений и животных, а также применение известного устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению. Любое решение задачи, заявляемое в качестве изобретения, должно подпадать под один из названных объектов. Это позволяет, во-первых, отграничивать технические решения от нетехнических и, во-вторых, обеспечивает объек­тивную возможность контроля за использованием охраняемых законом изобретений.

Под устройством понимается система расположенных в пространстве элементов, определенным образом взаимодействующих друг с другом. Для характеристики устройств используются конструктивные средства — наличие конструктивных элементов, наличие связи между элементами, их взаимное расположение, форма выполнения элементов иди устройства в целом, параметры и другие характеристики элементов, материал, кото­рого выполнены элементы или устройство в целом, и т.п. К устройствам как объектам изобретений относятся всевозможные конструкции и изделия — машины, приборы, механизмы, инструменты, транспортные средства, оборудование, сооружения и т.д.

К способам как объектам изобретения относятся процессы выполнения действий над материальным объектом с помощью материальных объектов. Способ — это совокупность приемов, выполняемых в определенной после­довательности или с соблюдением определенных правил. Как объект изобретения способ характеризуется технологическими средствами — на­личием определенного действия или совокупности действий, порядком выполнения таких действий (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т.п.), условиями осуществления действий, режимом исполь­зования веществ (исходного сырья, реагентов, катализаторов и т.д.), уст­ройств (приспособлений, инструментов, оборудования и т.д.), штаммов микроорганизмов и т.д.

Способы как процессы выполнения действий над материальными объектами обычно подразделяются на: 1) способы, направленные на изго­товление продуктов (изделий, веществ и т.д.); 2) способы, направленные на изменение состояния предметов материального мира без получения конкретных продуктов (транспортировка, обработка, регулирование и т.д.); 3) способы, в результате которых определяется состояние предметов мате­риального мира (контроль, измерение, диагностика и т.д.). Специфика изобретений-способов, направленных на изготовление продуктов, заклю­чается в том, что действие патента, выданного на такой способ, распрост­раняется и на продукт, изготовленный непосредственно этим способом (п. 2 ст. 10 Патентного закона). Что касается способов третьей группы, то с принятием нового закона патенты стали выдаваться также на способы профилактики, диагностики и лечения заболеваний, которые ранее охра­нялись только авторскими свидетельствами.

К веществам как объектам изобретений относятся: 1) индивидуальные хими­ческие соединения, к которым также условно отнесены высокомолекуляр­ные соединения и объекты генной инженерии; 2) композиции (составы, вмеси); 3) продукты ядерного превращения.

Индивидуальные химические соединения могут заявляться в качестве изобретений тогда, когда установлен их качественный и количественный состав, а также связь между атомами и взаимное их расположение в молекуле, выраженное химической структурной формулой. Для индивиду­альных соединений с неустановленной структурой, в частности антибио­тиков, а также объектов генной инженерии, необходимо раскрытие их физико-химических и иных характеристик (в том числе признаки способа их получения), позволяющих их идентифицировать.

Для характеристики композиций (сплавы, керамика, смеси любого назначения и т.п.) используются, в частности, такие признаки, как каче­ственный и количественный состав ингредиентов, структура композиции и ингредиентов и т.д. Защита композиций неустановленного состава может быть предоставлена, если определены их физико-химические, физические и утилитарные показатели и признаки способа получения.

Продукты ядерного превращения характеризуются, в частности, каче­ственным (изотоп) и количественным (число прогонов и нейтронов) составом, а также основными ядерными характеристиками: период полу­распада, тип и энергия получения (для радиоактивных изотопов).

Штамм микроорганизма, культуры клеток растений и животных озна­чает совокупность клеток, имеющих общее происхождение и характеризу­ющихся одинаковыми устойчивыми признаками. Штаммы составляют основу биотехнологии и применяются в лечебных, профилактических целях, в качестве стимуляторов развития растений, животных и т.д. Созда­ние штаммов предполагает отыскание нужной среды для микроорганизмов оптимального температурного режима, выявление средств, способствующих их росту и сохранению, и т.д. К штаммам микроорганизмов, культу} клеток растений и животных относятся индивидуальные штаммы (штаммы традиционных микроорганизмов — бактерии, микроскопические грибы дрожжи и т.д., штаммы микроорганизмов, подпадающих под определений «микроорганизм» — простейшие микроскопические водоросли, микроскопические лишайники, микроскопические беспозвоночные животные и т.д. и консорциумы микроорганизмов, культур клеток растений и животных (смешанные штаммы микроорганизмов, ассоциации микроорганизмов смешанные культуры клеток растений и (или) животных и др.).

Для характеристики индивидуальных штаммов микроорганизмов используются, в частности, такие признаки, как культурно-морфологическая характеристика с указанием температуры выращивания и возраста культу­ры, физико-биохимическая характеристика, биотехническая характеристи­ка и т.д. Индивидуальные штаммы культур растений и животных характеризуются родословной культур, стандартными условиями выращи­вания, данными о видовой принадлежности и т.д. Консорциумы микроор­ганизмов дополнительно к перечисленным для индивидуального штамма признакам характеризуются происхождением, факторами и условиями адаптации и селекции, числом и доминирующими компонентами и т.д.

Применение известных ранее устройств, способов, веществ, штаммов по новому назначению состоит в том, что известное техническое средство предлагается использовать с иной целью для решения задачи, которая не имелась в виду ни автором, ни другими специалистами, когда впервые стали применяться данное устройство, способ, вещество или штамм. Ранее известное средство оказывается способным удовлетворять совсем иную потребность, в связи с чем оно приобретает функцию, существенно отли­чающуюся от той, которую уже имеет1 . Изобретение на применение не характеризуется ни конструктивными, ни технологическими, ни качест­венными (рецептурными) средствами. Его суть заключается в установлении новых свойств уже известных объектов и определении новых областей их использования. Для характеристики изобретений на применение исполь­зуются краткая характеристика применяемого объекта, достаточная для его идентификации, и указание нового назначения известного объекта. К применению по новому назначению приравнивается первое применение известных веществ (природных и искусственно полученных) для удовлет­ворения общественной потребности.


Объекты, не признаваемые изобретениями. Наряду с объектами изобретений в Патентном законе содержится перечень творческих результатов, которые не признаются патентоспособ­ными изобретениями (п. 3 ст. 4). К ним относятся:

— научные теории и математические методы;

— методы организации и управления хозяйством;

— условные обозначения, расписания, правила;

— методы выполнения хозяйственных операций;

— алгоритмы и программы для вычислительных машин;

— проекты и схемы планировки сооружений, зданий территорий;

— решения, касающиеся только внешнего вида изделий, направленные на удовлетворение эстетических потребностей;

— топологии интегральных микросхем;

— сорта растений и породы животных;

—решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Это не означает, что указанные объекты вообще исключаются из сферы правовой охраны. Напротив, большинство из них при соответствии их установленным в законе критериям охраняется правом, однако не в качестве изобретений, а как иные объект интеллектуальной собственности.

Особо следует остановиться на решениях, которым не предоставляется правовая охрана ввиду их противоречия общественным интересам, прин­ципам гуманности и морали.


Новизна. а) Понятие уровня техники.

Новизна изобретения как первое и непре­менное условие его патентоспособности всегда была характерным призна­ком изобретений как в России, так и за рубежом.

В новом законе новизна определяется как неизвестность изобретения из сведений об уровне техники.

При определении уровня техники используются удовлетворяющие условию общедоступности сведения, представленные, в частности, в сле­дующих источниках информации:

— опубликованные описания к охранным документам, опубликован­ные заявки на изобретения - с даты публикации;

— российские издания - с даты подписания в печать;

— иные издания - с даты выпуска в свет, а при отсутствии возмож­ности се установления с последнего дня месяца или с 31 декабря указанного в издании года, если время выпуска в свет определено соответ­ственно лишь месяцами и (или) годами;

— депонированные рукописи статей, обзоров, монографий и других материалов - с даты депонирования;

— отчеты о научно-исследовательских работах, пояснительные записки к опытно-конструкторским работам и другая конструкторская, технологи­ческая и проектная документация, находящаяся в органах научно-техни­ческой информации, - с даты поступления в эти органы;

— нормативно-техническая документация (ГОСТ, ТУ и т.д.) - с даты регистрации ее в уполномоченных на то органах;

— материалы диссертаций и авторефераты диссертаций, изданные на правах рукописи, - с даты поступления в библиотеку;

— принятые на конкурс работы - с даты выкладки их для ознакомле­ния, подтвержденной документами, относящимися к проведению конкур­са;

— визуально воспринимаемые источники информации (плакаты, про­спекты, чертежи, схемы, фотоснимки, модели, изделия и т.п.) - с даты, когда стало возможным их обозрение при наличии подтверждения офици­альными документами;

— экспонаты, помещенные на выставке, - с даты начала их показа, подтвержденной официальным документом;

— устные доклады, лекции, выступления - с даты, когда был сделан доклад, прочитана лекция, состоялось выступление, если они зафиксиро­ваны аппаратами звукозаписи или стенографически в порядке, установ­ленном действовавшими на указанную дату правилами проведения соответствующих мероприятий;

— сообщения посредством радио, телевидения, кино и т.п. - с даты такого сообщения, если оно зафиксировано на соответствующем носителе информации в установленном порядке, действовавшем на указанную дату;

— сведения о техническом средстве, ставшие известными в результате его использования в производственном процессе, в изготовляемой или эксплуатируемой продукции, в том числе в опытном образце, переданном в эксплуатацию, либо иного введения в хозяйственный оборот, - с даты, указанной в официальном документе, подтверждающем общедоступный характер таких сведений.

б) Приоритет изобретения и правила его определения. Новизна изобретения устанавливается по отношению к уровню техники, который определяется на дату приоритета изобретения. По общему правилу приоритет изобретения устанавливается по дате поступления в Патентное ведомство заявки, содержащей заявление о выдаче патента, описание, формулу и чертежи, если в описании на них имеется ссылка (п. 1 ст. 19 Патентного закона). Как видим, для закрепления приоритета заявитель может подать , в Патентное ведомство заявку, в которой отсутствует ряд требуемых по закону документов. Это новое положение в российском патентном зако­нодательстве, призванное упростить и ускорить процедуру закрепления приоритета.

Наряду с общим правилом определения приоритета Патентный закон содержит ряд специальных льготных правил, которые могут применяться при установлении приоритета в случаях, указанных в законе.

в). Льгота по новизне. Рассмотрение вопроса о новизне изобретения будет неполным, если не коснуться проблемы так называемой льготы по новизне. В соответствии с п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ не признается обстоятельством, препятствующим признанию патентоспособности изо­бретения, такое раскрытие информации, относящейся к изобретению, автором, заявителем или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, при котором сведения о сущности изобретения стали общедоступными, если заявка на изобретение подана в Патентное ведомство не позднее шести месяцев с даты раскрытия информации. Сравнение данной нормы с правилами ранее действовавшего законода­тельства показывает, что произошло существенное расширение льготы, предоставляемой заявителю в связи с предшествующим заявке раскрытием сущности изобретения.

Данная льгота предоставляется заявителю, во-первых, в течение шестимесячного срока; во-вторых, независимо от формы раскрытия ин­формации о сущности изобретения (путем публикации, устного сообще­ния, открытого показа и т.п.); в-третьих, в случае раскрытия информации, относящейся к изобретению, как самим заявителем, так и любым другим лицом, получившим от него или от автора прямо или косвенно эту информацию. В случае, когда информация об изобретении раскрыта не самим заявителем, а третьим лицом, заявитель должен доказать, что либо он сам разрешил обнародовать эту информацию, либо опубликование произошло без его ведома, но информация получена от него либо от автора изобретения.


Изобретательский уровень. Вторым критерием патентоспособности изобретения является изобре­тательский уровень.

Поэтому в патентных законах подавляющего большинства стран присутствует, хотя и под разными названиями (изобретательский уровень, неочевидность, изобретательская деятельность, изобретательский шаг, существенные отличия), критерий, с помощью которого охраноспособное изобретение отграничивается от обычных инженерных разработок или объектов, к которым не предъявля­ются подобные требования.

Изменение названия данного признака в российском патентном праве обусловлено стремлением сблизить его с аналогичными критериями па­тентоспособности в патентных законах других европейской стран. Пред­ложения такого рода давно высказывались специалистами1 .

Проверка изобретательского уровня проводится в отношении изобре­тения, охарактеризованного в независимом пункте формулы, и включает: — определение наиболее близкого аналога;

— выявление признаков, которыми отличается заявленное изобретение от наиболее близкого аналога;

— выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпа­дающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения.

Изобретение признается соответствующим условию изобретательского уровня, если не выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния отличительных признаков на указан­ный заявителем технический результат. Важно подчеркнута, что извест­ность влияния отличительных признаков заявленного изобретения на технический результат может быть подтверждена как одним, так и несколь­кими источниками информации.

При анализе существа критерия «изобретательский уровень» первосте­пенное значение имеет трактовка понятий «специалист» и «очевидность», через которые он определяется. Определения понятия «специалист» ни Патентный закон, ни дополняющие его подзаконные акты не дают. Опи­раясь на опыт тех стран, в патентных законах которых используется эта условная фигура, можно сделал» вывод, что под таким специалистом подразумевается лицо, обладающее доступными средними знаниями в той области, в которой он работает и к которой относится заявленное изобре­тение. Очевидно, что в современных условиях нельзя быть специалистом во всех областях знания, «специалистом вообще». Поэтому при проведении экспертизы изобретательский уровень должен проверяться по всем обще­доступным источникам информации, однако в пределах той области зна­ний, к которой относится заявленное изобретение. Иное решение вопроса всякий раз ставило бы экспертизу перед трудно разрешимой задачей и значительно сократило бы число охраняемых изобретений. Именно к такому подходу в толковании понятия «специалист» склоняется большин­ство российских ученых и патентоведов-практиков.1

Чтобы быть патентоспособным, изобретение не должно явным для специалиста образом следовать из уровня техники, то есть быть для специалиста очевидным.

Очевидное — это значит не выходящее за пределы нормального прогресса в технологии, а само собой разумеющееся или же логически вытекающее из уровня техники, а также не предполагающее использование изобретательского таланта, который выходил бы за пределы предполагае­мого уровня специалиста в определенной области техники. Следовательно, все, что прямо и логически вытекает из уровня техники, считается очевид­ным. Кроме того, очевидным является то, что не требует проявлений знаний и умения, превышающих способности в определенной области2 . Таким же образом может трактоваться понятие очевидности в российском патентном праве3 .

Изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за его кажущейся простоты и раскрытия в материалах заявки механизма достижения творческого результата, если такое раскры­тие стало известно не из уровня техники, а только из материалов заявки.


Промышленная применимость. Третьим критерием патентоспособности изобретения является про­мышленная применимость.

Согласно п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ, изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в про­мышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается законом с уровнем техники и датой приоритета. Между тем такая связь безусловно имеется, хота подход к использованию известных сведений, охватываемых понятием «уровень техники», является иным. Если с точки зрения новизны и изобретательского уровня заявленное изобретение не должно повторять того, что содержится в уровне техники или следовать из него, то есть обязательно должен иметь место выход за пределы уровня техники, то при проверке промышленной применимости для оценки достаточности имею­щихся в заявке сведений может быть привлечено только то, что уже вошло в уровень техники.

В законе не указано, на какой момент должна оцениваться промыш­ленная применимость заявленного изобретения. Это предоставляется не рушением законодателя, а его сознательной позицией.

С моментом определения промышленной применимости прямо связан вопрос о патентоспособности так называемых перспективных изобретений, то есть изобретений, которые не могут быть использованы в настоящее время, но целесообразность и возможность их использования в будущем не вызывают сомнений. и выдачу на них

Например, летательные аппараты с реактив­ным двигателем были зарегистрированы в СССР как охраноспособные изобретения в 20—30-х годах, а нашли практическое применение лишь с 1947 года; в 30-х годах, задолго до начала практических полетов в космос, был признан изобретением особый тип шлюзовых камер космического аппарата; способ электроискровой обработки металлов получил практиче­ское применение более чем через 20 лет после его создания и т.д.

Патентный закон РФ ничего не говорит о возможности охраны подо­бных изобретений. По мнению ряда специалистов, их охрана не нужна, так как, во-первых, не представляется практически необходимой и, во-вто­рых, сводит на нет критерий промышленной применимости1 .

Оценка соответствия заявленного изобретения требованию промыш­ленной применимости включает проверку выполнения следующей сово­купности условий:

— средство, воплощающее заявленное изобретение при его осуществ­лении, предназначено для использования в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях деятельности;

— для заявленного изобретения в том виде, как оно охарактеризовано в независимом пункте принятой к рассмотрению формулы изобретения, подтверждена возможность его осуществления с помощью описанных в заявке или известных до даты приоритета средств и методов;

— средство, воплощающее заявленное изобретение при его осуществ­лении, способно обеспечить достижение усматриваемого заявителем тех­нического результата.

Не является основанием для вывода о несоответствии заявленного изобретения требованию промышленной применимости несоблюдение какого-либо из этих условий для частных форм выполнения изобретения, охарактеризованных в зависимых пунктах формулы изобретения.


Понятие и признаки полезной модели. В качестве полезной модели охраняются новые и промышленно при­менимые решения, относящиеся к конструктивному выполнению средств производства и предметов потребления, а также их составных частей (п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ).

Понятием «полезная модель» обычно охватываются такие технические новшества, которые по своим внешним признакам очень напоминают патентоспособные изобретения, однако являются менее зна­чительными с точки зрения их вклада в уровень техники. Законодательство тех стран, которые предусматривают особую охрану подобных объектов, устанавливает, как правило, более упрощенный порядок выдачи на них оранных документов (иногда именуемых малыми патентами), сокращен­ный срок их действия, менее значительные пошлины и т.п. Что касается круга охраняемых в качестве полезных моделей объектов, то в мировой практике наметились два подхода. В одних странах, в частности в Японии, понятие полезной модели толкуется расширительно и охватывает собой практически тот же перечень объектов, которые могут быть признаны изобретениями, то есть устройства, способы, вещества и т.п. В других странах, в частности в ФРГ, понятием «полезная модель» охватываются лишь объекты, имеющие пространственную структуру.

Патентный закон РФ, как видно из содержащегося в нем определения, исходит из узкого понятия полезной модели.

Таким образом, обязательным признаком полезной модели по россий­скому законодательству является то, что решение задачи заключается в пространственном расположении материальных объектов.

Полезная модель, как и изобретение, является техническим решением задачи. Их основные различия заключаются в двух моментах. Во-первых, в качестве полезных моделей охраняются не любые технические решения, а лишь те, которые относятся к типу устройств, то есть конструкторскому выполнению средств производства и предметов потребления. Во-вторых, к полезным моделям не предъявляется требований изобретательского уровня.

Для признания решения полезной моделью оно должно обладать новизной и промышленной применимостью.

Как и в отношении изобретений, новизна полезной модели устанав­ливается через уровень техники, то есть совокупность общедоступных в мире сведений. Однако сам этот уровень техники определяется не совсем одинаково. Если применительно к изобретениям в него включаются любые сведения, ставшие общедоступными до даты приоритета, то в отношении полезных моделей в уровень техники не входят сведения об открытом применении за пределами России средств, тождественных заявляемой полезной модели. Иными словами, к полезным моделям предъявляется требование не абсолютной, а относительной мировой новизны. Сведения об открытом применении тождественного технического средства за рубе­жом новизну полезной модели не порочат.

Новизна полезной модели устанавливается на дату приоритета, кото­рый определяется по тем же правилам, что и приоритет изобретения.

Кроме того, в случав если заявитель воспользовался своим правом на преобразование заявки на изобретение в заявку на полезную модель (ст. 28 Патентного закона РФ), сохраняет силу приоритет первой заявки.

Наконец, не признается обстоятельством, влияющим на новизну по­лезной модели, публичное раскрытие информации, относящейся к полез­ной модели, ее заявителем, автором или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, если заявка на полезную модель подана не позднее шести месяцев с даты раскрытия (льгота по новизне).

Полезная модель является промышленно применимой, если она может быть практически использована в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности. Указанный критерий по отношению к полезным моделям имеет точно такое же значение, как и по отношению к изобретениям. Однако промышленная применимость подразумевает возможность неоднократного использования полезной модели.


Понятие и признаки промышленного образца. Промышленным образцом является художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид (п. 1 ст. 6 Патентного закона РФ). Как и изобретение, промышленный образец представляет собой нематериальное благо, результат творческой умственной деятельно­сти, который может быть воплощен в конкретных материальных объектах. Однако если изобретение является техническим решением задачи, то промышленным образцом признается решение внешнего вида изделия. Хотя в законе и дополняющих его актах это понятие более детально не раскрывается, его анализ позволяет сделал» следующие выводы. Во-первых, промышленным образцом является решение задачи, содержащее указание конкретных средств и путей реализации творческого замысла дизайнера. Если задача лишь поставлена, но фактически не решена, промышленный образец как самостоятельный объект еще не создан. Во-вторых, задача, решаемая с помощью промышленного образца, состоит в определении внешнего вида изделия. Под изделиями в данном случае понимаются самые разнообразные предметы, предназначенные для удовлетворения человече­ских потребностей, которые могут восприниматься визуально и способны относительно сохранять свой внешний вид. Внешний вид изделия может включать разные признаки, но в конечном счете он определяется вырази­тельностью и взаимным расположением основных композиционных эле­ментов, формой и цветовым исполнением. В-третьих, решение внешнего вида изделия должно носить художественно-конструктивный характер. Иными словами, во внешнем виде изделия должны сочетаться художест­венные и конструкторские элементы. Использование одних лишь художе­ственных средств, например изменение цвета изделия, равно как и одних конструкторских средств, например изменение размера изделия, для про­мышленного образца недостаточно. Художественные и конструкторские элементы должны гармонично сочетаться и взаимно дополнять друг друга.

Итак, промышленным образцом в широком смысле является любое художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид. В этом смысле промышленными образцами могут считаться решения внешнего вида любых новых изделий, выпускаемых промышлен­но, которые в своей подавляющей массе нигде не регистрируются и никак . не охраняются. Правовая охрана предоставляется тем промышленным образцом, которые являются новыми, оригинальными и промышленно применимыми. Указанные критерии патентоспособности, закрепленные новым Патентным законом РФ, соответствуют наиболее распространен­ным в мировой практике признакам охраняемых правом промышленных образцов.

Исключения из сферы охраны сведены к минимуму и не выходят за рамки общепринятых в мире норм. Так, не признаются патентоспособными промышленными образцами ре­шения:

- изделий, внешний вид которых обусловлен исключительно их тех­нической функцией. К этой категории изделий относятся, например, гайки, болты, винты (кроме декоративных), сверла и т.п.;

— объектов архитектуры: жилых зданий, промышленных, гидротехни­ческих и других стационарных сооружений. Указанные объекты при нали­чии у них требуемых по закону качеств признаются произведениями архитектуры и охраняются в рамках авторского права. Однако малые архитектурные формы, например решения внешнего вида киосков, пала­ток, ларьков, транспортных остановок, телефонных будок и т.п., призна­ются промышленными образцами в общем порядке;

— печатной продукции как таковой. Всевозможная печатная продук­ция: книги, газеты, журналы, проспекты, буклеты, рекламные листа, афиши и т.п. — охраняется нормами авторского права;

— объектов неустойчивой формы из жидких, газообразных, сыпучих или им подобных веществ. Исключение таких объектов из сферы правовой охраны вполне понятно, так как неустойчивость их формы не позволяет решить их внешний вид с помощью художественно-конструкторских средств;

— изделий, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали. Под данную категорию объектов подпадают изделия, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и мо­рали как по своему основному назначению (например, орудия пыток), так и по своему внешнему оформлению (например, рисунки или надписи порнографического или оскорбительного характера).

Промышленными образцами могут быть целое единичное изделие, его часть, комплект (набор) изделий, варианты изделия. Изделие как объект промышленного образца может быть, в свою очередь, объемным (модель), плоскостным (рисунок) или составлять их сочетание.

Часть изделия может быть заявлена в качестве промышленного образца в том случае, если она предназначена для унифицированного применения, т.е. может быть использована с целым рядом изделий, а также обладает самостоятельной функцией и завершенной композицией.

Комплект (набор) изделий может быть заявлен в качестве промышлен­ного образца, если входящие в состав комплекта (набора) элементы, выполняющие самые разнообразные функции, отличные друг от друга, подчинены общей задаче, решаемой комплектом (набором) в целом.

Промышленные образцы следует отличать от сходных с ними объектов интеллектуальной собственности, таких, как полезные модели, объемные товарные знаки и произведения декоративно-прикладного искусства.

Некоторые изделия, например оригинальный флакон для духов, могут быть в равной степени признаны как промышленным образцом, так и объемным товарным знаком.

Следовательно, самому заявителю не возбраняется зарегистрировать принадлежащий ему творче­ский результат и как промышленный образец, и как товарный знак. Следует лишь учитывать, что указанные объекты выполняют различные функции.

Следует подчеркнуть, что ранее действовавшее в СССР законодатель­ство не допускало двойной охраны одного и того же объекта в качестве промышленного образца и произведения ДПИ. Так, в соответствии с Указаниями по составлению и подаче заявки на промышленный образец от 24 января 1985 г.1 экспертиза не принимала к рассмотрению заявки в отношении объектов, ранее принятых и оцененных в установленном порядке по нормам авторского права как произведения ДПИ. В настоящее время данное ограничение, носившее некорректный характер с точки зрения общих положений авторского права, в законодательстве отсутствует.

Критериями патентоспособности промышленного образца, как уже отмечалось, являются новизна, оригинальность и промышленная применимость. Поскольку содержание указанных критериев в значительной степени совпадает с содержанием аналогичных критериев патентоспособных изобретений и полезных моделей, при их анализе нет необходимости подробно раскрывать все относящиеся к ним моменты. Основное внимание будет уделено рассмотрению их особенностей применительно к промыш­ленным образцам.


  1. Субъекты патентного права

Авторы изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. В отношениях, связанных с созданием, регистрацией и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, участвует большое число субъектов, представленных как гражданами, так и юриди­ческими лицами. К их числу относятся создатели творческих решений, патентообладатели, их правопреемники. Патентное ведомство, патентные поверенные и некоторые другие лица, наделенные соответствующими правами и обязанностями в рассматриваемой сфере.

Одной из центральных фигур является автор технического и художе­ственно-конструкторского решения. В соответствии с п. 1 ст. 7 Патентного закона РФ автором изобретения, полезной модели, промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы. Для признания лица автором соответствующего решения не имеет значения ни его возраст, ни состояние его дееспособности. Несовершен­нолетние в возрасте от 14 до 18 лет не только приобретают, но и самосто­ятельно осуществляют принадлежащие им права, вытекающие из факта создания разработки (ст. 26 ГК РФ). За лиц, не достигших 14 лет, а также граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, все необходимые действия по осуществлению принадлежащих им прав совершают их законные представители, т.е. родители или опекуны (ст. 28-29 ГК РФ).

Наряду с российскими гражданами авторскими правами на изобрете­ния, полезные модели и промышленные образцы в полной мере пользуются лица без гражданства, проживающие на территории РФ. Что касается иностранных граждан, а также лиц без гражданства, проживающих за пределами России, то с учетом международных обязательств России они имеют в РФ такие же права, как и российские граждане, при условии, что законодательство государства, гражданами которого они являются или на территории которого они имеют местонахождение, предоставляет анало­гичные права гражданам РФ или лицам, имеющим постоянное местона­хождение в РФ (принцип взаимности). К гражданам государств, участвующих в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а также к гражданам, проживающим на территории этих государств, применяется принцип национального режима без каких-либо изъятий.

Если в создании объекта промышленной собственности участвовало несколько физических лиц, все они считаются его авторами. Как свиде­тельствует статистика, удельный вес объектов, созданных совместным творческим трудом двух и более лиц, постоянно возрастает и к настоящему времени достиг 3/4 от общего числа. Это обусловлено главным образом тем, что подавляющее большинство патентоспособных разработок сейчас создается в связи с выполнением служебного задания специалистами, объединенными для решения каких-либо конкретных научных, конструк­торских или технологических задач. Основанием для возникновения соав­торства является совместный творческий труд нескольких лиц, выразившийся в решении задачи.

Совершенно не обязательно, чтобы все соавторы внесли равный творческий вклад в совместную работу или проделали весь путь от постановки конкретной задачи до проверки полученного результата. Работа может быть начала одним лицом, продолжена другим, а завершена третьим. Не является обязательным признаком соавторства работа в одном месте.

Простое техническое содействие, каким бы важным для достижения ре­зультата оно ни было, отношения соавторства не порождает. В частности, соавторами не признаются лица, оказавшие автору только техническую, организационную или материальную помощь (изготовление чертежей, фотографий, макетов и образцов, оформление документации, проведение опытной проверки и т.п.), а также лица, осуществлявшие лишь общее руководство разрабатываемыми темами, но не принимавшие творческого участия в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца.

В некоторых случаях даже творческое участие в совместной работе над предложением является недостаточным основанием для соавторства. Так, постановка задачи (формирование изобретательского замысла) и получение промежуточных результатов являются составной частью творческого про­цесса, но отношений соавторства не порождают.

Совместная творческая деятельность, приводящая к соавторству, может осуществляться на основе предварительного соглашения всех участников творческого процесса об объединении усилий для решения конкретной задачи. Однако в отличие от авторского права в патентном праве такое предварительное согласие о совместной работе не является обязательным. Для возникновения соавторства достаточно самого объективного факта, что изобретение, полезная модель или промышленный образец созданы творческими усилиями нескольких лиц.

В случае если в состав соавторов ошибочно не включен кто-либо из лиц, внесших творческий вклад в создание объекта промышленной собственности, либо, напротив, включено лицо, не принимавшее творческого участия в указанной работе и нет спора по этому поводу, состав соавторов может быть изменен по ходатайству заявителей, которые должны объяснить причину неправильного указания числа авторов.


Патентообладатели. Патентообладателем является лицо, владеющее патентом на изобрете­ние, полезную модель1 или промышленный образец и вытекающими из патента исключительными правами на использование указанных объектов. Им может быть автор разработки, его наследник или иной правопреемник.

Однако фигуры автора и патентообладателя совпадают далеко не всегда. Напротив, как показывают статистические данные, в роли патентообладателей значительно чаще выступают не создатели разработок, а иные лица. К ним относятся наследники, а также другие правопреемники, к которым соответствующие права авторов перешли на законных основаниях.

Так, Патентный закон РФ предоставляет автору возможность уступить принадлежащее ему право на получение патента любому физическому или юридическому лицу. Данная возможность может быль реализована автором путем простого указания в заявке на выдачу патента имени будущего патентообладателя.

Обычно такая переуступка права на получение патента осуществляется на основе специ­ального договора, заключенного между автором и будущим патентообла­дателем. Данный договор совершается по общим правилам, установленным гражданским законодательством, и не нуждается, в частности, в особой регистрации.

Автор разработки, получивший патент на свое имя, может в любой момент уступить его на основе заключенного договора всякому юридиче­ском или физическому лицу.

И в союзном и в российском законах патентообладателями в отношении служебных разработок были признаны работодатели (п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ).

Согласно общему правилу, закрепленному п. 2 ст. 8 Патентного закона, любая разработка, созданная работником в связи с выполнением им служебных обязанностей или полученного от работодателя конкретного задания, считается принад­лежащей работодателю. Особый договор по поводу патентных прав на

подобную разработку заключается тогда, когда работник и работодатель хотят оговорить иной порядок использовании создаваемых разработок (сохранение всех патентных прав за автором, совместное владение патен­тными правами, уступка патентных прав автором работодателю на основе специального соглашения и т.п.).

Если работодатель в течение четырех месяцев с даты уведомления его автором о созданном изобретении, полезной модели или промышленного образца не подаст заявку в Патентное ведомство, не переуступит право на подачу заявки другому лицу и не сообщит автору о сохранении соответст­вующего объекта в тайне, то автор имеет право подать заявку и получил» патент на свое имя. В этом случае работодатель имеет право на использо­вание соответствующего объекта промышленной собственности в собст­венном производстве с выплатой патентообладателю компенсации, определяемой на договорной основе. В случае невыплаты указанной ком­пенсации иди невозможности достичь с работодателем соглашения о се размере автор имеет право на судебную защиту.

Патентообладателями в РФ могут быть не только российские, но и иностранные физические и юридические лица. Иностранные патентооб­ладатели, являющиеся гражданами государств—участников Парижской конвенции по охране промышленной собственности либо имеющие на территории одного из этих государств постоянное местонахождение, поль­зуются в России тем же объемом прав, что и российские патентообладатели. Предоставление аналогичных прав гражданам и юридическим лицам других государств поставлено в зависимость от условия взаимности, т.е. опреде­ляется тем, пользуются ли российские граждане и юридические лица, а также лица, имеющие постоянное местонахождение на территории РФ, соответствующими правами на территории этих государств.


Наследники. В случае смерти автора разработки или владельца патента субъектами патентного права становятся их наследники. Наследование изобретатель­ских и патентных прав осуществляется в общем порядке и происходит как по закону, так и по завещанию. Однако при наследовании авторских прав к наследникам переходят не все права автора соответствующей разработки, а лишь те, которые обеспечивают имущественные интересы наследников. К ним относятся права на подачу заявки, на выдачу патента и на получение вознаграждения или компенсации, если патент вправе получить работода­тель умершего автора. Личные неимущественные права создателя разработки, в частности право авторства и право на авторское имя, по наследству не переходят и погашаются смертью автора. Это, конечно, не означает, что авторство и другие личные неимущественные права умершего изобретателя не охраняются после его смерти. Напротив, они охраняются бессрочно, но уже не в качестве субъективных прав, а в качестве общественно значимого интереса и защищаются в случае их нарушения по иску прокурора или общественной организации, объединяющей изобретателей.

В случае отсутствия у автора (патентообладателя) наследников по закону и неоставления им завещания в качестве наследника выступает государство. Действующее наследственное законодательство не предусмат­ривает в этом случае прекращения соответствующих прав, как это установ­лено в отношении прав умерших авторов произведений науки, литературы или искусства, не имеющих наследников (ст. 552 ГК РСФСР 1964 г.). В качестве органа, приобретающего переходящие к государству изобретатель­ские и патентные права, выступает Федеральный фонд изобретений России.

Оформление наследственных прав в рассматриваемой области имеет некоторые особенности по сравнению с общим порядком. Обычно наслед­ники в подтверждение своего права представляют свидетельство о праве на наследство, выдаваемое нотариусом. Однако до вынесения решения о выдаче патента нотариус не вправе выдать свидетельство о праве на его наследование.

При переходе по наследству уже выданного патента наследники обя­заны получить у нотариуса специальное свидетельство о праве наследова­ния патента, в котором также должно быть указано, кто и в какой доле наследует вытекающие из патента права.


Другие участники патентной системы. Важный участник патентных отношений — Патентное ведомство РФ, которое является центральным органом федеральной исполнительной вла­сти, обеспечивающим формирование и проведение единой государствен­ной политики в области правовой охраны промышленной собственности. Патентное ведомство РФ — это Комитет РФ по патентам и товарным знакам (сокр. — Роспатент). В настоящее время его правовой статус опре­деляется статьей 2 Патентного закона РФ и Положением о Комитете РФ по патентам и товарным знакам, утвержденным Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г. № 223.1 Роспатент является правопреемником упраздненного Государственного патентного ведомства СССР,2 которое после принятия Закона СССР «Об изобретениях в СССР» 1991 г. именовалось Госпатентом СССР, а ранее — Государственным комитетом СССР по делам изобретений и открытий (сокр. — Госкомизобретений СССР).

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 2 августа 1993 г. № 747 «Вопросы организаций, входящих в единую госу­дарственную патентную службу»3 в состав данной службы входят:

— Всероссийский научно-исследовательский институт государствен­ной патентной экспертизы;

— Апелляционная палата;

— Российская государственная патентная библиотека;

— Всероссийский институт промышленной собственности и инноватики;

—Управление прав промышленной собственности;

—Всероссийский научно-исследовательский институт патентной информатики;

—Центр патентно-информационного обслуживания "Информпатент";

—Домодедовский производственный комплекс;

—производственное предприятие "Патент".

Указанные организации в совокупности со структурными подразделениями центрального аппарата Роспатента обеспечивают функционирование единой государственной патентной службы.

В соответствии с концепцией реформы патентного законодательства неотъемлемой частью патентной системы Российской Федерации должна была стать Высшая патентная палата РФ, призванная выступать в качестве независимой инстанции по разрешению патентно-правовых споров и решению некоторых других вопросов патентного характера. Сам Патент­ный закон РФ, однако, ни статус, ни порядок формирования и деятельности Высшей патентной палаты не определяет, а лишь относит к ее компетенции решение ряда конкретных вопросов. К такого рода вопросам относятся, в частности, рассмотрение ходатайств заинтересованных лиц о выдаче при­нудительных лицензий на использование объектов промышленной собст­венности (п. 4 ст. 10 Патентного закона РФ); разрешение споров по условиям договора о платежах, когда между патентообладателем, сделав­шим заявление о предоставлении любому лицу права на использование объекта промышленной собственности (открытая лицензия), и заинтере­сованным лицом не достигнуто соглашения (п. Зет. 13); разрешение споров о размере компенсации в случаях, когда по решению правительства РФ объект промышленной собственности может быть использован без согла­сия патентообладателя в интересах национальной безопасности (п. 4 ст. 13); рассмотрение жалоб заявителей, не согласных с решением Апелляци­онной палаты Патентного ведомства об отказе в выдаче патента на объект промышленной собственности (п. 9 ст. 21); рассмотрение жалоб лиц, не согласных с решением Апелляционной палаты по возражению против выдачи патента на объект промышленной собственности (п. 3 ст. 29). Решения Высшей патентной палаты по указанным выше вопросам пред­полагались окончательными, хотя это прямо подчеркивалось лишь в двух последних случаях.

В окончательном виде компетенция Высшей патентной палаты, порядок ее формирования и условия деятельности должны были быть определены специальным законом, принятие которого предусматри­валось пунктом 10 Постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г.1

Однако прошло уже четыре года, но до сих пор нет ни указанного закона, ни самой Высшей патентной палаты, в силу чего действие целого ряда норм Патентного закона РФ фактически парализовано.

Новым и достаточно своеобразным субъектом патентных отношений является Федеральный фонд изобретений России (далее - Фонд). Задачей Фонда является отбор изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, приобретение на них прав патентообладателя на договорной основе и содействие их реализации в интересах государства. Подобная организация создана в России впервые.

Федеральный фонд изобретений России выступает в роли полноправ­ного патентообладателя в отношении тех разработок, права на пользование которых приобретены на договорной основе государством или перешли к последнему по основаниям, указанным в законе, например в результате наследования. Источниками его финансирования являются выручка от продажи лицензий на объекты промышленной собственности, патенты на которые принадлежат Фонду, добровольные взносы предприятий и граждан, а также средства республиканского бюджета РФ и иные поступления.

Следует отметить, что Федеральный фонд изобретений России не должен рассматриваться в качестве какой-то уникальной организации, которой нет аналогов в мировой практике. Так, во Франции с 1968 г. . успешно функционирует Национальное агентство по организации исполь­зования результатов научных исследований.

Ведение дел о выдаче патентов на объекты промышленной собственности и решение иных патентно-правовых вопросов требуют специальных знаний как в соответствующей области науки и техники, так и в сфере патентного права. Поэтому Патентный закон РФ предоставляет изобретателям и их правопреемникам право не только выступать в патентных отношениях лично, но и пользоваться услугами других лиц.

Патентным законом РФ создан особый институт патентных поверенных, призванных оказывать заявителям квалифицированную помощь по патен­тным делам. Ранее столь привычный для западных патентных систем элемент, как патентный поверенный, в России отсутствовал.

Отношения, связанные с профессиональной деятельностью патентных поверенных на территории России, регулируются статьей 15 Патентного закона РФ, Положением о патентных поверенных, утвержденным поста­новлением Совета Министров РФ от 12 февраля 1993 г. № 122,2 а также принятыми Патентным ведомством 16 февраля 1993 г. Правилами прове­дения аттестации и регистрации патентных поверенных.3

В соответствии с п. 2 Положения о патентных поверенных в качестве патентного поверенного может быть аттестован и зарегистрирован гражданин Российской Федера­ции, который:

1) имеет постоянное место жительства в РФ, высшее образование и не менее чем четырехлетний опыт практической работы в области охраны промышленной собственности или профессионального правового предста­вительства (адвокат или иное лицо, получившее разрешение на занятие правоприменительной деятельностью); 2) обладает знанием законодательных и иных нормативных актов РФ, международных договоров и соглашений, необходимым для осуществления деятельности по защите прав на объекты промышленной собственности, в объеме, определяемом Роспатентом, и соответствующими навыками их
практического применения, подтвержденными результатами квалификационного экзамена.

Взаимоотношения патентных поверенных с клиентами строятся на гражданско-правовой договорной основе, в качестве которой обычно выступает договор поручения.

Изобретатели, как и все граждане России, имеют право объединяться в союзы, общества, ассоциации и иные общественные организации в целях защиты своих прав и законных интересов, удовлетворения профессиональ­ных потребностей своих членов и развития технического творчества. На протяжении многих лет в России действуют различные научно-технические общества как всероссийского, так и регионального характера, активно участвующие в изобретательских отношениях и являющиеся их самостоятельными субъектами. Наиболее известной и мощной организацией такого рода является Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР).

В соответствии с Уставом основными задачами ВОИР являются: — создание организационных, экономических и правовых условий для проявления и реализации творческих возможностей членов общества, усиления их социальной защищенности;

— оказание практической помощи изобретателям и рационализаторам в разработке и внедрении их предложений;

— защита прав и интересов членов общества в сфере их технического творчества.

Общество действует на принципах добровольности и равноправия его членов, самофинансирования, самостоятельности, самоуправления и не­зависимости его организаций от политических, хозяйственных и государ­ственных органов.

Для юридической защиты прав и законных интересов изобретателей ВОИР создана Общественная инспекция по контролю за соблюдением законодательства в области изобретательства.1 Общественная инспекция рассматривает жалобы и заявления изобретателей и рационализаторов, касающиеся изобретательской деятельности, содействует защите их прав, в том числе путем представительства интересов авторов и организаций в судебных органах, а также в Апелляционной палате Патентного ведомства.


3.Права авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов

При сравнении нового Патентного закона РФ с ранее действовавшими в СССР нормативными актами по изобретательству может на первый взгляд показаться, что законодатель вообще забыл о правах самих авторов новых разработок, сосредоточив все внимание на правах и обязанностях патентообладателей. Но, во-первых, выдвижение на первый план в Патентном законе фигуры патентообладателя является вполне естественным шагом и закономерно вытекает из перехода к патентной форме охраны изобретений и других объектов промышленной собственно­сти. Во-вторых, создателям патентоспособных технических новшеств впер­вые предоставлена реальная возможность самим стать патентообладателями. В-третьих, Патентный закон «помнит» об авторах, гарантируя им все основные права, которые обычно предоставляются разработчикам патентным законодательством развитых стран.

Конечно, некоторых прав и льгот, предусмотренных прежним законодательством, изобретателям в новом законе не предоставлено. Так, Патентный закон РФ не предусматривает права автора на присвоение изобретению имени автора или специального названия, не упоминает об особых правах и льготах изобретателей в трудовых, жилищных и иных отношениях. Следует лишь учесть, что названные и аналогичные им права и льготы ранее предоставлялись изобретателям в ответ на уступку ими государству самого главного—

исключительного права на использование разработки. Сейчас, когда автор разработки сам распоряжается результатами своего творческого труда, его потребности и интересы должны удовлетворяться за счет умелого исполь­зования и реализации принадлежащих ему базовых прав.

Право на подачу заявки. Прежде всего закон предоставляет автору изобретения, полезной мо­дели или промышленного образца право подать заявку на выдачу патента и стать патентообладателем (п. 1 ст. 8 Патентного закона РФ).

Законодательство России исходит из того, что подать заявку на выдачу патента может лишь лицо, творческим трудом которого сделана соответствующая разработка, за исключением случаев, указанных в законе. При этом в отличие, например, от патентного прав США, не требуется, чтобы заявитель был «действительным и первым изобретателем». Вполне достаточно, чтобы заявитель был изобретателем, что и предполагается при подаче заявки.

Закрепляя за изобретателем исключительное право на подачу заявки, закон исходит из того, что разработчику принадлежит интеллектуальная собственность на достигнутый им творческий результаты.

Говоря о праве на подачу заявки на выдачу патента, нужно всегда различать две его стороны — процессуально-правовую и материально-пра­вовую. Право на заявку в процессуальном смысле означает возможность любого лица оформить и подать в установленном порядке заявку на выдачу патента. Данному праву корреспондирует обязанность Патентного ведом­ства принять любую правильно оформленную заявку, рассмотреть се и вынести по ней решение в соответствии с правилами действующего зако­нодательства. Право на заявку в рассматриваемом смысле не зависит от­того, соответствует ли в действительности заявляемый объект установлен­ным законом критериям патентоспособности.

Право на заявку в материальном плане означает возможность дейст­вительного создателя разработки или его правопреемника добиться офи­циального признания достигнутого творческого результата одним из охраняемых объектов промышленной собственности и закрепления за собой исключительного права на его использование.

Право на заявку в материально-правовом смысле может быть утрачено, если разработка перестает быть патентоспособной.

В случаях, прямо указанных законом, право на подачу заявки принадлежит не создателю разработки, а иным лицам. В частности, таким лицом является работодатель, если разработка носит служебный характер или выполнена по его конкретному заданию и если договором между ним и автором (авторами) не предусмотрено иное.

Если разработка создана творческими усилиями двух и более лиц, право на подачу заявки принадлежит совместно всем соавторам.

Право авторства и право на авторское имя. В юридической литературе долгие годы дискутируется вопрос о моменте возникновения данного права. Одни ученые связывают его появление только с фактом создания соответствующей разработки и вы­ражением ее в объективной форме, доступной для восприятия третьих лиц. 1 Другие специалисты считают, что право авторства возникает из сложного юридического состава, в который наряду с созданием разработки входят подача заявки и решение компетентного государственного органа о при­знании предложения патентоспособным объектом промышленной собст­венности. 2 Не вдаваясь в аргументы сторонников той или другой точки зрения, отметим, что закон во всяком случае признает и охраняет права создателей разработок с момента достижения творческого результата и выражения его в объективной форме, поскольку именно с этого времени появляется опасность его присвоения другими лицами.

Право авторства носит абсолютный и исключительный характер. Аб­солютный характер права авторства вытекает из предоставляемой автору возможности требовать от всех третьих лиц признания и уважения того факта, что он является разработчиком соответствующего объекта.

Исключитель­ность права авторства означает, что никто другой, кроме самого автора, не может быть носителем права авторства на тождественный объект промыш­ленной собственности.

Право авторства является неотчуждаемым правом, по обусловлено его личным характером. Оно не мажет быть передано другому лицу ни при жизни изобретателя, ни после его смерти. Переуступка изобретателем прав на получение патента или самого патента третьим лицам означает лишь передачу прав на использование разработки, но не передачу права автор­ства. Это право принадлежит изобретателю пожизненно и прекращается лишь с его смертью.

С правом авторства тесно связано право на авторское имя, которое состоит в обеспеченной законом возможности изобретателя требовать, чтобы его имя как создателя разработки упоминалось в любых публикациях о созданном им объекте. Имя действительного автора в обязательном порядке указывается в заявке на выдачу патента, кто бы ни выступал в качестве заявителя, а также в самом патенте. Что касается публикуемых в официальном бюллетене.

Патентного ведомства сведений о выданном патенте быть упомянутым в качестве такового (ст. 25 Патентного закона РФ). Это новое положение в российском патентном законодательстве, так как прежде имя изобретателя указывалось во всех случаях. Разумеется, имя автора не должно искажаться при публикациях. Право выступать под псевдонимом изобретателям не предоставляется.

Право на вознаграждение. Такое право возникает у двух категорий авторов. Во-первых, им обладают авторы, создавшие разработку в связи с выполнением своих служебных обязанностей или подученного от работодателя конкретного задания.

По общему правилу, закрепленному в Законе, автор разработки может претендовать на получение особого вознаграждения, превосходящего его обычную заработную плату и соразмерного выгоде, которая мажет быть получена от использования разработки. Непременным условием получения этого особого вознаграждения является совершение работода­телем одного из перечисленных в п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ юридических действий, а именно: подачи заявки на выдачу патента на свое имя, в том числе и такой заявки, по которой не будет получено патента по причинам, зависящим от работодателя; передачи права на подачу заявки другому лицу; принятия решения о сохранении соответствующей разработ­ки в тайне. Если ни одно из указанных действий в течение четырех месяцев не совершается, право на особое вознаграждение у автора разработки не возникает, но он получает возможность подать заявку и получить патент на свое имя.

Размер и порядок выплаты рассматриваемого вознаграждения определяются соглашением между автором и работодателем.

Если достичь соглашения не удается, вопрос может быть передан на рассмотрение суда. При этом следует учитывать, что в соответ­ствии с п. 6 постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г. до принятая законодательных актов РФ о развитии изобретательства и художественно-конструкторского творчества на территории России применяются пункты 1, 3, 5 статьи 32, статьи 33 и статьи 34 Закона СССР «Об изобретениях в СССР», пункт 1 статьи 21, пункты 1,3 статьи 22 и статья 23 Закона СССР "О промышленных образцах». Указанные статьи содержат нормы, гарантирующие выплату разработчикам изобретений и промышленных образцов вознаграждения не ниже определенного в них минимума.

Действие указанных выше положений союзного законодательства на территории России подтверждено Постановлением Совета Министров РФ от 14 августа 1993 г. № 822 «О порядке применения на территории РФ некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах»1 принятого во исполнение п. 6 Постановления Верховного Совета РФ от 23 сентября 1992 г. «О введении в действие Патентного закона РФ». Указанное постановление Совета Министров РФ не внесло каких-либо новых принципиальных моментов в механизм реа­лизации рассмотренных выше норм. Однако с его принятием стало оче­видным, что в случае не достижения соглашения между автором разработки и патентообладателем о размере причитающегося разработчику вознаграж­дения спор должен решаться на базе указанных выше правил.

Кроме того, правом на вознаграждение пользуются авторы тех изобре­тений и промышленных образцов, которые по-прежнему охраняются на территории РФ авторскими свидетельствами СССР и свидетельствами СССР в связи с тем, что последние не обменены на патенты РФ.

Наряду с авторами право на получение вознаграждения имеют лица, содействовавшие созданию и использованию изобретений и промышлен­ных образцов. Согласно ст. 34 Закона СССР «Об изобретениях в СССР» и п. Зет. 21 Закона СССР <0 промышленных образцах», которые в соответ­ствии с Постановлением Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г. применяются на территории России, предприятие- патентообладатель и предприятие-лицензиат выпла­чивают лицам (в том числе не работающим на данном предприятии), содействовавшим созданию и использованию изобретения или промыш­ленного образца, особое вознаграждение независимо от других видов выплат.


Ограничения патентных прав. Патентное законодательство России, как и законодательство других стран, устанавливает ряд случаев, когда действия третьих лиц по исполь­зованию разработки не являются нарушениями исключительных прав владельца патента. Эта случаи, нередко именуемые свободным использо­ванием запатентованных объектов, являются в основном достаточно тра­диционными и соответствуют мировой патентной практике. Они исчерпывающим образом определены статьями 11—12 Патентного закона РФ и сводятся к следующему.

Во-первых, не признается нарушением исключительного права патен­тообладателя применение средств, содержащих изобретения, полезные модели и промышленные образцы, защищенные патентами, в конструкции или при эксплуатации транспортных средств (морских, речных, воздушных, наземных и космических) других стран при условии, что указанные средства временно или случайно находятся на территории РФ и используются для нужд транспортного средства. Данное правило, известное законодательству подавляющего большинства государств, вытекает из ст. 5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Согласно ч. 1 ст. 11 Патентного закона РФ, оно применяется не только к физическим и юридическим лицам государств—участников Парижской конвенции, но и к гражданам и юридическим лицам любых стран, предоставляющих такие же права владельцам транспортных средств России и касается лишь использования запатентованных объектов непосредственно в конст­рукции или при эксплуатации транспортных средств, т.е. в их корпусе, в машинах, в оснастке, в механизмах, в оборудовании и т.д., при условии, что эти объекты применяются исключительно для нужд транспортного средства. Использование объекта промышленной собственности, выходя­щее за эти пределы, например его производство на борту судна, предло­жение к продаже, продажа и т.п., является нарушением патентных прав. Кроме того, данная льгота распространяется лишь на транспортные сред­ства других стран. Она, например, не касается российских судов, даже если они приписаны к порту какой-либо другой страны и лишь временно или случайно заходят в страну своего флага.

Во-вторых, не является нарушением патентных прав проведение науч­ного исследования или эксперимента над средством, содержащим изобре­тение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентами (ч. 2 ст. II Патентного закона). Под «средством» в данном случае понимается любой объект, который соответствии с действующим зако­нодательством признается патентоспособным изобретением, полезной моделью или промышленным образцом, т.е. устройство, способ, вещество, художественно-конструкторское решение и т.д. Разрешенным видом ис­пользования является лишь научное исследование самой разработки или эксперимент с нею.

В-третьих, разрешенным случаем использования является применение запатентованных средств при чрезвычайных обстоятельствах, т.е. при сти­хийных бедствиях, катастрофах, крупных авариях и т.п. (ч. 3 ст. II Патентного закона).

В-четвертых, запатентованные средства могут применяться в личных целях без получения дохода (ч. 4 ст. II Патентного закона). Разрешенное использование разработки охватывает собой в данном случае лишь се применение. Другие способы использования, в частности изготовление или ввоз, даже если при этом не преследуются коммерческие цели, являются нарушением патентных прав.

В-пятых, разрешается использование запатентованных средств путем разового изготовления лекарств в аптеках по рецептам врача (ч. 5 ст. II Патентного закона). Данный вид допускаемого использования, касающий­ся в основном охраняемых патентами веществ и штаммов организмов растений и животных, известен патентному законодательству многих стран. Им охватываются лишь единичные случаи приготовления лекарств.

В-шестых, не признается нарушением патентных Врав применение средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные об­разцы, защищенные патентами, если эти средства введены в хозяйственный оборот законным путем (ч. 6 ст. II Патентного закона).

Наряду с рассмотренными выше изъятиями из сферы действия прав патентообладателя Патентный закон РФ особо выделяет права так назы­ваемого прежде пользователя. В качестве прежде пользователя выступает любое физическое или юридическое лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца добросовестно использовало на территории России созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления.

Право преждепользования известно законодательству многих стран-участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности, хотя сама конвенция не содержит единообразного решения данного воп­роса, а относит его к внутреннему законодательству стран-участниц (ст. 4В). В советском изобретательском законодательстве право преждепользо­вания в разных своих модификациях присутствовало с 1924 г. Закреплено оно и новым Патентным законом РФ, хотя в юридической литературе ставилась под сомнение целесообразность его сохранения1 .

Как следует из закона, право преждепользования возникает при одно­временном наличии следующих условий:

1) независимо от автора разработки должно быть создано тождествен­ное решение в результате самостоятельной параллельной творческой ра­бота. Иными словами, право преждепользования возникает лишь в случае добросовестности лица, претендующего на это право;

2) указанная разработка должна быть реально применена лицом, претендующим на данное право, либо, по крайней мере, это лицо должно сделать необходимые приготовления к применению разработки. Если решение было создано, но не применялось и не готовилось к применению, право преждепользования не возникает;

3) использование или приготовление к использованию должны иметь место лишь на территории России. Применение разработки за пределами Российской Федерации не может служить основанием для приобретения пользователем особых прав;

4) рассматриваемые действия (создание разработки, ее использование, приготовление к использованию) должны быть совершены до даты при­оритета.

Право преждепользования носит безвозмездный характер.

Права преждепользователя огра­ничены тем объемом применения запатентованного средства, который был им достигнут на дату приоритета, либо, если использование не было начато до этой даты, — объемом, соответствующим сделанным приготовлениям. Наконец, по общему правилу право преждепользования не может переда­ваться другим лицам. Исключение составляет случай, когда право преждепользования передастся вместе с производством, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к этому приготовления.

Известное сходство с правом преждепользования имеют еще два допускаемых законом случая использования запатентованных разработок, ко­торые не считаются нарушением патентных прав. Они предусмотрены Постановлением Верховного Совета РФ «О введении в действие Патент­ного закона РФ» от 23 сентября 1992 г. и связаны с реформой российского патентного законодательства.

Иными словами, указанные лица сохраняют право дальнейшего использования такого изобретения или промышленного об­разца без заключения лицензионного договора. На них лежит лишь обя­занность по выплате авторам вознаграждения в размере и в порядке, установленных постановлением Совета Министров РФ от 12 июля 1993 г. №648.

Второй случай связан с продлением срока действия выданных патентов на изобретения. Напомним, что согласно Положению об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г. патент на изо­бретение действовал 15 лет с даты подачи заявки. Закон СССР «06 изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 г., вступивший в действие с 1 июля 1991 г., увеличил срок патентной охраны до 20 лет.

Наконец, в соответствии с п. 4 ст. 13 Патентного закона РФ в интересах национальной безопасности правительство РФ имеет право разрешить использование объекта промышленной собственности без согласия патен­тообладателя с выплатой ему соразмерной компенсации.


Обязанности патентообладателя. Наряду с правами патентообладатель несет ряд обязанностей. Прежде всего он должен уплачивать патентные пошлины. В разделе, посвященном оформлению патентных прав, уже рассматривался вопрос о пошлинах, которые уплачиваются за подачу заявки, внесение в нее исправлений и уточнений, проведение экспертизы по существу и совершение иных юри­дических действий, связанных с получением патента. Помимо указанных пошлин, патентообладатель должен платить ежегодные пошлины за под­держание патента в силе, а также пошлину за продление срока действия патента. Размер пошлин, сроки их уплаты, основания Для их уменьшения или отсрочки уплаты и другие вопросы регулируются Положением о пошлинах за патентование от 12 августа 1993 г.

Физические лица, проживающие за пределами России, и иностранные юридические лица пошлины за поддержание патентов (свидетельств) в силе оплачивают в иностранной валюте в размерах, указанных в приложении к Положению о пошлинах за патентование.

Для некоторых патентообладателей установлен льготный режим уплаты пошлин. Например, как уже указывалось выше, в случае подачи патенто­обладателем в Патентное ведомство заявления о предоставлении любому лицу права на использование объекта промышленной собственности (от­крытая лицензия), размер ежегодной пошлины снижается на 50 процентов с года, следующего за годом опубликования сведения о таком заявлении Патентным ведомством. От уплаты пошлины за поддержание патента в сипе с третьего по пятый год его действия полностью освобождены участники Великой Отечественной войны и приравненные к ним лица. Для инвалидов и учащихся размер этой пошлины снижен на 70 процентов.

Неуплата пошлины за поддержание патента в силе может послужить основанием для досрочного прекращения действия патента (ст. 30 Патен­тного закона РФ).

Другой обязанностью патентообладателя является использование изо­бретения, полезной модели или промышленного образца. Как уже отме­чалось, под использованием понимается введение в хозяйственный оборот продукта, созданного с применением изобретения, полезной модели или ' промышленного образца, а также применение способа, охраняемого па­тентом на изобретение.

Обязанность по использованию запатентованной разработки может быть выполнена не только фактически, но и номинально. Для этого патентообладателю достаточно подать в Патентное ведомство РФ заявление о предоставлении любому заинтересованному лицу права на использование объекта промышленной собственности (открытая лицензия).

Неосуществление решения в течение установленных сроков мажет повлечь для патентообладателя неблагоприятные последствия в виде вы­дачи заинтересованным лицам принудительной лицензии. Прекращения действия патента по данному основанию российское патентное законода­тельство не предусматривает.

Патентное законодательство РФ не требует от патентообладаталей обязательной маркировки запатентованных изделий. Проставление на изделиях, их упаковке, сопроводительной документации, рекламных мате­риалах и т.п. отметки о том, что они охраняются патентом, может осуще­ствляться патентообладателем по собственной инициативе. Это целесообразно делать как в рекламных целях, так и для облегчения процесса доказывания того обстоятельства, что нарушитель патентных прав знал или должен был знать, что соответствующее изделие пользуется патентной охраной


Прекращение действия патента. Действие всякого патента ограничено установленными законом се­менными рамками. После окончания срока, на который выдан патент, изобретение, полезная модель и промышленный образец становятся обще­ственным достоянием и могут свободно использоваться любыми заинте­ресованными лицами. Патентное законодательство предусматривает, однако, ряд случаев, когда действие патентной охраны может быть прекра­щено досрочно. В соответствии со ст. 30 Патентного закона РФ основани­ями для досрочного прекращения патента являются: 1) отказ патентообладателя от своих прав; 2) неуплата в установленный срок пошлин за поддержание патента в силе; 3) признание патента недействительным. В первых двух случаях действие патента прекращается на будущее время с момента наступления соответствующего юридического факта. В последнем случае патент утрачивает силу с момента поступления заявки в Патентное ведомство, т.е. считается недействующим с самого начала. Патентообладатель может в любое время отказаться от своего патента. Патент прекращает свое действие с момента публикации сообще­ния об этом в официальном бюллетене.

Вторым основанием для досрочного прекращения действия патента является неуплата пошлин за поддержание его в силе.

Наконец, действие патента может быть прекращено в связи с призна­нием его недействительным. Патентный закон РФ предусматривает исчер­пывающий перечень оснований аннулирования патента, которые сводятся к трем следующим случаям.

Во-первых, основанием для этого может служить несоответствие охра­няемого решения установленным законом условиям патентоспособности. Отсутствие у изобретения, полезной модели или промышленного образца новизны, промышленной применимости или любого другого из требуемых законом признаков может выявиться и после принятия решения о выдаче патента (свидетельства).

Во-вторых, патент может быть аннулирован при наличии в формуле изобретения, полезной модели или совокупности существенных признаков промышленного образца признаков, отсутствовавших в первоначальных материалах заявки. Такая ситуация может возникнуть, например, тогда, когда по инициативе заявителя вносятся изменения в формулу техниче­ского решения или изменяются существенные признаки художественно-конструкторского решения по сравнению с тем, как они были сформулированы в первоначальных материалах заявки.

В-третьих, недействительность патента может явиться результатом ( неправильного указания в патенте автора (авторов) или патентообладателя (патентообладателей). В свою очередь это может произойти ввиду присво­ения авторства на чужую разработку, игнорирования прав других соавторов, неправомерной уступки права на получение патента и т.д. Во всех этих и подобных им случаях выданный патент может быть аннулирован.

Признание патента недействительным может быть как полным, так и частичным. В случае недействительности части патента, например при аннулировании одного или нескольких пунктов формулы изобретения, доставшаяся часть патентных прав продолжает действовать.

Требование о признании Патента недействительным заявляется либо в форме возражения против его выдачи, которое подается в Апелляционную палату Патентного ведомства, либо в форме иска, который заявляется в суд.

Возражение может быть подано в течение всего срока действия патента или свидетельства и должно содержать доводы, подтверждающие наличие предусмотренных законом оснований для признания охранного документа недействительным.

Возражение против выдачи патента должно быть рассмотрено Апелля­ционной палатой в шестимесячный срок с даты его поступления. Рассмот­рение возражения осуществляется на заседании коллегии Апелляционной палаты в составе не менее трех членов. В рассмотрении возражения могут принять участие лицо, подавшее возражение, обладатель охранного доку­мента и (или) их представители, а также представитель ВНИИГПЭ.

При несогласии с решением Апелляционной палаты по возражению против выдачи патента любая из сторон, т.е. и лицо, подавшее возражение, и патентообладатель, в течение шести месяцев с момента принятия решения может подать жалобу в Высшую патентную палату, а в условиях ее отсутствия — в суд.

В случае неправильного указания в патенте автора (авторов) или патентообладателя (патентообладателей) вопрос о действительности патен­та рассматривается непосредственно в суде.

Решение о признании патента недействительным публикуется в офи­циальном бюллетене Патентного ведомства. Недействительность патента автоматически влечет за собой и недействительность всех соглашений, связанных с уступкой патентных прав и предоставлением разрешений на использование разработки.


§3. Особенности правового регулирования в отношении средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

1. Правовая охрана фирменных наименований

Понятие и признаки фирменного наименования. Действующее российское законодательство, в том числе и Положение о фирме 1927 г., не дает определения фирменного наименования, а лишь указывает на его реквизиты. В юридической литературе фирмой чаще всего называется то наименование, под которым предприниматель выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует это лицо в ряду других участников гражданского оборота.1 Основное назначение фирмы состоит в индивидуализации отдельных участников гражданского оборота. Чтобы обеспечить решение данной задачи, законодательство предъявляет к фир­менным наименованиям ряд требований, которые обычно оцениваются в литературе в качестве принципов фирмы.

Прежде всего наименование предпринимателя должно правдиво отра­жать его правовое положение и не вводить в заблуждение других участников гражданского Оборота. В этой связи ведущим принципом является принцип истинности фирмы. Фирменное наименование должно содержать соответ­ствующее действительности указание на организационно-правовую форму предприятия (казенное предприятие, общество с ограниченной ответствен­ностью, открытое акционерное общество и т.д.), его тип (государственное, муниципальное, частное), профиль деятельности (производственное, на­учное, коммерческое и т.д.), личность владельца и т.п. Положение о фирме (п. 7) запрещает включать в фирменное наименование обозначения, спо­собные ввести в заблуждение. Так, владелец частного предприятия не может избрать в качестве фирменного наименования такое обозначение, которое ассоциируется у третьих лиц с государственной принадлежностью предприятия.

Далее, чтобы выполнять функцию индивидуализации участников граж­данского оборота, фирменное наименование должно обладать отличительными признаками, которые бы не допускали смешении одной фирмы с другой. Этим обусловлен принцип исключительности фирмы, в соответст­вии с которым фирменное наименование; должно быть новым и отличным от уже используемых наименований. Казалось бы, из него с очевидностью следует, что не допуска­ется использование тождественных фирменных наименований различными субъектами, с одной стороны, и, напротив, разрешается выступать в обороте хотя бы и под сходными, но не полностью совпадающими фирмами, с другой стороны. Поэтому, например, если предприятия имеют различную организационно-правовую форму, которая отражена в их фирменном наименовании, они могут выступать в обороте под одним и тем же названием. Такую позицию занял, в частности. Высший Арбитражный Суд РФ, давший соответствующее разъяснение в письме от 29 мая 1992 г. №С-13/ОДИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике».1

С другой стороны, по смыслу закона не исключается использование участниками оборота и полностью совпадающих фирменных наименова­ний, если это не приводит к коллизии их интересов и не вводит в заблуждение третьих лиц.

Содержание принципа исключительности фирмы не ограничивается однако, лишь сферой используемых фирменных наименований. Наименование предпринимателя не должно совпадать также с принадлежащими третьим лицам товарными знаками и наименованиями мест происхождения товаров.

Наконец, должная степень индивидуализации участников оборота может быть обеспечена фирмой тогда, когда она остается неизменной в течение всего времени, пока пользующийся ею предприниматель сохраняет свой организационно-правовой статус. Это требование находит отражение в принципе постоянства фирмы.

Рассмотренные выше принципы определяют структуру фирменного наименования. В литературе Принято выделять две части фирмы — основную, которая именуется кор­пусом фирмы, и вспомогательную, которая именуется добавлениями. Корпус фирмы, являющийся обязательной частью всякого фирменного наименования, дает указание на организационно-правовую форму предприятия, его тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях — и на другие его характеристики. Так, фирменное наименование акционерного Общества обязательно должно содержать указание на то, что общество является акционерным (п. 2 ст. 96 ГК РФ); фирменное наименование предприятия, основанного на праве оперативного управления, должно указывал» на то, что предприятие является казенным (п. 3 ст. 115 ГК РФ) и т.д.

К корпусу фирмы добавляется вспомогательная часть, элементы которой подразделяются на обязательные и факультативные.

Отдельные слова и словосочетания могут включаться в состав фирмен­ных наименований только при соблюдении определенных условий. Так, в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 14 февраля 1992 г. «О порядке использования наименований «Россия», «Российская Федера­ция» и образованных на их основе слов и словосочетаний» предприятия, учреждения и организации, намеренные использовать эти наименования, слова словосочетания в своих названиях как имя собственное, должны получить на это предварительное согласие правительства РФ, а в последу­ющем — уплачивать за это специальный сбор в процентном соотношении от оборота, который зачисляется в республиканский бюджет РФ.1 использовать в своем фирменном наименовании слово «банк» и производные от него слота и словосочетания имеют право только те организации, которые обладают лицензией на осуществление банковской деятельности (ст. 7 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г.).2 Аналогичное правило содержит статья 5 Закона РСФСР «О товарных биржах и биржевой торговле» от 20 февраля 1992 г.3 Относительно условия использования наименований «биржа», «товарная биржа» и образованных на их основе слов и словосочетаний.

Завершая рассмотрение вопроса о понятии фирменного наименования, необходимо отметить, что оно должно быть выражено на русском языке, хотя бы в качестве специального наименования и использовалось ино­странное слово. В последнем случае по усмотрению предприятия оно либо дается в переводе на русский язык, либо записывается в виде транслите­рации буквами русского алфавита.


Субъекты права на фирменное наименование. Актуальным представляется вопрос о том, кто из субъ­ектов гражданского права обладает правом на пользование фирменным наименованием. Действующее законодательство решает его достаточно определенно, указывая, по фирмовладельцами могут быть только коммерческие юридические лица (п. 4 ст. 54 ГК РФ). Это, однако, не освобождает от необходимости более детального его рассмотрения, поскольку некоторые аспекты проблемы требуют уточнения.

Прежде всего, из законодательства следует, что фирменным наименованием могут пользоваться только организации, но не граждане.

В самом деле, предоставление индивидуальному предпринимателю права на пользование особым фирменным наименованием было бы излишней мерой, так как его индивидуализация в гражданском оборок вполне обеспечивается тем, что он выступает в нем под своим собственным именем.

Если их имена полностью совпадают и это действительно создает трудности для них самих или третьих лиц, действующее законодательство предоставляет немало возможностей для выхода из создавшейся ситуации.

Нельзя, однако, не отметить, что с принятием части второй ГК РФ вывод о том, что правом на фирменное наименование могут владеть лишь организации, оказался поколебленным. Глава 54 ГК РФ, посвященная договору коммерческой концессии, позволяет заключить, что обладателями фирменного наименования могут быть и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей (см. п. 3 ст. 1027, п. 2 ст. 1028, п. 2 ст. 1038). На наш взгляд, данное положение является ошибочным, так как с учетом приведенных выше соображений оно расходится со смыслом и основным назначением законодательства о фирменных наименованиях.

Далее, среди организаций правом на фирменное наименование поль­зуются только те из них, которые обладают статусом юридического лица. Это означает, что иные организационные образования, в частности простое товарищество, т.е. объединение лиц, связанных друг с другом лишь дого­вором о совместной деятельности, не могут выступать в обороте под особым фирменным наименованием. Не обладают собственными фирменными наименованиями также представительства и филиалы юридических лиц и иные их обособленные подразделения (цеха, отделения, участки и т.п.). Все они должны выступать в обороте не от собственного имени, а от имени образовавшего их юридического лица и, соответственно, пользоваться его фирменным наименованием. К сожалению, действующее законодательст­во, включая и новый ГК РФ, не содержит на этот счет четких правил, что приводит зачастую к негативным последствиям. Наименования многих представительств и филиалов вводят третьих лиц в заблуждение относи­тельно их правового статуса, так как создают видимость того, что эти образования являются самостоятельными юридическими лицами. Как показал опыт последних нескольких лет, недобросовестные участники оборота нередко пользуются данным обстоятельством для обмана своих клиентов. Поэтому было бы целесообразно, чтобы закон обязывал во всех случаях отражать в наименованиях филиалов и представительства их организационно-правовой статус, а в идеале — вообще запрещал бы им пользоваться особыми наименованиями, не указывающими на их связь с ( создавшим их юридическим лицом.

Наконец, чтобы обладать правом на фирменное наименование, орга­низация должна не только иметь статус юридического лица, но и относиться к числу коммерческих организаций.

В заключение следует отметить, что наряду с российскими коммерче­скими организациями правом на фирменное наименование пользуются иностранные юридические лица, на которых распространяются все прави­ла, установленные гражданским законодательством.


Содержание права на фирменное наименование. Сущность права на фирму заключается в гарантированной юридиче­скому лицу возможности выступать в гражданском обороте под собственным фирменным наименованием. Предоставлением такой возможности обеспечивается охраняемый законом интерес участника оборота в должной индивидуализации его деятельности на рынке товаров, работ и услуг.

Приобретая и осуществляя права и обязанности под своим фирменным наименованием, юридическое лицо реализует возможность на индивидуализацию своего участия в обороте.

Конкретные формы реализации права на фирму достаточно многооб­разны. Под своим фирменным наименованием юридическое лицо совер­шает гражданско-правовые сделки и иные юридические действия, осуществляет личные неимущественные права, защищает свои нарушенные или оспариваемые права и т.д. Фирмовладелец вправе помещать свое фирменное наименование на вывесках, бланках, счетах, прейскурантах и т.п. Фирменное наименование мажет использоваться в разнообразных публикациях рекламного характера, объявлениях, аннотациях и т.п.

Фирмообладатель вправе требовать от всех третьих лиц воздержания от любых действий, связанных с неправомерным использованием принадлежащего ему фирменного наименования (нега­тивная сторона права на фирму). Разумеется, под использованием фирмы третьими лицами в данном случае понимаются те или иные формы незаконного выступления в обороте под чужим фирменным наименовани­ем.

Фирменное наименование не должно искажаться, в частности создавать у публики лажное представление об организационно-правовом статусе юридического лица.

В настоящее время в России существуют сотни предприятий, имеющих полностью совпадающие фирменные наименования. Подавляю­щее большинство из них, действуя в различных сферах бизнеса и на резных территориях, никогда друг о друге даже не слышали. Если исходить из того, что такое положение недопустимо и право на конкретное фирменное наименование может иметь только одно юридическое лицо, надлежит решить, как выйти из этой ситуации.

Резонно задать вопрос: а стоит ли ломать копья? Существует ли вообще объективная потребность в том, чтобы в масштабах такой страны, как Россия, существовало только одно предприятие, действующее под конк­ретной фирмой?

В реальной жизни его невозможно осуществить хотя бы в силу элементарной ограниченности круга тех специальных наименований, ко­торые входят в охраняемую законом фирму, и огромного числа предпри­нимателей. Едва ли в подобном запрете существует и практическая необходимость, поскольку подавляющее большинство одноименных пред­приятий действует в совершенно различных сферах бизнеса и территори­альных границах, что не создает большой опасности их смешения другими участниками оборота и потребителями.

Сказанное, однако, не следует понимать как отрицание у права на фирму свойства исключительности. Любой фирмообладатель действитель­но может добиваться того, чтобы используемая им фирма не применялась другими лицами. Но для этого он должен доказать по крайней мере две вещи. Во-первых, он должен подтвердить, что право на данное фирменное наименование он приобрел в установленном порядке раньше того лица, у которого он это право оспаривает. Во-вторых, ему следует аргументировано обосновать, почему использование той же фирмы другим лицом нарушает его законные интересы. В качестве конкретных доказательств последнего он может, например, ссыпаться на то, что ответчик своей деятельностью наносит вред его деловой репутации либо незаслуженно пользуется его известностью, что это вводит в заблуждение потребителей и контрагентов, приводит к ошибкам при проведении хозяйственных операций и т.п.

Далее, право на фирму относится к числу абсолютных прав, т.е. таких прав, которые действуют в отношении всех третьих лиц, обязанных воз­держиваться от нарушения правомочий, предоставленных их владельцам.

Право на фирму обычно характеризуется в литературе как личное неимущественное право1 , с чем следует в целом согласиться. Действитель­но, данное право органически связано с деловой репутацией юридического лица, а также правом на защиту чести и достоинства лиц, владеющих предприятием. Однако столь же очевидна связь и даже зависимость мате­риального положения предпринимателя от известности его фирмы и отношения к ней контрагентов и потребителей. Поэтому фирменное наименование нередко получает достаточно конкретную стоимостную оценку в составе нематериальных активов предприятия, а нарушение права на него может повлечь за собой возмещение причиненных убытков.2 Право на фирму носит в принципе бессрочный характер.

Существенной особенностью права на пользование фирменным наи­менованием является то, что одновременно оно выступает и в качестве обязанности юридического лица. Иными словами, юридическое лицо не только вправе выступать в гражданском обороте под собственным фирмен­ным наименованием, но и обязано это делать. В этих целях юридические лица должны пользоваться своими точными и полными фирменными наимено­ваниями, соответствующими требованиям действующего законодательства.

Как нарушения действующего законодательства следует квалифицировать и случаи анонимного выступления юридических лиц в гражданском обо­роте, например, помещение в печати объявлений о реализации товаров и услуг, найме персонала и т.п. без указания фирменного наименования организации, ведение торговли в безымянных торговых точках без каких-либо вывесок и т.д.

С рассмотренной выше особенностью права на фирменное наимено­вание тесно связан и такой момент, как возможность юридического лица обладать лишь одной фирмой.

Право на фирму охраняется на всей территории РФ, а также в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности во всех странах, являющихся участницами данной конвен­ции.

Вопрос о том, с какого момента у юридического лица возникает право на фирменное наименование, представляет известную сложность и в настоящее время в российском гражданском законодательстве в оконча­тельном виде еще не решен.

Как уже отмечалось, сам ГК РФ порядок такой регистрации не устанавливает, а отсылает к специальному закону, который должен быть принят в развитие положений кодекса. В этой связи сейчас весьма трудно предсказать, какой на практике будет система регистрации фирменных наименований. Но так или иначе, принципиальная позиция законодателя, намеренного отказаться от явочной системы возникновения права на фирму и перейти к системе регистрационной, выражена достаточно ясно.

На наш взгляд, сделать это можно лишь при условии, если будущая регистрационная система будет основываться на следующих отправных положениях. Прежде всего, возникновение права на фирму не должно ставиться в зависимость от самого факта регистрации фирменного наиме­нования. Иное решение данного вопроса означало бы вступление россий­ского законодательства в прямое противоречие с требованием ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, которая гласит, что «фирменное наименование охраняется во всех странах Париж­ского Союза без обязательной подачи заявки и независимо от того, является ли оно частью товарного знака». Конечно, могут заметить, что наличие данной нормы не мешает многим странам, участвующим в Парижской конвенции, вводить специальную систему обязательной регистрации фир­менных наименований, которая, однако, не распространяется на фирмен­ные наименования иностранных юридических лиц, охраняемые независимо от регистрации. Иными словами, статья 8 Парижской конвен­ции гарантирует лишь права иностранных обладателей фирменных наиме­нований, которые должны охраняться во всех странах Парижского Союза независимо от их регистрации. В отношении же фирменных наименований национальных юридических лиц любое государство—участник конвенции может вводить систему особой их регистрации, в том числе и такую, при которой регистрация фирменных наименований имеет правоустанавливающее значение.

Подобная трактовка рассматриваемой статьи, вполне допустимая в некоторых странах, не может даваться применительно к российскому законодательству.

Такое решение вопроса представляется правильным по существу дела. Во-первых, оно позволяет избежать тех сложностей, которые неизбежно возникнут при регистрации существующих ныне фирменных наименований отечественных и зарубежных предприятий, действующих на россий­ском рынке.

Во-вторых, отказ от придания регистрации фирменных наименований правоустанавливающего значения во многом избавит от опасности внед­рения в рассматриваемую сферу сугубо формальных моментов, которые несовместимы с истинным смыслом законодательства об охране фирмен­ных наименований.

Следует подчеркнуть, что лишение регистрации фирменного наимено­вания правоустанавливающего характера вовсе не превращает ее в бессмыс­ленную процедуру, как это может показаться на первый взгляд. Наличие данных о фирменных наименованиях всех юридических лиц, которые при этом упорядочены и сосредоточены в одном или нескольких информационных центрах, уже само по себе представляет немалую ценность, ибо позволяет облегчить решение целого ряда вопросов, связанных, например, с выбором названий создаваемых предприятий, проверкой новизны заявленных для регистрации товарных знаков во многом облегчает юридическим лицам проблему доказывания того, что они являются первыми пользователями данных объектов промышленной собствен­ности, а значит, и их законными правообладателями.

Отрицание необходимости придания регистрации фирменных наиме­нований правоустанавливающего значения вовсе не означает, что она должна носить лишь добровольный характер. Напротив, обязанность по регистрации своих фирменных наименований должна лежать на всех российских юридических лицах, а также тех иностранных предприятиях, которые зарегистрированы в качестве субъектов предпринимательской деятельности в РФ.)

Что касается того, на каком уровне должна осуществляться регистрация и учет используемых фирменных наименований, то идеальным решением было бы закрепление в законе единого общероссийского порядка их регистрации, при котором все данные о фирменных наименованиях сосре­доточивались бы в едином центре, например, в Министерстве юстиции РФ. Это позволило бы создать единый банк данных о фирменных наиме­нованиях, на базе которого могли бы проще решаться все вопросы, связанные с их выбором, использованием и охраной.

Менее оптимальным, но тоже вполне допустимым явилось бы решение о регистрации фирменных наименований на уровне субъектов Российской Федерации. Как показывает опыт тех стран, в которых фирменные наименования юридических лиц подлежат специальной регистрации, последняя чаще всего осуществляется в местных органах государственного управления или в судах, что является вполне достаточным в практическом отношении.

Таким образом, завершая рассмотрение вопроса о моменте возникно­вения у юридических лиц прав на фирменные наименования и значении их государственной регистрации, еще раз подчеркнем главное. По нашему убеждению, право на фирму возникает у юридического лица с того момента, когда начинается ее фактическое использование, т.е. когда юридическое лицо в установленном порядке зарегистрировано в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Особая регистрация фирменных наи­менований необходима, более того, она должна носить обязательный характер, но при этом не иметь правоустанавливающего значения. Регист­рация фирменных наименований может осуществляться как на общегосу­дарственном, так и на региональном уровне в зависимости от того, какой из вариантов более экономичен и подкреплен в техническом отношении.

Продолжая характеристику права на фирменное наименование, следует отметить, что по российскому законодательству оно является в принципе правом неотчуждаемым. В отличие от других объектов промышленной собственности, которые, как правило, могут свободно передаваться другим лицам на договорной основе, фирменное наименование не может быть продано, передано безвозмездно или иным образом отчуждено третьим лицам.

Законом допускается только один случай перехода права на фирменное наименование к другому лицу. Согласно п. 12 Положения о фирме, право на фирменное наименование может быть передано другому лицу одновре­менно с передачей самого предприятия. Возможность такого перехода подтверждает и статья 132 ГК РФ.

До недавнего времени российское законодательство исключало не только уступку права на фирменное наименование, но и выдачу разрешения на его использование. С принятием части второй ГК РФ, закрепившей правила о договоре коммерческой концессии (договоре франчайзинга), такая возможность у фирмообладателей появилась. Согласно ст. 1027 ГК РФ, по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежа­щих правообладателю. В состав данного комплекса исключительных прав могут входил» права на любые объекты промышленной собственности, но на первый план выдвигаются права на средства индивидуализации правообладателя.

Прежде всего при заключении договора коммерческой концессии стороны должны четко оговорить его предмет. Применительно к праву на фирменное наименование должно быть определено, право пользования каким обозначением предоставляется пользователю.

Закон не запрещает и того, чтобы пользователь с согласия Правообладателя использовал фирменное наименование последнего в качестве своего собственного фирменного наименования. Однако для этого соответствующее фирменное наименова­ние должно быть внесено в учредительные документы пользователя со всеми вытекающими отсюда последствиями. В договоре определяется, в какой сфере деятельности и каким образом пользователь может использовать фирменное наименование правооблада­теля.

С учетом того, что договор коммерческой концессии создаст реальную опасность введения третьих лиц, в особенности потребителей, в заблужде­ние относительно личности лица, продающего им товары или оказываю­щего услуги, закон уделяет особое внимание защите их законных интересов. Так, в соответствии с ч. 8 ст. 1032 ГК РФ пользователь обязан информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование и другие средства индивиду­ализации в силу договора коммерческой концессии.

Целям защиты интересов потребителей служит и ряд других правил, в частности о субсидийной ответственности правообладателя по предъяв­ленным к пользователю претензиям о качестве товаров (работ, услуг) (ст. 1034 ГК РФ), о праве и обязанности правообладателя контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказывае­мых) пользователем на основании договора коммерческой концессии (ст. 1031 ГК РФ) и др.

Договор коммерческой концессии может заключаться на любой ого­воренный сторонами срок либо без указания срока. В случае, если в трехлетний - срок с момента прекращения договора правообладатель пожелает предо­ставить кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся договору, он обязан предложить пользователю заклю­чить новый договор либо возместить понесенные им убытки.

В ч. 3 ст. 1037 ГК РФ специально подчеркивается, что договор коммерческой концессии прекращается в случае прекращения принадле­жащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммер­ческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами,

В случае изменения правообладателем своего фирменного наи­менования или коммерческого обозначения, права на использование ко­торых входят в комплексе исключительных прав, договор коммерческой концессии действует в отношении нового фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потре­бует расторжения договора и возмещения убытков (ст. 1039 ГК РФ).

Особого внимания заслуживает вопрос о судьбе фирменного наимено­вания при реорганизации юридических лиц, так как именно в этой области возникает больше всего спорных моментов. Как известно, реорганизация юридических лиц мажет происходить в нескольких формах, в частности путем преобразования, слияния, присоединения, разделения и выделения (ст. 57 ГК РФ). Каждая из названных форм реорганизации оказывает свое влияние на правообладание фирменным наименованием.

При слиянии и присоединении юридических лиц происходит соеди­нение прав и обязанностей реорганизуемых юридических лиц в единое целое, обладателем которого становится либо вновь возникшее юридиче­ское лицо (слияние), либо одно из реорганизованных юридических лиц (присоединение).

Наиболее острые проблемы, связанные с правом на фирменное наи­менование, возникают обычно при разделении юридических лиц, когда их права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам, и при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц, которые наделяются соответствующим объемом прав и обязанностей.

При разделении юридического лиц» право на пользование прежним фирменным наименованием может быть признано за любым из вновь образованных юридических лиц, если только это не вводит в заблуждение других участников оборота и потребителей. Вопрос о том, за кем конкретно сохраняется право на фирму, решается самими лицами, участвующими в реорганизации.

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц, например, преобразование филиала или представительства в самостоятельное юридическое лицо, они по общему правилу должны избрал» для себя новое фирменное наименование, так как прежнее фирменное наименование сохраняется за тем юридическим лицом, из состава которого они выделились. Здесь также могут быть исключения, реализация которых зависит от сферы деятельности и обеспечения должной охраны интересов других участников оборота и потребителей.

Завершая характеристику субъективного права на фирменное наиме­нование, надлежит коснуться вопроса о его прекращении. Как уже отме­чалось, в принципе право на фирму действует бессрочно и принадлежит ' юридическому лицу в течение всего периода его деятельности. Поэтому по общему правилу данное право прекращается одновременно с ликвидацией самого юридического лица. Однако анализ действующего законодательства позволяет выделить и несколько таких оснований, по которым право на фирменное наименование может прекратиться досрочно, хотя бы само юридическое лицо и продолжало существовать. Это возможно в следующих случаях.

Во-первых, фирмовладелец вправе сам в любой момент отказаться от права на пользование конкретным фирменным наименованием. Хотя, как указывалось выше, для фирмы характерен принцип постоянства, ничто не может заставить ее владельца выступать в обороте все время под одним и тем же именем. Можно, конечно, ввести в закон прямой запрет на произвольное, т.е. не обусловленное уважительными причинами изменение юридическими лицами своих фирменных наименований, однако это вряд ли что реально даст, так как предприниматели без особого труда смогут обходить данный запрет. Поэтому большого смысла в подобном запрете не существует и следует признать за юридическими лицами право на смену фирменного наименования по их собственному усмотрению.

Во-вторых, право на фирменное наименование может прекратиться при переходе предприятия к новому владельцу, если условия такой передачи не предусматривают сохранение за предприятием прежнего фирмен­ного наименования.

В-третьих, прекращение права на фирму может быть обусловлено реорганизацией юридического лица, в ходе которой оно может, а иногда и должно изменить свое прежнее фирменное наименование.

Наконец, в-четвертых, право юридического лица на дальнейшее поль­зование конкретным фирменным наименованием может быть прекращено по решению суда ввиду несоответствия его требованиям закона или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц.


2. Правовая охрана товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров

Понятие и признаки товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара. а) Товарный знак. Действующее законодательство определяет товарный знак как обозна­чение, способное отличать товары одних юридических или физических лиц от однородных товаров других юридических или физических лиц (ст. 1 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»). Прежде всего товарным знаком признается условное обозначение, своего рода символ, который помеща­ется на выпускаемой продукции, ее упаковке или сопроводительной доку­ментации, и заменяет собой подчас длинное и сложное название (наименование) изготовителя товара.

Далее, то или иное обозначение может быть признано товарным знаком лишь в том случае, если оно позволяет потребителю без особого труда узнать нужную ему продукцию и не спутать ее с аналогичной продукцией других производителей. Поэтому необходимым условием правовой охраны товарного знака является его новизна. С точки зрения действующего законодательства новыми будут считаться лишь такие условные обозначе­ния товаров, которые по своему содержанию не являются тождественными или сходными до степени смешения: а) с товарными знаками, ранее зарегистрированными или заявленными на регистрацию в РФ на имя другого лица в отношении однородных товаров; б) с товарными знаками других лиц, охраняемыми без регистрации в силу международных договоров РФ, в частности так называемыми общеизвестными товарными знаками; в) с фирменными наименованиями (или их частью), принадлежащими другим лицам, получившим право на эти наименования ранее поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров; г) с наимено­ваниями мест происхождения товаров, охраняемыми в РФ, кроме случаев, когда они включены как неохраняемый элемент в товарный знак, регист­рируемый на имя лица, имеющего право на пользование таким наимено­ванием.

Признак новизны тесно связан с понятием приоритета. Новизна товарного знака определяется на дату приоритета, которая, в свою очередь, устанавливается по общему правилу по дню поступления правильно офор­мленной заявки на регистрацию товарного знака в Патентное ведомство РФ. Наряду с этим приоритет товарного знака может устанавливаться по дате подачи первой заявки на товарный знак в зарубежной стране — участнице Парижской конвенции по охране промышленной собственности (конвенционный приоритет), если в Патентное ведомство РФ заявка поступила в течение 6 месяцев с указанной даты. Приоритет товарного знака, помещенного на экспонатах официальных или официально при­знанных международных выставок, организованных на территории одной из стран—участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности (выставочный приоритет), может устанавливаться по дате начала открытого показа экспоната на выставке, если в Патентное ведом­ство РФ заявка на товарный знак поступила в течение 6 месяцев с указанной даты. Наконец, приоритет товарного знака может устанавливаться по дате международной регистрации товарного знака в соответствии с междуна­родными договорами РФ.

Гораздо сложнее решается данный вопрос тогда, когда речь идет о сходных обозначениях.

Так, у словесных товарных знаков рекомендуется обращать внимание на начало и окончание слогов, число слогов, последовательность гласных и согласных букв; у изобразительных знаков — на изобразительные мотивы; у комбинированных обозначений — на восприятие изобразительных и словесных элементов как в совокуп­ности, так и в отдельности.1

Наконец, обозначение может считаться товарным знаком лишь тогда, когда оно в установленном законом порядке зарегестрированно.

Товарные знаки следует отличать от некоторых других сходных с ними объектов промышленной собственности. Так, наиболее близко к товарным знакам примыкают фирменные наименования. Трудности их разграниче­ния возникают обычно тогда, когда имеет место частичное совпадение отдельных элементов фирменного наименования и товарного знака одного и того же или разных пользователей.

В отличие от фирменного наименования товарный знак может существовать не только в словесной, но и в иной форме, в частности изобразительной, комбинированной и т.д. Кроме того, он подлежит госу­дарственной регистрации, носит срочный характер и может быть передан по договору иным пользователям.

Нельзя смешивать товарный знак и с промышленным образцом. По­следний является составной частью самого промышленного изделия (фор­ма, цвет, рисунок изделия); товарный же знак (слово, рисунок) лишь проставляется на изделии.

Наконец, товарный знак весьма сходен по выполняемым функциям с производственной маркой, поскольку и маркировка выпускаемой продук­ции, и проставление на ней товарного знака преследуют, в сущности, одну и ту же цель, а именно связывают изделие с конкретным производителем, обеспечивая потребителю возможность выбора нужной ему продукции. Однако решается эта задача разными путями: при маркировке продукции до потенциального потребителя доводятся в полном объеме все необходи­мые сведения о производителе и характеристиках товара, а при проставле­нии на изделии товарного знака потребитель извещается об изготовителе условным обозначением.

б) Знак обслуживания. Знаком обслуживания признается обозначение, способное отличать услуги одних юридических или физических лиц от однородных услуг других юридических или физических лиц. Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» предъявляет к знакам обслуживания такие же требования, какие предъявляются к товарным знакам.

Различие между ними проходит лишь по объекту маркировки: если товарные знаки индивидуализируют и реклами­руют товары определенных производителей, то знаки обслуживания пред­назначены для различения однородных услуг, оказываемых разными лицами. Следует, однако, заметить, что на практике указанное различие также нередко стирается, поскольку один и тот же знак может быть зарегистрирован на имя конкретного владельца и по классу товаров, и по классу услуг. В качестве примера можно сослаться на возможность одновременной регистрации обозначения по классу товаров «Химические вещества промышленного назначения» (класс 1) и по классу услуг «Исследования в области химии» (класс 42) и т.п. Поэтому на практике формальным критерием для отнесения обозначения к товарным знакам или к знакам обслуживания служит выбор конкретного класса (индекса) Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.1 Для регистрации обозначения в качестве знака об­служивания оно должно быть заявлено для одного или нескольких классов услуг: класс 35 — «Реклама», класс 36 — «Страхование и финансирование», класс 37 — «Строительство и ремонт», класс 38 — «Связь», класс 39 — «Транспортирование и хранение», класс 40 — «Обработка материалов», класс 41 — «Образование и развлечения», класс 42 — «Разное». Знаки обслуживания, зарегистрированные для того или иного класса услуг, охраняются лишь в пределах видов услуг данного класса.

в) Наименование места происхождения товара. Наименование места происхождения товара — это название страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые свойства которого исклю­чительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими фактора­ми либо природными условиями и людскими факторами одновременно.

Таким образом, конкретный способ указания на место происхождения товара может быть любым, важно лишь, чтобы обозначение ассоциировалось у потребителей с определенным мес­том происхождения товара.

Так, не признается наименованием места происхождения товара обозначение, хотя и представляющее собой или содержащее название географического объекта, но вошедшее в Российской Федерации во все­общее употребление как обозначение товара известного вида, не связанное с местом его изготовления.

В отличие от товарного знака и знака обслуживания к наименованию места происхождения товара не предъявляется требование новизны. Это и понятно, так как названия географических объектов, включающиеся в обозначения товаров, не являются новыми.

Вторым специфическим признаком наименования места происхожде­ния товара как специфического объекта правовой охраны является связь обозначения товара с его особыми свойствами, которые определяются характерными для данного географического объекта природными услови­ями и (или) людским фактором. и т.п.).

Наконец, наименование места происхождения товара становится са­мостоятельным объектом правовой охраны лишь тогда, когда оно в уста­новленном законом порядке зарегистрировано в Патентном ведомстве. В этом своем качестве наименование места происхождения товара ничем не отличается от других объектов промышленной собственности, права на которые появляются у пользователей только с момента государственной регистрации.

Наименование места происхождения товара весьма сходно с товарным знаком и знаком обслуживания. Они совпадают по выполняемым функ­циям и нередко практически неразличимы по своей внешней форме, поскольку в качестве товарных знаков часто используются названия гео­графических объектов. Их основное различие состоит в том, что товарный знак, в отличие от наименования места происхождения товара, призван связывать свойства и качества товара с конкретным его производителем, а не особыми свойствами географической среды места производства товара.

Еще более близкими друг к другу являются наименование места происхождения товара и указание происхождения.

В настоящее время российское законодательство не рассматривает указание происхождения в качестве самостоятельного объекта интеллек­туальной собственности, в связи с чем вопрос о нем и не выделяется особо в настоящей работе. Те меры борьбы против ложных указаний происхож­дения, которые должна обеспечить Российская Федерация как участник Парижской конвенции, предусматриваются российским законодательст­вом о пресечении недобросовестной конкуренции. Согласно ч. 3 ст. 10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической дея­тельности на товарных рынках», не допускается «введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, по­требительских свойств, качества товара».

Под указанием происхождения обычно понимаются все выражения или все знаки, используемые для того, чтобы показать, что данный продукт (или услуга) произведен определенной страной или группой стран, в конкретном районе или ином определенном месте.1 Сравнивая указание происхождения с наименованием места происхождения товара, можно обнаружить как черты сходства, так и различия между ними. Общим для них является то, что оба они прямо или косвенно указывают на ту страну или местность, откуда происходит товар. Однако если указание происхож­дения ограничивается данной информацией, то наименование места про­исхождения товара свидетельствует еще и о том, что обозначенный им товар обладает особыми свойствами, зависимыми от природных и (или) людских факторов, свойственных конкретной стране или местности. Кроме того, если указание происхождения может быть выражено в любой форме, в том числе изобразительной, например в виде использования силуэтов Адмиралтейства или Петропавловской крепости применительно к Санкт-Петербургу, то в качестве наименования места происхождения товара может выступать лишь название соответствующего географического объ­екта.


Виды товарных знаков. По форме своего выражения товарные знаки могут быть словесными, изобразительными, объемными, комбинированными и другими.

При регистрации словесных товарных знаков охраняется не только само слово или словосочетание, но и их шрифтовое решение.

Изобразительные товарные знаки — это обозначения в виде разнооб­разных значков, рисунков, орнаментов, символов, изображений животных, птиц, всевозможных предметов и т.п. Хотя их эффективность по сравнению со словесными товарными знаками оценивается ниже, в России на их долю приходится окало 70% всех регистрируемых отечественных товарных зна­ков.2

Объемные товарные знаки представляют собой изображения товарного знака в трех измерениях — его длине, высоте и ширине. Предметом объ­емного товарного знака может быть либо оригинальная форма изделия, например, форма мыла., свечи, пилюли и т.д., либо его упаковка, например, оригинальная форма бутылки для напитка или флакона для духов. Например, таллиннскому производственному объединению «Ливико» было выдано свидетельство №80759 со сроком действия по 7 февраля 1996 г. на право пользования товарным знаком, представляющим собой оригинальную бутылку для ликеров, напоминающую старинную башню".3

Комбинированные товарные знаки сочетают в себе элементы назван­ных выше знаков. Чаще всего такие знаки представляют собой сочетания рисунка и слова, рисунка и букв, рисунка и цифр, слов и цифр и т.п. Нередко указанные сочетания несут в себе смысловую нагрузку, а исполь­зуемые элементы взаимно дополняют и поясняют друг друга. Например, на имя Московской экспериментальной кондитерской фабрики «Красный Октябрь» зарегистрирована в качестве комбинированного товар­ного знака красочная этикетка, служащая оберткой для конфет «Мишка косолапый»1 .

Помимо приведенных видов товарных знаков, законодательство допу­скает к регистрации и другие обозначения товаров и услуг, в частности звуковые, световые, обонятельные и иные обозначения. В настоящее время подобные товарные знаки регистрируются в основном на имя иностранных пользователей, так как в отечественной практике они распространения еще не получили.

В зависимости от числа субъектов, имеющих право на пользование товарным знаком, следует различать индивидуальные и коллективные товарные знаки. Индивидуальный товар­ный знак — это обозначение, зарегистрированное на имя отдельного юри­дического или физического лица, занимающегося предпринимательской деятельностью. Коллективным товарным знаком является товарный знак союза, хозяйственной ассоциации или иного добровольного объединения предприятий (далее — объединение), предназначенный для обозначения выпускаемых или реализуемых ими товаров, обладающих едиными каче­ственными или иными общими характеристиками. Коллективный товар­ный знак должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым к индивидуальным товарным знакам. Однако правовой режим коллективных товарных знаков имеет ряд особенностей.

Во-первых, такой товарный знак может принадлежать только объеди­нению предприятий. Во-вторых, субъектом пользования коллективного товарного знака могут быть только такие входящие в объединение предприятия или организации,

за которыми по закону признается возможность обладания индивидуаль­ным товарным знаком. В-третьих, предприятия—участники объедине­ния могут использовать коллективный товарный знак в качестве единст­венного средства для обозначения товара либо применять его наряду со своим индивидуальным товарным знаком. В-четвертых, необходимым условием регистрации коллективного товарного знака является наличие у товаров, которые будут обозначаться этим знаком, единых качественных или иных общих характеристик. В-пятых, объединение, на имя которого зарегистрирован коллективный товарный знак, обладает правом контроля за его использованием. В-шестых, указанные выше условия использования коллективного товарного знака отражаются в специальном правовом до­кументе, именуемом уставом коллективного товарного знака. Он разраба­тывается и утверждается самим объединением и прилагается к заявке на регистрацию коллективного товарного знака.

По степени известности товарные знаки подразделяются на обычные и общеизвестные. В качестве обычных товарных знаков выступают любые новые оригинальные обозначения товаров, отвечающие всем критериям охраноспособности. Общеизвестным товарным знаком признается такое обозначение, которое знакомо широкому кругу потребителей благодаря его использованию для обозначения определенных товаров. Вопрос о том, является ли товарный знак на территории России общеизвестным или нет, решается российским Патентным ведомством, а в случае возникновения спора—судебными органами.

Наименования мест происхождения товаров отличаются меньшим разнообразием своих форм и видов. Из самой сущности данного объекта промышленной собственности вытекает, что он может быть выражен лишь в словесной форме. Это может быть название страны (Российский), населенного пункта (Московский), местности (Балтийский) или другого географического объекта (Алтайский), которые, в свою очередь, могут быть официальными (Санкт-Петербургский) или неофициальными (Питер­ский), полными (Санкт-Петербургский) или сокращенными (Петербург­ский), современными (Петербургский) или историческими (Ленинградский).



Обозначения, не признаваемые товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями мест происхождения товаров. Прежде всего учитывается, что обозначения, заявляемые в качестве знаков охраны, должны обладать различительной способностью, поскольку только при этом условии они могут выполнять возлагаемые на них функции. В этой связи не регистри­руются в качестве товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров обозначения, которые в силу тех или иных обстоятельств такой способностью не обладают. Другим общим основанием к отказу в регистрации обозначения выступает необходимость охраны субъективных прав и законных интересов третьих лиц, которым может быть нанесен вред в случае закрепления за заявителем прав на заявляемое обозначение. Наконец, причиной отказа в регистрации могут выступать соображения охраны публичного порядка и общественных интересов, которые хотя и не персонифицированы применительно к отдельным лицам, но носят вполне конкретный характер.

Обозначения, признание которых товарными знаками может нанести ущерб третьим лицам, относятся к группе обозначений, не регистрируемых по иным основаниям.

К обозначениям, не регистрируемым ввиду их неспособности выпол­нять функции товарных знаков, относятся:

1) обозначения, не обладающие различительной способностью. Строго говоря, по этой же причине не охраняются и другие обозначения, не способные выполнять функции товарных знаков и знаков обслуживания. В данном случае отсутствие у обозначения различительной способности понимается в более узком смысле, а именно как отсутствие у обозначения признаков оригинальности и индивидуальности.

2) обозначения, представляющие собой государственные гербы, флаги и эмблемы, официальные названия государств, эмблемы, сокращенные или полные наименования международных межправительственных организа­ций, официальные контрольные, гарантийные и пробирные клейма, печа­ти, награды и другие знаки отличия или сходные с ними до степени смешения. Например, Госкомизобретений СССР отклонил в свое время заявку японской фирмы на регистрацию в качестве товарного знака, предназначенного для марки­ровки обуви, обозначения, включающего государственный знак Маврита­нии"1 ;

3) обозначения, вошедшие во всеобщее употребление как название товаров определенного вида.

Примерами могут служить такие словесные обозначения, как рубероид, нейлон, целлофан, анастезин, но­вокаин и т.п.

4) обозначения, являющиеся общепринятыми символами и терминами.

5) обозначения, указывающие на вид, качество, количество, свойства, назначение, ценность товара, а также на место и время их производства и сбыта. Такие описательные знаки составляют объективную товарную ха­рактеристику изделия и не могут его индивидуализировать. Примерами подобных обозначений могут служить словесные знаки "Elegant", "Premier" и др.

Исключение рассмотренных выше обозначений из сферы правовой охраны не препятствует, однако, их использованию в качестве составной части товарных знаков, если они не занимают в них доминирующего положения. Но при регистрации товарного знака указывается, что такие, обозначения исключаются из сферы охраны, если они композиционно не связаны с другими элементами, или что товарный знак охраняется в целом, без предоставления отдельной охраны входящим в его композицию обоз­начениям. Исключение из охраны неохраняемых элементов, входящих в состав товарного знака, оформляется в виде специальной записи при внесении товарного знака в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ, а также при публикации товарного знака в официальном бюллетене Патентного ведомства.

К обозначениям, нерегистрируемым в качестве товарных знаков по соображениям охраны публичного порядка и общественных интересов, относятся:

1) обозначения, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителей относительно товара или его изготовителя. Не подлежат, в частности, регистрации знаки, содержащие вымышленные дату основания фирмы или имя ее основателя, ложные сведения о качествах или свойствах товара, месте его происхождения и т.п.

2) обозначения, противоречащие по своему содержанию общественным интересам, принципам гуманности и морали. К этой категории знаков

относятся, в частности, рисунки порнографического характера, оскорби­тельные надписи, воинствующие или расистские призывы и лозунги и т.п.

К обозначениям, которые не могут быть зарегистрированы в качестве товарного знака ввиду того, что это нарушало бы права и законные интересы третьих лиц, относятся:

1) обозначения, которые являются тождественными или сходными до степени их смешения с уже охраняемыми на территории России товарными знаками, наименованиями мест происхождения товара, а также с сертификационными знаками, зарегистрированными в установленном порядке. Например, правом на включение в товарный знак наименований типа «петербургский», «карель­ский», «уральский» и т.п. обладают лишь заявители, расположенные в данном населенном пункте или местности;

2) обозначения, воспроизводящие известные на территории Россий­ской Федерации фирменные наименования (или их часть), а также про­мышленные образцы, принадлежащие другим лицам;

3) обозначения, которые воспроизводят названия известных в РФ произведений науки, литературы и искусства или персонажи и цитаты из них, произведения искусства или их фрагменты без согласия обладателя авторского права или его правопреемников.

4) обозначения, воспроизводящие фамилии, имена, псевдонимы и

производные от них, портреты и факсимиле известных лиц без согласия таких лиц, их наследников, соответствующего компетентного органа или высшего законодательного органа страны, если эти обозначения являются достоянием истории и культуры РФ. Так, видимо, с согласия В. В. Жириновского на имя торгово-промышленной фирмы «Содружество» (г. Лыткарино Мос­ковской области) в 1994 г. зарегистрирован комбинированный товарный знак «Водка Жириновский» с изображением его портрета и факсимильной подписи1 .

Субъекты прав на товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара. Закон о товарных знаках устанавливает, что товарный знак может быть зарегистрирован на имя юридического лица, а также физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность (ч. 3 ст. 2). Что касается юридических лиц, то право на товарный знак и знак обслуживания могут приобретать, естественно, те из них, которые производят товары, занимаются их реализацией, ремонтом, осуществляют их сервисное обслу­живание и т.п., а также оказывают потребителям всевозможные услуги.

Физические лица могут стать обладателями товарного знака, если они занимаются предпринимательской деятельностью без образования юриди­ческого лица.

Иностранные юридические и физические лица приобретают права на товарные знаки в России на тех же условиях и в том же порядке, что и российские предприниматели.

Следует подчеркнуть, что действующее законодательство не закрепляет авторских прав на товарные знаки за их конкретными разработчиками. Обозначения, регистрируемые в качестве товарных знаков, могут отвечать всем требованиям, предъявляемым к объектам авторского права. Однако если их авторы дают согласие на использование созданных ими произве­дений в качестве товарных знаков, они не приобретают в связи с этим дополнительных прав или преимуществ.

Право на пользование наименованием места происхождения товара предоставляется также как юридическим, так и физическим лицам, неза­висимо от их гражданства и национальной принадлежности. При этом, однако, они должны находиться в той стране, населенном пункте, местно­сти или другом географическом объекте, название которых используется для обозначения товара.


Использование товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара. Юридические и физические лица, зарегистрировавшие на свое имя товарный знак (знак обслуживания) или наименование места происхожде­ния товара, приобретают право использовать их для обозначения соответ­ствующих товаров на всей территории РФ. В обоих случаях данное право действует в течение десяти лет, считая с даты поступления заявки в Патентное ведомство.1 При этом указанный срок рассматривается законом лишь в качестве начального периода охраны, который связывается с первичной регистрацией обозначения. В принципе же срок охраны может быть сколь угодно длительным, поскольку действие свидетельств на товар­ный знак или наименование места происхождения товара может неодно­кратно продлеваться в порядке, установленном ст. 16, 36 Закона РФ о товарных знаках и конкретизированном в Правилах продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания в РФ, вне­сения изменений в регистрацию и свидетельство на товарный знак и знак обслуживания от 20 сентября 1993 г. и в Правилах продления срока действия свидетельства на право пользования наименованием места про­исхождения товара в РФ и внесения изменений в регистрацию и свиде­тельство от 16 сентября 1993 г.

Заявление о продлении срока охраны, каждый раз на десять лет, должно быть подано обладателем свидетельства в течение последнего года его действия. По ходатайству заявителя для продления срока действия свиде­тельства ему может быть предоставлен шестимесячный срок после истече­ния срока действия регистрации при условии уплаты дополнительной пошлины.

Заявление вместе с приложенными к нему документами (подлинник свидетельства, документ об уплате пошлины, заключение компетентного органа в отношении наименования места происхождения товара, доверен­ность патентного поверенного) рассматривается в течение трех месяцев с даты поступления в Патентное ведомство. Сведения о продлении срока действия регистрации вносятся в соответствующие Государственные реестры и свидетельства, а также публикуются для всеобщего сведения в официальном бюллетене Патент­ного ведомства.

Право на товарный знак является абсолютным и исключительным субъективным правом. Это означает, что только его владелец обладает монопольной возможностью использовать товарный знак и распоряжаться им, а также право запрещать использование товар­ного знака другими лицами. Иными словами, никто не может использовать охраняемый в РФ товарный знак без разрешения его владельца.

За обладателем права на пользование наименованием места происхож­дения товара каких-либо монопольных прав на данный объект промыш­ленной собственности не признается. Закона РФ о товарных знаках исходит из того, что наименование места происхождения товара является само по себе достоянием государства.

Сущность права на пользование товарным знаком и наименованием места происхождения товара состоит в возможности их неограниченного хозяйственного использования для обозначения производимых и реализу­емых ими товаров.

Использование товарного знака рассматривается законом не только как право, но и как обязанность его владельца п. 3 ст. 22 Закона РФ о товарных знаках предусматривает возможность досрочного прекра­щения действия регистрации товарного знака, которое может быть полным или частичным. Данный вопрос решается Высшей патентной палатой РФ (в настоящее время — судом) по заявлению любого заинтересованного юридического или физического лица. Основанием для этого может быть использование товарного знака непрерывно в течение пяти лет с даты регистрации или пяти лет, предшествующих подаче такого заявления.

При решении вопроса о досрочном прекращении действия регистрации товарного знака в связи с его использованием могут быть приняты во внимание представленные владельцем товарного знака доказательства того, что товарный знак не использовался по не зависящим от него причинам, например, из-за стихийного бедствия, отсутствия необходимого сырья, изменения профиля деятельности предприятия и т.п.

Качественная сторона вопроса об объеме использования товарного знака обычно связывается с оценкой соответствия перечня товаров, ука­занного при регистрации, и того перечня товаров, для обозначения которых товарный знак фактически применяется. Согласно общему правилу, эти перечни должны друг с другом совпадать. На практике, однако, от этого встречаются отступления двоякого рода. С одной стороны, товарным знаком могут обозначаться товары, не указанные в перечне при регистра­ции. С другой стороны, товарный знак часто фактически исполь­зуется для обозначения более узкого круга товаров, чем это указано при регистрации. Данное обстоятельство может послужить основанием для сужения объема охраны товарного знака путем исключения из перечня товаров тех объектов, которые фактически не производятся владельцем товарного знака и (или) по каким-либо причинам просто не маркируются товарным знаком.

Обладатель права на пользование наименованием места происхожде­ния товара по смыслу закона также должен применять данный объект промышленной собственности в своей хозяйственной деятельности. Но в отличие от товарного знака каких-либо санкций в виде досрочного пре­кращения права на пользование им действующим законодательством не предусматривается.

При использовании товарного знака или наименования места проис­хождения товара их обладатели могут проставлять рядом с указанными обозначениями предупредительную маркировку, указывающую на то, что применяемое обозначение является товарным знаком или наименованием места происхождения товара. Указанная маркировка выполняет как ре­кламно-информационную, так и патентно-правовую функции. Кроме того, применение предупреди­тельной маркировки, свидетельствующей о наличии исключительных прав на товарный знак и тем самым подтверждающей его определенную ориги­нальность, является дополнительным рекламным средством и собственно товарного знака, и маркируемых им товаров, что способствует повышению престижа фирмы в глазах потребителей ее продукции.1


Передача прав на товарный знак и знак обслуживания. Владелец товарного знака не только обладает исключительным правом на его использование, но и может в предусмотренных законом пределах распоряжаться им по своему усмотрению. Распоряжение товарным знаком согласно действующему российскому законодательству охватывает собой уступку товарного знака (ст. 25 Закона РФ о товарных знаках) и предо­ставление лицензии на использование товарного знака (ст. 26).

Уступка товарного знака означает передачу прав на товарный знак его владельцем другому юридическому или физическому лицу в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован. Подобная пере­дача прав может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных началах и производится на основании гражданско-правового договора.

Действующее законодательство содержит лишь одно, но существенное ограничение для совершения подобных договоров. Согласно ч. 2 ст. 25 Закона РФ о товарных знаках, уступка товарного знака не допускается, если она может явиться причиной введения в заблуждение потребителей относи­тельно товара или его изготовителя.

В отличие от договора об уступке товарного знака лицензионный договор предполагает предоставление лицензиату права на использование товарного знака на оговоренный в договоре срок.

Условия лицензионного договора определяются в целом самими сторонами. Однако законом введено два взаимосвязанных обязательных условия, а именно, что лицензионный договор должен предусматривать, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия.

Закон предъявляет особые требования к форме договоров об уступке товарного знака и передаче права на его использование. Указанные дого­воры должны совершаться в письменной форме и регистрироваться в Патентном ведомстве РФ.

Коллективные товарные знаки, а также наименования места проис­хождения товара и права на их использование не могут быть переданы другим лицам (п. 2 ст. 20, п. 3 ст. 40 Закона РФ о товарных знаках).

Прекращение прав на товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара. Применительно к товарным знакам прекращение правовой охраны происходит лишь в одной форме, а именно в виде аннулированной регистрации товарного знака Патентным ведомством РФ. Основаниями для этого могут служить следующие факты.

Во-первых, регистрация товарного знака аннулируется в связи с пре­кращением срока ее действия, если владелец товарного знака своевременно не позаботился о продлении срока охраны.

Во-вторых, основанием для аннулирования регистрации товарного знака может быть решение Высшей патентной палаты (ныне — суда) о досрочном прекращении ее действия по причине использования коллек­тивного знака на товарах, не обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками. Такое решение может быть принято Высшей патентной палатой по заявлению любого заинтересованного лица.

В-третьих, охрана товарного знака досрочно прекращается на основа­нии решения Высшей патентной палаты (ныне — суда) и тогда, когда знак не используется без уважительных причин непрерывно в течение пяти лет с даты регистрации или пяти лет, предшествующих подаче заявления любым заинтересованным лицом.

В-четвертых, регистрация товарного знака может быть признана не­действительной полностью или частично в течение всего срока ее действия, если она была произведена с нарушением требований, установленных п. 3 ст. 2 и ст. 6 Закона РФ о товарных знаках, или в течение пяти лет с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене — по основаниям, установленным статьей 7 Закона РФ о товар­ных знаках.

В-пятых, регистрация товарного знака аннулируется при ликвидации юридического лица — владельца товарного знака. При реорганизации юри­дического лица, а также в случае смерти физического лица — владельца товарного знака права и обязанности, связанные с товарным знаком, переходят к их правопреемникам.

В-шестых, регистрация товарного знака может быть аннулирована на основании решения Высшей патентной палаты (ныне — суда) в случае превращения товарного знака в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида.

В-седьмых, правовая охрана товарного знака прекращается в случае отказа от нее владельца товарного знака.

В отношении наименований места происхождения товаров закон раз­личает прекращение действия регистрации данного объекта промышлен­ной собственности, с одной стороны, и прекращение действия свидетельства на право его использования, в другой стороны. Основаниями аннулирования регистрации наименованием места происхождения товара могут служить признание ее недействительной, если регистрация была произведена с нарушением установленных законом требований, а также исчезновение характерных для данного географического объекта условий и невозможности производства товара с указанными в Реестре свойствами. Действие регистрации наименования места происхождения товара на имя иностранного юридического или физического лица помимо указанных оснований прекращается также в связи с утратой ими права на данное наименование места происхождения товара в стране происхождения товара.

Свидетельство на право пользования наименованием места происхож­дения товара, принадлежащее конкретному юридическому или физическо­му лицу, может быть признано недействительным, если оно было выдано с нарушением требований закона, т.е. при отсутствии необходимых крите­риев охраноспособности, ненадлежащему субъекту и т.д. Кроме того, действие свидетельства может быть прекращено: а) в связи с утратой товаром особых свойств, указанных в Реестре в отношении данного наи­менования места происхождения товара; б) в случае аннулирования реги­страции наименования места происхождения товара; в) при ликвидации юридического лица — обладателя свидетельства; г) на основании заявления обладателя свидетельства, поданного в Патентное ведомство; д) в связи с прекращением срока действия свидетельства. Прекращение действия регистрации наименования места происхождения товара, равно как и действия свидетельства на право пользования рассматриваемым объектом промышленной собственности, производится путем аннулирования регистрации Патентным ведомством РФ, которое делает это либо самостоятельно (в связи с ликвидацией юридического лица, истечением срока действия свидетельства и др.), либо опираясь на соот­ветствующее решение Высшей патентной палаты РФ (в настоящее время — суда).



§4. Особенности правового регулирования охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности

1. Правовая охрана открытий

"Понятие и признаки открытия". В обобщенном виде под открытием обычно подразумевается обнаружение (установление) того, что объективно существует, но ранее не было известно. Иными словами, рассматриваемое понятие тесно связано с областью познания и может выражать, с одной стороны, процесс научного познания. а с другой стороны — его результат.

Законодательство признает открытием установление неизвестных ранее объективно существующих закономерно­стей, свойств и явлений материального мира, вносящих коренное измене­ние в уровень познания (п. 10 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г.).

Прежде всего открытием признается установление определенного рода научных фактов, т.е. решение задач познания. Открытия расширяют и углубляют познание материального мира, приводят к новому знанию об объективной действительности.

Открытие как решение задачи познания состоит в обнаружении суще­ственных, необходимых, повторяющихся связей в материальном мире, а не в установлении каких-либо ранее неизвестных материальных объектов. Поэтому по прямому указанию закона правовая охрана не распространя­ется на географические, археологические, палеонтологические открытия, а также открытия полезных ископаемых.

В отличие от изобретения, которое представляет собой конкретный способ достижения практической цели (техническое решение задачи), открытие как результат познания обладает ценностью само по себе, вне зависимости от возможностей его непосред­ственного использования.

Далее, в качестве открытия может быть квалифицирован не любой научный результат, а лишь тот, который подпадает под один из трех указанных в законе объектов — установление неизвестных ранее законо­мерностей, свойств и явлений материального мира.

Явление материального мира как объект открытия наиболее полно раскрывается при установлении его причинности и обусловленности, а последнее, как правило, — при теоретическом исследовании процесса. Не может быть признан открытием-явлением любой установленный научный факт. Ученый должен доказать, чем явление обусловлено, что оно влечет и при каких условиях проявляется.

Совокупность сущест­венных свойств объекта составляет его качественную определенность, выражает то общее, что характеризует весь класс однородных объектов.

Таким образом, обнаружить новое существенное свойство объекта — значит установить существующую независимо от воли и сознания человека неизвестную ранее качественную определенность объекта по отношению к другим объектам, с которыми он вступает во взаимодействие. В Государ­ственный реестр открытий внесены, например, такие открытия-свойства, как свойство спонтанного деления ядер урана (диплом № 33).

Закономерность материального мира как объект открытия — это неиз­вестная ранее, объективно существующая устойчивая связь между явлени­ями и свойствами материального мира. Открыть закономерность — значит понять эту связь и выразить ее математической, функциональной или иной зависимостью.

Установленные закономерности материального мира являются наибо­лее значимыми научными открытиями. Среди общей массы зарегистриро­ванных открытий их число сравнительно невелико. Примером может служить закономерность кристаллизации (синтеза) алмаза из углерода (диплом № 101).

Следующим признаком научного открытия является его новизна. Это прямо следует из легального определения открытия, поскольку им может быть признано лишь установление неизвестных ранее закономерностей, свойств и явлений материального мира. В данном случае под новизной, как и применительно к изобретениям и промышленным образцам, пони­мается абсолютная мировая новизна научного положения, заявляемое в качестве открытия.

Новизна открытия устанавливается на дату приоритета. На практике для закрепления приоритета исполь­зуются самые различные даты — публикации статьи, представления статьи в редакцию, доклада на семинаре, защиты дипломной работы и т.д. Установление приоритета по дате поступления заявки — скорее исключе­ние, чем правило.

Законом также не регламентирован круг источников, по которым проверялась новизна открытия. Исходя из принципа мировой новизны открытия, ее порочили любые сведения, содержащиеся в отечественных или зарубежных источниках, независимо от степени их доступности, места и времени опубликования.

Важным критерием охраноспособности открытия является то, что оно должно быть не рядовым научным положением, а лишь таким, которое вносит коренные изменения в уровень познания. По самой своей природе он не поддается точному определению: новое знание одним специалистом может быть оценено как коренное изменение, а другим — как несущест­венное, причем неоднозначность суждений специалистов может быть обусловлена факторами как субъективного, так и объективного характера.1

Показателем фундаментальности открытия может служить то, что с помощью обнаружения явления, свойства или закономерности материаль­ного мира стало возможным объяснение таких научных фактов и экспе­риментальных данных, которые не находили своего объяснения с позиций сложившихся теоретических представлений.

Еще одним подтверждением фундаментальности открытия может быть то, что оно коренным образом изменяет ранее известные теоретические положения, которые должны быть пересмотрены в свете открытия.

Наконец, необходимым критерием охраноспособности открытия явля­ется его достоверность. Закон требует, чтобы научное положение, регист­рируемое в качестве открытия, соответствовало действительности. Доказательства должны включать данные, обосновывающие досто­верность научного положения, в необходимых случаях также описание методики экспериментов, их результатов и сделанные выводы. Доказатель­ством достоверности существования свойства материи может быть явление. Наличие нового явления может доказываться воздействием материи на органы чувств человека непосредственно или через приборы.

Конкретизируя круг охраняемых открытий, законодательство указыва­ет на положения, не соответствующие требованиям, предъявляемым к открытиям. К ним, в частности, относятся:

1) отдельные факты, частные зависимости, а также закономерности, свойства и явления, не вносящие коренных изменений в уровень познания. Данное обстоятельство в предшествующие годы служите наиболее частым основанием для отказа в регистрации научных положений как открытий;

2) гипотезы, в частности предположительные представления о строении материи, о происхождении планет, полезных ископаемых, о существовании различных силовых полей и т.п.;

3) решение математических задач, установление абстрактных зависи­мостей, доказательства различных математических теорем и т.п.;

4) результаты, уточняющие уже известные положения, например, формы небесных тел, их орбиты, а также уточнение значений исследован­ных величин, в частности скорости распространения света, и т.п.;

5) обнаружение комет, планет и иных пространственных образований;

6) утверждения, противоречащие научно обоснованным и эксперимен­тально подтвержденным в мировой науке признакам (движение за счет внутренних сил, получение коэффициента полезного действия устройства, равного или более единицы, и т.п.);

7) результаты научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ, относящиеся к созданию различных новых технологических процес­сов, конструкций машин и приборов, новых материалов, лекарственных средств, их свойств, способы лечения болезней, штаммы микроорганизмов и другие подобные предложения, касающиеся предмета возможных заявок на изобретения;

8) обнаружение и выведение новых видов растений, животных и микроорганизмов;

9) обнаружение новых морфологических структур, в частности в обла­сти биологии, медицины, геологии.


Субъекты права на открытие. Субъектами права на открытие являются прежде всего их авторы, т.е. лица, творческим трудом которых сделано открытие. По российскому законодательству, авторами открытий могут быть лишь физические лица независимо от их возраста и состояния дееспособности. При этом россий­ские граждане признаются авторами открытий во всех случаях, даже если открытие сделано ими за границей. Что же касается иностранных граж­дан—авторов открытий, то они пользуются предусмотренными законом правами лишь при условии, если открытие сделано ими в соавторстве с российским гражданином или при выполнении работы на предприятии, в организации или учреждении, находящемся на территории РФ.

После смерти автора его права на открытие переходят к его наследникам по закону или по завещанию. Здесь действуют общие правила, аналогичные тем, которые применяются в сфере авторского и патентного права.

Обязательным условием признания того иди иного лица соав­тором открытия является внесение им творческого вклада в установление открытия. Не могут претендовать на соавторство лица, оказавшие автору только техническую помощь (выполнение расчетов, оформление докумен­тации, проведение опытов, организационное руководство и т.п.).

Если открытие сделано в связи с выполнением служебного задания, все авторские права на открытие все равно признаются за конкретным его разработчиком. Однако в целях признания заслуг научных учреждений им выдавалось свидетельство, удостоверяющее, что это открытие сделано в данном учреждении.

Заявка на выдачу диплома на открытие подавалась в Патентное ведом­ство автором (соавторами) или его наследниками либо организацией, которой это поручено автором. Если открытие носило служебный характер, заявка оформлялась организацией совместно с автором и подавалась в месячный срок со дня внесения предложения о подаче такой заявки. В случае, если заявка в указанный срок организацией не была подана, автор был вправе оформить ее сам, указав в ней, что открытие сделано в связи с выполнением служебного задания и что организация не оформила заявку в установленный срок.


Права авторов открытий. Как уже отмечалось, сама природа научных открытий как особых объектов правовой охраны исключает признание за авторами открытий или какими-либо другими лицами монопольных прав на них. Однако лица, сделавшие открытия, вправе претендовать на признание и поощрения их научных заслуг, которое и обеспечивалось законодательством.

Среди представленных авторами открытий прав наиболее важное и основополагающее значение принадлежало праву авторства. Оно имеет ту же сущность, что и право авторства на произведение науки, литературы и искусства либо изобретение, полезную модель или промышленный обра­зец, а именно лицу, сделавшему открытие, гарантируется возможность считаться его автором. Данное право носит абсолютный и исключительный характер. Это означает, что оно действует по отношению ко всем третьим лицам и никто, кроме лица, указанного в охранном документе, не может претендовать на авторство в отношении данного открытия. Право авторства является личным неимущественным правом и не может быть отчуждено при жизни автора или перейти к его наследникам после смерти.

Автору открытия обеспечивались также тесно связанные с правом авторства право на авторское имя и право на присвоение открытию имени автора или специального названия. Право на авторское имя заключается в возможности автора требовать, чтобы при любых упоминаниях о сделан­ном им открытии оно связывалось с его именем, а также, чтобы его имя не искажалось. Сущность права на присвоение открытию имени автора или специального названия состояла в том, что по ходатайству автора, заявленному одновременно с подачей заявки или не позднее 2 месяцев со дня вынесения решения и выдачи диплома. Патентное ведомство могло присвоить открытию имя автора или предложенное автором условное название.

Автор открытия одновременно с получением диплома приобретал право на вознаграждение. Размер вознаграждения, выплачиваемого автору (соавторам), определялся Патентным ведомством с учетом важности от­крытия. Указанное вознаграждение выплачивалось автору (соав­торам) независимо от получении им авторского гонорара за произведение, в котором изложена сущность открытия, выплаты различных видов премий, а также ожидаемого эффекта использования открытия в дальнейших парных исследованиях и в народном хозяйстве. В случае смерти автора право на вознаграждение переходимте к его наследникам.

Авторы могли представлять свои открытия для публич­ное защиты в качестве кандидатских и докторских диссертаций. Им могли присуждаться Государственные премии и присваиваться почетные звания. В случае пользования государственной или муниципальной жилой пло­щадью авторы открытий имеют право на дополнительную площадь и т.д.


  1. Правовая охрана служебной и коммерческой тайны


Понятие и признаки служебной и коммерческой тайны. Переход к рыночной экономике, осуществляемый в РФ, обусловил появление в российском законодательстве целого ряда новых понятий, которые считаются ее неотъемлемыми атрибутами. Одним из них является понятие служебной и коммерческой тайны (далее в интересах краткости — коммерческая тайна), которое прежнему советскому гражданскому за­конодательству было неизвестно. В этой связи оно относится к числу наименее разработанных в науке российского права категорий. Как бы то ни было, создание института охраны коммерческой тайны в российском законодательстве следует считать свершившимся фактом. После закрепле­ния основных его правил в ГК РФ(ст. 139), Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении моно­полистической деятельности на товарных рынках» (ст. 10 и др.), законами, регламентирующими деятельность налоговых и таможенных органов, стра­ховых организаций и т.д. - данный институт, надо полагать, стабилизировался и в дальнейшем будет лишь совершенствоваться в своих деталях. Специальный закон об охране коммерческой тайны в России, как и в подавляющем большинстве стран, отсутствует, в чем, собственно, и нет необходимости.

Гражданский кодекс РФ определяет коммерческую тайну как инфор­мацию, имеющую действительную или потенциальную коммерческую цен­ность в силу ее неизвестности третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и по отношению к которой обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности (п. 1 ст. 139).

Коммерческая тайна представляет собой определенную совокупность сведений, знаний о чем-либо, являясь, таким образом, видом информаци­онных ресурсов. Информация как таковая по своей сути нематериальна, хотя ее хранение и распространение осуществляется чаще всего с помощью материальных носителей. В этом смысле она ничем не отличается от объектов интеллектуальной собственности, которые сами могут рассмат­риваться в качестве разновидности информационных ресурсов.

Далее, будучи плодом человеческих усилий, будь то создание, передача, переработка, хранение или сбор информации, она вполне подпадает и под такой признак интеллектуальной собственности, как результат интеллек­туальной деятельности.

Наиболее проблематичным является вопрос о том, может ли инфор­мация быть объектом, на который за кем-либо закрепляется исключитель­ное право.

Сказанное, однако, не означает, что монопольное владение и пользо­вание информацией вообще исключено. Напротив, это возможно, но при условии, что информация неизвестна третьим лицам. Таким образом, коммерческая тайна обладает всеми свойствами объекта интеллектуальной собственности и является его особой разновидностью.

Важной особенностью коммерческой тайны является, далее, ее наи­большая универсальность среди других объектов интеллектуальной собст­венности. Под понятие коммерческой тайны могут быть подведены самые разнообразные сведения, связанные с производством, технологиче­ской информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предпринимателя. При этом коммерческой тайной могут быть объявлены вполне потенциально патентоспособные решения, которые правообладатель по каким-либо причинам не желает обнародовать и патентовать в установленном порядке.

Законом, иными правовыми актами или судебной практикой определяются сведения, которые не могут составлять коммер­ческую тайну. В РФ круг таких сведений установлен Постановлением Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. №35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну», а также некоторыми другими актами.1 В частности, не могут составлять коммерческую тайну учредитель­ные документы; документы, дающие право заниматься предприниматель­ской деятельностью; сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обяза­тельных платежей; документы о платежеспособности; сведения о числен­ности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда; документы об уплате налогов и других обязательных платежей; сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законода­тельства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения. Согласно Положению о бухгал­терском учете и отчетности в РФ, утвержденном Министерством финансов РФ 26 декабря 1994 г., годовая бухгалтерская отчетность организации является открытой для заинтересованных пользователей: банков, инвесто­ров, кредиторов, покупателей, поставщиков и др., которые могут знако­миться с годовой бухгалтерской отчетностью и получать ее копии с возмещением расходов на копирование (п. 81).1

Специфической чертой коммерческой тайны, выделяющей ее среди других объектов интеллектуальной собственности, является неограничен­ность срока ее охраны. Право на коммерческую тайну действует до тех пор, пока сохраняется фактическая монополия лица на информацию, которая ее образует, а также имеются предусмотренные законом условия ее охраны. Это обстоятельство делает избрание данной формы охраны привлекатель­ным для предпринимателей в тех случаях, когда их не удовлетворяет принцип срочности патентной охраны.

Наконец, коммерческая тайна как объект интеллектуальной собственности не требует официального признания ее охраноспособности, государ­ственной регистрации или выполнения каких-либо иных формальностей, а также уплаты государственных пошлин.

Как уже указывалось, российское законодательство, как и законода­тельство большинства европейских стран, предъявляет к коммерческой тайне следующие три требования. Во-первых, информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам.

Во-вторых, к информации, составляющей коммерческую тайну, не должно быть свободного доступа на законном основании.

В-третьих, чтобы информация считалась коммерческой тайной, требу­ется, чтобы обладатель информации принимал меры к охране ее конфи­денциальности.

Помимо коммерческой тайны российское законодательство выделяет еще несколько видов сведений, которые долж­ны сохраняться втайне. Речь, в частности, идет о государственной, военной, медицинской, нотариальной, адвокатской, банковской тайнах, личной и семейной тайне, тайне усыновления, тайне следствия и т.д.

Далее, наряду с термином «коммерческая тайна» в законодательстве и на практике широко используются такие термины, как «секрет производ­ства», «ноу-хау», «торговые секреты», «конфиденциальная информация» и т.д. Хотя каждый из названных терминов имеет присущий лишь ему оттенок и применяется обычно в достаточно определенной ситуации, все они обозначают, в сущности, одно и то же понятие, которое в новом ГК РФ получило наименование «служебной и коммерческой тайны».


Субъекты права на служебную и коммерческую тайну. Исходя из того, что коммерческой тайной в соответствии с действую­щим законодательством признаются лишь сведения, касающиеся предпри­нимательской деятельности, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, которые занимаются такой деятельностью. Что касается юридических лиц, то субъектами права на коммерческую тайну являются прежде всего те из них, которые относятся к коммерческим организациям. Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями (потребительские коопера­тивы, общественные и религиозные организации, учреждения, благотво­рительные и иные фонды и др.), также могут быть обладателями прав на коммерческую тайну, если дело касается сведений, относящихся к разре­шенной им предпринимательской деятельности.

Наряду с гражданами РФ и отечественными юридическими лицами правом на охрану коммерческой тайны в РФ пользуются иностранцы. На них распространяются без каких-либо изъятий общие правила, действую­щие в рассматриваемой области на территории РФ.


Права обладателей служебной и коммерческой тайны. Сущность права на коммерческую тайну состоит в обеспеченной обладателю информации возможности засекречивать эту информацию от широкой публики и требовать, чтобы третьи лица воздерживались от использования незаконных методов получения данной информации. Первую из них образует возможность правообладателя на собственные активные действия, направленные на сохранение конфиденциальности информации. Посколь­ку, как уже отмечалось, право на коммерческую тайну базируется на фактической монополии правообладателя, на нем самом лежит главная забота о том, чтобы сохранить эту монополию.

Вторую сторону рассматриваемого права составляет возможность тре­бовать от третьих лиц воздержания от незаконного завладения информа­цией, составляющей коммерческую тайну. Важно подчеркнуть, что речь в данном случае речь идет не о запрете использования данной информации третьими лицами без согласия ее обладателя.. Если информация получена заинтересованным лицом законным образом, хотя бы и без санкции ее обладателя, например, в связи с каким-либо упущением последнего, он нарушителем не считается.

К числу правовых возможностей обладателя коммерческой тайны следует отнести также его возможность по распоряжению принадлежащим ему объектом интеллектуальной собственности. Прежде всего он может в любой момент раскрывать перед публикой те сведения, которые составляли коммерческую тайну, если это не нарушает принятых им обязательств перед контрагентами. Далее, обладатель информации, которая является конфи­денциальной, может продать или иным образом переуступить эту инфор­мацию заинтересованному лицу. Условиями такой переуступки информации является обычно отказ самого правообладателя от ее дальнейшего использования, а также его обязательство не передавать эту информацию другим лицам. Иными словами, допускается выдача третьим лицам лицензий, которые, в свою очередь, могут носить исключительный иди неисключи­тельный характер. Предметом таких лицензий чаще всего являются техно­логические секреты, опыт управленческой, финансовой и производственной деятельности и т.д., которые не имеют патентной охра­ны, но представляют большую коммерческую ценность.

Обладатель сведений, применяющий меры по охране их конфиденциальности, не может при этом нарушать охраняемые законом права и интересы других лиц, а также использовать такие средства охраны конфиденциальности информации, которые способны причинить неадекватный вред жизни и здоровью окружающих.

Кроме того, субъект коммерческой тайны в предусмотренных законом случаях и ука­занных им пределах обязан раскрыть конфиденциальность информации по требованию компетентных государственных органов и должностных лиц. Например, таким правом на получение информации, в том числе состав­ляющей коммерческую тайну, пользуются следственные органы в связи с расследованием находящихся в их производстве уголовных дел. При этом на указанных органах и конкретных должностных лицах лежит обязанность по неразглашению данной информации перед третьими лицами.

Прекращение права на коммерческую тайну может быть обусловлено двумя обстоятельствами. К ним относятся утрата фактической монополии на сведения, которые становятся доступными третьим лицам и, соответст­венно, утрачивают свою коммерческую ценность, а также отнесение соот­ветствующих сведений в установленном законом порядке к числу сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну.


3. Правовая охрана топологий интегральных микросхем

Понятие и признаки топологии интегральной микросхемы. Топология интегральной микросхемы1 как особый объект правовой охраны представляет собой зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связей между ними. Материальным носителем топологии выступает кристалл интегральной микросхемы, т.е. часть полу­проводниковой пластины, в объеме и на поверхности которой сформиро­ваны элементы полупроводниковой микросхемы, межэлементные соединения и контактные площадки. Поскольку разработка топологии требует значительных интеллектуальных усилий, больших затрат времени и использования дорогостоящего оборудования, результаты труда разра­ботчиков нуждаются в признании и правовой охране. Это тем более необходимо, что практически любая топология может быть быстро и относительно дешево скопирована заинтересованными лицами. С принятием Закона РФ «О правовой охране топологий интег­ральных микросхем» от 23 сентября 1992 г.1 подобный правовой институт появился и в российском праве,

В соответствии со ст. 3 закона правовая охрана, предоставляемая настоящим законом, распространяется только на оригинальную тополо­гию. Данное положение совпадает с подходом к охране топологий в других странах, уже принявших аналогичные законы, а также полностью согласу­ется с Вашингтонским договором об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем 1989 г. По общему правилу ориги­нальной является всякая топология, созданная в результате творческой деятельности автора. При этом топология признается оригинальной до тех пор, пока не доказано обратное.

По прямому указанию Закона о правовой охране топологий, предо­ставляемая им охрана не распространяется на идеи, способы, системы, технологию или закодированную информацию, которые могут быть воп­лощены в топологии. Объектом охраны является лишь сама топологическая схема, т.е. взаимное расположение элементов полупроводниковой микро­схемы. Что касается способов, относящихся к технологическому процессу изготовления интегральной микросхемы, конструкций кристаллов ИМС и других технических решений, то они при наличии установленных законом критериев могут стать объектами охраны патентного права.

В соответствии с общим правилом положения нового закона распространяются на отношения, связанные с топологиями интегральных микросхем, использование которых в коммерческих целях началось после введения в действие закона от 23 сентября 1992 г. Напом­ним, что данный закон вступил в действие со дня его опубликования, т.е. с 21 октября 1992 г. Таким образом, коммерческое использование тополо­гий, осуществлявшееся до 21 октября 1992 г., однозначно не налагает на пользователей никаких правовых обязанностей. Дальнейшее коммерческое использование топологий также возможно, если оно началось до 21 октября 1992 г. Однако в отношении новейших топологий установлено особое правило, призванное в известной мере обеспечить права их создателей. Если такие топологии зарегистрированы в Российском агентстве по пра­вовой охране программ дня ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем (далее — Агентство) в течение двух лет с даты их первого использования в коммерческих целях, то хотя бы их использование в России началось до 21 октября 1992 г., новый закон применяется к правоотноше­ниям, возникшим после введения его в действие. Иными словами, за использование таких топологий после вступления в действие Закона от 23 сентября 1992 г. необходимо платить, а с момента регистрации топологии в Агентстве — не только платить, но и испрашивать согласия правообладателя на ее использование.

Субъекты права на топологию интегральной микросхемы. Субъектами прав на топологию ИМС являются авторы, их наследники, а также любые физические или юридические лица, которые обладают исключительными имущественными правами, полученными в силу закона или договора. Автором топологии признается лицо, в результате творческой деятельности которого эта топология была создана. В соответствии с Законом о правовой охране топологий автором может быть лишь физиче­ское лицо, непосредственными творческими усилиями которого она со­здана. Юридическое лицо прав авторства ни при каких обстоятельствах не приобретает и может выступать лишь обладателем прав на ее использова­ние. Непременным условием возникновения соавторства на топологию является внесение разработчиком личного творческого вклада в ее создание. Поэтому лица, оказавшие автору только техническую, организационную или материаль­ную помощь либо способствовавшие оформлению права на использование топологии, на соавторство претендовать не могут.

Как и в отношении других объектов интеллектуальной собственности, на признание физического лица соавтором топологии не влияет ни его возраст, ни состояние дееспособности. Однако осуществление прав, при­надлежащих малолетним и недееспособным авторам, возлагается на их родителей или опекунов. Авторские права на топологию признаются как за российскими гражданами, так и за иностранцами. Согласно ст. 13 Закона о правовой охране топологий, иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными настоящим законом, нарав­не с физическими и юридическими лицами РФ в силу международных договоров или на основе принципа взаимности.

В случае, если топология создана в порядке выполнения служебных обязанностей иди по заданию работодателя, что и имеет место в подавля­ющем большинстве случаев, субъектом права на топологию по общему правилу становится работодатель. Аналогичным образом решен в п. 3 ст. 7 Закона от 23 сентября 1992 г. и вопрос относительно топологии, создан­ной автором по договору с заказчиком, не являющимся его работодателем. Вопрос о том, какая работа должна считаться выполненной в рамках служебного задания, в отношении топо­логий решается точно так же, как и патентным правом. Следует, однако, иметь в виду, что и в тех случаях, когда разработка была признана служебной, ее автором по российскому законодательству будет считаться непосредственный разработчик, а не его работодатель.

После смерти автора субъектом прав на топологию становятся его наследники. Но к наследникам переходят не все права автора, а лишь те, которые носят имущественный характер.

Регистрация топологии интегральной микросхемы и уведомление о правах. Как уже отмечалось, особенности, присущие топологиям как резуль­татам интеллектуальной деятельности, выявили нецелесообразность распространения на них норм как авторского, так и патентного права. Наиболее убедительно это подтверждается тем, что применяемые в этих институтах правила, касающиеся оформления прав на достигнутые твор­ческие результаты, являются недостаточно эффективными в отношении топологий.

В итоге рассматриваемая проблема была решена в России таким же образом, как и в большинстве других стран, охраняющих топологии, а именно путем создания особой системы их регистрации. Особенностью российского законодательства является то, что регистрация топологий не является обязательным условием их правовой охраны. Согласно п. 1 ст. 9 Закона от 23 сентября 1992 г., топология регистрируется по желанию автора или иного правообладателя. Регистрируя новую топологию в специальном государственном органе, автор или иной правообладатель не только пуб­лично заявляет о своих правах на достигнутый творческий результат, но и официально удостоверяет те признаки, которые отличают его топологию от уже известных. Наконец, в связи с тем, что исключительное право на использование топологии действует в течение установленного законом срока (10 лет), регистрация топологии служит достаточно надеж­ной исходной датой для исчисления указанного срока.

Регистрация топологии осуществляется на основе явочной системы, т.е. без проверки ее оригинальности, которая предполагается присутству­ющей. Однако пункт 2 статьи 9 Закона о правовой охране топологий устанавливает, что заявка на регистрацию может быть подана в срок, не превышающий двух лет с даты первого использования топологии, если оно имело место. Пропуск заявителем указанного срока может служить осно­ванием для отказа в регистрации.

За осуществление действий, связанных с официальной регистрацией топологий ИМС, взимаются регистрационные сборы, установленные По­ложением о регистрационных сборах за официальную регистрацию про­грамм для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем, утвержденным постановлением Совета Министров — правительства РФ от 12 августа 1993 г. № 7931 .

Достаточно распространенной мерой, носящей технический характер, яв­ляется введение в топологию разного рода «ловушек» в виде избыточных, неподсоединенных элементов, инициалов разработчика и т.п. Присутствие таких идентифицирующих признаков в топологии кристалла ответчика, как правило, достаточно наглядно доказывает факт неправомерного заим­ствования чужой топологии.

Другой мерой, носящей юридический характер, служит помещение на топологии или на изделии, включающем топологию, предупредительной маркировки. Уведомление об этом делается в виде выделенной прописной буквы Т («Т», (Т), Т, Т'), даты начала действия исключительного права на использование топологии и информации, по­зволяющей идентифицировать правообладателя.

В соответствии со ст. 12 Закона о правовой охране топологий автор или иной правообладатель может испрашивать правовую охрану топологии в зарубежных странах. Расходы, связанные с получением правовой охраны топологии в зарубежных странах, несет лицо, испрашивающее такую охрану, или по соглашению с ним — иное физиче­ское или юридическое лицо.


Права авторов топологий интегральных микросхем и иных правообладателей. В результате создания оригинальной топологии ее автор, а в предус­мотренных законом или договором случаях и иные лица, в частности работодатели и заказчики, приобретают ряд субъективных гражданских прав. Так же как в авторском и патентном праве, указанные права подразделяются на личные неимущественные и имущественные. Среди личных неимущественных прав Закон о правовой охране топологий прямо называет лишь право авторства, которым наделяется непосредственный создатель оригинальной топологии. Данное право носит абсолютный ха­рактер и неотделимо от личности автора. Договор, предусматривающий уступку или отказ от права авторства, в соответствии с российским законодательством является ничтожным и не порождает никаких юриди­ческих последствий. Право авторства действует в течение всей жизни создателя топологии. С его смертью авторство как субъективное право прекращает свое существование, но охраняется в качестве общественно значимого интереса.

В отличие от произведений науки, литературы и искусства, которые считаются не­повторимыми творческими достижениями, топология может быть повто­рена во всех своих существенных признаках другими лицами, не знакомыми с результатами первоначальных разработчиков. В патентном праве, где также возможна подобная ситуация, охраняемое законом право авторства признается за тем разработчиком, который первым достиг патентоспособ­ного результата и позаботился о юридическом закреплении своего приори­тета. В законодательстве об охране топологий интегральных микросхем понятие приоритета отсутствует.

Помимо права авторства к числу личных неимущественных прав создателя топологии следует отнести право на авторское имя. В частности, имя действительного создателя тополо­гии в соответствии со ст. 9 закона должно быть указано в заявке на официальную регистрацию топологии, если только он не отказался быть упомянутым в качестве такового. По желанию автора его имя указывается и в числе сведений, публикуемых в официальном бюллетене Агентства. Право на имя, как и право авторства, с которым оно неразрывно связано, не может отчуждаться, носит абсолютный характер и охраняется бес­срочно.

Правами на регистрацию топологии в Агентстве и применение предупредительной маркировки, которые рас­сматривались в предыдущем параграфе, пользуются не только авторы, но и иные правообладатели. Аналогично обстоит дело и с основным имуще­ственным правом — исключительным правом на использование топологии. Сущность права на использование состоит в исключительной возможности правообладателя по своему усмотрению изготавливать, при­менять и распространять принадлежащую ему топологию всеми доступны­ми способами и средствами. Другой, негативной стороной указанного права является наложение на третьих лиц запрета совершать подобные действия без соответствующего разрешения правообладателя.

Исключительное право на использование топологии носит срочный характер. Статья 10 Закона о правовой охране топологий ограничивает срок его действия десятью годами, что соответствует сложившейся международ­ной практике. Начало срока действия права на использование топологии определяется по более ранней из следующих дат:

а) по дате первого использования топологии, под которой подразуме­вается наиболее ранняя документально зафиксированная дата введения в хозяйственный оборот где-либо в мире этой топологии или интегральной микросхемы с этой топологией; б) по дате регистрации топологии в Агентстве. Из приведенного правила есть, однако, одно исключение. В случае появления идентичной оригинальной топологии, независимо созданной другим автором, начальный момент действия права на ее использование определяется по дате начала использования или регистрации ранее создан­ной топологии. Иными словами, общий срок действия права на использо­вание такой топологии не может превышать десяти лет.

В тех случаях, когда право на использование топологии принадлежит не автору, а работодателю (ст. 7 Закона о правовой охране топологий), автор (в случае смерти автора — его наследник) имеет право на получение вознаграждения. В отличие от Патентного закона, Закон РФ о правовой охране топологий не содержит каких-либо указаний относительно мини­мального или хотя бы ориентировочного размера причитающегося автору вознаграждения.

Закон не только гарантирует автору топологии или иному правообладателю право использовать топологию в собственной сфере, но и предо­ставляет возможность полной или частичной передачи прав на ее использование другим физическим или юридическим лицам.

Если права на топологию принадлежат нескольким авторам иди иным правообладателям, порядок пользования правами определяется договором между ними. Закон, однако, не содержит никаких указаний относительно того, как быть в той ситуации, когда соглашение сторон не может быть достигнуто. Представляется, что в данном случае по аналогии закона может быть применена статья 10 Патентного закона РФ, которая гласит, что при отсутствии соглашения между правообладателями каждый из них может использовать охраняемый объект по своему усмотрению, но не вправе предоставлять на него лицензию или уступить патент любому лицу без согласия остальных владельцев.

Закрепляя за автором топологии или иным правообладателем исклю­чительное право на ее использование, закон устанавливает ряд изъятий из сферы этого права. Такая ситуация возникает, например, при использовании топологии в изделиях, приобретенных у третьих лиц, когда приобретатель не имел никаких оснований полагать, что приобретает контрафактный товар. Невиновный нарушитель может ссылаться в оправдание своих действий на отсутствие на топологии или изделии, включающем тополо­гию, предупредительной маркировки; на то, что топология не зарегистри­рована в Агентстве и, следовательно, не опубликовано сведений о ее охране и т.д.

Вторым изъятием из сферы исключительного права на использование топологии является использование топологии в личных целях без извлече­ния прибыли.

Следующий случай свободного использования топологии состоит в распространении интегральных микросхем с охраняемой топологией, вве­денных в хозяйственный оборот законным путем.

Наконец, не признаются нарушением исключительного права на ис­пользование топологии действия по использованию идентичной ориги­нальной топологии, независимо созданной другим автором. Важно отметить, что российское законодательство не предусматривает возможности выдачи заинтересованным лицам каких-либо принудительных лицензий на использование охраняемых законом тополо­гий.



4. Правовая охрана селекционных достижений

Понятие и признаки селекционного достижения. Селекция представляет собой эволюцию растений и животных, направ­ляемую волей человека. В этом смысле творческая деятельность селекционера весьма сходна с творческой деятель­ностью изобретателя. Подобно изобретателю, селекционер активно вме­шивается в процесс изменения объекта и направляет его в нужную сторону с целью получения запланированного результата. Однако в отличие от изобретателей, в основном имеющих дело с объектами неживой природы.1

С принятием в России специального закона об охране селекционных достижений их понятие претерпело существенные изменения.

Прежде всего, результатом деятельности селекционера должно быть решение конкретной практической задачи, состоящей в выведении нового сорта растения или породы животного с необходимыми для человека качествами.

В отличие от сферы изобретатель­ства, где решения задач должны быть техническими, в рассматриваемой области задачи по выведению новых сортов и пород решаются биологическими средствами.2

Важно иметь в виду, что к числу охраняемых законом в соответствии с прямым указанием п. 1 ст. 4 Закона РФ "О селекционных досттижениях" относятся только те ботанические и зоологические рода и виды, перечень которых устанавливается специально уполномоченным на то государственным органом, а именно Государственной комиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений, с учетом международных обязательств РФ.

Охраняемые селекционные достижения должны обладать рядом дополнительных признаков или, говоря иными словами, отвечать указанным в законе критериям охраноспособности. В их ряду на первом месте стоит новизна селекционного достижения.

Новизну селекционного достижения порочит, в сущности, лишь одно обстоятельство, а именно продажа или иная передача семян или племенного материала другим лицам для использования. Селекционное достижение не утрачивает своей новизны и в том случае, если материал, применяемый для воспроизводства сорта или породы, использован другими лицами без согласия селекционера или его правопреемника.

Новизна селекционного достижения устанавливается на определенную дату, каковой является дата приоритета. В свою очередь приоритет селек­ционного достижения определяется по дате поступления в Госкомиссию заявки на выдачу патента или заявки на допуск к использованию. Если в один и тот же день в Госкомиссию поступают две (или более) заявки на одно и то же селекционное достижение, приоритет устанавливается по более ранней дате отправки заявки. При совпадении дат отправки патент выдается по заявке, имеющей более ранний номер Госкомиссии, если соглашением между заявителями не предусмотрено иное.

Как и в патентном праве, при подаче заявлений на выдачу патента на селекционное достижение заявитель пользуется льготой по новизне. Ее суть заключается в том, что селекционное достижение считается новым в течение указанного в законе времени, несмотря на передачу его для использования другим лицам. Эта льгота составляет один год, если селек­ционное достижение передано для использования на территории РФ, и четыре года, если селекционное достижение передано для использования на территории другого государства (для винограда, древесных декоратив­ных, плодовых культур и лесных пород этот срок при передаче для использования за границу составляет шесть лет).

Следующим критерием охраноспособности селекционного достижения является его отличимость. Указанный критерий весьма близок к признаку новизны в том его традиционном понимании, в каком он используется обычно в патентном праве.

Следует подчеркнуть, что при исследовании рассматриваемого призна­ка селекционного достижения во внимание должны приниматься сведения обо всех известных в мире селекционных достижениях.

Признаки вновь созданных сортов и пород сопостав­ляются с уже известными в мире лучшими районированными сортами растений и наиболее близкими по зоологической сущности и достигнутому эффекту породами животных.

Помимо отличимости охраноспособное селекционное достижение дол­жно быть однородным. В соответствии с указанным признаком растения сорта и животные породы должны быть достаточно однородны по своим морфологическим, физиологическим, цитологическим, химическим и дру­гим признакам с учетом отдельных отклонений, которые могут иметь место в связи с особенностями размножения. Признак однородности выражает качественную определенность достигнутого результата селекции.

Наконец, последним критерием охраноспособности селекционного достижения является его стабильность. Согласно подпункту «г» пункта 2 ст. 4 Закона РФ «О селекционных достижениях», данный объект интеллек­туальной собственности считается стабильным, если его основные призна­ки остаются неизменными после неоднократного размножения или, в случае особого цикла размножения, в конце каждого цикла размножения.


Субъекты права на селекционное достижение. Субъектами прав на селекционные достижения являются их непосред­ственные создатели (авторы), обладатели исключительных прав на их использование (патентообладатели), их наследники и иные правопреемни­ки. Авторами селекционных достижений согласно действующему россий­скому законодательству могут быть только физические лица, творческим трудом которых выведено, создано или выявлено селекционное достиже­ние. Автором может быть любой гражданин России, независимо от возраста и состояния дееспособности. Основанием возникновения авторских прав является объективный факт достижения охраноспособного селекционного результата. Принадлежащие малолетним и недееспособным лицам автор­ские права осуществляются их законными представителями.

Согласно ст. 35 Закона РФ «О селекционных достижениях», иностран­ные граждане пользуются правами, предоставляемыми настоящим законом и иными законодательными актами РФ в области охраны селекционных достижений, наравне с гражданами РФ в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности. Это положение можно только приветствовать, так как в течение длительного времени права иностранцев в рассматриваемой области в нашей стране не признавались и не охраня­лись.

В области селекции вопрос о соав­торстве имеет особую актуальность, поскольку, во-первых, подавляющее большинство новых сортов и пород животных выводятся не селекционе­рами-одиночками, а целыми творческими коллективами и, во-вторых, селекция как особая область человеческой деятельности обладает большой спецификой по сравнению с другими видами творческой деятельности. В настоящее время селекция является комплексной наукой, объединяющей усилия самых разных специалистов — генетиков, физиологов, биохимиков, фитопатологов, цитологов и т.д. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов то обстоя­тельство, что срок выведения нового сорта или породы может быть достаточно длительным, а в отдельных случаях — охватывать несколько поколений людей.

Соавторство возникает неза­висимо от степени или времени участия в совместном творческом процессе. Напротив, техническая помощь в выведении нового сорта растения, какой бы важной она ни была, к соавторству не приводит. Отграничение творческой деятельности от технической работы осуществляется на основе тех же критериев, которые применяются в авторском и патентном праве.

По мнению ряда специалистов, длительность селекционного процесса и привлечение к нему широкого круга лиц, характер вклада которых определить достаточно сложно, доказывает необходимость при­знания права авторства за учреждениями-оригинаторами.1

Указанные предложения, однако, не получили широкой поддержки ни в литературе, ни у законодателя, так как они отступали от общего принципа охраны прав и законных интересов действительных творцов нового, како­выми всегда являются конкретные физические лица.

Следуя общему принципу, закрепленному в настоящее время с неко­торыми модификациями во всех правовых институтах, посвященных раз­личным объектам интеллектуальной собственности, российское законодательство о селекционных достижениях признает за работодателем исключительное право на использование данного объекта интеллектуаль­ной собственности. Указанное право приобретается работодателем путем подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, если только в договоре между ним и селекционером не предусмотрено иное.2

В тех немногих случаях, когда селекционный результат достигается усилиями селекционера-одиночки или когда договором между селекцио­нером и работодателем оговорено сохранение за селекционером права получения патента, патентообладателем может стать автор селекционного достижения.

В случае смерти селекционера или патентообладателя их права на селекционное достижение переходят к наследникам. При наследственном правопреемстве авторских прав селекционера наследники, разумеется, становятся обладателями не всех субъективных прав, которыми пользовал­ся сам селекционер, а лишь тех из них, которые не связаны неразрывно с личностью обладателя и могут переходить к другим лицам. Патентные права, принадлежащие юридическому лицу, в случае реорганизации последнего переходят к вновь созданному участнику гражданского оборота, а при ликвидации патентообладателя передаются государству.

В рассматриваемой области Государственная комиссия РФ по использованию и охране селекционных достижений (далее — Гос­комиссия) играет туже роль, что и Патентное ведомство РФ в сфере охраны объектов промышленной собственности. Основные задачи, функции и права Госкомиссии опреде­ляются как Законом РФ «О селекционных достижениях» (ст. 3, 5, 6, 8—10 и др.), так и специальным Положением о Государственной комиссии РФ по использованию и охране селекционных достижений, утвержденным Правительством РФ 23 апреля 1994 г.

Оформление права на селекционное достижение. Порядок оформления прав на селекционные достижения в своих основных чертах совпадает с порядком оформления прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и иные объекты интеллекту­альной собственности, нуждающиеся в специальной государственной регистрации. Вместе с тем специфика объекта охраны обусловила рад осо­бенностей данной процедуры, которые отражены в Законе РФ «О селек­ционных достижениях» (ст. 5, 6, 8—11 и др.) ив специальных правовых актах, принятых в развитие положений закона.1


Права авторов селекционных достижений. Относительно полное представление о системе субъективных гражданских прав селекци­онеров может быть получено при последовательном рассмотрении трех их групп:

а) прав, возникающих в связи с достижением селекционного результата;

б) прав, возникающих в связи с официальным признанием селекци­онного достижения охраноспособным;

в) прав, возникающих в связи с использованием селекционного дости­жения.

В тот период, когда творческий результат уже достигнут, но еще не состоялось официальное признание его охраноспособности, интересы селекционеров охраняются нормами авторского права. Оно гарантирует от прямого копиро­вания достигнутого творческого результата в той его форме, которая была придана ему селекционером.

Не останавливаясь еще раз на анализе данного права, подчеркнем лишь, что возможность стать патентообладателем закон признает прежде всего за самим селекционером. Только в тех случаях, когда селекционное достиже­ние выведено, создано или выявлено при выполнении служебного задания или служебных обязанностей, право на подачу заявки на выдачу патента принадлежит работодателю, и то если договором между селекционером и работодателем не предусмотрено иное.

К сожалению, Закон РФ «О селекционных достижениях», в отличие от Патентного закона РФ, не указывает выхода из той ситуации, когда право на подачу заявки принадлежит работодателю, но тот своим правом не пользуется.

Наконец, еще до признания селекционного достижения охраноспособ­ным селекционер, обладающий правом на подачу заявки на выдачу патента, имеет возможность переуступить это свое право любому заинтересованному лицу. Данное право действующим законодательством также специально не выделяется.

Официальное признание селекционного достижения охраноспособ­ным приводит к возникновению у селекционера качественно новой сово­купности субъективных прав. Селекционер становится об­ладателем авторских прав на конкретное селекционное достижение. Данное право может принадлежать только самому селекционеру (группе селекционеров) и не переходит к кому бы то ни было в порядке правопреемства. Авторское свидетельство выдается Госкомиссией каждому автору, не являющемуся патентообладателем. Оно действует бессрочно и может быть оспорено только в судебном порядке.

Тесно связанным с правом авторства, однако носящим самостоятель­ный характер является право селекционера на авторское имя. Возможности выступать под псевдонимом селекционеру не предоставляется. Но он может отказаться быть упомянутым в официальной публикации о поступивших заявках, которая осуществляется Госкомиссией.

На данном этапе у селекционера могут возникать и иные права, если они предусмотрены в договоре, заключенном между ними и работодателем.

Фактическое использование селекционного достижения является за­вершающим юридическим актом, с которым законом связывается появле­ние у селекционера права на вознаграждение. Если селекционное достижение оказы­вается невостребованным и не реализуется на практике, право на получение вознаграждения у селекционера не возникает, если только договором между ним и работодателем не было предусмотрено иное.

Сам размер вознаграждения и условия его выплаты по общему правилу определяются договором, заключенным между патентообладателем и ав­тором.

При недостижении соглашения между патентообла­дателем и автором относительно размера вознаграждения суд может при­судить в пользу последнего 10,20, 30 и более процентов от всех поступлений от использования селекционного достижения.

Условия выплаты вознаграждения, в том числе и сроки, определяются прежде всего самими сторонами, но во всех случаях автору должно быть выплачено вознаграждение не позднее шести месяцев после истечения каждого года, в котором использовалось селек­ционное достижение.

Если сорт, порода выведены, созданы или выявлены несколькими авторами, вознаграждение между ними распределяется в соответствии с достигнутой между ними договоренностью. При возникновении спора по этому вопросу он разрешается в судебном порядке.

Права патентообладателей селекционных достижений. Наиболее важной новацией нового Закона РФ «О селекционных достижениях» является введение патентной формы охраны результатов селекции, которая ранее в нашей стране к ним не применялась. В рассматриваемой сфере она имеет ту же сущность, что и в патентном праве.

Срок действия патента на селекционное достижение является более продолжительным по сравнению с периодом охраны объектов промыш­ленной собственности и составляет для большинства селекционных дости­жений тридцать лет. На сорта винограда, древесных декоративных, плодовых культур и лесных пород, в том числе их подвоев, патент выдается на тридцать пять лет. При этом патент начинает действовать не с даты приоритета, как это установлено в патентном праве, а с даты регистрации результата селекции в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений.

На период с даты поступления заявки в Госкомиссию и до даты выдачи патента заявителю предоставляется временная правовая охрана селекци­онного достижения (ст. 15 Закона РФ «О селекционных достижениях»), которая также обладает некоторым своеобразием. В частности, в период временной правовой охраны заявитель не обладает всем спектром тех возможностей, которые у него появляются после получения патента. Так, ему разрешается продажа или иная передача семян, племенного материала только для научных целей, а также тогда, когда продажа или иная передача связаны с переуступкой права на селекционное достижение или производ­ством семян, племенного материала по заказу заявителя с целью создания их запаса.

Учитывая длительность испытания многих селекционных достижений на их соответствие критериям охраноспособности, период временной их охраны может быть достаточно продолжительным. В результате фактиче­ский срок охраны селекционного достижения может весьма значительно превышать установленный законом срок действия патента.

Существенной особенностью патентной формы охраны в рассматри­ваемой области является и то, что закон содержит исчерпывающий пере­чень тех действий с семенами или племенным материалом селекционного достижения, которые являются исключительной прерогативой патентооб­ладателя и не могут совершаться иными лицами без его согласия. Согласно ч.1 ст. 13 Закона РФ «О селекционных достижениях», к ним относятся производство и воспроизводство, доведение до посевных кондиций для последующего размножения, предложение к продаже, продажа и иные виды сбыта, вывоз с территории РФ и ввоз на нее, а также хранение в перечис­ленных выше целях. При этом «Гасть 3 той же статьи уточняет, что необходимо получить разрешение патентообладателя для совершения ука­занных выше действий с семенами сорта или племенным материалом породы, которые:

а) существенным образом наследуют признаки охраноспособных (ис­ходных) сорта, породы, если эти охраняемые сорт, порода сами не являются селекционными достижениями, существенным образом наследующими признаки других селекционных достижений; б) неявно отличаются от охраняемого сорта, породы; в) не требуют неоднократного использования охраняемого сорта для производства семян,

Все перечисленные выше действия составляют, надо полагать, отдель­ные виды использования селекционного достижения, исключительное право на которое принадлежит патентообладателю.

Особенно важным является правильное уясне­ние тех требований, которые закреплены статьей 32 Закона РФ «О селек­ционных достижениях». Их суть заключается в том, что к использованию в смысле внедрения в производство в Российской Федерации допускаются лишь те сорта растений и породы животных, которые допущены к такому внедрению в установленном законом порядке. Для этого соответствующий сорт или порода должны быть включены в Государственный реестр селек­ционных достижений, допущенных к использованию, что делается по результатам испытаний на хозяйственную полезность, проводимых Госко­миссией. По отдельным родам и видам, устанавливаемым Госкомиссией, включение сортов растений и пород животных в указанный реестр прово­дится на основе экспертных оценок или данных заявителя. Закон требует, чтобы все реализуемые в соответствующем регионе РФ семена и племенной материал были снабжены сертификатом, удостоверяющим их сортовую, породную принадлежность, происхождение и качество. Сертификат же выдается лишь на семена сорта и племенной материал породы, которые допущены к использованию в данном регионе.

Предоставляя патентообладателю возможность совершения широкого круга действий, законодательство устанавливает и ряд изъятий из сферы охраны. Прежде всего к ним относятся всевозможные действия с селекционным достижением, которые совершаются в личных и некоммерческих целях, в частности для личного потребления. Законом разрешается также использование растительного материала, по­лученного на предприятии, в течение двух лет в качестве семян для выращивания сорта на территории этого предприятия, а также воспроиз­водство товарных животных для использования на данном предприятии. Наконец, в рассматриваемой сфере также применяется принцип, извест­ный в патентном праве как принцип исчерпания прав. В соответствии с ним разрешены любые действия с семенами, растительным материалом, племенным материалом и товарными животными, которые введены в хозяйственный оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом. Владельцу семян, растительного или племенного материала запре­щается лишь последующее размножение указанных сорта или породы, а также вывоз с территории РФ растительного материала или товарных животных, позволяющих размножить сорт, породу, в страну, в которой не охраняется данный род или вид, за исключением вывоза с целью перера­ботки для последующего потребления. На растительный материал и товар­ных животных, которые были произведены из семян или от племенных животных, введенных в хозяйственный оборот без разрешения патентооб­ладателя, распространяется его патентная охрана.

Хотя Закон РФ «О селек­ционных достижениях» уступку патентных прав прямо не предусматривает, она, бесспорно, может иметь место, так как это вполне соответствует смыслу закона и существу патентной формы охраны. Уступка патентных прав может быть облечена в любую из допускаемых законом договорных форм, в частности оформляться договорами купли-продажи, безвозмездной передачи, мены и т.д.

Предоставление разрешений на исполь­зование селекционного достижения производится путем выдачи лицензий, которые могут носить исключительный и неисключительный характер, а также быть открытыми и принудительными.

По общему правилу лицензия выдается на основе лицензионного договора, который заключается между патентообладателем (лицензиаром) и заинтересованным пользователем (лицензиатом). Условием дейст­вительности исключительной лицензии является обязательная регистрация договора в Госкомиссии. Содержание лицензионного договора согласовы­вается по общему правилу самими сторонами. Закон лишь объявляет недействительными условия, налагающие на лицензиата ограничения, не вытекающие из прав, предоставленных патентом или не являющиеся необходимыми для сохранения патента.

Открытой лицензией признается опубликование патентообладателем в официальном бюллетене Госкомиссии заявления о том, что любое лицо, при условии уплаты обусловленных в заявлении платежей, вправе исполь­зовать его селекционное достижение с даты уведомления об этом патенто­обладателя.

Порядок, условия выдачи и основное содержание принудительной лицензии определяет статья 20 Закона РФ «О селекционных достижениях».

Во-первых, заявление о выдаче принудительной лицензии может быть подано не ранее трех лет с даты выдачи патента. Во-вторых, патентообладатель должен отказать заявителю в праве производить или реализовывать семена, племенной материал или не готов предоставить такое право. В-третьих, должны отсутствовать уважительные причины, препятствующие патентообладателю предоставить заявителю право на использование селекционного достижения. В-четверпых, лицо, испраши­вающее принудительную лицензию, должно доказать, что в финансовых и иных отношениях оно в состоянии компетентно и эффективно пользовать­ся лицензией. Наконец, в-пятых, должна быть уплачена пошлина за выдачу принудительной лицензии.

Иными словами, в рассматриваемой сфере принудительная лицензия может быть истребована и тогда, когда селекционное достижение активно используется самим патентообладателем или другими лицами с его разре­шения. Такое решение вопроса представляется далеко не бесспорным и плохо согласующимся с некоторыми другими положениями закона, в частности, правилами выдачи исключительной лицензии.

Лицензиату может быть предоставлено право осуществлять одно. несколько или все действия, разрешенные законом патентообладателю; срок действия принудительной лицензии не может превышать четырех лет с возможностью его продления при сохранении условий, на основании которых она была выдана; лицензиат обязан выплачивать патентообладетелю платежи за пользование селекционным достижением и т.д. В указанных выше рамках конкретные условия прину­дительной лицензии определяются Госкомиссией, решение которой может быть обжаловано любой заинтересованной стороной в судебном порядке.

Наряду с представлением патентообладателю исключительных законодательство возлагает на него и ряд обязанностей. Эти обязан­ности в основном совпадают с теми обременениями, которые несут обладатели исключительных прав на объекты промышленной собственности. Так, патентообладатель обязан уплачивать пошлины за поддержание патента на селекционное достижение в силе в течение всего срока его действия.

На патентообладателе, далее, лежит обязанность по выплате вознаг­раждения автору (соавторам) селекционного достижения.

Специфической обязанностью патентообладателя, обусловленной осо­бенностями селекционного достижения как объекта интеллектуальной собственности, является его долг по поддержанию сорта, породы в течение срока действия патента таким образом, чтобы сохранялись признаки, указанные в описании сорта, породы, составленном на дату регистрации их в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений. При этом по запросу Госкомиссии патентообладатель должен направлять семена сорта или племенной материал для проведения контрольных испытаний и предоставлять возможность проводить испытания на месте.

В случае выдачи принудительной лицензии по требованию Госкомис­сии патентообладатель обязан за плату и на приемлемых для него условиях предоставить владельцу такой лицензии семена сорта, племенной материал породы в количестве, достаточном для использования принудительной лицензии. Права патентообладателя действуют до тех пор, пока принадлежащий ему патент сохраняет силу.

Признание патента недействительным означает, что патентная охрана конкретного селекционного достижения объявляется не возникшей, а патент не действующим с момента его выдачи. Это может произойти лишь тогда, когда будет выявлено, что патент на селекционное достижение выдан незаконно. Конкретными основаниями для этого могут служить следующие три обстоятельства:

а) выдача патента на основе неподтвердившихся данных об однород­ности и стабильности селекционного достижения, предоставленных зая­вителем;

б) несоответствие селекционного достижения критериям новизны или отличимости;

в) отсутствие у лица, указанного в качестве патентообладателя, закон­ных оснований на получение патента.

Опираясь на указанные основания, любое лицо вправе обратиться в Госкомиссию с заявлением о признании патента недействительным.

В отличие от признания патента недействительным или аннулировании патента он прекращает свое действие лишь на будущее время, а весь предшествующий период считается действующим. Конкретными причинами такого решения могут слу­жить:

а) несоответствие селекционного достижения условиям однородности и стабильности, наступившее в период действия патента;

б) непредставление патентообладателем по просьбе Госкомиссии в течение 12 месяцев семян, племенного материала, документов и информации, которые необходимы для проверки сохранности селекционного до­стижения, или непредоставление им возможности проведения инспекции на месте в этих целях;

в) неуплата в установленный срок пошлины за поддержание патента в силе;

г) непредложение патентообладателем другого подходящего названия селекционного достижения в случае аннулирования прежнего его названия, не соответствующего закону.

Решения Госкомиссии о признании патента недействительным или аннулировании патента может быть обжаловано как самим патентообла­дателем, так и лицом, подавшим заявление, в судебном порядке. Таковы основные черты патентной формы охраны селекционных до­стижений, делающей первые шаги на территории РФ.


  1. Правовая охрана рационализаторских приложений


Понятие и признаки рационализаторского предложения. Наряду с изобретениями и полезными моделями большую роль в совершенствовании применяемой техники и технологий играют рациона­лизаторские предложения, которые являются самым массовым объектом технического творчества. По приводимым в литературе данным, на долю рационализаторских предложений в недавнем времени приходилось почти 70% общей экономики, полученной от исполь­зования изобретений и рационализаторских предложений в народном хозяйстве России.1

К признакам охра­носпособного рационализаторского предложения относятся: а) техниче­ское решение; б) новизна; в) полезность. Прежде всего, рационализаторское предложение в соответствии с п. 63 Положения 1973 г. должно быть техническим решением задачи.

Это условие считается выполненным, если в предложении и поясняющих его материалах имеются данные, необходимые и достаточные для практиче­ского осуществления предложения с помощью известных приемов конст­руирования (проектирования).2

С другой стороны, рассматриваемый критерий требует, чтобы решение задачи носило технический характер. К ним относятся:

а) изменение конструкции изделий или применяемой техники, напри­мер, предложение по изменению размеров деталей и узлов, их иному взаиморасположению, исключению отдельных элементов конструкции и т.д.;

б) изменение состава материала, например, изменение количественно­го и качественного соотношения ингредиентов, входящих в состав мате­риала, исключение или введение новых компонентов и т.д.

Указанные объекты являются наиболее типичными рационализатор­скими предложениями, так как они направлены на модернизацию и усовершенствование применяемой техники и технологии.

Ограничение круга рационализаторских предложений лишь техниче­скими решениями, характерное для советского законодательства с 1973 г., было поколеблено постановлением Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РСФСР» от 22 июня 1991 г. В соответствии с п. 5 указанного постановления поощрение авторов может осуществляться «не только за предложения, имеющие технический характер, но и за другие предложения (организаци­онные, управленческие и т.п.), являющиеся новыми для предприятий и приносящие реальную экономическую или иную пользу».

Пока не приняты новые нормативные акты по рационализации, можно только строить предположения, произошло ли в связи с этим расширение понятия «рационализаторское предложение» за счет включения в него любых полезных, а не только технических решений либо наряду с рацио­нализаторским предложением как техническим решением задачи появился новый объект в виде полезного организационного решения. Важно, что эти решения вновь, как и раньше, в периоде 1931 по 1973 годы, становятся охраноспо­собными.

Вторым признаком рационализаторского предложения является его новизна. В отличие от изобретений и полезных моделей, которые должны обладать мировой новизной, к рацпредложениям предъявляется требование местной новизны, т.е. новизны в пределах тех предприятий, которым оно подается. Разумеется, если конкретное предложение обладает мировой новизной, это не будет препятствием для его квалификации как рациона­лизаторского, если по каким-то причинам оно не оформляется в качестве изобретения или полезной модели.

Следует отметить, что Положение об открытиях, изобретениях и раци­онализаторских предложениях 1973 г. выделяло в особую группу так назы­ваемые отраслевые рацпредложения, которые могли быть применены на разных предприятиях, в организациях и учреждениях. В этом случае новизна предложения определялась в пределах всех предприятий, организаций и учреждений данного министерства или ведомства, где данное предложение могло быть исполь­зовано.

Применительно к рацпредложениям в норматив­ных актах употребляется понятие первенства, а не приоритета. Первенство определяется датой поступления на предприятие правильно оформленного заявления на рацпредложение. Иными словами, первенство признается за автором, который первым подал в установленном порядке предложение, даже в случае, если предложение было первоначально отклонено и это отклонение не было обжаловано автором. Предложение не считается новым, если до подачи заявления по установленной форме данное или такое же решение:

1) уже использовалось на этом предприятии, кроме случаев, когда решение использовалось по инициативе автора в течение не более трех месяцев до подачи заявления. Указанная льгота по новизне, которой пользуются только авторы предложений, внедренных по их инициативе, не отменяет, однако, общего правота о том, что дата первенства опреде­ляется днем поступления заявления на рационализаторское предложение.

2) предусмотрено приказами и распоряжениями администрации. Дан­ное обстоятельство подлежит учету как противопоставляемый решению источник информации, если, во-первых, соответствующий приказ (распо­ряжение) был издан до подачи заявления и, во-вторых, он не просто ставит задачу, но и предусматривает ее конкретное решение, которое тождествен­но заявленному;

3) разработано техническими службами этого предприятия. В данном случае имеются в виду служебные разработки соответствующих служб предприятия, которые воплотились в конкретное решение, которое может быть противопоставлено заявленному рацпредложению.

По аналогии с источником информации этого вида в соответствующий информационный фонд, учитываемый при определении новизны подава­емых предприятию предложений, на практике включаются:

— результаты научно-исследовательских, проектных, конструкторских и технологических разработок, выполняемых техническими службами данного предприятия совместно с аналогичными службами других предприятий;

— документация, полученная данным предприятием от другого пред­приятия на основании заключенного между ними договора о выполнении научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ либо дого­вора о передаче научно-технических достижений и оказании технической помощи;

— решения технических (научно-технических) советов и производст­венных совещаний.

Такая практика нормативно закреплена на ряде петербургских пред­приятий в актах локального регулирования рационализаторской работы, например в АООТ «Позитрон», АООТ «Арсенал» и др.;1

4) заявлено другим лицом, которому принадлежит первенство на данное или тождественное предложение;

5) рекомендовано вышестоящей организацией или опубликовано в информационных изданиях по распространению передового опыта в дан­ной отрасли. В обоих случаях новизну предложения порочат лишь такие рекомендации или публикации, в которых раскрывается сущность реше­ния, совпадающего с предложенным;

6) предусмотрено обязательными для предприятия нормативами. К ним относятся поступившие на предприятие стандарты, нормы, технические условия, строительные нормы и правила, а также другие подобные им нормативно-технические документы, если они предписывают конкретный путь решения задачи, который не отличается от предложенного рациона­лизатором.

Вместе с тем следует иметь в виду, что рацпредложения должны был, результатами самостоятельной творческой работы их авторов. Нередко в юридической литературе признак творчества предлагается рассматривать даже в качестве самостоятельного критерия охраноспособности предложе­ния. В этом вряд ли есть необходимость, поскольку творческим характером должны обладать любые объекты интеллектуальной собственности, знаю­щие право авторства.

Третьим признаком рационализаторского предложения является его полезность. Предложение признается полезным для предприятия, которо­му оно подано, если его использование на данном предприятии в условиях, которые существуют или должны быть созданы в соответствии с утверж­денными планами, позволяет получить экономический, технический или иной положительный эффект.

Определенную сложность на практике долгие годы представлял вопрос, связанный с признанием рационализаторскими тех предложений, эффект от использования которых получают не предприятия, которые их внедряют, а иные предприятия или потребители.

Сейчас, когда предприятия сами определяют цены на свою продукцию с учетом ее потребительских качеств, а между изготовителями ведется борьба за потребителя, эта проблема естественным образом утратила свою остроту.

Не удовлетворяют требованию полезности и потому не признаются рационализаторскими такие предложения, которые снижают надежность, долговечность и другие показатели качества продукции, ухудшают условия труда и техники безопасности, позволяют получить прежний эффект, но более сложным или технически отсталым способом и т.п.

Завершая рассмотрение признаков рационализаторского предложения, необходимо отметить, что конкретное их содержание во многом определя­ется спецификой того предприятия, которому оно подается. Поэтому достаточно обычной является ситуация, когда конкретное предложение на одном предприятии призна­ется рационализаторским, а на другом — отклоняется ввиду отсутствия новизны или полезности.


Субъекты права на рационализаторское предложение. Субъектами права на рационализаторское предложение являются ав­торы и их правопреемники. Автором признается лицо, чьим творческим трудом создано предложение. В соответствии с п. 3 Положения об откры­тиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г. авторами рационализаторских предложений могут быть только граждане, но не юридические лица. Иностранцы и лица без гражданства пользуются таким же объемом прав, каким и граждане России.

Если в создании рационализаторского предложения принимало твор­ческое участие несколько лиц, возникает соавторство. Не могут претендо­вать на соавторство лица, оказавшие автору рацпредложения только техническую помощь (изготовление чертежей и образцов, выполнение расчетов, оформление документации, проведение опытной проверки и т.п.). Не считаются также соавторами лица, проявившие инициативу во внедрении готового решения, заимствованного из опыта других предпри­ятий или специальной литературы, без дополнительной конструкторской или технологической его доработки применительно к условиям конкрет­ного предприятия.

В исключительных случаях, при отсутствии спора об авторстве и если решение по предложению еще не принято, вопрос об изменении состава соавторов может быть рассмотрен предприятием. В случае возникновения спора все вопросы авторства решаются в судебном порядке.

После смерти автора рационализаторского предложения его права, в отношении которых допускается правопреемство, переходят к его наслед­никам по закону или по завещанию. По наследству переходят право на вознаграждение и обеспечивающее его реализацию право на получение удостоверения на рацпредложение. Срок действия прав наследников ка­ким-либо конкретным периодом времени не ограничен.

Участниками отношений, связанных с созданием и использованием рационализаторских предложений, являются также предприятия, учрежде­ния и организации. Не признавая за юридическими лицами каких-либо авторских прав на рацпредложения и не наделяя их монопольными правами на использование этих предложений, закон тем не менее возлагает на предприятия, учреждения и организации, которым подаются эти предло­жений, ряд обязанностей, связанных с принятием и рассмотрением заяв­лений на рацпредложения, выдачей охранных документов авторам и т.п. Кроме того, юридическим лицам предоставлены права по определению порядка рассмотрения предложений, их внедрения, выплаты авторского вознаграждения и т.д.

Государство в целом субъектом права на рационализаторские предло­жения не становится.

Оформление права на рационализаторское предложение. Решение задачи может считаться рационализаторским предложением лишь с момента официального признания его таковым, которое происходит в установленном законом порядке. В предшествующие годы этот порядок устанавливался едиными общесоюзными нормативными актами, утверж­давшимися Патентным ведомством.1 Постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РСФСР» от 22 июня 1991 г. установило, что «предприятия, объединения, организации и учреждения самостоятельно определяют по­рядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения».

После вынесения решения о признании предложения рационализатор­ским и принятия его к использованию в течение месячного срока каждому из соавторов предложения выдается удостоверение на рационализаторское предложение.

Права авторов рационализаторских предложений. Для стимулирования рационализаторской деятельности авторы раци­онализаторских предложений наделяются личными неимущественными и имущественными правами, которые обеспечивают общественное призна­ние их заслуг и удовлетворение имущественных интересов. Указанные права достаточно разнообразны и предоставляются:

а) в связи с самим фактом создания нового и полезного для предприятия решения (право на подачу заявки, право на закрепление первенства, право на официальное оформление предложения путем выдачи на него удосто­верения);

б) в связи с официальной квалификацией предложения в качестве рационализаторского (право авторства, право на авторское имя, право на участие в работах по внедрению предложения);

в) в связи с использованием предложения (право на получение вознаг­раждения, право пользоваться в течение определенного времени старыми нормами и расценками и др.). Кроме того, действующее законодательство предоставляет рационали­заторам ряд льгот и преимуществ в области налогообложения, жилищного и трудового права, поступления в высшие и средние специальные учебные заведения и т.д.

Одним из важнейших прав каждого рационализатора является право авторства, которым обеспечивается возможность лица считаться и имено­вать себя действительным создателем сделанного им рационализаторского предложения. Однако в отличие, например, от права авторства изобретателя, действие исключительного права авторства на рационализаторское пред­ложение ограничено сферой того предприятия, которому оно было подано и которое выдуто автору удостоверение на рационализаторское предложе­ние.

Особым правом рационализаторов, предоставленным им действующим законодательством (п. 127—132 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г.), является их право на участие в осуществлении работ по использованию их предложений (разработка технической документации, изготовление и испытание опытных образцов, организация производства и т.п.).

Автор рационализаторского предложения имеет право на получение вознаграждения за использование его предложения. До недавнего времени вопросы о размере, порядке и сроках выплаты вознаграждения решались в централизованном порядке.1 В настоящее время в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 22 июня 1991 г. предприятия самостоятельно по соглашению с автором определяют как размер, так и порядок выплаты вознаграждения.

Заслуживает упоминания и такая предоставляемая авторам рацпредло­жений льгота, как возможность пользоваться в течение 6 месяцев прежними нормами и расценками, если внедрение предложения .приводит к их пересмотру (ст. 106 КЗоТ РСФСР).

Предприятия имеют право вводить и иные льготы и преимущества для рационализаторов, если они не противоречат действующему законодатель­ству. Предприятия, принимающие рационализаторские предложения к использованию, не получают на них каких-либо особых монопольных прав. Однако их интересы могут быть ограждены правилами о защите служебной и коммерческой тайны и борьбе с недобросовестной конкуренцией.

ГЛАВА 3. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ


§1. Защита авторских и смежных прав.


В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительно­го характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции, право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц.1 Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение среди специалистов мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятель­ное субъективное право2 .

Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникшего при этом охранительного гражданского правоотношения. Эта позиция представля­ется наиболее верной.

Одним из важных условий успешного развития науки, литературы и искусства является не только признание за создателями творческих произ­ведений и лицами, которые их правомерно используют, определенных субъективных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой защитой.

Действующее законодательство содержит достаточную регламентацию видов, форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав. К сожалению, не все возможности, заложенные в нормах права, реализуются на практике.

Следует констатировать, что в последние годы в России наблюдается резкий рост нарушений авторских прав, что связано с появ­лением множества частных издательств, фирм звукозаписи, видео залов, средств массовой информации и т. д. Особенно часто и грубо нарушаются права иностранных авторов и организаций, на что, к сожалению, практи­чески не обращают внимание органы власти. В этих условиях знание форм, средств и способов защиты авторских прав, которые предоставляет рос­сийское законодательство, имеет особую актуальность.

Предметом защиты являются не только субъективные авторские и смежные права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 Гражданско-про­цессуального кодекса РСФСР). Субъективное авторское право и охраняе­мый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не всегда разграничиваются в литературе и на практике.

Однако субъекты авторского или смежного с ним права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и как таковые подлежат судебной защите в случае их нарушения. Примером могут служить требования об учете интересов всех соавторов при опреде­лении способов использования произведения и о признании авторского договора недействительным.

Субъектами права на защиту являются прежде всего сами авторы произведений науки, литературы и искусства, обладатели смежных прав, а 'также их наследники и иные правопреемники.

На основании ст. 41 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР иска интересах автора может быть заявлен прокурором. Права на произведения, созданные несколькими соавторами, могут защищаться всеми ими сообща или каждым из них в отдельности.

После смерти автора требования, вытекающие из нарушения его Авторства, неправильного указания имени автора, неприкосновенности произведения могут быть заявлены наследниками автора, лицом, на кото­рое автор в своем завещании возложил охрану своих произведений после смерти, а также авторско-правовой организацией или прокурором. Нару­шения, затрагивающие имущественные права наследников, дают послед­ним право на защиту своих имущественных интересов.

Если автор или его наследники по авторскому договору о передаче /исключительных прав переуступили свои права на использование произ­ведения третьему лицу (издательству, театру, студии и т.д.), защита нару­шенных прав в соответствии со ст. 30 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» возлагается на это лицо.

Нарушителем авторских и смежных прав является любое физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» и иных законодательных актов, регули­рующих авторские и смежные с ними отношения.

Защита авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т. е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом инте­ресов.1 Различают две основные формы защиты — юрисдикционную и неюрисдикционную.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты нарушенных авторских и смежных прав. По общему правилу, защита авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке.

Специальной формой защиты авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов в соответствии со ст. II ГК РФ следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным или иным компетентным органам. Разуме­ется, в данном случае имеются в виду лишь законные средства защиты, которые следует отличать от произвольных самоуправных действий, запре­щенных законодательством. Типичным примером таких допускаемых за­коном средств самозащиты выступают в гражданском праве действия, совершаемые в порядке необходимой обороны и крайней необходимости. В рассматриваемой области спектр неюрисдикционных мер защиты доста­точно узок и по сути дела сводится к возможности отказа совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента, например, отказаться от внесения в произведение изменений и дополнений, не предусмотренных авторским договором, либо к отказу от исполнения договора в целом, например, в случае его недействительности.

Наибольшую практическую значимость и эффективность среди назван­ных форм и видов защиты имеет гражданско-правовая защита авторских и смежных прав, реализуемая в рамках юрисдикционной формы. Она обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.


Способы гражданско-правовой защиты авторских и смежных прав. В соответствии со ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя: 1) признания прав; 2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права; 3) прекращения дейст­вий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению; 4) возме­щения убытков; 5) взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав; 6) выплаты компенсации в опре­деленных законом пределах. Указанные способы защиты не исчерпывают собой всех возможных мер, к которым может прибегнуть потерпевший для защиты своих авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов.

Следует учитывать, что помимо способов защиты авторских и смежных прав в их точном смысле действующее авторское законодательство предус­матривает возможность применения к нарушителям некоторых дополни­тельных санкций. Так, согласно п. 2 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» помимо возмещения убытков, взыскания незаконного дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд или арбитражный суд за нарушение авторских или смежных прав взыскивает штраф в размере, 10% от суммы, присужденной судом в пользу истца. При этом сумма штрафов направляется в установленном законодательством порядке в соответствующие бюджеты.

Обратимся к анализу конкретных гражданско-правовых способов защиты авторских и смежных прав.


а) Признание авторских и смежных прав. Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица авторского или смежного права подвергается сомнению, авторское или смежное право оспаривается, отрицается или имеется ре­альная угроза таких действий. Зачастую неопределенность авторского или смежного права приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование.

Признание права авторства как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания условий для реализации иных прав и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих их нормальному осуществлению.

Признание права как средство его защиты по самой своей сути мажет быть реализовано лишь в юрисдикционном порядке, но не путем совер­шения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Тре­бование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца данного права. В большинстве случаев требование о признании авторского права является необходимой предпосылкой применения иных предусмот­ренных законом способов защиты. Например, чтобы взыскать убытки, связанные с незаконным использованием произведения, истец должен доказать, что он обладает авторским правом на это произведение.


б) Восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Данный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное авторское или смежное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устра­нения последствий правонарушения. Например, автор, обнаруживший, что в ходе подготовки его произведения к опубликованию или в процессе его использования в него внесены не согласованные с ним изменения, может потребовать восстановления произведения в его первоначальном виде.

В тех случаях, когда произведение уже обнародовано и стало известно неопределенному кругу лиц, восстановить нарушенные авторские права в полном объеме уже практически невозможно. Для защиты своих нарушен­ных интересов и частичного восстановления прав автор может потребовать публикации сведений о допущенном нарушении.

Восстановление нарушенных прав автора может быть достигнуто и иными способами, удовлетворяющими интересы потерпевшего.


в) Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например взысканием убытков, или иметь самостоятельное значение. Например, в случае бездоговорного использования произведения его автор может потребовать как запрещения его дальнейшего использования, так и возмещения убытков, которые он понес в связи с таким использованием. Однако интерес автора может выражаться и в том, чтобы лишь прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Так, писатель Б. потребовал прекращения использования отрывков из его произведения «В августе сорок четвертого» для чтения с эстрады. Свое требование автор обосновал тем, что читались произвольно взятые из произведения фрагмента детективного плана, не связанные с основным содержанием романа и его идейно-художественной направленностью. Специальным указанием Мини­стерства культуры РСФСР было запрещено использовать роман Б. для публичного чтения с эстрады1 . Типичными примерами реализации данного способа защиты в рассматриваемой сфере являются наложение запрета на выпуск произведения в свет, запрещение дальнейшего распространения про­изведения, запрет на использование перевода или переработки и др.


г) Принуждение к исполнению обязанности в натуре. Принуждение к исполнению обязанности в натуре, нередко именуемое еще реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты граж­данских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потер­певшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Вполне очевидно, что интерес потерпевшего отнюдь не всегда может быть удовлетворен такой заменой.

Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно невозможно либо нежелательно для потер­певшего, данный способ защиты должен быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего.

В частности, автор может потребовать от заказчика реального исполнения обязанности по выдаче причитающихся ему бесплатных эк­земпляров произведения; собственник произведения изобразительного ис­кусства, препятствующий осуществлению авторских прав создателя произведения, может быть принужден к предоставлению автору реальной возможности для их реализации и т. п.


д) Возмещение убытков, взыскание незаконно полученного дохода и выплата компенсации. В данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая 5 компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ним лишь косвенным образом (взыскание незаконного дохода), либо вообще относительно независима от него (выплата компенсации).

В соответствии с п. 1 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков. Под убытками разумеются расходы, произведенные лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В рассматриваемой области в соответствии с общим правилом убытки возмещаются в полном объеме.

Обоснование размера причиненных убытков, включая упущенную выгоду, является задачей самого потерпевшего. Им же доказывается сам факт нарушения принадлежащих ему авторских или смежных прав, а также причинная связь между нарушением его прав и возникшими убытками. Что касается субъективного условия ответственности, то нарушитель ав­торских или смежных прав предполагается виновным до тех пор, пока им не будет доказано противное.

Поскольку доказать наличие убытков и обосновать их размер, особенно в части упущенной выгоды, бывает не всегда просто, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» предоставляет потерпевшим возмож­ность компенсировать понесенные ими убытки двумя другими, более простыми способами.

Во-первых, они могут взыскать с нарушителя в свою пользу весь доход, полученный им вследствие нарушения авторских и смежных прав. Нетруд­но заметить, что в данном случае ответственность нарушителя существенно повышается, так как речь идет о всем его незаконном доходе, а не о полученной им прибыли.

Во-вторых, обладатели нарушенных авторских иди смежных прав могут поступить еще проще, потребовав от нарушителя выплаты компенсации. Размер компенсации определяется по усмотрению суда или арбитражного суда на основании иска потерпевшего в сумме от 10 до 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда, устанавливаемых законодательством РФ.1

Наряду с возмещением убытков, взысканием незаконно полученного дохода иди компенсации обладатели нарушенных авторских или смежных прав вправе требовать от виновного нарушителя компенсации причинен­ного им морального вреда. Правовым основанием для этого служит в настоящее время статья 151 ГК РФ, которая имеет общий характер, а значит, применяется и в рассматриваемой сфере. Форма и размер компен­сации морального вреда определяются судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.


е) Прекращение или изменение правоотношения. Данный способ защиты субъективных авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов в рассматриваемой области, особенно в договорной сфере, находит достаточно широкое применение.

Чаще всего указанный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с прину­дительным прекращением или изменением правоотношения, но в прин­ципе не исключается и его самостоятельное применение потерпевшим. Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоот­ношений была прямо предусмотрена законом или договором.

Как правило, реализация рассматриваемого способа защиты прекращает (изменяет) права и обязан­ности участников авторских правоотношений на будущее время. Иногда, однако, возникшее правоотношение может быть признано недействитель­ным с самого начала. Например, если при заключении авторского договора допущены серьезные нарушения действующего законодательства, данный договор признается недействительным с момента его заключения.


ж) Признание недействительным не соответствующего законодательству ненормативного акта органа государственного управления или местного органа государственной власти. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, авторские или смежные права которых нарушены изданием указанного административного акта, имеют право на его обжалование в суд (арбитражный суд) без каких бы то ни было дополнительных указаний закона на этот счет. Важны лишь два обстоятельства: во-первых, нарушенное право должно носить гражданский характер, и, во-вторых, административный акт, имеющий подзаконный характер, должен быть противоправен с точки зрения его соответствия действующему законодательству, в частности может быть принят не уполномоченным на то органом.

Требование о признании административного акта недей­ствительным может сочетаться с другими мерами защиты, например тре­бованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта авторского или смежного права сводится лишь к самой отмене указанного акта как препятствия в реализации права.


Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав. Объектом данного преступления являются не все охраняемые законом авторские и смежные с ними права, а лишь право авторства, а также право на использование, т.е. вся совокупность принадлежащих обладателям авторских и смежных прав правомочий имущественного характера. Нарушение иных прав авто­ров, в частности, права на имя, права на обнародование, право на защиту репутации и т. д., уголовно наказуемого деяния не образуют.

Объективная сторона рассматриваемого преступления может состоять из одного или нескольких действий, подпадающих под ст. 146 УК РФ, а именно заключаться: а) в присвоении авторства на произведение (испол­нение, постановку), т. е. в выдаче чужого результата творческого труда за собственный; б) в совершении любого действия, связанного с незаконным использованием произведения или объекта смежных прав, т. е. их незакон­ное воспроизведение, распространение, передача в эфир и т. д. Состав данного преступления имеет материальный характер, т. е. сам факт совер­шения указанных выше действий еще не заключает в себе состава оконча­тельного преступления. Лишь при действительном причинении этими действиями крупного ущерба преступление считается совершенным.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 141 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Это означает, что лицо не только сознает, что, например, совершает плагиат или незаконно использует чужое произведение, но и желает этого.

Уголовную ответственность за нарушение авторских или смежных прав несут лица, достигшие 16 лет. Данное преступление наказывается штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы иди иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Те же действия, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от четырехсот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужден­ного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Возбуждение и рассмотрение в суде дел о нарушении авторских прав имеет ряд важных процессуальных особенностей.

Прежде всего они явля­ются делами так называемого частного обвинения, т. е. делами, которые возбуждаются не иначе, как по желанию потерпевшего.

Дела о нарушении авторских прав не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего и обвиняемого, что в целом не характерно для дел частного обвинения. Производство по этим делам ведется в общем порядке, т.е. с проведением предварительного расследования, которое производится органами прокуратуры.

В реальной жизни меры уголовной ответственности за нарушение авторских прав реализуются на практике крайне редко.


Охрана произведений российских авторов за рубежом. Важной особенностью авторских прав является их строго территори­альный характер. Иными словами, по общему правилу, действие авторских прав на произведение ограничивается территорией того государства, где это произведение было создано.

Для того чтобы произведение, охраняемое на территории одного государства, получило охрану на территории другого государства, необходимо, чтобы между этими государствами был заключен соответствующий двусторонний договор или чтобы оба эти государства были участниками многостороннего соглашения о взаимном признании и охране авторских прав. Таким образом, первый вопрос, который возникает при рассмотрении проблемы охраны произведений российских авторов за рубежом, заключается в выяснении того, связывают ли Россию и иностран­ное государство, на территории которого будет использоваться произведе­ние, взаимные обязательства в области авторского права.

Если произведения российских авторов на территории соответствую­щего иностранного государства не охраняются, определенные гарантии соблюдения авторских прав могут быть обеспечены лишь конкретным авторским договором. Однако в этом случае обязанности перед автором будет нести только его контрагент по договору. Третьи лица, как правило, могут свободно использовать произведение, если только авторское законодательство соответствующей страны не гарантирует охрану всех без исключения произведений.

Когда права российских авторов признаются на территории иностран­ного государства, необходимо учитывать, что объем субъективных прав авторов определяется не российским законодательством, а законами данного иностранного государства и правилами международных договоров. Поэтому, например, российские авторы на территории других государств могут пользоваться и такими правами, которых они не имеют на территории России.

Так, в соответствии ( с авторским законодательством Испании срок охраны произведений составляет период жизни автора и 60 лет после его смерти, однако произве­дения российских авторов будут охраняться лишь в течение жизни авторов и 50 лет после их смерти.


Участие России в международных соглашениях по охране авторских и смежных прав. Наилучшее условие для обеспечения охраны прав отечественных авто­ров за рубежом создаются при участии страны в международной системе охраны авторских прав. Как уже указывалось в параграфе 2 главы 2, Российская Федерация с настоящее время участвует почти во всех основных международных конвенциях об охране авторских прав, в частности, в Бернской конвенции об охране литературных и художественных произве­дений в редакции 1971 г. (с 13 марта 1995 г.), во Всемирной конвенции об авторском праве (в редакции 1952 г.—с 27 мая 1973 г., и редакции 1971 г. — с 13 марта 1995 г.), в Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (с 13 марта 1995 г.), а также в Конвенции 1974 г. о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (с 13 ноября 1988 г.). Вопрос о присоединении России к Международной конвенции об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и органи­заций вещания продолжает изучаться, хотя принципиальная готовность РФ подписать эту конвенцию неоднократно подтверждалась руководством страны.

Следует отметить, что в настоящее время уровень авторско-правовых гарантий, требуемый и Бернской, и Всемирной конвенциями, практически совпадает, что, конечно, не означает отсутствия различий между ними. Не вдаваясь в их анализ, который достаточно тщательно проведен в литерату­ре1 , укажем лишь на то, что хотя присоединение России к Бернской конвенции и ратификация редакции 1971 г. Всемирной конвенции про­изошли одновременно, их правила распространяются на разный круг произведений российских авторов.

Что касается такого специального договора, как Конвенция 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизвод­ства их фонограмм, то он действует в отношении России лишь с 13 марта 1995 г.

Основным обязательством, накладываемым на государства, участвующие в Конвенции о распространении несущих программы сигналов, пере­даваемых через спутники, является обязанность «принимать соответствующие меры по предотвращению распространения на своей или со своей территории любого несущего программы сигнала любым распро­страняющим органом, для которого сигнал, переданный на спутник или проходящий через него, не предназначается (пункт (1) ст. 2). При этом государства-участники свободны в выборе способов исполнения принятого на себя обязательства.1

Охрана произведений российских авторов в странах ближнего зару­бежья обеспечивается на основе Соглашения о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав от 24 сентября 1993 г.

Участники соглашения заявили о своем намерении предпринять необходимые меры для разработки и при­нятия законопроектов, обеспечивающих охрану авторского права и смежных прав на уровне требований Бернской конвенции об охране литератур­ных и художественных произведений. Женевской конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм и Римской конвенции об охране прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. В ряде независи­мых государств—республик бывшего СССР шаги в этом направлении уже предприняты.


Порядок передачи произведений российских авторов для использования за рубежом. До недавнего времени российские авторы практически были лишены возможности самостоятельно решать вопросы, связанные с передачей прав на использование произведений за рубежом.

Исключение было сделано для агентства печати «Ново­сти», Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию, а также для тех авторов, которые публиковали за рубежом прочитанные там лекции, доклады, выступления на конференциях, съездах, симпозиумах и т.п.

В последующем положение дел в рассматриваемой области коренным образом изменилось. Монополия ВААП, связанная с заключением дого­воров об уступке авторских прав на использование произведений советских авторов за границей, с 1 января 1991 г. была ликвидирована Постановле­нием Совета Министров СССР от 26 октября 1990 г. «О мерах по демоно­полизации в области экспорта и импорта авторских прав»2 .

Советские авторы и их правопреемники получили право распоряжаться принадлежащими им авторскими правами за границей самостоятельно.

Сейчас заниматься такого рода посреднической деятельностью могут практически любые российские организации при условии, что эта деятель­ность соответствует их уставной правоспособности.

Действующее российское авторское законодательство вообще не уста­навливает каких-либо ограничений или дополнительных условий для пе­редачи прав на использование произведений российских авторов иностранным пользователям.

Размер вознаграждения за использование произведений российских авторов за рубежом определяется авторским договором. Вознаграждение может выплачиваться как в рублях, так и в иностранной валюте. Гонорары, полученные российскими авторами, учитываются в составе их совокупного годового дохода и подлежат налогообложению. Доходы, полученные в иностранной валюте, пересчитываются для целей налогообложения в рубли по курсу Центрального банка России, действующему на дату получения дохода. Для устранения двойного налогообложения суммы налога, выпла­ченные в соответствии с законодательством иностранных государств, учи­тываются при внесении авторами (их правопреемниками) подоходного налога в Российской Федерации. При этом размер засчитываемых сумм налогов, выплаченных за пределами России, может превышать сумму налога, подлежащего уплате этими лицами в России. Зачет может был» произведен лишь при условии представления автором (правопреемником) заключения об уплате им налога за пределами России, подтвержденного налоговым органом соответствующего иностранного государства.


§2. Защита прав авторов и патентообладателей

Одним из важнейших показателей эффективности патентного законо­дательства является гарантированность и защищенность прав и законных интересов действительных создателей разработок и патентообладателей. С сожалением приходится констатировать, что по этому показателю изобре­тательское законодательство бывшего Советского Союза было всегда край­не неэффективным. Советские изобретатели и новаторы были не только лишены возможности приобретения исключительных прав на использова­ние создаваемых ими разработок, но очень часто не могли фактически реализовать и реально защитить и те субъективные права, которые предо­ставлялись им действующим законодательством.

Как отмечалось в литературе, среди руководителей предприятий даже бытовало мнение, что недоплата или невыплата автору причитающегося ему по закону вознаграждения — это не нарушение закона, а чуть ли не забота о государственных интересах. 1

По приводимым в юридической литературе статистическим данным, в целом в масштабах бывшего Союза ССР ежегодно во всех судах рассматривалось не более 250 дел, связанных с изобретательством и рационализацией. 2

К сожалению, новый Патентный закон РФ, как и ранее действовавшее законодательство, такого механизма не содержит. Более того, можно констатировать, что раздел VII «Защита прав патентообладателей и авторов» Патентного закона РФ является самым слабым и бессодержательным в новом законе. Он имеет лишь две статьи, в одной из которых перечислены примерные виды патентных и изобретательских споров, разрешаемых в судебных органах, а вторая носит декларативный отсылочный характер к уголовному законодательству, которое вообще не реализуется на практике.

Можно лишь надеяться, что в ближайшее время в Патентный закон РФ в этой части будут внесены соответствующие изменения. Это несложно сделать, так как законодатель­ный опыт более эффективного решения этих вопросов уже имеется, например, в Законах РФ «Об авторском праве и смежных правах», «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» и «О правовой охране технологий интегральных микросхем». Однако пока этого не сделано, приходится опираться лишь на общие положения российского граждан­ского права, касающиеся защиты нарушенных прав.


Гражданско-правовые способы защиты прав авторов. В самом Патентном законе РФ эти меры не названы, однако перечень , возможных способов защиты субъективных гражданских прав содержится 1 в ст. 12 ГК РФ. К ним, в частности, относятся требования о признании права, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, о присуждении к исполнению обязанности в натуре, о взыска­нии убытков иди неустойки и др. Выбор потерпевшим конкретного способа защиты из числа возможных, как правило, предопределен содержание нарушенного права и характером совершенного правонарушения. Если в конкретной ситуации имеется возможность воспользоваться несколькими способами защиты, потерпевший сам избирает ту меру принудительного воздействия на нарушителя, которая в большей степени отвечает его интересам или может быть легче реализована на практике.

Так, заявка может быть подана лицом, которому стал известен творческий замысел автора и который выдает его за собст­венную разработку. Независимо от того, когда обнаружен данный факт — до или уже после выдачи патента, средством защиты является судебный иск либо о пресечении незаконных действий лица, претендующего на получение патента, либо о признании выданного патента недействитель­ным.

Как правило, подобные требования заявляются одновременно с иском о признании права авторства на разработку, однако в принципе могут заявляться и самостоятельно.

Чаще всего данное нарушение связано с нарушениями других прав, в частности права на получение патента, права на вознаграждение за использование разработки и т.п., поскольку, как уже отмечалось, на праве авторства базируются все другие права разработчиков. Однако иногда право авторства нарушается в чистом виде. На практике это чаще всего проис­ходит в тех случаях, когда изобретение, полезная модель или промышлен­ный образец создаются в соавторстве. Исключение из числа соавторов лиц, принимавших творческое участие в работе над соответствующим объектом, подача заявки от своего имени лишь одним из соавторов, включение в состав соавторов лиц, которые оказывали лишь техническое содействие в работе, являются наиболее типичными видами нарушений права авторства.

Гражданско-правовая защита рассматриваемого права осуществляется путем заявления иска о признании права авторства либо, напротив, иска об исключении конкретных лиц из числа соавторов.

Право на авторское имя может быть нарушено прежде всего путем неуказания имени действительного разработчика в опубликованных све­дениях о заявке на изобретение, сведениях о выданном патенте, в других официальных и неофициальных публикациях, в которых говорится о созданной разработке. Если автор, наоборот, отказался быть упомянутым в качестве такового в публикуемых сведениях о заявке, нарушением будет публикация его имени. Наконец, право на имя может быть нарушено путем искажения действительного имени автора. Способом защиты права на имя является требование о восстановлении нарушенного права, в частности о внесении исправлений в сделанную публикацию.

В тех случаях, когда в соответствии с законом право на получение патента принадлежит не создателю разработки, а работодателю, последний обязан выплатить автору вознаграждение за использование разработки в размере и на условиях, определенных соглашением сторон. На основе соглашения сторон определяется также размер компенсации за использо­вание разработки в собственном производстве, которую работодатель обязан выплатить автору разработки, получившему патент в соответствии с п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ. Если стороны не могут прийти к соглашению или работодатель отказывается от его заключения либо не выполняет условия этого соглашения, автор вправе обратиться в суд с требованием о понуждении работодателя к выполнению лежащих на нем обязанностей. Суд своим решением определяет размер, порядок и сроки выплаты вознаг­раждения или компенсации с учетом тех гарантий, которые установлены пунктами 1,3,5 статьи 32 Закона РФ «Об изобретениях в СССР» и пунктами 1, 3 статьи 22 закона СССР «О промышленных образцах», действующими на территории Российской Федерации. Как уже отмечалось, за несвоевре­менную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.


Гражданско-правовые способы защиты прав патентообладателей. соответствии со ст. 14 Патентного закона РФ любое физическое или юридическое лицо, использующее изобретение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентом, в противоречии с насто­ящим законом, считается нарушителем патента. Конкретные виды нару­шений исключительного права патентообладателя указаны в п. 3 ст. 10 Патентного закона и включают в себя несанкционированное изготовление, применение, вывоз, предложение к продаже, продажу и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью продукта, содержащего запатентованное изобретение, полезную модель, промышленный образец, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение, или введение в хозяйственный оборот либо хранение с этой целью продукта, изготовленного непосредственно способом, охраняемым патентом на изо­бретение.

Подчеркнем только, что в законе названы лишь наиболее типичные виды нарушений прав патентообладателя, которыми не исчерпываются все возможные случаи несанкционированного введения в хозяйственный обо­рот запатентованных разработок.

Исходя из смысла закона, можно сделать вывод, что нарушениями патентных прав должны признаваться любые действия, имеющие прямой или косвенной целью несанкционированное введение в хозяйственный оборот охраняе­мых объектов.

Права патентообладателей могут быть нарушены как в рамках заклю­ченных ими лицензионных договоров, так и вне договоров.

Как правило, лицензионный договор предусматривает возможность применения к нарушителю таких санкций, как взыскание неустойки и возмещение убытков, а также досрочное расторжение договора в одностороннем порядке. Размер и вид неустойки, в частности се соотно­шение с убытками, устанавливаются самими сторонами.

Внедоговорное нарушение патентных прав имеет место при любом несанкционированном использовании запатентованной разработки треть­ими лицами, кроме установленных законом случаев свободного использо­вания чужих охраняемых объектов. Обязанность доказывания факта нарушения патента возлагается на патентообладателя.

Нередко нарушители патентных прав, желая замаскировать свои про­тивоправные действия, вносят некоторые внешние изменения в заимство­ванные объекты, в частности производят замену одних признаков другими. Если такая замена не привносит в объект техники ничего существенно нового, в частности не изменяет достигаемого результата, это не препят­ствует признанию патентных прав нарушенными.

Выбор конкретного способа защиты осуществляется потерпевшим, однако, как правило, он предопре­деляется видом и последствиями самого нарушения. Предусмотренные законом гражданско-правовые способы защиты патентных прав также неоднородны. В теории гражданского права они подразделяются на меры гражданско-правовой защиты и мены гражданско-правовой ответственно­сти. Если для реализации первых достаточно лишь самого факта нарушения патентных прав, то для использования вторых требуется ряд условий, в частности наличие противоправности, вреда, причинной связи между действиями нарушителя и наступившими последствиями, а также вины нарушителя.

Самым распространенным способом защиты патентных прав является требование патентообладателя о прекращении нарушения.

С точки зрения юридической сущности рассматриваемая санкция является мерой гражданско-правовой защиты, а не мерой ответственности.

Другим способом защиты нарушенных патентных прав является тре­бование о возмещении убытков.

В рассмат­риваемой области убытки патентообладателя чаще всего выражаются в форме упущенной выгоды, что может быть связано с сокращением объемов производства и реализации запатентованной продукции, вынужденным понижением цен и т.п. В задачу патентообладателя входит обоснование размера неполученных доходов и доказательство причинной связи упущен­ной выгоды с действиями нарушителя. Весьма важным для потерпевшего является указание п. 2 ст. 15 ГК РФ на то, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, потерпевший вправе потребовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Право на компенсацию причиненного ему морального вреда патенто­обладатель по общему правилу не имеет ввиду того, что за нарушение принадлежащих ему имущественных прав такой санкции законом не установлено. Однако если одновременно с этим были нарушены личные неимущественные права потерпевшего — гражданина (например, наруше­но право авторства изобретателя, являющегося одновременно и патенто­обладателем), он может, опираясь на. ст. 151 ГК РФ, потребовать имущественной компенсации своих нравственных страданий. Размер ком­пенсации определяется судом с учетом степени этих страданий, вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Применение гражданско-правовых санкций за нарушение патентных прав возможно в пределах общего срока исковой давности, т.е. в течение трех лет со дня, когда патентообладатель узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Иск заявляется в соответствии с общими прави­лами подсудности по месту жительства ответчика или месту нахождения органа или имущества юридического лица (ст. 117 ГПК РСФСР, ст. 25 АПКРФ).

Наиболее распространенным способом защиты ответчика является встречный иск о признании патента недействительным.


Уголовная ответственность за нарушение прав авторов и патентообладателей. Наряду с гражданско-правовыми санкциями российское законодатель­ство предусматривает уголовно-правовую ответственность за некоторые нарушения прав изобретателей и патентообладателей. Так, в соответствии со ст. 147 УК РФ к числу уголовно-правовых нарушений отнесены неза­конное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобре­тения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти действия причинили крупный ущерб. Никакие другие действия, затрагивающие права на объекты промышленной собственности, состава преступления не образуют ввиду того, «по в уголовном праве нормы не подлежат никакому распространительному толкованию или примене­нию по аналогии.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо, неза­конно использующее объект промышленной собственности, разглашающее сущность изобретения, полезной модели или промышленного образца, присваивающее авторство на чужую разработку или принуждающее к соавторству, совершает эти действия, сознавая их последствия и желая их наступления. Если сведения о разработке разглашены, а авторство на чужую разработку присвоено по неосторожности, основания для привлечения лица к уголовной ответственности отсутствуют. Принуждение к соавторству по неосторожности вообще исключено. В соответствии с общим правилом, действующим в уголовном праве, нарушитель предполагается невиновным и сто вина должна быть установлена в судебном порядке.

Привлечение нарушителя к уголовной ответственности за рассматри­ваемые действия возможно лишь по жалобе потерпевшего. В качестве наказания предусматривается применение к нарушителю штрафа в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмиде­сяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет. Те же деяния, совершенные неоднократно или группой лиц по предвари­тельному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от четырехсот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Как уже отмечалось, на практике меры уголовной ответственности за нарушения изобретательских и патентных прав не применяются. По мне­нию ряда специалистов, это не дискредитирует данные нормы, поскольку они выполняют превентивные функции.1 Такой вывод представляется спорным. Бездействие механизма уголовной ответственности в условиях, когда нарушения прав изобретателей носят массовый характер, порождает атмосферу беззакония. Поэтому более убедительными являются предложе­ния тех ученых, которые предлагают либо вообще исключить из уголовного законодательства эти составы, либо реально применять на практике меры уголовно-правовой ответственности к конкретным нарушителям.2



Охрана российских изобретений, полезных моделей и промышленных образцов за рубежом. Прежде всего патентообладатель должен решить вопрос относительно целесообразности самого зарубежного патентования.

Патентование разработок за границей, как правило, целесообразно, если их использование в объектах техники обеспечивает более высокие технико-экономические и иные (экологические, социальные и т.п.) пока­затели по сравнению с лучшими зарубежными образцами.

Принимая решение о зарубежном патентовании, заявитель должен учитывать требования внутреннего законодательства своей страны. Патен­тный закон РФ, как и патентные законы большинства стран, устанавливает, что патентование в зарубежных странах изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, созданных в России, осуществляется не ранее чем через три месяца после подачи заявки в Патентное ведомство РФ (ст. 35 Патентного закона РФ). Патентное ведомство может в необходимых случаях разрешить патентование разработки в зарубежных странах ранее указанного срока. Отказ Роспатента в выдаче патента не обязательно является основанием для отказа от патентования объекта за границей, однако доводы патентной экспертизы необходимо учитывать при подго­товке заявок для зарубежного патентования. Кроме того, некоторые реше­ния, непатентоспособные по российскому законодательству, могут быть запатентованы в отдельных зарубежных странах.

Участие России в международных соглашениях по охране промышленной собственности. Наиболее важное значение в этом плане имеют Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г. и Договор о патентной кооперации 1970 г., участниками которых являются десятки стран всех континентов, включая и Российскую Федерацию. Особую роль для России играет Евразийская патентная конвенция 1994 г., создавшая межгосударственную систему получения патентной охраны на территории большинства независимых государств-республик бывшего СССР. Наконец, должны приниматься в расчет и другие специальные соглашения, заключенные рядом стран в целях улучшения сотрудничества, в частности. Конвенция о выдаче европейских патентов 1973 г.. Соглаше­ние о создании Африканской региональной организации по охране про­мышленной собственности 1976 г. и т.д., которые, как правило, допускают получение патентов заявителями из стран, не участвующих в этих согла­шениях.

Основной целью Парижской конвенции по охране промышленной собственности, которая по праву считается главным международным со­глашением в рассматриваемой области, является создание благоприятных условий для патентования изобретений, промышленных образцов и других объектов промышленной собственности гражданами и организациями одних государств в других государствах. Парижская конвенция не предус­матривает выдачи какого-либо международного патента, который бы дей­ствовал на территории разных государств.

Договор о патентной кооперации (РСТ) имеет своей основной задачей облегчение подачи заявок на охрану одной и той же разработки в разных странах и сокращение дублирования в работе патентных ведомств.

Как уже отмечалось, заключив Евразийскую патентную конвенцию, независимые государства— республики бывшего Советского Союза учре­дили новую межправительственную Евразийскую патентную организации) со штаб-квартирой в г. Москве. Органами данной Организации являются Административный совет и Евразийское патентное ведомство. Административный совет, в котором на равных началах представлены все государ­ства—члены Организации, назначает Президента Евразийского патентного ведомства, утверждает бюджет Организации, а также Патентную, Финан­совую и Административную инструкции, одобряет соглашения, заключен­ные Организацией с государствами и межгосударственными организациями, и решает другие вопросы, относящиеся к его компетенции. Все вопросы рассматриваются на очередных (один раз в календарный год) и внеочередных заседаниях Административного совета, в которых с правом совещательного голоса принимает участие и полномочный представитель ВОИС.

Евразийская патентная конвенция содержит ряд материально-право­вых норм, которыми либо устанавливаются единые требования по ряду вопросов, либо допускается их самостоятельное решение в национальном патентном законодательстве стран—участниц конвенции. Так, статья 6 конвенции указывает, что Евразийское патентное ведомство выдает евра­зийский патент на изобретение, которое является новым, имеет изобрета­тельский уровень и промышленно применимо.

Согласно ст. II, срок действия евразий­ского патента составляет 20 лет с даты подачи евразийской заявки.

Конвенция о выдаче европейских патентов 1973 г. предусматривает выдачу так называемых европейских патентов на изобретения.

Европейский патент мажет быть получен не только заявителями из стран, участвующих в конвенции, но и любыми другими лицами.

В 1975 г. странами Европейского Сообщества была подписана Люк­сембургская конвенция о европейском патента для стран Общего рынка, предусматривающая выдачу единого патента Сообщества. Такой патент действует на территории всех стран ЕС, имеет значение национального патента, предоставляет его обладателям одинаковый круг прав и налагает на них равные обязанности. Как и европейский патент, патент Сообщества может получить любой заявитель, независимо от того, проживает он на территории Сообщества или нет.


§ 3. Защита права на фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара

Защита права на фирменное наименование. Под защитой права на фирменное наименование понимается реализа­ция предусмотренных законом мер, с помощью которых фирмообладатель может обеспечить восстановление своих нарушенных прав, пресечь их нарушение и применить к нарушителю иные санкции. Указанные меры содержатся в различных актах действующего законодательства, в частности в ГК РФ, Законе РСФСР «О конкуренции и ограничении монополисти­ческой деятельности на товарных рынках», Положении о фирме 1927 г. и др. Анализ имеющихся норм позволяет выделить характерные для рассмат­риваемой сферы формы, средства и способы защиты нарушенных прав.

В юридической науке принято различать юрисдикционную и неюрисдикционную формы защиты субъективных прав. Понятием «юрисдикционная форма защиты» охватывается деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых прав.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты нарушенного права на фирменное наименование. По общему правилу, защита права на фирму осуществляется в судаком порядке. В соответствии с нормами действующего процессу­ального законодательства споры, связанные с нарушением права на фирму, относятся к компетенции арбитражных судов. По соглашению сторон их спор может быть передан на разрешение третейского суда.

В качестве средства судебной защиты права на фирму выступает иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о прекращении нарушения права и восстановлении сферы потерпевшего, с другой стороны. Судебный или, как его еще называют, исковый порядок защиты права на фирму применяется во всех случаях, кроме тех, которые прямо указаны в законе.

Специальным порядком защиты права на фирму, реализуемым в рамках юрисдикционной формы, следует признать его защиту в административном порядке.

Средством защиты в данном случае является не иск, а заявление, которое подается в письменном виде с приложением документов, свидетельствующих о нарушении прав на фирму в Федеральный антимонопольный орган (территориальный орган) .

Наряду с обращением за защитой нарушенного права на фирму в федеральный антимонопольный орган (территориальный орган), админи­стративный порядок защиты применяется и в других случаях.

Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 11 ГК РФ, решение, принятое в административном порядке, может быть в настоящее время обжаловано в суд.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия самих потерпевших по защите нарушенных или оспариваемых прав, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государ­ственным или иным компетентным органам. Разумеется, в данном случае имеются в виду лишь законные средства защиты, которые следует отличать от самоуправства, запрещенного действующим законодательством. В качестве примера можно указать на воз­можность потерпевшего сделать публичное заявление о том, что конкретное юридическое лицо, пользующееся тождественным или сходным фирмен­ным наименованием, не имеет к нему никакого отношения.

Среди всего спектра материально-правовых способов защиты субъективных гражданских прав, предусмотренных ГК РФ, в сфере защиты права на фирму могут быть применены требования о: а) признании права на фирму; б) восстановлении положения, существовавшего до нарушения права на фирму, и пресечение действий, нарушающих данное право или создающих угрозу его нарушения; в) признании недействительным акта государственного органа, в частности по регистрации товарного знака, в котором незаконно использовано фир­менное наименование или его часть; г) возмещении причиненных убытков. Выбор конкретного способа защиты из числа возможных предоставляется самому потерпевшему, однако обычно он предопределен характером со­вершенного правонарушения.

Основным нарушением права на фирму является использование треть­ими лицами фирмы, тождественной или сходной до степени смещения с фирмой того юридического лица, которое обладает на нее исключительным правом. При этом речь в большинстве случаев идет о неправомерном использовании специального условного наименования юридического лица, т.е. той части фирменного наименования, которая и предназначена для отличия одних предприятий от других.

Фирмовладелец, считающий, что его исключительное право нарушено, должен, во-первых, доказать, что именно он является обладателем права на данную фирму, и, во-вторых, сослаться на конкретные факты, свидетельствующие об ущемлении его законных интересов ответчиком.

Способом защиты в данном случае будет требование о признании права на фирменное наименование, которое сочетается с требованием о прекра­щении дальнейшего использования фирмы ответчиком. В отдельных слу­чаях требование о признании права на фирму может быть заявлено в качестве самостоятельного притязания.

Помимо рассмотренного нарушения, право на фирму может быть нарушено путем использования названия предприятия в товарном знаке, зарегистрированном на имя другого лица. Согласно п. 2 ст. 7 Закона РФ о товарных знаках, не допускается регистрация в качестве товарных знаков известных на территории РФ фирменных наименований (или их части), принадлежащих другим лицам, получившим право на эти наименования ранее даты поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров.

Если предмет деятельности фирмовладельца и владельца товарного знака совершенно не совпадает и они не соприкасаются на рынке, то использование в товарном знаке элементов чужой фирмы нарушением не является. Напротив, маркировка товарным знаком, близким к фирменному наименованию юридического лица, выпускающего аналогичную продук­цию, может быть признано актом недобросовестной конкуренции, запре­щенной действующим законодательством.

Способом защиты прав на фирму в данном случае является требование фирмовладельца о признании недействительной регистрации товарного знака. В соответствии со ст. 28 Закона РФ о товарных знаках фирмовладелец вправе в течение пяти лет с даты публикации сведений о товарном знаке в официальном бюллетене подать в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ возражение против регистрации товарного знака. Указанное возражение должно быть рассмотрено в течение четырех месяцев с даты его поступления. Решение Апелляционной палаты, в свою очередь, может быть, обжаловано в Высшую патентную палату, а в связи с тем, что она до сих пор не создана, и опираясь наст. II ГК РФ и общие правила о подведомственности и подсудности,— в Арбитражный суд г. Москвы. На­рушением права на фирму должно, безусловно, считаться и искажение третьими лицами истинного фирменного наименования юридического лица.

Способом защиты является требование о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права на фирму. Это может быть достигнуто путем внесения нарушителем соответствующих исправлений в документы, справочники, рекламные материалы и т.п., путем публикации за счет нарушителя извещения об имевшем место нарушении и сообщение публике точного фирменного наименования юридического лица и т. п.

Если в результате любого из рассмотренных выше нарушений права на фирменное наименование его обладателю причинены убытки, он имеет право на их возмещение в полном объеме. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)»

В качестве реального ущерба могут, в частности, выступать затраты юридического лица, связанные с переменой им фирменного наименования, которое скомпрометировано выступлением ответчика в обороте под таким же или сходным наименованием; расходы на дополни­тельную рекламную кампанию, призванную загладить причиненный от­ветчиком вред; стоимость публикаций, разъясняющих другим участникам оборота и потребителя, что ответчик не имеет никакого отношения к потерпевшему, и т.п.

Как упущенная выгода могут рассматриваться потери фирмовладельца, связанные со снижением его доходов вследствие неправомерных действий ответчика по использованию фирмы для собственного обозначения, при­менения ее в товарном знаке или ее искажению. Указанный вид убытков в рассматриваемой сфере встречается наиболее часто, хотя пока устояв­шейся судебной практики на этот счет в РФ не сложилось. Основная трудность здесь заключается в обосновании истцом конкретного размера упущенной им выгоды. В известной степени эту задачу облегчает статья ГК РФ, гласящая, что «если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмеще­ния наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы».


Защита прав на товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товара. Российский рынок буквально наводнен поддельными низкокачественными товарами, которые ввозятся из-за рубежа, а также производятся внутри страны мелкими частными предприятиями и физическими лицами, занимающимися предпринима­тельской деятельностью. Действовавшее ранее законодательство хотя и запрещало подобные действия, однако не содержало эффективного меха­низма ответственности за допущенные нарушения.

Согласно п. 2 ст. 4 Закона РФ о товарных знаках, нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовле­ние, применение, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров. В принципе анало­гичный характер носит и нарушение прав обладателя свидетельства на пользование наименованием места происхождения товара, с той лишь разницей, что в данном случае исключено санкционирование использова­ния обозначения законным его обладателем.

Защита прав на товарный знак и наименование места происхождения товара осуществляется в основном в юрисдикционной форме в рамках административной, гражданской и уголовно-правовой процедур. Админи­стративно-правовая защита нарушенных или оспариваемых прав сводится, во-первых, к возможности подачи возражения против регистрации товар­ного знака в Апелляционную палату Патентного ведомства РФ с правом последующего обжалования принятого по возражению решения в Высшей патентной палате РФ и в суде; во-вторых, к обращению с заявлением о нарушении правил добросовестной конкуренции в федеральный антимонопольный орган (территориальный орган); и, наконец, в-третьих, к подаче жалобы в вышестоящий орган организации-нарушителя, если таковой у последней имеется. Процедура рассмотрения указанных выше обращений и принятия по ним решений аналогичны тем, что были раскрыты при описании административно-правовой защиты прав на фирменные наиме­нования.

Общим порядком защиты нарушенных прав на товарный знак и наименование места происхождения товара является их гражданско-пра­вовая защита, реализуемая в рамках общего, т.е. судебного (искового), порядка.

Способы защиты нарушенных или оспариваемых прав на товарный знак или наименование места происхождения товара в основном совпадают.

Наиболее распространенным способом защиты, вытекающим из нару­шения права на товарный знак и наименование места происхождения товара, является требование о прекращении их дальнейшего использова­ния.

К указанному способу защиты близко примыкает требование об уда­лении с товара иди его упаковки незаконно используемого товарного знака (наименования места происхождения товара) или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо уничтожении изготовленных изображений товарного знака (наименования места происхождения товара) или обозначения, сходного с ним до степени смешения. Иногда, однако, сделать это невозможно без причинения существенного вреда самому товару. Представляется, что по смыслу закона в этом случав подлежит уничтоже­нию (переработке) сам товар.

В тех случаях, когда вследствие незаконного использования товарного знака или наименования места происхождения товара у их обладателей возникли убытки, последние подлежат возмещению нарушителями в пол­ном объеме. Поскольку правом на пользование наименованием места происхождения товара могут одновременно обладать сразу несколько лиц, все они рассматриваются законом в качестве потенциальных потерпевших от незаконного использования конкретного наименования места проис­хождения товара лицом, не имеющим на то соответствующего права. Иными словами, вред должен быть возмещен нарушителем каждому из обладателей права на наименование места происхождения товара. В результате правонарушения ущемляются и законные интересы тех лиц, которые пользуются товарными знаками на основании лицензионных договоров. Поскольку они являются титульными пользователями товарных знаков, их следует рассматривать также как потерпевших, имеющих право на возмещение вреда.

Неодинаковы и способы определения объема вреда, на возмещение которого вправе претендовать владелец товарного знака и обладатель права на наименование места происхождения товара. Если первый, наряду с другими убытками, в качестве своей упущенной выгоды в соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ может рассматривать доходы, полученные лицом, незаконно использовавшим принадлежащий потерпевшему товарный знак, то обладатель права на наименование места происхождения товара такой возможности не имеет. В соответствии с п. Зет. 46 Закона РФ о товарных знаках ему возмещаются все убытки, включая, несомненно, и доказанную им упущенную выгоду, но вся иная полученная при незаконном исполь­зовании наименования места происхождения товара прибыль вносится нарушителем в доход местного бюджета.

В качестве особого способа защиты права на товарный знак и наиме­нование места происхождения товара статья 46 Закона РФ о товарных знаках выделяет опубликование судебного решения в целях восстановления

деловой репутации потерпевшего. Такого рода публикация, текст, место и время опубликования которой во избежание дальнейших споров должны быть определены самим судом, подлежит оплате нарушителем.

Рассмотренные выше способы защиты в основном применяются во внедоговорной сфере. В тех случаях, когда товарный знак используется на лицензионной основе, защита прав владельца товарного знака осуществ­ляется прежде всего с помощью тех мер, которые предусмотрены сторонами в лицензионном договоре. Хотя Закон РФ о товарных знаках, не упоминает специально о мерах обеспечительного характера, например, о возможности наложения ареста на изделия, незаконно маркированные чужим товарным знаком и т.д., для их применения судом нет никаких препятствий.

Действующее законодательство рассматривает незаконное использова­ние чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров не только в качестве гражданского правонарушения, но и как уголовно наказуемое деяние (ч. 1 ст. 180 УК РФ). Но для квалификации данного деяния как преступления необходимы такие признаки, как неод­нократность или причинение крупного ущерба.

Уголовная ответственность может последовать и за незаконное исполь­зование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрирован­ного в РФ товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (ч. 2 ст. 180 УК РФ).


Охрана средств индивидуализации российских участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) за рубежом. Выходя на зарубежный рынок со своей продукцией, которая часто ни в чем не уступает зарубежным аналогам, а иногда таких аналогов не имеет, российским предприятиям приходится вести жесткую конкурентную борьбу с иностран­ными фирмами. При этом нередко они сталкиваются с фактами недобро­совестного использования конкурентами таких обозначений, которые вольно или невольно вводят других участников оборота и потребителей в заблуждение относительно производителя товаров и места их происхожде­ния. Встречаются случаи и прямого присвоения заинтересованными лица­ми тех средств индивидуализации, которыми давно успешно пользуются российские предприятия.

Как и другие объекты промышленной собственности, средства инди­видуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) по общему правилу пользуются правовой охраной лишь в пределах территории того государства, в котором обладатель исключительного права на них приобрел эти права в установленном законом порядке.

Как уже указывалось, государства, участвующие в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, договорились о распространении на заявителей из всех стран—участниц национального режима, т.е. о предо­ставлении им такого же круга прав и обязанностей, которым пользуются в отношении приобретения прав на объекты промышленной собственности граждане и юридические лица того государства, в котором истребуется охрана. Поскольку фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров в соответствии с пунктом (2) ст. 1 конвенции относятся к охраняемым объектам промыш­ленной собственности, данное правило в полной мере применяется и к ним. Следует подчеркнуть, что данное правило действует и в отношении стран ближнего зарубежья, так как все они либо стали участницами Парижской конвенции, либо приняли на себя обязательство руководство­ваться ее положениями.

Что касается охраны средств индивидуализации участников граждан­ского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) на основе многосторонних соглашений, то в настоящее время по разным причинам она обеспечивается не всем из них. Международно-правовая охрана фир­менных наименований предусматривается лишь Парижской конвенцией по охране промышленной собственности. Согласно ст. 8 конвенции, все страны Парижского союза гарантируют охрану фирменных наименований без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, являются ли они частями товарных знаков или нет. При этом государства свободны в выборе средств и путей обеспечения такой охраны. В частности, они могут иметь специальные законы о фирменных наименованиях, пре­дусматривать их охрану с помощью законодательства о борьбе с недобро­совестной конкуренцией или использовать иные средства охраны. Кроме того, конвенция не раскрывает понятия «фирменное наименование», в связи с чем законодательством разных стран—участниц конвенции в него может вкладываться различное содержимое.

Российский фирмовладелец не должен подтверждать и того обстоятельства, что принадлежащее ему фирменное наименование зареги­стрировано в установленном порядке в Российской Федерации, когда такая регистрация будет требоваться в соответствии с российским законодатель­ством. Все это позволяет еще раз подчеркнуть, что право на фирменное наименование обладает свойством экстерриториальности и действует на территории всех стран—членов Парижской конвенции.

Напротив, российские товарные знаки и знаки обслуживания, за исключением тех из них, которые подпадают под разряд общеизвестных знаков, пользуются охраной в зарубежных странах лишь в том случае, если они зарегистрированы в этих странах либо осуществлена их международная регистрация в соответствии с действующими международными соглаше­ниями. В частности, конвенция закрепляет правила о приори­тетном сроке при регистрации знаков, составляющем 6 месяцев (пункт (1) ст. 4С), о независимости товарных знаков в различных странах Парижского Союза (ст. 6), о запрещении использования в качестве товарных знаков государственной символики, официальных названий и эмблем междуна­родных организаций (ст. 6), о допустимых основаниях отказа в регистра­ции товарных знаков (ст. 6 ) и др. Однако сама Парижская конвенция не создает механизма международной охраны знаков, так как связывает предоставление охраны с их обязательной регистрацией в стра­нах—членах Парижского союза. Исключение составляют, как отмечалось, лишь так называемые общеизвестные знаки, которым охрана обеспечива­ется независимо от регистрации.

В настоящее время основным международным договором, направлен­ным на преодоление принципа территориальности в охране знаков, явля­ется Мадридское соглашение о международной регистрации знаков 1891 г. Российская Федерация участвует в этом соглашении как правопреемник Советского Союза, который присоединился к нему в 1976 г. Сущность данного соглашения состоит в том, что товарный знак, зарегистрированный в Международном бюро интеллектуальной собственности (г. Женева), получает в стране, участвующей в данном соглашении, такую же охрану, как если бы он был заявлен там непосредственно (пункт (1) ст. 4). Это означает, что Мадридское соглашение не создаетединого правового режима товарного знака во всех странах-участницах, а лишь облегчает процедуру получения охраны сразу во многих странах, избавляя от необходимости регистрации товарного знака в каждой отдельной стране.

Патентное ведомство любой страны, участвующей в соглашении, имеет право в срок, установленный ее национальным законодательством, но не позднее одного года с даты международной регистрации, заявить, что охрана зарегистриро­ванному знаку не может быть предоставлена на ее территории. Такой отказ должен быть мотивированным и может быть сделан только при наличии условий, которые в соответствии с Парижской конвенцией по охране про­мышленной собственности применяются к знакам, заявленным для нацио­нальной регистрации. Международное бюро незамедлительно пересылает патентному ведомству страны происхождения и владельцу знака копию уведомления об отказе в предоставлении охраны. Заинтересованное лицо имеет те же возможности для подачи возражения, как если бы знак был заявлен непосредственно в стране, где было отказано в охране.

В тех странах, от патентных ведомств которых сообщений об отказе в предоставлении охраны не поступило, международная регистрация знака действует в течение 20 лет, независимо от того, какие сроки установлены национальным законодательством. Регистрация может неоднократно про­длеваться на период 20 лет, считая с момента истечения предшествующего периода. За регистрацию знаков в Международное бюро уплачиваются международные пошлины, включающие основную пошлину, дополнитель­ную пошлину за каждый класс МКТУ сверх трех и добавочную пошлину за каждое расширение охраны. Продление международной регистрации осуществляется путем простой уплаты основной пошлины, а в случае необходимости — дополнительной и добавочной пошлины.

Международное сотрудничество в области охраны такого средства инди­видуализации производимой продукции, как наименование места происхож­дения товара, пока еще не получило достаточно широкого развития. Парижская конвенция по охране промышленной собственности в общей форме обязывает страны-участницы пресекать прямое или косвенное исполь­зование ложных указаний о происхождении продуктов или личности изгото­вителя, промышленника или торговца (ст. 10), но прямо не распространяет это требование на наименования мест происхождения товаров. Несмотря на близость понятий «указание происхождения» и «наименование места проис­хождения товара», они выступают как вполне самостоятельные объекты правовой охраны, что подтверждается статьей 1 конвенции. Поэтому едва ли можно согласиться со сделанным в литературе выводом о том, что поскольку наименование места происхождения является особым видом указания проис­хождения, положения ст. 10 Парижской конвенции должны применяться и к наименованиям мест происхождения.1

Специальным соглашением о международной охране наименований мест происхождения товаров, заключенным в соответствии сост. 19 Парижской конвенции, является Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения и их международной регистрации 1958 г.

4. Защита прав на нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности

Защита прав авторов открытий. Защита прав авторов открытий осуществлялась с помощью тех же способов и в том же порядке, что и защита прав изобретателей, авторов полезных моделей и промышленных образцов. В случае оспариваний кем-либо авторства лица, указанного в дипломе на открытие, он либо его наследники были вправе предъявить иск о признании права авторства. В судебном порядке рассматривались и все другие споры, связанные с авторством на открытие, например, о признании лица соавтором зареги­стрированного открытия либо, наоборот, об исключении из числа соавто­ров лица, которое ранее было указано в заявке либо в охранном документе. При удовлетворении иска Патентное ведомство в соответствии с решением суда исправляло запись о регистрации открытия, производило публикацию в официальном бюллетене об аннулировании прежнего и выдаче нового диплома.

В случае нарушения права на имя или прав, вытекающих из присвоения открытого имени автора или специального названия, автор открытия мог потребовать через суд восстановления его нарушенных прав, а также пресечения действий, нарушающих его права. В судебном порядке рассмат­ривается также спор о распределении вознаграждения между с«?авторами сделанного открытия.

Споры научно-технического характера, в частности, споры о новизне открытия, его достоверности, формуле и т.п. рассматривались Патентным ведомством с привлечением экспертов из соответствующих научных уч­реждений и, в необходимых случаях, самих авторов.


Защита прав обладателей служебной и коммерческой тайны. Защита права на коммерческую тайну охватывает собой систему мер, направленных на восстановление нарушенных интересов правообладателя, а также механизм их реализации. Понятие защиты права в ее точном юридическом смысле не следует смешивать с понятием охраны права, которое обычно трактуется более широко, так как включает в себя любые меры, направленные на обеспечение интересов управомоченного. К мерам защиты приходится обращаться там и тогда, где и когда право на коммер­ческую тайну уже нарушено или по крайней мере имеется реальная угроза его нарушения.

Защита права на коммерческую тайну осуществляется практически лишь в одной, а именно в юрисдикционной форме, суть которой состоит в обращении за помощью к компетентным государственным органам. Самозащита нарушенных прав, при условии, что она не превращается в самоуправство, в рассматриваемой сфере сводится к возможности само­стоятельной нейтрализации и выведению из строя технических средств, незаконно внедренных третьими лицами с целью получения информации, а также принятию оперативных мер по дезинформации лиц, незаконно

получивших засекреченные сведения, с целью предотвращения возможного ущерба от их разглашения. В порядке самозащиты могут, пожалуй, при­меняться и некоторые санкции по отношению к контрагентам по хозяй­ственным договорам и наемным работникам, нарушающим обязательство о неразглашении конфиденциальных сведений.

Юрисдикционная процедура, подразделяется на судебный и административный порядки. Значение общего правила имеет судебный порядок защиты, предполагающий обращение с иском о защите нарушенных прав в суд. Поскольку вопрос о коммерческой тайне непос­редственно связан с предпринимательской деятельностью, данные иски в основном относятся к подведомственности арбитражных судов. В тех случаях, когда в качестве ответчика выступает работник, разгласивший коммерческую тайну вопреки трудовому договору (контаркту), дело рас­сматривается в суде общей инстанции.

Административный порядок защиты права на коммерческую тайну, который именуется еще специальным, применяется лишь в случаях, ука­занных в законе (п. 2 ст. II ГК РФ). В соответствии со ст. 22—29 закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» федеральный антимонополь­ный орган, рассмотрев обстоятельства дела, вправе вынести обязательное для исполнения предписание об устранении нарушения и применять к нарушителю установленные законом санкции.

Защита права на коммерческую тайну осуществляется с помощью определенных способов. Статья 139 ГК РФ содержит прямое указание лишь на один из них, а именно возмещение причиненных убытков, но допускает возможность применения и других способов защиты, предусмотренных ГК РФ и иными правовыми актами. Общий, хотя и не исчерпывающий перечень этих способов содержится в ст. 12 ГК РФ. Разумеется, не все они могут быть использованы в рассматриваемой сфере, так как характер нарушенного права и природа самого нарушения ставят естественные границы возможного выбора.

Такой способ защиты права на коммерческую тайну, как восстановле­ние положения, существовавшего до нарушения, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, может быть использован в тех случаях, когда совершенное правонарушение еще не привело к полному прекращению самого нарушенного права и имеется фактическая возможность ликвидации последствий нарушения.

Обладатель конфиденциальной информации может потребовать при­знания недействительным акта государственного органа или органа мест­ного самоуправления, которым ему предписано раскрыть секретность информации, если он считает, что действия соответствующего органа выходят за пределы компетенции последнего, не вызваны необходимостью или иным образом противоречат закону.

Если нарушением права на коммерческую тайну ее обладателю при­чинены убытки, лицо, незаконным методом получившее информацию, должно эти убытки возместить. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших коммерческую тайну вопреки трудовому дого­вору, в том числе контрагенту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору. Убытки должны быть возмещены в пал-ном объеме, т.е. компенсации подлежит как реальный ущерб в имуществе потерпевшего, так и упущенная им выгода.

Помимо этих и некоторых других гражданско-правовых способов защиты закон предусматривает уголовно-правовые санкции за незаконное посягательство на коммерческую тайну. Среди уголовно наказуемых дея­ний в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ 1996 г.) новый УК РФ предусматривает два хотя и близких, но относительно самостоя­тельных состава преступления, связанных с незаконным получением и незаконным разглашением сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну. Согласно ч. 1 ст. 183 УК РФ, уголовным преступлением является собирание сведений, составляющих коммерческую или банков­скую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного ис­пользования этих сведений. Данное преступление относится к числу фор­мальных составов, т. е. считается оконченным в момент совершения указанных выше действий, независимо от наступившего результата. Субъ­ектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возра­ста, которое действовало с прямым умыслом и преследовало цель разглашения иди незаконного использования сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну. В качестве меры наказания предус­матривается штраф в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев либо лишение свободы на срок до двух лет.

Преступлением является и незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согла­сия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтере­сованности и причинившие крупный ущерб (ч. 2 ст. 183 УК РФ). Данное преступление может быть совершено лицами, которым эти сведения стали известны благодаря их служебному положению или выполняемым служеб­ным обязанностям.

Если сведения, составляющие коммерческую или банков­скую тайну, разглашены по неосторожности, это уголовно наказуемым деянием не является и может повлечь за собой применение к таким лицам лишь гражданско-правовых санкций и мер дисциплинарного характера. Иными словами, об оконченном преступлении можно говорить лишь тогда, когда в результате разглашения или незакон­ного использования сведений их владельцу причинен крупный ущерб.

Данное преступление наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 5 месяцев либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до пятидесяти мини­мальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Привлечение к уголовной ответственности конкретных виновников преступления не исключает заявления потерпевшими гражданско-право­вых требований о возмещении причиненного вреда. В частности, в тех случаях, когда сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, разглашены или незаконно использованы работниками государст­венных или иных организаций, соответствующие требования о возмещении вреда могут быть адресованы либо непосредственно этим организациям (ст. 402 ГК РФ), либо государству (ст. 16 ГК РФ).

Защита прав авторов топологий интегральных микросхем и иных правообладателей. Эти санкции носят разный юридический характер, не совпадают по своей направленности, а также условиям реализации. Так, большинство из них имеет гражданско-правовую природу и направлено прежде всего на восстановление нарушенных прав потерпевших, а если это невозможно — на удовлетворение охраняемых законом интересов. Неко­торые санкции имеют своими основными целями наказание правонару­шителей, а также предотвращение правонарушений чужих охраняемых законом прав, в связи с чем следует констатировать их административно-правовой характер. Среди гражданско-правовых санкций, в свою очередь, выделяются меры защиты и меры ответственности, которые различаются условиями своего применения, конкретной направленностью и т.п. Как и при защите авторских и патентных прав, выбор конкретных способов защиты зависит от потерпевшего, однако обычно он предопределяется видом нарушенного права, спецификой правонарушения, а также харак­тером наступивших последствий.

Право авторства может быть нарушено путем исключения из числа соавторов лица, внесшего творческий вклад в создание топологий, путем выдачи чужой топологии за собственную разработку и т.п. Нарушением права на авторское имя будет неуказание имени действительного создателя топологий в заявке на реги­страцию или опубликованных сведениях, в искажении имени автора и т.д. Основными способами защиты личных неимущественных прав являются требования автора о признании нарушенного или оспариваемого права, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения, и о прекра­щении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Все указанные требования заявляются в суд (арбитраж­ный суд) и рассматриваются в обычном порядке гражданского (арбитраж­ного) судопроизводства.

Статья 5 Закона о правовой охране топологий называет типичные виды нарушений, относя к ним:

— копирование топологии в целом или в части путем ее включения в интегральную микросхему или иным образом, за исключением копирова­ния только той ее части, которая не является оригинальной;

— применение, ввоз, предложение к продаже и иное введение в хозяйственный оборот топологии или интегральной схемы с этой тополо­гией.

Как видно, указанный перечень возможных нарушений носит лишь примерный характер.

Например, автор топологии или иной правообладатель может требовать наложения запрета на несан­кционированные применение или продажу интегральных микросхем с охраняемой топологией. Что касается причиненных убытков, то они под­лежат возмещению в полном объеме, включая не только реальный ущерб, нанесенный потерпевшим, но и упущенную им выгоду. Закон о правовой охране топологий устанавливает, что в размер убытков включается сумма доходов, неправомерно полученных нарушителем.

Помимо возмещения причиненных убытков по усмотрению суда или арбитражного суда с правонарушителя может быть взыскан штраф в размере десяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу истца (п. 1 ст. 11 закона). Указанный штраф налагается на нарушителя в случае неодно­кратного или грубого нарушения прав потерпевшего и взыскивается в доход республиканского бюджета РФ.

В целях повышения эффективности указанных выше санкций и обес­печения их реальной реализации суд или арбитражный суд может вынести решение о конфискации незаконно изготовленных экземпляров интеграль­ных микросхем и изделий, включающих такие микросхемы, а также материалов и оборудования, используемых для их изготовления. Конфи­скованные материальные объекты по решению суда либо уничтожаются, либо передаются в доход республиканского бюджета РФ, либо передаются истцу по его просьбе в счет возмещения убытков.

В случае нарушения прав автора топологии его работодателем или заказчиком реализуются прежде всего те санкции, которые предусмотрены заключенным между ними договором. Если в договоре специальные сан­кции не установлены, создатель топологии может воспользоваться общими мерами защиты, предусмотренными Законом о правовой охране топологий и другими актами гражданского законодательства.


Защита прав авторов селекционных достижений и патентообладателей. Защита прав селекционеров и патентообладетелей осуще­ствляется в основном в юрисдикционной форме, которая, в свою очередь, подразделяется на общий и специальный порядки. Общим является судеб­ный порядок, в котором рассматриваются все споры, связанные с приме­нением Закона РФ «О селекционных достижениях» (п. 3 с. 29). Специальным порядком считается обращение к административной проце­дуре защиты нарушенных прав. Его суть заключается в подаче потерпевшим заявления в Госкомиссию, которая его рассматривает и принимает решение в пределах своей компетенции. Любое решение Госкомиссии может быть обжаловано в судебном порядке. Кроме того, сама Госкомиссия не наделена правом выносить обязательные для выполнения предписания об устранении выявленных нарушений авторских и патентных прав, а может лишь обращаться с соответствующим иском в суд (п. 6 Положения о Государственной комис­сии РФ по испытанию и охране селекционных достижений).

Особенностью Закона РФ «О селекционных достижениях» является выделение им ряда специфических видов нарушений прав патентообладателя и селекционера. В соответствии со ст. 29 ими являются:

а) присвоение произведенным и (или) продаваемым семенам, племен­ному материалу названия, которое отличается от зарегистрированного названия этого селекционного достижения;

б) присвоение произведенным и (или) продаваемым семенам, племен­ному материалу названия зарегистрированного селекционного достиже­ния, при условии, что произведенные и продаваемые семена, племенной материал не являются семенами, племенным материалом этого селекци­онного достижения;

в) присвоение произведенным и (или) продаваемым семенам, племен­ному материалу названия, схожего до степени смешения с названием зарегистрированного селекционного достижения;

г) внесение недостоверных записей в Государственный реестр охраня­емых селекционных достижений и в отчетную документацию или дача указаний на их внесение;

д) подделка документов для выполнения положений закона или дача указаний на такую подделку;

е) представление документов, содержащих недостоверные сведения о селекционном достижении;

ж) реализация семян, племенного материала без сертификата.

К сожалению, сам Закон РФ «О селекционных достижениях» не содержит указаний на то, какие способы защиты в этих случаях могут использовать потерпевшие и какие последствия наступают для лиц, совер­шающих подобные действия, что, конечно, является его недостатком.

Отдельные из указанных видов нарушений при наличии некоторых дополнительных условий могут образовывать состав административного или уголовного правонарушения, влекущих применение к нарушителям предусмотренных законодательст­вом санкций.

Типичным нарушением прав селекционера является посягательство на его право авторства, которое либо присваивается другими лицами, либо просто оспаривается как таковое. Способом его защиты выступает иск о признании права авторства, имеющий целью подтверждение прав дейст­вительного создателя селекционного результата либо устранение возник­ших сомнений относительно авторства.

В случае нарушения права селекционера на авторское имя способами защиты являются требования о восстановлении прежнего положения либо о прекращении правонарушения или устранении его последствий..

Право автора, не являющегося патентообладателем, на получение вознаграждения за использование селекционного достижения в случае его нарушения патентообладателем защищается с помощью иска о принуди­тельном взыскании вознаграждения. Опираясь на соответствующие поло­жения ГК РФ, селекционер вправе при этом требовать компенсации ему потерь, вызванных задержкой выплаты причитающихся ему сумм (ст. 395 ГК РФ). Помимо этого в соответствии с ч. 4 ст. 23 Закона РФ «О селекционных достижениях» патентообладатель обязан уплатить автору пеню за каждый день просрочки в размере, определенном договором между ними.

Нарушение прав патентообладателя, выражающееся в несанкциониро­ванном использовании принадлежащего ему селекционного достижения, пресекается с помощью иска о прекращении правонарушения. С таким требованием к нарушителю может обратиться как сам патентообладатель, так и Госкомиссия, а также обладатель лицензии, если иное не предусмот­рено лицензионным договором1 .

Прекратить дальнейшее незаконное использование селекционного до­стижения обязано любое лицо, независимо от того, виновно оно в совер­шенном правонарушении или нет.2

С виновного правонарушителя патентообладатель может взыскать при этом и причиненные убытки, в том числе свою упущенную выгоду. Опираясь на п. 2 ст. 15 ГК РФ, патентообладатель вправе требовать обращения в свою пользу всех доходов от незаконного использования селекционного достижения нарушителем.


Защита прав авторов рационализаторских предложений. Защита прав авторов рационализаторских предложений осуществляет­ся в судебном, административном и административно-судебном порядке. Так, в судебном порядке рассматриваются споры об авторстве (соавторстве) на рацпредложение, о распределении вознаграждения между соавторами, все другие споры, возникающие в связи с рацпредложениями, за исключением случаев, когда разрешение тех или иных споров отнесено законом к ведению административных и иных органов. В административ­но-судебном порядке, когда обращению в суд обязательно должна пред­шествовать попытка их рассмотрения в административном порядке, разрешаются споры о размере, порядке исчисления и сроках выплаты вознаграждения за рацпредложения, о факте использования предложения, о первенстве предложения. Наконец, в административном порядке, т.е. путем подачи жалобы в вышестоящий орган, рассматриваются споры, связанные с отказом в регистрации и принятии к рассмотрению заявления на рацпредложение, отказом в признании предложения рационализатор­ским, отменой решения о признании предложения рационализаторским и аннулировании выданного на него удостоверения. Споры, связанные с нарушением прав рационализаторов, предусмотренных трудовым законо­дательством (участие в работах по подготовке к использованию предложе­ния, сохранение прежних норм и расценок и др.), рассматриваются в порядке, установленном для решения трудовых споров.

Способами защиты прав рационализаторов являются признание этих прав; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право; взыскание с лица, нарушившего права, причиненных убытков и др.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В связи с распадом СССР реформа законодательства об охране интел­лектуальной собственности в рамках единого союзного государства оказа­лась незавершенной. Большинство названных выше союзных законов даже не успело вступить в действие, что, безусловно, на какое-то время затор­мозило процесс реформирования рассматриваемой области. Перед бывши­ми союзными республиками, а ныне — независимыми государствами встала задача самостоятельного развития начатого процесса. Наибольших успехов на этом пути достигла Российская Федерация.

Одновременно с созданием нормативной базы в 1992—994 гг. в Рос­сийской Федерации была проделана большая работа по созданию и рефор­мированию системы органов, занимающихся практической работой по охране интеллектуальной собственности.

Таким образом, к настоящему времени в Российской Федерации в целом преодолена та кризисная ситуация, которая возникла в области охраны интеллектуальной собственности в связи с распадом СССР.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.

  1. Пиленко А. Право изобретателя СПб. 1902. Т1.

  2. Азбука авторского права. М., ЮНЕСКО. 1982.

  3. Гаврилов Э.П. Советское авторское право.

  4. Никитина ММ.Н. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства.

  5. Собрание актов Президента и Правительства РФ 1993 г. № 141, № 34, № 29.

  6. Клык Н.Л. Охрана интересов сторон по авторскому договору. Красноярск. 1987.

  7. Еременко В.И. Критерии патентоспособности по европейскому патентному праву // Вопросы изобретательства. 1989. № 12.

  8. Патенты и лицензии 1995 № 6.

  9. Товарные знаки, знаки обслуживания, наименование мест происхождения товаров: Официальный бюллетень Комитета РФ по патентам и товарным знакам. 1995. № 5.

  10. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в РФ. М., "Тенс" 1996. -704 с.


1 См: Пиленко А. Право изобретателя. СПб., 1902. Т. 1 С. 84.

1 Азбука авторского права. М., ЮНЕСКО. 1982. С. 22.

2 Pouillet. Traite de la propriete litteraire et artistique/ Р. 26.

3 Розенберг П. Основы патентного Права США. М., 1979. С. 42.

1 Синайский В.И. Русское гражданское право. Выпуск 1. Киев. 1917. С. 242.

2 См„ например: Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произ­ведения. Казань, 1891. С. 132-146 и др.

3 Ведомства Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №11. Ст. 164.

4 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФР. 1990. № 30. Ст. 416.

5 Указание ч. 1 п. 4 ст. 2 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» о том, что объектами права собственности могут быть наряду с предприятиями, имущест­венными комплексами, зданиями, сооружениями и т.п. также и продукты интеллектуального и творческого труда, следует расценить не более, чем проявление правовой некомпетентности законодателей второй демократической волны.

1 В российской юридической литературе давно и на­стойчиво проводится мысль о необходимости правовой охраны любых творческих результатов независимо от их последующей квалификации (см., напр.: Юрьченко А.К. Охрана интересов граждан в правоотношениях, связанных с творческой дея­тельностью // Гражданско-правовая охрана интересов личности. М„ 1969. С. 204; Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения и тенденции развития. М., 1984. С. 109-111 и др.).

1 Подобная попытка была предпринята в Основах гражданского законода­тельства Союза СССР и республик от 31 мая 1991 г.

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. №7. Ст. 300.

1 Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 59.

2 Панкевич [Б.И]. Объект авторского права//Записки Новороссийского уни­верситета. 1878.

3 Гаврилов Э. П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гонорар М., 1988. С. 10.

1 Мартынов Б. С. Права авторства в СССР // Учен. зап. Всесоюзн. Ин-та юрид. наук. Вып. XI. 1947. С. 135.

1 См., напр.: Мартынов Б. С. Права авторства в СССР. С. 136; Корецкий В. И. Авторские правоотношения в СССР. Сталинабад, 1959. С. 150; Попов В. А. О понятии и признаках объекта авторского права // Проблемы советского авторского права. М„ 1979. С. 64.

2 См., напр.: Инструкция о порядке проставления знака охраны авторского права на произведениях литературы, науки и искусства, издаваемых в СССР, утвержденная Госкомиздатом СССР 3 июля 1989 г.// Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1990. № 5. С. 41-42.

1 Ионас В. Я. 1) Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. М., 1963; 2) Произведения творчества в гражданском праве.

2 " Этика: Словарь / Под ред. А.А. Беляева. М., 1989. С. 239.

1 Ионас В. Я. Произведения творчества в гражданском праве. С. 87.

2 Гаврилов Э.П. Советское авторское право. С. 90.

3 Гаврилов Э.П. Издательство и автор. М., 1991. С. 10.

1 Российская газета. 1994. 28 мая.

2 См„ напр.: Российская газета. 1994. 28 мая; 8 июня; 13 июля и др.

1 Вывод о том, что с позиций российского авторского законодательства ин­формация о программах передач не является объектом авторского права, не будет поколеблен даже в том случае, если в готовящемся законе о теле- и радиовещании вопрос о перепечатке программ будет решен в пользу организаций эфирного вещания.

2 См.: Гражданское право / Под ред. Ю. К. Толстого и А. П.Сергеева. Часть 1. СПб., 1996. С. 190.

1 Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Основные положения. Тенден­ции развития. М„ 1984. С. 79.


1 Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства. Казань, 1972. С. 50.

1 Чертков В. Л. Авторское право в периодической печати. М., 1989. С. 19.


1 Чертков В. Л. Авторское право в периодической печати. М., 1989. С. 25.

2 Савельева И. В. Правовое регулирование отношений в области художествен­ного творчества. М., 1986. С. 44—45.

3 Информация Госкомиздата СССР. 1973. № 18. С. 57.


1 Эстетика: Словарь / Под ред. А.А. Беляева. М„ 1989. С. 219.

2 См., напр.: Зильберштейн Н.Л. Авторское право на музыкальное произведе­ние. М„ 1960. С. 19; Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и в судебной практике. М., 1963. С. 40—41.

3 См., напр.: Антимонов Б. С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957. С.

4 Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства. С. 54.

1 Подробнее о понятии кинопроизведения см.: Чернышева С.А. Правовое регулирование авторских отношений в кинематографии и на телевидении. М., 1984. С. 79-89,136-144.


1 Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Отв, ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С. 613-614.

2 Авторское право на литературные произведения: Сборник официальных материалов/Сост. Л. М. Азов, С.А. Шацилло. М„ 1953. С. 28—29.

1 Гаврилов Э.П. Авторское право на произведения декоративно-прикладного искусства // Советское государство и право. 1983. №7. С. 95.

2 Гаврилов Э.П. Советское авторское право. С. 191.

1 См., напр.: Никитина М. И. Авторское право на произведения науки, лите­ратуры и искусства. С. 46 и др.

2 См„ напр.: Гордон М.В. Советское авторское право. М„ 1955. С. 65.

1 Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Отв, ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М„ 1982. С. 573.


1 Гаврилов Э. П. Авторское право. Издательские договоры. Авторский гоно­рар. М„ 1988. С. 31.

1 См., напр.: Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 49—50; Гаврилов Э.П. Советское авторское право. М., 1985. С. 125—132; Савельева И. В. Правовое регулирование отношений в области художественного творчества. М., 1986. С. 63-69; и др.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 3. С. 20.

2 Там же

3 Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. С. 68.

1 Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993. № 141. Ст. 3920.

1 См.. напр.: Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературное произведе­ние. Казань. 1891. С. 74 и след.: Канторович Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. Петроград, 1916. С. 359 и след.

4 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1914. С. 452— 455.

3 См.. напр.: Мартынов Б. С. Права авторства в СССР//Учен. зап. Всесоюзн. ин-та юрид. наук. Вып. IX. 1947. С. 168; Антимонов Б. С.. Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957. С. 61; и др.

1 См., напр.: Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, лите­ратуры и искусства. Казань, 1982. С. 62; Гаврилов Э.П. Советское право. М., 1984. С. 133; и др.

2 Дозорцев В.А. Авторские правомочия// Проблемы современного авторско­го права. Свердловск, 1989. С. 125.

1 Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Отв, ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. С. 570; Савельева И. В. Правовое регулирование отношений в области художественного творчества. С. 80.

1 Следует отметить, что хотя право на опубликование не названо в числе личных неимущественных и имущественных прав автора, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» прямо признает его за авторами отдельных видов произ­ведений (см., например, п. 4—5 ст. 19 закона).

1 Подробнее об этом см.: Гаврилов Э.П. Советское авторское право. С.136-137,153 и др.

1 См., напр.: Дозорцев В.А. Авторские правомочия. С. 127 и др.

1 См., напр., ст. 8 Патентного закона РФ, ст. 7 Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем».

1 Клык Н.Л. Охрана интересов сторон по авторскому договору. Красноярск, 1987. С. 12.

2 Дозорцев В.А. Авторский договор и его типы//Социалистическая закон­ность. 1984. № 5. С. 23.

1 Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/ Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. С. 610.


1 См.: Указ Президента РФ от 7 октября 1993 г. № 1607 "О государственной политике в области охраны авторского права и смежных прав" // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 41. Ст. 3920.

1 Хотя охранный документ на полезную модель именуется в Патентном законе РФ свидетельством, по своей сути он также является патентом, поскольку закрепляет за владельцем исключительное право на использование полезной модели.

1 См.: Патентоведение Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1984. С. 39.

1 См., напр.: Бернсон А.С. Проблема новизны в изобретательском праве: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Л., 1967; Зенкии Н.М. Изобретения «на примене­ние» в изобретательском праве: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1973; Мозолин В.П. Об объектах правого регулирования в области научно-технического и художе­ственно-технического творчества в СССР// Вопросы изобретательства. 1980. № 8; и др.

1 См., напр.: Дементьев В.Н. Требования к изобретению // Вопросы изобрета­тельства. 1990. № 8. С. 18—19; Самохвалов Г.В. От существенной новизны — к изобретательскому уровню // Вопросы изобретательства. 1990. № 9. С. 14; и др.

2 См.: Еременко В.И. Критерии патентоспособности по европейскому патен­тному праву// Вопросы изобретательства. 1989. № 12. С. 13—14.

3 К сожалению, составители действующих Правил составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу патента на изобретение, утвержденных Роспатентом 20 сентября 1993 г., фактически уклонилась от раскрытия в них понятия очевидно­сти.

1 См., напр.: Дементьев В.Н. Требования к осуществлению изобретения// Вопросы изобретательства. 1985. № 8. С. 32; Полищук Е.П. Методические подходы к трактовке критериев охраноспособности// Вопросы изобретательства. 1989. М° II. С. 30; и др.

1 Вопросы изобретательства. 1985. № 6. С. 43.

1 Хотя охранный документ на полезную модель именуется в Патентном законе РФ свидетельством, по своей сути он также является патентом, поскольку закрепляет за владельцем исключительное право на использование полезной модели.

1 Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 19-21: 1995. № 3. С. 30. Роспатентбыл образован Указом Президента РФ от 24 января 1992 г. и его статус первоначально определялся Временным положением о Роспатенте (Вопросы изобретательства. 1992. № 3-4. С. 8-10).

2 См.: Сообщение Роспатента от 1 февраля 1992 г. // Известия. 1992. 3 февра­ля.

3 Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 32. Ст. 3023.

1 Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №42. Ст. 2320.

2 Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 22—24.

3 Там же. С. 24-27.

1 См.: Положение об Инспекции, утв. Президиумом республиканского совета ВОИР 4 июля 1991 г. // Вопросы изобретательства. 1991. №8. С. 61.

1 См., напр.: Райгородский Н.А. Изобретательское право в СССР. М., 1949. С. 135.

2 См., напр.: Юрченко А.К. Проблемы советского изобретательского права. Л., 1963. С. 104—106; Скрипко В.Р. Охрана прав изобретателей и рационализаторов в СССР. М., 1972. С. 64—65; Гаврилов Э.П. К вопросу разработки закона об изобре­тательстве // Вопросы изобретательства. 1985. № 3. С. 20; и др.

1 Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 34. От. 3191.

1 см., напр.: Гаврилов Э.П. О преждепользовании // Вопросы изобретательства. 1990. № 11. С. 11-14.

1 См., напр.: Шретер В. Советское хозяйственное право. М.-Л., 1928. С. 196; Волчинский В.К. Понятие и содержание фирменного наименования // Вестник МГУ. Серия XII. Право. 1973. № 1; Сергеев В.М. Фирменное наименование как объект правовой охраны // Практика изобретательской и патентно-лицензионной работы. Л„ 1978. С. 63—68; Медведев ДА. Право на фирму в условиях рыночной экономики // Осуществление и защита имущественных прав граждан и организа­ций в условиях формирования социалистического правового государства. Уфа. 1991. С. 68 и др.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1992. №1. С. 91.

1 См.: Закон РФ от 2 апреля 1993 г. № 4737-1 «О сборе за использование наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 17. Ст. 600.

2 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1990. №27. Ст. 357; Собрание законодательства РФ. 1996. № 6. От. 492.

3 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №18. Ст. 961.

1 См„ напр.: Медведев