Вход

Специфика российской цивилизации и ментальности

Контрольная работа по философии
Дата добавления: 14 июня 2010
Язык контрольной: Русский
Word, rtf, 205 кб
Контрольную можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

7




Содержание



  1. Введение …………………………………………………………………….. 3

  2. Определение и структура ментальности ………………..……………….. 4

  3. Основные черты российской ментальности ..…………………………... 7

  4. Признаки российской цивилизации ………..……………………………10

  5. Заключение ………………………………………………………………… 16

  6. Библиография ……………………………………………………………….17


Введение



Актуальность темы обусловлена тем, что в России всегда важнейшей составляющей общественного сознания являлось историческое мироощущение. Изучение системы нашего мироощущения позволяет нам лучше понимать и воспринимать протекающие процессы и правильно их интерпретировать. Всем известно, что «дерево без корней не растет». В обществе такая же ситуация – не изучив своих корней, которые заложили фундамент и являются основой нашего современного сознания, невозможно дальше развиваться и расти.

Цель данной работы - выделение наиболее важных, отличительных и наиболее заметных черт русского национального характера, которые и дают нам возможность утверждать о существовании российской цивилизации. В процессе исследования нами были поставлены следующие задачи:

  1. Определение основных черт российской ментальности;

  2. Определение признаков российской цивилизации.



Определение и структура ментальности



Русский характер – это сплошная завеса тайн, которую образует, в духовном понимании, ментальность. По научной терминологии мы называем свои психологические установки, основные стереотипы мышления и прочие модели поведения ментальностью. В быту определение всех этих черт получило название национального характера, т.е. отличительных черт твоей национальности от других. Прежде чем подойти к изучению менталитета, разумно будет дать определение изучаемого нами объекта.
«Ментальность (менталитет) (от лат. mentalis – умственный, духовный) – устойчивая настроенность внутреннего мира людей, сплачивающая их в соц. и исторические общности; совокупность установок и предрасположенностей людей к определенному типу мышления и действия. М. с одной стороны выступает как результат культуры и традиций, с др. – сама является глубинным источником развития культуры. Разрушение М. может привести к психологическим кризисам, отклонениям в поведении». [1, с. 173]

Кроме того, И. Кондрашин в «Глоссарии философских терминов» дает следующее определение ментальности: «Менталитет (Ментальность) (от позднелат. mentalis - умственный) - 1) совокупность нервно-психических способностей организма индивида, складывающаяся из состояния его психики, степени загруженности навыками и опытом его алгоритмического модуля, уровня развитости его интеллекта и сознания, т.е. менталитет  = психика   алгоритмический модуль   интеллект   сознание.  Помимо индивидуального различают также общественный менталитет; 2) образ  мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе и проявляющихся через психику, алгоритмический модуль, интеллект и сознание (включая самосознание) , являющиеся его составными частями; 3) более осмысленное  определение  таких понятий, как ум, разум».

Если же мы обратимся к А. Гуревичу, то увидим, что «Ментальность – это наличие у людей того или иного общества определенного общего умственного инструментария, психологической оснастки, которая дает им возможность по-своему воспринимать и осознавать мир и самих себя». [3, с. 63]

Таким образом, ментальность - это некое свойство сознания особым образом отражать (и выражать своим поведением) определенную этническую картину мира. Этническая картина мира, в свою очередь, - это представления человека о мире, сформировавшиеся на основании определенных культурно-ценностных доминант. Ментальность как коллективно-личностное образование представляет собой устойчивые духовные ценности, глубинные аксиологические установки, навыки, автоматизмы, латентные привычки, долговременные стереотипы, рассматриваемые в определенных пространственно-временных границах, являющиеся основой поведения, образа жизни и осознанного восприятия тех или иных явлений действительности.

Ментальность нации определяет те особенности ее цивилизации, которые являются ключевыми в сравнении ее с другими нациями. Так же это можно назвать социокультурными факторами воздействия на личность и общество: ментальность, природно-климатические условия, геополитическое положение в мире и все вытекающие отсюда обстоятельства. Поэтому исторический процесс можно рассматривать со стороны взаимодействия общества и культуры и как это отражается на ментальности. Социокультурный подход подразумевает понимание общества как единства культуры и социума, образуемых деятельностью человека. Этот подход выясняет сопряжение устойчивого и изменчивого (человека и общества, культуры и социума). Нужно заметить, что равновесие между культурными и социальными компонентами общества есть условие его устойчивости. Этот подход четко показывает процесс влияния внешних факторов на менталитет. Ментальность преломляет факторы внешнего воздействия, так что основную роль играет культура. Культура есть результат деятельности человека, который в своих действиях опирается на установки заданные менталитетом. Культура является материальным олицетворением, духовным образом, социальным явлением тех настроек, которые заданы менталитетом. В менталитет так же входит и религиозная составляющая, которая играет не маловажную роль. Религия в национальном сознании является связующим компонентом, который объединяет материальную и духовную культуры, так же являясь бытовым способом объяснения действий и восприятия мира. [5]

  Изначальной и основной составляющей менталитета является язычество. Язычество – это не религия, не вера, это мировоззрение, которое опирается на особую национальную систему духовно-этических норм, т.к. язычество носит ярко выраженный национальный характер. Это совершенно иная система ценностей, отличная от православной. До 988 года язычество занимало в менталитете славян основное, фундаментальное место, и, по сути, являлось значительной духовно-этической составляющей ментальности. Но после 988 года появляется новая составляющая в русском менталитете – православное христианство. Оно явилось неким напластованием в менталитете на фундаментальную языческую составляющую. Языческий компонент в результате этой трансформации полностью ушел в быт, где проявляет себя до сих пор. А новоприобретенный пласт православия превратился в тот самый «фильтр внешнего воздействия», играющий определяющую роль в отношениях между индивидом и обществом. Православная система ценностей почти полностью влилась в мировоззрение русских и стала определяющим механизмом в регулировке поведения индивида и общества. Со временем православный пласт фактически полностью впитался в языческую составляющую ментальности. Современное православие есть густая смесь христианского православия и язычества. [4]



Основные черты российской ментальности



Наиболее яркая особенность русского менталитета, отмечаемая философами – религиозность. В России религиозность обрела особый оттенок, и явилось это следствием феномена общинности. Это явление в русской национальной культуре занимает основное, фундаментальное место. В западной цивилизации сознание и поведение индивида носит ярко выраженный индивидуальный характер, который дает тень и на всю западноевропейскую культуру. У русских все наоборот. Поведение и сознание носит чисто коллективный характер. Это четко выражается в правовых нормах на бытовом уровне, таких как принцип круговой поруки, который имеет очень глубокие корни и пронизывает всю русскую культуру вдоль и поперек. Как известно из истории русского народа, общинность является нам везде и всюду, например крестьянские общины, круговая порука в армии и среди крестьян, четкое выделение слоев населения по каким-либо признакам, причем, даже в современное время. Но, рассматривая особенности православной общинности, «прежде всего надо говорить о самобытной модели экономики, которая сильно отличается от западной. Если в западной экономике господствовали индивидуализм, жесткая конкуренция, а эффективный труд мотивировался преимущественно материальными интересами, то в русской модели экономики предпочтение отдавалось коллективизму, обеспечению органичной, естественной связи и взаимодействия между работниками, поддержанию духа общинности и ответственности перед коллективом. Русская модель хозяйственного развития принадлежала к общинному типу экономики. Она развивалась на традиционных ценностях крестьянской общины и артели, коллективизма, взаимопомощи, трудовой демократии, местном самоуправлении. Эффективный труд мотивировался в ней преимущественно моральными, а не материальными стимулами». [5, с. 124]

Православное смирение породило в русских людях жертвенность, подвижничество, пренебрежение ценностями житейского комфорта и благополучия. Однако смирение – не значит бездеятельность; оно предполагает волевое деяние (подвиг, добродетель). Дела социального целого ставятся выше собственного дела. Служение оказалось наиболее соответствующей русскому менталитету формой деятельности, да и вообще жизни. Для русского человека ценность индивидуальной жизни ничтожна по сравнению с общей ценностью (семья, община, Отечество). Отсюда – дух русской державности, слияние государства и общества.

Следствие христианского смирения – душевная теплота русских, гостеприимное отношение к инородцам, чувство общности, потребности в бескорыстном общении. До сих пор русские являются единственной нацией, способной принять в свое лоно человека любой другой национальности, вероисповедания и цвета кожи.

Для русской ментальности свойственны не эгоцентрические стимулы к самоутверждению, а стремление к духовной свободе. Это стремление применительно к хозяйствованию проявляется и в отношении к материальным благам. Ни у одного народа, пожалуй, негативное отношение к материальному благополучию не укоренилось настолько глубоко, как у русских. На Руси, в России состоятельному человеку нужно было искать «извиняющие причины» своего богатства. Отсюда – тяга к благотворительности, к меценатской деятельности (вспомним Морозовых, Мамонтовых и другие известные купеческие династии России). В русском характере недостаточно развиты стремление дорожить материальными благами, бережное отношение к материальным ценностям, уважение к труду, ответственность по отношению к собственной судьбе.

Так же православные ценности отразились и в процессе складывания русской трудовой этики. Основным направлением в жизни верующего христианина было спасение души. В ходе наложения православных ценностей на крестьянскую среду была выработана русская трудовая этика. Труд получил широкую сакрализацию как занятие благородное, богоугодное и располагающее очистительными функциями применительно к душе. Труд явился олицетворением добра, а по христианскому мышлению тот, кто делает добро, попадает в рай, т.е. спасает свою душу. Это ознаменовало складывание понятий «трудолюбие» и «добролюбие», т.е. человек, которые трудился, а значит, делал добро – спасал свою душу. На этой логике построен весь быт русского крестьянства. Об этом нам доподлинно показывает народное творчество, а именно русские поговорки и пословицы: «Кто перекрестясь работал, тому Божья помощь», «Дело спорится – углам помолись», «С молитвой в устах, с работой в руках».

Таким образом, в русском менталитете сочетаются разнообразные свойства и способы поведения. Н.Бердяев выразительно подчеркнул эту особенность русского народа: «Два противоположных начала легли в основу формации русской души: природная, языческая дионисическая стихия и аскетически монашеское православие. Можно открыть противоположные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; эсхатологически мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт” [6, c. 6].




Признаки российской цивилизации



Мыслители и ученые, которые пытались в прошлом уловить цивилизационную специфику России, указывали, как правило, на ее особенный характер, на сочетание и взаимное переплетение западных и восточных элементов. Хотя исследователи российской специфики указывали на конфликтность сочетания разных традиций в рамках российской общности, именно они ставили задачу синтеза различных начал - западных и восточных. Так или иначе, в соединении западных и восточных элементов и те, и другие видели определяющую черту России, которая обуславливала уникальность ее социокультурного облика.

Обычно выделяется 4 фактора, сформировавшие такую модель развития России, при которой наблюдается гипертрофированная роль государства в развитии общества, экономики. Это природно-климатический, геополитический, религиозный и фактор социальной организации.

Влияние природно-климатического фактора на специфику русской истории отмечали практически все исследователи своеобразия русского исторического процесса. Одним из лучших решений данной проблемы можно считать решение Л.В. Милова. По его мнению, в центральной России, составившей историческое ядро Русского государства (после его перемещения из Киева в Северо-Восточную Русь), «при всех колебаниях в климате, цикл сельскохозяйственных работ – всего 125-130 рабочих дней (примерно с середины апреля до середины сентября по старому стилю). В течение, по крайней мере, 400 лет русский крестьянин находился в ситуации, когда худородные почвы требовали тщательной обработки, а времени на нее у него просто не хватало, как и на заготовку кормов для скота... Практически это означало для крестьянина неизбежность труда буквально без сна и отдыха, труда днем и ночью, с использованием всех резервов семьи (труда детей и стариков, на мужских работах женщин и т.д.). Крестьянину на западе Европы – сезон работ был там гораздо дольше. Перерыв в полевых работах в некоторых странах был до удивления коротким (декабрь-январь). Конечно, это обеспечивало более благоприятный ритм труда. Да и пашня могла обрабатываться гораздо тщательнее (4–6 раз). В этом заключается фундаментальное различие между Россией и Западом, прослеживаемое на протяжении столетий». [8]

Неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства, считает Милов, оказали прямое воздействие на тип русской государственности. При относительно низком объеме совокупного продукта господствующие слои создавали «жесткие рычаги государственного механизма, направленные на изъятие той доли совокупного прибавочного продукта, которая шла на потребности самого государства, господствующего класса, общества в целом. Именно отсюда идет многовековая традиция деспотической власти российского самодержца, отсюда идут в конечном счете и истоки режима крепостного права в России...». [8]

Если же говорить о геополитических факторах, то обычно выделяют следующие условия, повлиявшие на специфику русской истории: обширная, слабо заселенная территория, незащищенная естественными преградами граница; оторванность (на протяжении почти всей истории) от морей (и соответственно от морской торговли); благоприятствующая территориальному единству исторического ядра России речная сеть; промежуточное между Европой и Азией положение русских территорий.

Слабая заселенность земель Восточно-европейской равнины и Сибири, ставших объектом приложения сил народов России, имела многообразные последствия для ее истории. Наличие обширных земельных резервов создавало благоприятные условия для оттока земледельческого населения из исторического центра России при увеличении нормы его эксплуатации. Данное обстоятельство вынуждало государство и эксплуататорские слои общества усиливать контроль за личностью земледельца. Чем больше в ходе исторического развития возрастали потребности государства и общества в прибавочном продукте, тем более жестким становился этот контроль, приведя в XVII в. к закрепощению значительной массы русского крестьянства.

Крайне осложнил историческое бытие русского народа такой фактор, как естественная открытость границ русских земель для иноземных нашествий с Запада и Востока. Русские территории не были защищены естественными преградами: их не ограждали ни моря, ни горные цепи. Данное обстоятельство, естественно, использовали соседние народы и государства: Польша, Швеция, Германия (Ливонский и Тевтонский рыцарские ордена в Прибалтике, Германия в I и II мировых войнах) и даже Франция (при Наполеоне I), с одной стороны, и кочевники Великой степи – с другой. Постоянная угроза военных вторжений и открытость пограничных рубежей требовали от русского и других народов России колоссальных усилий по обеспечению своей безопасности: значительных материальных затрат, а также людских ресурсов (и это при малочисленном и редком населении.). Более того, интересы безопасности требовали концентрации народных усилий: вследствие этого роль государства должна была чрезвычайно возрасти.

О том же самом говорит и С. Соловьев: «Таким образом, бедный разбросанный на огромных пространствах народ должен был постоянно с неимоверным трудом собирать свои силы, отдавать последнюю тяжело добытую копейку, чтобы избавиться от врагов, грозивших со всех сторон, чтобы сохранить главное благо, народную независимость; бедная средствами сельская, земледельческая страна должна была содержать большое войско... Государство бедное, малонаселенное и должно содержать большое войско для защиты растянутых на длиннейшем протяжении и открытых границ. Понятно, что мы должны здесь встретиться с обычным в земледельческих государствах явлением: вооруженное сословие, войско, непосредственно кормится на счет невооруженного. Бедное государство, но обязанное содержать большое войско, не имея денег вследствие промышленной и торговой неразвитости, раздает военным служилым людям земли. Но земля для землевладельца не имеет значения без земледельца, без работника, а его-то и недостает; рабочие руки дороги, за них идет борьба между землевладельцами – работников переманивают землевладельцы, которые побогаче... и бедный землевладелец, не имея работника, лишается возможности служить, являться по первому требованию государства в должном виде, на коне, с известным числом людей и в достаточном вооружении, конен, люден и оружен. Что тут делать? Главная потребность государства – иметь наготове войско: но воин отказывается служить, не выходит в поход, потому что ему нечем жить, нечем вооружиться, у него есть земля, но нет работников. И вот единственным средством удовлетворения этой главной потребности страны найдено прикрепление крестьян, чтобы они не уходили с земель бедных помещиков, не переманивались богатыми; чтоб служилый человек имел всегда работника на своей земле, всегда имел средство быть готовым к выступлению в поход... Прикрепление крестьян – это вопль отчаяния, испущенный государством, находящимся в безвыходном экономическом положении». [9].

О следующем геополитическом факторе – оторванности от морей и морской торговли – можно долго не говорить: из-за этого приходилось продукты своего экспорта продавать задешево посредникам, а продукты импорта покупать задорого у тех же посредников; и все это вынуждены были делать жители и государство бедной земледельческой страны. Чтобы пробиться к морям России пришлось столетиями вести напряженные кровопролитные войны. Выход к незамерзающим портам стал главной целью внешней политики России еще при Иване Грозном и был таковым еще в течение двух веков. Петр добился получения к Балтике, а Екатерина II – к Черному морю. Вследствие этого роль государства и армии в обществе возрастала еще больше.

Другим благоприятным для истории России геополитическим фактором является то, что через ее территорию проходила значительная часть Великого шелкового пути из Китая в Европу. Данное обстоятельство создавало объективную заинтересованность многих стран и народов в поддержании политической стабильности вдоль этой великой магистрали древности, т. е. в существовании евразийской империи: вначале такой империей стало государство Чингизхана, затем – Россия.

По поводу религиозного фактора исследовавший этот вопрос И.Н. Ионов отмечает, что «Соединяющей силой была власть императора, нормальное функционирование которой во многом снимало напряжение (противоречие между сущим и должным, между земным и небесным порядком)... Тем самым в православии власть “настоящего”, православного царя становилась гарантом возможности будущего “спасения” после смерти... Если в европейском городе в протестантской среде верования толкали человека к активной экономической деятельности (ее успех помогал ему убедиться в своей “избранности”, в грядущем индивидуальном “спасении”), то в русском городе перед человеком открывался не экономический, а политический путь “спасения”, причем с сильной коллективной составляющей. Отсюда, с одной стороны, экономическая активность европейцев и создание ими гражданского общества как механизма утверждения своих интересов, как инструмента борьбы за экономический успех, а с другой – поиски “настоящего” царя в России... Постепенная секуляризация... воззрений привела к тому, что на Западе, особенно в США, высшим критерием оценки деятельности человека, если угодно, воплощением смысла жизни, стали оценки рынка, богатство, в то время как у нас сближение сущего и должного было реализовано в форме коллективного движения к лучшему будущему, в идеях социальной справедливости... Силой, соединяющей сущее и должное... по-прежнему оставалась харизматическая власть, государство» [7].

Под воздействием вышеуказанных факторов: природно-климатического, геополитического, религиозного – в России сложилась специфическая социальная организация. Ее основные элементы следующие:

1. первичная хозяйственно-социальная ячейка – корпорация (община, артель, товарищество, колхоз, кооператив, концерн и т.д.), а не частнособственническое образование, как на Западе;

2. государство – не надстройка над гражданским обществом, как в западных странах, а становой хребет, порой даже демиург (творец) гражданского общества;

3. государственность либо обладает сакральным характером, либо неэффективна («смута»);

4. государство, общество, личность не разделены, не автономны, как на Западе, а взаимопроницаемы, целостны, соборны;

5. государственность опирается на корпорацию служилой знати (дворянство, номенклатура и т.д.).

Данная социальная организация отличалась чрезвычайной устойчивостью и, меняя свои формы, а не суть, воссоздавалась после каждого потрясения в российской истории, обеспечивая жизнеспособность русского общества, внутреннее единство его исторического бытия.



Заключение



Нахождение России между Европой и Азией способствовало формированию особой, во многом уникальной культуры, открытой, в которой прослеживается влияние различных культур, и потому синтетической.

Российская цивилизация - сочетание крайне противоречивых тенденций. В ней страстная тяга к христианской вере и святости сосуществует с мощными проявлениями в самых различных формах языческого начала. С одной стороны, в духовном складе русского человека наблюдалась тенденция (особенно явно у крестьянства) к подчинению природным ритмам; с другой, - в российской духовности всегда было стремление, наиболее четко проявившееся к рубежу XIX - XX веков, устанавливать абсолютный контроль над природой. Это наиболее ярко проявилось в русском космизме (Федоров, Циолковский и другие), а затем в идеологии и практике большевизма. Для российской жизни была характерна тенденция к полному растворению индивидуального начала в общности (община), к тотальному контролю над личностью со стороны социальных институтов - от общины до государства, и одновременно мощное стремление к свободе без границ - знаменитой российской «воле», которая периодически выходила на поверхность российской жизни.



Библиографический список



  1. Коджаспирова, Г.М. Словарь по педагогике (междисциплинарный) [Текст] / Г.М. Коджаспирова, Коджаспиров А.Ю. — М. : ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д : Издательский центр «МарТ», 2005. — 448 с.

  2. Гудзенко, А.И. Русский менталитет [Текст] / А.И. Гудзенко – М. : ПАИМС, 2001. – 240 с.

  3. Гуревич, А.Я. Историческая наука и историческая антропология [Текст] / А.Я. Гуревич // Вопросы философии. — 1988. — № 1.

  4. Русская ментальность [Электронный ресурс] / – 02.12.2009. - Режим доступа: www http://www.pbrus.org/society/247-russkaya-mentalnost.html. - 25.04.2010г.

  5. Российская многонациональная цивилизация: Единство и противоречия [Текст] / Отв. ред. В. В. Трепавлов; Ин-т рос. истории. – М.: Наука, 2003. – 378 с.

  6. Бердяев, Н.А. Русская идея [Текст] / Н. Бердяев. – М. : Мидгард, 2005. – 834 с.

  7. Ионов, И.Н. Россия и современная цивилизация [Текст] // Отечественная история – 1992. - № 4. - с.63-64.

  8. Милов, Л.В. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса [Электронный ресурс] // Режим доступа: www http://www.nlr.ru/tus/300505/milov.pdf - 25.015.2010

  9. Соловьев, С.М. Петровские чтения [Электронный ресурс] / Режим доступа: www http://lib.misto.kiev.ua/HISTORY/SOLOVIEV/chtenie.txt. - 13.02.2010.

  10. Соловьев, С.М. История России с древнейших времен т.1 [Электронный ресурс] / Режим доступа: www http://lib.misto.kiev.ua/HISTORY/SOLOVIEV/solv01.txt. - 13.02.2010.


© Рефератбанк, 2002 - 2017