Вход

Судебно-правовая сиситема средневековой Японии

Реферат по истории
Дата добавления: 15 января 2007
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 132 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

Московская финансово юридическая академия

Кривохина Е. Д.

Группа: 07ЮРд1610




Судебно-правовая система средневековой Японии




Источники права


Для раннесредневекового права Японии было характерно повсеместное распространение норм обычного права, действующих в тех или иных общинах или в той или иной складывающейся сословной группе.

Право в это время еще не выделилось из религиозных и этических норм, если не считать отдельных понятий о наказаниях, которые были связаны с представлением о грехе, каре, о "божьем суде". В древнейших японских источниках они выступают в виде "семи небесных грехов" (более тяжких) и "восьми небесных грехов" (менее тяжких), за которые полагались или кара, или очищение. Становление писаного права происходило в Японии под сильным влиянием религиозно-правовой идеологии, норм китайского права. Японские государственные и правовые институты не потеряли, однако, своей специфики.

Первые записи правовых норм, носили характер наставлений, моральных заветов правителей своим чиновникам: "почтительно воспринимать указы", "обязательно соблюдать их", "справедливо оценивать заслуги и провинности" и т.д.

Введение надельной системы в 7 в., строгое деление общества на ранги привело к появлению законодательных документов, получивших, как и в Китае, название "кодекс". Кодексы содержали нормы, регулирующие поземельные отношения, обязанности и привилегии различных групп и представителей титулованного и ранжированного чиновничества, нормы уголовного (Рицу) и административного (Рё) права, хотя между ними четкие различия провести в праве Японии крайне трудно.

В первом своде законов нет деления права на частное и публичное. Имущественные, брачно-семейные, наследственные отношения приобретают в нем публично-правовой характер, регулируются нормами уголовного и административного права. Так же не было четкого деления на отрасли права. Если обратиться к содержанию "Тайхо Ёро рё", то кодекс содержит нормы как гражданского, брачно-семейного, уголовного, так и административного права, касаясь, однако, таких преступлений, которые в силу сословной принадлежности преступника или потерпевшего или иных причин не влекли за собой одного из пяти тяжких уголовных наказаний (от смертной казни до битья палками). Эти преступления были выделены в особый кодекс "Тайхо Рицу рё".

Особое значение для рассмотрения правовой системы Японии этого времени имел Закон 29 "О тюрьмах" из кодекса "Тайхо Рицу рё", касающийся широкого круга норм уголовно-процессуального права.

Вместе с кодексами среди источников права этого периода широко было представлено текущее нормотворчество императора в виде указов и постановлений. Первые имели более самостоятельный характер, вторые издавались в развитие административных и уголовных законов, как их практическое осмысление.

Указы объединялись в сборники. Например, в 927 году был создан Сборник постановлений годов Энги, вступивший в действие в 967 году. Указы все больше стали со временем оттеснять кодексы на второй план.

Резкие изменения в правовой сфере Японии происходят после установления сёгуната под влиянием развала единого правового пространства.

"Рицу" и "рё" как государственные императорские предписания теряют свой нормативный характер и на первый план выходят морально-правовые обыкновения, гири, исходящие из соображений приличия, которые регулируют поведение индивида во всех случаях жизни: отношения отца и сына, мужа и жены, дяди и племянника. А вне семьи — отношения собственника и арендатора, заимодавца и должника, торговца и клиента, старшего чиновника и подчиненного.

Это было связано с децентрализацией и общим ослаблением государственной власти, падением ее легитимности, когда в условиях военной диктатуры бакуфу перестали существовать общепризнанные административно-судебные органы, и Министерство юстиции (наказаний), и высшая апелляционная инстанция в лице императора. Действовал прямой приказ, предписание высших низшим, в лучшем случае - норма обычного права. Эти новые порядки нашли в Японии подготовленную почву. Их идеологической базой стало конфуцианство, которое, как известно, считало право одиозным, отвергало его вместе с категоричностью судебного решения.

Гири соблюдались автоматически, под страхом осуждения со стороны общества "нарушений приличия", различные критерии тяжести которых были тесно связаны с сословной принадлежностью индивида.

Так, особый кодекс норм "приличия", "кодекс чести" (букэ-хо) окончательно формируется в это время для самурайского сословия. Он был основан на требованиях абсолютной личной преданности вассала своему сюзерену, исключал саму идею прав и обязанностей юридического характера. Отношения вассала-воина и его сюзерена строились не на договорной основе, а на псевдо-родственных семейных началах, как отношения отца и сына. Вассал при этом не имел никаких гарантий против произвола своего господина. Сама мысль об этом считалась оскорбительной. Любое бесчестие самурая кончалось самоубийством. Гири иногда скреплялись и законодательным путем.

В целях регулирования вассально-ленных отношений сёгуна и его вассалов, а также других феодалов сёгунат прибегал и к изданию указов, направленных главным образом на укрепление феодального землевладения казны, правительства бакуфу.

С конца 8 в. издаются специальные указы "милосердия", которые аннулируют все сделки самураев по продаже и закладу земли, их задолженность ростовщикам. Реже издаются указы, запрещающие отчуждение, деление крестьянских хозяйств.

В 15-16 вв. роль обще-японского права упала до самого низшего предела. Каждое княжество, каждое сословие руководствовалось своими собственными установлениями, нормами обычного права, которые лишь иногда, главным образом в виде моральных заповедей, инструкций, поучений, объединялись в сборники

В 18 в., в период третьего сёгуната стали предприниматься попытки вернуться к старым порядкам "правового государства", сёгуном была провозглашена политика "твердого следования старым законам". В 1742 году во исполнение этих задач был принят Кодекс из 100 статей, положения которого сводились к упорядоченному изложению основного содержания прежних законов, норм обычного права. Кодекс воспринял многие предписания старых кодексов эпох Тайхо и Ёро 13 в.

Законы не публиковались (действовал принцип: "Следует выполнять, а не знать"). До сведения населения доводилась лишь малая их часть, та, которая касалась категорично-запретительных предписаний. Кодекс 1742 года хранился в тайне, к нему имели доступ лишь три высших чиновника правительства бакуфу (бугё). Сфера действия законов распространялась лишь на территории, непосредственно входящие во владение клана Токугава, а у даймё было собственное право.

Судебный процесс.


Согласно Закону 29 "О тюрьмах" "Тайхо Ёро рё" процесс носил смешанный обвинительно-инквизиционный характер. Судебное дело начиналось как с заявления казенного учреждения, так и отдельного лица. Широко практиковались доносы "публичные" и "тайные", (не объявлялись публично и следствие по ним носило приватный характер).

Донос был обязателен для близких родственников жертвы. Если они не доносили в течение 36 дней об убийстве, то подвергались наказанию как соучастники. Если речь шла о мятеже, "оскорблении величества", то доносителя прямо доставляли к императору. Но нельзя было доносить на преступника его близким родственникам и слугам.

Расследование проводилось специально назначенными следователями. Следователи могли быть заменены вследствие родства с преступником или особых с ним отношений. Следователям запрещалось высказываться о виновности или невиновности подследственных. В случае совершения тяжких преступлений практиковалось предварительное заключение под стражу и доносителя и подозреваемого. Чиновник, ведущий следствие, должен был удостовериться в полноценности улик. При тяжких преступлениях, неясности улик, запирательстве подследственного разрешалось применение пыток, но не более трех раз и с интервалами в 20 дней. Особенно тщательное ("тройное") следствие проводилось, если речь шла о мятеже.

Суд не был отделен от администрации. Судебное дело полагалось возбуждать по месту приписки истца, например, в уездном управлении или, при невозможности до него добраться, в ближайшем казенном учреждении.

Подсудность дела определялась как по месту совершения преступления, так и по степени его важности, тяжести возможного наказания. Дела о каторге и срочной ссылке решались провинциальными управлениями, а те, по которым предполагалось более тяжкое наказание, передавались на рассмотрение в Министерство юстиции.

Специальные судьи и следователи этого министерства не только проводили расследование важных дел, но и проверяли и пересматривали приговоры, вынесенные низшими инстанциями, решали вопрос о взыскании долгов.

В ведении Министерства юстиции было два управления:

- управление взысканий:

проводило конфискацию имущества и взыскивание штрафы в пользу казны

- тюремное управление:

осуществляло надзор за подследственными, за принудительными работами заключенных, за исполнением приговоров.

В обязательном порядке в Министерство юстиции передавались дела, сопряженные со смертной казнью, бессрочной ссылкой или увольнением чиновников с исключением их из списков. Некоторые дела направлялись для рассмотрения в Государственный совет, который мог проводить с помощью специальных законоведов-следователей дополнительное расследование и прекращать их. Правильность судебных решений на местах Государственный совет проверял также с помощью своих специальных инспекторов. О делах, связанных со смертной казнью, бессрочной ссылкой и исключением чиновников из списков, докладывали императору, который выступал в качестве высшей апелляционной инстанции.

В Японии как и в Китае, не было Высшего суда.







ЗАКОН XXIX (29)


Статья 31 - Облегчение приговора

Когда совершено преступление, но [дело] еще не возбуждено, а также когда [дело] уже возбуждено, но приговор еще не вынесен и в это время в правилах [применения] уголовного кодекса произведены изменения, то если [новые] правила [предусматривают] утяжеление [наказания], то разрешается [выносить приговор] на основании [правил, действовавших] во время совершения преступления.

Если [новые] правила облегчают [наказание], то разрешается следовать облегченным положениям.


Статья 34 - Сообщники преступника

Если арестованный, обвиняя (тайин) другого человека, считает [его] своим сообщником (торё), то всегда - тщательно расследовать обстоятельства дела и уже потом задерживать.

Если в дальнейшем обнаружится невиновность [соучастника], то освобождать. Если [он] вторично привлекается к суду или если [он] умрет во время заключения, то тщательно записывать даты и со специальным уполномоченным докладывать [обо всем] Государственному совету, после чего - вторично расследовать.


Статья 35 - Судебное следствие

Чиновник, ведущий судебное следствие (сатигоку), должен прежде всего произвести пятикратную оценку, а также проверить правильность улик (сёсин).

Если обстоятельства дела кажутся подозрительными, а [арестованный] не говорит правду, тогда применять пытки.

После каждого допроса должно пройти 20 дней.

Если допросы не закончились, но [арестованного] нужно передать в другое ведомство и еще подвергнуть пыткам, (если арестованный переводится в другое ведомство, тогда следует снять копии протоколов допросов и передать вместе [с ним]), присчитать прежние допросы так, чтобы получалось три.

Если преступление не наносит тяжелого ущерба, а также в деле почти нет сомнительных мест, то не обязательно всегда доводить пытки до полных трех раз.

Если арестованный умрет в результате допросов, то следует подробно доложить [об этом] старшему начальнику данного района.

В столице докладывать о следствии Палате цензоров.














Конституция Сётоку (604г.)


1 статья гласит:

Цените согласие, ведь основа [всего - дух] не сопротивления.

Все люди входят в группировки, [наносящие вред государству], а мудрых мало.

Поэтому некоторые не повинуются ни отцу, ни государю, а также враждуют с [людьми из] соседних селений.

Напротив, [при] согласии в верхах и дружелюбии в низах, [при] согласованности в обсуждениях дела пойдут естественным порядком, и какие [тогда] дела не осуществятся?


2 статья гласит:

Ревностно почитайте три сокровища; [эти] три сокровища суть: Будда, дхарма и сангха.

[Они] - последнее прибежище [созданий] четырех рождений и наивысшие [объекты] поклонения во всех странах.

Все миры, все люди почитают дхарму.

Мало людей очень плохих; если [их] наставлять хорошо, то [они] последуют [по истинному пути].

Исправить [их] можно только с помощью этих трех сокровищ.


3 статья гласит:

Почтительно воспринимая государевы указы, обязательно соблюдайте [их].

Государь-[это] небо; вассалы-земля.

Небо покрывает [землю], а земля поддерживает [небо]. [И тогда] четыре времени года сменяют друг друга и все в природе идет своим чередом.

Когда [же] земля возжелает покрыть небо, то [это] приведет к разрушению.

Поэтому, если государь изрекает, то вассалы должны внимать.

Если высшие приказывают, то низшие должны подчиняться.

Поэтому, почтительно воспринимая государевы указы, обязательно соблюдайте [их].

Несоблюдение [указов] естественно поведет к [общему] упадку.


4 статья гласит:

Сановники и чиновники! В основу [своей деятельности] положите ритуал.

Основа управления народом - безусловно, в [соблюдении] ритуала.

Если высшие не соблюдают ритуала, то среди низших нет порядка.

Если низшие не соблюдают ритуала, то непременно возникают преступления.

Поэтому, если сановники и вассалы соблюдают ритуал, то положение рангов не нарушается.

Если простой народ соблюдает ритуал, то и государство управляется естественно.


5 статья гласит:

Избавьтесь от чревоугодия, откажитесь от жадности и справедливо разбирайте поступающие жалобы.

Ведь жалоб простого народа за один день [накапливается] до тысячи. Если даже за один день столько [жалоб], то сколько их наберется за годы.

В последнее время лица, разбирающие жалобы, сделали обычаем извлекать из этого [личную] выгоду и выслушивать заявления после получения взятки.

Поэтому-то жалоба имущего человека подобна камню, брошенному в воду, а жалоба бедняка подобна воде, политой на камень.

Из-за этого бедный народ не знает пристанища.

Именно в этом есть нарушение [истинного] пути [наших] вассалов.


6 статья гласит:

Наказание зла и поощрение добра - хорошее древнее правило.

Поэтому не скрывайте добра людей, а заметив зло, обязательно исправляйте [его].

Льстецы и обманщики - острое орудие для подрыва государства; [они] - остроконечный меч, разящий народ.

Подхалимы весьма охотно говорят высшим об ошибках низших, а при низших злословят об ошибках высших. Подобные люди всегда неверны государю и немилосердны к народу, а это является источником больших неурядиц.


7 статья гласит:

Каждый человек должен иметь [свои] обязанности, и дела управления должны быть разграничены.

Когда умного человека назначают на должность, тотчас же слышатся похвалы.

Когда же беспринципный человек занимает должность, то многочисленны беспорядки.

В мире мало мудрецов, мудрость есть следствие глубоких размышлений.

Нет больших и малых дел; все дела непременно будут улажены, если [на должности] будут приняты способные люди. И тогда не будет срочного и несрочного.

При умных людях все естественно улаживается. Таким образом, государство будет вечным и страна будет в безопасности.

Поэтому-то в древности мудрые государи искали способных людей на посты, а не искали постов для людей.


8 статья гласит:

Сановники и чиновники! Приходите раньше на службу и позднее уходите.

Государственные дела не допускают нерадивости. Даже за весь день трудно [их] завершить.

Если будете приходить поздно на службу, не управитесь со срочными [делами].

Если же будете уходить рано, безусловно, не завершите всех дел.


9 статья гласит:

Доверие есть основа справедливости. В каждом деле должно быть доверие.

Добро и зло, успех и неуспех, безусловно, зиждутся на доверии.

Если сановники и вассалы будут доверять друг другу, то любые дела осуществятся.

Если сановники и вассалы не будут доверять друг другу, то все разрушится.


10 статья гласит:

Избавьтесь от гнева, отбросьте негодование и не сердитесь на других за то, что они не такие, [как вы]. У каждого [человека] есть сердце, а у каждого сердца есть [свои] наклонности.

Если он прав, то я неправ. Если я прав, то он неправ.

Я не обязательно мудрец, а он не обязательно глупец. Оба [мы] только обыкновенные люди.

Кто может точно определить меру правильного и неправильного?

Оба [мы] вместе и умны и глупы, подобно кольцу без концов.

Поэтому, если даже он и сердится [на меня], то [я] сам, напротив, должен опасаться сделать ошибку. Хотя, возможно, я один и прав, но должен следовать за всеми и действовать одинаково [с ними].


11 статья гласит:

Справедливо оценивайте заслуги и провинности; обязательно награждайте и соответственно наказывайте.

Временами награды [дают] не по заслугам, а наказания - не по вине.

Сановники, ведающие государственными делами! Выявляйте заслуживающих как награды, так и наказания.


12 статья гласит:

Государевы контролеры провинций и наместники провинций! Не облагайте простой народ излишними налогами.

В стране нет двух государей; у народа нет двух господ. Государь есть господин народа всей страны.

Назначенные [им] чиновники все суть вассалы государя; почему же [они], наряду с казной, осмеливаются незаконно облагать [своими] налогами простой народ?


13 статья гласит:

Все назначенные [государем] чиновники должны одинаково хорошо исполнять [свои] служебные обязанности.

Не заниматься служебными делами [разрешается] только в связи с болезнью или с отъездом по [государеву] поручению.

Однако, когда [вы] сможете исполнять [свои] обязанности, то действуйте, как и прежде, в духе согласия.

Чиновники! Не задерживайте государственные дела под предлогом того, что [они к вам] не относятся.


14 статья гласит:

Сановники и вассалы! Не будьте завистливы! Если мы завидуем другим, то и другие завидуют нам. Беды от зависти не имеют своего предела.

По этой причине, если [кто-либо] превосходит [нас] по уму, то [мы] не радуемся; если [кто-либо] превосходит [нас] по способностям, то [мы] завидуем ему.

Поэтому умного встречаешь только [раз] в пятьсот лет, а одного Мудреца трудно найти и [раз] в тысячу лет.

Однако, как будет управляться страна без умных людей и мудрецов?


15 статья гласит:

Отвернуться от личного и повернуться к государственному есть [истинный] путь вассалов.

Если человеком овладевает личное, то [им] обязательно овладевает злоба; а если человеком овладевает злоба, то [у него] обязательно будут разногласия [с другими людьми].

При разногласиях [его] личное вредит государственному.

Когда возникает злоба, то [она] направляется против порядка и нарушает законы.

Поэтому, как сказано в I статье, взаимное согласие высших и низших есть дух и данной статьи.


16 статья гласит:

Привлекать народ [к выполнению трудовой повинности] в соответствующее время года есть древнее хорошее правило; поэтому народ должно использовать в зимние месяцы, когда [у него] свободное время.

С весны до осени, в сезон обработки полей и шелковицы, народ трогать нельзя.

Если не обрабатывать полей, то чем же питаться? Если не обрабатывать шелковицу, то во что же одеваться?


17 статья гласит:

Важные дела нельзя решать одному, [их] обязательно нужно обсуждать со всеми.

С малыми делами проще, [обсуждать их] со всеми не обязательно.

Если же рассматривать важные дела единолично, то допустимы сомнения в наличии ошибки; а при согласовании со всеми [ваши] суждения могут получить надежное обоснование.




© Рефератбанк, 2002 - 2017