Вход

Насилие над детьми

Реферат по психологии
Дата добавления: 20 ноября 2010
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 350 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу



Насилие над детьми






Содержание

Введение.............................................................................................................3

1. Виды насилия над детьми и влияние на детей............................................6

2. Особенности семей детей с сексуализированным поведением...............12

3. Арт-терапия...................................................................................................16

4. Профилактика сексуальных правонарушений............................................20

Заключение...........................................................................................................24

Литература............................................................................................................25























Введение

Горе ломает людей, меняет их характер, психику, внешность, образ жизни. Даже взрослый, вполне состоявшийся человек не может перед ним устоять и остаться прежним. Трагедия в жизни ребенка - катастрофа всегда. Удастся ли ему выжить, не став моральным калекой - это вопрос времени, условий, неравнодушия и сочувствия окружающих. Хуже всего, что фатальные события в судьбе ребенка нередко происходят не по случайности, а из-за жестокости, недомыслия или преступного невмешательства тех, кто должен охранять его безопасность.

Проблема насилия над детьми появилась не сейчас, но, по мнению специалистов, кризисы и девальвации сделали ее заметней. Есть такой закон соответствия - одно отражается в другом, поэтому если ненормальность и нестабильность - основная характеристика нашего общества, то стоит ли искать что-то отличное в мыслях наших сограждан? Страшно то, что нередко объектом эмоциональной, физической, даже сексуальной агрессии, становятся самые незащищенные.

Психологический стресс, утрата социального статуса или необходимость прилагать чрезмерные усилия для его поддержания заставляют некоторых родителей ощущать детей как обузу. В результате - и число таких случаев растет - ребенок подвергается систематическим унижениям, его насущными потребностями - в пище, жилье, одежде, медицинской помощи - пренебрегают. Все больше становится случаев физического истязания детей.

Социологические исследования, проведенные в течение последнего десятилетия, показывают, что насилие по отношению к детям совершается все более открыто, нагло и беззастенчиво, приобретает все более изощренные формы. К сожалению, это явление распространено в нашем обществе значительно шире, чем принято считать. Результаты опросов показывают, что каждый 11-12-й сексуальный дебют у несовершеннолетних девушек - результат изнасилования. Не менее трех процентов учениц 7-9-ых классов пережили попытку изнасилования. Согласно данным других анонимных опросов, сексуальному насилию до достижения 18 лет подвергаются каждая четвертая девочка и каждый шестой мальчик.

Актуальность проблемы встаёт со всей очевидностью, только потому, что насилие может быть совершено членами семьи в отношении детей и подростков. Сексуальные контакты детей со взрослыми довольно распространены, и количество сексуальных преступлений против детей в последние годы продолжает расти во всём мире . Возрастные особенности малолетних и несовершеннолетних потерпевших (незрелость, подчиняемость авторитету взрослых, недостаточность жизненного опыта и осведомлённости в вопросах половых отношений) являются определённой предпосылкой к сексуальному насилию над детьми . Л.П.Конышева (1988), рассматривая особенности ситуации между преступником и жертвой при сексуальных деликтах, выявила зависимость между характером ситуации изнасилования и возрастом жертвы. Она установила, что с увеличением возраста жертв растет количество совершаемых изнасилований, при этом снижается вероятность для жертвы стать “соблазненной знакомым взрослым”, но увеличивается опасность изнасилования сверстниками. В возрасте 14-ти лет повышается опасность изнасилования малознакомым в условиях “необоснованного доверия” и “быстротечных знакомств”. В большинстве исследований установлено, что девочки и женщины в 1,5-3 раза чаще подвергаются сексуальному насилию, чем мальчики и мужчины. Одно из первых определений сексуального злоупотребления в отношении детей (СЗД) рассматривает его как “вовлечение зависимых, неразвитых детей и подростков в сексуальную активность, сущности которой они полностью неспособны понять и на которое они неспособны дать согласие”. Одно из определений сексуального насилия над детьми звучит как “вовлечение функционально незрелых детей и подростков в сексуальные действия, которые они совершают, полностью их не понимая, на которые они не способны дать согласие или которые нарушают социальные табу семейных ролей”. Таким образом, СЗД не есть обязательно принуждение детей угрозами или силой к выполнению сексуальных действий, но сам факт сексуальных действий с ними.

H. Graupner (1997), говоря о проблемах, возникающих после сексуального насилия различает: эмоциональные (ощущение предательства, стигматизация); поведенческие (суицид, наркотики); сексуальные (отвращение к сексу или чрезмерная сексуальная активность). Н.К. Харитонова (1994) описывает различные психогенные состояния у жертв сексуального насилия. В связи с этим изучение эпидемиологии насилия важно с точки зрения сохранения психического здоровья после сексуального насилия.

Пережитое сексуальное насилие оставляет жестокий след в психическом и физическом состоянии ребенка. Часто у ребенка вырабатывается комплекс вины, он считает себя хуже своих сверстников; его преследуют ночные страхи и навязчивые состояния. Нередко ребенок начинает думать, что его тело несет на себе "клеймо" позора и старается надеть на себя как можно больше одежды, избегает раздеваться на уроках физкультуры или во время посещения врача. Дети, пережившие сексуальное насилие, становятся замкнутыми и пугливыми, либо чрезмерно агрессивными. У них ухудшается успеваемость, портятся отношения со сверстниками. В дальнейшем они легче вовлекаются в проституцию, более подвержены алкоголизму и наркомании, чаще прибегают к суицидальным попыткам. Будучи уже взрослыми, многие из тех, кому пришлось пережить сексуальное насилие, оказываются не способны избавиться от полученной в детстве психической травмы.

Отсутствие контроля со стороны общественных институтов за тем, что происходит в семье, приводит к тому, что подавляющее большинство преступлений, связанных с внутрисемейным сексуальным насилием, остаются нераскрытыми. Жертвы и их близкие предпочитают хранить случившееся в тайне, не выметая "сор из избы", что позволяет насильникам действовать совершенно безнаказанно.








































1. Виды насилия над детьми и влияние на детей [3].

1. Физическое насилие - действия или отсутствие действий со стороны родителей или других взрослых, в результате которых физическое или умственное здоровье ребенка нарушается или находится под угрозой повреждения. Например, телесные наказания, удары ладонью, пинки, царапанье, ожоги, удушение, грубые хватания, толкание, плевки, применение палки, ремня, ножа, пистолета и т.д.

Влияние на ребенка (поведенческие и психологические индикаторы):

  • при повреждении любых органов тела происходит нарушения в органах чувств, задержка развития, малоподвижность;

  • дети могут становиться агрессивными, тревожными, что сказывается на их отношении с другими людьми;

  • могут быть необычайно стеснительными, нелюбопытными, избегать сверстников, бояться взрослых и играть только с маленькими детьми, а не с ровесниками;

  • страх физического контакта, боязнь идти домой;

  • тревога, когда плачут другие дети, тики, сосание пальцев, раскачивание.

Медицинские индикаторы физического насилия над ребенком:

  1. Раны и синяки:
    - разные по времени возникновения;
    - в разных частях тела (например, на спине и груди одновременно);
    - непонятного происхождения;
    - имеют особую форму предмета (например, имеет форму пряжки ремня, ладони, прута).

  2. Отказ от медицинской помощи, противоречивые показания о происхождении повреждений.

  3. Повторяющаяся госпитализация.

В подростковом возрасте, периоде взрослости, в семейной жизни лица, подвергавшиеся физическому насилию в детстве, могут быть жестоки с окружающими. Очень важным отличием жертв во взрослом возрасте является неспособность справляться с проблемами, а также искать и получать помощь от окружающих людей. Когда ребенок-жертва не получает помощи от собственных родителей, это подрывает его способности к поиску помощи и взаимоотношениям с людьми в будущем.

Взрослые, пережившие в детстве насилие, так же, как и большинство жертв жизненных травматических событий, страдают либо от пониженного, либо от повышенного контроля за своими чувствами, импульсами, уровнем тревоги. Оказалось, что когда дети-жертвы достигают взрослости, они имеют существенный риск обнаружить психопатологию. Следующие черты характеризуют взрослого человека, не справившегося с травмой насилия в детстве:
1. жестокость, насилие, отсутствие заботы в семье;
2. хаотичная или дезорганизованная семья;
3. потеря интереса и неприятие подростка семьей;
4. низкое качество общения членов семьи между собой;
5. саморазрушающее поведение

Описанные далее состояния и травмы свидетельствуют о случаях насилия над детьми.

Царапины и рубцы

Царапины у любого ребенка, особенно на лице. Царапины на спине, царапины необычной формы, свидетельствующие о применении инструментов, укусы, ссадины, нанесенные каким-либо инструментом или рукой, ссадины на различных стадиях лечения.

Ожоги

Ожоги от погружения в горячую жидкость, сигаретные ожоги, след от веревки, сухой ожог, как если бы ребенка заставили сесть на горячую поверхность или что-то горячее приложили к коже.

Ссадины

На губе, глазу или другой части лица, любая ссадина на внешних половых органах.

Травмы скелета

Переломы ребер, переломы челюсти, черепные травмы, перелом или травма позвоночника, повторная травма одного и того же места, травмы, причиненные вследствие сильного выкручивания или вытягивания.

Травмы головы

Отсутствие волос и синяки, кровоподтеки на коже головы, гематомы на черепе, полученные в результате сильного удара, кровоизлияния на сетчатке глаза или отслоение сетчатки, переломы челюсти и носа, расшатанные или выбитые зубы.

Внутренние травмы в результате ударов по животу

Кровоизлияния в кишечнике, разрыв брюшной вены, перитонит, разрыв (ушиб) печени, селезенки и поджелудочной железы, травма почек, напряженность брюшины или мягкость брюшной полости.



2. Отсутствие заботы о детях - невнимание к основным нуждам ребенка в пище, одежде, жилье, медицинском обслуживании, присмотре.

Влияние на ребенка:

  • не растет, не набирает подходящего веса или теряет вес. Ребенок постоянно голодает, попрошайничает или крадет пищу;

  • брошенный, без присмотра, не имеет подходящей одежды, жилища;

  • нет прививок, нуждается в услугах зубного врача, плохая гигиена кожи;

  • не ходит в школу, прогуливает школу, приходит в школу слишком рано и уходит из нее слишком поздно;

  • устает, апатичен, отклонения в поведении, вандализм.

Показатели отсутствия заботы о ребенке

Отказ от ребенка

  1. Дети, от которых отказались совсем или на продолжительное время.

Недостаток заботы

  1. Очень маленькие дети оставлены без присмотра.

  2. Дети оставлены под присмотром других детей, которые слишком малы, чтобы защищать младших.

  3. Дети, о которых мало заботятся в течение длительного времени, не обращают внимание на то, что они занимаются опасной деятельностью.

Отсутствие подходящей одежды и хорошей гигиены.

  1. Дети одеты не по погоде, постоянно болеют воспалением легких. Дети с обморожениями или с солнечными ожогами, что связано с отсутствием подходящей одежды.

  2. Сильная сыпь или другие кожные заболевания, появившиеся в результате плохой гигиены.

  3. Дети постоянно грязны.

Нехватка медицинской помощи или услуг дантиста.

  1. Дети, чьи потребности в медицинской помощи и услугах дантиста не удовлетворены.

Недостаток соответствующего образования.

  1. Дети, которые постоянно пропускают занятия в школе.

Недостаток необходимого питания.

  1. Дети, которых мало кормят или кормят некачественной пищей.

  2. Дети, которые постоянно жалуются на голод или ищут еду в мусорных баках.

  3. Дети с сильным отставанием в развитии.

Нехватка необходимого крова.

  1. Структурно небезопасное жилье или открытая электрическая проводка.

  2. Слишком сильное или слишком плохое отопление.

  3. Антисанитарные жилищные условия.

[ Информация Национального Центра по проблеме жестокого обращения с ребенком и отсутствия заботы о ребенке, США ].



3. Эмоционально дурное обращение с детьми (психическое насилие):

  • обвинение в адрес ребенка (брань, крики);

  • принижение его успехов, унижение его достоинства;

  • отвержение ребенка;

  • длительное лишение ребенка любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей;

  • принуждение к одиночеству;

  • совершение в присутствии ребенка насилия по отношению к супругу или другим детям;

  • похищение ребенка;

  • причинение боли домашним животным с целью запугать ребенка.

Влияние на ребенка:

  • задержка в физическом, речевом развитии, задержка роста (у дошкольников и младших школьников);

  • импульсивность, взрывчатость, вредные привычки (сосание пальцев, вырывание волос), злость;

  • попытки совершения самоубийства, потеря смысла жизни, цели в жизни (у подростков);

  • уступчивость, податливость;

  • ночные кошмары, нарушения сна, страхи темноты, боязнь людей, их гнева;

  • депрессии, печаль, беспомощность, безнадежность, заторможенность.

4. Сексуальное насилие над детьми - любой контакт или взаимодействие между ребенком и человеком, старше его по возрасту, в котором ребенок сексуально стимулируется или используется для сексуальной стимуляции. Это:

  • ласка, эротизированная забота;

  • демонстрация половых органов, использование ребенка для сексуальной стимуляции взрослого;

  • изнасилование с применением силы, орально-генитальный контакт;

  • сексуальная эксплуатация (порнографические фотографии с детьми);

  • проституция.

Влияние на ребенка:

  • ребенок обнаруживает странные (причудливые), слишком сложные или необычные сексуальные познания или действия;

  • может сексуально приставать к детям, подросткам, взрослым;

  • может жаловаться на зуд, воспаление, боль в области гениталий;

  • может жаловаться на физическое нездоровье;

  • девочка может забеременеть;

  • ребенок может заболеть болезнями, передающимися половым путем;

  • скрывает свой секрет (сексуальные отношения со взрослыми или со сверстником) из-за беспомощности и привыкания, а также угрозы со стороны обидчика.

Дети из семей, в которых практикуется насилие [3].

Существует ряд общих признаков, характеризующих переживания и поведение детей из семей, в которых практикуется насилие. Естественно, что не все эти признаки присущи всем подобным детям, но вероятность наличия многих из них велика.
     Страхи
Дети из семей, где практикуется насилие, переживают чувство страха. Этот страх может проявляться различным образом: от ухода в себя и пассивности до насильственного поведения. Очень часто безопасная атмосфера приютов способствует проявлению неразрешенных страхов из прошлого.
     Внешние проявления поведения
Дом, в котором прибегают к насилию, совершенно непредсказуем, это пугающее место для маленького ребенка, который не может знать, когда произойдет следующая вспышка насилия и насколько сильной она будет. В результате уязвимость и отсутствие контроля над ситуацией приводят к проявлению упрямства и несговорчивости в поведении или к агрессивным поступкам.
     Неспособность выразить чувства вербально
Наблюдая за практикой насилия в семье, дети приходят к выводу, что насилие - способ, которым "взрослые" разрешают свои конфликты и наболевшие проблемы. Так как никто не показал этим детям, как следует говорить об их чувствах, они очень часто не знают, что они переживают или испытывают, и как можно выразить свои эмоции и чувства в вербальной форме.
     Вовлечение в борьбу родителей
Многие дети вовлекаются в борьбу родителей. Они отчаянно хотят остановить насилие и конфликты, которые они постоянно наблюдают в своей семье. Они могут испытывать чувство ответственности за проблемы своих родителей, им приходят мысли о том, что они - дети являются причиной разлада в семье. В результате того, что дети так глубоко вовлечены в конфликт в семье, им трудно отделить свою индивидуальность от личности своих родителей.
     Защитник матери
Многие дети из семей, где практикуется насилие, вовлекаются в конфликт, пытаясь защитить своих матерей от избиений. Ребенок испытывает гнев по отношению к своему отцу, за то, что тот причиняет боль матери. Некоторые дети могут быть возмущены тем, что их матери слабо противодействуют и смиряются с насилием. Впоследствии дети могут перестать испытывать чувство вины за то, что они сердятся и возмущаются поведением своих родителей.
     Разочарования
Жизнь в семье, где практикуется насилие, очень напряженна. Постоянный стресс, который они испытывают, часто ведет к тому, что дети расстроены, разочарованы, часто выходят из себя даже при незначительных трудностях.
     Отсутствие информации
Многие матери, которые не хотят травмировать своих детей, стараются спрятать от них факты насилия. Дети чувствуют беспокойство и огорчение, которое испытывает их мать, но не понимают, с чем это связано. Многие дети не понимают даже, почему они находятся в приюте. Без полной информации и полной ясности ситуации дети (точно так же, как и взрослые, в данном случае) не могут адекватно реагировать на ситуацию.
     Чувство "заслуженности" жестокого обращения
Многие матери, которые не хотят настраивать детей против своих отцов, пытаются найти им оправдание. Ребенок видит мать в синяках и со следами побоев, и ему говорят: "Все в порядке, детка, папочка нас действительно любит", приходит к выводу, что быть любимым означает испытывать физическую боль. Ребенок, мать которого постоянно оправдывает своего отца за причиняемое им насилие, часто начинает чувствовать, что он тоже "заслуживает", чтобы его избивали.
     Чувство ненужности
Так как родителям приходится отдавать много энергии и сил на разрешение конфликта, то у них остается мало сил на воспитание и проявление любви и заботы к своим детям. В результате у детей может возникать чувство заброшенности и обделенности, что заставляет их думать, что они не нужны никому, не являются важными людьми, заслуживающими внимания и заботы.
     Изоляция
В большинстве семей, в которых прибегают к насилию, факт насилия не обсуждается открыто. Детям родители дают понять, что не следует обсуждать семейную ситуацию в школе или с друзьями. Это заставляет детей чувствовать себя особенными. Некоторые дети даже думают, что с ними что-то не в порядке, так как их жизнь в семье отличается от жизни их сверстников.
     Разноречивые чувства по отношению к отцу
Дети продолжают считать отца своим отцом вне зависимости от того, что отец жестоко обращался с матерью и с ним самим. Поэтому ребенок может испытывать различные чувства по отношению к своему отцу, например, скучать по нему, желание вернуться домой, чтобы заботиться об отце и т.д.
















2. Особенности семей детей с сексуализированным поведением [5 ].


Сексуальное поведение является частью развития ребенка, и все дети демонстрируют в процессе своего развития те или иные проявления сексуально окрашенного поведения (Джонсон, 1993). Кордич Холл, Мэтьюз и Печ (1988) указывают на то, что нет общепринятого мнения относительно того, что считать нормальным сексуальным поведением на различных стадиях развития ребенка. Указанное обстоятельство в значительной мере связано с тем, что стандарты поведения и отношение к детской сексуальности существенно отличаются в разных культурах и разных социальных группах. Тем не менее можно достаточно четко описать типичное психосексуальное развитие ребенка, которое проходит ряд качественно отличающихся этапов. В тех же случаях, когда ребенок вследствие неблагоприятного внешнего психогенного воздействия демонстрирует сексуальное поведение, не соответствующее его возрасту, говорят о сексуализированном поведении.

Чаще всего причиной сексуализированного поведения является сексуальное насилие. Фридирих и соавт. (1991) провели исследование, которое показало, что дети, которые перенесли сексуальное насилие, демонстрируют более чем средний уровень сексуального поведения или необычное для их возраста и пола сексуальное поведение. Это необычное поведение может включать: широкий спектр сексуального поведения с относительно высокой частотой; повышенную агрессивность; имитацию взрослого сексуального поведения. Несоответствующее сексуальное поведение включало: значительную сексуальную агрессивность, как, например, многократная принудительная фелляция, вставление предметов в анус и попытка насильственного коитуса с другими детьми.

Гил описала семьи, в которых сексуализированное окружение, созданное членами семьи, приводило к демонстрации необычного сексуального поведения детей. Эти "сексуализированные семьи" побуждали детей выражать интерес к сексуальным темам и не устанавливали соответствующих ограничений для сексуального поведения. Одной из частных форм "сексуализированных семей" являются семьи, в которых дети подвергаются инцесту.

В Москве за 5 лет работы Центра "ОЗОН" (расшифровывается как Общество Защиты От Насилия ) [6 ] для детей, пострадавших от жестокого обращения и насилия, зарегистрировано более 400 обращений в связи с сексуальным насилием над ребенком, из них 48% произошло внутри семьи. В исследование вошли 70 подтвержденных случаев внутрисемейного сексуального насилия детей в возрасте от 3,5 до 17 лет. Среди потерпевших девочки составили 70%. По материальному обеспечению большинство семей имели средний достаток, 10% - низкий и 15% - высокий.

Насильником чаще всего являлся отчим или постоянный партнер (сожитель) матери, затем биологический отец, далее - дедушка и другие родственники. В этом наблюдении все насильники были лицами мужского пола, лишь в одном случае имелось подозрение, что действия сексуального характера с 5-летней девочкой вместе с отцом производила его сожительница, но достоверного подтверждения этому не было получено. Согласно мировой статистке в 20% случаев сексуальное насилие в отношении детей осуществляют женщины.

В инцестных семьях различные формы сексуальных действий отмечались со следующей частотой: в 64% действия сексуального характера (ласки интимных частей тела ребенка, включая орально-генитальный контакт), в 28% - интеркоитус вагинальный и/или анальный, сочетанное сексуальное насилие в 20%, совершение действий сексуального характера в присутствии ребенка, принуждение ребенка к стимуляции половых органов - в 12%. Длительность сексуального насилия варьировала от однократного контакта до постоянных контактов в течение нескольких лет, в среднем 1-1,5 года. В подавляющем большинстве случаев внутрисемейное сексуальное насилие носило характер постепенного вовлечения ребенка с помощью обмана, подарков, то есть с использованием зависимого положения ребенка и его неспособности понять подлинный смысл совершавшихся действий. Гораздо реже оно осуществлялось с применением физического насилия.

Раскрытие сексуального насилия происходило, как правило, случайно: мать или другой взрослый заставали насильника врасплох, или ребенок, не в силах больше выносить ситуацию, признавался матери, бабушке или другому родственнику или знакомому.

Наблюдения за семьями, где произошло насилие в отношении ребенка, показало, что практически во всех семьях длительное время были нарушены супружеские отношения. Нередко, будучи разведенными, бывшие супруги продолжали проживать в одной квартире, при этом часто мать или отец ребенка либо оба бывших супруга имели партнеров на стороне. В некоторых случаях можно было отметить частую смену сексуальных партнеров у матери, а также данные о гомосексуальной наклонности насильника. Большинство изученных семей проживало отдельно от старшего поколения. Если же в роли насильника выступал дед ребенка, то сексуальные контакты происходили на даче или во время пребывания ребенка в доме прародителей.

Опыт работы ПМСЦ "ОЗОН" подтвердил, что родители, подвергшиеся в детстве жестокому обращению, обладают меньшим эмоциональным контролем при общении со своими собственными детьми. Для них эмоциональное напряжение, связанное с выполнением родительских обязанностей, кажется чрезмерным. Попытка матерей дистанцироваться от эмоциональной нагрузки родительства приводит часто к тому, что их дети страдают от психологической депривации, пренебрежения основными нуждами, становятся жертвами инцеста. Матери, пережившие в детстве сексуальное насилие, чаще прибегают к физическому наказанию как к дисциплинарной мере (Д.ДиЛилло, 2000). Таким образом, в семьях, где родители сами пережили жестокое обращение в детстве, дети находятся в состоянии риска стать жертвами инцеста, который в течение долгого времени остается скрытым.

В 70% случаев после раскрытия сексуального насилия мать поддерживала ребенка, верила ему, и ее действия были направлены на обеспечение безопасности ребенка и на недопущение повторного насилия. В 30% случаев мать не верила ребенку, не поддерживала его, и тогда защиту ребенка брала на себя бабушка, дедушка, другие родственники (часто тетя) или отец, который состоял в разводе с матерью ребенка и проживал отдельно.

Случаи, когда мать отказывала в поддержке ребенку, всегда очень трудны не только для самого ребенка, который переживает предательство со стороны самых близких ему людей, но также и для специалистов, которым необходимо оказать психологическую помощь ребенку, поддержать прародителей, часто довольно пожилых, предоставить правовую поддержку. Среди причин отказа матери поддержать пострадавшего ребенка чаще всего были следующие: стремление сохранить материальное благополучие семьи, принеся в жертву ребенка; нелюбовь к ребенку от первого брака; страх мести со стороны насильника; ревность к дочери-подростку. Следует отметить, что вне зависимости от возраста ребенка, ревность матери к дочери, пострадавшей от сексуального насилия со стороны ее мужа или сексуального партнера, встречалась достаточно часто, особенно как первичная реакция на раскрытие насилия. Как правило, таких матерей отличали низкая самооценка и неспособность эффективно выполнять функции жены и матери. Они испытывали трудности в налаживании контактов с другими людьми, даже с родственниками.

При выявлении внутрисемейного сексуального насилия, которое длилось в течение нескольких лет, важно понять, почему мать не реагировала на очевидные сигналы со стороны ребенка: на изменение его поведения, эмоционального статуса и другие признаки, которые казались ей столь очевидными после раскрытия? Анализ семейной истории с помощью генограмм, который проводится в Центре "ОЗОН" со всеми семьями, показал, что отношения в собственной семье матери строились по дисфункциональному типу: чаще всего имели место психологическая депривация или эмоциональное и физическое насилие со стороны родителей матери или ее братьев. Следствием таких отношений становилась эмоциональная "слепота" и "глухота" к насилию над собственными детьми. В ряде случаев матери сообщали, что сами перенесли сексуальное насилие в детстве.

Изучение материнско-детских отношений выявило такие особенности, как родительская неэффективность матери - мать по разным причинам "сваливала" свои родительские обязанности на плечи других людей; ролевую подмену, когда функции родителя брал на себя ребенок и жертвовал собой ради благополучия семьи; пренебрежение со стороны матери основными нуждами ребенка, например, в безопасном окружении; эмоциональная холодность по отношению к ребенку.

Представленные предварительные данные свидетельствуют о том, что семьи, в которых происходит внутрисемейное сексуальное насилие, имеют ряд характерных особенностей, которые могут дать информацию специалисту - психологу, социальному педагогу о наличии риска для ребенка подвергнуться насилию (не только сексуальному). Задачей специалиста является определение возможности терапевтической коррекции родительско-детских отношений в этой семье и профилактика насилия в отношении ребенка. Выявленные особенности инцестуозных семей позволяют целенаправленно проводить первичную профилактику внутрисемейного сексуального насилия. Когда же дети из таких семей начинают демонстрировать сексуализированное поведение, это с высокой вероятностью свидетельствует, что они подверглись сексуальному насилию.













3. Арт-терапия [2 ].

Изобразительные материалы и процесс художественного творчества являются дополнительными факторами для восстановления и укрепления идентичности ребенка. Физические качества материалов обеспечивают разнообразные формы манипуляций, таких, как смешивание и разбрызгивание красок и иных жидких агентов. Работа с материалами зачастую отражает повторное переживание ребенком нанесенной ему травмы и обеспечивает восстановление психической чувствительности. Иногда подобные переживания воплощаются в образах и изобразительном процессе, что может предупреждать их навязчивое “выплескивание” в различных агрессивных и аутоагрессивных действиях в дальнейшей жизни ребенка (в частности, в форме расстройств питания). Аналогичным образом, отреагирование гнева и реализация стремления наказать обидчика посредством определенных манипуляций с изобразительными материалами и образами снижает вероятность насильственных действий со стороны ребенка. Однако это могут подтвердить лишь лонгитюдные наблюдения.

Индивидуальная и групповая арт-терапия

Изобразительную работу можно рассматривать как безопасный и естественный для ребенка вид деятельности, который служит для него “транзитным пространством”, более надежным, чем слишком личные по своему характеру отношения переноса.

Подходы к индивидуальной терапии могут быть различными. Peake (1987), например, описывает свою работу, называя ее “настолько неинтрузивной и недирективной, насколько это возможно” для того, чтобы клиент мог ощутить полный контроль над ситуацией. В то же время, Hagood (1992) утверждает, что до тех пор, пока не будет использована та или иная форма директивной терапии, ребенок будет избегать обсуждения переживаний, связанных с сексуальным насилием. Levinson (1986) описывает “высвобождающую чувства терапию” в форме структурированной определенным образом игровой деятельности, способствующей отреагированию чувств, связанных с перенесенной травмой.

В отличие от индивидуальной терапии, групповая терапия лишена тех моментов, которые связаны с дисбалансом ролевых функций. Поэтому большинство клиницистов рекомендуют использовать ее в первую очередь в работе с жертвами сексуального насилия (Knittle & Tuana, 1980, Steward et al., 1986). Эта форма терапии также позволяет преодолевать чувства социальной изоляции и стигматизированности, переживаемые многими жертвами сексуального насилия, а также детьми из дисфункциональных семей. Групповое взаимодействие со сверстниками в присутствии двух психотерапевтов в какой-то мере способствует формированию у них опыта семейных отношений (Steward et al., 1986, deYoung & Corbin, 1994). Для подростков индивидуальная арт-терапия может быть малопригодной из-за присущего им негативного отношения ко взрослым и социальным авторитетам. При этом арт-терапевтическая работа в условиях группы сверстников подходит им в большей степени (Knittle & Tuana, 1980).

При работе с группами детей, перенесших сексуальное насилие, можно использовать разнообразные изобразительные материалы для того, чтобы побудить их к вербализации своих чувств. Арт-терапевты, работающие с такими детьми, рассматривают художественные образы в качестве основополагающего инструмента коммуникации. Данная невербальная коммуникация в сочетании с творческими процессами, переживаемыми ребенком, способствует преодолению психической травмы и восстановлению его положительной самооценки (Carozza & Hierstiener, 1982, Brooke, 1995). Параллельно с этими формами работы могут проводиться групповые занятия с матерями и иными близкими ребенку лицами.


Работа с изобразительными материалами

Изобразительное творчество помогает восстановить чувство собственного достоинства, оживить сферу физических ощущений, заблокированных в результате травмы и способствовать выражению подавленных чувств (Sagar, 1990). Восстановление образа Я может стимулироваться физическими свойствами изобразительных материалов, которые являются невербальными инструментами для определения того, что относится к сфере Я, а что не относится.

Sagar описывает то, как дети, перенесшие сексуальное насилие, нередко стараются смешивать разные краски и материалы, которые они размазывают затем по плоской поверхности или помещают в какую-либо емкость для того, чтобы арт-терапевт сохранил их в надежном месте. Подобного рода работы могут выражать некую “тайну”, которую ребенок должен был до этого держать в себе самом .

Подобная работа с материалами способствует интеграции личности ребенка и имеет подчас весьма конкретное и ритуальное выражение. Sagar (1990) связывает свои наблюдения за особенностями психических процессов у детей, перенесших сексуальное насилие, с идеей о художественном образе как талисмане. Художественный образ может быть предметом для избирательной проекции чувств ребенка и выполнять роль “козла отпущения”. Образ может сохраняться либо разрушаться без причинения ущерба другим людям (Schaverien, 1987). В противном случае, гнев и желание возмездия могли бы выплескиваться на окружающих, порождая, тем самым, новый цикл насилия (Naitove, 1988). В то же время, Sagar (1990) и Levinson (1986) рассматривают отреагирование агрессивных чувств пострадавшего ребенка в качестве одного из факторов его долгосрочной психотерапии.

Изобразительный процесс и преодоление психической травмы

Многие арт-терапевты отмечали, что возможность создавать беспорядок, используя изобразительные материалы, очень важна для детей, перенесших сексуальное насилие. Временами беспорядочное поведение может выражаться в нападении на арт-терапевта или в том, что ребенок пачкает кабинет. Очень часто отмечается смешивание красок, обильное использование воды или иной жидкости или добавление к ним иных материалов. Ребенок, как правило, стремится сохранить подобный раствор или “кашу” в течение нескольких недель, закрывая его в какой-либо емкости. Иногда дети заявляют, что этот раствор является “ядом” или “лекарством”.

Дети также используют изобразительные материалы необычным образом. Они накладывают один слой краски на другой, заворачивают материалы в бумагу или ткань, а затем разворачивают их. Кроме того, они иногда имеют склонность выбирать те материалы, которые обычно не используются в художественной работе, а также любые иные материалы и предметы, находящиеся в кабинете. Они нередко обнаруживают высокую чувствительность в работе с материалами. Это проявляется не только в том, что, например, запах изобразительных материалов имеет для них большое значение, а клей ПВА может вызвать у них отвращение, но и в том, что они с удовольствием используют глину, мыло, воду или краску, нередко нанося их на свою кожу.

Раскрашивание ладоней и рук, а также лица по-видимому передает переживаемое ребенком состояние “внутренней загрязненности” и “хаоса”. По этой же причине некоторые дети весьма настороженно относятся к нанесению краски на свои кожные покровы, и процедура смывания краски представляет для них особую значимость. Поэтому они нередко просят арт-терапевта помочь им помыться, по-видимому для того, чтобы быть уверенными в том, что они “чистые”.

Многие дети стремятся портить “хорошие” или “чистые” рисунки путем их закрашивания, сжигания или протыкания. Эта тенденция определенным образом связывалась с тем, что дети, являющиеся жертвами насилия, сами склонны его совершать.

Гнев и желание наказать обидчика направляются на изобразительные материалы и являются причиной повреждения уже созданных образов. Глиняные фигурки протыкаются или сминаются. Дети могут бросить сырую глину в рисунок, на котором изображен обидчик, они также могут сминать готовые рисунки и бросать их в мусорное ведро, топтать их или рвать на куски .

Некоторые рисунки свидетельствуют о попытках детей преодолеть психическую травму посредством механизма “расщепления”. Это проявляется в поляризации изображения на две, отражающие разные грани переживаний, части .

Положительные стороны изобразительного процесса, связанные, в частности, с ощущением ребенком своего контроля над ним, повышением самооценки и изменением восприятия своего Я, прояснением непонятных переживаний и их осознанием в той степени и с той скоростью, как это доступно ребенку, являются очень значимыми.

Изобразительная работа может предоставлять ребенку необходимый “словарь” для отражения травматичного опыта и его аналитической переработки, хотя он может сопротивляться этому. Если у ребенка имеются также познавательные нарушения, арт-терапия может в какой-то мере способствовать формированию его идентичности.























4. Профилактика сексуальных правонарушений


На заре изучения сексуальных деликтов главная роль в профилактике их отводилась правильному воспитанию, психиатрическому наблюдению и разумеется, полицейскому контролю.

На современном уровне знаний о проблеме половых преступлений намечаются ряд новых тенденций в планировании профилактических мер, направленных на предотвращение сексуальных преступлений. Традиционно в США основная роль в этом процессе отводится общественным организациям, психологам, службам “доверия”, службам экстренной психологической помощи. Большинство этих структур ведут деятельность независимо друг от друга, либо создают негосударственные координационные комитеты. В Европе и России большая роль отводится педагогическим учреждениям, специализированным медицинским центрам.

Ниже мы остановимся на основных достижениях в области профилактики сексуальных правонарушений и сформулируем основные рекомендации в данной области.

Ю. М. Антонян и А. А. Ткаченко (1993) выделяют ряд признаков, характеризующих выборку лиц, склонных совершать сексуальные преступления, намечая тем самым основные точки приложения сил для профилактики сексуальных преступлений. Насилие совершают прежде всего лица, относящиеся, по мнению авторов, к следующим группам риска:

лица, в семье которых имеются душевнобольные, либо родители страдают алкоголизмом или наркоманией

подростки, воспитывающиеся без надзора, употребляющие алкоголь и наркотики

лица, совершавшие в детстве или в раннем подростковом возрасте сексуальные “проступки”

лица с аномалиями психики и педагогически запущенные дети

лица с проявлением гиперсексуальности, склонные к перверсным действиям

лица, совершавшие попытки самоубийства по сексуальным мотивам

лица, склонные к насильственным действиям, обнаруживающим некоторые сексуальные черты

лица ранее привлекавшиеся к ответственности за правонарушения сексуального характера [ 7 ].

Таким образом, половину указанных в качестве групп риска категорий населения составляют дети и подростки, что еще раз доказывает необходимость начинать профилактическую работу со школьного, а возможно, более раннего возраста. Для осуществления полноценной деятельности по профилактике сексуальных преступлений на этом этапе необходима согласованная деятельность педагогов, психологов, родителей (там где это возможно), социальных работников, и, если это необходимо, службы охраны правопорядка.

E. Sorel (1994), исследуя волнообразно нарастающее число эпизодов насилия в США, в качестве профилактических мер предлагает следующее:

  • Контроль за здоровьем родителей, специальные обучающие программы для родителей, выявление склонных к насилию детей в раннем возрасте (12 лет) с последующим наблюдением за ними, вовлечением в реабилитационные программы, создание специальных “групп помощи” при школах, организациях, выявление групп риска, широкое вовлечение общественности и СМИ, создание благотворительных обществ.

  • Создание специальных учебных программ для студентов медиков и педагогов, проведение широких статистических и эпидемиологических исследований во всех слоях общества, совершенствование законодательства в данной области, развитие медицинской и реабилитационной помощи жертвам насилия

  • Консолидация сил на научном исследовании проблемы, в том числе - вне рамок научно-исследовательских центров

  • Формирование идеологии в обществе, осуждающей насилие во всех его проявлениях, создание соответствующих законодательных актов, норм, регулирующих СМИ, телевидение и киноиндустрию, индустрию игр и т.д. (это в “демократических” США!) [ 9 ].

Наиболее важное направление профилактики по мнению автора - контроль за уровнем насилия в целом, поскольку психологические круги в США склонны отождествлять насилие сексуальное и насилие как социальное явление. Ряд авторов, например Бэрон Р. и Ричардсон Д. (1997) причиной изнасилования считают скорее агрессию в общем виде, чем сексуальные мотивы [ 1 ]. По-видимому это предположение может быть верным и являться механизмом аномального сексуального поведения в группе лиц, не страдающих сексуальными расстройствами.

Национальной расчетной палатой по семейному насилию (Канада) (1997), в качестве мер профилактики сексуального насилия со стороны подростков и молодых людей предлагается программа, включающая:

  • Патронаж над подростками, осужденными условно

  • Создание программ сексологической подготовки в школах

  • Патронаж над жертвами сексуального насилия

  • Создание специальной системы лечения и реабилитации подростков, склонных к насилию в целом и к сексуальному насилию в частности, с привлечением психологов, психиатров, педагогов, активистов - родителей

  • Обеспечить специальное обучение сотрудников полиции .

Обобщая положения двух вышеизложенных программ, можно сформулировать предварительные рекомендации для отечественной системы образования. Это обязательное наличие психолога/психиатра в штате образовательных учреждений, сексологическая подготовка высокого уровня (циклы лекций, читаемые специалистами, учебные фильмы, программы), создание многоуровневой системы реабилитации и лечения “трудных” подростков.

По данным Специального комитета по насилию над детьми (Торонто, Канада), сексуальному насилию подвергается каждая 4 девочка и каждый 8 мальчик в возрасте до 18 лет [4], [8 ].

Рекомендуемые профилактические меры имеют несколько односторонний характер и включают:

  • ознакомление педагогов, полиции, др. общественных и официальных структур с проблемой насилия над детьми

  • побуждение взрослых относиться к рассказам ребенка с доверием и отвечать на них адекватным реагированием

  • обучение детей приемам личной безопасности

  • изменение идеологических установок относительно детей, женщин, распределения половых ролей и т.д.

Обращают на себя внимание меры по обучению личной безопасности, как детей, так и взрослых. Сегодня имеются два основных подхода к данной проблеме: создание алгоритмов действия, предполагающих выполнение несложного поведенческого стереотипа, обучение дифференцированному подходу, основам психологии межличностных отношений с возможностью качественной оценки ситуации и выбора адекватных действий. Как правило, первый тип программ используется для обучения детей в возрасте до 12 лет, второй - для подростков и взрослых. У нас практически нет подобных учебных программ.

Подводя итог, можно указать следующие основные направления развития профилактики сексуальных преступлений:

  • Создание служб социального и медицинского контроля за здоровьем семьи,

  • Выявление психических и собственно сексуальных расстройств, вплоть до организации подворовых обходов, служащих выявлению контингента, входящего в группы риска ;

  • Приближение психиатрической помощи к населению, например, создание психиатрических кабинетов при поликлиниках;

  • Создание программ по борьбе с распространением наркомании и алкоголизма ;

  • Создание учебных программ, включающих специальное сексологическое образование, основы безопасного общения, охватывающих детей и подростков, родителей, педагогов, сотрудников служб социальной защиты и полиции ;

  • Активное привлечение подростков к работе, создание служб занятости для подростков;

  • Реабилитационная работа с лицами, привлеченными к уголовной ответственности;

  • Создание психологических и психиатрических служб, широкое внедрение образовательных программ, адекватное лечение лиц, которым рекомендовано амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра ;

  • Создание специализированных сексологических лечебно-реабилитационных центров с достаточным врачебным, психологическим и педагогическим штатом (например, на базе женских консультаций, поликлиник.

Таким образом, возможно достичь значительного снижения уровня сексуальных преступлений. Следует, однако, заметить, что существенные результаты на данном пути могут быть достигнуты лишь по истечении значительного периода времени.

 














Заключение

Итак, существование таких феноменов, как инцест, телесные наказания, психологическое насилие ставит перед обществом множество морально-этических, юридическо-правовых, социальных и медицинских проблем.
       Не последнее место в этом ряду занимает и психологическое исследование , изучение непосредственных и отставленных эффектов травмы, описание феноменологии, классификация.
       Это необходимо, прежде всего, для того, чтобы решить две основные задачи, возникающие каждый раз, когда речь заходит об ущербе, причиняемом человеческому существу - задачи диагностики и реабилитации.
       Широко обсуждаемая лишь в последние два десятилетия, проблема насилия прочно заняла свое место среди других актуальных проблем психологической науки.

       Формирование представлений об особой личностной структуре, развивающейся вследствие переживаемого в детстве хронического насилия позволяет по-новому взглянуть на острейшие психологические и социальные проблемы.

       Проблема семейного насилия не только трудна для изучения, она еще и нагружена для каждого из нас особым личностным смыслом, собственным детским опытом, в котором, как в зеркале, отражается наше взрослое отношение к тому или иному вопросу. Возможно, что ряд специалистов различных направлений, столкнувшись с цифрами, фактами, статистическими данными, касающимися насилия, занимают позицию "этого не может быть, потому что не может быть никогда". Обычный аргумент оппонентов - если насилие так распространено, и оказывает такое влияние на развитие личности, то из этого следует, что все мы страдаем теми или иными расстройствами. В связи с этим хочется напомнить слова знаменитого исследователя детско-родительских отношений J.Bowlby: "В отношениях матери и ребенка многое поставлено на карту. Следовательно, велика адаптивная сила гетеросексуальных и родительских отношений, если так много детей вырастают здоровыми и счастливыми".


















Литература

  1. «Агрессия». Бэрон Р., Ричардсон Д.СПб.: Питер, 1997. - 336 с.

  2. «Арт-терапия в работе с детьми и подростками, перенесшими сексуальное насилие» Дженни Мерфи (Jenny Murphy) Статья Российской арт-терапевтической ассоциации http://www.arttherapy.ru/articles/murphy.html

  3. «За безопасность семьи. Методические материалы центра социально-психологической помощи семье г. Арзамаса». Арзамас, 1999 г. http://dv.projectharmony.ru/chto/deti.html

  4. Клинические и социальные характеристики лиц с органическим поражением головного мозга, совершивших половые правонарушения ., Поздняков С. П., Жданов Ю. П., Бурелов Э. А..//Вопросы диагностики в судебно-психиатрической практике (клинико-катамнестический аспект). Сб. научных трудов. М.: ВНИИОСП им. В. П. Сербского, 1987, - с. 137-143.

  5. Особенности семей детей с сексуализированным поведением http://www.up.permonline.ru/bibl/023.htm

  6. Психолого-медико-социальный центр "ОЗОН" Т.Я. Сафонова, Е.И. Цымбал, А.Н. Михайлов

  7. Сексуальные преступления. Антонян Ю. М., Ткаченко А. А. - М.: Амальтея, 1993. - 320 с.

  8. Эксгибиционизм., Шостакович Б. В., Ткаченко А. А.. - Таганрог: Сфинкс. 1991. - 200 с.

  9. A treatment model for the adolescent sex offenders. Margolin L. //J. of Offender Counseling, Services & Rehabilitation. - Fall/Winter, - 1983. - Vol. 8, № 1-2






© Рефератбанк, 2002 - 2017