Вход

Полные и краткие причастия и их употребление в речи

Реферат по литературе
Дата добавления: 18 августа 2004
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 310 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать



Московский Городской Педагогический Университет










РЕФЕРАТ


по морфологии на тему:


«Полные и краткие причастия и их функционирование в речи».









Сдала студентка 2 курса 1 группы

Филологического факультета

Панина Надежда











Москва, 2003 год.


Причастие как атрибутивная форма глагола

Атрибутивные формы глагола по морфологическим значениям и по образованию противостоят предикативным (спрягаемым) формам глагола. Атрибутивные формы глагола совмещают в себе значения двух частей речи: причастия — значения глагола и прилагательного (т. е. значения действия и собственно определительное). Эти формы глагола объединены с его предикативными формами, во-первых, лексическим значением, во-вторых, не словоизменительными морфологическими значениями. Атрибутивные формы глагола вместе с его предикативными формами инфинитивом образуют глагольную парадигму.

Причастия, как и спрягаемые формы глагола, образуются от основы настоящего или прошедшего времени; у отдельных глаголов эти формы образуются от особых основ. Глагол может образовать от одной до четырех форм причастий. В отличие от спрягаемых форм, большая часть которых (личные формы) образуется с помощью флексий, причастия образуются с помощью специальных суффиксов. Несмотря на то что по законам языка атрибутивные формы могут быть образованы от любого глагола, эта возможность не реализуется с той регулярностью и формальным единообразием, которые характерны для спрягаемых форм в пределах одного словоизменительного класса: возможности образования причастия определяются морфологическими и семантическими особенностями конкретных глаголов; глаголы одного и того же класса могут образовать причастия при помощи разных суффиксов.

Общая характеристика

Причастие — это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и прилагательного, т. е. значения действия и собственно определительное: горящий (костер), пронизывающий (ветер), потрескавшаяся (земля), опаленное (зноем лицо), запертые (двери).


Морфологическая категория времени у причастий

Причастия сохраняют видовое значение глагола и при помощи специальных суффиксов выражают значение времени — настоящего или прошедшего. Соответственно все причастия делятся на причастия настоящего и прошедшего времени.

Принадлежность глагола как лексемы к совершенному или, несовершенному виду предопределяет наличие или отсутствие соответствующих причастий. У глаголов совершенного вида существуют только причастия прошедшего времени. Причастия настоящего времени у этих глаголов отсутствуют. Иногда, хотя и крайне редко, встречаются причастия будущего времени: приедущий из столицы (Гоголь), не увидящая ни балов, ни театров (Писемский). У глаголов несовершенного вида представлены причастия и настоящего, и прошедшего времени. У двувидовых глаголов заведомо представлены причастия и настоящего, и прошедшего времени.

Значения категории времени у причастий в основном совпадают со значениями, принимаемыми этой категорией в личных глагольных формах. Как и глагольные формы настоящего времени, причастия настоящего времени обозначают действие безотносительно к моменту речи. Ср.: Я вижу играющих детей и Я видел играющих детей. Формы прошедшего времени причастий указывают на то, что обозначаемое ими действие происходило прежде момента речи. Это особенно отчетливо видно тогда, когда личная форма глагола несет значение собственно настоящего: Разговариваю с писавшими в редакцию людьми — форма прошедшего времени писавший указывает на то, что «писание» имело место раньше того момента речи, на который указывает форма разговариваю. В таком контексте форма причастия настоящего времени обозначала бы действие безотносительно к моменту речи, т. е. форма пишущих могла бы означать и «совершающих действие в настоящий момент», и «вообще занимающихся такими действиями». В тех же случаях, когда личная глагольная форма имеет значение прошедшего времени, форма прошедшего времени причастия двусмысленна. Она может обозначать и действие одновременное с действием личной глагольной формы, и действие, предшествующее тому, которое обозначено личной глагольной формой: Разговаривал с людьми, писавшими в редакцию. Здесь писавшими может обозначать и одновременность с разговаривал, и предшествование действию, обозначенному личной глагольной формой.


Особенности морфологической категории залога у причастий

Переходные глаголы обладают причастиями двух залогов — действительного и страдательного. Как в личных и инфинитивных глагольных формах, так и в причастиях формы действительного залога указывают на то, что определяемое лицо или предмет выступают в качестве производителя действия, а формы страдательного залога указывают па то, что определяемое лицо или предмет подвергаются действию, обозначаемому глагольной основой. Однако между страдательными формами причастий и личных, а также инфинитивных глагольных форм существует различие: страдательные формы причастий теоретически возможны у всех переходных глаголов, в то время как личные и инфинитивные страдательные формы образуются, как правило, лишь у переходных глаголов несовершенного вида. Существуют формы страдательных причастий и у глаголов, прямой объект при которых выражен и не винительным падежом: зависеть — зависимый, руководить — руководимый и некоторые другие.

Практически крайне редко употребляются страдательные причастия настоящего времени у глаголов I спряжения с основой настоящего времени, оканчивающейся на согласный и равный корню: гнуть, жевать, печь, мыть. Однако список таких «беспричастных» глаголов не определяется полностью указанной характеристикой. Таким же свойством обладают и некоторые глаголы II спряжения: графить, лудить, смолить и др., а также глаголы I спряжения, основа которых не равна корню: штемпелевать, тянуть и др. Строго говоря, указанных обстоятельств уже достаточно для того, чтобы считать страдательные причастия нерегулярными образованиями и видеть в них не формы глагольной лексемы, а самостоятельные лексемы. Однако такое решение привело бы к разрушению общности внутри причастий: в частности, действительные причастия рассматривались бы как глагольные словоформы, а страдательные причастия настоящего времени как самостоятельные лексемы. Схема, определяющая зависимость между существованием личных, а также инфинитивных и причастных форм, может выглядеть следующим образом:


Личные и инфинитивные глагольные формы

Совершенного вида

Несовершенного вида

переходные

непереходные

Переходные

Непереходные

Действи-

тельные

Действи-

тельные

Действи-

тельные

Действи-

тельные


Действительные

Страда-

тельные


Страда-

тельные

Страда-

тельные



Прошедшего времени

Настоящего

Времени

Прошедшего времени

Настоящего

времени

Прошедшего времени

Причастия


Необходимо заметить, что формы страдательных причастий прошедшего времени часто утрачивают семантическую связь с иными глагольными формами, теряют идею действия и превращаются, таким образом, в обычные прилагательные: писаный красавец, тертый калач, стреляный воробей. Это обстоятельство отражается и в написании указанных словоформ. Утрата времени как специфически глагольной характеристики также способствует сближению этих глагольных форм с прилагательными.


Причастие и прилагательное.

Причастия, кроме указанных глагольных форм, обладают еще словоизменительными формами прилагательных — числа, рода и падежа, согласуемыми с существительными, обозначающими носителей и / или объекты соответствующих действий: вылетевший самолет — вылетевшего самолета и т. д., командируемый студент, командируемая студентка и т. д.

Однако, несмотря на сходство своих словоизменительных форм с прилагательными, причастия функционально и синтаксически отличаются от прилагательных. Это отличие заключается в следующем. Причастия выражают признак предмета, проявляющийся во времени и создаваемый предметом, между тем как прилагательное — постоянный и не производимый признак: ср. летящая птица — птица, которая находится в полете и производит действие полета, но красивая птица — птица с постоянным признаком красоты. С этим различием связано отсутствие у причастий степеней сравнения. Причастия сохраняют все особенности синтаксического употребления, свойственные глаголам, от которых они образованы: ср. посылать телеграмму — посылающий телеграмму, появляться время от времени — появляющийся время от времени, лампа висит над столом — висящая над столом лампа. Прилагательные же имеют свои особенности управления: ср. понятный ему, но понимающий его и т. д. Прилагательные могут быть полными и краткими и выступать в функции именной части сказуемого. Краткие причастия в современном русском языке являются преимущественно либо элементом сложной формы страдательного залога глаголов совершенного вида, либо перешли в прилагательные. Полные причастия в позиции сказуемого теряют глагольные значения, и в них на первый план выступает функция адъективной характеристики субъекта, а не глагольная функция: Лицо Козловского было измученное — он, видимо, тоже не спал ночь (Л. Толстой), Он явился расчесанный, степенно приодетый, как к заутрене (Федин).


Функции причастий

Общей функцией причастий является выражение в предложении периферийного характера действия (полупредикативности) как уже данного в его носителе, а не как приписываемого носителю. Эту функцию причастия можно назвать предикативно-атрибутивной. Ср. Вдали виднелась зеленеющая трава — предложение означает, что носителю (траве) вместе с его действием (проявлением признака зелени) приписывается действие «виднеться». Поэтому причастия никогда не употребляются в предложениях без основного предиката и, как правило, относятся к существительному в любой его синтаксической функции (подлежащего, дополнения, именной части сказуемого и др.). Употребляясь без существительных, причастия переходят в существительные: Танцующие теснились и толкали друг друга (Куприн), Стоящие сзади, не зная, что делается впереди, невольно сдерживали хлынувшую на них толпу (Н. Островский).


Адъективные значения у причастий

Как сказано выше, причастия объединяют в себе признаки глагола и прилагательного. Как глагол, формой которого они являются, причастия имеют значения вида — совершенного или несовершенного и времени — настоящего или прошедшего, а также залога — действительного или страдательного. Как прилагательные, причастия изменяются по родам, числам и (полные формы) по падежам. В тех случаях, когда причастие представляет действие как признак, свойство, в его отвлечении от временной приуроченности, создаются условия для развития у причастий адъективных значений, т. е. значений, характерных для отглагольных прилагательных. Причастия приобретают следующие адъективные значения:

  1. действительные причастия настоящего времени:

а) признак «способность производить действие» (мыслящее существо, волнующее событие)

б) признак «предназначенности для выполнения действия» (торгующие организации, пишущая машинка, красящее вещество);

  1. страдательные причастия настоящего времени: «способный подвергаться действию» (изменяемые слова, уважаемый товарищ);

3) действительные причастия прошедшего времени: «находящийся в состоянии, возникшем в результате действия» (преимущественно причастия непереходных глаголов совершенного вида с лексическим значением становления признака): засохший цветок, промокшая одежда, растрескавшаяся земля;

4) страдательные причастия прошедшего времени: «подвергшийся действию и содержащий результат этого действия» (сгущенное молоко, накрахмаленная рубашка, утраченные иллюзии, изолированная комната).

Развитие у причастий адъективных значений не выводит их за пределы глагольных форм, не переводит их в класс прилагательных, поскольку эти адъективные значения сохраняют соотносительность с временными, видовыми, залоговыми значениями соответствующих причастий, но утрачивают свойственный им признак предмета, проявляющийся во времени. Ср. Плавающие бревна загромождали реку и Плавающие танки принимали участие в маневрах. Человек, хорошо знающий эту местность, указал нам дорогу и Он— знающий человек (обладающий обширными знаниями). Следствием функционального перехода причастий в прилагательные является утрата характерного для причастий управления: ср. любимый всеми и любимый торт, торгующим чём-л. и торгующие организации и т. п.

В рамках причастий с адъективными значениями могут развиваться новые (качественные) лексические значения; цветущий вид, гнетущее впечатление, расстроенное выражение лица, угнетенное состояние.


Образование причастий

Флексии причастий настоящего времени -ащ- (-ящ-), -ущ- (-ющ-), -им-, -ом- (-ем-) начинаются, как и флексии глаголов настоящего времени, с гласного. Поэтому совершенно закономерно; что причастия настоящего времени образуются от основ настоящего времени глаголов, т. е. от таких основ, которые оканчиваются на согласный.

В качестве флексий причастий прошедшего времени выступают

-вш-, -ш-, -т-, -онн-, -нн-. Флексии -вш-, -т-, -нн- присоединяются к основам прошедшего времени, оканчивающимся на гласный. Флексии -ш-, -онн- присоединяются к основам прошедшего времени, оканчивающимся на согласный. Если исключить флексию -т-, выступающую у весьма ограниченного числа глаголов, отношения между остальными четырьмя флексиями могут быть представлены следующим образом. За инварианты формы флексии следует принять -вш-, -нн-, выступающие в положении после конечного гласного основы. В положении после конечного согласного основы флексии претерпевают изменения. Причем эти изменения имеют различный характер: -вш- усекает начальный согласный, -нн-, наоборот, расширяется за счет присоединения начального гласного. Однако в преобразованиях флексий причастий можно усмотреть не морфонологический аспект, как в случае разных глагольных основ, а аспект фонетический. Фонетические последовательности типа «согласный + [ф] + [ш]», как и фонетические последовательности типа "согласный + [н]», нехарактерны для фонетической системы русского языка. Именно стремление к устранению таких нехарактерных сочетаний и приводит к вариативности флексий. Однако самый характер этой вариативности — усечение или вставка определенного звука — уже не принадлежит, видимо, фонетике, а является, поскольку речь идет о флексиях, достоянием морфологии. С такими представлениями согласуется и то обстоятельство, что флексия -т-, выступающая всегда после конечного гласного основы, не имеет вариантов. Вопрос о выборе из синонимичных флексий решается следующим образом. Флексии -ущ- (-ющ-) и -ом- (-ем-) выступают у глаголов I спряжения и у глаголов бежать и дать, флексии -ащ- (-ящ-) и -им- у глаголов II спряжения и у глагола есть.

Глаголы, основа прошедшего времени которых оканчивается на -ва-, а основа настоящего времени на -j, образуют формы причастий страдательного залога настоящего времени от основы прошедшего времени, а не от основы настоящего времени, как все остальные глаголы; ср.: читал — читаю, читаемый и создавал — создаю — создаваемый.

Аналогичные несообразности существуют и при образовании причастий прошедшего времени действительного залога. Как известно, такие причастия образуются от основы прошедшего времени, а выбор флексии (-ш- или -вш-) регулируется конечным звуком глагольной основы — гласным или согласным. Однако у тех глаголов, у которых инфинитив оканчивается на -сти или -стъ, а основа прошедшего времени на гласный, действительные причастия прошедшего времени образуются от основы настоящего времени. Эта основа у глаголов такого типа оканчивается на согласный, поэтому для образования действительных причастий прошедшего времени используется суффикс -ш-: плести — плел — плету — плетший, привести — привел — приведу — приведший и т. д. Однако не все глаголы с подобным соотношением основ образуют формы действительных причастий вопреки общему правилу; ср.: обокрасть — обокрал — обкраду — обокравший, упасть — упал — упаду — упавший и т. д. Некоторые глаголы указанного типа обладают вариантными формами: изобрести— изобрел — изобрету — изобретший и изобревший. Вариантные формы действительных причастий прошедшего времени представлены у глаголов с основой, оканчивающейся на -ну, и с двумя основами прошедшего времени: мерзнуть — мерзнул — мерз — мерзнувший и мерзший, воздвигнуть — воздвигнул — воздвиг — воздвигнувший и воздвигший.

Флексия -т- для образования страдательных причастий про­шедшего времени употребляется в следующих случаях: 1) основа прошедшего времени оканчивается на -ну (стянутый, отвернутый); 2) основа прошедшего времени оканчивается на -о (сколотый, пропоротый); 3) основа прошедшего времени оканчивается на -р (припертый, затертый); 4) некоторые глаголы с основой прошедшего времени, оканчивающейся на гласный: бил — битый, надел — надетый, сжал — сжатый, однако ободрал — ободранный. Флексию -нн- получают страдательные причастия прошедшего времени, образованные от основ прошедшего времени, оканчивающихся на : сыграл — сыгранный, ободрать — ободранный и др.

Флексия -онн-, как отмечалось, присоединяется к основам, оканчивающимся на согласный. При этом причастные формы могут образовываться как от основы настоящего, так и от основы прошедшего времени. От основы прошедшего времени образуют соответствующие причастия глаголы, прошедшее время которых лишено флексии -л- в единственном числе мужского рода: привез — привезенный, испек — испеченный и т. д. При этом конечные задненёбные согласные основ заменяются на шипящие, а парные по твердости-мягкости смягчаются. Исключением выступает причастие (у)шибленный, следовало бы ожидать по правилу (у)шиб(у)шибенный. От основы настоящего времени образуют причастные формы глаголы с инфинитивом, оканчивающимся на -сти (-стъ), и с основой настоящего времени, оканчивающейся на -т, -д: приобрести — приобрету — приобретенный, развести — разведу — разведенный. Также от основы настоящего времени образуются страдательные причастия прошедшего времени глаголов II спряжения, основа настоящего времени которых оканчивается на согласный, а основа инфинитива на или -е; накрутил — накручу — накрученный, обидел — обижу — обиженный и т. д. При образовании указанных причастий происходят такие же изменения конечного согласного основы, что и при образовании форм 1-го лица единственного числа настоящего-будущего времени у этих глаголов. Таких чередований нет у соответствующих причастий от глаголов заклеймить, обезопасить, пронзить.

Очевидно, что выбор флексии с глагольными значениями у причастий обусловлен словоизменительным типом глагола. Например, выбор флексий -ащ-, -им- или -ущ-, -ом- зависит от типа спряжения глагола. Определение правил выбора флексий -нн- или -онн- потребовало бы еще большего усложнения списка словоизменительных типов русских глаголов.


Краткие причастия

Помимо глагольных категорий, причастия обладают и морфологическими категориями прилагательных — родом, числом, падежом, краткостью-полнотой. Все эти морфологические категории имеют у причастий точно такое же содержание, как и у прилагательных. Особого замечания заслуживает вопрос о существовании кратких причастных форм. Такие формы имеются лишь у страдательных причастий настоящего и прошедшего времени. У действительных причастий прошедшего времени не существует кратких причастий, у действительных причастий настоящего времени краткие причастия употребляются крайне редко и не считаются нормативными (Очень он им подходящ). Этой своей упорядоченностью причастия существенно противопоставлены прилагательным, у которых взаимозависимость между фактом существования кратких и полных форм не определяется столь четкими правилами.

Полные причастия выражают значения присущих прилагательным категории рода, числа и падежа такими же наборами флексий, как и прилагательные с безударными окончаниями (отсутствует тип с окончанием -ой в именительном падеже единственного числа мужского рода). Краткие причастия выражают значения морфологических категорий рода и числа, присущих прилагательным, такими же наборами флексий, как и краткие прилагательные. При образовании кратких причастий от полных флексия -нн- (-енн-) меняет долгий носовой на обычный: засеянный — засеян — засеяна —засеяно — засеяны. В форме мужского рода такое изменение можно объяснить фонетическими закономерностями: долгий носовой в конце слова для русской фонетической системы не характерен. Во всех остальных формах кратких причастий такая замена фонетически объяснена быть не может. Там это явление уже носит морфологический характер.

Страдательные причастия прошедшего времени в краткой форме, обладая категорией (любил, построен), могут выражать морфологическую категорию времени и аналитически, с помощью личных форм глагола быть: Почтенный замок был построен, как замки строиться должны или Здесь будет город заложен ( А.С.Пушкин). Наличие аналитических средств для выражения времени действия обусловлено тем, что временная семантика в самом причастии оказывается несколько стертой и нуждается в актуализации.

Среди кратких страдательных причастий прошедшего времени особую группу составляют причастные предикативы на –но- и –то- (накурено, убрано; занято, заперто). Причастные предикативы – это обозначаемое состояние слова, совпадающие по форме с краткими страдательными причастиями прошедшего времени среднего рода и употребляющиеся в однокомпонентных предложениях в качестве их главного члена: приказано остаться, всюду натоптано, подано обедать, закрыто на учет, заперто, в доме не убрано и т.д. По своим функциям причастные предикативы подобны предикативам, выделяемым как разряды существительных и наречий.


Употребление причастий.

Причастия употребляются преимущественно в книжной речи. Это отмечал еще А.С. Пушкин, отдавая предпочтение причастию перед оборотом со словом который, более свойственным устной речи. «Мы не говорим: карета, скачущая по мосту; слуга, метущий комнату и прочее, мы говорим: которая скачет, который метёт, заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом. Из этого еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено... Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка».

Пушкин сам часто употреблял причастия рядом со старославянизмами и другими словами, относящимися к книжной лексике, для придания речи высокого, торжественного звучания. Например: Мои хладеющие руки тебя старались удержать («Для берегов отчизны дальней»); Мой путь уныл. Сулит мой труд и горе грядущего волнуемое море («Элегия»).

Подобную стилистическую роль играют причастия и в стихах поэтов более поздних: Твардовского, Пастернака, Маршака и других.

В современном книжном языке, в стилях художественной речи как будто начинают учащаться случаи употребления причастий на –щий в краткой форме, например: «Штык его остр и предостерегающ» (А.Н.Толстой); «Взгляд … был что-то уж слишком пристален и испытующ» (Ф.М.Достоевский)

Впрочем, окачествленные причастия уже издавна обрастают краткими формами, но тоже главным образом в книжном языке и преимущественно в его литературно-художественных стилях (знающ, цветущ и т.п.).

Напротив, краткие формы страдательных причастий широко употребительны в самых разнообразных стилях литературной речи.

В русской поэзии XIX в. краткие формы страдательных причастий часто употреблялись в причастном обороте и тем самым воспринимались в функции причастий: Гонимы вешними лучами, С окрестных гор уже снега Сбежали мутными ручьями на потопленные луга (Пушкин), Без пользы росли, цвели в пустыне мы. Колеблемы ветром и зноем палимы (Лермонтов).

Употребление причастий прошедшего времени от основ несовершенного вида синтаксически ограничено. Причастия прошедшего времени несовершенного вида в современном языке чаще употребляются при наличии в предложении глагольной формы прошедшего времени любого вида или формы будущего времени совершенного вида в значении прошедшего времени, реже — при наличии форм настоящего времени и простого будущего в прямом значении и совсем редко — при форме будущего времени несовершенного вида. Например: «В другой раз желчь хлынет к сердцу и поднимет со дна недавно бушевавшую там ненависть» (Гончаров, «Обыкновенная история»).

Глаголы класса VII с инфинитивом на -сти образуют действительные причастия прошедшего времени с помощью суффикса -ш- от основы настоящего времени, оканчивающейся на согласную: соблюсти — соблюд-ут — соблюд-ш-ий, привести — привед-ут — привед-ш-ий, подмести — подмет-ут — подмет-ш-ий; заплетший, приплетший, отцветший. Некоторые из таких глаголов имеют, кроме форм, образованных от основы настоящего времени, вариантные разговорные формы, образованные от основы прошедшего времени на гласную с помощью суффикса -вш-: забред-ш-ий и разг. забре-вш-ий, изобрет-ш-ий и разг. изобре-вш-ий, приобрет-ш-ий и разг. приобре-вш-ий (Приобревший привычную ласковость и в лице, и в голосе). Употребление форм с суффиксом -вш- в письменной речи не рекомендуется.

Причастия, образованные от основы прошедшего времени без -ну-, более употребительны. Формы, образованные от основы с -ну-, чаще употребляются у бесприставочных глаголов; для большей части приставочных глаголов эти формы являются устаревающими. Однако употребление их регулярно в поэтической речи: У дверей затихнувшей спальни (Блок); с тростником пересохнувших рек (Асеев); верны своим погибнувшим друзьям (Асеев). Образование и употребление действительных причастий прошедшего времени от основы на -ну- поддерживается, во-первых, большей, по сравнению с суффиксом -ш-, продуктивностью и распространенностью суффикса -ем.-, обязательного в формах с -ну-; во-вторых, сохранением -ну- в деепричастиях сов. вида: привыкнув, замерзнув, погаснув (формы с суффиксом -ш-: привыкши, замерзши, погасши,— как правило, просторечные).

Страдательные причастия на -мый в современном русском языке- продуктивны только в некоторых типах глаголов. Именно эти причастия свободно образуются и довольно широко употребляются в стилях литературно-письменной речи от таких разрядов глаголов:

1) от переходных глаголов несовершенного вида на -ать (-ять) и -вать, чаще в сложении с приставками (например: насаждаемый, перевыполняемый, подстрекаемый, собираемый, занимаемый, перечисляемый, объединяемый, засылаемый и т. п.; создаваемый, размываемый, издаваемый, перепродаваемый, сбиваемый и т. д.);

2) от бесприставочных глаголов на -овать, с формой 1-го лица единственного числа на -ую (вроде ликвидируемый, рекомендуемый, военизируемый, формулируемый);

3) от небольшой группы кратких или «неопределенных» глаголов движения, осложненных приставками, но сохраняющих значение несовершенного вида (вроде ввозимый, привозимый, приносимый, произносимый и некоторых других).

Гораздо менее употребительны причастные образования от глаголов несовершенного вида на -ывать, -ивать (вроде разбрасываемый, взвешиваемый, закладываемый, высокооплачиваемый, восстанавливаемый, вырабатываемый и т. п.).

В других глагольных классах, например от глаголов на -ить (вроде графить, белить и г. п.), а тем более в непродуктивных глагольных группах причастные образования малоупотребительны. Несомый, везомый, влекомый и некоторые другие на -омый (ср. у Пушкина: «грызомый») в живой речи почти совсем вымерли. Многие переходные глаголы вообще не образуют причастий на -мый (например: шить. пороть, колоть, мять и т. п.). В книжной речи эти причастия на -имый, -омый, -емый употребляются обычно в таком синтаксическом контексте, который устраняет или ослабляет возможность их качественного понимания. Так, полные формы их нередко выступают в роли обособленного определительного члена и очень часто в сочетании с творительным падежом деятеля. Краткие же их формы употребляются преимущественно в газетно-публицистических, научно-технических и канцелярских стилях книжного языка. Однако и тут они применяются главным образом в сочетании с формой прошедшего времени «вспомогательного глагола» быть. Страна была опустошаема войной и голодом стилистически лучше, чем Страна опустошаема войной и голодом (ср. Страна опустошается войной и голодом). Сочетания кратких форм причастий на -мый с будущим временем вспомогательного глагола также не очень употребительны и свойственны лишь книжному языку. Вообще же причастия на -мый представляют собой такой морфологический тип, в котором категория действия-состояния явно преобладает над оттенками качественной оценки и даже качественного состояния. Причастия на -мый означают длящийся пассивный признак-процесс. Осознание видо-временных оттенков причастия на -мый обостряется соотносительностью форм типа исполняемый, исполнявшийся, исполненный, особенно в сочетании с творительным падежом деятеля. Связь с творительным падежом деятеля или орудия действия усиливает глагольность этих форм, которая, впрочем, и без того выражена ярко. Например: «Собираемая при убое кровь может быть перерабатываема или в пищу для изготовления колбас, или на выработку светлого и черного альбумина, клея, пуговиц» (Ю. Олеша, «Зависть»);

Нами ты была любима

И для милого хранима.

(Пушкин)












СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Виноградов В.К. Русский язык. Грамматическое учение о слове. 2-е изд. - М., 1972.

  2. Русская грамматика/Под ред. Н.Ю.Шведовой, Т.1. - М., 1980


3) Морфология. Синтаксис. Под общей редакцией Л.А.Новикова. - Санкт-Петербург, 1999.

4) И.Г. Милославский «Морфологические категории современного русского языка» - Москва, 1981.





























ОГЛАВЛЕНИЕ



Причастие как атрибутивная форма глагола 2



Общая характеристика 3



Морфологическая категория времени у причастий 3


Особенности морфологической категории залога у причастий 4



Причастие и прилагательное. 6



Функции причастий 7



Адъективные значения у причастий 8



Образование причастий 9



Краткие причастия 12



Употребление причастий. 14



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 19








© Рефератбанк, 2002 - 2017