Вход

Субьективная сторона преступления

Дипломная работа по праву и законодательству
Дата добавления: 08 мая 2011
Язык диплома: Русский
Word, rtf, 930 кб
Диплом можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу



ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

3

1. Понятие, признаки и структура женской преступности


6

1.1. История женской преступности

6

1.2. Понятие и признаки женской преступности

11

1.3. Состояние, структура, динамика женской преступности


13


2. Криминологическая характеристика личности женщин-преступниц


25

2.1. Особые показатели и характеристики современной женщины-преступницы


25

2.2. Соотношение социального и биологического в личности женщины-преступницы


35

3. Причины, условия и борьба с женской преступностью на современном этапе


39

3.1. Общие и специальные меры предупреждения женской преступности


39

3.2. Нормативно-правовое регулирование в сфере предупреждения женской преступности


53

Заключение

56

Библиографический список

58


Приложение 1.

61

Приложение 2.

62

Приложение 3.

63

Приложение 4.

64


65

Приложение 5.



Введение


Преступность в целом подразделяется на отельные виды, имеющие свои специфические особенности, которые выражаются как в криминологической характеристике, в причинности, так и в способах предупреждения преступной деятельности отдельного вида и борьбы с ними. К такому отдельному виду преступности относится женская.

Несомненно, разделение преступности по половому признаку имеет смысл, так как и количественное, и качественное содержание женской преступности имеет свои особенности и отличия от мужской. Что касается количественных особенностей и отличий, то на протяжении веков женская преступность всегда значительно уступала мужской. Соотношение уровня преступлений, совершаемых женщинами, к уровню преступлений, совершаемых мужчинами, равно 1:7. И это несмотря на то, что количество женщин в стране больше, чем количество мужчин.

В настоящее время имеется большая необходимость в изучении женской преступности, какие источники питают данный вид преступности в целом, в чем причины преступного поведения женщин, ради чего они идут на преступления.

Это необходимо в связи с тем, что преступное поведение женщин оказывает самое отрицательное влияние на общество, его институты и общности, особенно на семью, на его нравственно психологическую атмосферу в целом.

Женская преступность как бы является показателем нравственного здоровья общества, его духовности, отношения к базовым общечеловеческим ценностям.

Асоциальные действия женщин оказывают самое разрушающее воздействие на подрастающее поколение: понятно, что те из них, которые крадут, постоянно пьянствуют или занимаются проституцией, не могут обеспечить надлежащего воспитания своих детей. Поэтому не будет ошибкой констатировать теснейшую связь женской преступности с преступностью несовершеннолетних.

Как показывают проведенные статистические исследования, за последние годы женская преступность существенно возросла. Среди совершаемых женщинами преступлений немало таких, как хищения, убийства, разбои. Много женщин ведут бродячий образ жизни, попрошайничают, занимаются проституцией. Увеличивается число девушек среди несовершеннолетних преступников, они все чаще вовлекаются в пьянство, наркоманию, проституцию.

Основными задачами данной работы являются:

1) Проследить историю женской преступности.

2) Дать криминологическую характеристику женской преступности и рассмотреть ее основные причины.

3) Ознакомиться с особенностями личности женщин, совершивших преступления.

4) Исследовать проблемы предупреждения женской преступности и предложить эффективные меры профилактики воздействия на женскую преступность.

В работе использовался статистический метод, с помощью которого исследовались количественно-качественные показатели женской преступности; документальный метод, а именно изучение судебно-следственной практики. Также изучены материалы архивных уголовных дел. Помимо этого в процессе работы применялся метод интервьюрования в ходе непосредственных бесед с обвиняемыми, широко использовался и метод наблюдения, позволивший наиболее полно понять сущность данной проблемы.

Были изучены данные специальной переписи осужденных, проведенной в 2002 году в России, статистические данные за период с 2000 по 2002 годы в России.

В работе использовались многочисленные издания современной научной и публицистической литературы о труде, быте и досуге женщин, их житейских и общественных проблемах. Значительную помощь в написании работы оказали исследования Антоняна Ю.М., Габиани А.А., Гарнета М.Н., Кудрявцева В.Н., Ломбразо Ч., Серебряковой В.А., посвященные женской преступности.

Структура дипломной работы состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

1. Понятие, признаки и структура женской преступности



    1. История женкой преступности



Идеи криминологического осмысления проблемы преступности возникли задолго до того, как сформировалась самостоятельная наука. Древнегреческий философ Платон, размышляя о природе преступности, называл главным ее источником междоусобие и противоречие между бедными и богатыми. Как самостоятельная наука криминология стала развиваться под влиянием философского позитивизма. Для позитивизма характерна сильная уверенность в том. Что с помощью точной и надежной информации можно определить действительные причины разных явлений и таким образом решить социальные проблемы.

Отцом основателем позитивистской криминологической школы, ее ярчайшим представителем является итальянский профессор медицины, врач-клиницист Чезаре Ломброзо (1836-1909). Он заложил основы изучения преступников и непреступников, в которых чувствовалось сильное влияние естественных наук, особенно биологии и теории эволюции.

Врач по образованию, Ломброзо долгое время занимался медицинской практикой, в которой значительное место занимала психиатрия. В своих исследованиях Ч.Ломброзо впервые уделил внимание личности преступника – как на один из элементов предмета криминологии. В частности, Ломброзо впервые исследована женская преступность.

Так в работе «Женщина преступница и проститутка» он проводит разграничение между врожденными и случайными преступницами, а также преступницами по страсти. По его определению между антропологией и психологией преступницы существует полная аналогия. Подобно тому, как от массы преступниц, у которых обыкновенно наблюдаются лишь немногие и незначительные признаки вырождения, отщепляется группа с более резко и богато выраженными, чем у мужчин-преступников, признаками, точно так же из общего числа их выделяется небольшой кружок лиц, отличающихся более интенсивной испорченностью, чем мужчины и сильно превосходящих в этом прочих преступников, которых до преступления доводит в большинстве случаев постороннее внушение и у которых обыкновенно нравственное чувство более или менее сохранено. Группа эта и есть врожденные преступницы, испорченность которых находится в обратном отношении к их числу0.

По определению Ч.Ломброзо врожденная преступница превосходит других преступников в рафинированной жестокости, с которой она совершает свои преступления. Он приводит множество примеров этой жестокости, так, в итальянской шайке разбойников, возникшей на юге Франции, женщины обнаруживали большую жестокость, нежели мужчины, при истязании пленников и особенно пленниц. Р. убила свою товарку во время ее беременности, бросилась затем на труп ее, рвала зубами ее мясо и бросала откушенные куски своей собаке.

Рядом с врожденными преступницами, являющимися типичными представительницами самой полной и абсолютно нравственной извращенности, находится другая, значительно большая группа преступниц, порочность и испорченность которых достигают сравнительно незначительной степени и у которых не отсутствуют душевные достоинства, свойственные специально женщинам, как стыдливость и материнский инстинкт. Речь идет о случайных преступницах составляющих большинство среди преступных женщин. У этого класса преступниц не наблюдаются какие-нибудь особенные дегенеративные признаки, и исследованные женщины совершенно свободны от них. Очень часто такие преступницы совершают преступления даже помимо своего желания, благодаря внушению со стороны любовника или кого-нибудь из окружающих, как, например, отца, брата и т.д.

Некую Л. любовник уговорил отравить своего мужа, для чего и дал ей пузырек с серной кислотой. Но у нее не хватило духу исполнить задуманное преступление, и она, растерявшись, в решительный момент уронила на пол пузырек с кислотой и призналась во всем мужу.

Иногда внушение исходит и от женщины, как это было, например, в случае Юлии, которая находилась в очень дружественных отношениях с некой Марией. Она совершенно подчинила её себе и избрала её орудием мести своему вероломному любовнику. Юлия разделяла негодование своей подруги, выставившей его в самом мрачном свете, и согласилась облить его лицо серной кислотой. Непосредственно после своего поступка она испытала раскаянье, и призналась, что не могла устоять против внушения своей подруги.

В противоположность тому, что мы наблюдаем у мужчины, женщина-преступница по страсти приближается то к врожденной, то к случайной преступнице: обдуманность намерения и нравственная испорченность играют в ее преступлениях значительно большую роль, чем у мужчины.

Примером преступницы по страсти может стать случай Л., которая влюбилась в одного сослуживца своего и по его совету украла ценных бумаг на 20000 франков, причем передала всю эту сумму своему любовнику, не оставив себе ни одного франка1.

Объявив женщину стоящей на более низкой ступени органического развития, чем мужчина, Ломброзо должен был ждать большей преступности со стороны лиц женского пола. Поскольку данные уголовной статистики свидетельствуют об обратном, он предложил к цифрам о женской преступности добавить сведения о женской проституции, так как типы преступницы и проститутки схожи между собой0.

Современная криминология, высоко оценивая вклад Ломброзо в развитие науки в целом, отрицательно относится к центральной его идее. Вместе с тем заслуги этого ученого неоспоримы. Во-первых, он одним из первых задумался над причинами преступного поведения. Во-вторых, несмотря на исходную неверность своих взглядов на данную проблему, основывающихся на будто бы врожденных преступных качествах он впервые поставил в центр научных исследований преступности личность человека. Он же положил начало систематическому изучению женщин-преступниц.

Выдвинутые им положения о преступности женщин вызвали оживленную дискуссию и тем самым способствовали дальнейшим научным поискам. Его учение оказало огромное влияние на последующие изыскания в этой области, в том числе личности женщин-преступниц и их преступного поведения.

Благодаря положениям Ломброзо сформировались взгляды Тарновской П.Н. Она почитала его не только как выдающегося ученого, но и как великого гуманиста. Последнее определялось тем, что Ломброзо считал уголовное наказание бессмысленным и жестоким. Хотя Тарновская П.Н. исходила из биологической предрасположенности человека к преступному поведению, тем не менее, она отдала должное неблагоприятным условиям жизни, воспитанию, примеру.

В своем труде о женщинах-убийцах1 Тарновская П.Н. тщательно и обстоятельно исследует личности и поведение 160 женщин-убийц, жительниц деревень Европейского центра России.

Большой интерес при исследовании данной темы представляют труды Гернета М.Н. В них содержится статистические данные о преступности женщин конца XIX и начала XX века. Гернет М.Н. обращал внимание на разницу между мужской и женской преступностью, отмечал, что она тем значительнее, чем положение женщины резче отличается от положения мужчины, и меньше там, где положение женщины в стране приближается к положению мужчины. Балканские государства с их почти затворнической жизнью женщин в тот период отмечались наименьшей преступностью женщин. Наоборот, в Англии с более широкими правами женщин и развитой промышленностью процент женской преступности был сравнительно высок.

Среди работ, в которых дается детальный анализ статистических данных о женской преступности, обращает на себя внимание и книга Заменгофа М.Ф. «Брак, семья и преступность»1. В ней можно найти разнообразные социально-демографические данные о мужчинах и женщинах, совершивших преступления, причем приведенные сведения всё время сопоставляются.

В 70-е годы большое внимание женской преступности уделяла Серебрякова В.А., работы которой заслуживают внимания и в настоящее время.

Из современных ученых значительный интерес к женской преступности проявляет Антонян Ю.М. В его работе «Преступность среди женщин» можно найти выводы о причинах, личности, проблемах предупреждения женской преступности, статистические данные, а также предложения о исправлении и перевоспитании лишенных свободы женщин.



1.2. Понятие и признаки женской преступности.


Понятие «преступность» чаще всего употребляется в тех случаях, когда речь идет о множестве преступлений, об их определенной систематической совокупности.

Женская преступность является относительно самостоятельным структурным элементом преступности. Следовательно, исходя из определения преступности, в общем можно обозначить женскую преступность как относительно массовое, исторически изменчивое, негативное социальное, имеющее уголовно-правовой характер, явление классового общества, слагающееся из всей совокупности преступлений, совершаемых женщинами в соответствующем государстве в определенный период времени.

С помощью признаков преступности попытаемся рассмотреть некоторые характеристики женской преступности.

Изучение женской преступности в массе, как любых других явлений показывает. Что именно в массе они обнаруживают немало новых свойств. Отмечаются определенное строгое соотношение между разными преступлениями, видами преступности. Например, при снижении числа выявляемых и регистрируемых фактов лёгких телесных повреждений, истязаний, детоубийств, увеличивается число тяжких преступлений против жизни.

В каждый конкретный исторический период менялось понимание преступного, а вместе с этим и законодательное определение преступлений. Например, ещё лет десять назад общество не осознавало какую огромную опасность несёт компьютерная преступность, в УК РСФСР 1960 года, естественно не предусматривался такой вид преступности. В связи с глобальной компьютеризацией нашей страны, появлением новой техники распространились новые виды преступности в частности преступления, совершаемые с помощью компьютера. Поэтому УК РФ 1996 года предусмотрел главу 28 «Преступления в сфере компьютерной информации».

Субъективные же изменения преступности зависят от изменений в законодательстве и от правоприменительной практики. Вообще появление нового уголовного закона влечет изменение цифр преступности.

Из определения вытекает, что женская преступность явление социальное. Социальный характер преступности проявляется, как бы в вырастании её из различных сторон и противоречий общественного бытия. В частности, можно увидеть зависимость женской преступности от экономических отношений, взаимовлияние экономических противоречий и преступности. История человеческого общества показывает, что женская преступность увеличивалась или уменьшалась в зависимости от состояния общества, его социальной, экономической, политической стабильности или нестабильности.

Преступность в том понимании в каком она сложилась, не только социальное, но и социально-правовое явление. Преступление есть только то, что предусмотрено в законе, в конкретных статьях Уголовного кодекса, и последствием преступления является наказание, назначаемое лишь одним единственным органом государства – судом1. Исходя из вышесказанного женщина-преступница – это женщина, совершившая преступление. С точки зрения закона преступницей может считаться только женщина, если она за совершенное ею уголовно-наказуемое деяние осуждена судом. Выделение отдельно самого понятия «женщина-преступница» обусловлено тем, что имеются определенные особенности как в характере совершения преступления, так и по различиям в видах совершения преступлений; по мотивам совершения преступлений по сравнению с преступниками-мужчинами.

Итак, преступность женщин – постоянная величина, изменяющаяся в соответствии с изменениями социальных условий, в то же время не повторяющая изменения в преступности вообще (мужской) и потому представляющая собой, даже в самой преступности, относительно самостоятельную величину, имеющую тенденцию к росту.

1.3.Состояние, структура, динамика женской преступности



Проблема женской преступности существует уже многие годы, и это вполне объяснимо, учитывая особое место женщин в системе общественных отношений, важности социальных ролей и функций которые они выполняют в жизни общества, и крайне неблагоприятных последствий криминальных форм их поведения.

Особенности криминологической характеристики женской преступности в значительной мере определяются спецификой образа жизни женщин, их деятельности. Социальных позиций и ролей. В то же время эта преступность, разумеется, отражает общие закономерности преступности и её изменений. Она вырастает в качестве подсистемы общей преступности и органически с ней взаимосвязана.

Женская преступность, представляя собой взаимосвязь образующих её элементов (определенных видов), их целостность, является относительно самостоятельной системой со специфическими свойствами1. В этой связи обращает на себя внимание следующее:

- во-первых, хотя социальное положение женщин на протяжении десятилетий менялось, уровень преступности женщин оставался ниже уровня преступности мужчин в 5-7 раз. И это несмотря на то, что число женщин в стране больше, чем число мужчин. Эта закономерность сохраняется до настоящего времени;

- во-вторых, характер изменений женской преступности имеет особенности и не всегда совпадает с характером изменений мужской преступности. Всегда, например, менее низкими темпами росла насильственная преступность женщин. Но в 90-х годах и у женщин происходит рост тяжкой преступности;

- в-третьих, женская преступность отличается от мужской иным соотношением корыстных и насильственных, а также иных преступлений. Выделяются преступления, в которых отражается стереотип поведения, сложившийся под влиянием конкретной, характерной именно женщине микросреды или ситуации в определенный период. Среди выявленных лиц, совершавших практически все насильственные преступления, некоторые виды должностных и хозяйственных преступлений, доля женщин значительно меньше доли мужчин и остается таковой на протяжении длительного времени. Чрезвычайно мала эта доля среди выявленных лиц, совершивших бандитизм, разбои, грабежи.

Для женщин наиболее характерны кражи личной собственности и хищения; присвоение, растрата, нарушение правил торговли, в том числе обман потребителей, бродяжничество, попрошайничество, заражение венерической болезнью и уклонение от лечения, наконец, убийство матерью новорожденного ребенка, субъектом данного преступления вообще может быть только женщина.

В последние годы криминализация представительниц женского пола идет более быстрыми темпами, чем мужчин. Так, в 1991 г. доля женщин-преступниц в общем количестве выявленных преступников составляла 10,6%; в 1995 году - 14,9%; в 1999 году - 15,1%; в 2000 году - 16,3%.

Темпы прироста числа женщин, совершивших преступление, опережают соответствующий показатель мужской преступности.

Криминальная активность женщин имеет более узкую специализацию. В структуре женской преступности в настоящее время преобладают обман потребителей (25,6%), кражи (22,1%), незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка, либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (9,0%), хулиганство (4,6%), мошенничество (3,5%), присвоение и растрата (3,3%). За эти преступления было привлечено к ответственности в 2000 году две трети всех преступниц. Спектр преступлений, совершаемых мужчинами, более широк, что корреспондирует большему разнообразию областей мужской деятельности. Хотя современные женщины всё чаще осваивают мужские криминальные профессии: бандитизм, похищение человека, неправомерное завладение автомобилем, преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, и ряд других.

Статистика отличает рост числа женщин в большинстве преступлений, определяющих современную криминальную ситуацию. Так, с 1990 по 2000 год удельный вес представительниц женского пола среди лиц, совершивших убийств, вырос с 9,9 до 12,5%, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с 7,2 до 12,1%, кражи с 9,2 до 9,9%, грабежи с 6,7 до 8,7%, разбойное нападение с 4,1 до 6,2%, хулиганство с 4,5 до 11,6%.

В структуре женской преступности на протяжении ряда последних десятилетий приоритет неизменно принадлежит группе корыстных посягательств. Среди последних в настоящее время наиболее значительную долю составляют преступления против собственности (их удельный вес в преступности женщин в 2000 г – 36,3% и несколько меньшую – преступления в сфере экономической деятельности (29,2%).

Самыми распространенными преступлениями против собственности являются кражи. Оставаясь по-прежнему доминирующим «дамским промыслом», доля этих посягательств в структуре преступности женщин несколько сократилась (с 35,7% в 1993 г до 22,1% в 2000 г). Эта группа преступлений представляет весьма ощутимую качественную трансформацию. Если ещё в начале 90-х гг. отмечалось, что женщины-воровки охотнее совершали кражи государственного и общественного имущества, которые в какой-то мере оправдывались не только их индивидуальным, но и групповым сознанием1, то сейчас картина существенным образом изменилась. В 1996 г 72,2% краж было сопряжено с похищением личного имущества граждан. Изменились и способы совершения этих преступлений. Специальные криминологические исследования свидетельствуют, что наряду с самым популярным для женщин способом тайного похищения чужого имущества – так называемым свободным доступом женщины все чаще стали прибегать к таким традиционным мужским приемам, как проникновение в жилище или помещении путем взлома окна, выбивания двери, взлома замка и даже стены (в общей сложности в 25% случаев). Всего 8 лет назад таких случаев не было выявлено вообще.

В числе посягательств на собственность вторым по величине удельного веса оказалось мошенничество, абсолютные показатели которого за последние 7 лет выросла в 6 раз (с 1671 в 1993 г до 9983 в 2000 г), а доля в структуре женской преступности в 3 раза (с 1,2% до 35%). Ещё сравнительно недавно по своим количественным проявлением это преступление было не так заметно, а сегодня оно оказалось одним из самых привлекательных посягательств для женщин, что обусловлено по-видимому, большой прибыльностью этого криминального промысла в настоящее время, его меньшим риском1. Кроме того природа щедро наделила представительниц женского пола набором тех качеств, которые необходимы для занятия этим «бизнесом», а именно таких как умение расположить к себе людей, убедить их, артистизм, обаяние, находчивость, способность проникать в психологию жертвы, нестандартность мышления и т.п.

Долгое время среди наиболее распространенных корыстных преступлений женщин было присвоение и растрата. Сегодня это посягательство занимает лишь третью позицию в структуре преступлений против собственности, не сокращаясь, однако, в количественном отношении и, как и прежде, достаточно часто встречаясь в сфере общественного питания, в отраслях промышленности, производящих потребительские товары. В связи с преобладанием женщин в этих сферах экономики, сохраняется и «женское лицо» этих преступлений (удельный вес женщин среди этой категории преступлений – 37,6%).

Достаточно высок показатель случаев участия женщин в грабежах и разбойных нападениях (соответственно 8,6 и 8,1%). Причем, регистрация лиц, совершивших эти посягательства в последние годы, имеет тенденцию к росту. Общепризнанным является факт преимущественного совершения этих преступлений женщинами в группах мужчин в качестве пособниц, функции которых сводится к подысканию «клиента», заманиванию в удобные для осуществления посягательства места. Однако в последнее время все чаще встречаются ситуации, когда анализируемые преступления совершаются группой лиц, состоящей исключительно из женщин, которые самостоятельно выполняют весь комплекс действий, входящих в объективную сторону грабежа или разбойного нападения.

Женская преступность в сфере экономической деятельности тоже не повторяет мужскую и обладает рядом своеобразных черт. Во-первых, следует отметить более высокий удельный вес этой категории преступлений в структуре преступности женщин (29,2 % в 2000 г.), по сравнению с долей этих посягательств в мужской преступности (2,9 %), то есть в 10 раз ниже.

Во-вторых, для женщин более характерно криминальное поведение в сферах нарушения прав потребителей, установленного порядка осуществления предпринимательской и банковской деятельности, на рынке ценных бумаг, однако нетипично совершенствование преступлений, связанных с появлением монополизма и недобросовестной конкуренции.

В-третьих, участие женщины в совершении преступлений в сфере экономической деятельности более заметное по сравнению с посягательствами других групп (насильственными, против собственности и т.д.). Например, доля женщин среди совершивших обман потребителей – 90,4 %, среди виновных в незаконной банковской деятельности – 32,4 %, среди лиц, привлеченных к уголовной ответственности за незаконное получение кредита – 29,1 %, за лжепредпринимательство – 37,1 %, за уклонение от уплаты налогов с организаций – 23,7 % и т.д. Более высокая криминальная активность женщин при совершении данных преступлений вполне логична, если принять во внимание, что эти преступные деяния часто концентрируются в наиболее феминизированных отраслях экономики: в сфере торговли и бытового обслуживания, в банковской сфере и в сфере кредитно-денежных отношений.

Факт довольно значительного участия женщин в совершении таких преступлений, как незаконное предпринимательство (каждый пятый преступник этой категории – лицо женского пола) и лжепредпринимательство (каждый третий виновный – женщина) объясняется тем, что в условиях современной экономики именно женщины в первую очередь вытесняются с рынка труда, их первыми сокращают, увольняют, отправляют в вынужденные отпуска. Ограничение возможности трудоустройства, а также снижение уровня благосостояния, неблагоприятные условия жизни увеличивают число женщин, стремящихся к самостоятельной активной деятельности и выбирающих новые модели экономического поведения.

Однако, лишь единицы из предпринимательниц женского пола действительно способны легальным путем пробрести начальный капитал и, не нарушая установленных законом норм, начать своё дело и вести его, уж слишком много преград препятствует женскому предпринимательству (влияние рэкета, высокий уровень криминализации бизнеса, нецивилизованная конкуренция, слабый доступ к специальной подготовке, отсутствие ряда психологических качеств, необходимых для занятия предпринимательством, таких как твердость, масштабность, способность рисковать, наконец, «мужской шовинизм», то есть стереотип массового сознания, считающий, что женщинам не место в мужском бизнесе)1.

Довольно заметное место в противоправном поведении женщин по-прежнему занимают насильственные преступления (на их долю приходится 10 % в структуре женской преступности).

Общепризнано, что насильственные преступления женщины чаще, чем мужчины совершают на почве бытовых конфликтов, семейных неурядиц, интимных переживаний. Однако в настоящее время отмечается возрастание доли женщин при совершении таких «нетрадиционных» для них преступлений, как убийства из хулиганских побуждений, в ходе разбойного нападения1.

Ещё сравнительно недавно женщины редко осуждались за соучастие в изнасиловании. В последнее время, согласно статистическим данным, численность лиц женского пола, оказывающихся причастными к совершению этих преступлений, составляет 0,7 % от всех преступлений в этой области. В подавляющем большинстве случаев это несовершеннолетние девочки, которые являются организаторами и подстрекателями к совершению данного посягательства2.

Если говорить о женской преступности в России конца ХХ в., то она росла, опережая темпы роста мужской. За 3 года (с 2000 по 2002 г.) количество выявленных женщин, совершивших преступления, выросло на 40,1 %, а их удельный вес в общем числе преступников увеличился с 13,6 до 15,2 %.

Выделяются две основные тенденции криминализации женщин:

1) повышение уровня их криминальной активности в сфере экономики. Рост в 1997 – 1999 гг. в 2,5 раза числа женщин совершивших такие преступления, привел у увеличению их удельного веса в общем числе таких преступников с 59,5 % в 1997 г. До 68,2 в 1999 г. Особенно заметным был рост числа женщин, совершивших преступления, связанные с незаконным предпринимательством (с 342 до 766, т.е. в 2,3 раза); изготовлением и сбытом поддельных денег и ценных бумаг (со 187 до 348, т.е. на 86,1 %), обманом потребителей (в 2,6 раза), в числе лиц, обвиняемых в обмане потребителей, удельный вес женщин вырос с 84,4 до 89,7 %. Отмечено также увеличение числа женщин, уличенных во взяточничестве (с 610 до 874 чел.).

2) активное вовлечение женщин в тяжкую и особо тяжкую, наиболее общественно опасную преступность с высоким уровнем организованности и профессионализма в 1997 – 1999 гг.:

общее число преступниц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, выросло на 32,3 %, в том числе, например, в числе убийц с 2968 до 3267 (на 10 %);

корыстная направленность женской преступности всё чаще приобретала насильственные формы, что выражалось в усилившемся росте числа преступниц, совершающих грабежи и разбои (+26 %), в сравнении с теми, кто совершает кражи (+25 %), мошенничества (-2,3 %) и присвоения (-4 %);

наблюдалось вовлечение женщин в преступную деятельность организованного, длящегося характера. Например, с 30 до 57 выросло число женщин, участвовавших в похищении людей;

на 71,5 % выросло их количество среди тех, чей криминальный бизнес связан с распространением оружия, а в распространении наркотиков они вовлекаются даже активнее мужчин, о чем свидетельствует прирост числа таких преступниц с 1997 по 1999 г. (+74,6 %), и увеличение их удельного веса в общем числе преступников с 11,1 до 14,5 %. С этим во многом связано и колоссальное увеличение числа преступниц, задержанных в состоянии наркотического опьянения, с 1403 до 1912 (+83,3 %), и их удельного веса с 0,6 до 0,7 %, произошел заметный рост числа лиц женского пола, совершивших преступления в группе (46200 в 1997 г. до 54145 в 1999 г. – 17,2 %), в том числе в организованной группе (с 1420 до 1656 – +16,6 %).

Отмечалось ухудшение социально-правовых и нравственно-психологических характеристик современных женщин-преступниц. С одной стороны, наблюдалась устойчивость криминального поведения значительной части преступниц среди них в 1997 – 1999 гг. на 28 % выросло количество тех, кто ранее уже привлекался к уголовной ответственности, причем удельный вес среди них женщин, привлекавшихся уже неоднократно, вырос с 33 до 36 %. С другой стороны, происходило вливание «свежих сил» за счет роста числа преступниц, не достигших совершеннолетия (с 12970 до 15072 чел.).

2559 (1 %) женщин, совершивших преступления в 1999 г., не имели постоянного места жительства; 118749 (45,6 %) – не имели постоянного источника доходов, причем число последних нарастало в течение 3 лет высокими темпами, превысив в итоге показатель 1997 г. на 34 %; с 9725 до 11523 выросло и количество преступниц, официально признанных безработными. Все эти характеристики повлияли на тенденции тяжких общеуголовных преступлений, совершаемых женщинами.

Исследования показывают, что женщины по криминологической характеристике совершаемых преступлений приближались к мужчинам.

Женщины выступают и как жертвы отдельных конкретных преступлений, и как преступницы – нередко жертвы общества в социальном плане. Как правило, среди женщин – преступниц больше чем среди выявленных преступников – мужчин, лиц старшего возраста.

Изменение социальной ситуации связано с ростом безработицы среди женщин: в 2000 – 2002 гг. число преступниц – безработных увеличилось в 2,5 раза, а число преступниц без постоянного источника дохода – в 2,3 раза. Увеличилась среди женщин, совершивших преступления, и доля лиц без постоянного места жительства: в 2000 г. она составляла 29,2 %, в 2002 г. – 41 %, затем поднялась ещё выше. Доля преступниц – безработных в 2000 г. была 2,9 %, а в 2002 г. уже 4,3 %, продолжала расти и в дальнейшем.

Среди выявляемых женщин – преступниц всегда большую долю составляли рабочие, и в 90-х гг. примерно одна треть преступниц - рабочие. Резко возросло число преступниц – женщин-предпринимателей. И хотя доля их в общем контингенте женщин – преступниц была невелика (примерно 3 %), но она выросла только с 2000 по 2002 г. более чем в 9 раз.

Доля учащихся и студентов практически оставалась стабильной, хотя количественно она выросла за три года примерно на одну треть.

Образовательный уровень женщин – преступниц всегда был выше по сравнению с мужчинами – преступниками, однако до периода реформ в России никогда не отмечалось такого высокого прироста среди преступниц числа лиц, имеющих высшее образование. В 1996 – 2000 гг. их число увеличилось на 80 %, в то время, как число лиц со средним профессиональным образованием – на 64 %, а со средним общим и средним специальным – на 70 %.

Доля женщин, совершивших преступления в состоянии опьянения, составляла до четверти и более от всех выявлявшихся женщин - преступниц.

Типичным для женщин преступлением продолжает оставаться детоубийство. В отличие от других видов убийства, лишение жизни новорожденного имеет немалое распространение и в сельской местности. Как правило, такие деяния совершаются молодыми женщинами, ещё плохо адаптированными, то есть не имеющими семьи, достаточного материального обеспечения, своего жилья.

За длительный срок можно представить лишь выборочные данные о динамике этого самого «женского» преступления. По данным Маньковского Б.С. в 20-х годах из общего числа осужденных за убийство женщин (по судам Москвы и Московской губернии) детоубийцы составили 13,5 %1. Согласно данным Серебряковой В.А., относящимся к 70-м годам, доля детоубийц достигла 30 – 35 % среди того же контингента преступниц. По её же свидетельству, в 1959 и 1960 гг. процент детоубийств к общему числу убийств, совершаемых женщинами, был чрезвычайно высок: 64 % - в 1959 году, 55 % - в 1960 году1.

В последующие годы, однако, число детоубийств уменьшилось. В 1986 году в целом в стране доля этих преступлений в числе всех умышленных убийств, совершаемых женщинами, составила 12,9 %, в 1987 году – 24,0 %, в 1988 году – 19,0 %, в 1989 году – 15,3 %, в 1990 году – 11,1 %.

Далеко не все преступления совершаемые девушками – подростками, регистрируются. Более половины преступлений, виновные в которых отбывают наказание в местах лишения свободы, составляют кражи. Но велик среди них удельный вес совершивших насильственные и корыстно-насильственные преступления: убийства, разбои, грабежи. Особенности преступности девушек – подростков по сравнению с преступностью взрослых женщин заключается в том, что среди них очень мало расхитительниц государственного имущества, но более чем в четыре раза больше осужденных за соучастие в изнасиловании и вдвое больше – за совершение хулиганских действий.

Можно сказать, что из всех преступниц 82% женщин совершили одно преступление и лишь незначительная часть их – два (16,3%), три и более (1,7%) различных преступлений. У преступниц, совершивших несколько преступлений, они, как правило, взаимосвязаны между собой. Наиболее часто встречаются следующие сочетания составов: уклонение от лечения венерических болезней и заражение такой болезнью, с систематическим занятием бродяжничеством или попрошайничеством; кражи личного имущества граждан с кражами государственного или общественного имущества. Эта взаимосвязь объясняется тем, что данные виды преступлений тесно переплетаются, и совершение одного из них создает благоприятные условия для совершения другого.

Попытаемся сделать выводы из анализа состояния женской преступности:

1. Все совершенные женщинами преступления можно разбить на две группы, связанные с их профессиональной деятельностью и с их семейно-бытовыми отношениями. В рамках первой группы совершаются преимущественно корыстные преступления, а в рамках второй - насильственные; первая группа по численности значительно превышает вторую.

2. Женщины совершают намного меньше преступлений, чем мужчины, однако за последнее время их доля в преступности растет большими темпами.

3. Сейчас отмечается значительное возрастание насильственной преступности женщин, проявление агрессивности и жестокости в их поведении, они чаще стали совершать такие «мужские» преступления, как грабежи и разбойные нападения.

4. Преступность женщины представляет собой самостоятельный вид преступности в силу относительной многочисленности совершаемых ими преступлений, их своеобразие и специфики структуры, влияние на общество, его нравственно-психологическую атмосферу, на другие составные части преступности, в первую очередь на преступность несовершеннолетних.2. Криминологическая характеристика личности женщин-преступниц



2.1. Основные показатели и характеристики современной женщины – преступницы



Личность преступника была всегда важной проблемой всех наук криминального профиля и в первую очередь криминологии.

В современную эпоху проблема личности преступника приобрела особую актуальность. Отражая общую ситуацию во всех отраслях научного знания, актуальность именно этой проблемы предопределена прежде всего тем, что без научного познания тех, кто совершает преступления не возможно эффективно бороться с преступностью в целом.

«Науки криминального профиля исследуют «часть» личности, которая связана с преступным поведением, и эта «часть» личности выступает предметом познания. Личность преступника в криминологии – системная научная проблема в том смысле, что она предполагает исследование собственно личности преступника преступного поведения, образа жизни преступника, особенностей его социальной среды, связей и отношений»1.

Для криминологии главное в личности – источники, пути, формы и механизмы формирования её антиобщественных черт, те особенности которые во взаимодействии со средой или преступной ситуацией порождают преступное поведение, иными словами, «все то в преступнике, что входит в причинный комплекс преступления». Лишь при должном знании личности можно объяснить причины совершения преступления.

Поскольку мы ведем речь о преступницах, необходимо иметь в виду и те черты, которые связаны с их половой принадлежностью.

Своеобразно распределяются группы женщин, осужденных за тяжкие насильственные преступления. По данным Середы Е.В., наиболее крупную по численности группу составляют лица в возрасте 18-24 лет (29,5%). За ними следуют более зрелые женщины – 30-39 лет (23,2%). Совершенно иной предстает возрастная структура женщин, осужденных за кражи личного имущества граждан: здесь 60-65% составляют лица моложе 30 лет. Среди отбывающих лишение свободы доля женщин за последние 30 лет до недавнего времени постоянно падала. Если в 1970 г она составляла6,2%, то к 1994 г сократилась до 4%. Однако перепись 1999 г зафиксировала рост доли женщин – до 5,9%. Согласно данным специальной переписи осужденных 1999 г осужденные женщины старше мужчин: на общем режиме самые представительные группы 20-49 лет (88,6%); средний возраст – 34 года. На строгом режиме в тех же возрастных группах 90,3%, но средний возраст 35,5 года. В колониях поселениях средний возраст 33-35 лет1.

На фоне снижения показателей доли несовершеннолетних (14-15, 16-17 лет) настораживает тенденция возрастания доли молодых женщин 18-29 лет в числе преступниц, свидетельствующая о процессе омоложения женской преступности в целом. Именно в эти годы у женщин завершается процесс обучения, складываются семьи, рождаются дети, формируется устойчивые жизненные ориентации. Криминальная активность женщин этих возрастных групп – отражение социального неблагополучия в обществе.

Как известно, важной характеристикой личности является её образовательный уровень. По образовательному уровню различные группы женщин-преступниц мало чем отличаются друг от друга. Исследования, проводимые Михлиным А.С., показали, что наибольший удельный вес среди преступниц занимают те, у которых законченное среднее образование (свыше 50%) не мало лиц со средним специальным образованием – почти каждая третья. Как правило, образовательный и культурный уровень лиц, совершивших преступление, ниже, чем у законопослушных граждан.

Приведенные в таблице данные свидетельствуют о значительном росте среди преступниц числа лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование.

Данный факт отражает, видимо, реальность и остроту социального противоречия между объективным условием занятости женщин, в производственной сфере субъективно ощущаемой невозможностью реализовать интеллектуальный, творческий потенциал, индивидуальные запросы и притязания.

Одно из условий успешной трудовой деятельности – наличие у человека определенной специальности. По данным статистики, оказалось, что большинство преступниц имеет специальность, причем более высокая квалификация у тех, кто совершил тяжкие насильственные преступления. Крупные хищения и взяточничество.

Что касается трудовой занятости, то здесь положение ещё серьезное: около 40% женщин к моменту совершения преступления не имели определенных занятий. Наиболее высокий уровень занятости в труде среди тех, кто совершил преступления, не представляющие большой общественной опасности, а наиболее низкий – среди совершивших тяжкие преступления. Результаты исследования показали, что только половина из осужденных женщин заслуживала положительную характеристику по месту работы.

В связи с современными экономическими тенденциями за последние годы возросло количество безработных женщин. Особенно неблагоприятным оказалось положение женщин, освобожденных из мест лишения свободы и не имеющих жилья, в плане трудностей приобщения их к труду, к нормальному образу жизни. Их берут на работу с большой неохотой, причем стараются устроить на самых грязных, тяжелых, неквалифицированных производствах.

Когда характеризуется личность преступника, внимание неизбежно привлекает то, что говорит о его семейном положении отношение к семье. Тем более это важно сделать в отношении женщин, в жизни подавляющего большинства которых семья играет важную роль.

По полученным данным, к моменту совершения преступления немногим более половины женщин были замужем. У тех из них, которые не были лишены свободы, семья, как правило, сохранилось. У женщин содержащихся в местах лишения свободы семьи распадаются гораздо чаще, чем у мужчин. По данным специальной переписи осужденных: в 1994 г этот показатель на общем режиме составлял 52,6%, на строгом – 74,4%. В 1999 г он снизился соответственно до 47,7 и 48,7. Но, несмотря на это, по данному показателю женщины уступают только отбывающим пожизненное лишение свободы1. Меньше всего женщин состоящих в брачных отношениях среди преступниц, совершивших убийство своего новорожденного ребенка. Убийство ребенка происходит, как правило, в результате неблагоприятных обстоятельств, ранней половой жизни; отсутствие мужа, материальных затруднений, ненадлежащих жизненных условий для воспитания будущего ребенка. Все это способствует тому, что беременная женщина пытается сделать аборт, а если это не удается, то совершается детоубийство. На принятие такого решения могут оказать влияние лица, от которого женщина находится в материальной или иной зависимости: отец будущего ребенка, родители, родственники, знакомые2.

Приведем типичный пример для женщин-детоубийц.

К. родилась и выросла на селе, в семье, где было семеро детей, она – старшая. Со слов К. отношения с родителями у неё были хорошие, особенно после ареста и осуждения. Она доверяла матери, мать и отец ей всегда помогали. В школе училась хорошо, ей нравилось общение с людьми.

Что касается состояния здоровья преступниц, то по имеющимся данным Михлина А.С. 25-30% осужденных к лишению свободы женщин имели различные психические аномалии. Аномальных преступниц несколько больше среди несовершеннолетних. Среди них немало и тех, у кого были обнаружены венерические заболевания1.

Несмотря на то, что около 30% осужденных женщин страдают психическими аномалиями, на общем фоне по сравнению с мужчинами-преступниками, преступницам в меньшей степени присуще антисоциальные установки. Убеждения, социально-психологическая адоптация мало нарушена (за исключением рецидивисток). Для наиболее эффективной профилактики необходимо выделение внутренних личностных предпосылок, выявить, почему негативное отклоняющиеся от социальных норм поведение приняло столь негативный характер2.

Психологическая зависимость женщин-преступниц выражается в зависимости от общественного мнения, от взгляда со стороны, так как данная категория лиц не составляет исключения из всех женщин. Общеизвестен факт, что для женщин очень важна оценка со стороны других людей и то, какое впечатление они производят, для них свойственна такая черта, как демонстративность. Демонстративность поведения у женщин-преступниц служит (в психологическом плане) целям самоутверждения. Но повышение демонстративности у таких лиц одновременно снижает и контроль за ним.

В связи с совершенным преступлением женщина, как правило, испытывает чувство вины, обеспокоены своим дальнейшим существованием. У женщин-преступниц сильно повышена тревожность, отмечается эмоциональная ранимость. При изучении насильственных преступниц следует отметить, что у них высокая активность и возбудимость по сравнению с женщинами, совершившими корыстные преступления.

Для преступного поведения женщин характерна импульсивность, они более чувствительны и менее логичны, чем мужчины. психологические исследования осужденных женщин проведенные НИИ МВД РФ показало, что среди них есть значительная доля тех, кто имеет невротические нарушения.

Распространены среди них и тревожно депрессивные состояния, будущее рисуется им в мрачном свете.

Среди женщин, впервые осужденных за убийство и нанесение тяжких телесных повреждений, отмечаются волевые качества, настойчивость в достижении цели. Этой категории преступников свойственны асоциальные взгляды и установки, то есть такие, которые не носят характера активного неприятия, целенаправленного и осознанного отрицания общественных норм и ценностей. С чем это связано? Убийцы, как правило, относятся к такой категории людей, для которых свободная и самостоятельная адоптация к жизни – всегда трудная проблема1.

Факт совершения преступления показывает, что выход из контакта с жертвой для них – практически невозможный способ поведения. Надо иметь ввиду, что эта зависимость может реализоваться не только в контакте с жертвой, но и с кем-либо иным, тогда преступление оказывается опосредственным в зависимости от третьего лица.

Указанная особенность формируется в очень раннем возрасте, как результат позиции, которую занимает ребенок (будущий преступник) в семье. Суть позиции – отвержение, неприятие ребенка родителями, прежде всего матерью. Это означает определенное отношение матери к ребенку, когда она либо не может, либо не хочет, либо не умеет своевременно удовлетворить его потребности, в первую очередь естественных (в пище, тепле, чистоте).

В результате ребенок оказывается в ситуации, постоянного неудовлетворения потребностей и постоянно зависит от матери, потому что только она могла бы их удовлетворить.

Ребенок живет, как бы на предельном уровне: никогда не испытывает полной безопасности и удовлетворения своих потребностей, но не доходит до стадии полного лишения жизненно важных условий. Эта ситуация и является источником убийств как актов индивидуального поведения. Таким образом, «тема» жизни и смерти начитает звучать для людей, которые находятся в ситуации отвержения уже в самом начале жизни.

Убийства возникают как действие, направленное на сохранение автономной жизнеспособности преступников, как бы разрывающая связь жизнеобеспечивающим фактором, который перестал выполнять эту приписанную ему функцию. Приводимая схема включает в себя основные компоненты процесса зарождения этого вида преступлений, а также отражает в какой-то мере логику их взаимосвязи и взаимодействия.

Основными в этой схеме являются элементы 1-4 и 12-14. они тождественны по содержанию, но образуются в разные периоды жизни:

1-4 возникают на самых ранних стадиях, 12-14 – непосредственно перед совершением преступления. Их психологическое содержание состоит в таком изменении позиции человека, в котором его взаимоотношения с ситуацией обретают биологически значимый характер. И независимо от того, в какой мере он это осознает или вообще осознает ли, предмет посягательства воспринимается как несущий смертельную угрозу. Элементы 5-7 отражают указанные выше процессы зависимости: автоматизации, дифференциации и адаптации, составляющие в совокупности основные процессы индивидуального развития, формирующие психологический облик этой категории преступников и основу механизма совершения убийств. Понимание этого своеобразия может иметь практическое значение, как в предупреждении тяжких насильственных преступлений, так и в исправлении, перевоспитании осужденных. В целом, должно быть обеспечено своевременное естественное развитие ребенка в первую очередь за счет создания условий для наилучших взаимоотношений родителей (особенно матерей) со своими детьми, эффективного реагирования на все случаи жестокого обращения с ним или невыполнения родителями своих обязанностей.

Девятый элемент схемы («комплекс неполноценности») непосредственно, явно себя не проявляет, но выражается в следующем элементе как тенденция к гипертрофированной независимости либо вовлечению во всевозможные случайные компании и группы. Человек оказывает постоянно вовлеченным в непредсказуемые, неопределенные ситуации, когда требуются повышенные способности к адаптации. Но, как уже говорилось, именно способность приспосабливаться к изменяющимся условиям у таких людей ограничено. Достаточно быстро обнаруживается их неадекватность ситуации, возникает конфликт, в котором лицо явно или скрыто отвергается (см. схема п. 12). Форма может быть различной: от прямого изгнания до насмешки. Но этого всегда достаточно для того, чтобы женщина восприняла ситуацию, как угрожающую жизненно важным ценностям, прежде всего её «Я», её праву на существование. Личность оказывается полностью подчиненной ситуации, выходом из которой и является убийство. Внешне это может выражаться по-разному, в зависимости от характера отношения преступницы с провоцирующим фактором. Субъективный же смысл умышленного противоправного лишения человека жизни во всех случаях один: стремление преступницы достичь состояния автономной жизнеспособности, преодолеть зависимость от чего-либо или кого-либо, которая воспринимается как угроза существования преступницы.

Однако дело заключается в том, что преступное лишение жизни не является адекватным способом достижения указанной цели, так как способность лица к независимому продуктивному функционированию обеспечивается на ранних этапах индивидуального развития (онтогенеза) путем прогрессивной дифференциации психических систем. нормальный процесс индивидуального развития лица должен вести его к преодолению, «снятию» биологической зависимости его отношений от окружающих. Только в этом случае для него открывается возможность формирования продуктивных отношений, свободного, независимого функционирования. У убийц указанный процесс блокирован с самого начала. Именно это ведет к скрытой зависимости женщины от определенных условий окружения (людей, вещей, норм, правил и др.), преодолеваемой неадекватными средствами, к числу которых относится и лишение человеческой жизни.

Как видно из сказанного, «основным в происхождении убийств является онтогенетический фактор – блокирование способности к автономии в результате отвержения потенциального преступника другими лицами»1.

Большая часть убийств была совершена в состоянии опьянения, из них более половины – в сильной степени. Алкогольное опьянение значительно облегчало возникновению умысла в эксцессе исполнения - нетрезвыми такие убийства совершались чаще. Алкоголь в несколько раз усиливает проявление агрессии и утяжеляет её. Так, по данным оперативной сводки была задержана жительница г. Москвы, которая убила свою несовершеннолетнюю дочь за то, что она разбила бутылку водки, причем случайно. Убийство было совершено в состоянии алкогольного опьянения, и убийца не могла перенести утраты спиртного, необходимого для продолжения пьянства. Судебно-медицинской экспертизой было обнаружено одиннадцать ножевых ранений на трупе ребенка.

Доля преступниц, ранее совершивших преступления, в общей массе выявленных женщин, совершивших преступление, в 1994 г составляло 9,3%, а в 2000 г – 11,9%. На 94,5% с 1994 по 2000 гг. вырос уровень неоднократной женской преступности. По мере возрастания количества судимостей, женщины, как правило, не переходят к посягательствам более высокой степени тяжести. Однако весьма типичные черты женского рецидива – многократность и интенсивность. Для женщин также характерен специальный рецидив. Личные качества у женщин, совершивших преступление неоднократно, выражены негативнее, чем у мужчин рецидивистов. У них глубже нравственная деградация, они нередко страдают хроническим алкоголизмом, не имеют определенного места жительства, утратили социально полезные связи.

Итак, личность преступниц обладает целым рядом отличительных признаков – демографических, нравственных, уголовно-правовых, психологических. Эти отличительные признаки и особенности личности преступниц определяют специфику их преступного поведения, которое во многом отличается от преступного поведения мужчин и, конечно же, зависит от того, какого рода преступные действия совершаются.

По характеру преступных действий можно выделить следующие основные типы преступниц:

1) «хозяйственный» тип – его составляют женщины, виновные в хищениях государственного и общественного имущества, во взяточничестве и других хозяйственных и должностных преступлениях;

2) «крадущий» - к ней относятся, совершившие кражи государственного, личного, общественного и иного имущества;

3) «корыстно-насильственный» - его образуют женщины, занимающиеся совершением грабежей и разбойных нападений;

4) «насильственный» – к нему могут быть отнесены, совершающие убийства или наносящие телесные повреждения, а также учиняющие хулиганские и иные насильственные действия;

5) «специфический» - женщины, виновные в заражении венерической болезнью, в незаконном производстве аборта, а также в детоубийстве.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что личность преступницы – это совокупность социально-демографических, нравственных и правовых свойств, признаков, связей, отношений, характеризующих лицо, совершившее преступление, влияющих на его преступное поведение. Большую роль в формировании личности преступницы играет и социальная среда.


2.2. Соотношение социального и биологического в личности женщины-преступницы



«Изучая повеление преступника, психология исходит из того, что поведение человека вообще есть результат выбора различных вариантов поведения, который порождает окружающая его среда. Происходит это в результате конкретной жизненной ситуации, которая представляет совокупность обстоятельств жизни данного лица перед совершением преступления, которые при решающей роли его антиобщественных взглядов, стремлений и привычек влияют на его уголовно-наказуемые действия»1.

На формирование личности вообще большое влияние оказывают как биологические, так и социальные факторы. Конкретная жизненная ситуация, являясь частью, элементом социальной среды решающим образом воздействует на поведение человека в определенный момент. В отличие от условий формирования личности, оказывающих влияние на поведение человека длительно и в прошлом ситуация взаимодействует непосредственно в момент, предшествующий совершению преступления. Поэтому для полного осознания причин преступного поведения женщин необходим анализ всей преступной цепочки, которая состоит из биологических и социальных факторов, и которая начинается буквально с детства, с семьи. В формировании личности воздействие семьи происходит с первых дней жизни, присутствует в юношеские годы – период особой важности, в процессе социального развития личности, сохраняется в течение всей жизни. Господствующие в семье система ценностей, стереотипы поведения прочно усваиваются её членами в силу постоянных взаимных контактов, особого эмоционального характера внутрисемейных отношений. Связь недостатков семейного воспитания и правонарушающего поведения личности прослеживается многочисленными исследованиями. Она особо значима потому, что влияние семьи осуществляется как путем целенаправленного воздействия, руководства ребенка со стороны родителей, направленного на выработку определенных моральных принципов и способов поведения, так и путем стихийного воздействия на личность образа жизни семьи.

В качестве обстоятельств жизнедеятельности семьи, способствующих деформации личности в детском и юношеском возрасте, выделяют широкий комплекс факторов: распространенность социально-негативных форм поведения в семейной среде, отсутствие эмоционального контакта между родителями и детьми, невыполнение семьи функций контроля за поведением детей, структурная неполнота семьи.

Господствующие в семье нормы поведения определяют в этом случае и эмоциональный тон отношений между родителями и детьми. Принятые в семье образцы поведения переносятся и во внешнюю среду.

Негативное воздействие семейной среды на формирование личности, её криминогенную деформацию может быть весьма глубоким, реализоваться различными путями. В то же время исключение субъекта из сферы семейных контактов является крайне нежелательным. Отсутствие семьи, как родительской у детей, так и собственной у взрослых лиц, является фактором, повышающим восприимчивость личности к негативным воздействиям.

Существенное криминологическое значение, по-моему мнению, имеют недостатки общественного воспитания. Общественное воспитание – это целенаправленное педагогическое воздействие на личность вне семейной среды, осуществляемое в отношении лиц детского и юношеского возраста. Криминологическое значение недостатков их деятельности состоит в том, что, будучи специально предназначенными для выполнения функций воспитания несовершеннолетних и молодежи, они неполно реализуют, либо не оказывают воздействие, компенсирующего недостатки семейного воспитания и противодействующего негативным влиянием.

Отсутствие надлежащих семейных контактов особенно пагубно для девочек. Во-первых, почти все отвергнутые семьей девочки слишком рано начинают половую жизнь, становятся легкой сексуальной добычей более взрослых парней, быстро деморализуются, их интимные связи приобретают беспорядочный характер. Во-вторых, оторвавшись от семьи, школы, выйдя за пределы нормального человеческого общения, таким девушкам очень трудно, иногда и невозможно вернуться к обычной жизни, завоевать уважение окружающих. Социальное клеймение женщин обычно оказывается намного более стойким и губительным, чем мужчин.

Особенно трагично складывается судьба бродяг, проституток, наркоманок, алкоголичек, а также тех, кто связал себя с профессиональными преступниками.

Совокупность выше перечисленных факторов лежит в основе преступного поведения лица. Конкретные жизненные ситуации в рамках криминологического анализа могут быть дифференцированы по различным признакам. Особого внимания заслуживают криминогенные ситуации. К ним относятся те, которые, взаимодействуя с личностью в силу своего объективного содержания, способны вызывать или укреплять её намерение совершить преступление.

Такие ситуации как бы «провоцируют» субъекта к совершению противоправного поступка. Однако реализация такой возможности зависит не только от внешних обстоятельств, но и от качеств личности.

Дифференцируя криминогенные ситуации по содержанию, выделяют проблемные и конфликтные ситуации. Проблемные ситуации возникают, когда субъект сталкивается с трудностями, препятствиями реализации принятого им решения или достижении цели. В целях достижения намеченного субъект должен найти способы выхода из сложившихся обстоятельств и адекватные ему средства. Так, можно привести пример, некая Донская Ирина, обнаружив помещение, которое не охранялось надлежащим образом и в котором находилось имущество на сумму 15300 рублей, решила совершить кражу, однако в неожиданный момент появились хозяева и Донская, оценив ситуацию, совершила грабеж с проникновением в жилище. Преступница, намереваясь совершить хищение, обнаружила препятствие, не отказалась от реализации замысла, а использовала более изощренный способ совершения преступления (грабеж вместо кражи).

В основе преступного поведения лежит антиобщественная установка – готовность в соответствии со своими взглядами, потребностями и интересами действовать против интересов общества. Важную роль при формировании антиобщественной установки играют характер, темперамент, чувства, эмоции.

Что касается имущественных преступлений, то человек совершая преступления данного рода, старается психологически утвердить себя в жизни и в то же время в собственных глазах. Самоутверждение, как известно, один из самых главных стимулов человеческой активности. В корыстном преступлении женщин это проявляется особенно наглядно тогда, когда похищаемое «уходит» на приобретение модной одежды, драгоценностей, престижное время препровождение. В таких случаях очень часто основной задачей, решаемой ими становится преодоление расхождения представления о самой себе, самооценке и реального положения в социальной среде. Если разрыв между ними существенен и значим, совершение корыстных преступлений выступает способом преодоления указанного расхождения и самоутверждения.

Ознакомившись с работами многих авторов, можно сделать вывод о том, что личность преступницы – это совокупность социальных и биологических связей, отношений, характеризующих лицо.

3. Причины, условия и борьба с женской преступностью на современном этапе


3. 1. Общие и специальные меры предупреждения женской преступности


Познание причин преступного поведения женщин имеет большое значение для предупреждения женской преступности.

Причины преступности, как и сама преступность, объективны и закономерны. Это доказывается реальным существованием преступности на протяжении всего прошедшего периода функционирования государства и отсутствием каких-либо ощутимых признаков, успехов в борьбе с ней. Об этом же свидетельствуют данные о достаточно ярко выраженной стабильности состояния, структуры и динамики преступности. Отсутствуют данные о ликвидации каких-либо видов преступной деятельности в результате уголовно-правовой борьбы с ними.

Некоторые авторы сводят понятие причин преступности и отдельных преступлений только к субъективному, психологическому моменту, к порокам, коренящимся в сознании человека. Такая точка зрения наиболее четко и последовательно проводится Н.Ф.Кузнецовой в её монографических работах1. Суть этой позиции в том, что её сторонники единственной причиной преступности и преступлений признают дефекты психологии отдельных лиц и социальных общностей, возникающие в результате действия различных объективных, объективно-субъективных социальных факторов, выступающих в качестве условий преступности.

По мнению других авторов, существуют обстоятельства, оказывающие влияние на преступность, выступая в качестве составной части комплекса причин, порождающих преступность, или условий, способствующих формированию и реализации причин преступности и отдельных преступных проявлений. Но назвать какое-либо одно из них в качестве самостоятельной причины нельзя потому, что в реальной жизни они существуют не изолировано, а сосуществуют и взаимодействуют1.

Как известно, все многообразие жизни человеческого общества сводится к совокупности различных общественных отношений, сложившихся в нем, субъектами которых являются физические и юридические лица. Основу всех общественных отношений составляют производственные отношения, образующие экономический базис общества и определяющие характер всех других отношений надстрочного порядка: политические, правовые, моральные. Общественные отношения преломляются в сознании людей и определяют все их поступки. В них же заложена и причина как преступного поведения людей (преступности и отдельных преступлений), так и условий существования такого поведения.

Таким образом, я считаю, что при изучении причин преступности необходимо учитывать как субъективные, психологические моменты, пороки, концентрирующие в сознании человека, так и совокупность обстоятельств, коренящихся в реально существующих общественных отношениях базисного и надстрочного порядка, закономерно порождающих и воспроизводящих преступность как социальное явление.

На мой взгляд, причины женской преступности нельзя рассматривать в совокупности с причинами мужской преступности, несмотря на определенную схожесть, они всё же имеют некоторые различия. При объяснении различий преступности мужчин и женщин надо проанализировать обстоятельства социального и биологического характера. А.Кетле при выяснении законов развития преступности пришел к выводу, что «влечение к совершению преступлений находится в зависимости от возраста, пола человека, его профессии, степени образования, времени года и прочего»2.

Он объяснил меньшую преступность женщин не только их физической слабостью, но и отрешенностью от общественной жизни, замкнутостью в кругу семейных обязанностей.

Однако, как показывает практика, по мере все большего включения женщин в общественную жизнь, профессиональную деятельность, а также в периоды роста преступности удельный вес женской в общей преступности оставался всегда сравнительно небольшим. Он был во много раз меньше удельного веса преступности мужчин. Другое объяснение этого явления было выдвинуто представителем антропологической школы Ч.Ломброзо и его последовательницей в России П.Н.Тарновской1. Они связывали более низкую интенсивность женской преступности по сравнению с мужской с особенностями женского организма и характера, природой женщины, в определенной степени с её «биологической недоразвитостью».

На мой взгляд, можно выделить как социальные, так и биологические причины женской преступности, но эти причины нельзя рассматривать отдельно друг от друга, они очень тесно взаимосвязаны и взаимодействуют, поэтому их надо рассматривать в единстве.

Как уже было сказано, исторически сложившиеся условия жизни мужчин и женщин в обществе различаются в силу различий выполнения основных функций деятельности. Эти различия находят свое отражение и в формировании различных типов поведения у мужчин и женщин; проявления одних и тех же негативных процессов социальной действительности при воздействии на поведение мужчин и женщин получает неадекватное отражение в их сознании, различное восприятие приводит к различному криминогенному воздействию; различия в этом влиянии, воздействии приводят к формированию особенностей в преступных проявлениях у мужчин и женщин и, соответственно, влияют как на количественную, так и на качественную сторону преступности.

Если проследить изменения в женской преступности за длительный исторический период, то можно отметить, что причины, влияющие на совершение этих преступлений, меняются с изменением исторических условий. Изменение условий жизни влечет неминуемо и различия в поведении, в отношении к ценностям общества, своим собственным ценностям.

Исследования позволяют утверждать, что различия в мужской и женской преступности имеют довольно сложную основу и, как правильно утверждал А.Б.Сахаров, не могут быть объяснены «значительно большей сознательностью последних».

Причины этих различий заключаются не только в том, что социальные роли, выполняемые мужчинами и женщинами в обществе при наличии одинаковых прав; гарантированных Конституцией РФ, не совпадают. Нравственно-психологическая жизнь женщины отличается от нравственно-психологической жизни мужчин в силу исторически сложившихся условий при выполнении соответствующих функций в обществе. Она также определяется их биологическими различиями. Но и эти различия в силу их необходимости, для нормального функционирования общества становятся социальными в определении различий в поведении женщин.

Определяя обстоятельства, приводящие к совершению преступлений, прежде всего, необходимо учитывать характер деятельности женщин в обществе, то есть все те ситуации, которые возникают в связи с занятостью женщины на работе и дома. Однако острота возникновения конфликтов приобретает особую сложность тогда, когда потребности женщины значительно возрастают, а возможность их удовлетворения становится все меньше и меньше. Вопросы материальной обеспеченности приобретают особенно существенное значение во время обострения различий в уровне материального обеспечения разных групп населения, особенно наступающих в очень короткий срок.

Изменения в криминологической характеристике преступности женщин обусловлены социальными, экономическими изменениями, а также изменения в духовной сфере жизни общества. Первая половина 90-х годов характеризовалась ростом социальной напряженности, социальных конфликтов и противоречий. Женщины гораздо болезненнее и сложнее воспринимают изменения, происходящие в стране и непосредственно отражающиеся на жизни семьи. Большую долю ответственности за семью и детей несет женщина.

В период проведения реформ в России экономическая активность женщин уменьшилась значительно больше, чем у мужчин, особенно в возрасте до 24 лет и в предпенсионном. Однако при общем снижении доли женщины среди занятого населения отмечалось увеличение удельного веса женщин среди лиц занятых предпринимательской деятельностью. В 1995 г этот удельный вес составил 39%.

Многим женщинам было очень сложно принять и признать обоснованными резкие противоречия, возникшие в социальной жизни, так как экономическое понимание равенства и юридическое не совпадают. Юридическое равенство означает равенство на старше, а экономическое требует «равенства на финише»1. В новых условиях социально-экономической жизни женщина оказалась в более тяжелом положении ещё и потому, что традиционно она работала в тех отраслях, которые издавна считались «женскими»: текстильной, швейной, обувной, хлебопекарной и т.п. Эти отрасли никогда не были высокооплачиваемыми, а в период реформ отношение средней заработной платы женщин к средней заработной плате мужчин составило 70-97%.

В указанное время в России существенное воздействие на формирование негативного, в том числе преступного, поведения оказал рост безработицы. На начало 1996 г в органах государственной службы занятости было зарегистрировано 2,3 млн. безработных, среди них женщин около 1,5 млн. (62,5%). 39% безработных женщин составляли специалисты, окончившие высшее и среднее специальные учебные заведения.

Но в 90-е гг особое негативное влияние на формирование поведения женщины оказало постоянно растущее расслоение общества, и не только по показателям материального уровня. Расслоение общества происходило и по всем другим показателям: культурным, досуговым, сословным и т.п.

Низкий материальный уровень жизни, не позволяющий женщине пользоваться многочисленными культурными и развлекательными ценностями, заставляет её искать побочные заработки, часто приводящие к проституции, к криминальным связям.

Корыстная преступность женщин напрямую связана с ухудшением их материального положения, продолжившимся процессами дифференциации материального уровня населения.

Действующее законодательство практически не обеспечивает в должной мере защиту прав женщин, механизма реализации прав женщин реально не существует, что создает почву для увеличения преступлений совершаемых женщинами.

В семейно-бытовой сфере одним из наиболее распространенных поводов, приводящих к совершению преступлений, является пьянство. И если ещё 20-25 лет назад потребление крепких спиртных напитков не носило систематического характера, то в 90-е гг. женщины стали употреблять эти напитки во много раз чаще, и более одной четверти женщин-преступниц нарушали уголовно-правовой запрет в состоянии опьянения. Если, по объяснениям женщин, корыстные преступления они совершают для блага семьи, улучшения материального положения семьи, то насильственные преступления – чаще всего для них определенный способ освободиться от людей, которые недавно были им близки. Такой способ разрешения конфликта во многих случаях также осуществляется в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Женщина реагирует на какие-то внешние обстоятельства так, а не иначе, по той причине, что она женщина.

Как я уже говорила, особое внимание всегда привлекали совершаемые женщинами убийства. Среди посвященных данной проблеме работ выделяется книга Тарновской П.Н. о женщинах-убийцах1. Хотя она и опубликована в начале века, представляется целесообразным остановиться на ней более подробно, в виду того, что с тех пор в отечественной науке не было ни одного столь крупного исследования.

По результатам своих эпирических наблюдений Тарновская П.Н. делит всех женщин-убийц на две большие группы: 1) «убийцы под влиянием побуждения страсти или странного импульса»; 2) «убийцы с подавленным восприятием». Первую группу составляют убийцы из корысти, на почве материнской любви, половой любви, убийства из ревности, из мести, убийцы вследствие накопления обид, по ненависти и жестокости. Ко второй группе относятся: убийцы с притуплением нравственного чувства, убийцы на почве половых отклонений, убийцы нервно- и душевнобольные, случайные убийцы.

Нельзя обойти вниманием причины такого чисто «женского» вида преступления, как детоубийства. Ученые сходятся во мнении, что общими причинами совершения этого преступления является социальная неадаптированность, материальная несостоятельность, боязнь осуждения со стороны общества, если это внебрачный ребенок. В большинстве случаев в таких преступлениях на заднем плане прослеживается фигура мужчины, чаще всего сожителя или любовника.

В целом можно отметить, что перестроечные годы в значительной мере изменили судьбу женщины. Этот процесс, как в экономическом, так и в моральном плане проходит довольно болезненно. Семья, семейно-брачные, семейно-бытовые отношения, которые занимают весьма важное место в жизни женщины, всё чаще распадаются. Число браков уменьшилось, число разводов растет. Для преступниц, как в период отбывания наказания, так и в период адаптации семья является огромным сдерживающим фактором. Но если у большинства мужчин-преступников семья сохраняется, то у женщин – распадается, создать новую семью им редко удается.

Для разрешения своих материальных проблем у женщин в нашем обществе меньше возможностей, чем у мужчин, особенно, когда «средний доход российской семьи» в три с лишним раза ниже уровня позволяющего, согласно общественному мнению, «жить нормально». Хотя, именно на них лежат важные обязанности по обеспечению семьи продуктами питания и другими благами, воспитанию детей, уходу за ними и т.д., поэтому они остро реагируют на любые неблагоприятные процессы, угрожающие семье и особенно детям.

Так, стремление защитить себя и своих близких от физической угрозы обуславливает совершение насильственных преступлений, а зависть к другим, неуверенность в своем положении переживания по поводу своей материальной необеспеченности приводят к совершению корыстных правонарушений. Например, тревога за здоровье ребенка способна стимулировать совершение матерью хищений, в том числе продуктов питания. Убийство мужа или сожителя, длительное время терроризирующего семью и угрожающего жизни женщины, есть ни что иное, как неправильная форма защиты.

Один из примеров тому, уголовное дело которое случилось во Владикавказском районном суде. Подсудимая Бестаева Л.В. обвинялась в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, а именно нанесении тяжкого телесного повреждения, в следствии которого наступила смерть потерпевшего, а именно её мужа Бестаева А.П. Из материалов дела следовало, что Бестаев А.П. постоянно употреблял спиртные напитки, после, между ним и его женой возникали споры и порой доходило до рукоприкладства. Бестаев А.П. часто угрожал своей жене физической расправой, избивал её. В результате одной из ссор Бестаева Л.В. нанесла своему мужу ножевое ранение в область грудной клетки. По истечении нескольких часов Бестаев А.П. скончался. Судебно-медицинской экспертизой было установлено повреждение легкого, что и привело к смерти потерпевшего1.

Правовая система слабо защищает права женщин, семьи и детей, то есть то, что составляет значительный смысл жизни женщин. Подводя итог можно сказать, что причины и условия преступности женщины связаны со следующими явлениями и процессами:

1. Значительно более активным участием женщин в общественном производстве;

2. Существенным ослаблением главных социальных институтов, и в первую очередь семьи;

3. Возросшей напряженностью в обществе, тревожностью людей, конфликтами и враждебностью между ними; ростом таких явлений, как наркомания, алкоголизм, проституция, бродяжничество и попрошайничество женщин.

Постоянно растущее вовлечение женщины в преступную деятельность свидетельствует об очень большом неблагополучии путей развития общества, так как именно женщина в современных условиях способна сохранить семью и в определенной мере благотворно повлиять на поведение мужчины.

Таким образом, низкий уровень жизни женщин, безработица, разительные социально-экономические контрасты, девальвация нравственных ценностей в обществе обладают высоким потенциалом криминального воздействия. Перечисленные факторы, действуя в совокупности, оказывают деструктивное влияние на всех членов общества. Но, учитывая особые социальные роли и функции женщин, их психологические особенности, проявляющиеся главным образом в сфере реагирования на негативные изменения своего существования, представляется не случайным факт более интенсивного вовлечения представительниц женского пола по сравнению с мужчинами в мир криминала.

В русской литературе XIX века идеи о предпочтительности предупреждения преступления наказанию за его совершение, о том, что главное в борьбе с преступностью не наказание, а её предупреждение, основывающееся на прогрессивных преобразованиях общества, развивали А.Радищев, А.Герцен, Н.Чернышевский, Ф.Достоевский. В их произведениях заложены социологические и нравственные основы предупреждения преступности.

На сегодняшний день предупредительная деятельность рассматривается как одно из средств социального регулирования общественных отношений в целях устранения причин преступности; как взаимодействия мер экономико-социального, воспитательно-педагогического, организованного и правового характера; как сочетание различных уровней предупреждения преступлений.

К настоящему времени сложились основные категории предупреждения преступности как самостоятельного раздела криминологии. В её формирование существенный вклад внесли работы таких ученых, как А.И.Алексеева, Ю.М.Антоняна, Ю.А.Ветрова, И.И.Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Г.М.Миньковского, В.В.Панкратова, А.М.Яковлева и других.

Предупреждение преступности – это деятельность государственных и общественных органов и организаций, направленных против преступности с целью удержания её на социально терпимом уровне посредством устранения или нейтрализации порождающих её причин0.

Предупреждение представляет собой рациональное и гуманное средство борьбы с преступностью, средство предусматривающее не наказание, а прежде всего совершенствование условий жизнедеятельности людей и их воспитание. Общество значительно больше заинтересовано в том, чтобы не допускать совершения преступлений, чем в применении наказания к лицам уже после того, как они причинили ущерб (иногда непоправимый) господствующим общественным отношениям, субъектам этих отношений.

Принципиальной основой предупредительного воздействия на преступность является понимание того, что преступность имеет социальную природу. Признание социальной обусловленности преступности означает сознание объективных и реальных возможностей её предупреждения за счет изменения условий общественного бытия, социального развития, нравственного формирования личности, в том числе улучшение воспитательного воздействия на неё в непосредственном социальном отражении0.

Предупреждение женской преступности позволяет укрепить законность и правопорядок в стране, очистить нравственную атмосферу в обществе и улучшить воспитание подрастающего поколения.

Проблемы предупреждения женской преступности должны решаться в русле борьбы с преступностью в целом. Обязательная предпосылка успешности социальных мер (программ) по предупреждению женской преступности – это достижение качественно иного состояния нашего общества. В новом обществе женщина должна занять иной жизненный статус, она должна быть лучше защищена законом, обычаями и традициями.

Необходимо выработать общий основополагающий принцип профилактической работы с женщинами, которые совершили или могут совершить преступление. В качестве такого принципа могут выступать гуманность и милосердие к женщинам, понимание причин, толкнувших их на уголовно наказуемые ими безнравственные поступки, стремление помочь им выйти из порочного круга, разобраться в собственной жизни. Гуманность и милосердие к женщинам должны проявляться не только в действиях конкретных должностных лиц, или должны быть проникнуты законы – уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно- исполнительный, другие нормативные акты. От того насколько соблюдается указанный принцип, можно судить об уроне нравственности в обществе, об овладении им общечеловеческими ценностями0.

Профилактика антиобщественного поведения и преступлений женщин имеет большое моральное значение. Положительные результаты в этой области могут привести к оздоровлению нравственности, укреплению социально одобряемых отношений во многих областях жизни, и в первую очередь, в семье, улучшению воспитания подрастающего поколения.

Работа по предупреждению преступности женщин должна охватывать те сферы жизнедеятельности, в которых формируются негативные черты их личности и в которых они чаще совершают преступления. Прежде всего это быт и производство. Помимо воздействия на криминогенные факторы в каждой из названных сфер общество должно стремиться к определенной гармонизации ролей. Исполнение роли в одной из них не должно исключить или затруднить выполнение своих обязанностей в другой. Крайне нежелательно, например, чтобы загруженность по работе мешала уходу за детьми или полноценному отдыху. Все эти вопросы решить чрезвычайно трудно, поскольку они связаны с глобальными проблемами общества, общим экономическим развитием страны, изменением многих привычных представлений. Однако без их решения эффективно предупреждать антиобщественное поведение женщин невозможно.

Особое значение для профилактики преступности женщин имеет помощь семье. Помимо финансовой и материальной помощи, семьи должны получать более существенную помощь в кризисной ситуации, например, в связи с болезнью одного из её членов и её распадом, различного рода рекомендации для одиноких матерей. Социальная поддержка, например, матери-одиночки, должна включать не только выплату ей денежного пособия, не менее важно представить ей возможность больше зарабатывать, поднять социальный престиж её труда, получить более высокую квалификацию.

Изучая биографии преступниц и, в частности, условия их жизни в детстве, мы неоднократно обращали внимание на то, какую пагубную роль в их судьбе сыграла чрезмерная занятость родителей, в первую очередь матери, на работе. Постоянная нужда формирует в них повышенную тревожность, зависть, толкает на совершение многих корыстных проступков, занятие проституцией и т.д. Вот почему ещё раз следует напомнить, что без повышения уровня благосостояния народа не следует всерьез рассчитывать на снижение преступности вообще и женской в том числе.

Акцент на профилактику, при которой объектом выступает семья ребенка, отнюдь не означает игнорирование предупредительных условий в отношении самих девушек. По мнению Ю.М.Антоняна она должна включать: оказание государственной помощи подросткам, оказавшимся в силу отчуждения в неблагоприятных условиях и допускающим антиобщественные поступки. Сюда нужно отнести весь комплекс индивидуальных воспитательных мероприятий, установление опеки и попечительства, направление в детские дома, спецшколы, школы интернаты, устройство на работу или учебу, а также оказание медицинской помощи. Такая помощь необходима многим девушкам, ведущим антиобщественное существование, поскольку среди них велик удельный вес лиц с венерическими заболеваниями, психическими отклонениями. Без лечения их приобщение к нормальной жизни невозможно.

При рассмотрении криминологической проблемы, связанной с трудовой деятельностью женщин, в первую очередь надо отметить, что такие проблемы в полном объеме могут быть решены при подъеме экономики всей страны, росте реальных доходов населения, заработной платы мужчин, профессиональной подготовленности женщин, сокращение рабочего дня или рабочей недели при сохранении прежней заработной платы, прежде всего, для тех, кто имеет детей, введение дополнительных отпусков, улучшении условий труда. Также необходимо существенное сокращение числа женщин занятых на тяжелых и вредных работах.

Ю.М.Антонян высказал предположение о целесообразности предоставления женщинам при прочих равных условиях более легкие работы. Труд женщины не должен вызывать у неё усталость и раздражение, а тем более ненависть и стремление бросить работу, пытаясь найти средства к существованию иным путем. Их производственная занятость не должна порождать нежелание заниматься еще и семейными делами, воспитанием детей.

Самостоятельная проблема – профилактика непреступных проступков женщин. Неоднократно обращалось внимание на угрожающие масштабы аморальности среди молодых женщин, пьянство, слишком раннюю половую жизнь молодых девочек, проституцию, разгул порнобизнеса, культ насилия. Чрезвычайно важна профилактика аморального поведения несовершеннолетних. Меры предупреждения против деморализации в сфере полового поведения должны составлять часть комплексной системы мер борьбы с безнадзорностью и правонарушениями среди молодежи, поскольку различные виды социально отклоняющегося поведения взаимодействуют, тем самым усиливая свое негативное действие. К числу названных мер может быть отнесена помощь подросткам вовлеченным в занятие проституцией, рецидивным жертвам половых посягательств, а также борьбы с венерическими заболеваниями. По поводу борьбы с проституцией существуют разные противоположные мнения – одни считают нужным наказывать за такое поведение в уголовном порядке, а другие – разрешить создание в стране публичных домов, что якобы позволит снизить число публичных женщин. По моему мнению, первое неприемлемо по причинам гуманистического характера, второе – нравственного. К тому же опыт стран, где имеются публичные дома, показывает, что они не решают проблему.

3.2. Нормативно-правовое регулирование в сфере предупреждения женской преступности



Выше говорилось об общих мерах предупреждения женской преступности. Но в последние годы были разработаны многочисленные нормативно-правовые акты в сфере профилактики преступности женщин, в частности в Указе Президента РФ № 337 от 4 марта 1993 г. (в редакции от 1 сентября 2000 г.) «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин» была определена общая стратегия и приоритетные направления государственной политики. Таковыми названы:

1. Обеспечение условий для реального участия женщин в деятельности государственных органов и общественных объединений, формировании и осуществлении государственной политики на всех уровнях;

2. Создание организованных, экономических и правовых гарантий для реализации права женщин на труд;

3. Обеспечение конкурентоспособности женщин на рынке труда путем расширения их обучения новым профессиям, предпринимательской деятельности, преодоления отставания женщин – работниц по уровню квалификации и оплаты труда, организации переподготовки и повышения квалификации женщин, имеющих перерывы в работе в связи с рождением детей и уходом за ними;

4. Поэтапная ликвидация исторически сложившегося отставания в оплате труда в бюджетных отраслях с преимущественной занятостью женщин;

5. Обеспечение права женщин на охрану труда, защиту от жизни и здоровья с учетом материнской функции;

6. Предоставление предусмотренных законодательством социальных гарантий для работающих женщин, независимо от формы собственности предприятий;

7. Организация и развитие социальных услуг, позволяющих родителям совмещать выполнение родительских обязанностей с трудовой и общественной деятельностью, в том числе посредством сохранения и расширения сети учреждений по уходу за детьми.

Резкое изменение сексуальной нравственности в сторону её либерализации влияет на социальное поведение женщины. «В настоящее время повышенная сексуальная нагруженность информационного поля (теле-, радио-, печатной продукции), вторжение несвойственных российской культуре сексуальных стандартов, навязываемый людям культ наслаждений … и, главное общее падение духовности, в особенности у молодежи, неизбежно вызывают желание … эксплуатировать секс. Определенная часть женского населения, особенно из его интеллектуально- культурно-, социально ущербных слоев, быстро усваивает наиболее заземленный вид сексуальной практики, а иногда втягивается в занятие проституцией»1.

В направлениях профилактики женской преступности особое место занимает проблема ресоциализации осужденных к лишению свободы.

Традиционно главным направлением в воспитательной работе с осужденными является труд. Включение женщин в производственную деятельность позволяет решить целый комплекс проблем в аспекте преодоления дефектов и ущербности в сфере общения, формах трудового участия. В идеале необходим дифференцированный подход к различным категориям женщин с учетом социально-нравственной запущенности, наличия определенных специальностей, уровня образования, особых наклонностей, способностей.

Важную роль для успешной социальной адаптации индивидов к жизни на свободе имеют социально-полезные связи и прежде всего контакты с семьей. Особо значимы они для женщин, поскольку благополучие и стабильность семейных отношений традиционно являются для них самым главным психологическим убежищем от различных жизненных потрясений. С целью сохранения связи с семьей новый уголовно-исполнительный кодекс существенно расширил возможности свиданий с родственниками и близкими, предусмотрел более широкий круг оснований для краткосрочных выездов осужденных за пределы мест лишения свободы и т.д. Но, к сожалению, не все нормы уголовно- исполнительного кодекса способствуют решению обозначенной проблемы. Например, представляется нецелесообразным устанавливать ограничения на количество свиданий женщины с несовершеннолетними детьми. Думаю, если мать проявляет заботу о своем несовершеннолетнем ребенке, активно поддерживает с ним связь, то перспективы исправления и ресоциализации будут для неё более благоприятными. Кроме того, на мой взгляд, следует разрешать длительные свидания с несовершеннолетними детьми за пределами колонии, поскольку осознание факта нахождения в местах лишения свободы достаточно травматично для психики несовершеннолетнего.

Особого внимания заслуживает задача оказания психологической помощи и поддержки осужденным женщинам. Очевидно, что своевременная коррекция личности, грамотное, профессиональное психолого-педагогическое воздействие способны свести к минимуму число эксцессов, наблюдаемых в местах лишения свободы – суицидов, межличностных конфликтов, групповых беспорядков, нервных срывов. В настоящее время в женских колониях введена должность психолога, открываются кабинеты психологической разгрузки. С лицами, нуждающимися в специальной помощи, проводятся сеансы аутогенной тренировки, гипноза, направленные на снятие стрессового напряжения, стабилизацию нервного состояния, обучение самоконтролю.

Заключение


Основная идея данной работы – показать своеобразие женской преступности, преступлений и иных антиобщественных поступков, совершаемых женщинами, вскрыть и объяснить их причины. Только на такой основе можно разработать эффективные и гуманные средства профилактики женской преступности, исходя из того, что именно гуманные меры всегда эффективны, поскольку аморальные явления невозможно преодолеть аморальными методами.

Изучение женской преступности только началось, и я далека от мысли, что мне удалось ответить на все возникшие в связи с ней вопросы.

Возможно, пока удалось ответить на некоторые общие вопросы. Думаю, комплексное исследование женской преступности послужит основой для разработки предупредительных мер.

В настоящее время в рамках общего роста преступности, увеличилось и число преступлений, совершаемых женщинами, причем как показывают статистические данные темпы роста женской преступности существенно превышают темпы роста мужской преступности. Женщины начинают играть более активную роль в преступных группах. На мой взгляд, если не будут остановлены нынешние процессы деморализации общества и прежде всего молодежи, угрожающие меры может принять проституция, наркомания и алкоголизм среди женщин. Конечно, такой прогноз делает необходимым практическую разработку предупредительных профилактических мер, иначе общество уже не сможет воздействовать на женскую преступность.

Серебрякова В.А. и Зарянов В.Н. полагают, что женскую преступность можно исследовать изолированно от преступности мужчин, поскольку изменение в мужской преступности происходят независимо от преступности женщин. Я не согласна с таким решением вопроса.

История науки показывает: когда начинается исследование какой-либо проблемы, она часто вычленяется из других, причем иногда намеренно и осознанно обрываются ее связи с иными явлениями и процессами. Делается это на первых порах и только для того, чтобы ничего не мешало познанию именно данного объекта. Но затем объектом познания становятся и связи, что делает знание о нем немного богаче и глубже.

На мой взгляд, изучение женской преступности не может не подчиняться этим правилам. Было бы лучше теснее связать данный вид преступности с другими, с мужской преступностью в частности. Сделать это необходимо потому, что они часто совершают преступления вместе, иногда женщины ради мужчины, иногда мужчины ради женщин.

Изучение женской преступности, как и преступности в целом и других ее видов, должно быть комплексным, непрерывным, с учетом тех существенных изменений, которые происходят в нашем обществе и влияют на социальные позиции и социальные роли женщин, характеризуют их трудовую и иную активность, место в семье, в коллективе.

Наряду с этим необходимы новые методы изучения личности преступниц, причин, механизмов их уголовно-наказуемых поступков; использование новейших достижений психологии личности, патопсихологии, социальной психологии, общей и социальной психиатрии, физиологии женщин, сексологии и сексопатологии. Такие исследования необходимы в первую очередь из-за возрастания количества насильственных преступлений совершаемых женщинами, что почти всегда предполагает криминогенную роль глубинных бессознательных переживаний, выявление и оценка которых возможны только с помощью психологических методов.

И конечно необходима активизация деятельности, правоохранительных органов, общественных организаций, церкви, различных фондов направленных на решение проблемы предупреждения женской преступности.


Библиографический список


Нормативные акты:


1. Конституция РФ. 12.12.1993 г./РГ 25.12.1993 г. №237.

2. УПК РФ. 2001./СЗ РФ 2001г. № 52 ст. 4921.

3. УК РФ, 1996//СЗ РФ, 1996, № 25, ст.2954.

4. Указ Президента РФ «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин»: от 4 марта 1993 № 337 // Российская газета. 1993. 5 апреля.


Специальная литература:

5. Агеева Ю. Женская преступность современное положение и причины // Следователь, 2001. № 6.

6. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. – М., 1973.

7. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. – М., 1982.

8. Антонян Ю.М. Преступность и психические аномалии. – М., Наука, 1987.

9. Антонян Ю.М. Преступность женщины // Социалистическая законность. 1991. № 7.

10. Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. – М., 1992.

11. Васильев В.А. Юридическая психология: Учебник для вузов. – М.: Юрид. лит., 1991.

12. Вицин С.Е. системный подход к преступности. – М., 1980.

13. Внуков В.А. Женщины – убийцы // Убийства и убийцы / Под ред. Краснушкина Е.К. и др. – М., 1928.

14. Гернет М.Н. Моральная статистика (уголовная статистика и статистика самоубийств). – М., 1922.

15. Демшин Е.Б. Тенденции потребительского поведения городских семей // Семья в новых социально-экономических условиях. – Н.Новгород, 1998. Т.1.

16. Ефимов Е.Ю. Криминологическая характеристика и предупреждение корыстных и корыстно-насильственных преступлений, совершаемых женщинами. Автореф. … канд. дисс. – М., 1998.

17. Жулеев Ю.В. Характеристика преступлений несовершеннолетних женского пола, отбывающих наказание в ВК // Преступность и дети: Сб. тезисов. – М., 1999.

18. Земенгоф М.Ф. Брак, семья и преступность. – Петроград, 1916.

19. Кетле А. Человек и развитие его способностей. – СПб., 1865.

20. Криминология: Учебник / Под ред. В.В.Орехова. – СПб.: Издательство С.Петербургского университета, 1992.

21. Криминология / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Г.Н.Миньковского. – М., 1998.

22. Криминология: Учебник / Под ред. Бурлакова В.Н., Кропачева Н.М. – СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет. Питер, 2002.

23. Курс советской криминологии / Под ред. Кудрявцева. – М., 1985.

24. Лекарь А.К. Профилактика преступлений. – М., 1972.

25. Лившиц Р.З. Теория права. – М., 1994.

26. Ломброзо Ч. Преступный человек. – М., 1994.

27. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство; Женщина преступница и проститутка; Любовь у помешанных / Пер. с ит. – М.: ООО «Попурри», 2000.

28. Михлин А.С., Яковлева Л.В. О некоторых итогах специальной переписи осужденных 1999 // Государство и право, 2002, № 3.

29. Миньковский Б.С. Детоубийство // Убийства и убийцы. – М., 1928.

30. Самовичев Е.Г. Убийство. – М., 1988.

31. Серебрякова В.А. Преступность среди женщин как объект криминологического изучения // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 22. – М., 1975.

32. Серебрякова В.А., Зарянов В.Н. Корыстные преступления, совершаемые женщинами. – М., 1990.

33. Сидоренко Ю.И. Влияние ложных социально-психологических установок на поведение отдельных групп женского населения // Семья в новых социально-экономических условиях. – Н.Новгород, 1998. Т.1.

34. Сидякина Т.П. Женское предпринимательство: проблемы, перспективы развития // Женщина в меняющемся мире: Межвуз. сб. науч. Трудов. – Иваново, 1991.

35. Тарновская П.Н. Женщины – убийцы. – СПб., 1902.

36. Ферри Э. Преступные типы в искусстве и литературе. – СПб., 1908.

37. Харчев А.Г. Брак и семья. – М., 1964.

38. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. – М.: Юристы, 1995.

39. Шинелева Л. Нужна государственная программа решения женского вопроса // Социалистический труд. 1989. № 8.


Материалы судебной практики:

40. Уголовное дело № 1-126 за 1998 год по обвинению Бестаевой Л.В. по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Архив Владикавказского районного суда.


Приложение 1.

Структура женской преступности, %

Преступления

Удельный вес

Преступления против жизни и здоровья

10,0

в том числе: убийство и покушение на убийство

1,2

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1,7

Преступления против свободы, чести и достоинства

0,7

Преступления конституционных прав и свобод человека и гражданина

0,2

Преступления против семьи и несовершеннолетних

1,5

Преступления против собственности

36,3

в том числе: кража

22,1

мошенничество

3,5

присвоение и растрата

3,3

грабеж

2,1

разбой

0,8

вымогательство

0,1

Преступления в сфере экономической деятельности

29,2

в том числе обман потребителей

25,6

Преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях

0,3

Преступления против общественной безопасности

5,2

в том числе хулиганство

4,6

Преступления против здоровья населения и общественной нравственности

10,1

в том числе незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ

9,0

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

0,5

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

1,1

Иные преступления

4,9



Приложение 2.


Динамика женской преступности в России в 2000 – 2002 гг.

Преступления

2000 г.

2001 г.

2002 г.

абс. число

уд. вес в общ. числе, %

абс. число

прирост к 1997 г., %

уд. вес, %

абс. число

прирост к 1997 г., %

уд. вес, %

Всего

186100

13,6

218224

+17,3

14,7

260674

+40,1

15,2

Тяжкие и особо тяжкие преступления

71090

10,7

81261

+14,3

10,8

94062

+32,3

10,5

Ум. убийства

2968

12,4

3176

+7,0

12,7

3267

+10,0

12,3

Ум. тяжкие телесные повреждения

4446

12,6

4555

+2,5

13,0

4495

+1,1

12,6

Преступления, связанные с оружием

933

3,9

1210

+29,7

3,4

1600

+71,5

3,8

Преступления, связанные с наркотиками

11555

11,1

16074

+39,1

12,9

20181

+74,7

14,5

Кражи

54392

10,4

52071

-4,3

9,8

68005

+25,0

9,9

Мошенничество

10906

43,6

13024

+19,4

46,2

10656

-2,3

39,2

Присвоения и растраты

10302

44,1

12949

+25,7

49,7

9891

-4,0

41,2

Грабежи

5194

8,4

5269

+1,4

8,0

6538

+25,9

8,7

Разбои

1820

6,0

1878

+3,2

5,5

2295

+26,1

6,0

Вымогательство

436

4,7

426

-2,3

4,3

480

+10,1

5,6



Приложение 3.


Динамика зарегистрированных преступлений женщин в сфере

экономики и государственной службы в России в 2000 – 2002 гг.

Преступления

2000 г.

2001 г.

2002 г.

абс. число

уд. вес в общ. числе, %

абс. число

прирост к 1997 г., %

уд. вес, %

абс. число

прирост к 1997 г., %

уд. вес, %

Всего в сфере

экономики

24888

59,5

41294

+65,9

67,3

61194

в 2,5 раза

68,2

Незаконное предпринимательство

342

17,8

753

в 2,2 раза

22,7

766

в 2,3 раза

18,9

Изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг

187

22,0

330

+76,5

20,1

348

+86,1

18,4

Контрабанда

379

21,3

346

-8,7

20,9

396

+4,5

22,2

Обман потребителей

20854

84,4

36311

+74,1

88,4

54189

в 2,6 раза

89,7

Взяточничество

610

26,3

690

+13,1

24,6

874

+43,3

29,9



Приложение 4.




Характеристика выявленных лиц, совершивших преступление,

по возрасту (%)

Годы

Показатели

14-15

16-17

18-24

25-26

30-49

1999

Всего

3,0

7,7

26,8

16,4

40,0


Женщин

1,6

4,1

20,7

15,1

48,9

2000

Всего

2,8

7,4

26,7

16,6

39,9


Женщин

1,5

3,9

21,2

15,3

47,1


Прирост

к 1999г.

0,3

1,4

11,2

10,8

5,0





Характеристика выявленных лиц, совершивших преступление,

по образованию (%)

Годы

Показатели

Высшее профессиональное

Среднее профессиональное

Среднее

общее

1999

Всего

4,3

17,4

68,5


Женщин

5,9

23,5

63,1

2000

Всего

4,9

17,8

67,8


Женщин

6,4

24,0

62,6


Прирост к 1999г.

16,3

11,7

8,3



Приложение 5.


СХЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО МЕХАНИЗМА УБИЙСТВА

(криминогенетический аспект)

1. Мать (или лицо ее заменяющее) – жизнеобеспечивающий фактор для ребенка;

2. Отношение частичного или полного отвергания матерью ребенка;

3. Мать становится для ребенка жизнеугрожающим фактором;

4. Возникновение экстремальной жизненной ситуации для ребенка (напряжение жизнеобеспечивающих психологических функций);

5. Усиление биологической и психологической зависимости от матери как жизнеобеспечивающего фактора;

6. Затруднение процесса обретения независимости, самостоятельности, личностной автономии;

7. Замедление развития психических функций, усвоения социального опыта, психосоциальной дифференциации;

8. Ограничение возможности адаптации в различных социальных ситуациях, при изменении обстоятельств;

9. Формирование «комплексов неполноценности»;

10. Формирование защиты от «комплексов неполноценности»;

подчеркнутая независимость основанная на принципе своего «Я»

полная податливость и зависимость от ситуации

11. Неизбирательное, «случайное», плохо осознанное включение в контакты и группы;

12. Возникновение ситуации отвергания (пред преступной ситуации) (ср. п. 2);

13. Персонификация угрозы жизненно важной ценности (ср. п. 3);

14. Возникновение экстремальной жизненной ситуации (ср. п. 4);

15. Убийство как попытка обретения независимой жизнеспособности.


0 Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство; Женщина преступница и проститутка; Любовь у помешанных / Пер. с итал.- Мн.: ООО «Попурри», 2000.- 567 с.

1 Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство; Женщина преступница и проститутка; Любовь у помешанных / Пер. с итал.- Мн.: ООО «Попурри», 2000.- 567 с.

0 Ломброзо Ч. Преступный человек.- М., 1994.- С. 15.

1 Тарновская П.Н. Женщины-убийцы. СПб., 1902..с.76.

1 Заменгоф М.Ф. Брак, семья и преступность. Петроград, 1916.С.114.

1 Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность.- М.: Российское право, 1992.- 432 с.

1 Вицин С.Е. Системный подход к преступности.- М., 1980. С. 45.

1 Серебрякова В.А., Зарянов В.Н. Корыстные преступления, совершаемые женщинами.- М., 1990.- С. 31.

1 Ефимов Е.Ю. Криминологическая характеристика и предупреждение корыстных и корыстно-насильственных преступлений, совершаемых женщинами. Автореф. канд. дисс.- М., 1998.

1 Сидякина Т.П. Женское предпринимательство: проблемы, перспективы развития // Женщина в меняющемся мире: Межвуз. сб. научных трудов. – Иваново, 1991. – С. 43.

1 Криминология / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Г.М.Миньковского. – М., 1998. – С. 288.

2 Жулеев Ю.В. Характеристика преступлений несовершеннолетних женского пола, отбывающих наказание в ВК // Преступность и дети: Сб. тезисов. – М., 1999. – С. 22.

1 Маньковский Б.С. Детоубийство // Убийства и убийцы. – М., 1928. – С. 261.

1 Серебрякова В.А. Преступность среди женщин как объект криминологического изучения // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 22. – М., 1975. – С. 30.

1 Антонян Ю.М. Изучение личности преступника.- М., 1982.- С.5.

1 Михлин А.С., Яковлева Л.В. О некоторых итогах специальной переписи осужденных 1999 г. // Государство и право, 2002. № 3.- С. 39.

1 Михлин А.С., Яковлева ОЛ.Д. О некоторых итогах специальной переписи осужденных 1999 г. // Государство и право. 2002, № 3.- С. 40.

2 Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления.- М., 1973.- С. 5.

1 Антонян Ю.М. Преступность среди женщин.- М., 1992.- С. 70.

2 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология.- М.: Юристъ, 1995.- С. 132.

1 Антонян Ю.М. Преступность и психические аномалии.- М., 1982.- С. 95.

1 Самовичев Е.Г. Убийство.- М., 1988.- С. 78.

1 Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации.- М., 1973.- С. 5.

1 Криминология: Учебник / Под ред. В.В.Орехова. СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 1992.- С. 101.

1 Курс советской криминологии / Под ред. В.Н.Кудрявцева.- М., 1985.- С. 10.

2 Кетле А. Человек и развитие его способностей. СПб., 1865.

1 Тарновская П.Т. Женщины – убийцы. СПб., 1902.

1 Лившиц Р.З. Теория права.- М., 1994.- С. 152.

1 Тарновская П.Н. Женщины-убийцы. – СПб., 1902.

1 У/Д № 1-126 / 1998 г.

0 Криминология. Учебник / Под ред. В.Н.Бурлакова, Н.М.Кропачева. – СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Питер, 2002.

0 Лекарь А.К. Профилактика преступлений. – М., 1972. – С. 72.

0 Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. – М., 1992. – С. 212.

1 Сидоренко Ю.И. Влияние ложных социально-психологических установок на поведение отдельных групп женского населения // Семья в новых социально-экономических условиях. – Н.Новгород, 1998. – С. 38.

© Рефератбанк, 2002 - 2017