Вход

Философия Декарта

Реферат по философии
Дата добавления: 15 июня 2010
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 448 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу




Введение



Рене Декарт - величайший мыслитель Франции, философ, математик, естествоиспытатель, основатель философии нового времени, заложил традиции, которые живы и сегодня. Его жизнь протекала в борьбе против науки и мировоззрения схоластики.

Поле деятельности его творческих интересов было широко. Оно охватывало философию, математику, физику, биологию, медицину.

В то время происходит сближение наук о природе с практической жизнью. В мыслях многих людей в Европейских странах, начиная с XVI столетия, происходит переворот. Возникает стремление сделать науку средством улучшения жизни. Для этого требовалось не только накопление знаний, но и перестройка существующего мировоззрения, внедрение новых методов научного исследования. Должен был произойти отказ от веры в чудеса и в зависимость явлений природы от сверхъестественных сил и сущностей. Основы научного метода складывались в ходе наблюдений и экспериментального изучения. Эти основы выделялись в области механики и техники. Именно в этой области обнаруживалось, что решение разнообразных конкретных задач предполагает в качестве необходимого условия некоторые общие методы их решения. Методы предполагали необходимость некоторого общего воззрения, освещающего и задачи и средства их решения.

Основу научного прогресса в начале XVII века составили достижения эпохи Возрождения. В это время складываются все условия для формирования новой науки. Эпоха Возрождения была временем бурного развития математики. Возникает потребность в усовершенствовании вычислительных методов.

Декарт соединил интерес к математике с интересом к физическим и астрономическим исследованиям. Он был одним из главных создателей аналитической геометрии усовершенствованной алгебраической символики.

Декарт отверг схоластическую ученость, которая , по его мнению, делала людей менее способными к восприятию доводов разума и игнорировала данные повседневного опыта и все знания, не освященные церковной или светской властью.

Сам Декарт, характеризуя свою философию, писал: " Вся философия подобна как бы дереву, корни которого - метафизика, ствол - физика. а ветви, исходящие из этого ствола, - все прочие науки, сводящиеся к трем главным: медицине, механике и этике".



Глава I. Творчество Рене Декарта

В истории философии творчество Рене Декарта (1596 - 1650) -одна из самых больших вершин, одно из величайших достижений. Важнейший принцип методологии исследования историко-философского процесса состоит, как известно, в том, чтобы в движении философских учений, систем, категорий, идей раскрывать борьбу материализма и идеализма. Борьба эта не статична и весьма противоречива, она отнюдь не лежит на поверхности даже открыто противостоящих философских учений и систем. Такая борьба была почти всегда неодноплановой и неоднозначной. Развитие ее обнаруживало углубление человеческого знания, усложнение сознания человека в его многообразных аспектах, в его отношении к природе и культуре. Особенность философского творчества Декарта в том, что в нем были сформулированы новые и материалистические и идеалистические положения. Тем самым борьба материализма и идеализма поднялась на более высокую ступень. И хотя сам Декарт в конечном счете склонился в сторону идеализма, он сообщил этой борьбе новый импульс.

Свои произведения Декарт написал в 20 - 40-х годах ХVII в., но уяснить их содержание невозможно без учета огромных изменений в европейской - прежде всего западноевропейской - истории в период Возрождения, начавшегося в Италии уже в ХIV в., а к концу ХV - началу ХVI в. ставшего, можно сказать, общеевропейским явлением. Это были времена успехов ранне-буржуазной культуры, представленной богатейшим творчеством гуманистов. Как известно, ранне-буржуазная по своему социальному происхождению культура гуманизма, концентрировавшаяся в городах, рождалась и развивалась в противостоянии культуре феодального, преимущественно сельского, застойно-иерархического общества. Идеологической основой этого общества была христианская религия с ее многочисленными догмами, так или иначе осмысляемыми в схоластических философских системах и построениях.

Если попытаться предельно кратко сформулировать суть теоцентрическо-схоластического мировоззрения, трудно найти более подходящее слово, чем созерцательность, молитвенная покорность средневекового человека, выражавшая его преимущественно приспособительную

позицию в отношении природы и социального мира. Философы-гуманисты, в большинстве своем отнюдь не посягая еще на самые основы религиозности, вместе с тем решительно выдвигали на первый план человека с его многообразными телесными и духовными потребностями. Отсюда, в общем, активистская позиция гуманистической философии, которая в противоположность теологии и схоластической философии, усматривавшим смысл человеческой жизни в осуществлении царства бога на земле, обосновывала идеал учреждения в посюсторонней жизни царства самого человека. Такое обоснование было как индивидуально-этическим, так и социальным. С течением времени, по мере успехов производственной деятельности и развития естественнонаучной мысли (особенно к концу ХVI - началу ХVII в.), идеал царства человека на земле приобретал и научно-техническую конкретизацию. Весьма убежденным и красноречивым пропагандистом действенной науки стал Фрэнсис Бэкон (1561 - 1626), названный К. Марксом родоначальником английского материализма и всей современной экспериментирующей науки. Горячим сторонником научно-технического прогресса - одной из важнейших сторон рождавшейся буржуазной культуры - не раз объявлял себя и Декарт.

Многим обязанный своему образованию в коллегии, Декарт тем не менее был недоволен общим характером здешнего обучения, несмотря на новации иезуитов остававшегося в основе своей схоластическим. Стараясь преодолеть недостатки полученного образования, он продолжил учебу. Так, уже вскоре после окончания коллегии, в 1615 - 1616 гг., Декарт изучал право и медицину в университете города Пуатье и, сдав экзамены, получил степень бакалавра права. В дальнейшем, оказавшись в Голландии, он в 1629 г. записался в университет во Франекере как "студент-философ", а в 1630 г.- в Лейденский университет как "студент-математик". Но университетское образование не играло значительной роли в духовном развитии Декарта, ибо и в университетском преподавании преобладали схоластические идеи, концепции, теории. Свое отношение к ним философ выразил в сочинении "Рассуждение о методе", в котором он сообщает читателю некоторые важнейшие факты своей биографии. В конце I части Декарт пишет, что многие стороны книжной науки разочаровали его еще в коллегии.

В эпоху средневековья основным источником мировоззренческого знания считалась Библия - Священное писание, которое рассматривалось как откровение таинственного и вне природного бога. Толкование этого документа составляло главное содержание религиозно-философской мысли в многовековую эпоху духовно-идеологического господства церкви. Вместе с тем от культуры античности были унаследованы так называемые свободные искусства, часть которых - геометрия, арифметика, астрономия, музыка - в определенной мере осмысливала природные феномены. Поскольку их содержание почерпнуть в Библии было невозможно, в средневековой теологизированной философии возникла концепция "двух книг", созданных богом. Одна из них - книга в собственном смысле, именуемая греческим словом " Библия". Другая метафорическая "книга природы ".

Эта концепция приобрела наибольшее влияние у тех передовых философов эпохи Возрождения, которые были заинтересованы главным образом в исследовании природы. Декарт, еще не ступив на путь этого исследования, уже с самых молодых лет стремился к такой науке, которая постигает истину, погружаясь в " великую книгу мира".

Вместе с тем он писал, что будет черпать истину и в самом себе. И это не менее важно, чем его намерение извлекать истину из "книги природы". Тем самым Декарт выражает неприятие схоластической учености, переполнявшей множество опусов, содержание которых приходило во все более кричащее несоответствие с запросами жизни. При этом стремление Декарта искать истину в собственном сознании выражало интеллектуальную зрелость человека Нового времени - по своей социальной сути уже главным образом буржуазного человека, полагавшего, что, хотя духовная жизнь общества невозможна без Священного писания, истина в деле познания природы, как и самого человека, может быть найдена лишь на путях их исследования и самостоятельных размышлений. К сказанному следует добавить, что познание "книги мира", с одной стороны, и обретение истины в собственном сознании - с другой, были теснейшим образом связаны друг с другом.

"Великую книгу мира" молодой Декарт изучал, наблюдая жизнь других западноевропейских стран. В 1618 г. он прибыл в Нидерланды.

Эта страна, незадолго перед тем завоевавшая политическую независимость от феодально-абсолютистской и католической Испании (хотя военные действия еще продолжались), на несколько десятилетий - пока Англия не совершила свою буржуазную революцию - стала экономически самой передовой страной мира. В этой в сущности исторически первой буржуазной республике процветала внутренняя и международная торговля, развивалось мануфактурное производство, городское население превышало сельское. Декарт в качестве добровольца поступил в протестантские войска. Французский дворянин, однако, отнюдь не собирался стать профессиональным военным (как это делали многие его соотечественники в тех же Нидерландах, состоявших тогда в фактическом союзе с Францией). Поступление в военное училище в Бреде - одно из действий молодого Декарта по изучению "великой книги мира".

В том же 1618 г. он познакомился с Исааком Бекманом, доктором медицины, весьма осведомленным в математике, не чуждым и других естественнонаучных знаний. Поводом к их знакомству послужила одна трудная математическая задача, условия которой Бекман сообщил Декарту, блестяще решившему ее. Знакомство молодого француза, только вставшего тогда на порог своей научной деятельности, со старшим (на восемь лет) и уже сложившимся голландским ученым переросло в весьма плодотворную для обоих научную дружбу. Уже в конце 1618 г. Декарт написал свое первое произведение - "Трактат о музыке", который он посвятил Бекману. В 1619 - 1621 гг. в том же качестве вольнонаемного офицера Декарт находился в разных местах Германии, Австрии, Богемии, Венгрии. В 1622 - 1628 гг. он жил во Франции, в основном в Париже (в 1623 - 1624 гг. совершил длительное путешествие в Италию, куда ехал через Швейцарию, побывал в Риме). Эти годы стали временем дальнейшего созревания его научного и философского таланта.

Тому во многом способствовали связи Декарта с французскими учеными и философами. Особо важную роль сыграла завязавшаяся в конце 20-х годов дружба с Мареном Мерсенном (1588 - 1648) - весьма показательным мыслителем и деятелем эпохи. Окончив ту же коллегию Ла Флеш (на два года раньше Декарта), Мерсенн в дальнейшем стал монахом францисканского ордена и провел более двадцати лет в одном из парижских монастырей. В то же время он был преподавателем философии и теологии и написал много трудов не только по этим предметам, но и по математике, механике, физике, музыке. Мерсенн стал организующим центром для французских (и некоторых иностранных) ученых, с которыми он находился в длительной переписке (или был посредником в их переписке). Поскольку тогда еще не было научных журналов, такая переписка стала необходимым условием развития науки. В дальнейшем, во время многолетнего пребывания Декарта в Нидерландах, Мерсенн был основным его корреспондентом в Париже. Кружок ученых, образовавшийся вокруг него, впоследствии (уже после смерти его и Декарта) превратился во Французскую академию наук. Заключая в себе автобиографические моменты, оно формулировало и правила морали, которых Декарт твердо решил придерживаться в своей жизни. Названию и главной направленности этого произведения соответствовали три приложения. В них рассматривались теоретические вопросы оптики ("Диоптрика), метеорологические явления ("Метеоры"), проблемы математики ( " Геометрия" ) . Приложения демонстрировали эффективность принципов методологии, сформулированных во II части "Рассуждения", конкретизировали его V часть - порядок исследования физических вопросов.

В IV части "Рассуждения о методе" Декарт изложил основы своей метафизики (разумеется, в ее традиционном, аристотелевском смысле - как учения о наиболее общих принципах бытия и знания). Углубленную их трактовку он дает в специальном сочинении - "Размышление о первой философии" (как именовал метафизику сам Аристотель), написанном на латинском языке и изданном в Париже в 1641 г. Второе издание этой работы вышло в Амстердаме в 1642 г., а французский перевод, опубликованный в Париже в 1647 г., назывался "Метафизические размышления". В этом издании к основному тексту были приложены семь "Возражений" на него (их собрал главным образом Мерсенн, разославший рукопись, присланную ему автором, различным философам) и "Ответы" Декарта на "Возражения". Предусмотрительный автор, таким образом, оставлял последнее слово в философском споре за собой.

В годы этой борьбы Декарт издал в Амстердаме "Первоначала философии" (в 1644 г.- на латинском языке, в 1647 г.- во французском переводе) - систематическое изложение своей философской доктрины, включавшей наряду с методологией и метафизикой все разделы физики - учение о телах, о мире и о Земле. В 1645 - 1648 гг. кроме активной переписки, в которой уточнялись и развивались, многие философские ( как и конкретно-научные) идеи, Декарт работал над "сочинением "Описание человеческого тела. Об образовании животного" (при жизни автора оно не было опубликовано). В этом произведении Декарт сделал попытку применить принципы своей физики к объяснению животного и человеческого организмов. Антропологическая проблематика, в фокусе которой было исследование телесных качеств и духовных свойств человек, составила содержание трактата "Страсти души", вышедшего в свет в Нидерландах в конце 1649 г.

В это время Декарт находился уже в столице Швеции Стокгольме, куда он выехал по настоятельному приглашению королевы Христины, которая с его помощью намеревалась учредить в Швеции Академию наук (и даже сама пыталась овладеть принципами картезианства). Но пребывание Декарта в Стокгольме продолжалось лишь несколько месяцев.

Простудившись, он умер 11 февраля 1650 г.

Прежде чем переходить к систематическому обзору философского учения Картезия, необходимо сказать еще несколько слов о его социально-политическом содержании.

Здесь приходится констатировать довольно значительную политическую индифферентность французского философа. В " Рассуждении о методе " он выразил свою неприязнь к тем заносчивым, по его мнению, людям, которые видят смысл своей жизни в различных общественных преобразованиях, и тем более в ниспровержении существующего государственного устройства. По убеждению Декарта, много благотворнее для общества приспосабливаться к его несовершенствам, к тем или иным недостаткам государственных организмов, ибо разрушение их угрожает людям огромными бедствиями. Содержание произведений Декарта и вся его деятельность имели первостепенное значение для будущего формирования во Франции условий для буржуазной революции. Характерно здесь уже то, что, осуждая любое посягательство на существующие социальные порядки, как и на религиозно-идеологические системы, их освещавшие, Декарт не только не отказывался признать свое новаторство в сфере науки, но даже подчеркивал его. В трудных вопросах науки, писал он в "Рассуждении о методе", "большинство голосов не является доказательством" и " гораздо вероятнее, чтобы истину нашел один человек, чем целый народ " [1],стр.259. Вместе с тем философ ясно сознавал социальную природу науки, ее жизненную необходимость для общества. Отсюда неоднократно высказываемая им мысль об обязанности правителей финансировать сложные эксперименты, без которых невозможно продвижение в научных открытиях (французское правительство в признание заслуг Декарта назначило ему пенсию, хотя ученый так ее и не получил).

Декарт продолжил ту принципиальную линию, которая выражала едва ли не главное содержание социально - философской мысли гуманистов предшествующих веков. Их оппозиция схоластической философии и феодально-теологическому мировоззрению в качестве важнейшего своего компонента включала положение о природном равенстве всех людей, об одинаковости человеческой природы. Это надисторическое понятие при всей его абстрактности стало для множества гуманистов и их последователей теоретическим стержнем критики иерархизма феодального общества. Декарт не формулировал никаких социально-философских концепций. Но, сам дворянин, он отлично видел, что прогресс культуры невозможен, если знаниями будут обладать только господствующие классы. Конечно, в его представлении это были главным образом - если не исключительно - естественнонаучные знания, ибо именно с ними он связывал не только прогресс человеческого общества, но и дело совершенствования самой человеческой природы.

Подтверждением сказанного служит уже тот факт, что некоторые свои произведения он писал по-французски, адресуя их широкой аудитории, стоявшей за пределами цеховой учености, носители которой общались между собой почти исключительно на латинском языке. В "Рассуждении о методе " Декарт писал, что язык сам по себе не свидетельствует о силе мыслей и человек, выражающийся на нижнебретонском наречии, может формулировать их более точно и тонко по сравнению с тем, кто прекрасно знает французский язык и владеет всеми правилами риторики. Как в этом, так и в других своих произведениях философ превозносит здравый смысл ("естественный свет" человеческого ума), представленный в народе даже чаще, чем среди цеховых ученых, как гарант эффективности открываемых истин. Эта социальная позиция Декарта, нашедшая осмысление в его гносеологии, в собственной его научной деятельности выражалась и в высокой оценке технического мастерства тех специалистов, без золотых рук которых он не видел возможности осуществлять свои эксперименты (например, без мастеров прикладной оптики Виллебресье и Феррье) . Декарт демонстрировал и демократизм подлинного ученого по отношению к "простым людям". Например, обнаружив у одного из своих слуг, Жилльо, незаурядный математический талант, он нашел время для занятий с ним, и Жилльо впоследствии стал видным инженером в Лейдене. Нидерландский моряк Дирк Рембранч (в будущем видный астроном навигатор), узнав о Декарте и добившись встречи с ним, тоже поразил философа своими математическими способностями. Тот начал заниматься с ним и сделал его участником своих экспериментов.

Философское развитие Декарта началось, когда юный ученик коллегии Ла Флеш дошел до ее последних, "философских" классов. Программа обучения в Ла Флеш предполагала еженедельные дискуссии - обычно на темы философии и теологии, изучавшиеся в течение данной недели (в конце месяца устраивались еще более сложные диспуты, в которых могли принимать участие и преподаватели). Формулирование тезисов и подбор аргументов для их обоснования (защитником) или опровержения ( его оппонентом) развивали логические способности учащихся, прививали им искусство аргументации. Как сообщает первый биограф Декарта А. Байе, юный Рене проявлял в этих диспутах выдающееся искусство в точности определений и в умении обобщать свою аргументацию.

Один из главных аспектов скептицизма - неприятие догматической самовлюбленности мыслителей, уверенных в неколебимости всего того, что они считают единственно истинным. Возобновление этих идей в эпоху Возрождения наносило сильнейший удар по схоластическому догматизму и авторитаризму и даже по религиозным учениям как абсолютно незыблемым - в глазах множества современников - цитаделям вероисповедного догматизма. Другая особенность скептицизма состояла в том, что он подрывал (если не отвергал) всякую уверенность в возможности достичь достоверного знания и утверждал достижимость лишь относительных истин, необходимых для действий в конкретных ситуациях. По окончании коллегии, подводя итоги своего духовного развития в "Рассуждении о методе", Декарт писал, что он "запутался в сомнениях и заблуждениях", и притом настолько, что "все более и более убеждался в своем незнании" . Из этого состояния молодого Декарта выводило наблюдение людей в круговращениях жизни. В том же произведении он высказал мысль, что можно встретить "более истины в рассуждениях каждого, касающихся непосредственно интересующих его дел, исход которых немедленно накажет его, если он неправильно рассудил, чем в кабинетных умозрениях образованного человека, не завершающихся действием..."

Сильнейшим стимулом к научным изысканиям Декарта послужили встреча с Бекманом и общение с ним. Главным предметом исследований французского ученого первоначально была математика. Как явствует из "Правил для руководства ума", математические размышления переросли в методологические, в сущности неотделимые от философских. Однако начало философской рефлексии Декарта приходится на значительно более ранние годы. Оно зафиксировано в его записях, получивших название "Частные мысли". В первой из этих записей (относящейся к январю 1619 г.) Декарт пишет, что если до тех пор он был лишь зрителем, то теперь, надев маску, собирается в качестве действующего лица выйти на подмостки "театра мира сего" .

Такой выход, в частности, означал активность в исследовании различных областей природы. Конкретно-научные исследования молодого Декарта нашли отражение в неопубликованном трактате "Мир". Когда же работу над этим произведением пришлось оставить, Декарт публикует "Рассуждение о методе" с тремя приложениями. Здесь перед нами вполне зрелый философ и ученый, который в дальнейшем отрабатывает в основном уже сложившиеся мысли.

Коснемся теперь некоторых научных достижений Декарта. В истории математики он занимает, весьма, видное место. Одно из важнейших достижений ренессансной науки состояло в возрождении идей великих древнегреческих математиков, К концу ХVI в. были изданы в оригиналах и переведены на латинский язык все сохранившиеся (и найденные к тому времени) произведения Евклида, Архимеда, Аполлония, Паппа, Диофанта. Декарту они были хорошо известны. Но уже в эпоху Возрождения появились начатки математического естествознания. Теперь же, в эпоху Декарта, без математического естествознания наука была бы не способна стать производительной силой. В свою очередь математизация естествознания, даже в тех скромных масштабах, была бы невозможна без определенного прогресса в самой математике. Такой прогресс, в частности, невозможен без успехов формализации. И именно Декарт сыграл решающую роль в становлении современной алгебры тем, что ввел буквенные символы, обозначил последними буквами латинского алфавита (х, у, z) переменные величины, ввел нынешнее обозначение степеней, заложил основы теории уравнений. Понятия числа и величины, ранее существовавшие раздельно, тем самым были объединены. Историческое значение Декартовой "геометрии" состоит также в том, что здесь была открыта связь величины и функции, что преобразовало математику.

Применение алгебраических методов к геометрическим объектам, введение системы прямолинейных координат означало создание аналитической геометрии, объединяющей геометрические и арифметические величины, которые со времен древнегреческой математики существовали в раздельности.

Укажем, далее, и на большой вклад Декарта в формирование столь важной науки, как оптика (итоги его исследований в этой области содержатся в основном в "Диоптрике" и в "Метеорах"). Так, он открыл (независимо от В. Снеллиуса) закон преломления светового луча на границе двух различных сред. Точная формулировка этого закона позволила усовершенствовать оптические приборы, которые тогда стали играть огромную роль в астрономии и навигации (а вскоре и в микроскопии).

Сказанным далеко не исчерпывается область научных интересов и научных открытий Декарта. Принцип историзма требует конкретного исторического исследования философских учений. Нельзя вырвать философскую теорию из той исторической, экономической и социальной среды, в которой она создавалась. Использование одного только логического метода не даст нам полного понимания учения, его исторической значимости. Годы жизни Декарта - 1596-1650. В этот период происходил переход от средневековья к Новому времени. К этому времени, по словам Энгельса, "промышленность колоссально развилась и вызвала к жизни массу новых механических (ткачество, часовое дело, мельницы) ... и физических фактов (очки), которые давали не только огромный материал для наблюдений, но также и совершенно иные, чем раньше средства для экспериментирования и позволили сконструировать новые инструменты".

Во времена Декарта ремесло в "чистом" виде начало оттесняться (в таких странах, как Италия, Голландия) ремеслом, организованным по новому принципу в мануфактурных мастерских - "производственном механизме, органами которого являются люди". Каждый "винтик" этого механизма состоит из обыкновенной человеческой плоти, а его функции определяются теперь той "точкой", которую он занимает в механизме: дальше или ближе от исходной точки расположена "точка" функциональная. Связь функций "частичных работников" - "деталей" потенциальной машины - отщепляется от них самих и в виде плана, алгоритма производства противостоит им. Образ процесса, его "картина" задается геометрически. Причиной коренного изменения характера предметной деятельности является принцип машинного производства, а именно, разлагать процесс производства на составные фазы и разрешать возникающие задачи посредством применения естественных наук.

Структура человеческой деятельности в своей первооснове становится математической. В теоретическом отображении этой деятельности происходили аналогичные процессы, приведшие к потребности нового метода как метода математического и определившие логику формирования и развития новой теории, новой науки.

"Математизация" деятельности, а вместе c тем и "математизация" (алгоритмизация) метода, представляющиеся сегодня абстрагированием от всякого содержания, в рассматриваемую эпоху представляла в самой своей первооснове единственно возможный путь дальнейшего проникновения в более глубокий "слой" содержания, путь перехода к новой сущности. Важнейшая задача, вставшая на этом пути - это задача математизации физики.

Вот в чем суть того запроса, который постоянно ощущается Декартом. Занимаясь этой задачей, Декарт приходит к созданию собственного метода познания окружающего мира. К 1625 году он уже обладал основными положениями последнего. Пропущенные сквозь игольное ушко сомнения, они свелись к небольшому числу простейших правил, посредством которых из основных положений может быть выведено все богатство подвергшегося анализу материала.

Антитрадиционализм - вот альфа и омега философии Декарта. Когда мы говорим о научной революции XVII века, то именно Декарт являет собой тип революционеров, усилиями которых и была создана наука нового времени, но и не только она: речь шла о создании нового типа общества и нового типа человека, что вскоре и обнаружилось в сфере социально-экономической, с одной стороны, и в идеологии Просвещения, с другой. Вот принцип новой культуры, как его с предельной четкостью выразил сам Декарт: "...никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью... включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и столь отчетливо, что не даст мне никакого повода подвергать их сомнению".

Принцип очевидности тесно связан с антитрадиционализмом Декарта. Истинное знание мы должны получить для того, чтобы руководствоваться им также и в практической жизни, в своем жизнестроительстве. То, что прежде происходило стихийно, должно ныне стать предметом сознательной и целенаправленной воли, руководствующейся принципами разума. Человек должен контролировать историю во всех ее формах, начиная от строительства городов, государственных учреждений и правовых норм и кончая наукой. Прежняя наука выглядит, по Декарту, так, как древний город с его внеплановыми постройками, среди которых, впрочем, встречаются и здания удивительной красоты, но в котором неизменно кривые и узкие улочки; новая наука должна создаваться по единому плану и с помощью единого метода. Вот этот метод и создает Декарт, убежденный в том, что, применение последнего сулит человечеству неведомые прежде возможности, что он сделает людей "хозяевами и господами природы".

Однако неверно думать, что, критикуя традицию, сам Декарт начинает с нуля. Его собственное мышление тоже укоренено в традиции; отбрасывая одни аспекты последней, Декарт опирается на другие. Философское творчество никогда не начинается на пустом месте. Декартова связь с предшествующей философией обнаруживается уже в самом его исходном пункте. Декарт убежден, что создание нового метода мышления требует прочного и незыблемого основания. Такое основание должно быть найдено в самом разуме, точнее, в его внутреннем первоисточнике - в самосознании. "Мыслю, следовательно, существую" - вот самое достоверное из всех суждений. Но, выдвигая это суждение как самое очевидное, Декарт, в сущности, идет за Августином, в полемике с античным скептицизмом указавшим на невозможность усомниться, по крайней мере, в существовании самого сомневающегося. И это не просто случайное совпадение: тут сказывается общность в понимании онтологической значимости "внутреннего человека", которое получает свое выражение в самосознании. Не случайно категория самосознания, играющая центральную роль в новой философии, в сущности, была незнакома античности: значимость сознания - продукт христианской цивилизации. И действительно, чтобы суждение "мыслю - следовательно, существую" приобрело значение исходного положения философии, необходимы, по крайней мере, два допущения. Во-первых, восходящее к античности (прежде всего к платонизму) убеждение в онтологическом превосходстве умопостигаемого мира над чувственным, ибо сомнению у Декарта подвергается, прежде всего, мир чувственный, включая небо, землю и даже наше собственное тело. Во-вторых, чуждое в такой мере античности и рожденное христианством сознание высокой ценности "внутреннего человека", человеческой личности, отлившееся позднее в категорию "Я". В основу философии нового времени, таким образом, Декарт положил не просто принцип мышления как объективного процесса, каким был античный Логос, а именно субъективно переживаемый и сознаваемый процесс мышления, такой, от которого невозможно отделить мыслящего. "...Нелепо,- пишет Декарт,- полагать несуществующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит..."

Однако, есть и серьезное различие между картезианской и августинианской трактовками самосознания. Декарт исходит из самосознания как некоторой чисто субъективной достоверности, рассматривая при этом субъект гносеологически, то есть как то, что противостоит объекту. Расщепление всей действительности на субъект и объект - вот то принципиально новое, чего в таком аспекте не знала ни античная, ни средневековая философия. Противопоставление субъекта объекту характерно не только для рационализма, но и для эмпиризма XVII века. Благодаря этому противопоставлению гносеология, то есть учение о знании, выдвигается на первый план в XVII веке, хотя, как мы отмечали, связь со старой онтологией не была полностью утрачена.

С противопоставлением субъекта объекту связаны у Декарта поиски достоверности знания в самом субъекте, в его самосознании. И тут мы видим еще один пункт, отличающий Декарта от Августина. Французский мыслитель считает самосознание ("мыслю, следовательно, существую") той точкой, отправляясь от которой и основываясь на которой можно воздвигнуть все остальное знание. "Я мыслю", таким образом, есть как бы та абсолютно достоверная аксиома, из которой должно вырасти все здание науки подобно тому как из небольшого числа аксиом и постулатов вы водятся все положения евклидовой геометрии.

Метод, как его понимает Декарт, должен превратить познание в организованную деятельность, освободив его от случайности, от таких субъективных факторов, как наблюдательность или острый ум, с одной стороны, удача и счастливое стечение обстоятельств, с другой. Образно говоря, метод превращает научное познание из кустарного промысла в промышленность, из спорадического и случайного обнаружения истин -в систематическое и планомерное их производство. Метод позволяет науке ориентироваться не на отдельные открытия, а идти, так сказать, "сплошным фронтом", не оставляя лакун или пропущенных звеньев. Научное знание, как его предвидит Декарт, это не отдельные открытия, соединяемые постепенно в некоторую общую картину природы, а создание всеобщей понятийной сетки, в которой уже не представляет никакого труда заполнить отдельные ячейки, то есть обнаружить отдельные истины. Процесс познания превращается в своего рода поточную линию, а в последней, как известно, главное - непрерывность. Вот почему непрерывность - один из важнейших принципов метода Декарта.

Согласно Декарту, математика должна стать главным средством познания природы, ибо само понятие природы Декарт существенно преобразовал, оставив в нем только те свойства, которые составляют предмет математики: протяжение (величину), фигуру и движение. Чтобы понять, каким образом Декарт дал новую трактовку природы, рассмотрим особенности картезианской метафизики.


Глава II. Рассуждение о методе.


"Рассуждение о методе" - первый печатный труд Декарта. Здесь Декарт вновь возвращается к основным целям "Правил для руководства ума" и основываясь на новом материале углубляет те исходные правила, которые оказались главными всей его творческой жизни. Этот труд начинается с рассказа о том, как автор пришел к своим идеям и где это было.

В первой главе ("Соображения, касающиеся наук") Декарт рассказывает о программе обучения в колледже Ла-Флеш, о своем восторженном отношении в школьные годы к изучавшимся там наукам, о перемене, происшедшей в его взглядах после окончания колледжа, и заканчивает описанием странствий, предпринятых им для познания мира и получения жизненного опыта.

Здравомыслие есть вещь, более распространенная в мире, а каждый считает, что наделен им в определенном количестве, и не стремиться иметь его больше, чем у него есть. Способность правильно рассуждать и отличать истину от заблуждения, вот что составляет здравомыслие, или разум. Но недостаточно иметь хороший разум, главное - это хорошо применять его. Кто дает наставления другим, должен считать себя искуснее тех, кого наставляет, а иначе он достоин порицания.

Науки, изучающиеся в школе, помогают нам. Языки необходимы для того, чтобы мы понимали сочинения древних, так как чтение книг является как бы беседой с их авторами. Красноречие обладает несомненной силой и красотой, поэзия имеет пленительные тонкости и сладости, математика представляет искуснейшие изобретения, способные удовлетворять любознательность, облегчить ремесла и уменьшить труд людей, философия дает средство говорить правдоподобно о всевозможных вещах и удивлять мало сведущих, юриспруденция, медицина и другие науки приносят почести и богатство тем, кто ими занимается.

Нельзя тратить много времени на путешествия и интересоваться делами только прошлых веков, ведь можно стать чужим в своей стране и не знать, что же творится в ней. Можно поверить в сказки, так как они поощряют нас предпринимать то, то выше наших сил и надеяться на то, что выше нашего положения.

Математика отличается точностью и очевидностью своих рассуждений. Богословие открыто для всех, как для несведущих, так и для ученейших людей и истины которые к нему ведут, выше нашего разумения.

Философия в течении многих веков разрабатывается превосходнейшими умами, в ней до сих пор нет положения, которое не служило бы предметом споров и не было бы сомнительным. Вокруг одного и того же предмета может быть множество разных мнений, которые могут быть поддержаны учеными людьми, тогда как истинным среди них может быть только одно.

Разъяснению метода Декарта в книге посвящена вторая глава - "Главные правила метода", в остальных приводятся автобиографические сведения, делающие понятным путь, каким Декарт пришел к открытию своего метода, и излагаются его взгляды на различные проблемы философии, науки, морали, педагогики.

Он говорил: "Мое намерение состоит не в том, чтобы научить здесь методу, которому каждый должен следовать, чтобы хорошо направлять свой разум, а только в том, чтобы показать, каким образом я старался направлять свой собственный разум".

Часто работа составленная из многих частей и сделанная многими авторами, не имеет такого совершенства, как работа, над которой трудился один человек.

Науки, заключенные в книгах, которые лишены доказательств и доводы которых лишь вероятны, сложившись и разросшись мало - помалу из мнения множества разных лиц, не так близки к истине, как простые рассуждения, которые может сделать здравомыслящий человек относительно встречающихся ему предметов.

Человеку одному не следует замышлять переустройство государства, изменяя и разрушая его основы, чтобы вновь его восстановить. Почти всегда несовершенства легче переносятся, чем их перемены. Пример можно привести относительно дорог. Большие дороги, извивающиеся между гор, постепенно из-за частой езды, становятся гладкими и гораздо лучше следовать по ним, чем идти по более прямому пути, карабкаясь по скалам и спускаясь в пропасти. Не стоит людям, которые не призваны ни по рождению, ни по состоянию к управлению общественными делами изобретать какие-нибудь новые преобразования.

Мир состоит из двух сортов людей, из одних которые мня себя умнее, чем есть на самом деле, не могут удержаться от поспешных суждений и не имеют достаточного терпения, чтобы вести свои мысли по порядку. И других, которые достаточно разумны и скромны, чтобы считать себя менее способными отличать истину от лжи, чем другие, у которых они могут поучиться.

Нельзя придумать ничего такого странного и невероятного, что не было бы уже высказано кем-либо из философов. Привычка и пример убеждают нас больше, чем точное знание. Большинство голосов не является доказательством, имеющим какое-нибудь значение для истин, так как гораздо вероятнее, чтобы истину нашел один человек, чем целый народ.

Обилие законов доставляет нередко повод к оправданию пороков, и государство лучше управляется, если их не много, но они строго соблюдаются.

Здесь излагаются четыре правила, на которых основывается метод Декарта, а также освящаются обстоятельства, сопутствующие возникновению идеи универсальной науки.

"Первое никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью, иначе говоря, тщательно избегать опрометчивости и предвзятости и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвергать их сомнению.

Второе - делить каждое из исследуемых мною затруднений на столько частей, сколько это возможно и нужно для лучшего их преодоления.

Третье - придерживаться определенного порядка мышления, начиная с предметов наиболее простых и наиболее легко познаваемых и восходя постепенно к познанию наиболее сложного, предполагая порядок даже там, где объекты мышления вовсе не даны в их естественной связи.

И последнее - составлять всегда перечни столь полные и обзоры столь общие, чтобы была уверенность в отсутствии упущений" (2).

Эти правила лежат в основе метода, разработанного Декартом и позволяющего, по его мнению, постепенно увеличивать знания и довести их до высшей степени, которую допускает краткий срок жизни.

Надо начинать с простейшего и легко познаваемого. Заимствовать все лучшее из геометрического анализа и из алгебры и исправлять недостатки одного с помощью другого. Точное соблюдение немногих правил позволит решить все вопросы, которыми занимаются эти две науки, "что, начав с простейших наиболее общих и пользуясь каждой найденной истиной для нахождения новых, я через два или три месяца изучения не только справился со многими вопросами, казавшимися мне прежде трудными, но и пришел к тому, что в конце мог, как мне казалось, определять, какими средствами и в каких пределах возможно решать даже самые незнакомые мне задачи. Самое большое удовлетворение от этого метода - это уверенность в том, что с его помощью можно пользоваться во всем собственным разумом. Этот метод можно успешно применять к трудностям других наук.

Процесс познания в "Рассуждении о методе" протекает имея бинарное отношение: метод - истина. Ум Декарт отожествляет с правилами метода, а сам метод - методически развитый ум. Метод совпадает с субъектом познания, субъект - с методом.

По Декарту, единственное достоверное основание - сомнение. Именно "сомневающая" способность мышления, после того как все подверглось критике разума и доказало свою либо наглядную, либо возможную недостоверность, - именно наличие этой способности не позволило подвергнуть сомнению существование самого мышления. И "заметив, что истина: я мыслю, следовательно я существую столь прочна и столь достоверна, что самые причудливые предположения скептиков не способны ее поколебать, я рассудил, что могу без опасения принять ее за первый искомый мною принцип философии"

Третья глава содержит "несколько правил морали, их влеченных из этого метода", на основе которых Декарт строил свои жизненные принципы.

Было составлено несколько правил морали, которыми по мнению Декарта, необходимо пользоваться. Во-первых, повиноваться законам и обычаям своей страны, придерживаться религии, руководствоваться во всем мнениями наиболее умеренными, чуждыми крайностей и общепринятыми среди наиболее благоразумных людей, в кругу которых приходится жить.

Между мнениями, одинаково распространенными, выбирать самые умеренные, наиболее удобные в практике.

Во-вторых, оставаться наиболее твердями и решительными в своих действиях.

Третье правило - всегда стремиться побеждать скорее себя, чем судьбу, изменяя свои желания, а не порядок мира.

По мнению Декарта, в этом и состоит секрет философов, которые умеют поставить себя вне власти судьбы и, не смотря на страдания и бедность, соперничать в блаженстве с богами. Они пришли к убеждению, что в их власти находятся только их мысли, и этого достаточно, чтобы не стремиться ни к чему другому; мыслями они владычествовали так неограниченно, что имели основание считать себя богаче, могущественнее, более свободными и счастливыми, чем люди, не имеющие такой философии и никогда не обладающие всем, чего они желают, несмотря на то, что им благоприятствуют и природа и счастье.

В четвертой главе Декарт рассуждает о существовании бога и бессмертии души. Он предполагает, что чувства могут обманывать, что нет ни одной вещи, которая была бы таковой, как она нам представляется. Ведь есть люди, которые ошибаются в простейших вещах, все подвержены способности ошибаться. Ведь любое представление, которое мы имеем в бодрствующем состоянии, может явиться и во сне, но оно может и не быть действительностью. Истина: я мыслю, следовательно, я существую, так тверда и верна, что любые скептически настроенные люди не могут ее поколебать. Следовательно, что я сомневаюсь в истине других предметов, значит, что я существую. Если перестать мыслить, то можно сделать заключение о том, что я не существую. Значит, что я субстанция, вся сущность которой состоит в мышлении и которая для своего бытия не нуждается в месте и не зависит ни от какой материальной вещи.

Истина: "Я мыслю, следовательно, я существую" дает представление о том, что для мышления надо существовать. Из этого можно сделать общее правило: все, что мы представляем себе вполне ясно и отчетливо, - все истинно. Только нужно правильно различать то, что именно мы способны представлять себе вполне отчетливо.

"Если я сомневаюсь, значит я существо не вполне совершенное, потому что полное постижение - это нечто большее, чем сомнение. Поскольку я знаю некоторые совершенства, которых у меня самого нет, то я не являюсь единственным существом, имеющим бытие, но что по необходимости должно быть некоторое другое существо, более совершенное, чем я, от которого я завишу и от которого получил все, что имею." (2).

Далее Декарт рассуждает о том, что если бы он все умел и был бы всеведущим, всемогущим и обладал бы всеми совершенствами, которые можно приписать божеству. Ведь трудно понять бога и уразуметь, что такое душа, если не можешь подняться выше того, что может быть познано чувствами. Некоторые люди привыкли рассматривать все с помощью воображения, которое представляет собою лишь определенный род мышления о материальных вещах, что все, что нельзя вообразить, кажется им непонятным.

По идее Декарта, все идеи и понятия, которые происходят от бога, должны быть истинны во всем том, что в них есть ясного и отчетливого. Но если же они в нас сбивчивы и неясны, то мы не совершенны. "Очевидно, что одинаково недопустимо, чтобы ложь и несовершенство, как таковые, протекали от бога и чтобы истина и совершенство происходили от небытия."

В пятой части "Рассуждений..." речь идет об автоматах вообще и обсуждение вопроса, наделены ли животные душой или нет. Декарт утверждает, что в отличие от человека животные представляют собою автоматы, действующие лишь в силу расположения своих внутренних органов.

Декарт исходит из принципа, которым воспользовался для доказательства бытия бога и души, и не считает ничего истинным, что кажется ему более ясным и верным, чем казались прежде геометрические доказательства. Находит средство, которое, по его мнению, может удовлетворительно решить главные трудности в философии. Также открывает некоторые законы и рассматривает их совокупность, находя, что открыл истины, более полезные и более важные, чем все прежде изученное и даже чем то, что надеялся изучить.

Декарт предполагает создание нового мира, если бы имел где-то в воображаемых пространствах достаточно вещества для его образования и привел бы в беспорядочное движение различные части этого вещества так, чтобы образовался хаос. Декарт предполагает, что вещество не имеет никаких форм и качеств, познание которых не было бы так естественно для нашего ума. Описывает законы, которые опираются только на принцип бесконечного совершенства бога. Большая часть материи хаоса, в силу этих законов, должна образовать нечто похожее на наши небеса и иметь сущности, положения, движений и всех разнообразных свойств этих небес и звезд. Все частицы вещества, составляющие землю, должны стремиться к центру. Описал влияние небес и светил, особенно луны (приливы и отливы); как горы, моря, родники и реки могли образоваться естественным путем.

От описания неодушевленных тел и растений Декарт перешел к описанию животных и в особенности человека. Он предположил, что бог создал тело человека подобно нашему, как по внешнему виду членов, так и по внутреннему устройству органов. Помещает объяснение движение сердца и артерий. Очень точно описывает эти процессы, ссылаясь на отчет, приведенный в сочинении английского врача. 1

Затем показано устройство нервов и мускулов человеческого тела, чтобы его жизненный дух имел в них силу двигать члены; показаны какие изменения должны происходить в мозгу.

С помощью мыслей и разума можно узнать разницу между человеком и животным. Нет на свете людей столь тупых и глупых, чтобы они были не способны связать вместе несколько слов и составить из них речь, чтобы передать мысль. Никак нельзя представить машину, которая бы имела сходство с нашим телом и подражала нашим действиям, что она расположит слова различным образом, чтобы ответить на смысл сказанного в ее присутствии, на что способны самые тупые люди.

Разумная душа должна быть тесно связана и соединена с нашим телом, чтобы возбудить чувства и желания, подобные нашим. Достаточно опровергнуто то, что

В оригинальном издании имеется на полях ссылка на сочинение Гарвея, открывшего в 1629 году циркуляцию крови. Душа человека имеет ту же природу, что и у животного, и нам не на что надеяться после смерти. Наша душа, в отличие от души животных, имеет природу, независимую от тела и не может быть подвержена смерти вместе с ним, из этого можно сделать заключение о бессмертии души.

Последняя шестая часть "Рассуждений..." дает нам представление о духовном облике мыслителя Рене Декарта в его главных стремлениях, надеждах мотивах творчества. Результаты прошлых занятий, говорит он, показали, "что можно достигнуть познаний, очень полезных в жизни, и вместо умозрительной философии, которую преподают в школе, можно найти практическую философию, при помощи которой, зная силу и действие огня, воды, воздуха, звезд, небес и всех других окружающих нас тел мы могли бы использовать их для всевозможных применений и тем самым сделаться хозяевами и господами природы, что желательно прежде всего для сохранения здоровья, которое является первым благом и основанием для всех других благ этой жизни."

Чем больше мы познаем, тем более нам становятся необходимы опыты. Лучше сначала пользоваться теми, которые сами представляются нашим чувствам и о которых нам невозможно оставаться в неведении при малейшем о них размышлении.

Не зная простых причин, опыты могут нас обмануть, а обстоятельства, от которых они зависят, почти всегда так исключительны и скрытны, что их крайне трудно обнаружить. Продвигаясь от следствий к причинам и используя многочисленные разные опыты, можно их обратить себе на пользу.

Часто вещи, кажущиеся истинными, становятся ложными, если их изложить на бумаге и для этого необходимо более подробное их исследование.


Глава Ш. Метафизика Декарта:

субстанции и их атрибуты.

Учение о врожденных идеях и дедуктивный метод.


Центральным понятием рационалистической метафизики является понятие субстанции, корни которого лежат в античной онтологии.

Декарт определяет субстанцию как вещь (под "вещью" в этот период понимали не эмпирически данный предмет, не физическую вещь, а всякое сущее вообще), которая не нуждается для своего существования ни в чем, кроме самой себя. Если строго исходить из этого определения, то субстанцией, по Декарту, является только бог, а к сотворенному миру это понятие можно применить лишь условно, с целью отличить среди сотворенных вещей те, которые для своего существования нуждаются "лишь в обычном содействии бога", от тех, которые для этого нуждаются в содействии других творений, а потому носят название качеств и атрибутов, а их субстанций.

Сотворенный мир Декарт делит на два рода субстанций -духовные и материальные. Главное определение духовной субстанции - се неделимость, важнейший признак материальной -делимость до бесконечности. Здесь Декарт, как нетрудно увидеть, воспроизводит античное понимание духовного и материального начал, понимание, которое в основном унаследовало и средневековье. Таким образом, основные атрибуты субстанций - это мышление и протяжение, остальные их атрибуты производны от этих первых: воображение, чувство; желание - модусы мышления; фигура, положение, движение - модусы протяжения.

Нематериальная субстанция имеет в себе, согласно Декарту, идеи, которые присущи ей изначально, а не приобретены в опыте, а потому в XVII веке их называли врожденными. В учении о врожденных идеях по-новому было развито платоновское положение об истинном знании как припоминании того, что запечатлелось в душе, когда она пребывала в мире идей. К врожденным Декарт относил идею бога как существа всесовершенного, затем - идеи чисел и фигур, а также некоторые общие понятия, как, например, известную аксиому: "если к равным величинам прибавить равные, то получаемые при этом итоги будут равны между собой", или положение "из ничего ничего не происходит". Эти идеи и истины рассматриваются Декартом как воплощение естественного света разума.

С XVII века начинается длительная полемика вокруг вопроса о способе существования, о характере и источниках этих самых врожденных идей. Врожденные идеи рассматривались рационалистами XVII века в качестве условии возможности всеобщего и необходимого знания, то есть науки и научной философии.

Что же касается материальной субстанции, главным атрибутом которой является протяжение, то ее Декарт отождествляет с природой, а потому с полным основанием заявляет, что все в природе подчиняется чисто механическим законам, которые могут быть открыты с помощью математической науки - механики. Из природы Декарт, так же как и Галилей, полностью изгоняет понятие цели, на котором основывалась аристотелевская физика, а также космология и соответственно понятия души и жизни центральные в натурфилософии эпохи Возрождения.

Именно в XVII веке формируется та механистическая картина мира, которая составляла основу естествознания и философии вплоть до начала XIX века.

Дуализм субстанций позволяет, таким образом, Декарту создать материалистическую физику как учение о протяженной субстанции и идеалистическую психологию как учение о субстанции мыслящей. Связующим звеном между ними оказывается у

Декарта бог, который вносит в природу движение и обеспечивает инвариантность всех ее законов.

Декарт оказался одним из творцов классической механики.

Отождествив природу с протяжением, он создал теоретический фундамент для тех идеализаций, которыми пользовался Галилей, не сумевший еще объяснить, на каком основании мы можем применять математику для изучения природных явлений. До Декарта никто не отважился отождествить природу с протяжением, то есть с чистым количеством. Не случайно именно Декартом в наиболее чистом виде было создано представление о природе как о гигантской механической системе, приводимой в движение божественным "толчком". Таким образом, метод Декарта оказался органически связанным с его метафизикой. Рене Декарт и его трактат "Правила для руководства ума" Как видно уже из самого названия трактата, цель его - двойная. Во-первых, он предназначен для "руководства ума" в направлении его усовершенствования с тем, чтобы обладатель ума, достигнув определенной степени совершенства, искусства, смог открыть, "из-обрести", обрести из самого способа усовершенствования ума путь познания Истины. Это, следовательно, правила в классическом средневековом смысле, правила в смысле приемов, нормативов времени. Но в то же время они являются правилами методологическими, характерными для Нового времени: истина не дана заранее, ее только следует открыть, открыть с помощью метода, орудия, которым может воспользоваться "всякий ... как бы ни был посредственен его ум"; для успешного решения задачи - ввести ключевое, принципиально новое разделение на "нас, способных познавать", и на независимый от нас объективный мир "самих вещей, которые могут быть познаны".

Отмеченная выше историческая необходимость вычленения метода в форме метода математического предстает в "Правилах ..." как картина внутрилогических закономерностей теоретического развития Декарта - в исходном, отправном пункте этого развития, в своем "замысле".

По замыслу трактат должен был состоять из трех частей, каждая из которых должна была включать 12 "Правил". В первой части предстояло изложить собственно принципы метода; во второй - показать, как сделать эмпирию объектом теоретического исследования: построить математическую модель физической задачи; в третьей части предполагалось показать, как такую задачу решать. Но трактат в том виде, в каком он нам известен, состоит из полных восемнадцати "Правил"; следующие три "Правила" обозначены лишь заголовками, и после обозначенного таким образом "Правила XXI" Декарт ставит "Конец".

Прежде чем рассуждать дальше, посмотрим, что же представляют собой эти знаменитые правила.


ПРАВИЛО I

Целью научных занятий должно быть направление ума таким образом, чтобы он выносил прочные и истинные суждения о всех встречающихся предметах


ПРАВИЛО II

Нужно заниматься только такими предметами, о которых наш ум кажется способным достичь достоверных и несомненных познаний


ПРАВИЛО III

В предметах нашего исследования надлежит отыскивать не то, что о них думают другие или что мы предполагаем о них сами, но то, что мы ясно и очевидно можем усмотреть или надежно дедуцировать, ибо знание не может быть достигнуто иначе


ПРАВИЛО IV

Метод необходим для отыскания истины


ПРАВИЛО V

Весь метод состоит в порядке и размещении того, на что должно быть направлено острие ума в целях открытия какой-либо истины. Мы строго соблюдем его, если будем постепенно сводить темные и смутные положения к более простым и затем пытаться, исходя из интуиции простейших, восходить по тем же ступеням к познанию всех остальных


ПРАВИЛО VI

Для того чтобы отделять наиболее простые вещи от трудных и придерживаться при этом порядка, необходимо во всяком ряде вещей, в котором мы непосредственно выводим какие-либо истины из других истин, следить, какие из них являются самыми простыми и как отстоят от них другие: дальше, ближе или одинаково


ПРАВИЛО VII

Для завершения знания надлежит все, относящееся к нашей задаче, вместе и порознь обозреть последовательным и непрерывным движением мысли и охватить достаточной и методической энумерацией


ПРАВИЛО VIII

Если в ряде исследуемых вещей встретится какая-либо одна, которую наш ум не может достаточно хорошо понять, то нужно на ней остановиться и не исследовать других, идущих за ней, воздерживаясь от лишнего труда


ПРАВИЛО IX

Нужно обращать острие ума на самые незначительные и простые вещи и долго останавливаться на них, пока не привыкнем отчетливо и ясно прозревать в них истину


ПРАВИЛО X

Для того чтобы сделать ум проницательным, необходимо упражнять его в исследовании вещей, уже найденных другими, и методически изучать все, даже самые незначительные, искусства, но в особенности те, которые объясняют или предполагают порядок


ПРАВИЛО XI

После того как мы усвоим несколько простых положений и выведем из них какое-либо иное, полезно обозреть их путем последовательного и непрерывного движения мысли, обдумать их взаимоотношения и отчетливо представить одновременно наибольшее их количество; благодаря этому наше знание сделается более достоверным и наш ум приобретет больший кругозор


ПРАВИЛО XII

Наконец, нужно использовать все вспомогательные средства интеллекта, воображения, чувств и памяти как для отчетливой интуиции простых положений и для верного сравнения искомого с известным, чтобы таким путем открыть его, так еще и для того, чтобы находить те положения, которые должны быть сравниваемы между собой; словом, не нужно пренебрегать ни одним из средств, находящихся в распоряжении человека.


ПРАВИЛО XIII

Когда мы хорошо понимаем вопрос, нужно освободить его от всех излишних представлений, свести его к простейшим элементам и разбить его на такое же количество возможных частей посредством энумерации


ПРАВИЛО XIV

Сказанное следует отнести и к реальному протяжению тел; это протяжение нужно всецело представлять в виде простых фигур: таким образом, оно сделается более понятным для интеллекта


ПРАВИЛО XV

Большей частью также полезно чертить эти фигуры и преподносить их внешним чувствам, для того чтобы таким образом нам было легче сосредоточивать внимание нашего ума


ПРАВИЛО XVI

Что же касается измерений, не требующих в данный момент внимания нашего ума, хотя и необходимых для заключения, то лучше изображать их в виде сокращенных знаков, чем полных фигур. Таким образом, именно память не будет нам изменять, и вместе с тем мысль не будет разбрасываться, чтобы удержать в себе эти измерения, в то время как она занята выведением других


ПРАВИЛО XVII

Встретившуюся трудность надо просматривать прямо, не обращая внимания на то, что некоторые из ее терминов известны, а некоторые неизвестны, и интуитивно следовать правильным путем по их взаимной зависимости


ПРАВИЛО XVIII

Для этой цели необходимы только четыре действия: сложение, вычитание, умножение и деление. Двумя последними из них часто здесь даже нет надобности пользоваться как во избежание ненужных усложнений, так и потому, что в дальнейшем они могут быть более легко выполнимы


ПРАВИЛО XIX

Путем такого метода вычислений нужно отыскивать столько величин, выраженными двумя различными способами, сколько неизвестных терминов мы предполагаем известными, для того чтобы исследовать трудность прямым путем. Именно таким образом мы получим столько же сравнений между двумя равными величинами


ПРАВИЛО XX

Составив уравнения, мы должны совершить ранее отложенные нами действия, никогда не пользуясь умножением, если уместно деление


ПРАВИЛО XXI

Если имеется много таких уравнений, то нужно их привести все к одному, а именно к тому, термины которого займут наименьшее количество ступеней в ряде последовательно пропорциональных величин, где они и должны быть расставлены в соответствующем порядке


Придя к выводу, что "метод необходим для отыскания истины", Декарт вплотную приступает к его разработке. "Главный секрет метода" состоит, по его словам, в том, что рассматривается не та или иная вещь сама по себе ( "нужно ... их не рассматривать изолированно одну от другой"), а ряд вещей, в котором мы непосредственно выводим какие-либо истины из других истин". Для этого вначале надо определить, "какие из них являются самыми простыми", а затем остается лишь "следить...как отстоят от них другие: дальше, ближе или одинаково".

Благодаря тому что наряду с вещами рассматриваются и их связи, методическое движение представляет собой непрерывный процесс. Так, например, находя "посредством различных действий отношение сначала между величинами А и В, затем между В и С, между С и D и, наконец, между D и E", для того чтобы уловить их общую связь и в дальнейшем учитывать ее, необходимо "обозревать их путем последовательного движения представления так, чтобы оно представляло одно из них и в то же время переходило бы к другому".

Декарт выделяет два основных средства познания: интуицию и дедукцию. В дальнейшем к ним присоединяется еще и полная энумерация, или индукция.

Интуиция - центральное положение картезианского рационалистического метода, требующего ясности и отчетливости как высшего и решающего критерия истинности. Поэтому учение Декарта об интуиции совпадает с учением об "естественном свете разума".

Под интуицией имеется в виду "понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчетливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума".

Интуиция выступает элементарным актом познания и его "точкой роста", а само познание понимается как последовательность, упорядоченная цепочка интуиций. Следует подчеркнуть, что картезианская интуиция не только не имеет ничего общего с иррациональной, мистической интуицией средневековых схоластов, но составляет ее прямую противоположность. Интуиция находится в теснейшей связи с дедукцией. Посредством дедукции мы познаем все, что необходимо выводится из чего-либо достоверно известного. Дедукция необходима в силу того, что "есть много вещей, которые хотя и не являются самоочевидными, но доступны достоверному познанию, если только они выводятся из верных и понятных принципов путем последовательного и нигде не прерывающегося движения мысли при зоркой интуиции каждого отдельного положения". То есть под дедукцией подразумевается "именно движение или последовательность, чего нет в интуиции".

Полная математическая энумерация завершает обретенное таким образом знание. "Для завершения знания необходима энумерация, так как если все другие предписания и содействуют разрешению многих вопросов, то только посредством энумерации мы можем создать всегда прочное и достоверное суждение о вещах, с которыми мы имеем дело. Благодаря ей ничто совершенно не ускользает от нас и мы оказываемся осведомленными понемногу обо всем". Но она одновременно и продолжает его, и вновь "начинает", то есть обеспечивает непрерывное воспроизведение процесса. Действительно, то, что охвачено индукцией, становится единой частью знания, освоенной интуицией; но тогда мы вновь имеем дело с исходным образом, посылкой, "схватываемой" одним интуитивным актом.

Развивающаяся таким образом система на каждом шаге обращается к своим основаниям, подвергая их сомнению.

Сомнение - "сомневающаяся" способность мышления - единственный достоверный источник всей системы знания, и сомнение - единственный способ развития знания.

Сомнение, бывшее до сих пор фактором моральным, становится сомнением методологическим, методическим. Усомнившись во всем, Декарт очищается от схоластических догм и может строить свою систему на немногих, но прочных основаниях. По мысли Декарта, метод является орудием человека, и схема взаимодействия человек - метод в процессе работы очень проста и сводится к следующему: метод совершенствует определенные способности человека, доводя само совершенство до крайних границ. Происходит это в ходе анализа способностей, состоящего в сведении их к элементарнейшим, далее нерасчленяемым, простейшим действиям. Но в таком виде они теряют всякую конкретную связь с той или иной конкретной особенностью конкретного индивида и становятся в силу этого элементами метода, в терминологии Декарта - обретают статут простейших положений, аксиом, на которых базируется метод.

Это орудийный аспект использования метода, то есть отношение субъект деятельности - орудие деятельности. Но важнейшей чертой метода Декарта является его обращенность на объект деятельности - материальный мир в целом. Но рассмотрение отношения субъект - объект приводит нас к основному вопросу философии, а именно его гносеологическому аспекту. Декарту, как и любому философу, приходится решить для себя этот вопрос. Его теория познания вкратце изложена в правиле XII. Вот ее основные положения.

1. Нужно уяснить себе то, что все внешние чувства, поскольку они составляют части тела, хотя мы и применяем их к объектам посредством действия, то есть местного движения, ощущают собственно лишь пассивно, подобно тому как воск принимает фигуру печати.

2. Нужно уяснить себе, что после того как внешнее чувство приведено объектом в движение, воспринятая фигура моментально сообщается другой части тела, называемой общим чувствилищем, и притом так, что никакое естество не переходит реально с одного места на другое.

3. Нужно себе уяснить, что общее чувствилище действует на фантазию, или воображение, так же, как печать на воск, запечатлевая фигуры или идеи, которые приходят к нам от внешних чувств чистыми и бестелесными.

4. Нужно себе уяснить, что движущая сила, или сами нервы, имеют свое начало в мозгу, где находится воображение, возбуждающее их разными способами, подобно тому, как внешнее чувство возбуждает общее чувствилище.

5. Нужно себе уяснить, что сила, посредством которой мы собственно познаем вещи, является чисто духовной, отличающейся от всего телесного не менее, чем кровь от костей или рука от глаза, единственной в своем роде хотя она вместе с фантазией то воспринимает фигуры, исходящие от общего чувствилища, то оперирует фигурами, сохраняющимися в памяти, то создает новые.

Нельзя не отметить дуалистичности декартового подхода, но не будем углубляться в этот вопрос.

Декартов метод задает способ сведения (регресса) к "простейшим" (аксиомам - исходным геометрическим образам), и этим регрессом является доказательство. Выведение из "простейших" является обращением доказательства и протекает параллельно последнему. Оно, по выражению Декарта, возвращается по тем же "ступеням". Происходит это по правилам вывода, обретенным в конечной точке регресса, в пункте "возврата", и позволяет осознать само доказательство. Вот почему вывод и тождествен ("по тем же ступеням"), и не тождествен ("осознание") доказательству.

Схема решения задач, предлагаемая Декартом в практически неизменном виде действует и сейчас. Она заключается в следующем. Сначала сформулировать задачу в том виде, в каком она дана. Затем построить математическую модель, то есть выписать уравнения описывающие задачу. Потом следует решать лишь математическую задачу, отвлекаясь от ее конкретного содержания. Когда решение получено, его надо проинтерпретировать для конкретного приложения.

Если первые правила описывают собственно метод, то есть как найти задачу, как свести ее к более простой и т.д. , то заключительные правила показывают как решать математическую задачу. Декарт видит всеобщее здание науки в виде "Универсальной математики", поэтому неудивительно, что он уделяет математике много места в своих исследованиях. Здесь ему принадлежат многие замечательные достижения. Введение переменной величины было поворотным пунктом в математике. Система координат, носящая имя Декарта, позволила характеризовать точки числами (координатами) и породила концепцию математики, согласно которой алгебра является способом понимания геометрии. Декарт ввел множество удобных обозначений. Создал теорию пропорциональных отношений и многое другое.

С введением координат движение снимается в терминах протяженности (пространства), в геометрическом образе кривой линии. Время, как таковое, исключается. Оно тоже представляется как одна из пространственных (протяженных) характеристик движения, как его координата на оси (времени): его величина задается отрезком прямой (в прямолинейной системе координат). Освобожденная от необходимости быть "самой себе методом", геометрия окончательно поглощает физику, и для достижения идеала теперь остается реализовать все тождество в масштабах Вселенной: Декарт вскоре (1630 г.) принимается за написание гигантского "Мира". "Правила для руководства ума" имеют огромное философское, методологическое и математическое значение. Каждый раз, когда современный логик или математик обращает внимание на то, как совершаются открытия или изобретения, он неизменно обращается к "Правилам ..." Декарта. Дж. Пойа говорит: "С течением времени сам Декарт должен был признать, что имеются случаи, когда его схема является непригодной. В намерении, положенном в основу схемы Декарта, можно усмотреть нечто глубоко правильное. Однако, претворить это намерение оказалось очень трудно ... Проект Декарта потерпел неудачу, однако, это был великий проект, и, даже оставшись нереализованным, он оказал большее влияние на науку, чем тысяча малых проектов, в том числе таких, которые удалось реализовать".

Хотя "Правила ..." - одно из первых сочинений Декарта, они поистине неисчерпаемы, и в них, в "замысле" как реализованных, так и не осуществленных идей, надежд и стремлений, представлен почти весь грядущий Картезий.


Заключение


Значение Декарта для развития современной науки и философии огромно. Кроме того, что он утвердил «новые принципы философии», он способствовал развитию ряда специальных научных дисциплин, в частности математики. Он является творцом аналитической геометрии. Достойны внимания и его труды, посвящённые проблемам физики, в том числе оптики. Его идеи, относящиеся к области естественных наук, серьёзнейшим образом повлияли на развитие французского, в частности механистического, материалистического, философского и естественнонаучного мышления После его смерти влияние картезианства усилилось — не только во Франции, но и в других странах Западной Европы. В соответствии с различными сторонами картезианства его влияние проявилось в произведениях различных философов.

Рационалистический метод Декарта получил систематическую разработку в книге его последователей и друзей Паскаля, Арно и Николя «Логика или искусство мыслить» Логика, приближенная к математике, трактовалась здесь как наука обретения новых истин в исследовании реальной природы. Наибольшее влияние Декарта проявилось в данном произведении во введении учения о методе как самого важного раздела логики. Четыре правила метода Декарта были осмыслены здесь как методы анализа и синтеза. Первый из них трактуется как метод открытия новых положений путем внимательного наблюдения и анатомирования вещей и явлений, благодаря чему достигаются простые и ясные истины, совершенно отличные от неопределенности и темноты схоластических универсалий. Если собственно научная сторона картезианства еще при жизни его основателя завоевала много сторонников в Утрехтском, Лейденском и других университетах Нидерландов, то общий дух его рационализма и положения метафизики оказали воздействие на некоторых протестантских теологов..

Таким образом учение Декарта оставило яркий след в истории философской мысли и оказало серьезное влияние на развитее науки эпохи нового времени.



Список литературы


  1. Губин В.Д. Философия: учебн. - М.: Велби, Изд-во Проспект, 2005.

  2. Чанышев А.В. Философия древнего мира: Учебн. - М.: Высшая школа, 2003.

  3. Ильин В. Философия: учебник в 2-х томах.: Изд-во Феникс, 2006. Асмус В.Ф. Декарт. учебн. - М.: Изд-во Высшая школа, 2006.

  4. Фишер, Куно. История Новой философии.Декарт: Его жизнь, сочинения и учение. - СПб.:2004.


11



© Рефератбанк, 2002 - 2017