Вход

Поль Гоген

Реферат по культуре и искусству
Дата добавления: 09 июля 2008
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 1.9 Мб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

ПОЛЬ ГОГЕН

Тех, кто считается «отцами новейшего искусства», так же трудно, как и импрессионистов, относить к единой школе, равно как говорить об общности истоков их творчества. Разница между Ван Гогом, Гогеном и Сезанном еще очевиднее в их акварелях, чем в картинах маслом.

Первые значительные гуаши Гогена возникли во время третьего пребывания художника в Бретани, в окрестностях Понт-Авена. Гогену хотелось пожить по-дальше от туристов: он обосновался в уединенной деревушке Пульдю на берегу моря и со 2 октября 1889 года по 7 нояб-ря 1890 года жил на полном пансионе в гостинице Мари Анри (по прозвищу Мари Пупе, то есть Мари Кукла) вместе со своими друзьями Филижером, Серюзье, Шарлем Лавалем и –главное - Мейером де Хааном.

Якоб Мейер де Хаан родился в 1852 году в Амстердаме в богатой еврейской семье. За ежемесячную пенсию в 300 франков, дававшую ему возможность целиком посвятить себя живописи, Мейер де Хаан уступил братьям бисквитную фабрику, которой ранее управлял. Находясь в Лондоне, он познакомился с Камилем Писсарро; последний посоветовал ему отправиться в Бретань и поработать там с Гогеном. Вот почему голландский художник оказался в Пульдю и постепенно превратился в ученика, наперсника, а также мецената основоположника «синтетизма».

Живя в Пульдю, Гоген и Мейер де Хаан расписали дом Мари Анри. В ноябре 1889 года Гоген сделал, в частности, два портрета, предназначавшиеся для верхних створок буфета в столовой. В одном (сейчас в Национальной галерее Вашингтона - фонд Честера Дейля) он написал карикатурный автопортрет, в другом (принадлежащем Дэвиду Рокфеллеру в Нью-Йорке) представил Мейера де Хаана.

Прежде чем сделать это последнее полотно, Гоген определил его композицию в акварели, подцвеченной гуашью, красные, синие, оранжевые и желтые тона которой положены широкими четкими пятнами и сильно оконтурены. Завороженный странным лицом, рыжей бородой и деформированным туловищем друга, Гоген, не колеблясь, подчеркнул все это точными и выразительными линиями. Опершийся о деревенский стол, Мейер де Хаан с широко раскрытыми, остановившимися глазами производит впечатление человека, целиком предавшегося тоске метафизических размышлений. Лежащие перед ним подле лампы книги с четко различимыми названиями—«Потерянный рай» Мильтона и «Sartor Resartus» («Заштопанный портной»— латин.) Карлейля — придают сцене волнующий смысл, так как символизируют вечное противоборство добра и зла.




Портрет Мейера де Хаана около 1889

Акварель и гуашь, 16,5 Х 11,5 см

Работа не подписана

Происхождение: Париж, коллекция

Амбруаза Воллара;

Нью-Йорк, коллекция Д. Гарди.

За зиму, проведенную в Пульдю вместе с Серюзье и Мейером де Хааном, Гоген не только расписал портретами огромный буфет, прославивший столовую Мари Анри, но также закончил большую, наклеенную на дерево композицию, предназначенную для украшения панно над входной дверью в гостиницу. По странной ассоциации Гоген вдохновлялся здесь шедевром из собрания Брюйа: «Здравствуйте, господин Курбе!», которым восхищался в музее Фабр в Монпелье во время поездки туда в декабре 1888 года вместе с Ван Гогом. Но если Курбе не без самодовольства представил себя главою реалистической школы, принимающим изъявления знаков почтения от своего мецената, как если бы тот вручал ему ключи от какого-то города, то Гоген написал себя в простой одежде бретонского пастуха. «В мешковатом пальто с пелериной, в моряцком берете,—как пишет Шарль Морис,—появляется [он] на краю равнины, около ограды, вдоль которой идет женщина, крестьянка... Она кажется обеспокоенной плохой погодой и немного—видом прохожего, нимало ею не интересующегося. И, полу обернувшись к нему, как бы колеблясь - приблизиться или бежать прочь, она приветствует его милым жестом, который находится в полном несоответствии с тяжелым и суровым взглядом мужчины». Известны два почти идентичных варианта картины «Здравствуйте, господин Гоген!»: первый принадлежит графу Н. Подгурски в Сан-Антонио (Техас), второй хранится в Музее современного искусства в Праге.

По своему обыкновению Гоген предварил обе эти композиции большим количеством набросков отдельных деталей. Акварель, которую мы воспроизводим, написана на шелке, как японский веер, и соответствует правой части картины из Праги. Четкие контуры, широкие цветовые плоскости, выдержанные в приглушенных, лишенных теней и почти не моделированных оттенках, отчетливо передают как иератичную позу молодой крестьянки в сабо, так и строгую красоту окружающего ее пейзажа. «Я люблю Бретань,—сказал как-то Гоген своему другу Шуффенекеру.—Я нахожу там дикость и первобытность. Когда мои сабо стучат по ее граниту, я слышу тот глухой, плотный, мощный звук, который сам ищу в живописи».

Стоящая женщина —этюд к картине «Здравствуйте, господин Гоген!» 1889 г.

Акварель на шелку, 17,5 Х 10,4 см Подписана; внизу справа: Р. Gauguin

Происхождение: Париж, коллекция Амбруаза Воллара;

Париж, коллекция Жана Матей.




Однако наиболее значительные акварели Гоген написал не в Бретани (Понт-Авене или Пульдю), но в период двух путешествий на Таити, а затем на острове Доминик (один из Маркизских островов). Многие из них являются подготовительными этюдами к большим картинам. В самом деле, прежде чем приступить к композиции маслом, художник обычно искал ее общее решение в быстрых эскизах, которые сразу определяли лицо модели или медлительный ритм женщин, идущих гуськом под пальмами. Описанию первобытной бесстрастности этих туземок Гоген посвятил несколько незабываемых страниц, обращенных к критику Андре Фонтена: «Это животные фигуры, обладающие какой-то скульптурной оцепенелостью,—мне трудно определить то древнее, величественное, ритуальное, что есть в ритме их жестов, в их странной неподвижности. В глазах, полных грез,—волнующий отзвук непостижимой загадки».

Около 1892 года, в период первого путешествия на Таити, Гоген пытался в некоторых произведениях сблизить христианское мышление с океанийской мечтательностью. Так в акварели из музея Гренобля он представил Еву в земном раю перед грехопадением в облике прекрасной вахины, своей юной возлюбленной Техуры, чья «рука робко тянется, чтобы сорвать цветок зла, в то время как химера у ее виска бьет красными крыльями» (Деларош).

В этом вычурном произведении Гоген подкрасил линейный рисунок маленькими одинаковыми мазками, положенными один рядом с другим, которые напоминают пуантилизм Синьяка и придают фигуре и окружающему ее пейзажу известную рельефность. Навеянная яванским барельефом из храма Боробудур (у Гогена была его фотография), поза юной таитянки вновь появляется и в рисунке углем 1892 года (Rewald. Gauguin Drawings, 1958, N 56) и в картине «Ноа-Ноа Фенуа» («Земля благоуханная») из музея Охара в Японии. Это все та же женщина с широкими бедрами, с лицом, повернутым в профиль, и фронтально расположенным телом, с левой рукой на груди и правой, красивым изгибом отведенной в сторону. «Не обладая истинной красотой, эта таитянская Ева производит на нас какое-то невыразимо волнующее и таинственное впечатление»,—писал Гоген.

Таитянская Ева—этюд к картине «Ноа-Ноа Фенуа» 1892

Лавис китайской тушью, акварель и гуашь, 40 Х 32 см Работа не подписана

Происхождение: Париж, коллекция Даниэля де Мон-фрейда; Париж, коллекция Марселя Семба; в 1923 году завеща­на Агютт-Семба музею в Гренобле. Выставки: Les Chefs-d' CEuvre du Musee de Grenoble. Petit-Palais. Paris, 1935, N 314.


© Рефератбанк, 2002 - 2017