Вход

Берлинский конгресс

Реферат по истории
Дата добавления: 05 мая 2007
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 113 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу


Оглавление






Введение 3


1. Открытие Берлинского конгресса 1878 г. 3


2. Основные вопросы конгресса 5


2. Берлинский трактат 8


Заключение 10


Использованная литература 11







Введение



''Восточный вопрос'' всегда являлся для России острым и не терял своей актуальности. Российское правительство со средних веков взяло на себя право покровительства и защиты православных балканских народов. Во второй половине ХIХ века положение на Востоке обострилось.

Вместе с тем, на Балканах сходились интересы не только славянских народов, Турции и Росси, но и всех крупных европейских государств. Поэтому конфликт 1877-1878 гг. привлек внимание Англии, Франции, Германии, Австро-Венгрии и других стран. Прелиминарный мирный договор, подписанный Турцией в Сан-Стефано, не устроил Англию и Австрию, которые не соглашались на чувствительное ослабление Турции, и желали извлечь из обстоятельств свою пользу.

Посредничество Германии привело к тому, что новый конфликт был предупрежден европейским конгрессом в Берлине. Однако предложенный германским канцлером Бисмарком конгресс был направлен не в пользу России. Под давлением всей европейской дипломатии представители России должны были согласиться на изменение условий мира, выработанных в Сан-Стефано.

Берлинский конгресс, вызвавший глубокое недовольство всего русского общества, наряду с этим имел определенное международное значение. Развитие международного права во второй половине ХIХ века происходило в ту эпоху, когда мир вступал в период империализма, и это не могло не сказаться и на основных тенденциях, пронизывающих международное право в то время. С одной стороны, наблюдались интеграционные процессы в международной жизни, которые нашли свое воплощение в целом ряде многосторонних соглашений. С другой стороны, вырисовывались тенденции к колониализму и милитаризму, что проявилось и на Берлинском конгрессе 1878 г.



1. Открытие Берлинского конгресса 1878 г.


3 июня князь Бисмарк официально адресовал приглашения заинтересованным державам. Конгресс собрался 13 июня в Берлине, и как это было заранее условлено, германский канцлер был тотчас же избран его председателем. Вместе с ним барон фон Вертер и князь Гогунлоэ представляли там Германскую империю. Другими уполномоченными были: от Австро-Венгрии – граф Андраши, граф Карольи и барон фон Гаймерле; от Франции – Ваддингтон, граф де Сен Валье и Депре; от Великобритании – граф Биконсфильд, маркиз Солсбери и лорд Одо Рэссель; от Италии – граф Корти и граф де Лоне; от России – князь Горчаков, граф Шувалов и барон Убри; наконец от Турции – Кара-Теодорипаша, Садулла-бей и Мехмед-Али-паша.

Едва открылось это собрание дипломатов, большинство которых являлось весьма заслуженными деятелями, как Англия с особой резкостью начала свои враждебные выпады против России. Из всех вопросов, которые предстояло обсудить, самым серьезным представлялся болгарский вопрос по предложению Бисмарка было решено покончить с ним в первую очередь.

17 июня английские уполномоченные потребовали включения в состав конгресса уполномоченных Греции, желавших быть допущенными к обсуждению этого вопроса. Это маленькое государство, увеличения которого Россия вовсе не желала, также хотело свою долю Оттоманской империи.

Греция требовала Эпир, Фессалию и даже Македонию, которую Сан-Стефанский договор включил в Болгарию. Благодаря вмешательству французских уполномоченных, проявивших большой интерес к грекам, но не доводить Россию до крайности, было решено, что греческим делегатам представить свои замечания и пожелания конгрессу тогда, когда встанет вопрос о решении участи греческих провинций Турции, пограничных с греческим государством, иными словами, лишь Эмира и Фессалии.



2. Основные вопросы конгресса


Дебаты по болгарскому вопросу заняли четыре заседания (22 – 26 июня). Это было подлинное сражение между представителями России, с одной стороны, и представителями Англии и Австро-Венгрии – с другой. В итоге последние одержали победу почти по всем пунктам.

Было окончательно условлено, что новое княжество будет ограничено Балканами, за исключением запада, где ему оставят вместе с Софией маленькую территорию к югу от гор. Этим путем оно сокращалось со 163 тыс. до 64 тыс. квадратных километров и с 4 млн. до 1500 тыс. жителей.0

Таким образом, побережье Эгейского моря будет изъято из-под косвенного господства России, а Турция избегнет пагубного раздробления, на которое ее обрекал Сан-Стефанский договор. Вместо двух лет русская оккупация должна была продолжаться всего девять месяцев. Конгресс решил, что организация Болгарии будет происходить не под исключительным наблюдением русского комиссара, но под надзором европейской комиссии.

Конгресс озаботился также организацией новой провинции, расположенной к югу от Балкан, между Македонией и Адрианопольским санджаком. Эта провинция, со столицей в Филиппополе, будет пользоваться широкой административной автономией. Она получит название Восточной Румелии. Хотя регулярные войска султана и не имели права пребывать постоянно внутри этой страны, но они могли занять и защищать ее границы.

Когда пришла очередь обсуждения вопроса о Боснии и Герцеговине (28 июня), Андраши огласил длинный меморандум, из которого следовало, что по его мнению, Турция никогда не сможет умиротворить эти провинции и необходимо срочно заняться их судьбой, так как своими волнениями они нарушают спокойствие и интересы Австро-Венгерской монархии. Было решено, что на неопределенный период Австро-Венгрия может оккупировать Боснию и Герцеговину и управлять этими провинциями, которые оставались, таким образом, лишь номинально частью Оттоманской империи; Австро-Венгрии разрешили даже, когда она сочтет это уместным, держать свои гарнизоны в Ново-Базарском санджаке, являющемся передовым постом в направлении Салоник.

Следующие заседания конгресса были посвящены в первую очередь Сербии и Черногории. Независимость этих государств была признана. Однако обещанные второй из них территориальные уступки были сокращены на две трети. Что касается Сербии, то значительная часть обеспеченных ей Сан-Стефанским договором территориальных приращений переносилась к востоку; иными словами, вместо того чтобы предоставить их Сербии за счет Боснии, их отбирали у Болгарии.

Румынские дела повели к довольно горячим дебатам. Румынское княжество было без претензий объявлено независимым, подобно Сербии и Черногории. По требованию французских уполномоченных, отстаивавших, что делало им честь, некоторые слишком давно игнорируемые принципы справедливости, Румыния, так же как и оба вышеуказанные государства, должна была признать полное гражданское равенство всех своих подданных, без различия вероисповедания.

Румыния без труда на это согласилась. Но ей не легко было подчиниться требованиям своего бывшего союзника. Румынские уполномоченные (Братиану и Когольничиану) просили у конгресса выслушать их. Несмотря на резкое сопротивление России, они добились своего (1 июля). Помимо признания независимости Румынии, они потребовали, чтобы их стране не пришлось идти на какую-либо территориальную уступку, а также чтобы русские войска не получили права прохода через румынскую территорию, чтобы Румынии предоставили устья Дуная и Змеиный остров и чтобы Россия выплатила ей военное возмещение.

Конгресс не счел возможным удовлетворить их просьбу. Несмотря на увещевания Виконсфильда и Андраши, решение об обратной уступке Бесарабии было оставлено в силе. Но в виде утешения Румыния получила по требованию Ваддингтона лишних две тысячи квадратных километров в Добрудже, к великому неудовольствию России, так как это территориальное приращение было предоставлено за счет Болгарии.

Конгрессу пришлось заняться затем дунайским вопросом и вопросом военной контрибуции, наложенной царем на султана. Что касается первого вопроса, то за исключением некоторых выгод, предоставленных Австро-Венгрии, status quo, установленный предшествующими договорами, был сохранен. В отношении же сумм, которые подлежали выплате России, было постановлено, что они не могут быть заменены территориальными приобретениями, и что царь не будет пользоваться преимущественными перед другими кредиторами Турции правами на получение своего долга.

Россия столько раз и совсем незадолго до этого желавшая присвоить себе право покровительства над христианской религией в Турции, должна была отказаться от этой монополии. Порта добровольно выразила твердое намерение соблюдать религиозную свободу, предав ей самый широкий смысл. Конгресс принял к сведению эту декларацию (4 июля) и провозгласил от имени Европы принцип, в силу которого в Турции должно существовать безусловное гражданское и политическое равенство между приверженцами различных вероисповеданий; духовные лица, паломники и монахи различных национальностей должны пользоваться в Оттоманской империи одинаковыми правами, а их учреждения, так же как и они сами, будут поставлены под покровительство великих европейских держав. Сохранялись привилегии монастырей Афонской горы; полностью оговаривались привилегии Франции в ''святых местах'' (Палестина), где должен был соблюдаться status quo.0

6 июля оставалось разрешить лишь один более или менее важный вопрос, а именно об азиатских территориях, завоеванных Россией во время последней войны; он был разрешен без особого труда. Оставаясь верной своим обязательствам по отношению к Англии, Россия заявила, что отказывается от Алашкертской долины и от Баязета ценою уступки Котура Персии. Более того, желая дать еще одно удовлетворение британскому правительству, министры царя заявили, что их государь не намеревается укреплять Батум и собирается сделать из него свободный порт (порто-франко).0 Кроме того было решено, что проект обещанных Армении реформ будет передан на усмотрение не одной Россией, а держав. Наконец, свобода Константинопольского и Дарданелльского проливов в том виде, в каком она была установлена договорами 1856 и 1871 гг., была подтверждена.

Англия могла теперь, не совершая неосторожности, открыть свое секретное соглашение с Портой от 4 июня. Действительно: она сделала это 8 июля, сообщив, что немедленно займет Кипр. Для большинства держав и в особенности для России это было поистине неожиданной развязкой. Горчаков, которого так давно дурачили, должен был жестоко страдать от последней мистификации. За несколько дней до этого он еще высокопарно говорил о лаврах, которые он принес в Берлин, чтобы превратить их там в оливковые ветви. Мир, которого он добивался, был совершенно не таким, как он мечтал. Поэтому он не мог скрыть свою досаду.

Конгресс закончил свои работы 13 июля подписанием трактата в 64 статьи, суть которых редакционная комиссия почерпнула из его протоколов.

2. Берлинский трактат


В Берлинском трактате, прежде всего, поражает то, что он словно создан не для обеспечения всеобщего мира, а с целью перессорить все великие и даже многие мелкие европейские державы. При первом чтении становится ясным, что он ни в коей мере не является залогом умиротворения. Нет сомнения, что ни одна из заинтересованных сторон не вернулась с конгресса без некоторого недовольства, без чувства беспокойства, без нового зародыша ненависти и конфликта.

Наименее удовлетворенной оказалась Турция. Румыния считала себя обобранной собственными союзниками. Сербия и Черногория, рассчитывавшие поделить между собой Боснию и Герцеговину, испытывали глубокое разочарование. Греки не добились ничего кроме поощрений и хороших слов; к тому же им позволили надеяться самое большее на получение четверти тех территорий, которых они домогались.

Болгария, с давних пор не перестававшая стремиться к созданию единого государства, была вопреки своей воле поделена на два отрезка, которые неизбежно должны были тяготеть друг к другу, как некогда Валахия и Молдавия. Христианские провинции, оставленные Турции, должны были довольствоваться пока неопределенными, недостаточными, на их взгляд, обязательствами, которые, впрочем, далеки были от осуществления.

Авторы трактата как будто желали перессорить между собой различные балканские национальности. Округа, которых домогались болгары, были отданы Румынии и Сербии. Сербы, болгары, черногорцы и греки должны были оспаривать друг у друга обширную территорию, население которой так перемешано, что ее невозможно признать за каким-либо одним из этих народов, не вызвав протеста трех остальных.

Берлинский трактат не смог укрепить зыбкое всегда согласие между шестью великими европейскими державами. Российская держава, подготовившая и с таким пылом вызвавшая последнюю войну, поддерживала ее ценой крупных издержек, находила, что она получила слишком мало за свои жертвы. Англия потеряла доверие Турции и вынуждена была думать о предохранении себя от русского реванша. Австро-Венгрия приступила к военной оккупации Боснии и Герцеговины – тяжелой операции в результате сильного сопротивления; она получила скорее стеснительный, чем выгодный подарок.



Заключение


Принятый на Берлинском конгрессе трактат, в отличие от прежних, не сказал нового слова в международном праве, не образовал новых международно-правовых институтов, если не считать коллективного признания независимости Сербии, Черногории и Румынии. Вместе с тем, ст. ХХYI Берлинского трактата предусматривала, что несомненно было прогрессивным шагом, обязательство обеспечивать защиту прав человека от дискриминации. Статья ХХY трактата подчеркивала, что ''в Сербии различие в религиозных верованиях и исповеданиях не может послужить поводом к исключению кого-либо или непризнанию за кем-либо правоспособности во всем том, что относится до пользования правами гражданскими и политическими''.0

Трактат уделил большое внимание болгарскому вопросу. В отличие от племинарного Сан-Стефанского договора, Берлинский конгресс ограничивал Болгарию лишь областями к северу от Балканского хребта. И все же важно то, что благодаря победе в русско-турецкой войне удалось воссоздать болгарское государство, в значительной мере ликвидировать турецкий феодализм в Болгарии.

За исключением вопроса о режиме судоходства по Дунаю, о сохранении статус-кво относительно режима Черноморских проливов и некоторых других незначительных проблем, Берлинский конгресс практически международно-правовыми вопросами не занимался. Разумеется, Берлинский трактат был важным международным документом, но не столько в международно-правовой области, сколько во внешнеполитической и дипломатической. Не решив одни противоречия и обострив другие, Берлинский трактат стал исходным моментом, а Балканы – очагом конфликтов, которые содействовали возникновению первой мировой войны 1914-1918 гг.

Использованная литература



  1. Антонэн Д. Дипломатическая история Европы: Священный союз от Венского до Берлинского конгресса, 1814-1878 гг. – Т. 1. Пер. с фр. – Ростов н/Д.: Феникс, 1995.

  2. Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. – М.: Межд. Право. – М.: Межд. Отн., 1991.

  3. Блищенко И.П. , Солнцева М.М. Мировая политика и международное право. – М.: Межд. Отн., 1991.

  4. Фролов В.А. История России. 1861-1917: Учеб. для вузов/ Ред. С.А.Юшина. – М.: Высш. шк., 1998.

0 Антонэн А. Дипломатическая история Европы: Священный союз от Венского до берлинского конгресса. – М., 1995. – С. 466.

0 Блищенко И.П., Солнцева М.М. Мировая политика и международное право. – М., 1991. – С.146.

0 Фролов В.А. История России. 1861-1917. – М., 1998. – С. 97.

0 Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. – М.: Межд. Отношения, 1990. – С. 123.

© Рефератбанк, 2002 - 2017