Вход

Имперская конституцмия 1871 года

Курсовая работа по истории
Дата добавления: 19 апреля 2010
Язык курсовой: Русский
Word, rtf, 222 кб
Курсовую можно скачать бесплатно
Скачать

СОДЕРЖАНИЕ




ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………….3



1.КОНСТИТУЦИИ 1849 И 1850 ГГ……………………………...6


    1. Франкфуртская Конституция Германской империи 1849г……6

    2. Прусская Конституция 1850 г……………………………………...12


2. ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ…………………………………….17

2.1 Создание Северо-Германского союза…………………………….17

2.2 Образование Германской империи……………………………….19


3.ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ…………………………………….22

3.1 Конституция 1871 года и развитие государственного строя Германской империи…………………………………………………………22



ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………30




СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………………...........31







ВВЕДЕНИЕ




Воссоединение Германии в единую Германскую империю состоялось, несмотря на то, что многие попытки объединения, такие как Рейнский союз (1806 - 1813 годов), образованный Наполеоном I, и Германский союз, просуществовавший с 1815 по 1866 год, были не очень удачными. Огромную роль в этом объединении сыграл в то время первый министр Пруссии, а в последствии канцлер Германской империи, Отто фон Бисмарк.


В 1861 году прусским королем стал Вильгельм I. Вскоре он призвал к власти человека, сыгравшего важную роль в истории объединения Германии. Это был прусский помещик Отто фон Бисмарк. Он допускал только один путь к объединению Германии – войну Пруссии с другими государствами и подавление демократического движения. Его программа была краткой и ясной: «Не словами, но железом и кровью будет объединена Германия». Так он заявил депутатам прусского ландтага (парламента).


В августе 1866 года, в результате война между Австрией и Пруссией, в Центральной Европе, под именем Северо-Германского союза, возникло по сути дела новое государство, возглавляемое Пруссией. В него вошли двадцать два германских государства, расположенных к северу от реки Майн. Управление Союзом отдавалось прусскому королю («президенту»), канцлеру и двум палатам, нижняя из которых избиралась на основе всеобщего избирательного права.


Вне Союза оставались южные немецкие государства: Бавария, Саксония, Вюртемберг, Баден и другие.

В 1870 году Бисмарк спровоцировал Францию на объявление войны и выставил ее агрессором. В ходе той войне, известной под названием франко-прусской, Франция была разгромлена и перед Северо-Германским союзом, перед Пруссией встала давно запланированная задача присоединения южно-германских государств. 18 января 1871 года в Версальском дворце, в свое время служившем местопребыванием французских королей, прусский король Вильгельм I был провозглашен императором Германии. Объединение Германии завершилось. Присоединение южных государств было оформлено договорами, ратифицированными соответствующими парламентами. Таким образом, в центре Европы возникло новое государство, принявшее название Германской империи. 16 апреля 1871 года рейхстаг утвердил новую конституцию.


Основной целью данной работы выступает - исследование предпосылок, обстоятельств объединения Германии, с целью оценить значение принятия Конституции Германской империи 1871 г.

Поставленные цели определили структуру представленной работы. Структура работы следующая – работа состоит из введения, основной части, заключения, включает список использованной литературы.

Основная часть включает в себя 3 главы.

В первой говорится о Конституции Пруссии 1850 г. и о Франкфуртской

Конституции Германской империи 1849 г.Конституция 1849 г. учитывала исторические, политические, социальные условия и задачи, стоящие перед объединенной Германией того времени.

Вторая глава касается реального исторического процесса слияния воедино монархических государств, в одно крупное, централизованное государство под предводительством Императора. Таким образом, в центре Европы возникло новое государство, которое получило название – Германская Империя.

Германская Империя подробно рассмотрена в третьей главе. Здесь конкретно описан государственный строй объединенной Германии, и принятие конституции 1871 года.

























1. КОНСТИТУЦИИ 1849 И 1850 ГГ.



1.1. Франкфуртская Конституция Германской империи 1849 г




В апреле 1848 г. собрание представителей местных ландтагов, или предпарламент, выступило с инициативой созыва общегерманского парламента во Франкфурте-на-Майне. Избранное на основе двухстепенной избирательной системы общегерманское Национальное собрание открыло свои заседания в мае 1848 г., когда революционное движение уже ослабло. Основная же его деятельность происходила в обстановке нарастающей контрреволюции. Собрание состояло главным образом из представителей либеральной буржуазии и умеренной мелкобуржуазной демократии, большинство которых в качестве своей главной задачи считало принятие конституции объединенной на федеральной основе Германии с закреплением в ней широкого перечня демократических прав и свобод. Конституция была опубликована в 1849 г. с явным запозданием, когда реакционные силы, прежде всего Пруссии, консолидировали свои ряды и вновь были готовы отстаивать старые порядки.1


Главным достоинством Конституции 1849 г., внесшей значительный вклад в историю развития германского конституционализма, явилась разработка правовых основ такой модели федерального государства, которая, как представляется, в наибольшей мере соответствовала и учитывала исторические, политические, социальные условия и задачи, стоящие перед объединенной Германией того времени. Конституция и открывается разделами, в которых закреплялась взаимосвязь федерации с ее субъектами, скрупулезно разграничивалась компетенция между ними (разд. 1—2).


В Германскую федерацию, по Конституции, должны были входить государства и территории Германского союза. При этом субъекты федерации должны были сохранить свою независимость, поскольку она не ограничивалась имперской конституцией, иметь свои конституции и администрацию. Самый большой раздел II Конституции посвящен “имперской власти”, перечню многочисленных полномочий общефедеральных органов, призванных нейтрализовать сепаратистские тенденции, укоренившиеся представления о раздробленности как “национальной черте характера” немцев.


Перед имперскими властями была поставлена прежде всего задача создания единой дипломатической службы и проведения единой внешней политики. Только имперская власть должна была впредь назначать посланников и консулов, заключать международные договоры. Отдельные немецкие государства имели право заключения договоров с другими немецкими государствами, с не немецкими же — только по ограниченному кругу вопросов, главным образом; частного права. При этом любой договор, “затрагивающий имперские интересы”, подлежал утверждению империи (ст. 1, разд. II).


Статьи 2—3 этого раздела посвящены исключительно военной власти империи, которой принадлежало право войны и мира, распоряжения всеми вооруженными силами объединенной Германии, издания законов, касающихся военной организации, назначения в случае войны высшего имперского командования, а также исключительное право содержания военно-морского флота. Логически связанные с предшествующими, ст. 4—6 предусматривали установление верховного надзора над имеющими общеимперское стратегическое значение морскими, речными, сухопутными и железнодорожными путями сообщения.


Последующий блок статей (7—9) закреплял конституционные основы создания единого экономического пространства. Только за имперской властью признавалось право издавать законы, касающиеся таможенного, почтово-телеграфного дела, осуществление надзора за монетным делом, регулирование банковского дела и выпуска бумажных денег. Имперская власть “была обязана”, таким образом, ввести единые таможенную и монетную системы, единство меры и веса для всей Германии.


Составители Конституции главным условием создания единого федеративного государства считали сильные финансовые рычаги центра, наличие самостоятельных каналов финансирования общефедеральных органов. В ст. 7 были четко сформулированы положения о том, что “определенная часть доходов в размере обыкновенного бюджета снимается прежде всего для имперских расходов” и что только имперское законодательство определяет, “какие предметы могут отдельные государства облагать налогами на производство и потребление в свою пользу...”


Конституция вместе с введением единого гражданства предусмотрела необходимость создания единого правового пространства, закрепив право и обязанность империи “издавать общие уложения гражданского, торгового, вексельного и уголовного права”.


При этом утверждался конституционный принцип любой федеративной формы государственного единства — имперские (общефедеральные) законы стоят выше законов отдельных государств, если за ними точно не оговорено их подчиненное значение (§ 66, ст. 13, разд. II).


Система органов федеральной власти в силу, видимо, спешки не была так тщательно прописана, как разграничение полномочий федеральных и земельных властей.


Во главе империи должен был стать один из крупных царствующих германских монархов, Австрии или Пруссии, которому отводилась роль скрепляющего единства немецкой нации, при этом учитывалось и то обстоятельство, что многочисленные монархи германских государств располагали в то время значительной социальной базой, военной силой и могли пойти на союз только с другими монархами, не рискуя правящим положением своих династий. Император должен был осуществлять свою власть через назначаемых им министров, которые принимали всю ответственность перед рейхстагом за его действия путем контрасигнации его распоряжений.


Предполагалось, в принципе, создание ответственного правительства, хотя порядок ответственности имперских министров перед представительным органом не был определен. Этот порядок должен был быть разработан специальным имперским законом (§ 192, ст. 1, разд. VII).


За главой империи закреплялось право законодательной инициативы, право созыва и роспуска народной палаты, публикации имперских законов и издания для их исполнения распоряжений. Но и издание, и отмена, и изменения, и объяснения имперских законов требовали обязательного постановления рейхстага (§ 102, ст. 5, разд. IV). Столь же тщательно, как и в прусской Конституции, был разработан вопрос о контроле рейхстага за кредитно-финансовой сферой, принятием бюджета, росписью расходов и пр.


Любой закон, согласно Конституции, должен был быть принят обеими палатами рейхстага: палатой государств и палатой народов, и утвержден правительством, несогласие которого с ним могло быть преодолено, “если одно и то же постановление было принято без изменения в трех непосредственно следующих одна за другой сессиях” (§ 101).


Раздел VI Конституции был посвящен широкому перечню “основных прав германского народа” (здесь же закреплялись и правовые гарантии их осуществления), к числу которых относились равенство перед законом и судом всех германских граждан, в том числе равенство гражданских, уголовных и процессуальных прав (при уничтожении всех сословных привилегий), неприкосновенность личности (при отмене смертной казни, кроме как по приговору военного суда или на основе морского права в случае мятежа), неприкосновенность жилища, свобода слова, печати (при ликвидации цензуры), “полная” свобода собраний, союзов (без разрешения властей, кроме как собраний под открытым небом в случае серьезной опасности для общественного порядка и безопасности), неприкосновенность собственности (при отмене всех личных и поземельных платежей и повинностей феодального характера и конфискации имущества), суд присяжных, несменяемость судей, тайное и гласное судопроизводство и пр. Этот раздел Конституции, дискуссиям по которому Национальное собрание посвятило значительную часть своего времени, отразил заветные чаяния либерально-демократического большинства собрания, которым еще долго не суждено было воплотиться в повседневную жизнь Германии.


Касаясь полуабсолютистских порядков в отдельных германских государствах — субъектах федерации, парламентарии постановляли, что основные права германского народа будут служить нормой для конституций отдельных государств, в которых должны “быть созданы полнокровные законодательные органы народного представительства” с ответственным правительством.


При всех достоинствах Конституции главным ее недостатком стало то, что она осталась “исписанным листом бумаги”. Король Пруссии, которому была предложена корона императора, отверг конституцию под предлогом “незаконности ее происхождения”, соглашаясь занять императорский трон не иначе как “по свободному соглашению коронованных правителей, князей и вольных городов Германии”. Назвав Конституцию “железным ошейником рабства, предложенным революцией”, он предпринял собственные попытки объединения Германии, первым шагом на пути к которому должна была служить уния трех государств: Пруссии, Саксонии и Ганновера. Но объединение не состоялось, ему воспрепятствовали три главных нерешенных проблемы Германии: непреодоленный местный сепаратизм, сопротивление крупных европейских держав, а также непрекращающееся соперничество Австрии и Пруссии за роль гегемона в будущей объединенной Германии. Только разрешение этих проблем, только преодоление этих застарелых узлов противоречий способно было привести к созданию германского государственного единства.2











1.2. Прусская Конституция 1850 г




В Пруссии в 1850 г. была принята Конституция, позволившая в последующие годы создать первые буржуазные оппозиционные партии, использовать ландтаг в качестве публичной трибуны открытой критики правительственной политики. Не случайно прусское правительство в 1851 г. приняло Закон об осадном положении, на основании которого король получил право вводить в стране режим военного правления, если внутренняя или внешнеполитическая обстановка создавали угрозу существующим в стране порядкам.


Как дань революции в Конституции Пруссии также декларируются права и свободы, перечень которых был более обширным, чем в прежних конституциях: равенство перед законом, уничтожение сословных привилегий и преимуществ, доступность всех общественных должностей, личная свобода, неприкосновенность личной собственности, жилища, свободы слова (с запрещением цензуры), собраний, союзов (сопровождаемые ссылками на необходимость “соблюдения общественной безопасности” и возможность их временного запрещения) и пр. Подробная регламентация всех этих прав и свобод должна была быть осуществлена текущим законодательством, которое так и осталось неразработанным.


Эти пробелы заполнялись впоследствии правительственными распоряжениями, например от 1863 г., согласно которому административные органы получили право запрещать газеты и журналы после двух предупреждений, “если их направленность подвергала опасности общественное благополучие”. Такую “направленность” усматривали, например, в действиях лиц, которые осуждали военную политику правительства.3


Значительное место в конституции традиционно было уделено развитию школьного образования. Провозглашалась свобода “науки и преподавания”, бесплатное обучение в публичных начальных школах. Государство при этом гарантировало выделение необходимых средств для их содержания. Предоставлялось также право учреждать частные школы и руководить ими всем лицам, могущим доказать “нравственную, научную и техническую способность” к этому. Вместе с тем Конституция предписывала строгий государственный надзор за школами с целью пресечения всякого вольнодумства. Учителя публичных школ наделялись правами и обязанностями государственных чиновников со всеми вытекающими из этого последствиями (ст. 23).


Политика прусского правительства в сфере образования преследовала цели создания эффективно действующего бюрократического аппарата и грамотной современной армии. Ее преимущества и проявились в войне с Австрией 1866 г., в которой по признанию многих историков “победил грамотный прусский солдат”.


Армии в Конституции 1850 г. уделялось особое внимание. Высшее командование ею принадлежало королю (ст. 46). В ст. 34—39 закреплялась всеобщая воинская повинность, право короля в случае войны созывать народное ополчение, использовать армию для подавления внутренних беспорядков, издавать постановления о воинской дисциплине. Было постановлено также, что статьи Конституции, посвященные основным правам и свободам, будут применяться в войсках лишь настолько, насколько они “не противоречат военным законам и требованиям военной дисциплины” (ст. 39). Более детальное рассмотрение многочисленных армейских запретов, вместе с уставами и пр., должно было стать предметом особых законов и правительственных распоряжений. Так как они были к тому времени уже педантично разработаны текущим законодательством и правительственными распоряжениями Пруссии, их впоследствии фактически без изменений ввели в право Германской империи.


Последующие титулы (III—VI) Конституции посвящены высшим органам государственной власти, схема которых, компетенция и взаимоотношения мало чем отличались от соответствующих разделов других октроированных германских хартий.


Личность короля также провозглашалась неприкосновенной (но не священной), в его руках сосредоточивались командование армией, назначение правительства, и прежде всего министра-президента, ответственного перед ним, всех высших гражданских и военных должностных лиц, право объявлять войну и мир, заключать договоры (торговые договоры, возлагающие обязательства государства на частных лиц, подлежали одобрению палат). По этой же схеме определялись отношения короля и палат в сфере законодательства, исходящей из формулы “законодательная власть осуществляется совместно королем и обеими палатами” (ст. 62). Предусматривалось и право короля на издание особых распоряжений (под ответственность государственного министерства), “когда этого требовало сохранение общественной безопасности или устранение необычных бедствий, если палаты не заседали” (ст. 63). Королю вверялся контроль над двухпалатным ландтагом, в том числе право его досрочного роспуска, с оговорками, что выборы в новый ландтаг должны быть проведены в 60-дневный срок, а созыв палат — в 90-дневный срок.


Несмотря на то, что роспуск ландтага стал после принятия Конституции чрезвычайным политическим событием, вызывавшим всякий раз бурную реакцию со стороны либерально-демократических сил, прусский король, вернее, министр-президент (с 1862 г. им стал всесильный О. Бисмарк), прибегал в критических ситуациях к беспарламентскому правлению, чтобы провести, например, реформу армии за счет не вотированных парламентом ассигнований, как то имело место в 1862—1863 гг. Парламентские кризисы и возникали как в Пруссии, так и впоследствии в Германской империи, чаще всего в силу прямого нарушения крайне “неудобных” для правящих кругов конституционных положений, закрепляющих основополагающий принцип буржуазного конституционализма — “никаких налогов без представительства”.


Конституция же Пруссии формально предусматривала строгую государственную финансово-налоговую дисциплину, требовала ежегодного утверждения законом бюджета (ст. 99), взимания налогов, податей, займов только на основании законов (ст. 100, 103), обязательного одобрения палатами всех расходов сверх установленных бюджетом, отчета правительства по использованию бюджетных средств (ст. 104), пересмотра и уничтожения всех привилегий в области налогов (ст. 101) и пр. Эти статьи, принципиально отличающиеся от соответствующих статей баденской Конституции, свидетельствовали о более высоком уровне конституционной разработки одного из важнейших требований всех буржуазных революций.


Специфические черты прусской Конституции 1850 г. нашли отражение и в особых способах формирования нижней палаты ландтага. Согласно указу короля 1849 г., перенесенному впоследствии в Конституцию 1850 г., все избиратели нижней палаты (верхняя “палата господ” формировалась королем) делились на три курии (разряда) по размеру уплачиваемых прямых государственных налогов. Каждый разряд в целом платил третью часть общей суммы налогов и выбирал третью часть выборщиков (ст. 71), которые в свою очередь и выбирали депутатов.


Это позволяло имущим, “самостоятельным лицам”, то есть тем “'кто не был ограничен в распоряжении своим имуществом, не был душевнобольным, расточителем или находящимся под арестом”, или 3% населения Пруссии, избирать такое же число выборщиков, как и 70% избирателей третьей курии. Несмотря на массовое движение за отмену этой избирательной системы, особенно в начале XX в., она продолжала существовать в Пруссии до Ноябрьской революции 1918 г.


Конституция не предусматривала иных гарантий ее соблюдения, кроме принесения членами обеих палат и государственными чиновникам присяги верности и повиновения королю и Конституции (ст. 108). Ни король, ни армия не присягали в соблюдении конституции.























2. ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ



2.1. Создание Северо-Германского союза




Между двумя крупнейшими из германских государств – Пруссией (в ней правил король из династии Гогенцоллернов) и Австрией, находившейся под властью императора из династии Габсбургов, разгорелась борьба за руководящую роль в объединении Германии.

В 1861 г. прусским королем стал Вильгельм I. Вскоре он призвал к власти человека, сыгравшего важную роль в истории объединения Германии. Это был прусский помещик Отто фон Бисмарк. Он допускал только один путь к объединению Германии – войну Пруссии с другими государствами и подавление демократического движения. Его программа была краткой и ясной: "Не словами, но железом и кровью будет объединена Германия".4 Так он заявил депутатам прусского ландтага (парламента).

Дания г. стала первой жертвой бисмарковской политики. В 1864 году Пруссия и Австрия отторгли от Дании две немецкие провинции – Шлезвиг и Гольдштейн – и стали управлять ими совместно.

Такое совместное управление стало источником постоянных трений между Пруссией и Австрией и таило в себе возможность военных столкновений. Это как раз и входило в расчеты Бисмарка.

Летом 1866 г. началась война между Австрией и Пруссией. Прусские войска, которые были лучше вооружены и подготовлены к войне, наголову разбили австрийцев в битве при Садовой.

Победа при Садовой открыла дорогу немецким войскам в глубь Австрии. Важнейшим итогом австро-прусской войны было присоединение к Пруссии ряда северогерманских государств, в числе которых были Ганновер, Гессен - Кастель, Франкфурт – на - Майне, Нассау.

Под именем Северо-Германского союза в Центральной Европе возникло по сути дела новое государство. Оно получило новую особую конституцию, датированную 1867 годом. Управление Союзом отдавалось прусскому королю ("президенту"), канцлеру и двум палатам, нижняя из которых избиралась на основе всеобщего избирательного права.

Вне Союза оставались южные немецкие государства: Бавария, Саксония, Вюртемберг, Баден и др. Таким образом, объединение Германии не было завершено. Император Франции Наполеон III препятствовал объединению южных германских земель с Пруссией из-за боязни иметь опасного соседа на восточных границах.

Бисмарк стал готовить третью войну за объединение Германии "сверху", на этот раз против Франции.






2.2. Образование Германской империи




Желая во что бы то ни стало спровоцировать войну, Бисмарк подделал важный дипломатический документ. 13 июля 1870 г., получив из Эмса телеграмму с изложением беседы прусского короля с французским послом, Бисмарк сократил текст депеши, придав ему оскорбительный для Франции характер. Прочитав телеграмму, Мольтке заметил: «Так-то звучит совсем иначе; прежде она звучала сигналом к отступлению, а теперь – фанфарой, отвечающей на вызов». Фальсифицированную таким образом «эмисскую депешу» он приказал опубликовать в печати.5

19 июля 1870г. Франция объявила войну Пруссии. В результате ряда последовательных поражений основные силы французской армии были разбиты в течении нескольких месяцев. 4 сентября 1870 г. В Париже произошла революция, обанкротившийся наполеоновский режим рухнул под натиском народа. Но на территории Франции неожиданно развернулись события, которые застали врасплох и Бисмарка, и Мольтке. После краха наполеоновского режима во Франции к власти пришло правительство Тьера. Франция стала республикой, возглавляемой «правительством национальной обороны». Бисмарк и прусский генералитет внезапно увидел перед собою нового противника. Народная война доставила немало трудностей. Со второй половины сентября немцы, овладев Версалем, приступили к осаде Парижа. Буржуазное правительство Франции вступило в переговоры с пруссаками о капитуляции.

Франко-прусская война (правильнее её называть Франко-германской) носила двойственный характер. Коль скоро объединение Германии явилось актом исторической необходимости, то война, имевшая целью завершить это объединение, объективно служила прогрессу. Но прогрессивность её простиралась лишь до определенного пункта. Как только решающая победа над французами была одержана и препятствия к объединению Германии устранены, исторически прогрессивная миссия войны кончилась. Все последующие действия немцев, и прежде всего навязанные Франции условия мира, были уже чисто захватническими и грабительскими.

Итак, в этой войне Франция была разгромлена и перед Северо-Германским союзом, перед Пруссией встала давно запланированная задача присоединения южно-германских государств.

После того как прусская армия разгромила основные силы Франции 18 января 1871 года в Версальском дворце, на территории побежденной Франции прусский король Вильгельм I был провозглашен императором Германии.

Жестокие условия перемирия и мирного договора, навязанного Франции, свидетельствовали о том, что Бисмарк сумел удовлетворить основные экономические, политические и военные требования юнкерско-буржуазной и милитаристской империи. Отныне Бисмарк стал «кумиром господствующих классов – юнкерства и буржуазии, всех тех кругов, которые объединились под знаменем милитаризма, национализма и империи». Он стал «железным канцлером» Германии.6

Таким образом, Бисмарк из раздробленной Германии «железом и кровью» создал в центре Европы милитаристское государство. Необходимое в историческом смысле и главное дело жизни Бисмарка было сделано.

В конце XIX века победой Пруссии над Францией было завершено объединение Германии в единое государство – Германскую империю. Завершение объединения произошло “сверху” в ходе захватнической войны.

Прусское юнкерство (крупные земельные собственники) в объединительном процессе выступило господствующей силой, в которой огромную роль играло политика милитаризма. Те немецкие государства, которые оставались вне Северо-Германского союза, были подчинены Бисмарком Пруссии. Германская империя объединила 22 германские монархии сохранившие автономию и три вольных города – Любек, Бремен и Гамбург. Самым крупным государством среди них была Пруссия – ее территория составляла две трети империи, а население 60%.

В апреле 1871 года была принята конституция Германии, утверждавшая федеративное государственное устройство страны.

Национальное объединение Германии было прогрессивным явлением, способствующем дальнейшему развитию капитализма в стране. Однако форма объединения во главе с Прусской монархией была реакционной и опасной для народов Европы. Торжество Германии превращало ее военные силы в важнейший инструмент внутренней и внешней политики.





















3. ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ



3.1. Конституция 1871 года и развитие государственного строя Германской империи




В 1871 г. была принята Конституция Германской империи, которая в значительной мере воспроизвела конституцию Северо-Германского союза, а также учла договоры с южногерманскими государствами путем ряда конституционных новаций. За этими государствами закреплялись некоторые особые права. Бавария и Вюртемберг, например, сохранили право на такую доходную статью местного бюджета, как налог на водку и пиво, а также на управление почтой и телеграфом. У Баварии сохранялась определенная самостоятельность в области управления армией и железными дорогами, к тому же в имперском комитете по “армии и крепостям” она занимала постоянное место, в то время как другие члены комитета назначались императором. Под ее председательством действовал комитет иностранных дел, состоящий из уполномоченных Саксонии, Вюртемберга, с включением двух ежегодно избираемых членов других государств (гл. III, ст. 8(8)).


Составители Конституции 1871 г. законодательно закрепили ту же “жесткую” модель федеративно-административного политического устройства, которая разработана была их франкфуртскими предшественниками, передав федеральному собранию (Союзному совету — бундесрату и рейхстагу) законодательную компетенцию по вопросам армии, флота, внешней политики, таможни и торговли, почты, телеграфа, железных дорог, судоходства и пр. При этом Конституцией предписывалось, что “имперские законы имеют преимущество перед законами земельными” (гл. II, ст. 2).


В статьи третьей главы Конституции 1871 г. “Союзный совет” (Bundesrat) включены положения, закрепляющие организационную структуру весьма своеобразной формы германской федерации, получившей название “союза неравных”. Рейхсрат, формально призванный стоять на страже интересов субъектов федерации, не соответствовал своему назначению, прежде всего в силу неравного представительства входящих в федерацию государств.


Пруссии из 25 союзных государств (22 монархии и 3 вольных города), самой крупной по территории, населению, военной мощи, экономическому потенциалу, было отведено в Бундесрате 17 из 58 мест, что определяло ее господствующее положение в федерации, так как без ее согласия не могло быть изменено ни одно из положений Конституции. Чтобы заблокировать подобные предложения, достаточно было 14 голосов. “Гегемонистская федерация” Германии представляла собой не союзное государство, а союз династий. В Союзном совете были представлены не народы субъектов федерации, а представители местных монархов: королей, князей, герцогов.


Особое место Пруссии в Германской империи определялось и тем, что президентство в Союзе закреплялось за прусским королем, получившим название германского императора. Он обладал по Конституции обширнейшими полномочиями. Являясь главой исполнительной власти, он назначал должностных лиц империи, и, прежде всего канцлера. Ему принадлежало право созывать, закрывать и распускать Союзный совет и рейхстаг, а также право “разработки и публикации” имперских законов и надзора за их исполнением. Ряд важнейших своих полномочий он осуществлял с согласия Союзного совета: объявление войны и мира, заключение договоров, проведение экзекуций в отношении государств, не выполняющих своих союзных обязанностей, и пр.


Представление о роли императора в конституционном механизме было бы неполным без выяснения положения имперского канцлера, воплощавшего в своем лице правительство империи, должность которого традиционно замещал министр-президент Пруссии5, и более того, бессменно с 1862 по 1890 г. — Отто фон Бисмарк, одна из крупнейших политических фигур Германии XIX в.7


Канцлер был не только единственным имперским министром, но и председателем бундесрата. Его голос был решающим в верхней палате при равенстве голосов (§ 3, ст. 7, разд. III), если он выступал “за сохранение существующих предписаний и установлении”, касающихся административных положений, регулирующих исполнение общего законодательства о таможенных тарифах, о ряде важнейших косвенных налогов (гл. VI, ст. 37), а также если в бундестаге не достигалось соглашения по военным вопросам. И более того, если общие расходы империи не покрывались соответствующими налогами и пошлинами, он имел право назначать взносы с имперских государств для пополнения имперского бюджета (гл. XII, ст. 70).


Конституция 1871 г. не знала принципа “ответственное правительство”, ставшего лозунгом либеральной буржуазии, выступавшей против “мнимого конституционализма” Германской империи, за парламентскую монархию Вестминстерской модели. На исполнительную власть по Конституции фактически не возлагалось никакой ответственности.


Почти самодержавная власть германского императора должна была сдерживаться лишь правом канцлера на контрасигнатуру. Но при подписании военных приказов, объявлении войны, заключении мира, в вопросах командования армией и флотом император не был связан контрасигнатурой канцлера. Канцлер также должен был ежегодно представлять Союзному совету и рейхстагу отчет о расходах (XII, 72), но сместить его с должности мог только император, что превращало эту ответственность в функцию.


Бесконтрольность императора и канцлера опиралась на значительные конституционные полномочия бундесрата с его прусским большинством. В Конституции при всей широте императорских полномочий даже не ставился вопрос о вето кайзера в законодательном процессе. В этом для правительства не было необходимости. Вето было прерогативой всегда послушного бундесрата.


Конституция 1871 г. не провозглашала даже формально принципа “народного суверенитета”, который приходил в полное противоречие с консервативными представлениями правящих кругов (и в значительной мере массового сознания) о государственной власти монарха, воля которого является высшей. От имени императора осуществлялась и исполнительная, и законодательная власть, определялась компетенция государственных учреждений и должностных лиц.


Рейхстаг, нижняя палата, создаваемая на основе “всеобщих выборов с тайной подачей голосов”, находился под контролем императора. Он обладал значительно меньшими полномочиями, чем бундесрат. Ни один закон, принятый рейхстагом, не мог увидеть свет без утверждения бундестагом (гл. III, ст. 7), которому предоставлялись также полномочия на издание административных предписаний и инструкций, необходимых для проведения в жизнь имперских законов, как право роспуска рейхстага при согласии императора (гл. V, ст. 23), разрешения конфликтов между землями с правом определять необходимость применения мер принуждения (экзекуции) к союзным государствам (гл. IV, ст. 19). Формально “всеобщее избирательное право” также не было всеобщим при высоком возрастном цензе (в 25 лет), при лишении избирательного права лиц, пользующихся помощью для бедных, ограниченных в гражданских и политических правах по суду, “нижних чинов войска и флота, находящихся на службе” и пр.


Бурные споры при создании конституции вызвал вопрос о вознаграждении депутатов. Победила точка зрения О. Бисмарка, что члены рейхстага не должны получать за свою работу “никакого жалованья или вознаграждения” (гл. V, ст. 32).


Конституционный механизм Германской империи создавался для наиболее эффективного решения под руководством Пруссии сложных внутри- и внешнеполитических задач, главным образом с помощью военной силы. В Конституции нет ни декларации, ни главы, посвященной правам и свободам немцев. Вместе с тем самая обширная глава XI посвящена “военному делу империи”, в которой закрепляются всеобщая воинская обязанность (ст. 5, 7) при принадлежности каждого немца в течение 7 лет (по общему правилу — с 20 до 28 лет) к составу армии, (ст. 59), требование немедленного введения по всей империи прусского военного законодательства и подготовки всеобщего имперского военного закона с целью создания единой германской армии, “подчиненной императору, безусловно следующей его приказу” (ст. 64), право императора назначать, увольнять, перемещать всех высших чинов, использовать армию для полицейских целей (ст. 66) и объявлять любую союзную территорию на военном положении, если что-либо “угрожает общественной безопасности” (ст. 68) и пр.


Политический режим кайзеровской Германии. Сложные социально-экономические процессы на пути исторического развития объединенной Германии XIX в., полном противоречий, непосредственно влияли на частые изменения ее политического режима. Особую роль в этих процессах играл ее канцлер (ранее — министр-президент Пруссии) О. Бисмарк, с именем которого в исторической литературе связывается проведение политики, определяемой противоречивыми понятиями: “революция сверху”, “государственный социализм”, “реакционный милитаризм”, “бонапартизм” и пр.


Действительно, в Германии XIX в. была решена главная задача буржуазной революции — объединение страны, способствовавшее ее бурному развитию по пути экономического прогресса, развитию капиталистического предпринимательства, созданию множества акционерных компаний, банков, новых отраслей промышленности (судостроения, электроники, химической промышленности и пр.). Не случайно последнюю треть XIX в. в Германии называют временем грюндерства (gr?nden — основать, учредить). Так, например, на основании закона 1875 г. о банках в стране создается руководимый канцлером центральный имперский банк, призванный осуществлять контроль над делами частных эмиссионных банков и пр. Имперский банк с этого времени становится мощным рычагом осуществления экономической политики правительства. Вводятся единые мера и вес, таможенные тарифы, патентное законодательство и пр. В течение двух-трех десятилетий страна превращается в одну из самых передовых и индустриально развитых стран Европы и мира.


Значительно усиливается политический вес немецкой буржуазии в стране и за рубежом, хотя по-прежнему в административно-бюрократическом аппарате, в дипломатии, в армии и других сферах задает тон консервативное юнкерство, ярким представителем которого был и сам канцлер.


Для первых лет канцлерства Бисмарка характерно преобладание либеральных методов и средств осуществления государственной власти. В это время не только снимается множество феодальных препон для развития предпринимательства и торговли, но и создается общеимперская партийная система, растут рабочие организации, партийная печать.


Ведущей буржуазной партией, задающей оппозиционный тон деятельности рейхстага, становится партия либеральной буржуазии — Национально-либеральная, под влиянием которой находилась в это время и значительная часть рабочего класса. Слева примыкала к ней мелкобуржуазная Прогрессистская партия, которая в 1884 г. сливается с левым крылом Национально-либеральной партии, образуя Немецкую свободомыслящую партию. Особое место в политической системе занимает разношерстная Католическая партия (Центра). Резко настроенная против Пруссии, она преследует партикуляристские цели.


Вместе с ростом промышленного пролетариата в 1869 г. возникает и первая рабочая Социал-демократическая партия (СДРП). В 1875 г. в результате объединения в Готе СДРП и Всегерманского рабочего союза (эзенахцев и лассальянцев) формируется реформистская Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), которая по мере достижения своей организационной и политической зрелости становится во главе международного рабочего движения. Социал-демократы избираются в рейхстаг, их представительство со временем все больше растет. Социалистическая идеология становится господствующей среди рабочего класса, расширяется круг социалистических партийных изданий и пр.


Исторические силы, которые пришли в действие благодаря объединению страны, были сильнее реакционных устремлений ее правящих кругов, лично Бисмарка, который, неизменно исповедуя принцип великодержавности императора (прусского короля), должен был мириться как с неизбежным злом и с рейхстагом, и с всеобщим избирательным правом, и с активностью в нем политических партий. О. Бисмарк как бы перешагивал через самого себя, идя на союз с либеральной буржуазией, чтобы завершить дело объединения страны, ставшее главной исторической задачей “революции сверху”.8



























ЗАКЛЮЧЕНИЕ





Несмотря на то, что многие попытки объединения Германии, такие как Рейнский союз (1806 - 1813 гг.), образованный Наполеоном I, и Германский союз, просуществовавший с 1815 по 1866 г., были не очень удачными, ее воссоединение в единую Германскую империю все-таки состоялось. Огромную роль в этом объединении сыграл в то время первый министр Пруссии, а в последствии канцлер Германской империи, Отто фон Бисмарк (1815-1898). Итак, в 1871 году Германия была объединена "железом и кровью".

Сам факт объединения, несмотря на антидемократичность его пути, был прогрессивным, так как устранял препятствия к экономическому развитию страны.

Конституция Германии 1871 года – реакционная и абсолютистская по своему духу и заложенным в нее идеям – была полна юридических нелепостей и несообразностей. Император был связан контрасигнатурой канцлера, которого он же был волен назначать и смещать по своему усмотрению. Конституция ограничивала власть императора Союзным советом, но как прусский король, он был волен приказать своим представителям в бундесрате провалить любой неугодный ему закон, касающийся конституции, финансов и военного дела.







СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ





1. История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.

2. Федоров Н.Г. Всеобщая история // Под ред. В.И. Авдеева. М., 1993.

3. Всеобщая история государства и права: Учеб. для вузов по спец."Юриспруденция" / Под ред. К. И. Батыра.- М.: Былина, 1999

4. История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.

5. О. Бисмарк Мысли и воспоминания. Т.1, М., 1997.

6. История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.

7. Авдеева В.И. Германия XVII-XX вв. М., 2001

8. . История государства и права зарубежных стран // Под ред. П.Н.Галанзы. Т. 1. М., 1999.


9. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Под ред. проф. З.М. Черниловского, сост. В.Н. Садиков. М., 1994.


10. Черниловский 3. М. Всеобщая история государства и права. М., 1973.








1 История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.


2 Федоров Н.Г. Всеобщая история // Под ред. В.И. Авдеева. М., 1993.

3 Всеобщая история государства и права: Учеб. для вузов по спец."Юриспруденция" / Под ред. К. И. Батыра.- М.: Былина, 1999

4 История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.


5 О. Бисмарк Мысли и воспоминания. Т.1, М., 1997.

6 История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.


7 Авдеева В.И. Германия XVII-XX вв. М., 2001

8 История государства и права зарубежных стран. Ч.1. // Под ред. Н.Р. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 1998.

© Рефератбанк, 2002 - 2017