Вход

Борис Годунов как историческая личность

Реферат по истории
Дата добавления: 19 июня 2005
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 125 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать


Международный Славянский институт

Калининградский филиал


Гуманитарный факультет




Реферат


по дисциплине: Отечественная история





Тема: Исторический портрет Бориса Годунова





Выполнил: студентка 1 курса

группа 04 П

Вуколова Ирина Владимировна



Научный руководитель:

Галыга Владимир Владимирович



г.Калининград

2004



СОДЕРЖАНИЕ





Введение_________________________________________________3



Путь к власти_____________________________________________5



Регентство________________________________________________8



Царь_____________________________________________________13



Заключение_______________________________________________16



Список литературы________________________________________18


















ВВЕДЕНИЕ

Личность Бориса Годунова всегда пользовалась вниманием историков и беллетристов. После смерти Ивана Грозного восемнадцать лет судьба страны и народа была тесно связана с этим человеком. Личные свойства и деяния этого политического деятеля вызывали как похвалы, так и осуждение современников. Дьяк Иван Тимофеев, автор «Временника», человек, давший Борису интереснейшую характеристику, в конце концов, так и не смог понять, что же преобладало в царе: добро, или зло. Красивый собой, он отличался замечательным даром слова, был умен, расчетлив, но в высокой степени себялюбив. Вся деятельность его клонилась к собственным интересам, к своему обогащению, к усилению своей власти, к возвышению своего рода. Он умел выжидать, пользовался удобными минутами, оставаться в тени или выдвигаться вперед, когда считал уместным то или другое, надевать на себя личину благочестия и всяких добродетелей, показывать доброту и милосердие, а где нужно - строгость и суровость. Постоянно рассудительный, никогда не поддавался он порывам увлечения и действовал всегда обдуманно Можно встретить такой отзыв о его главном недостатке, как царя: «цвёл он, как финик, листвием добродетели и, если бы терн завистной злобы не помрачал цвета его добродетели, то мог бы древним царям уподобиться. От клеветников изветы на невинных в ярости суетно принимал и поэтому навёл на себя негодование чиноначальников всей Русской земли: отсюда много ненасытных зол на него восстали и доброцветущую царства его красоту внезапно низложили1». Действительно, поощрение Борисом всякого рода доносов имело страшные последствия, пострадало огромное количество людей, совершенно не повинных в том, в чём их обвиняли. Однако современники повсеместно хвалят Бориса, говоря, что «он цвёл благолепием, видом и умом всех людей превзошёл; муж чудный и сладкоречивый, много устроил он в Русском государстве достохвальных вещей, ненавидел мздоимство, старался искоренять разбои, воровство, но корчемство не мог искоренить; был светлодушен и милостив и пищелюбив!2». Разносторонние высказывания говорят о двойственности понимания личности Бориса и его политики.

До сих пор исторический материал, касающийся личной деятельности Бориса, настолько неясен, а его политическая роль настолько сложна, что не представляется возможным уверенно и однозначно высказываться о мотивах и принципах его деятельности и дать безошибочную и справедливую оценку его моральных качеств. Абсолютно негативное описание Бориса, преобладающее ранее, связано с тем, что в старые времена, писавшие о нём не выходили из круга преданий, внесённых в летописи. Картина начала меняться, когда, вместе с изменением научных интересов, внимание историков обратилось от личности Бориса к изучению той эпохи в целом. Свободное от стереотипов исследование времени Бориса повело к тому, что выяснился его большой правительственный талант, и его характеристика пополнилась новыми, до этого неосвещёнными, благоприятными для его оценки чертами. Далеко не всех историков новые данные расположили в пользу Годунова. Но после перехода от летописных источников к документальным данным, у Годунова появились защитники и почитатели. Первым открытым защитником Бориса был историк Николаевского времени М. П. Погодин, который доказывал, что Борис Годунов не был, и не мог быть убийцей царевича Дмитрия. После Погодина следовал А. А. Краевский с панегирической характеристикой Бориса, П.В. Павлов указывал на важное положительное значение политической деятельности Годунова. В пользу Бориса высказывались многие писатели, такие как Е.А. Белов, А.Я. Шпаков, К.С. Аксаков и многие другие. Однако такие авторитетные исследователи, как В.О. Ключевский и С.М. Соловьёв по отношению к Борису достаточно холодны, но, тем не менее рассматривают его не только как тирана и злодея, но и как талантливого политика. Изучение материалов о такой противоречивой и удивительной исторической фигуре как Борис Годунов является позновательным и интересным процессом, позволяющим составить собственное мнение о человеке, однозначной характеристики которому по сей день не могут дать даже самые видные научные деятели.


ПУТЬ К ВЛАСТИ

Род Бориса Годунова происходил от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который в 1329г. Выехал из Орды к московскому князю Ивану Даниловичу Калите и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета – Сабуровы в конце 15 столетия уже заняла место среди знатнейших родов московского боярства, тогда как младшая – Годуновы, выдвинулись столетием позже при Грозном, во время Опричнины. Уже два с половиной века род был православным и с 70-х годов 16 в. решительно вошёл в думу в лице Дмитрия Ивановича, Ивана Васильевича, и Бориса Фёдоровича Годуновых. Годуновы владели вотчинами, но не играли важной роли в русской истории до тех пор, пока один из правнуков первого Годунова не удостоился чести сделаться тестем царевича Федора Ивановича. Тогда при дворе царя Ивана явился брат Федоровой жены Борис, женатый на дочери царского любимца Малюты Скуратова. Царь полюбил его. Годунов стал придворным человеком, приближённым к Грозному царю. Он занимал приближённые должности и исполнял поручения исходившие от самого государя, бывал у Грозного в ближайшей свите, и «дружкою» на царской свадьбе. В тридцадь лет Борис уже получил боярский сан и важную должность «кравчего» Возвышение лиц и родов через родство с царицами было явлением обычным в московской истории, но такое возвышение было часто непрочно. Родственники Ивановых супруг погибали на наравне с другими жертвами его кровожадности. Сам Борис по своей близости к царю подвергался опасности; рассказывают, что царь сильно избил его своим жезлом, когда Борис заступался за убитого отцом царевича Ивана. Но царь Иван сам оплакивал своего сына и тогда стал еще более, чем прежде, оказывать Борису благосклонность за смелость, стоившую, впрочем, последнему нескольких месяцев болезни. Борис до самой смерти царя пребывал у него в фаворе. В час смерти царя Ивана (1584) Борис находился уже в числе первейших государственных сановников и принимал активное участие в формировании правительства при приемнике Грозного царе Фёдоре Ивановиче, неспособном вообще ни к каким делам. Непрочность престолонаследия чувствовалась народом. Русские знали, что из двух сыновей Ивана старший был не способен к самобытному царствованию, а меньший был ещё младенец; кого бы из них ни провозгласили царем - все равно на деле власть должна была бы находиться в иных, а не в царских руках. Эта мысль охватила московский народ, как только разнеслась по столице весть, что царь Иван скончался. Сделалось волнение. Богдан Бельский, которому Иван поручал Димитрия в опеку, был негласным виновником этого волнения в пользу Димитрия. Как оно происходило, не знаем, но кончилось на тот раз тем, что бояре в ночь после смерти царя Ивана приказали отправить малолетнего Дмитрия с матерью и ее родственников Нагих в Углич; разом с их отсылкой схвачено было несколько лиц, которым покойный государь перед своей кончиной оказывал милости; некоторых разослали по разным городам в заточение, других заперли в тюрьму, отобрали у них поместья и вотчины, разорили их дома. Имена их неизвестны, но эти люди были, вероятно, сторонники Димитрия, покушавшиеся провозгласить его царем. Вся власть находилась тогда в руках дяди Федора Ивановича - Никиты Романова, шурина - Бориса Годунова и двух князей - Ивана Мстиславского и Петра Шуйского. Первые два, естественно стояли за Федора как его близкие свойственники; два последних также не находили для себя выгодным пристать на сторону Дмитрия, так как в то время, в случае успеха, властвовали бы не они, а Нагие и Богдан Бельский. На самого Богдана Бельского в то время не решались наложить руки. Быть может, он ловко умел остаться в стороне во время расправы, хотя прежде заправлял делом, за которое другие отвечали. Но прошло несколько дней, и Богдан был схвачен и сослан в Нижний Новгород. Это произошло после смуты, о которой сохранились противоречивые известия. Иностранцы говорят, что между Бельским и боярами произошло открытое междоусобие: Бельский со своими сторонниками был осажден в Кремле и принужден был сдаться. Одно русское известие показывает, что народ, вообразив, будто Бельский хочет извести царя и бояр, бросился в Кремль, с оружием даже хотел пушечными выстрелами разрушить запертые Фроловские ворота, но бояре вышли к мятежникам и уверили, что царь и бояре все целы и никому нет дела опасности, а потом сослали Бельского как бы в угоду народу; другое известие повествует, что сами бояре поссорились между собой , взволновался народ и Бельскому грозила смерть , но Годунов за него заступился. Как бы то ни было, верно только то, что в Москве вскоре после погребения Грозного происходило междоусобие, тогда был поставлен к решению вопрос, кому царствовать - слабоумному Федору или малолетнему Димитрию, и сторона Димитрия на этот раз снова проиграла. За Бельским сосланы были другие. Но вопрос еще не решался; волнение не утихло, и бояре положили созвать земских людей в Думу для того, чтобы эта Дума утвердила Федора на престоле. Дума, состоявшаяся, как кажется из служилых людей, собралась 4 мая 1584 года и признала царем Федора Ивановича. Русские люди, как выражались в то время, молили его слезами сесть на Московское государство. Ход этой думы не известен, но в праздник Вознесения новый царь венчался царским венцом.

Царствовал Федор, но он не мог властвовать; властвовать могли за него другие.

Царь Федор Иванович был человек небольшого роста, опухлый , с бледным лицом, болезненный; он ходил нетвердыми шагами постоянно улыбался. Когда польский посланник Сапега представился ему, Федор, одетый в царское облачение, с короной на голове, сидел на возвышенном месте и с улыбкой любовался своим скипетром державным яблоком, а когда проговорил несколько слов тихим и прерывистым голосом, то Сапега сделал заключение: « Хотя про него говорят, что у него ума немного, но я увидел, как из собственного наблюдения, так и из слов других, что его вовсе нет». Весть об этом скоро дошла до соседей; в Польше надеялись, что при таком государе в Московском государстве начнется безурядица, откроются междоусобия и государство придет в упадок.



РЕГЕНТСТВО

На втором году царствования Фёдора Борис Годунов добивается правительственного первенства, и, приблизительно в 1588г. делается формально признанным регентом государства. Князья Иван Федорович Мстиславский, Шуйские, Воротынские, боярские фамилии Колычевы, Головины и др. составили враждебную Борису партию. Против него были также митрополит Дионисий, тщетно старавшийся примирить Бориса с его соперниками и считавший своим долгом печаловаться перед царём за гонимых Годуновым людей. Чтобы в корне подрезать могущество Бориса, враждебная ему партия, имея на своей стороне многих московских купцов, собралась подать царю челобитную о разводе с бездетной Ириной и вступлении в новый брак «царского ради чадородия». Но Борис при своём влиянии на царя и при любви последнего к Ирине, а также, благодаря своей ловкости, осилил своих противников, и дело кончилось пострижением князя И. Ф. Мстиславского, ссылкой Шуйских, в том числе Ивана Петровича, свержением Митрополита Дионисия, и вообще опалой их сторонников. На место Дионисия был посвящен в митрополиты ростовский архиепископ Иов, вполне преданный Борису человек. Теперь у Годунова не было более соперников: он достиг такой власти, какой не имел ни один из подданных. Всё, что делалось московским правительством, делалась по его воле, он принимал иностранных послов, вёл переписку с иностранными государями: цесарем (императором австрийским), королевой английской, ханом крымским (официальное разрешение сноситься с иностранными государями было дано Борису официально в 1587г.)

Внешняя политика Бориса отличалась осторожностью и приемущественно мирным направлением, поскольку Годунов был неискусен в ратном деле и не любил рискованных предприятий. С Польшей, от которой в предыдущее царствование понесли тяжёлые поражения, старались поддерживать мир, хотя и путём перимирий. В декабре 1586 года умер король Стефан Баторий. В следующем году в Польше началось обычное избрание нового короля, в котором важное участие приняло Московское государство. Борис увидел возможность посадить на польско-литовский престол Федора Иоанновича или Максимилиана, эрцгерцога австрийского, сообразно давнему желанию литовских панов соединиться с Московским государством посредством возведения на свой престол московского государя. Борис вероятно рассчитывал, что расположение к нему Польши и Литвы пригодится со временем.

В Польше в то время образовались три партии: одна, под предводительством Зборовских, хотела выбрать австрийского принца Максимилиана. Другая, во главе которой был канцлер и гетман Замойский, склонялась к избранию шведского королевича Сигизмунда, сына короля Иоанна и польской принцессы Екатерины. Третья, состоявшая преимущественно из литовских панов, хотела московского государя. Послы отправились в Польшу и повезли сорок восемь писем к разным панам с самыми лестными предложениями. Русский царь обещал защищать польско-литовские владения московскими силами, строить на свой счет крепости, отвоевать у шведов и отдать Речи Посполитой Эстонию, предоставить свободную торговлю польско-литовским людям в Московском государстве, а главное, он обещал не вступаться вовсе в королевские доходы и все отдать панам в управление

Предложения были действительно соблазнительны.

Главное препятствие к выбору Федора заключалось в денежном вопросе. Паны говорили им, нужны деньги , чтобы подкрепить царскую сторону на сейме. Послам негде было достать денег. Тогда на сейме одна польская партия выбрала Максимилиана, другая - Сигизмунда. Литовцы не приставали ни к той, ни к другой и еще раз пытались сойти с московскими послами. Захочет ли государь взять одну Литву, если поляки не согласятся на его избрание?

Борис , узнав о том от послов, отправил панам литовским дары на 20000 рублей, обещая дать еще деньгами 70000. Но уже было поздно: поляки успели сойтись с литовцами и склонить их на сторону Сигизмунда. Избрание кончилось в пользу Сигизмунда. Максимилиан пытался было добывать польскую корону оружием, но был разбит Замойским, взят в плен и выпущен под условием отказа от всяких притязаний на польский престол.

Таким образом, в Польше сел на престол государь, которого особенно не желали в Москве : сын шведского короля, с которым Московское государство находилось не в дружелюбных отношениях . Политика Бориса, однако, была не воинственна; он думал достигнуть политических целей хитростью и хотел находиться, насколько возможно, в мире со всеми соседями. Со Швецией в 1590г., когда убедились, что Польша её помощи не окажет, начали войну, причём, сам царь выступил в поход в сопровождении Бориса и Фёдора Никитича Романова. Благодаря этой войне, возвращены были отнятые шведами при Иоанне Грозном города: Ям, Иван-город, Копорьё и Корелла. Отношения с крымскими татарами были натянутые вследствие их частых набегов на южную окраину. Летом 1591г крымский хан Казы-Герей вдруг неожиданно бросился с громадной силой в русские пределы, в это время ожидали разрыва со Швецией и сосредоточивали военные силы на севере. Хан так скоро очутился на Оке, что русские думали только о защите столицы. Осторожный Борис не взял на себя главного начальства над войском, оборонявшем Москву, а поручил его князю Федору Мстиславскому, сам же занял после него второе место. Татары побились с русскими и потеряли несколько мурз. Годунов приказал без умолку палить из пушек , а русские пленники сказали хану , что в Москве стреляют от радости , потому что туда пришли новые силы из Новгорода и других мест и готовы на другой день утром ударить на хана. Хан немедленно бежал со всеми своими силами. Вся честь победа должна была приписываться Борису: об этом велено было рассказывать и в чужих землях. В память спасения Москвы был заложен монастырь, названный Донским, а за отражение хана Борис получил три города в Важской земле и звание слуги, которое почиталось больше боярского. За этот разгром татары отплатили в следующем 1592г. нападением на Каширские, Рязанские и Тульские земли, причём увели много пленных. С Турцией московское правительство старалось поддерживать по возможности добрые отношения, хотя действует вопреки турецким интересам: поощряло в Крыму враждебную Турции партию, старалось настроить персидского шаха против Турции, посылало цесарскому двору субсидии деньгами и мехами на войну с турками.

Англичанам, к которым благоволил Борис в 1587г. было позволено торговать в России беспошлинно вольной торговлей, но в тоже время было отказано в их просьбе воспретить торговать в России другим иноземцам.

Замечательна деятельность Бориса по отношению к московским окраинам Московского государства, как колонизатора и строителя городов. В земле черемисов, усмирённых в начале царствования Фёдора, для избежания восстаний был построен ряд городов, населённых русскими людьми: Цивильск, Уржум, Царёв, город на Когшаге и др. Нижняя Волга, где опасность представляли ногаи, была обеспечена постройкой Самары, Саратова и Царицына, а также постройкой Астрахани в 1589г. каменной крепости. Для защиты от опустошительных набегов крымцев на южной степной окраине: Ливны, Кромы, Воронеж, Белгород и др., под прикрытием этих крепостей русская колонизация могла продвигаться на юг. Насколько подобные укрепления не нравились татарам, можно судить по грамоте крымского Хана Казы-Гирея, в которой хан, притворяясь доброжелателем московского правительства, убеждает не строить городов в степи, поскольку они, находясь в непосредственной близости от турецкой и татарской границы, могут тем легче подвергнуться нападению как со стороны турок, так и со стороны татар. В Сибири, где после смерти Ярмака русское дело казалось проигранным, правительство Фёдора Ивановича восстановило русское господство. И здесь колонизация была упрочена постройкой городов: Тюмени, Тобольска, Пелыма, Берёзова, Сургута, Тары, Нарыма, Кетского острога и переводом переселенцев из России, преимущественно северо-восточной.

Во время правления Бориса Годунова усилено укрепление Москвы постройкой белого города (в 1586г) и воздвигнуты каменные стены Смоленска, сослужившие великую службу в смутное время.

Во время правления Бориса было учреждено патриаршество (1589г), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство перед митрополитом киевским.

В 1591г совершилось событие, имевшее огромное значение в судьбе Годунова: 15 мая в Угличе погиб царевич Дмитрий, причём жители Углича перебили людей, заподозренных в смерти царевича. Проведённое следствие выяснило, что царевич, страдавший падучей болезнью, был не убит, но играясь в тычку ножом, в припадке упал на нож и зарезался. Народная молва обвинила Бориса в смерти Дмитрия. Насколько Годунов действительно виноват в смерти царевича, остаётся до сих пор тёмным. Смерть царевича была на руку Борису: она не только спасала его от опалы в будущем, но и очищала дорогу к престолу. Вскоре после смерти Дмитрия в Москве случился сильный пожар, истребивший весь Белый город. Хотя Борис старался во всём помочь погорельцам, молва обвиняла его в поджоге Москвы, с целью милостями привлечь её жителей. Нашествие хана Казы-Гирея под Москву в 1591г приписывается также Годунову, который якобы желал тем отвлечь внимание народа от смерти Дмитрия.Не пощадила его молва от обвинения в смерти царя Фёдора, бездетная кончина которого ставила Бориса, имевшего множество врагов, в очень опасное положение. Ему оставалось только два выхода: или достижение престола, или падение, которое в лучшем случае привело бы его в монастырь. Не только из честолюбия, но и из чувства самосохранения он избрал первое. После смерти Фёдора (7 января 1598г), последнего царя из династии Рюриковичей, все присягнули царице Ирине, чтобы избежать междуцарствия, но она, чуждая властолюбия, в 9-й день по кончине супруга удалилась в монастырь. За Ириной последовал и брат. Управление государством переходит в руки патриарха и Боярской думы, а правительственные грамоты издаются по указу царицы Ирины. Во главе правительства встал патриарх Иов, действиями которого руководила преданность Борису и глубокое убеждение, что Борис – человек наиболее достойный занять престол и что избрание его в цари обеспечит спокойствие и порядок в государстве. С самого начала патриарх предлагает Годунова в цари и, сопровождаемый боярами, духовенством и народом, просят Бориса принять царство, но получает отказ. Созывается земский собор. После речи Иова, прославлявшей Бориса, земский собор провозглашает «бить челом Борису Фёдоровичу, и не кого кроме него на государство не искать» И Борис соглашается.


ЦАРЬ

Борис рассчитал, что нужно на первых порах расположить к себе народ, приучить любить себя и повиноваться себе. С этой целью он освободил весь сельский народ от податей на один год. Борис преследовал бесчинное пьянство. Сидевшие в тюрьмах получали свободу, опальным прежнего царствования давалось прощение; вдовы, сироты, нуждающиеся получали от щедрот царя вспоможение. Борис непрестанно кормил и одевал неимущих. Казней не было. Все благие стремления Бориса клонились только к одной цели: утвердиться на престоле. Только духовенство и служилые люди были действительно за Бориса; народ не любил его.

Но минули льготные годы, возобновились кабаки, пьянство опять сделалось источником казенных доходов и причиной народного развращения.

По отношению к соседям Борис держался прежней своей политики: сохранять, сколько возможно, мир, хотя при случае не гнушался и коварством.

Вдруг в конце 1600 года стал в народе ходить слух, что Дмитрий-царевич не убит, а, спасенный друзьями, где-то проживает до сих пор. След Димитрия не был отыскан. Борис принялся за бояр Романовых. Четырех братьев Романовых - Александра, Василия, Ивана и Михаила разослали по отдаленным местам в тяжелое заключение, а пятого Федора, который, как кажется, был умнее всех их, насильно постригли под именем Филарета в монастыре Антония Сийского. Жену его под именем Марфы, сослали в Толвуйский Заонежский монастырь, а малолетнего сына их Михаила (будующего царя) на Белоозеро.

В эти тяжелые времена доносов и пыток постиг Русь страшный голод, так что ели, говорят, даже человеческое мясо. Уже в 1601 году от дождливого лета и от ранних морозов произошел во многих местах неурожай. Сам Борис приказал отворить все свои житницы, продавать хлеб дешевле ходячей цены, а бедным раздавать деньги.

Возникло в народе убеждение, что царствование Бориса не благословляется небом, потому что, достигнутое беззаконием, оно поддерживается неправдой; толковали, что если утвердиться на престоле род Бориса, то не принесет Русской земле счастья. Люди родовитые оскорблялись и тем, что на царском престоле сел потомок татарина. Становится желательно, чтобы нашелся такой, который имел бы в глазах народа гораздо более прав перед Борисом. Таким лицом был именно Димитрий, сын прежнего государя. Мысль о том, что он жив и скоро явится отнимать у Бориса похищенный престол, все более и более распространялась в народе. И вот в начале 1604 года перехвачено было письмо, писанное одним иноземцем из Нарвы, в этом письме было сказано, что явился сын московского царя Ивана Васильевича Димитрий, находится будто бы у казаков, и Московскую землю скоро постигнет большое потрясение.

Царь Борис, услышав, что в Польше появился какой-то человек, выдавший себя за Димитрия, начал с того, что под предлогом, что в Литве свирепствует какое-то поверье, велел учредить на литовской границе крепкие заставы и не пропускать никого ни из Литвы, ни в Литву, а внутри государства умножил шпионов, которые всюду прислушивались: не говорил ли кто о Димитрии, не ругает ли кто Бориса. Между тем в Москве давали знать, что в польской Украине под знаменем Димитрия собирается ополчение с со дня на день нужно ждать вторжения в московские пределы, а в июле посланник немецкого императора сообщил от имени своего государя по соседской дружбе, что в Польше проявился Димитрий и надобно принимать против него меры. Посоветовавшись с патриархом, царь находил, что нужно же объяснить и самим себе, кто такой этот обманщик. Стали думать и придумали, что это, должно быть, бежавший в 1602 году Григорий Отрепьев. Он был родом из галицких детей боярских, постригся в Чудовом монастыре и был крестовым дьяком у патриарха Иова. Стали распространять исподволь в народ слух, что явившийся в Польше обманщик не кто иной как Гришка Отрепьев. Между тем 16 октября названный Дмитрий с толпой поляков и казаков вступил в Московское Государство. Города сдавались ему один за другим. Служилые люди переходили к нему на службу. В ноябре он осадил Новгород-Северск, но был отбит посланным туда царским воеводой Басмановым. После того царь выслал против Дмитрия войско под начальством Федора Мстиславского. Это войско 20 декабря потерпело неудачу. Далее скрываться перед народом было невозможно. Послушный Борису патриарх Иов взялся объяснить Русской земле запутанное дело.

21 января 1605 года Борисово войско под начальством Мситиславского и Шуйского одержало верх над Димитрием, и сам Димитрий ушел в Путивль. Борис был очень доволен, щедро наградил своих воевод, особенно ласкал Басманова за его упорную защиту Новгород-Северска; но народ, услышав о неудаче названного Димитрия, пришел в уныние. Борис вскоре понял, что сила его врага заключается не в той военной силе, с которой этот враг вступил в государство, а в готовности и народа, и войска в Московском государстве перейти при первом случае на его сторону, так как все легко поддавалось уверенности, что он - настоящий царевич.

Борис был в страшном томлении, обращался к ворожеям, предсказателям, выслушивал от них двусмысленные прорицания, запирался и по целым дням сидел один, а сына посылал молиться по церквям. Казни и пытки не прекращались. Борис уже в близких себе лицах подозревал измену и не надеялся сладить с соперником военными силами; он решил попытаться тайным убийством избавиться от своего злодея. Попытка не удалась. Монахи, которых в марте подговорил Борис ехать в Путивль - отравить названного Димитрия, попались с ядом в руки последнего.

13 апреля 1605г. царь встал здоровым и казался веселее обыкновенного. После обедни приготовлен был праздничный стол в Золотой палате. Борис ел с большим аппетитом и переполнил себе желудок. После обеда он пошел на вышку, с которой часто обозревал всю Москву. Но вскоре он поспешно сошел оттуда, и говорил, что чувствует колотье и дурноту. Побежали за доктором; пока успел прийти доктор царю стало хуже. У него выступила кровь из ушей и носа. Царь упал без чувств. Около трех часов по полудни Борис скончался. Останки его погребены в Архангельском соборе. Москва присягнула сыну Бориса – Фёдору. Но Фёдору Борисовичу после кратковременного царствования вместе с матерью пришлось погибнуть насильственной смертью.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким был правитель Московского государства. Ведя своё происхождение из старой московской знати, он однако сделал свою карьеру не благодаря известности своего рода, а придворным фавором, тем, что стал близким к государю человеком, «царским шурином». Его влияние, правительственное первенство и власть над всем аппаратом управления, исключительное богатство – всё это ставило его практически вне опасности боярской конкуренции.

Господство и власть Бориса основывались не только на придворной ловкости и интригах, иначе его положение в правительстве не было бы таким прочным. Борис Годунов несомненно обладал незаурядным умом и правительственным талантом. Отзывы о его личных свойствах сильно расходятся. Иван Тимофеев, например, пишет о нём, как о верующем, распорядительном и хозяйственном муже. Иностранцы вторят таким отзывам. Буссов говорит, что никто не был способнее Бориса к власти по его уму и мудрости.

Современники почитали Бориса выдающимся человеком и полагали, что он хорошо распоряжался по заслугам полученной властью. Несмотря на распространённое мнение о неграмотности Бориса, следует считать его человеком, для его времени просвещённым. Он не принадлежал к числу людей книжных, но в царском правлении и политике он отнюдь не был неучем и невеждой.

Его политическая роль была трудна. Страна досталась ему в годы тяжелейшего кризиса. Проигранная война за морской берег (1558-1583), истощившая государство; разброд населения и землевладельческий крах в центре, опричнинский террор с его тяжкими последствиями – всё это создавало тяжелейшую обстановку. Все двенадцать лет правления при царе Фёдоре он пытался нормализовать обстановку в стране, в чем достиг успеха.

Борис прекратил террор и разврат «двора». Московский дворец стал более нравственным. Правительственные меры стали мягче. Люди вздохнули свободнее. Борис постарался укрепить своё положение у власти не только интригами и фавором, но и популярностью, показывая свою доброту и искусство управления.

Такая выдающаяся личность как Борис Годунов всегда будет интересна для изучения и останется предметом для научных споров.









































СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



1. Платонов С. Ф., Смутное время. – Спб.: «Лань», 2001. – 210с.

2. Мунчав Ш. М., Устинов В. М. История России: Учебник для вузов

М.:НОРМА – ИНФРА,2000 – 656с.

3. Энциклопедия российской монархии – М.: Эскмо,2002. – 512с.

4. Платонов С. Ф., Борис Годунов. – Спб.: «Лань»,2001. – 250 с.





1 Энциклопедия российской монархии – М.: Эскмо, 2002.- С. 88.

2 Там же. С.87

© Рефератбанк, 2002 - 2017