Вход

Основные черты философии ориентации

Реферат по философии
Дата добавления: 31 октября 2011
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 98 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Основные черты философии ориентации Уже сам Кант применил в своей маленько й работе "Что значит ориентировать себя в мышлении?" с 1786-го года понятие ор иентации к критике разума. Еще до этого Мозес Мендельсон ввел понятие ор иентации, почти незаметно и не в терминологическом смысле, в дискуссию, ч тобы смирить свой спор о спинозизме, спор между разумом и верой. Поскольк у казалось, что обе стороны непримиримы в этом споре, "ориентация" должна б ыла служить инстанцией для решения между ними. Мозес Мендельсон признал ся, что спекулятивный разум легко можно ввести в софистику. Поэтому его "д ело" состоит только в том, чтобы "исправить претензии здравого смысла и ка к можно больше их преобразовать в разумное познание. Пока здравый смысл и спекуляция находятся во взаимном согласии, я следую их руководству. Но если они раздваиваются, я стараюсь ориентироваться" - именно ориентирова ться на основе "здравого смысла", от которого спекулятивный разум "слишко м далеко отдалился". Когда опираются на здравый смысл, тогда нечто странн ое вроде спинозизма не может возникать и поэтому и не может быть спор о не м. Кант не хотел ограничить дело здравым смыслом. Ведь так называемый здрав ый смысл является, как Кант писал еще за несколько лет до этого в своих "Пр олегоменах", всегда последней "помощью в беде", на которую человек ссылает ся "в качестве оракула", "когда он уже ничего умного для своей защиты не зна ет". Поэтому здравый смысл как средство ориентации в делах разума уже не г одится. Но тем не менее остается, как сказал Кант, "максима необходимости о риентироваться в спекулятивном применении разума". "Ориентация" во времена Канта была иностранным словом, произошедшим из ф ранцузского языка. Его применяли в географии в смысле "правильно соотнес ти схему с частями света". Кант расширил это понятие до сферы философии, за вершая двойное абстрагирование, сначала от географического к математи ческому потом от математического к логическому употреблению. В математ ическом применении он абстрагировался от "направлений мира", от стран св ета Восток-Запад, Север-Юг, в логическом он абстрагировался от пространс твенных направлений вообще, право-лево, вперед-назад, верх-низ. В результа те получилась ориентация только в мышлении. Вместе с этим Кант заметил, ч то уже пространственная ориентация отнюдь не в распоряжении мышления: м ышление может от нее освободиться, но оно не в состоянии ее схватить: нево зможно различить "направления в пространстве" логическими средствами. Д ля этого понадобится, как сказано в статье об ориентации, "субъективная о снова различения" или "субъективный принцип". Кант называет различение п равого и левого "чувства", которое разум во всех объективных познаниях, во всех познаниях предметов в пространстве и времени должен предполагать. Он, вопреки всей своей автономии, не в состоянии ориентироваться в прост ранстве и времени, он "нуждается" в ориентации сверх себя на нечто превосх одящее его". Таким образом у Канта понятие ориентации сопровождает и охватывает пон ятие разума. Ориентация превышает разум; она является понимающей работо й в до- и внеразумных пограничных условиях. Она невозможна без разума; но и разум без нее беспомощен. Сегодня понятие ориентации вытеснило в повседневности, политике и фило софии (по крайней мере в немецком языке) почти везде понятие разум. Поняти йное поле ориентации - точка зрения, направление, перспектива, горизонт - в се больше и больше подменяет собой понятийное поле разума. Кажется, что п онятие ориентации подхватывает ту потерю смысла, которую безусловный р азум модерна потерял в процессе признания своей условности. Тем не менее понятие ориентации, хотя оно и не употребляется часто, однак о, до сих пор почти отрефлексировано в философии. В этом состоит задача фи лософии ориентации. Она предполагает, что в понятии ориентация имеется м ощный философский потенциал, из которого могут быть в определенной мере выведены и поняты основные черты постмодернистской ситуации. Разум должен постоянно заново ориентироваться не только в "направлении" в пространстве, но и во времени, в непрестанной перемене общественных ус ловий жизни. Без такой ориентации он беспомощен и наоборот, как раз ориен тация делает возможной дальнейшую жизнь там, где условия жизни внезапно меняются и принципы разума уже не работают. Уже Кант считал, что ориентация не зависит от принципов. Она не является д елом логически обоснованных предложений. Ориентации с одной стороны вс егда целостны; можно ориентироваться или нет, с другой стороны, многообр азны; можно в различных областях жизни и жизненных ситуациях следовать с овершенно различным ориентациям. Следовательно можно от случая к случа ю меняться среди ориентации. Поэтому ориентации являются ограниченным и в пространстве и времени; они есть ориентации в ограниченных областях жизни и на ограниченное время. Если возможно менять ориентации, если возможно переходить от одной к дру гой, то это значит, что ориентации должны быть в одном отношении связаны с чем-нибудь, а в другом - независимы друг от друга; они образуют друг с друго м структуру открытой ризомы. Таким образом, если ориентация в одной обла сти жизни терпит крах, другая ориентация в другой области жизни может по мочь дальше жить. Ризома ориентации в целом способна удерживать локальн ые дезориентации. Разум, который таким способом ориентирует, который по ту сторону принципов, при всегда меняющихся жизненных условиях дает изм енение ориентации в ограниченном пространстве и времени, это и есть пост модернистский разум. С помощью понятия ориентации можно объяснить то, что в сегодняшней Росси и и во многих странах, находившихся ранее под ее влиянием, повсеместная о риентация в итоге делает невозможной дальнейшую жизны Конечно можно пр ивести для этого множество причин, ментальных, исторических, политическ их. Но самые элементарные наверно находятся в возможности самой ориента ции обойтись без принципов и благодаря этому она открывает возможность менять ориентации сообразно изменению обстоятельств. Начало философии ориентации Исследовательский проект в рамках фи лософии ориентации начинается с вопросов: Как происходит ориентация? Чт о дает ориентация, от чего она зависит? Каким ориентирам следуют ориента ции человека, группы, народа, культуры, эпохи? Как взаимосвязаны ориентац ии друг с другом, чтобы они могли в кризисных ситуациях друг друга замени ть и быть заменяемы друг на друга? И наконец: Как надо мыслить мышление, чт обы постоянная перемена и обмен его собственных ориентиров стали мысли мыми? В этом и состоит собственно философский вопрос. Ориентация принимает вызов времени. Принимая время в себя. Ориентироват ься значит разобраться в новой ситуации; тогда мы уже имеем не новую ситу ацию, но такую, в которой мы уже разобрались. Но на этом жизнь не прекращае тся; могут возникать другие трудности и, тем самым, новые потребности в ор иентации. Ориентации имеют дело со временем двояким образом. Во-первых, о ни никогда не прекращаются, т.к. в жизни они всегда необходимы; человек ник огда полностью не сориентирован, и каждая новая ориентация есть вновь др угая ориентация. И во-вторых, ориентации не только изменяемы в том смысле, что они необходимы время от времени, но они временны и в себе, поскольку он и постоянно опережают самих себя. Поэтому ориентировочное знание необх одимо мимолетно, поспешным образом получено, поверхностно и многозначн о. Поэтому в классике с вневременностью ее понятий в установившейся трад иции философии ориентировочное знание недооценивалось или, как правил о, вообще, не учитывалось. Предполагалось, что о знании речь может идти тол ько тогда, когда оно окончательное, хорошо обоснованное и однозначное. Н о если знание в новой непредсказуемой ситуации должно помогать действо вать, то ориентация должна совершиться быстро. Быстрота обусловливает п оспешность, поспешность влечет поверхностность, поверхностность - мног означность. Это является недостатком только тогда, когда критерием служ ит традиционное понятие знания. Но ценность ориентации состоит как раз в том, что она может отказаться от основательности и однозначности и длит ельной работы над ними и тем не менее дать достаточную уверенность для д ействия. Вместе с однозначностью ориентировочное знание отказывается в значите льной мере от логической необходимости. Вместо логической необходимос ти оно опирается на жизненную необходимость. Ориентировочное знание сл едует не за доказательствами а за потребностями. А потребности жизни все гда предшествуют доказательствам науки. С одной стороны, насущные потре бности уже должны быть удовлетворены до того как заниматься наукой; заня тие наукой предполагает досуг. С другой стороны, потребности жизни ставя т те вопросы, которые должны быть научно исследованы; наука предполагает цели, предписанные жизненными необходимостями - специфическими или общ ими. Без этого она не имела бы смысла. Вместе с логической необходимостью в ориентации, наконец-то, уходит на задний план и общезначимость. Ориенти ровочное знание может быть обобщено только в той мере, в какой ситуации д ействия могут быть сходны друг с другом, но полностью они сходиться не мо гут. Всеобщее имеет для ориентации только условную ценность. До сих пор недооцененное или вовсе не замеченное, поспешное, поверхностное и многозначное ориентировочное з нание предшествует окончательному, хорошо обоснованному и однозначном у научному знанию. Ведь каждое приобретение научного знания начинается со своей стороны с первыми пробными попытками ориентации, и каждый новый методический шаг предполагает сначала некую неточную ориентацию, кото рая указывает ему направление. Таким образом отброшенный и забытый тип о риентировочного знания мог бы стать основным типом знания, на котором до сих пор вырастал столь высоко ценимый тип научного знания. Безусловное тоже всегда мыслится тольк о при определенны х условиях, и вневременное всегда во времени, и как раз временные условия определяют, вообще ли мыслятся нечто безусловное и надвременное и если д а, то что в качестве такого безусловного и надвременного мыслится. Понятие ориентации позволяет мыслить то, что ничего не исключено из временности, в том числе и ориентиры самой ориентации, и что тем не менее возможно жить в такой радикальной временн ости. Напротив: только при условии радикальной временности ориентиров о риентации можно жить. Ведь только тогда становится возможным перестрои ться в новых ситуациях жизни. В конце 20-го века как на Востоке, так и на Западе господствует впечатление, что все ориентиры ориентации, не только политические и экономические, но и научные, и этические вовлечены в новое открытое движение. Точки опоры философии ориентации Поскольку вид ориентации всегда зави сит от ситуации, в которой она становится необходимой, то никакая ориент ация не равна другой. Следовательно философия ориентации со своей сторо ны не нацелена на всеобщее и окончательное знание об ориентации. Процесс ы ориентации, поскольку они необходимы только в новых ситуациях, всегда являются процессами переориентации. Выходит, что задача состоит в описа нии условий и форм процессов переориентации в характерных областях ори ентации. Ближайшая область ориентации и первая точка опоры для анализа процессо в переориентации есть пространственная ориентация. Здесь имеются уже о бширные физиологические, неврологические и психологические исследова ния ориентации человека во времени, и особенно исследования ориентации перелетных птиц. При этом философия ориентации пытается установить пар аметры ориентации и вносить их в понятийное поле ориентации. Это пространственно-временное понятийное поле предварительно можно ох арактеризовать понятиями как точка зрения - перспектива - горизонт, врем я - перемещение - остановка, (пространственная) сторона (право-лево, верх-ни з, спереди-сзади) - направление - местоположение. В ориентации мы никогда н е стараемся схватывать предметы как таковые, а всегда только как точки о поры по пути к другим предметам. Ориентация сокращает путь предметов к з накам. Притом бросается в глаза, что, как правило, работает двойная сигнат ура. Так мы поступаем, когда с помощью схемы ходим по некоторой территори и. В схеме используется один набор знаков, которым можно установить собств енное место на территории и определить свой путь. Для этого надо трактов ать сами характерные предметы территории - пик горы, электрический столб или нечто похожее - только как точки опоры, как знаки. Тогда перемещение д вух знаковых наборов друг против друга делает возможной ориентацию: Чел овек устанавливает на основе знаков территории свое место по знакам на с хеме, выбирает свой путь на схеме и ищет, исходя из знаков на схеме, им соот ветствующие знаки территории. Когда он движется, то вместе с ним движетс я и схема, и поэтому он должен опять установить свое место на схеме (которо е не всегда оказывается тем, которого он хотел достигнуть) и т.д. Нельзя по стоянно соотносить знаки на схеме и знаки на территории (ведь недостаточ но только ориентировать, надо и идти), а лишь время от времени. Человек ори ентируется наподобие того как он ходит: всегда его вес носит только одна нога, но одна нога всегда в перемене с другой. Обе сигнатуры перемещаются не постоянно, а с постоянными перерывами, но они перемешаются друг к друг у и обретают этим такое постоянство, которое одновременно делает возмож ными изменения направления. Посредством чередования различных сигнату р становится возможной гибкость и эластичность ориентации. Эластичное отношение имеет место в ориентации также между точкой зрени я и горизонтом. С определенной точкой зрения открывается определенный г оризонт. Когда человек движется по направлению к этому горизонту, он сме щает свою точку зрения в этом горизонте, но вместе с тем он перемещает и св ой горизонт. И тем не менее он перемещает их не одновременно: он удерживае т одно, когда он перемещает другое. Это происходит не только в пространственных, но и в психических и в социа льных отношениях: везде где человек нечто двигает, перемещает, изменяет, он старается одновременно нечто другое удерживать (например, стараются, как правило, избегать того, чтобы одновременно менять профессию и брак). И менно этот способ ориентации - удерживать одно пока изменяют другое - мож ет подхватить дезориентации в одной области, пока в других областях орие нтации еще работают. Поэтому ежедневные упражнения в искусстве ориента ции заключается в том, чтобы опираться последовательно на различные ори ентации и в различных областях жизни. Жизненная ориентация состоит преж де всего в умении жить дальше, а умение жить дальше состоит, в конечном сче те, в умении ориентироваться среди своих различных ориентиров и в разных областях жизни. С этих позиций необходимо заново переосмыслить субъект ориентации. Суб ъект не имеет альтернативного выбора: ориентироваться или не ориентиро ваться, он не является господином ориентации, но и он сам нечто другое чем ориентация. Но тогда он не есть точка и даже не точка зрения ориентации, а вся структура ориентации, точка зрения со своим горизонтом, в котором он движется перемещая и то и другое друг к другу. Таким образом, сам субъект с тановится временным. Следовательно предельными точками опоры философии ориентации являютс я знаки и время. Таким образом эта философия участвует в многочисленных устремлениях 20-го века - понимать бытие, с одной стороны, из языка и знаков, с другой - из времени. Философия ориентации требует и того, и другого.
© Рефератбанк, 2002 - 2017