Вход

Ницше: Генеалогия морали

Реферат по философии
Дата добавления: 26 апреля 2003
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 397 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Введен ие Тот , кто борется с чудовищами , должен следить за собой , чтобы самому н е обра- титься в чудовище . Попробуй подолгу смотрет ь в пропасть , и она заглянет тебе в глаза . Ф . Ницше "По ту сторону добра и зла " Фридрих Ницше (1844 - 1900) - великий немецкий философ и филолог , поэт и музыкант . Перед тем , как приступить к краткому изложению и анализу его работы , хочется сказать несколько слов , обрисовав характер его философского ми ровоззрения в целом . Для творчества Ницш е характерно необычное употребление общеприн ятых в философии понятий . Его идеи , как п р авило , облечены в форм у фрагментов и афоризмов . Ему чужды всякие попытки построения философской систем ы . Согласно Ницше , мир есть постоянное становление и бесцельность , что выражается в идее "вечного возвращения одного и того же ". Лишь понятие "вещи " вы с тупает , как некий момент ус тойчивости в хаосе становления . Вслед за А . Шопенгауэром Ницше в основе мир а мыслил волю как движущую силу ста новления , как порыв , как волю к влас ти , волю к расширению своего Я , к экспансии . Центральным понятием у Ницше являетс я идея жизни , он явл яется родоначальником направления , именуемого философией жизни . Ницше можно назвать блестящим проп оведником индивидуализма , волюнтаризма и ирра ционализма . Теория познания в её классич еском смысле не была предметом особого внимания мысл ителя , а некоторые его высказывания по этим вопросам про никнуты субъективизмом и агностицизмом . Ницше отвергает принципы демократии и историч еского прогресса , он противопоставляет ему amor fati - любовь к судьбе ; он отвергает также идеи равенства и справ едливости , как "разлагающие цельность человеческой природы ". Ницше , будучи сторонн иком принципа социальной иерархии , развивает элитарную концепцию абсолютного господства высшей касты - тех немногих , которые имеют право воплощать счастье , красоту и добро , г осподствовать над подавляющим большинством - серостью , которую н е общество , а сама природа предназначила к тому , чтобы быть общественной пол ьзой . Основное внимание Ницше было сосре доточено на проблемах культуры , на вопро сах этики и эстетики , в частности музыки , а та кже на идеях бытия человека . Ницше в ыделяет в искусстве два начала : дионисийское - стихийн ое , оргиастическое , экстатическое - и аполлоновское - про светлённое , гармоническое , рефлексивное . Эти пр отивоборствующие силы характеризуют само быт ие , пр ичём дионисийское , изначально-жизненн ое , лежит в основе бытия . Идеал же культуры заключается в достижении равнове сия этих полярных начал . Искусство - это сублимация чувственного удовольствия : воспри ятие произведений искусства сопровождается в озбуждением п о лового инстинкта , опьянением , жестокостью как глубинным состоян ием психики . Именно их смешение производ ит эстетическое состояние. Нельзя не отметить , что главная тенденция в воззрениях этого незаурядно одарённого мыслителя и разносторонне разв итого челов ека творчества состояла в совершенствовании культуры человеческого ви да , в улучшении самого типа человеческой личности . Воззрения Ницше имели и п о сию пору имеют большое влияние на умы людей ; этому во многом способст вует удивительно изящная литературная ф о рма его произведений в вид е броских афоризмов , парадоксальных выражений , памфлетов и притч , а также мужеств енный и вместе с тем поэтический ха рактер его твёрдой и ясной , как холо дный горный воздух , прозы. * * * Фридрих Ницше приступил к соз данию памфлета "Генеалогия морали " в момент своего пребыван ия в Сорренто зимою 1876-77 годов , хотя мы сли , изложенные в этой работе , несомненно , гораздо старше , они были впервые в кратце изложены в том собрании афоризмов , которое носит название "Человеческое , слишком человеческое . Книга для свободных умов " . Уже в предисловии к памфлету Ницше , уверенный в том , что мысли эти возникли в нём не разрозненно , не произвольно и не случайно , что пр оизошли они от общего корня , глубокой потребности , основной воли позна ния жизни , чё тко определяет направление и цель филосо фского исследования . Вопрос ставится следующи м образом : откуда собственно ведут своё начало добро и зло. По словам автора , он "своевременно научился отделять теологический предрассудо к от нравственного и не искал …источника зла позади мира ", то есть вне мира земного , мира человеческого . Ницше относит понятия добра и зла к сугубо человеческим изобретениям и рассматривает их с исторической и психол огической позиций : "…при каких условиях и зобрёл человек эт и определения ценности - добро и зло ? и какую они сами имеют ценность ? Тормозят они или соде йствуют процветанию человечества ? Являются ли они признаками нужды , бедности , вырожден ия жизни ? Или наоборот проявляется в них полнота , сила , воля к жизни , е ё бодро сть , уверенность , будущность ?" На опубликование некоторых собственных гипотез относительно происхождения морали Фридриха Ницше натолкнула прочитанная им "ясная , опрятная и умная , старчески умная книжечк а " английского психолога доктора Пола Ри ( Paul Ree ), заглавие книжки было "Происхождение нравственных восприятий ". Автор её твёрдо стоял на позициях дарвинизма и искал корни нравственности и морали в об ласти человеческих инстинктов , исключая из зоны поиска область ин теллектуальную , а также не рассматривая и сторических предпосылок формирования так называемых общечеловеческих ценностей . Ницше пишет : "…в его гипо тезах по меньшей мере забавно , что д арвиновская бестия и наисовременнейший скром ный нравственный неженка , который "не кус ается ", подают друг другу ру к у ; последний делает это с выраже нием известного добродушного и утончённого равнодушия на лице , к которому примеш ивается доля пессимизма , усталости , как б удто бы вовсе не стоит так серьёзно относиться ко всем этим вещам - про блемам морали ". Для Ницше в тот период важен был вопрос о ценности морали , особенно о ценности "неэгоистического " , об инстинктах сострадания , самоотречения , самопо жертвования , которые Шопенгауэр , великий учите ль Ницше , "так долго подкрашивал , боготвор ил , переносил в потусторонний мир ", н о именно к инстинктам во Фридри хе росла всё более глубокая подозрительн ость , скрытый скептицизм : "Именно здесь ви дел я опасность для человечества , его высшую приманку и искушение - но к чему ? к отрицанию ? Именно здесь видел я начало конца , остановку,…уста л ость , восстание воли против жизни , нежно и уныло заявляющей о последней болезни ". В силу того , что задача о ценности сострадания и морали , пост роенной на сострадании , кажется чем-то сл учайным , сомнительным , философ выдвигает новое требование : человеку не обходима критика моральных ценностей , надо , наконец , усомниться в самой ценности этих ценностей. Ницше считает , что слишком долго люди принимали ценность мора льных ценностей за данную , за факт , считали её несомненной и неоспоримой : "…д о сих пор нисколько н е сомневал ись и не колебались считать "хорошего человека " более ценным , чем "дурного ", б олее ценным в смысле успеха , полезности , успешности по отношению к человеку вообще (в том числе и будущности человека )". Но никто не задавался вопросом : а если бы было справедливо обратное ? Если бы доброе было бы симптомом регресса , а следовательно предст авляло бы опасность , соблазн , яд , посредст вом которого современность живёт на счёт будущего ? Может быть живёт удобнее , более безопасно , но и в более мелком стиле , пошлее ? Не мораль ли виновна в том , что никогда не будет достигнута возм ожная сама по себе мо щность и красота типа человек ? Не является ли мораль опасностью самою опасною из всех опасностей ?.. Трактат первый "Добро и зло ", "хорошее и дурное " Фридрих Ницш е откры вает первый трактат памфлета критикой вз глядов , присущих английскому психологу Полу Ри и его коллегам , задаваясь вопрос ом , что именно обуславливает суждения по следних о происхождении сил , имеющих реш ающее значение для развития личности . Философ от мечает , что его незримым оппонентам совершенно чужд исторический дух , что и подталкивает искать корни понятий д обра и зла там , где менее всего это желала бы видеть интеллектуальная гордость человека ("…в косной привычке , в забывчивости или в слепом и сл уч а йном сцеплении мыслей и их машинальности , или в чём-либо чисто пассивном , автоматичном , рефлексивном , молекуляр ном и в основе тупом… "): "Первоначально - декретируют они - неэгоистические поступки хвалили и называли "добром " те , кому они оказывались , следо в ательно , к ому они были полезны ; впоследствии забыл и источник этой похвалы и стали счи тать добрым неэгоистические поступки вообще , как будто они были чем-то хорошим , так как они обычно превозносились , как нечто хорошее ". Ницше утверждает , что , во-первых , теория эта ищет и помещает очаг возникновения понятия "добро " на неверно м месте , что суждение "добро " ведёт с воё начало не от тех , кому оказывает ся добро . Напротив , сами "добрые ", то есть знатные , могучие , высокопоставленные и благородно мыслящие считали и выставляли себя самих и свои поступки , как доброе , как нечто высшего сорт а , в противоположность низкому , низменно мыслящему , пошлому и плебейскому . Из этог о чувства расстояния они впервые извлекл и себе право создавать ценности , чеканит ь названия ценнос т ей , и ника кого дела до полезности им не было . Таким образом , источником контраста "хорошего " и "дурного " является чувство знатности и расстояния , продолжительное и преобладающее общее и основное чувство высшего госп одствующего рода по отношению к низшему роду , к чему-то низшему . Такого рода происхождение доказывает , что слово "добро " первоначально не было связано с "неэгоистическим " поступком . И напротив , именно при падении аристократических оцен ок человеческой совести постепенно навязывал ся весь тот конт р аст "эгоист ического " и "неэгоистического " этот , по тер минологии Ницше стадный и нстинкт , получивший тогда р аспространение. Ницше пишет , что , во-вторых , помимо исторической неприемлемости рассматриваемой ги потезы происхождения оценки "добра ", она с традает п сихологическим внутренним проти воречием . Предполагается , что источником похва лы неэгоистического поступка была его по лезность , и что это было забыто . Но как возм ожно подобное забвение ? Может быть , в определённое время прекратилась полезность подобных посту пков ? Напротив , мы м ожем наблюдать совершенно противоположное , по скольку полезность эта была всегда обыде нным явлением , таким , которое подчёркивалось и подчёркивается непрерывно снова ; след овательно , оно не только не могло ис чезнуть из сознания , не только не могло быть позабыто , но должн о было всё резче запечатлеваться в сознании. Ницш е считает , что на правильный путь ег о вывел вопрос , что собственно обозначаю т в этимологическом отношении выражения "добро " на разных языках , и так как философ был также незау рядным филологом , ему не составило большого тру да провести лингвистический (а также ист орико-лингвистический ) анализ данного выражения : "Я нашёл , что все они указывают н а одинаковое превращение понятия , что всюду основным понятием является "знатный ", "благ ород ный " в сословном смысле , из которого развивается с необходимостью понятие "добро " в смысле "душевно-знатного ", "благородного ", "душевно-высокопоставленного "… ; развитие это идёт всегда параллельно с другим , кот орое "пошлое ", "плебейское ", "низкое ", в к о нце концов , превращается в понятие "дурное "". Не углубляясь в данное исследование , можем привести два красно речивых примера . Немецкое слово " schlecht " (дурно ), тождеств енное со словом " schlicht " (простой ), первоначально обозначало безо всякого оскорбитель ного смысла простого человека , простолюдина в противоп оложность знатному . Приблизительно ко времени тридцатилетней войны , то есть довольно поздно , смысл этого слова превращается в современный . Можем также сравнить в русском языке старинное обозначение про с толюдина словом "подлый " ("п одлые людишки ") и современное понятие "под лый ". Такое позднее открытие явления "прев ращения понятий " Ницше объясняет задерживающи м влиянием , которое оказывал демократический предрассуд ок на все вопросы происхождения . Ницше отме чает также , что часто в т ех словах и корнях , которые обозначают "добро ", ещё просвечивают главные оттенки , на основании которых знатные именно и считали себя людьми высшего ранга : "Они называют себя , например , "истинными "; прежде всего греческая знать… Со з данное для этого слово по своем у корню обозначает такого , который сущес твует , который обладает реальностью , кто истин ; затем истинный в субъективном смы сле , п равдивый ". Далее Ницше приводит несколько аналогичных примеров из грече ского , латинского , галльского и немецкого языков : "Немецкое " Gut " (добрый , х ороший ) не обозначает ли " den Gottlichen " (божественного ), человека божественног о происхождения ? Не тождестве нно ли оно с именем народа (первоначальным дворянством )?". Тот случай , когда высшая каста является в то же время и жреческой , не представляет исключения из правила , что понятие о политическом превосходст ве всегда переходит в понятие о дух овном преимущест ве . Здесь , например в первые в качестве классового различия по являются понятия "чистый " и "нечистый " и из этих понятий также впоследствии ра звивается понятие "хороший " и "дурной ", уже не в классовом смысле . Ницше счита ет , что противоречия оценок в случае ж реческой аристократии приняли о пасный внутренний и острый характер , что благодаря ним в конце концов между людьми была создана огромная пропасть : "У духовенства всё становится опаснее ; не только целебные средства и иску сства , но и высокомерие , месть , ост р оумие , распутство , любовь , власто любие , добродетель , болезнь . …Можно сказать , что на почве этой в самой сущнос ти опасной формы существования человека , формы священнической , человек вообще стал более интересным животным , что только здесь человеческая душа в высшем смысле достигла глубины и стала злою - а это ведь две основные формы превосходства челове ка над остальными животными !..". Далее Ницше отмечает , что бессильны е внесли в человеческую историю тот дух , который явился причиной переоценки изначальных понятий . Аристократическое ур авнение ценностей (хороший , знатный , могучий , счастливый , любимый Богом ) было вывернуто наизнанку , по мнению философа , с пр инятием христианских понятий , а корни эт их понятий Ницше усматривает в монотеист ической концепции иудаи з ма , "…а именно : " только одни несчастные - хорошие ; бедные , бессильные , низкие - одни хорошие , только страждущие , терпящие лишения , бол ьные , уродливые благочестивы , блаженные , только для них блаженство ; зато вы , вы знатные и могущественные , вы на вечны е в р емена злые , жестокие , по хотливые , ненасытные , безбожные и вы наве ки будете несчастными , проклятыми и отве рженными "… Известно кто унаследовал эту переоценку … ". Автор считает , что с иудеев начин ается " восстание рабов в морали : восстание , имеющее за собой дв ухтысячелетнюю историю и которое теперь бросается в глаза только потому , что оно было победон осно ". За две тысячи лет на стволе этого д ерева мести - глубочайшей и возвышеннейшей , создающей идеалы , преобразующей ценности - выросла новая любовь , глубочайшая из всех видов любви . Ницше ставит вопрос : не был ли Иисус из Назарета - воплощённое евангелие любви , Спаситель , несущи й бедным , больным , грешникам блаженство и победу - не был ли именно Он и скушением , в самой жуткой и непреодолимо й форме , искушением и о кольным путём к тем иудейским ценностям и новшествам идеала . Разве не на обхо дном пути Спасителя , этого кажущегося пр отивника и разрушителя Израиля , иудеи до стигли последней цели своей высшей жажды мести - радикальной переоценки нравственных ценностей сво и х врагов и победителей ? Ницше вопрошает : "Не было ли чёрным , тайным искусством истинно великой полит ики мести , дальнозоркой , подпольной , медленной и предусмотрительной мести то обстоятел ьство , что сам Израиль вынужден был объявить перед всем миром смертны м врагом и распять на кресте орудие своей мести , чтобы … все противники Израиля могли бы безбоязненно идти на эту приманку ? Да и можно ли было … при всех ухищрениях ума в ообще выдумать более опас ную приманку ? Можно ли изобрести что-либо равное , столь же ув лекательное , чарующее , оглушающее подобно губительной силе этого символа "святого креста ", этого ужасного парадокса "бога на кресте ", этой мистерии невообразимой , последней , крайней жестокости и саморас пятия бога для спасения человека ?.. Несомненно одно , ч то до сих пор Израиль своей местью и переоценкой всех ценностей … торжествовал постоянно над всеми др угими идеалами , над всеми идеалами более возвышенными ". Здесь мне хотелось бы приостановить освещение работы немецкого философа и изложить свою точку зрен ия на поставленные им вопросы . П ри всём моём уважении к Фридриху Ни цше я не могу согласиться с его взглядом на христианство , на личность Спасителя . Во-первых , я считаю , что Церковь , Вера и Бог - явления глубоко различные по своей сущности . Церковь - это организация , и нститут , учреждённый самими людьми , подверженн ый влиянию политических и социальных фак торов . За время своего существования хри стианская церковь , как католическая , протестан тская , так и ортодоксальная , неоднократно реформировалась , динамичес к и измен яя свои каноны и устои . Эти реформы , несомненно , инициировались людьми , хоть и счит ающимися пастырями рода человеческого , посред никами между человеком и Богом . И ср еди священнослужителей , представителей "жреческой аристократии ", как именует их Ницше , во все времена было немало л ичностей властолюбивых , тщеславных , высокомерных , то есть проявляющих те же человеческ ие качества , что и простые миряне . Э то не в коей мере не умаляет д остоинства тех отцов церкви , которые иск ренне и самозабвенно , не преследу я никакой для себя выгоды стремилис ь приблизиться к Богу , познать счастье в любви к ближнему и всепрощении. Вера же в Бога - явление субъект ивное , чувство , исходящее из глубины души верующего человека . Является ли Вера потребностью человека или необходимост ью , неважно , но она ни в кое й мере не зависит ни от церкви , учреждённой самими людьми , ни даже от объективной реальности существования самого Бога , в едь , как известно , существование Его недо казуемо . Поэтому нельзя переносить суждение о том , что противоречи е оценок нравственных понятий представителями касты священнослужителей сказалось на переоценке изначальных , аристократических ценностей , на веру в Бога , на религию , которую данные лич ности представляют. Во-вторых , среди последователей христианск ого учения во все времена , с т ех пор , как христианство стало государст венной религией Великой Римской империи и до наших дней , было немало людей знатных , благородного происхождения , которые имели огромное влияние на человеческое общество и которые употребляли это вл и яние на совершение благоде яний чисто христианских . Именно таких лю дей я считаю ярчайшими представителями х ристианской общины всех времён и народов и думаю , что они от этого ничу ть не умаляли достоинство своего происхо ждения и могущества , наоборот , их нра в ственные качества могли служить примером как для аристократов , так и для простолюдинов . Известно также , что и среди ортодоксальных иудеев с др евних времён и по сей день можно назвать множество тех , кто пользуется влиянием и властью , кто богат и мог уществе н ен , поэтому трудно согла ситься с мнением философа , что именно от них происходит мнение "бедные , слаб ые и бессильные - хорошие ; богатые , знатные , сильные - дурные ". В третьих , Заповеди Христовы хоть и имеют грани соприкосновения с запов едями Ветхого Завет а , но и в корне отличаются от них . Я имею в виду вторые пять заповедей , устанавлива ющих норму взаимоотношений между людьми . Заповеди Нового Завета гласят о любви к ближнему , об уважении к его личности , о бескорыстии по отношению к любому че ловеку , они приз ывают к неотмщению обид , в то время как заповеди Мои сея завещают помогать человеку своего ро да , своего племени , и провозглашают как закон : "Око за око , зуб за зуб "! Разумеется , нельзя проводить прямые ана логии между ценностями христианскими и в етхозаветны м и . Кроме того , Спасит ель не утверждал , что богатство и мо гущество , равно как и высокое происхожде ние являются помехой на пути к спас ению души , и даже знаменитая фраза " Легче верблюду пройти сквозь игольное уш ко , чем богатому попасть в рай " не говорит об э т ом буквально . Нет , речь идёт о том , что богатст во материальное , нажитое в земной жизни , не является пропуском на небеса ("… не собирайте себе богатства на земле , но на небе… ") само по себе ; но если человек знатный , могущественный и благородный творит благи е дела , то разве не достоин он уважения на земле и вечного блаженства в жизни небесной ? И в Новом Завете мы можем найти примеры того , что среди последователей Христа ещё при жизни его были люди обеспеченные , пускай и простого происхождения . Не к полному о т казу от жизни земной и переоценке изначальных аристократических це нностей призывал Спаситель , а к борьбе с очерствелостью души , корыстностью , мстительной жест окостью и злобой. Но вернёмся к памфлету . Раскрывая суть введённого понятия восстания рабов в мора ли, Ницше пишет , что оно нач инается с того , что жажда мести стан овится творческой и порождает ценности . В то время как благородная мораль в озникает из торжествующего утверждения себя самого , рабская мораль с самого нач ала говорит нет "внешнему ", "иному ", " н е себе ", это нет и является её т ворческим деянием . Это превращение наизнанку определяющего ценности взгляда - это неизбежное об ращение к внешнему и равнение на не го , вместо обращения к самому себе и равнение на самого себя - именно и характерно для жажды мести . Морал ь рабов для своего возникновения всегда нуждается первоначально во враждебном и внешнем мире , она нуждается во внеш нем раздражении , чтобы вообще действовать - деятельность её в основе своей являе тся реакцией . При оценке благородных имеет место обратное явление : она действует и вырастает независимо , она ищет своё противоположение только для того , чтобы ещё благодарнее , ещё радостнее сказать себе самой - да . Её отрицательное понят ие "низкое ", "пошлое ", "скверное " является тол ько последующим , бле д ным изображ ением контраста по отношению к их п оложительному , насквозь пропитанному жизнью и страстью , основному понятию "Мы благород ные , мы добрые , мы прекрасные , мы сча стливые "! Если способ оценки благородных ошибочен и не соответствует действительности, то это относится к той области , которая им недостаточно известна , узнать которую они упорно противятся : иногда они ошибаются в оценке презир аемой ими среды , человека , толпы народа . С другой стороны можно видеть , что эффект презрения , взгляда свысока , взгл я да превосходства , даже если он извращает образ презираемого , далеко уступает тому извращению , какое позволяют себе по отношению к своим противни кам скрытая ненависть , месть бессильного. Ницше считает , что на самом деле к презрению примешивается слишком мн ого небрежности , легкомыслия , слишком много невнимания и нетерпения , даже слишком много собственного радостног о самочувствия для того , чтобы оно б ыло в состоянии превратить свой объект в предмет раздражения , в чудовище . Философ приводит пример : греческое д ворянство придаёт всем словам , котор ыми отличает от себя низший народ , почти доброжелательный оттенок , постоянно при мешивая к нему известного рода сожаление , снисхождение . В конце концов , почти все слова , относящиеся к простому чел овеку , стали выражением "несчастного , достойного сожаления ". С другой стороны , "дурной ", "низкий ", "несчастный " всегда звуч али для греческого уха оттенком , в к отором преобладало значение "несчастный ". Ницше утверждает : "…Это наследство древнего , бо лее благородного , аристократич е ского способа оценки , который не исчезает даже в презрении… ". Люди благородного происхождения чувствовали себя счастливыми ; им не нуж но было строить искусственно своё счасть е , глядя на своих врагов , не нужно было при случае убеждать себя в этом , обманыват ь себя , как это обыкновенно п риходится делать людям ressentiment (жажды мести ). Они умели так же , ка к люди , преисполненные сил , следовательно , неизбежно активные люди , не отделять счастья от деятельности ; деятельность они необходимо относят к понятию счаст ья . Это является полной противополож ностью понятия "счастья " на ступени бесси льных , угнетённых , исполненных ядовитыми и враждебными чувствами , у которых понятие "счастья " выступает в своих существенных чертах , как наркоз , оглушение , покой , тишина , успокое н ие духа , отдых тела , одним словом , п ассивно . В то время как человек благородный живёт с доверием , он откровенен и даже подчёркивает св ою откровенность , человек жажды мести не честен , не откровенен и не прям сам с собою . Душа , ум его любят закоулки , тайные дороги и задние двери , всё скрытое нравится ему , как его мир , его бе зопасность , его утеха ; он умеет молчать , не з абывать , ждать , предварительно унижаться и смиряться. В связи с этим утверждением Фридриха Ницше мне приходит на ум и звестный пример - так наз ываемое "Обще ство вольных каменщиков ", мировая паутина масонских лож , только официальная история которой насчитывает более четырёх веков , на самом же деле корни этой о рганизации несоизмеримо глубже в историческо м смысле . Что может быть более красн оречивым примером вышесказанного , как не тайная , экзотерическая подоплёка мас онских обрядов , знаний и суждений ? Деятел ьность этого ордена "благодетелей человечеств а " всегда была сокрыта от общества , истинные же цели его не всегда были понятны даже большинству дале к о не рядовых посвящённых . Но я могу утверждать однозначно , и это д авно уже не секрет для многих из нас , что масонская организация причастна , если не напрямую , то косвенно , ко всем европейским революциям , начиная с революции 16 века в Нидерландах и за канчи в ая октябрьским переворотом 1917 года , столь трагического для нашей Р одины . Что ещё , как не жажда мести , могло толкать масонов на борьбу с законными правящими аристократическими партиям и , на подстрекательство и призывы к свержению монарших домов - лучших с е мей Европы - и кровавому избиению благородных представителей дворянского сослови я ? Далее Ницше пишет , что порода та ких людей , людей жажды мести , неизбежно становится в конце концов умнее (мн е хочется добавить - хитроумнее , изворотливее ), чем какая либо бл агородная ра са и будет совершенно в другой мере ценить ум ; она ценит ум , как первое условие существования , между тем как ум благородных рас имеет тонкий оттенок ро скоши , утончённости : - он не имеет здесь того существенного значения , какое имеет полная увер енность в функциях регулирующих бессознательных инстинктов или даже известное безрассудство , смелое наступле ние , будет ли это по отношению к опасности или к врагу , или мечтательн ый взрыв гнева , любви , почтительности , бла годарности и мести , что во все врем е на отличало благородные души . Даже сама жажда мести благородных лю дей , когда она ими овладевает , происходит и исчерпывается в немедленной реакции и поэтому не отравляет . С другой стороны она вовсе не имеет места в тех бесчисленных случаях , когда это имеет место у всех слабых и бессильных . Неумение долгое время серьёзно относиться к своим врагам , с воим неудачам , даже к своим дурным п оступкам - это признак сильных , совершенных натур , в которых имеется избыток плас тической , образовательной , исцеляющей и позв о ляющей забыть силы . Именно такой человек одним движением сбрасывает с себя много бесов , которые внедряются в дру гого ; только в данном случае и возмо жна настоящая " любовь к своим врагам " Здесь Ницше подразумевает известную христианскую запове дь : "Любите вра гов ваших , благословляй те проклинающих вас , благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас ". Как много уважения проявляет благородный человек по отношени ю к своим врагам ! - а такое уважение уже является мостом к любви… Он требует с е бе врага как о тличия , он не выносит иного врага , к роме такого , в котором нет ничего до стойного презрения и очень многое достой но уважения ; равного себе по благородств у врага ! Зато представьте себе "врага " в том виде , как его представляет себе человек жажды мести - именно здесь это его дело , его творчество : он соз даёт "злого врага ", " злого " именно в качестве осн овного понятия , исходя из которого , как его отражение и противоположность он выдумывает и "хорошего " - себя самого . И происходит это совершенно обрат но тому , как у благородного , который с оздаёт основное понятие "добрый " первоначально и независимо , исходя именно из себя самого , и только затем создаёт пред ставление о "дурном ". Ницше сопоставляет : " Это "дурное " благородного происхождения и то "злое " из б родильного кот ла ненасытной ненависти - первое , созданное впоследствии , побочное , дополнительный цвет ; второе , напротив , оригинал , начало , настояще е деяние в концепции нравственности рабо в - как противоположны эти оба понятия "дурной " и "злой ", которые , п о -видимому , противополагаются одному и тому же понятию "хороший "! Но это не одно и то же понятие "хороший ". Напротив , нужно спросить себя , кто собственно я вляется злым согласно морали ressentiment (людей жажды мести ). Строго говоря , это и есть им енно "хорош ий " с то чки зрения другой морали , именно благоро дный , могущественный , господствующий , только по лучивший иную окраску , иное значение , обр атное изображение в ядовитом глазу ". Философ считает , однако , что те самые благородные люди , которые так строго удержив аются в граница х обычаями , почтением , привычками , благодарнос тью , которые проявляют себя по отношению друг к другу столь снисходительными , сдержанными , нежными , гордыми и дружелюбным и , по отношению к внешнему миру , там , где начинается чужое , чужие , прояв л яют себя немногим лучше не обузданных диких зверей . Здесь , на чужой территории они освобождаются от всякого социального воздействия , они на диком просторе вознаграждают себя за напряжение , созданное долгим умиротворением , которое обусловлено мирным сожител ь ством . Они возвращаются к невинной совести хищного зверя , как торжествующие чудовища , которые идут с ужасной смены убийств , поджо га , насилия , погрома с гордостью и д ушевным равновесием , уверенные , что поэты будут надолго иметь теперь тему для творчества и прославления . А имен но таковыми по сути были все завоев ательные походы , обусловленные пассионарными подъёмами целых народов , поворачивавшие истор ию человечества в иное русло . Достаточно вспомнить , например , походы Александра В еликого или Гая Юлия Цезаря. В основе всех этих благородных рас можно уловить хищного зверя . Эта скрытая основа , по мнению Ницше , время от времени нуждается в освобождении , зверь выходит наружу , стремится опять на дикий простор : эта потребность оди наково присуща римскому , арабскому , г ерманскому , японскому дворянству , гомеровс ким героям , скандинавским викингам . Сознание этого и даже гордость этим проявля ется и на высших ступенях культуры . Ницше приводит пример , когда Перикл гово рит своим афинянам : "Ко всем странам и морям наша смелость проложила дорогу , воздвигая себе всюду вечные памятники в хорошем и дурном ". Эта смелость благородных рас , бешеная , непридус мотримая , невероятная даже в их предприя тиях , их равнодушие и презрение к бе зопасности , телу , жизни , удобствам , их ужас ная весёлост ь воителей и радос ть во всех разрушениях , в наслаждении победы и жестокости - всё это для тех , кто страдал , сливалось вместе в образ "злого врага ". Ницше пишет , что однажды он обра тил внимание на смущение Гесиода , когда тот пытался выразить последовательно сть культурных эпох через золотой , серебряный , медный век , так как не умел по другому выразить противоречие , которое представлял собой чудный , и в то же время столь ужасный , столь насильственный мир Гомера . Гесиод сделал из одной эпохи две и поставил их о д ну за другою . Сперва он поставил век полубогов и героев Трои и Физ в том виде , как мир этот сохранился в памяти благоро дных поколений , которые имели там своих предков ; а затем он поставил следую щий век в том виде , как этот ми р сохранился в памяти потомко в придавленных , ограбленных , испытавших д урное отношение , захваченных , проданных , - в виде медного века , твёрдого , холодного , жестокого , лишённого чувства и совести , который всё сокрушал и заливал кровь ю . В свете вышеизложенного , считает фил ософ , становитс я ясно , что смыслом всякой культуры является воспитание из хищного зверя -"человека " ручное , цивилизованное ж ивотное , животное домашнее . А все те инстинкты реакции и злопамятства , с помо щью которых посрамлены и побеждены благо родные поколения вместе с их ид еалами , придётся рассматривать как орудия культуры . Но это ещё не значит , что носители их явл яются в то же время представителями культуры . Напротив , эти носители подавленны х и жаждущих возмездия инстинктов , эти люди жажды мести , потомки всего европ ейского и неевропейского рабства предс тавляют собой регресс человечества ! Эти " орудия культуры " - позор человека и скорее возбуждают подозрение против культуры , являются документом против неё . Вместе с вырождением свободных и неукротимых бла городных человек изм е льчал , стал безнадёжно умеренным , но вместе с т ем научился считать себя целью и ве ршиной , смыслом истории , "высшим существом " над всей природой , стал чувствовать , ч то он имеет на это право . Он ст ал чувствовать себя чем-то по крайней мере сравнительно удачн ым , сравнительно жизне способным , по крайней мере не отрицающим жизнь… И Ницше пишет в связи с этим , чт о ему тяжело ощущать вокруг себя не что неудавшееся , измельчавшее , одомашненное . Он хотел бы видеть среди людей такого , который оправдывал бы название чело века , дополнительный искупающий счастливы й образец человека , чтобы благодаря нему можно было бы сохранить веру в человека . В измельчании и уравнении е вропейского человека Фридрих Ницше видит величайшую опасность , "…потому что зрелище это утомляет… ". Он ко н стати рует : "Мы не видим теперь ничего , что стремилось бы стать больше , можно п редполагать , что падение будет всё ниже и ниже , к более жидкому , добродушно му , умному , уютному , умеренному , безразличному… - человек , без сомнения , становится всё "лучше "… В этом- то и заключае тся опасность Европы , вместе со страхом перед человеком мы утратили и любо вь , и уважение к нему , надежду на него , даже желание его . Вид человека утомляет - что же иное современный нигилизм , если не это ?.. Нам надоел че ловек… ". Далее автор воз вращается к проблеме относительно другого источника "добр а ", добра в том виде , как его вы думали люди злопамятства и жажды мести. Он прово дит метафорическую аналогию между отношениям и в человеческом обществе и извечным противостоянием "жертва-хищник " в мире дикой природы . Так , нетрудно понять , чт о ягнята не любят крупных хищных пт иц , но это не является ещё причиной ставить упрёк большим хищным птицам , что они хватают маленьких ягнят . И если ягнята говорят между собой : "эти хищные птицы злы , и тот , кто на име н ее подобен хищной птице , кто является их противоположностью - ягнёнк ом , разве тот не хорош ?", то ничего нельзя возразить на такое построение идеала . Но хищные птицы посмотрят на это с насмешкой и скажут : "Мы нич его не имеем против этих добрых ягн ят , мы их даже любим , что может быть вкуснее нежного ягнёнка ". В самом деле , требовать от силы , чтобы она не проявляла себя силою , чтобы она не была желанием одолеть , желанием го сподства , жаждою врагов , сопротивлений и торжества , это столь же бессмысленно , как треб овать от слабости , чтобы он а проявлялась в виде силы . Известное количество силы , внешней и внутренней , представляет собой такое же количество стремления , воли и деятельности . Более то го , это не что иное , как именно самая эта деятельность , хотение , действо в ание и эти понятия различа ются только благодаря неточностям языка и окаменевшим в нём основным заблуждения м разума . Ницше называет ошибочным предп оложение о том , что всякое действие обусловлено действующим субъектом . "Как народ обособляет молнию от её бле с ка ," - пишет философ - "и считает её последней деятельностью , действием субъекта , называемог о молнией , так же точно народная мор аль обособляет силу от проявления силы , как-будто за сильным имеется безразличн ый субстрат , от доброй воли которого зависит , п ро являть силу или нет . Такого су бстрата нет ; позади делания , действия , ста новления - нет "бытия "; "делатель " только при сочинён к действию , - в действии заключает ся всё ". Он считает также , что к ошибочным понятиям , "подкидышам языка " следует отнести , наприме р , атом (вспомн им , что в 70-е годы прошлого столетия атомистическое представление о материи не было экспериментально и научно подтве рждено , да и сейчас человек не может однозначно отнести элементарные частицы ни к корпускулярным , ни к волновым явлениям ) ил и кантовскую "вещь в себе ". Поэтому нет ничего удивительн ого в том , что скрытые , тайно тлеющи е проявления жажды мести используют для себя эту веру , веру в то , что от доброй воли сильн ого зависит быть слабым , а хищной птице стать ягнёнком : это даёт им право ставить в упрёк хищной птице , что она хищная птица . Поэтому , по мнению Ницше , угнетённые , подавленные , подвергшиеся насилию в бес силии говорят : "Будем иными , чем злые , то есть добрыми . А добр всякий , к то не производит насилия , никого не оскорбляет , не нап адает , не воздаёт злом за зло , кто месть предоставляе т богу , кто подобно нам скрывается , уступает дорогу всему злому и вообще немного требует от жизни , подобен нам , терпеливым , скромным , справедливым ". Философ не приемлет , последовательно осуждает т акую п озицию и поясняет , что это по существу означает только : "Мы слабые-слабые : хорошо , если мы не бу дем ничего такого делать , на что у нас не хватит сил ". Он говорит , что "это резкое признание факта , этот ум низше го порядка , свойственный даже насекомым ( которы е притворяются мёртвыми , чтобы не делать "слишком многого " в случае большой опасности )… вырядилось в роск ошное одеяние самоотверженной , тихой , выжидающ ей добродетели , как будто-бы сама слабост ь слабого - то есть его сущность , его деятельность , вся его неи з б ежная неустранимая действительность - представляет собой добровольное действие , нечто наме ренное , произвольное деяние , заслугу ". Такая порода людей нуждаетс я в вере в безразличный , одарённый с вободным выбором "субъект " вследствие инстинкт а самосохранения , самоутверждения . Субъект (или говоря популярнее , душа - именно та к определяет Ницше ), может быть , был до сих пор на земле лучшим пунктом веры оттого , что давал большинству смертных , слабым и угнетённым всех видов возможность возвышающего самообмана , дав а л возможность слабость объяснят ь свободой , а своё поведение - заслугой. Переоценка , искажение первоначальных поня тий , привело к тому , что слабость пр евратилась в заслугу , бессилие , которое н е воздаёт - в доброту , боязливая жажда мести - в смирение , подчине ние тем , кого ненавидят , стало послушанием . Безоб идность слабого , даже трусость получило название "терпение ", и зовётся также добро детелью . Невозможность отомстить называется н ежеланием мстить , может быть даже прощен ием . Фридрих Ницше называет это искусст в ом чёрной магии , которая из чёрного делает белое , делает молоко и невинность , он называет это мастерс кой , где фабрикуют идеалы . И вновь философ , обруш ивая саркастические упрёки на христианские моральные принципы , смешивает , сращивает ме жду собою три , в общ ем-то , различ ных по своей сущности явления - Церковь , Веру и Бога . Он считает , что и менно христианская церковь , как объединение слабых против сильных и есть та самая мастерская , что приверженцы Христова учения следуют ему из мести и ненависти : "…теперь то л ько я слышу , что уже так часто говорилось : " Мы добрые , являемся праведными то , чего они требуют , они называют не возмездием , н о "торжеством справедливости "; ненавидимое ими это не враг их , нет ! они ненави дят "неправду ", "безбожие "; то , во что о ни верят и н а что надеются , - это не надежда на месть , не упое ние сладкой местью ("сладкой как мёд " её называл уже Гомер ), а "победа божи я , победа правосудного бог а над безбожниками "; они любят на земле не братьев по мес ти , но "братьев по любви ", как говорят они , всех добрых и праведных на земле . …Они называют то , что служ ит им утешением от всех страданий - их фантасмагорию предвкушаемого будущего бла женства - "последним судом ", пришествием их царства , "царства божия " - а пока они живут "в вере ", "в л юбви ", "в надежде "". В вере во что ? В любви к чему ? В надежде на что ? Слабые , ка к утверждает Ницше , когда-нибудь , где-нибудь также хотят быть сильными , когда-нибудь должно наступить и их "царство ". Чтобы дожить до этого , необходимо жить до лго , пережить смерть , - необходима вечная жизнь , чтобы вечно вознаграждать себя в царств е божьем за эту земную жизнь "в вере , в любви , в надежде " - так объя сняет автор популярность идеи бессмертия души . Он пишет , что Данте жестоко ошибся , когда с ужасающей гениальностью поставил на вратах ада следующую н адпись : "и меня создала вечная любовь ": - над вратами христианского рая с его "вечным блаженством " с большим правом могла бы стоять надпись - "и меня создала вечная ненависть ". Что такое блаж енство того рая ?.. В качестве ответа на этот вопр о с приводятся с лова одного из столпов и учителей к атолицизма , святого Фомы Аквинского : " Beati in regno coelesti videbunt poenas damnatorum , ut beatitudo illis magis complaceat " - "Блаженные в царст вии божием увидят наказания осужденных , чтобы блаженство их было им приятнее ". . Фома Аквинский , призывая христиан отказаться от наслаждений обществен ных представлений , писал также : "Вера даёт ведь нам гораздо больше , гораздо бо лее сильное ; благодаря искуплению мы рас полагаем ведь совершенно другими радостями ; в место атлетов мы имеем своих мучеников ; желаем мы крови - в нашем распоряжении кровь Христова…А что ждёт нас в день второго пришествия , в день его торжества !". С целью усиления воздействия основной идеи произведения Ни цше цитирует большой фрагмент из соч и нения Аквината , который в я рких красках описывает мучения осуждённых грешников в пламени ада , описывает пр истрастно , злорадно . Речь там идёт и о языческих царях , поклонявшихся эллинскому и римскому пантеону , и о наместника х римских провинций , жестоких гон и телях христианства , о философах , что говорили , будто Бога нет , будто нет души . Не забыты и поэты , и актё ры-трагики , и гимнасты…Из этого фрагмента можно выделить такую фразу : "…а затем перейду я к зрелищу , которым невозм ожно насытиться , зрелищу мучений тех, кто издевался над Господом . "Вот он , вам скажу я тогда , сын плотника и нищенки , вот вам и нарушитель субб оты , якшающийся с самарянами и дьяволом . Вот вам купленный у Иуды , вот вам он , избитый тростником и кулаками , оплёванный , напоённый желчью и уксусом. Вот он , украденный тайно уч ениками , чтобы можно было разгласить , буд то он воскрес… " Ну какой претор , кон сул или жрец может своею щедростью доставить тебе такие зрелища , такие насл аждения ? А мы ведь , благодаря вере , м ожем уже и теперь представить себе всё э то воображением . А впроче м , какие прекрасные вещи ждут ещё н ас , которых мы ни очами не видали , ни ушами не слыхали , ни сердцем не помышляли ? (1. Кор . 2,9)". Да , безусловно , слова эти преисполнен ы жажды мести , Фома просто упивается предстоящим собственным торжеством , жесто кой расплатой , страшными муками своих вр агов . И месть эта действительно не р еализована , затаена , отложена "на потом ", д о последнего суда ; возможно , она не реализована именно от бессилия . Но я хочу повторить ещё раз свою мысль : Фома Аквин с кий - всего лишь человек , пусть даже и влиятельный под вижник христианской церкви , пусть даже о н и считается святым , представителем Бог а на земле . Но он - субъект , выражающи й свои собственные мысли , проявляющий свою внутреннюю сущност ь , свою субъективную жа жду мести , затаённую злобу . И паства , к которой он обращается , несомненно принадлежит к роду человеческому . Но Бог , как объ ективность , пусть даже существование которого недоказуемо , не имеет отношения к ф антазиям Аквината , не имеет отношения к его мстител ь ности , неистовому злорадству и проявленной в высказываниях и сочинениях озлобленности . Не имеет , как уже говорилось , к этому отношения и Христос , ни как личность , ни как воплощение Бога в теле человеческом . Ницше вновь , преследуя определённые цел и - донес т и свои идеи , обосно вать их - смешивает между собой в об щем-то различные явления : Церковь , Веру и Бога . Противоречивость суждений Ницше в сфере духовной неоднократно отмечалась другими философами , в частности , по слова м Владимира Соловьёва , "в своей полеми к е с христианством он пораз ительно мелко плавает ". Но я считаю , что в оценке внутреннего мира человека , в оценке сущности субъекта немецкий философ очень часто бывает прав. В заключение Первого Трактата автор подводит итоги вышесказанному : обе эти противопо ложные ценности , "хорошо и худо ", "до бро и зло " в течение тысячелетий вел и долгую страшную борьбу на земле ; и хотя нет сомнения , что вторая оценк а давно уже получила преобладание , но и теперь ещё нет недостатка в ме стах , где борьба продолжается ещё с неопр еделённым исходом . Наоборот , можно было бы даже сказать , что борьба эта поднимается всё выше и выше и тем самым становится всё глубже , вс ё духовнее . Так что и во времена , современные философу , и в настоящее в ремя может быть не было и нет более решительног о признака "высшей натуры ", более духовной натуры , чем быть в разладе в этом отношении и представлять арену борьбы этих противоп оложностей . Ницше пишет : "Символ этой борьбы , написанный чертами , которые , пережив все поколения людские , читаются до настоящего времени , гласит : "Рим против Иудеи , Иудея против Рима ": - не бывало до сих пор события более важного , чем эта борьба , эта по становка вопроса , это смертельное противоречие " (Ницше был глубоким почитателем и приверженцем древнеримской культуры , достаточно всп омнить его работу "Чем я обязан древ ним "). Кто же победил в этой борьбе противоположностей , в борьбе за значени е изначальных понятий и ценностей ? Но ведь тут не может быть и сомнени я : Рим побеждён . Впрочем , в эпоху Воз рождения произошло до жуткости бл е стящее пробуждение классического идеала , благородного способа оценки всех вещей : сам Рим зашевелился , как пробуждённый мнимоумерший , под давлением нового , надс троенного над ним . Но тотчас восторжеств овали снова люди жажды мести , благодаря тому глубоко пл е бейскому д вижению , называемому реформацией , считая при этом и то , что должно было пос ледовать за нею - восстановление могильного покоя классического Рима. Ещё более решительно и в более глубоком смысле , чем тогда , люди жа жды мести победили классический иде а л с французской революцией : последняя по литическая знать , существовавшая в Европе , знать семнадцатого и восемнадцатого французского стол етия пала под напором мстительных инстин ктов низменной толпы . Никогда на земле не было большего ликования , более шум ног о воодушевления ! При этом случило сь , правда , нечто самое чудовищно-неожиданное : перед глазами и совестью человечества выступил сам воплощённый античный идеал в неслыханном великолепии . Ещё раз , сильнее , проще , глубже , чем когда-либо , раз дался в ответ на с т арый лозунг лжи людей мести о праве большинства , в ответ на волю к падению , прини жению , уравнению , упадку и закату человек а , - ужасный и чарующий противоположный ло зунг права меньшинства ! "Как последнее указание друг ого пути явился Наполеон ", - пишет Ницше : "этот единственный и позднейше ро ждённый человек из живших во все вр емена , и в нём воплотилась проблема благородного идеала самого в себе . Достойно размыш ления , какова эта проблема : Наполеон , этот синтез бесчеловечия и сверхчеловечества ..." Правда , зд ес ь мне хочется напомнить , что Б онапарт окружал себя и вёл за собой людей отнюдь не благородных ; скорее мне хочется назвать ту армию хищников , грабителей и мародёров европейским сбродом . Но кто знает , может , в этом и заключ алась трагичность одиночества того дей ствительно незаурядного человека ? Достаточно вспомнить , как окончилась жизнь этого по днявшегося на волне плебейского бунта бе зусловного пассионария и прирождённого вожак а , ведь его осудили и растоптали как раз те самые французы , которые неза долго до то г о бурно приветс твовали его и так низко поклонялись ему… Ярчайшим примером ещё одной победы людей жажды мести над благородными идеалами может служить трагедия России , кровавый февральский и совершенно чудовищ ный октябрьский перевороты - мне жаль , что Фридри х Ницше не дожил до них , не стал современником этих страш ных событий , а также тех , что по неумолимой закономерности следовали за ни ми , и , наверное , продолжают следовать до сих пор . Мне кажется , что подобной абсолютной и полной переоценки благородных и деало в , понятий мир не ведал с незапамятных времён ; здесь победа людей жажды мести оказалась завершённой , цель их мщения была достигнута , и оружие их проявило себя так , как никогда до тех пор . В то время , когда Ницше создавал рассматриваемый труд , на улицах Мо с квы и Санкт-Петер бурга рвались бомбы , брошенные из-за угла подлыми руками террористов ; представителям власти , дворянства , императорской семьи стреляли в спину . Позже , когда власть оказалась в руках большевиков , кровавый террор принял поистине жуткий , кош м арный характер . Я не буду описывать факты , являющиеся в настоящее время общеизвестными , я просто хочу сказать , что всё то время проливалась не только кровь , нет , ещё более страшным оружием была грязная , циничная ложь , клевета , искажение и сокрытие ис торич е ских фактов , разрушение оп лота Российских духовных ценностей - Православ ия . Философ совершенно прав - люди жажды мести , сделавшие её смыслом своего бытия не гнушаются никакими средствами д ля достижения своей страшной цели , и суждения его о происхождении и значении в различных устах и умах п онятий о хорошем и дурном , об относи тельной ценности категорий "добро " и "зло " помогли мне новыми глазами взглянуть на данную проблему. Литература 1. Ницше Ф . По ту сторону добра и зла . Избранные произведения . - М : "Сирин ", 1990, книга вторая . - 415 с. 2. Ницше Ф . Собрание сочинений . Т .1. -М : Издание М.В . Клюкина , 1900 г . 3. Спиркин А.Г . Философия . - М : УИЦ "Гардарики ", 1999. - 815с.
© Рефератбанк, 2002 - 2017