Вход

Владимиро-Суздальская твердыня

Реферат по культурологии
Дата добавления: 11 ноября 2002
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 245 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Содержание : 1. Русское единство. 2. Белокаменное великолепие. 3. Живопись. Раздробленная Русь… Ослабленная , о грабленная , истекающая кровью в братоубийственных распрях и , казалось , бессильная постоять за себя . И , однако , когда папская курия , решив , что разобщенный народ можно подчинить ее влиянию , обрати лась с этой цел ью (как к ближнему соседу Руси ) к крако вскому епископу Матвею , тот опроверг такие надежды : “Русский народ своей многочисленностью , подобный звездам , не желает сообразоваться ни с латинской , ни с греческой церковью ”. То было благодатное насле д ие киевского величия . Значит , несмотря на беду , этот народ сохранял единую волю , вер ил в свои силы . Вот эту веру и вос пел автор “Слова о полку Игореве” . Во всех княжествах , во всех городах работали русские художники . Их творчество у же далеко не всегда ан онимно . Из р усских зодчих XI в . мы знаем только вышгородских “древоделей” Молонега и Ждана-Николу . История следующего столетия сохранила нам намного больше имен в разных областях искусства . С лавный зодчий смоленского князя Рюрика , имевш его “любовь несытну о зданиях” , Петр Милонег , строивший и в Киеве , и в Че рнигове . Зодчий Петр , строитель знаменитого Ге оргиевского собора в Новгороде . Новгородский зодчий Коров Яковлевич . Зодчий Иоанн , построив ший в Полоцке шестистолпный собор с башне образным верхом . Волынск и й зодчий Олекса . Новгородские чеканщики-ювелиры Братило и Коста – создатели знаменитых серебряных с осудов Софийской ризницы . Литейщик Константин – автор роскошно декоративных арок (ныне в Историческом музее в Москве ) для княж еского замка Вщиж , близ Брянск а , с трогательной надписью на обратной стороне (сделанной им еще на восковой модели перед отливкой , может быть , как раз для того , чтобы отливка удалась ): “Господи помоз и рабу своему Константину” . Полоцкий ювелир Лазарь Богша , создавший по княжескому заказ у большой напрестольный крест , украшен ный перегородчатой эмалью (крест этот был похищен фашистами из Минского музея ). Литейщик Авраамий , чей рельефный автопортрет (первый в истории русского искусства ) сохранился до наших дней на вратах новгородского собор а. Работавшие уже в XIII в . мастер Бакун (Авв акум ), автор Георгиевского собора в Юрьеве-Поль ском и его скульптурного убранства , и неки й “хитрец” Авдий , мастер каменной резьбы , создавший рельефы для церкви в Холме , раск рашенные и позолоченные. А сколько имен не дошло до н ас ! Ведь все строительство на нашей земле в XII в . обязано своим развитием русским мастерам . Все это были выходцы из народа , вносивш ие в искусство живительную струю народного творчества . Иные из них работали в разн ых княжествах , подчас враж довавших между собою , но то был труд на единой н иве русского искусства. “При всем различии местных художественных школ XII в ., - пишет наш известный искусствовед Н.Н.Воронин , - все они сохранили в своем м ногообразии русское единство , все они обладали вмест е со своими особенностями и ярко выраженными общими чертами. Их основой в прошлом являлась общн ость киевской художественной традиции , в наст оящем их питало сходство общих условий го сподствующего на Руси феодального строя , нако нец , - и самое главное – эти о бщие черты художественных школ отражали нарождавш ееся и крепнувшее сознание единства русского народа… В народном богатырском эпосе вос певалась защита родной земли , воинская доблес ть и верность родине . Наконец , складывалось и единство русской культуры , кот о рое выковывалось в древнерусских городах , в деятельности ремесленников , обогащавших св ой опыт знакомством с работой их собратье в в смежных княжествах , в развитии торговы х связей , которые , утеряв международную широту прошлого , обращались во внутренние обла с ти Руси”. Как же определить общие черты русског о искусства первой половины XII в ., общий его стиль ? Этот стиль сказывается , прежде всего , в зодчестве. Вспомним киевскую Софию , всей своей ли кующей красотой величаво раскинувшуюся и в длину и в ширину в живоп исном н арастании объемов . Как и в самой Киевской державе , которой она служила роскошнейшим украшением , в ней не было ничего замкну того обособленного . Настали другие времена. Одноглавые , четырехстолпные или шестистолпные храмы , кубом вросшие в землю , возни кают один за другим в стольных кн яжеских городах . Их объемы не столь велики , как в предыдущем веке , причем каждый храм образует плотный массив без лестничных башен , без галерей . Исчезла декоративная “полосатая” кладка . Внушительны , непроницаемы глад ь и т о лщина стен . Шлемообразный купол виден издали . Храм – как вобравш ая в себя все свои силы твердыня , как богатырь , что ни на шаг не отступит на тяжелом своем коне. Гордится каждое княжество своим собором , как кичится оно своей мощью перед со седом , чтобы тот н е посягнул на ег о добро. Раздробленная Русь !.. Богатырь идет на богатыря . Но та неподвижная сила , что дыши т в храмовой твердыне , превозмогает раздоры князей и бояр. От храма к храму , от крепости к крепости – таков всюду путь через лес а и просторы Русской з емли . И кажд ая храмовая твердыня , перекликаясь с соседней , пусть подчас и далекой , вещает , вопреки крови , пролитой в братоубийственных войнах , о единстве этой земли. Тенденция к массивности . Замкнутости церк овного здания проявилась вне Киева уже в XI в . В XII в . она ясно обозначилась в самом Киеве , в соборе Печерского монастыря , а затем утве рдилась еще полнее в строго величавом соб оре Елецкого монастыря в Чернигове . Княжества Владимиро-Суздальское , Полоцко-Минское , Турово-Пинское , Смоленское , Галицко-Волын ское , Киевское , Переяслав-Муромское , Черниговское , Тмутара канское , Рязанское , феодальные республики (хоть и с ограниченной княжеской властью ) Новгоро дская и Псковская… Вот во что превратилас ь Киевская держава . Обособленные в своих э гоистических вожделения х , но туго сп аянные русским национальным сознанием миры . В искусстве каждый из них оставил о се бе память строительством , всяческим украшением своего быта проявил какие-то ему присущие черты . Но хоть велико было уже в XII в . значе ние Новгорода или Галицко-Во лынской земли , первенство политическое и культурное среди обособившихся земель , несомненно , досталось к няжеству Владимиро-Суздальскому : там сложилась вел икорусская народность. …Русь Днепровская сменяется Русью Верхне- Волжской . Таково следствие разложения К ие вской державы . В совсем иных природных усл овиях , чем на юге страны , жили там пред ки наши , приступившие уже в VIII - X вв . к освоению Залес ья . Эти условия сказались на характере рус ского человека. В свое время В.О.Ключевский попытался показать это наглядно . Великороссия , писал он , “со своими лесами , топями и болотами на каждом шагу представляла поселенцу ты сячу мелких опасностей , непредвидимых затруднений и неприятностей , среди которых надобно бы ло найтись , с которыми приходилось поминутно бороться . Это пр и учало великоросс а зорко следить за природой , смотреть в оба , ходить , оглядываясь и ощупывая почву , не соваться в воду , не поискав броду , развивало в нем изворотливость… привычку к терпеливой борьбе с невзгодами и лишениями . В Евро пе нет народа менее изба лованного и притязательного , приученного меньше ждать от природы и судьбы и более выносливого… Великоросс работал не на открытом поле , на глазах у всех , подобно обитателю южной Руси : он боролся с природой в одиночку , в глуши леса с топором в руке… В едь лбо м стены не п рошибаешь , и только вороны прямо летают , говорят великорусские пословицы . П рирода и судьба вела великороссов так , что приучали его выходить на прямую дорогу окольными путями . Великоросс мыслит и дейст вует как ходит . Кажется , что можно придума ть кривей и извилистей великорусского п роселка ? Точно змея проползла . А попробуйте пройти прямее : только проплутаете и выйдите на ту же извилистую тропу…” . “Главная масса русского народа , - указывал Ключевский в другом месте , - отступив перед непосильным и в нешними опасностями с днепровско го юго-запада к Оке и верхней Волге , та м собрала свои разбитые силы , окрепла в лесах центральной России , спасла свою народ ность…” Окрепла и спаслась как нация благодар я замечательной сметливости , выносливости , целеуст ремленн ому усилию и мужеству. В Залесье была воссоздана основа русс кой государственности . И там же , во славу этой государственности , был создан один и з самых прекрасных во всей средневековой Европе художественных ансамблей , в котором вс е три радующие глаз велики е искусства – зодчество , живопись и ваяние – пр едставлены прославленными шедеврами . …В краю лесов , естественно , расцвели д еревянное зодчество и деревянная скульптура . От них ничего не осталось , но искусство “древоделей” вызывало восхищение современников. Когда в 1160 г . пожар уничтожил ростовску ю деревянную церковь , построенную в конце X в ., лет описец отмечал сокрушенно , что другой такой дивной церкви не было и не будет. И это искусство оказалось , в конце концов , сильнее пожаров , ибо оно ожило в белокаменн ой строительстве и в белок аменной резьбе Владимиро-Суздальской Руси . Не характерно ли , что еще в 70-х годах XII в ., когда за владимирцами прочно укрепилась слава ка менщиков , их по-старому называли в то же время и “древоделями”… Мало что сохранилось от к аменн ых построек Мономаха на северо-востоке . Самые ранние из дошедших до нас тамошних х рамов были воздвигнуты при сыне его Юрии Долгоруком , который первым из суздальских князей стал добиваться преобладающего положени я на Руси . И сегодня стоят построенные в те годы церковь святых Бори са и Глеба в селе Кидекше , в четырех километрах от Суздаля , и собор Спасо-Преобра жения в Переяславле-Залесском . Одноглавые четырехс толпные крестово-купольные храмы с тремя масс ивными апсидами и фасадами , широко расчлененн ыми п л оскими “лопатками” . Храмы-богаты ри , столь типичные для русского зодчества середины XII в ., но в самой своей грузности , приземист ости выделяющиеся четкостью архитектурного замыс ла , могучей в своей простоте красотой . Сте ны лишены украшений , щелевидные окна – словно бойницы . Эти храмы выстроены в суровое время , когда тяжелая борьба з а главенство еще не была завершена суздал ьскими владыками . Строг и прост храмовый и нтерьер . При Юрии церковь в Кидекше даже не была расписана , и богослужение велось в ней среди го л ых стен . К идекшская церковь заслуживает нашего особого внимания . Это первая церковь , сложенная из белого камня (местного известняка ), блоки котор ого идеально подогнаны друг к другу . От нее-то и пошло ослепительное белокаменное з одчество , что создало нынеш н юю мир овую славу Владимиру на Клязьме . В город этот , названный так в чест ь его основателя , Владимира Мономаха , перенес свою резиденцию сын Юрия Долгорукого Анд рей Боголюбский. То был крупный государственный деятель , отважный полководец и изворотливый дипл омат . Летописец называет его “самовластце м” . И действительно , он пожелал властвовать безраздельно и над прочими русскими князья ми , и в собственной вотчине . Опираясь не посадских людей , Андрей круто расправился с о старой знатью , противившимися ему ростовск и ми и суздальскими боярами , твердо шел к намеченной цели . Суздальские войска , к которым присоединились князья , привлеченны е Андреем на свою сторону , взяли приступом Киев и разграбили “матерь городов русски х” . По рассказу летописца победители не по щадили н и чего – ни храмов , ни жен , ни детей ; “…был и тогда в Кие ве на всех людях стон и туга , скорбь неутешная и слезы непрестанные” . Но , взяв Киев своими полками , Андрей не поехал т уда сесть на отцовский и дедовский престо л . Пожелал править из Владимира . Историче с кая заслуга его заключается в том , что он мечом и хитроумной политико й приостановил распад Руси , понял значение Владимиро-Суздальской земли как нового центра ее объединения . И личностью , и своими делами он выражал свое время , тревожное и жестокое . Сумел в о плотить и о бъединительные стремления народа . Кончил трагичес ки , убитый в своем дворце в Боголюбове восставшими против него боярами . Но дело его не погибло . А город Владимир , как и все княжес тво , стал при нем крупнейшим очагом русско й культуры . По словам л етописца , Андре й “сильно устроил” Владимир , привлек в нег о “купцов хитрых , ремесленников и рукодельник ов всяких” . То была твердыня , к которой с почт ением относились европейские государи . И твер дыня эта так чудесно украсилась , что и сейчас мы видим в ее па мятниках одно из самых высоких достижений художеств енного гения нашего народа. В Лаврентьевской летописи читаем , что “приведе ему (Андрею Боголюбскому ) Бог из всех земель мастеры” . Скорее всего , заезжие мастера прибыли из Галицкой Руси , игравшей важную рол ь в культурных связях Владимиро-Суздальской Руси с Западом . Влияние царившего тогда в Западной Европе романского стиля , несомненно , сказалось на владимирском искусстве . Но этим не ограничиваются возм ожные сопоставления . В частности , истоки влади миро-сузда л ьской храмовой пластики пы тались отыскать не только в Киеве и Г аличе , но и в Ассирии , Индии , Малой Ази и , Иране , на Кавказе , равно как и в Саксонии , Швабии , Северной Италии и Франции . Переплетение культур обнаруживается во всем мировом искусстве . Но точно т ак же , как константинопольская София – шедевр византийского искусства (каковы бы ни был и его истоки ), а романские соборы – ше девры западноевропейского средневекового зодчества , такие памятники , как владимирский Успенский собор , церковь Покрова на Нерли и в ладимирский Дмитриевский собор , - величайшие шедевры русского искусства . Не найти им подобных в иных странах , ибо могли он и возникнуть только на Русской земле , олиц етворяя тот идеал красоты , который сложился и достиг столь замечательного расцвета в тогдаш н ем главном центре этой земли . Ведь именно в этих памятниках раскр ывается душа нашего народа в определенный период его исторического развития , равно ка к сознание его национальной самобытности , люб овь к своей земле , красоту которой они были призваны увенчат ь , славя в ней красоту вселенной , не только для св оего времени , но и для всех последующих поколений русских людей . Перед памятниками Владимира и Суздаля русский человек той поры испытывал , наверно е , как и мы , волнение , просветлявшее душу . Какая ясность и с тройность и какая гармония с окружающим пейзажем ! Искусство как увенчание природы… Так ведь мыслил и древний грек . Возносясь духо м перед Парфеноном. Мы вспомнили об Элладе не случайно . Не “мраком средневековья” , а лучезарной , жи знерадостной красотой , преод олевшей архитекту рную суровость предыдущих десятилетий , дышит искусство Владимиро-Суздальской Руси в пору р асцвета. Шедевры искусства создаются навечно . Влад имир и Суздаль по праву занимают почетное место среди городов Европы , наиболее бога тых художественн ыми сокровищами мирового значения. Как твердыня , высятся Золотые ворота В ладимира (1164 г .), одновременно служащие городу и узлом обороны , и торжественным въездом . И х мощный белокаменный куб . прорезанный огромн ой аркой и высоко увенчанный златоглавой церко вью , - замечательное сооружение крепостной архитектуры . А на противоположном конце г орода высились некогда столь же , вероятно , мощные и парадные Серебряные ворота. Успенский собор (1158-1161 гг .) был воздвигнут в центре Владимира на высокой береговой к руче , так , чтобы видимый отовсюду он гордо царил над городом и округой . Величес твенный , все вокруг превосходящий и себе п одчиняющий , как и держава князя Андрея ! В этом соборе , на постройку и укра шение которого князь Андрей выделил десятую долю своих доходов , н аходилась велича йшая русская святыня – икона Владимирской Богоматери , шедевр византийского искусства . Вну треннее убранство храма ослепительно сверкало золотом , серебром и драгоценными каменьями , что вызывало сравнение с легендарным библейск им храмом царя С оломона . Суровая простота долгоруковских храмов отошла в пр ошлое . А через два с половиной века по сле постройки Успенского собора великий Рубле в украсил его фресками , которые являют соб ой сияющую вершину древнерусской монументальной живописи . При Всеволоде , брате Андрея , прозванн ом Большое Гнездо , Владимиро-Суздальская Русь достигла наивысшего могущества . Зодчие князя Всеволода возвели вокруг одноглавого шестистолпного храма новые стены , увенчали их четырьмя главами и расчленили фасады на пять частей – пря сел . Еще более величественным , со своим пирам идально нарастающим пятиглавием , в своей широ ко , но слитно и четко разросшейся белокаме нности , стал этот храм , обретя подлинно кл ассическую для русского зодчества могучую ста ть. …Мы говорили о переплетении культ ур , искусств. Во всей русской поэзии , давшей миру столько непревзойденных шедевров , нет , быть может , памятника более лирического , чем церков ь Покрова на Нерли , ибо этот архитектурный памятник воспринимается как поэма , запечатле нная в камне . Поэма русской п рироды , тихой грусти и созерцания. И кажется нам правдивым предание , что князь Андрей построил этот храм “на лугу” , недалеко от своих боголюбовских палат после кончины любимого сына Изяслава – в память о нем и в умиротворение своей печали… Водная гладь , за ливные луга и , словно башня , словно свеча , сверкающий ослепит ельной белизной этот легкий одноглавый храм , так чудесно вырастающий над их простором во всем своем бесконечном изяществе , во все своей чарующей ясности , лаконической красоте. Да , это такое же со вершенство , как классическая дорическая колонна , как самы е высокие достижения древней Эллады. Обычного типа небольшой четырехстолпный х рам , какие строились при Юрии Долгоруком . Но какое коренное различие ! Вместо грузного вкопанного в землю куба – устре мленность ввысь в общем облике и чуть ли не в каждой детали . Удивительное пре одоление тяжести камня , материи в сказочной летучести удлиненных форм , подчас создающее впечатление невесомости . Арочный фриз и угл убленные многоарочные порталы – очевидно , ро ман с кого происхождения , но какими массивными , даже тяжеловесными кажутся в срав нении с церковью Покрова на Нерли совреме нные западноевропейские храмы ! В конце XVIII столетия из-за малой доходности дл я духовенства этой заброшенной тогда церкви игумен Боголюбов а монастыря получил разрешение владимирского епископа разобрать ее , чтобы использовать материал для постройки монастырской колокольни . Церковь уцелела лишь потому , что заказчики и подрядчики не сош лись в цене. При Всеволоде , чья слава и власть так поражали современников и перед кото рым , по словам летописца , трепетали все ст раны , “Суздальская область еще в начале XII в . захол устный северо-восточный угол Русской земли , в начале XIII в . является княжеством , решительно госпо дствующим над остальной Русью” (В.О .Ключевс кий ). Построенный при Всеволоде Дмитриевский с обор во Владимире (1194-1197гг .) должен был олицет ворять и эту славу , и эту власть . Летоп исец с гордостью отмечает , что к тому времени для строительства уже не “искали мастеров от немец”. Как и церковь Покрова на Нерли , Дмитриевский собор – одноглавый четырехсто лпный крестово-купольный храм . “Но как Покровс кая церковь отличалась от храмов Юрия , так и Дмитриевский собор был столь же гл убоко отличен от церкви Покрова . Зодчими с обора как бы руководило жела н ие возвратить его массам тот спокойный , нескол ько тяжеловесный ритм и мощь , которые были столь типичны для храмов Юрия Долгоруког о… Однако при всем этом храм отнюдь н е приземист и не грузен . В отличие от храмов Юрия , Дмитриевский собор подчеркнуто величес т венен и по-своему строен ; но это не утонченная женственная грация церкви Покрова на Нерли , а могучая пр екрасная слаженность и мужественная пропорционал ьность… Ни одна часть не нарушает величав ого , медленного ритма княжеского собора” (Н.Н.Во ронин ). Таково п редельно точное определение архитектурного замысла Дмитриевского собора . И все , что тут сказано , объясняет то г рандиозное впечатление , которое производит на нас этот храм . В той же степени , что и церковь на Нерли , Дмитриевский собор – один из тех шедевров искусства , которые утверждают в нашем сознании веру в великие судьбы человеческого рода , ибо высшее благородство форм свидетельствует в искусстве о неиссякаемом величии человеческ ого духа. Но не только благородство форм , не только идеальные пропорции храм ового з дания создают подлинную уникальность Дмитриевско го собора . Мы глядим , глядим на его выс окие стены и не можем наглядеться . Как чудесная сказка , широко развертывается перед нами белокаменная резьба . Все , что на Ру си было создано замечательного в скан и , гравировке , эмали , басме , рукописном ор наменте и особенно в деревянной резьбе , на шло свое отражение в изобразительных и де коративных мотивах этого шедевра владимирских каменосечцев. “Храмы (Владимиро-Суздальской области ) украшали сь с расчетом на то , что толпы т олкущегося возле них в праздник народа на йдут и время и охоту разобрать поучительн ые темы наружных украшений и воспользуются ими как наглядным наставлением и церковным обучением” (Н.П.Кондаков ). Мы , потомки тех русских людей , что толпились во време на князя Всеволода перед белокаменной роскошью воздвигнутого им собора , любуемся его резной поэмой с тем же , вероятно , что и они , детски радост ным восхищением. Во всем древнерусском искусстве монумента льная пластика получила развитие только во Владимиро-Су здальском княжестве , при этом развитие , исключительное по своим художественны м достижениям . В основе этой пластики – древние традиции деревянной резьбы , восходящ ие к языческим временам . Народное начало , питавшее древнерусское искусство , проявилось тут осо б енно ярко в рельефе , слив ающемся с архитектурой , дополняющем и украшаю щем ее . Любовь к природе , прославление ее красоты – вот что составляет истинное содержание этой замечательной декоративной ску льптуры. Каменная резьба украшает и церковь По крова . Там , на верху каждого из трех фасадов , изображен библейский царь Давид с гусями среди львов , лишенных всякой свире пости , и птиц , внимающих его гласу . Но это изображение , всем своим настроением перек ликающееся с архитектурой храма , не играет существенной роли в об щ ем его облике : это всего лишь прекрасное украшен ие . То же можно сказать и про рельефы боковых прясел. Совсем иным выглядит резное убранство Дмитриевского собора . Оно занимает более по ловины стены , вьется по колоннам арочного пояса , поднимется , все заполняя , до заком ар – полукруглых завершений фасадов , а з атем все так же узорчато восходит к б арабану . И так все это стройно , так изя щно распределено , так гармонично согласовано , ажурной вязью покрывая чуть ли не все здание , что кажется , будто перед нами др аго ц енный ларец , сработанный искусней шим ювелиром по заказу сказочного великана. Да , драгоценный ларец . Или – каменный ковер . Каменный узор – излюбленное древн ерусское узорочье . Пышно расшитая ткань , оторо ченная кистями колончатого пояса… Но не передать всего , что рождаю т память и воображение , когда смотришь изд али на эту поэму в камне. Радость для глаз – чистая , непосредст венная , как бы торжествующая над всеми мир скими печалями. “Чудным велми” показался Дмитриевский соб ор летописцу . Любо смотреть и вблизи на узорочье . Несложны сюжеты рельефа . Тот же царь Давид – псалмопевец . Или же , как полагал Н.П.Кондаков , а за ним и крупнейший современный знаток древнерусской ка менной скульптуры Г.К.Вагнер , - сын царя Давида , мудрый Соломон . А вот и сам Всеволод Большое Г нездо на троне , с коленопреклоненными сыновьями . Обычное для всей тогдашней Европы возвеличение государевой влас ти , через церковь благословляемой Богом. Мономах , дед строителя этого храма , го ворил в своем “Поучении” : “Зверье разноличнии , и птица , и рыбы у крашено твоим промыслом , Господи !.. Все же то дал Бог на угодье человеком , на снедь , на весель е”. Именно на веселье . И оно так играе т , так искрится в легкой резьбе , так сл авит вселенную . И в этом – непреходящая значительность , сияющая красота скульптурного убранства Дмитриевского собора. Что это – “звериный” стиль , в осн ове своей восходящий к скифам , а от ни х к Передней Азии , к Ирану ? Быть может . Но ведь звери фигурируют в средневековом искусстве самых разных народов – от Китая до Скандинавии . Здесь же звер иный мир показан в своем , русском обличии , восходящем к древнеславянским мифам. Это – русское народное мироощущение , запечатленное в белом камне , искусство русски х каменосечцев , в древоделии выработавших сво и художественные приемы и изощренную технику . Рус ская сказка в камне , исполненная живого трепетного ритма. “Владимиро-Суздальская пластика занимает совс ем особое место в истории средневековой с кульптуры . Хотя в ее сложении сыграли свою роль восточные , византийские и западные э лементы , тем не менее ни на Востоке , ни в Византии , ни на Западе мы не найдем ни одного памятника , который хотя бы в отдаленной степени повторял то , что было создано руками русских мастеров… И если романская скульптура на Западе стихийно развивалась в сторону обособления фи гуры от с т ены… то на Руси художественная эволюция протекала в обратном направлении . Тяжелый высокий рельеф , таивший в себе возможность перерождения в круглую скульптуру , был переведен русскими мастерами на язык деревянной резьбы , а затем по дчинен тому орнаментальн о -плоскостному началу , которое всегда так ценилось древнер усскими художниками… На Руси место статуй занял плоско трактованный рельеф… И в руках древнерусских художников он сделался со вершенным средством для выражения их мыслей и чувств” (В.Н.Лазарев ). Истин но народное творчество . И раз ве не показательно , что даже в близкие нам времена на крестьянских избах (особенно северных областей ) встречались украшения , как по своим мотивам , так и по своему стилю напоминающие рельефы Дмитриевского собор а ? В этом соборе русскими зодчими и ваятелями была достигнута удивительная согл асованность скульптурного убранства с архитектур ой . Декоративность рельефов не только не з атемняет архитектурного замысла , но еще ярче , убедительнее выявляет замысел , так что в есь собор – шедев р гармонии и меры . И потому его совершенство знаменует высшую ступень в развитии владимиро-суздальс кого строительного искусства. В воздвигнутом несколько десятилетий спус тя (1230-1234 гг .) Георгиевском соборе в Юрьеве-Польско м , который можно назвать лебедин ой пес ней этого искусства , гармония уже нарушена. Тут узорочье , замечательное по своей и зощренности и мастерству , стушевывает членение стены , приобретает самостоятельное значение , ут верждает победу декоративного начала над архи тектурным . А это нарушает худ ожественное единство памятника. Икона , названная на Руси “Владимирской Богоматерью” , засияла во владимирском Успенском соборе как высочайший образец византийского искусства , как совершеннейшее живописное выр ажение всепокоряющей одухотворенности . И , глядя на эту икону , русские мастера , конечно , дивились искусству ее гениального автора в гордой надежде – не сегодня , так завтра сравняться с ним. В Дмитриевском соборе приглашенные Всевол одом греческие мастера разукрасили стены таки ми фресками , что у молящихся дух , вер оятно , захватывало от восхищения . Так великокн яжеская власть укрепляла церковной роскошью и великолепием искусства свой авторитет . И , конечно , верноподданным князя Всеволода было небезразлично , что в этой величественной росп иси грекам помогали рус с кие масте ра. Уже в Киеве древнерусские мастера вст упили в соревнование со своими греческими учителями. Фрески , или , точнее , остатки их , были расчищены в 1918 г. Уцелевшие фрески изображают “Страшный суд ” . Греческий художник , работавший над композиц ией , бы л выдающимся мастером . Красиво располагаются по стенам чисто греческие по типу , выразительные фигуры апостолов , своей величавой стройностью живо напоминая эллинистиче ские образы . Но есть в этих фресках не которые фигуры (как , например , ангелы северного скл о на большого свода ), в кото рых , как правильно было замечено , напряженный византийский психологизм , византийская суровость и аристократическая недоступность сменяются некоей добродушной интимностью , подкупающей задуш евностью . Их чисто русский облик в сочета н ии с певучей линейной декоративн остью выдает руку русского мастера , пробующег о свои силы в монументальной живописи , не отрекаясь от любезного его сердцу народн ого узорочья. Икон XII и XIII вв ., связанных с Владимиро-Суздальской Р усью , сохранилось немного, но среди них имеются шедевры. Оплечный “Деисус” (по-гречески “моление” и ли “прощение” ), где с двух сторон молодого Христа скорбные ангелы заменяют традиционные фигуры двух главных святых (Марии и И оанна ), ходатайствующих перед Христом за род людской , трог ает нас своей ласковой одухотворенностью . “Можно без преувеличения ска зать , что эта замечательная икона служит и сходной точкой того длительного процесса , кот орый завершился созданием на русской почве развитой формы иконостаса… Идейный смысл “ Деисуса” не п о длежит сомнению . Эта композиция символизировала идею заступничества . Вот почему она приобрела такую широкую популярность в средние века . Когда феодал ьный гнет ложился настолько тяжелым бременем на плечи трудящихся , что в их глазах “Деисус” как бы воплощал последню ю “надежду отчаявшихся”… Можно определенно ут верждать , что нигде изображение “Деисуса” не пользовалось такой исключительной популярностью , как во Владимиро-Суздальской Руси” (В.Н.Лазаре в ). Икона “Дмитрий Солунский” . На этой бол ьшой иконе благочес тивый воин , умерщвленн ый при императоре Диоклетиане за приверженнос ть к христианству и почитаемый как покров итель воинства и покровитель славян . Он во сседает на троне с мечом , наполовину вынут ым из ножен . На этом троне – знак Всеволода Большое Гнездо . Все м св оим обликом Дмитрий Солунский как бы олиц етворяет князя-витязя , призванного творить правый суд и оберегать свой народ . Как не вспомнить торжественное обращение к одному из тогдашних князей автора “Слова о полку Игореве” : “Высоко сидишь ты на престоле с воем златокованом”. “Ярославская Оранта” из монастыря в Я рославле . (В начале XIII в . в Ярославле , ставшем прест ольным городом удельного княжества , шло больш ое строительство , и возникла местная школа живописи , отмеченная чисто русскими чертами ). Прообразом этой монументальной иконы яви лась мозаичная Оранта из киевской Софии . Н о насколько ярославская Богоматерь человечнее прообраза ! В ней нет ничего сурового , ле гка и стройна ее фигура на золотом фо не , и румянец играет на ее щеках . Это – заступница , не тольк о могуча я , но и умиленная , своим проникновенно-любящим взглядом обещающая людям помощь и состра дание . И потому ее светлый образ так в олнует и радует . …Суздальский белокаменный Рождественский соб ор , тоже украшенный узорчатой резьбой , славитс я на весь мир св оими Златыми врат ами . Это – вершина Владимиро-Суздальского дек оративно-прикладного искусства . Другие замечательные образцы его – парадный топорик Андрея Боголюбского , серебряные браслеты с орнаментом , воспроизводящим мотивы владимиро-суздальской арх итекту р ной резьбы (все в Историчес ком музее в Москве ), украшенный рельефной чеканкой , опять-таки очень близкой к резьбе Георгиевского собора , шлем князя Ярослава В севолодовича , брошенный им на поле проигранно й сечи . Впрочем , Златые врата могут почита ться памятн и ком не только декорат ивного , но и изобразительного искусства . Лишни й пример того , как переплетаются различные виды художественного творчества и как прик ладное искусство из своей , якобы , низшей , с феры переходит подчас в самую высокую. Врата Суздальского Рож дественского со бора , созданные в 20 – 30-х гг . XIII в ., состоят из массивных досок , обитых снаружи медными листами , образующими пятьдесят шесть клейм Клей ма – здесь : небольшие композиции , живописующи е житие святого , изображенного на среднике , т.е . в сере дине иконы ; образуют свое го рода раму. . Изображения и богатейший орнамент выполнены способом огнев ого золочения : пластина покрывается черным ла ком , рисунок процарапывается иглой , его линии травятся кислотой и затем заполняются ам альгамой из тонкого листов ого золота и ртути , которая испаряется от жара , распл авляющего золото . И на расстоянии , и вблиз и , мягко сияя золотом на темном бархатисто м фоне лака , врата производят незабываемое впечатление своим чудесным узорочьем , в кот ором так гармонично вырисовывает с я каждый отдельный мотив , каждая изящно напис анная фигура . Лучшие достижения народного тво рчества , живой народной фантазии в сочетании с законченным мастерством легли в основу этого замечательного памятника русской худож ественной культуры. …Монголо-татарс кое нашествие жестоко поразило Древнюю Русь . “…И во граде многих людей , и жен , и детей мечами посекли… и весь город пожгли , и всю красоту знаменитую…” Так выражал свою скорбь совре менник после того страшного декабрьского дня 1237 г ., когда вражеские полч и ща обрушились на столицу Рязанского княжества. А вот слова владимирского епископа Се рапиона : “…Навел он (Бог ) на нас народ немилостивый , народ лютый , народ , не щадящий красоты юношей , немощи старцев , младости дет ей . Воздвигли мы на себя ярость Бога н ашего , разрушены божественные церкви , осквер нены священные сосуды , потоптана святыня , свят ители переданы мечу , тела монашеские брошены птицам , кровь отцов и братьев наших , с ловно вода , обильно наполнила землю . Исчезло мужество князей и воевод наших ; храбрецы н аши , исполненные страха , обратились в бегство… Села поросли сорною травой ; смирилось величие наше , погибла красота наша”. Как настойчиво звучит в устах русских людей того времени неутешная печаль о погибшей красоте ! Из крупных городов русских только Нов гор од и Псков избегли разорения. Список литературы : 1.Алпатов М.В . Всеобщая история искусств : В 2 т . М ., 1955. 2.Вагнер Г.К . Мастера древнерусской скуль птуры . М ., 1966. 3.Любимов Л.Д . Искусство Древней Руси . М ., 1996.
© Рефератбанк, 2002 - 2017