Вход

Метафизика и ее значение для научного познания

Реферат по философии
Дата добавления: 20 июня 2010
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 104 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Сущность, характерная черта метафизики как философского мет ода мышления - односторон ность. Это абсолютизация какой-то одной (безразлично, какой именно) сторо ны живого процесса познания — или шире — любого элемента целого. Термин «метафизика» был введен в I в. до н.э. Андроником Родосским. Система тизируя произведения Аристотеля, он расположил «после физики» (знаний о природе) те из них, в которых речь шла о первых родах сущего, о бытии самом п о себе, т. е. те, которые были «первой философией» — наукой о первых причин ах, о первой сущности и началах. На современном уровне развития философского знания можно выделить три основных значения понятия «метафизика». 1. Философия как наука о всеобщем, первым прообразом которой было учение А ристотеля о якобы высших, недоступных органам чувств, лишь умозрительно постигаемых и неизменных началах всего существующего, обязательных дл я всех наук. Аристотель считал метафизику самой ценной из наук — учением о первых родах сущего, о п ервых причинах. Изучение же «телесного», единичных чувственно-восприни маемых вещей — это «есть дело физики и второй философии», т. е. дело частн ых (естественных) наук. 2. Особая философская наука — онтология, учение о бытии как таковом, незав исимо от его частных видов и в отвлечении от проблем гносеологии и логик и. Она широко распространилась примерно в XVII в., когда метафизика в данном е е значении была тесно связана с естественнонаучным и гуманитарным знан ием (Декарт, Лейбниц, Спиноза и др.). Однако позднее эта связь стала ослабев ать, а затем окончательно утратилась. 3. Определенный философский способ мышления (познания), противостоящий д иалектическому методу как своему антиподу. Именно об этом аспекте понят ия «метафизика» дальше и будет идти речь. Представляется целесообразным разграничивать метафизический способ мышления как целостное образование (возникший в XVII в.) и его отдельные стор оны, элементы, которые появились по времени раньше его как целого и были т ем самым его предпосылками. Так, в рамках стихийно-диалектической древне греческой философии элементами метафизического способа мышления выст упали: раздувание софистами изменчивости вещей вплоть до полного релят ивизма, абсолютизация элеатами неизменности всего сущего и т. п. Метафизика (как и диалектика) никогда не была чем-то раз навсегда данным, о на изменялась, выступала в различных исторических формах (типах), имела р азличные «лики» (виды). Поэтому если в какой-либо философской системе рас сматриваются «метафизические проблемы», надо четко разобраться, о како м аспекте понятия «метафизика» идет речь. Если же имеется в виду антидиа лектика (метафизический способ мышления), надо дифференцировать ее форм ы и виды. Примерно до середины XIX в. преобладающим методом в философии и науке была главным образом старая метафизика, которая имела дело преимущественно с предметами (и их мысленными отражениями) как с чем-то законченным и неиз менным. Глубокий анализ этой формы метафизики дал Ф. Энгельс, который осу ществил следующее: Во-первых, выявил ее специфику — отрицание всеобщей связи и развития, «у скользание связи целого», мышление «сплошными неопосредованными проти воположностями» («да— да», «нет— нет»), убеждение в окончательной завер шенности системы всех мировых связей. Во-вторых, вскрыл объективную основу появления старой метафизики — нео бходимость объяснения частностей, элементов (сторон) целого, для чего эт и стороны должны быть «вырваны» из целого и рассмотрены по отдельности, вне их связи и развития, в «чистом виде». Это и было важной задачей познани я того времени. В-третьих, обосновал правомерность и необходимость метафизического сп особа мышления в данной его форме «в известных областях», указал на недо пустимость его «экспансии» за эти пределы. «Великое историческое оправ дание» старометафизического способа мышления было обусловлено необхо димостью предварительного исследования самих предметов как таковых в их устойчивости, неизменности, вне их взаимосвязи, с тем чтобы затем сист ематически изучать происходящие с ними изменения. В-четвертых, установил дату возникновения (XVII в.), «место рождения» (естеств ознание) и «крестных отцов» (Ф. Бэкона, Дж. Локка) старой метафизики. В-пятых, вскрыл элементы, зачатки новой метафизики в недрах старой, ибо о т ом, что природа находится в вечном движении, знали уже в XVII— XVIII вв. Но, будучи в плену тогдашних (старометафизических) представлений, не могли это движ ение правильно объяснить. В-шестых, обосновал необходимость перехода к «высшей форме мышления» — диалектике, ибо в конце концов все в действительности совершается диале ктически, а не метафизически. Существуют ли в наши дни, когда наука добилась столь впечатляющих успехо в, метафизические взгляды, в том числе и те, которые отрицают всеобщую свя зь и развитие всех явлений? Оказывается, как ни странно, существуют. Так, н апример, идея эволюции, развития Вселенной сегодня представляется есте ственной и необходимой, хотя до такого понимания наука дошла трудным и п ротиворечивым путем. Русский ученый А. А. Фридман, исходя из теории относи тельности А. Эйнштейна, в 1922— 1924 гг. впервые убедительно доказал, что Вселен ная не является стационарной, неизменной, а находится в процессе глобаль ной эволюции. Любопытно отметить, что сам Эйнштейн не сразу пришел к этой мысли, пыталс я построить неэволюционную модель, которая предполагала Вселенную «ве чно равную самой себе». Как отмечал И. Пригожий, «когда в 1917 г. Эйнштейн предложил первую модель Вселенной, речь шла о статической и вечной Вселенной — физико-математическом выра жении парменидовской тавтологии «бытие есть»». Последующие открытия (о собенно в космологии) показали, что статическая картина неприемлема ни д ля каких астрономических систем, какими бы устойчивыми они ни казались н а уровне видимости. Тем самым был твердо установлен факт эволюции (стано вления, развития) всех небесных тел и их систем. Однако и по сей день у ряда ученых существует «антиэволюционное предубе ждение», и они пытаются найти статические решения космологических урав нений, отстоят стационарность Вселенной. И это несмотря на то, что фаю эво люции, развития последней был доказан теоретически и подтвержден экспе риментально (явление красного смещения, установление постоянной Хаббл а и пр.). Вот почему «...удивляться надо не существованию красного смещения и расширению Вселенной (нестационарность ее есть следствие фундамента льных законов физики), а поразительной живучести консервативных взгляд ов» — проявлению метафизического способа мышления в его, казалось бы, д авно преодоленной форме (отрицание развития). Укрепление под напором фактов идеи о диалектическом характере всего существующего и ее распространени е, про ходившее в острой борьбе со с тарой метафизикой, при вело к двум важным результатам: 1. Появилась новая, «важная форма диалектического мышления» — материали стическая диалектика. Этому во многом способствовала революция в естес твознании конца XIX — начала XX века, особенно кардинальные изменения пред ставлений в физике. «Важнейшее изменение, которое было обусловлено ее (ф изики. — В. К) результатами, состоит в разрушении неподвижной системы пон ятий XIX века» и в стремлении перейти к понятиям «текучим», подвижным, изме нчивым. 2. На «обломках» показавшей свою полную несостоятельность перед лицом фа ктов старой метафизики возникла новая метафизика, ставшая господствую щей в XX в. Если в старой метафизике имелись элементы новой, то в последней с одержатся элементы старой в их разнообразных сочетаниях и комбинациях, функционирующие в рамках и на основе новометафизической концепции раз вития. Новая метафизика в отличие от старой не отвергает ни всеобщую связь явле ний, ни их развитие — это было бы абсурдно в эпоху громадных достижений н ауки и общественной практики. Особенность антидиалектики в новой форме — сосредоточение ее усилий на поисках различных вариантов истолкован ия, интерпретации развития. Новый метафизик охотно рассуждает об измене нии, развитии всего сущего, о великой мировой связи всего со всем. Он даже скажет, что все в мире противоречиво и призовет к гибкости понятий, чтобы выразить развитие вещей и т. д. и т. п. Однако, соглашаясь с принципом развит ия на словах, сторонник новой метафизики дает на деле такую «хитрую и тон кую» интерпретацию данного принципа, что от него фактически ничего не ос тается. Если для диалектики развитие — единство возникновения и уничтожения, в заимопереходы, единство и борьба противоположностей, самодвижение все го сущего по спирали, единство постепенностей и скачков и т. п., то новомет афизическая концепция толкует развитие иначе. Оно здесь может понимать ся следующим образом. 1. Как простой, всеобщий и вечный рост, увеличение или уменьшение, т. е. тольк о как чисто количественные изменения без коренных качественных преобр азований, без скачков, («плоский эволюционизм» в его различных модификац иях). Категория развития здесь заменяется «ходячей идеей» эволюции и ней тральной терминологией («изменение», «рост», «трансформация» и т. п.). 2. Как только качественные изменения, цепь сплошных скачков без подготав ливающих их постепенных количественных изменений. Это обратная сторон а «плоского эволюционизма», абсолютизирующая одну из двух взаимно связ анных необходимых моментов развития — скачки, перерывы постепенности. Данная односторонняя интерпретация развития представлена в таких свои х «обликах», как творческая эволюция, катастрофизм, эмерджентная эволюц ия и т. п. 3. Как повторение, монотонный процесс, имеющий строго линейную направлен ность. Здесь развитие трактуется как движение по прямой линии, осуществл яющееся в одной плоскости, процесс, «тянущийся в абстрактную бесконечно сть» (Гегель). 4. Как вечное движение по одному и тому же кругу (а не по спирали) и всегда пр иводящее к одним и тем же последствиям. Классический пример — теории ис торического круговорота (Шпенглер, Тойнби и др.). 5. Как движение, из которого фактически изъята его сущность — противореч ие, единство противоположностей. Движение, развитие здесь истолковываются таким образом, что остается в т ени самодвижение, его двигательная сила, его источник, который переносит ся во вне — бог, субъект и т. п. На словах противоречие новым метафизиком в роде бы не отвергается, но поскольку он все-таки его «оставляет в тени» ил и «переносит его во вне», понять движение как самодвижение не в его силах. Самое большое, на что он способен, — это описать результат движения, изоб разив последнее как сумму, связь состояний покоя. 6. Как только прогрессивные изменения, т. е. как восхождение от простого к с ложному, от низшего к высшему, игнорируя регресс, нисходящие изменения. В зависимости от сферы своего функционирования, области применения сво их усилий антидиалектический способ мышления и действия можно классиф ицировать и по другим основаниям, выделив, в частности, онтологическую и гносеологическую (методологическую) метафизику. Думается, что данные ви ды антидиалектики присущи и старой и новой метафизике, своеобразно пере плетаясь и преломляясь в каждой из этих форм. Так, домарксистский матери ализм не только был неспособен понять мир как процесс, как находящуюся в историческом развитии и взаимосвязях материю, но и не сумел применить ди алектику к развитию познания, к самым общим понятиям и категориям мышлен ия. Если онтологическая метафизика имеет дело преимущественно с интерпрет ацией развития объективной реальности, то гносеологическая — связана с односторонним пониманием познания. В зависимости от того, какой момент , отношение и т. п. последнего абсолютизируются, получается та или иная фор ма гносеологической антидиалектики. К их числу можно отнести догматизм, релятивизм, скептицизм, формализм, схоластику, эмпиризм, сенсуализм, рац ионализм и т. д. Особенно «коварными и хитрыми» формами антидиалектики, к оторые и сегодня пользуются широким распространением, являются софист ика и эклектика. Сущность софистики и эклектики как форм метафизического способа мышле ния заключается в том, что всесторонность , универсальную гибкость понятий, гибкость, доходящую до т ождества противоположностей, они применяют субъективно, произвольно. Д иалектика же как «высшее разумное движение» есть гибкость, примененная объективно, т. е. отражающая всесторонность материального процесса и еди нство его, есть правильное отражение вечного развития мира. Основное раз личие софистики и эклектики (при всем их сходс тве) состо ит в том, что харак терными приемами последней явля ются субъективистское выхватывание лишь отдельных сторон предмета и и х произвольное механическое соединение чисто внешним образом. Гибкост ь понятий должна соответствовать движению, развитию самого объективно го мира. Поэтому критерий объективности и есть прежде всего то, чем отлич ается диалектика от софистики как субъективистской диалектики. Послед няя есть внешняя, поверхностная, «пустая диалектика», которая вследстви е своего произвола и субъективизма не доходит до диалектики в самом реал ьном предмете. Софистика (и ее постоянный «попутчик» — эклектика) не какая-то «концепция мира», не тео рия логического и не научный метод познания действительности. Это такой способ мыслительной деятельности, главная цель которого искажение истины (как правило, созн ательное, преднамеренное), субъективистски извращенное представление действительности. Софистика и эклектика обычно находятся на вооружени и у представителей тех социальных групп, интересы которых не совпадают с объективными закономерностями общественного развития, и потому их «ло гика идей» расходится с «логикой вещей». Заключая сказанное, отметим, что метафизический метод мышления в обоих с воих вариантах (старая и новая метафизика) при всей своей ограниченности оказал серьезное влияние на развитие науки — особенно в период ее возн икновения и формирования (XVI— XVIII вв.). В это время преобладающим был процесс дифференциации научного знания и каждая из возникающих наук делала сво им предметом отдельные части, фрагменты действительности с целью изуче ния их качественного своеобразия — механические, химические, физическ ие и другие явления. Основное внимание при этом было направлено на решение вопроса о том, что такое данный предмет? А для этого последний надо было вычленить из други х предметов и явлений, рассмотреть исследуемый предмет в «чистом виде», вне его взаимосвязи с другими предметами и отвлекаясь от его изменения ( развития). Эту задачу и выполнял метафизический метод мышления (в старой его форме), с помощью которого была построена механическая картина мира, ставшая долгосрочным концептуально-методологическим образцом для все х (в том числе гуманитарных) наук, и на основе которой было открыто большое число законов. По этому поводу Гейзенберг писал, что в период своего становления «наука обратила свой взор исключительно на одну часть божественного действия и тем самым возникла опасность утери из виду великого целого, всеобщей с вязи вещей. Но опять же здесь-то и лежала причина громадной плодотворнос ти нового естествознания». Тем более что мысль устала от схоластических рассуждений, господствовавших сотни лет. Новометафизическая методологическая концепция, которая уже не отверга ла ни всеобщую связь явлений, ни их развитие, даже при одностороннем их (св язи и развитие) истолковании, способствовала выработке всесторонней, гл убокой и последовательной концепции развития (эволюции). Так, даже однос торонне понимая развитие (как только количественные изменения), английс кий геолог Ч. Лайель сделал немало открытий в этой науке. Также исходя из о дностороннего истолкования развития (но уже как «цепи сплошных скачков », «катастроф»), французский естествоиспытатель Ж. Кювье внес большой вк лад в развитие сравнительной анатомии и палеонтологии. Но подробнее об э том — в главе о естествознании. Что касается такой разновидности метафизического способа мышления как софистика, то она, при всем своем релятивизме и «субъективистской слепо те», содержала в себе целый ряд продуктивных идей, которые были выдвинут ы прежде всего в древнегреческой философии (V— IV вв. до н. э.). К числу таких ид ей можно отнести следующие: сознательное исследование мышления самого по себе; понимание его силы, противоречий и типичных ошибок; стремление р азвить гибкость, подвижность мышления, придать ему диалектический хара ктер; попытка с помощью такого мышления «разъесть как щелочь» все устойч ивое, расшатать конечное; подчеркивание активной роли субъекта в познан ии; анализ возможностей слова, языка и т. п. Сосредоточив внимание на субъе ктивной стороне диалектики, показав гибкость, текучесть, взаимопревращ аемость понятий, софисты тем самым подготовили почву, на которой антична я диалектика достигла высшего расцвета в лице Сократа, Платона и Аристот еля. Последний, кстати говоря, «обязан» софистам тем, что в противовес их субъ ективизму и «игре слов» «вынужден» был создать формальную логик у. На это обратил внимание вы дающийся сов ременный философ и логик Г. X. фон Вригт, который отмечал, что софистика как «неприрученная» рациональность «спровоцировала» требование критиче ской рефлексии по поводу ее проявлений, что, в свою очередь, вызвало необх одимость специализированного исследования форм мысли, т. е. логики. «Соф истика, — пишет Вригт, — была проявлением бурного восторга по поводу от крытия языка как логоса, т. е. как инструмента спора, убеждения и доказател ьства. Дисциплины логики и грамматики возникли как двойной плод этой уст ановки». Нарушая еще не открытые законы мышления, софисты тем самым спос обствовали их открытию, что Аристотель и сделал. Литература. 1. Борн М. Размышления и воспоминания физика. М., 1977. 2. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. 3. Гейзенберг В. Физика и философия: Ч асть и целое. М., 1989. 4. Глобальный эволюционизм: Философ ский анализ. М., 1994. 5. Наука в зеркале философии XX в. М., 1992.
© Рефератбанк, 2002 - 2017