Вход

Геополитическое пространство России: мифы и реальность

Реферат по географии, экономической географии
Дата добавления: 26 февраля 2007
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 95 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Геополитическое пространство России: мифы и реальность Поиск причин развала СССР шел как с позиций серь езного анализа, так и, увы, больше всего — со спекулятивных позиций “запр ограммированности” такого развала. Тезис “запрограммированности” в на иболее массовом варианте сводится к весьма тривиальному: “СССР — импер ия”, “Все империи разваливались” — значит… и т. д. Куда более неожиданным кажется другое объяснение “запрограммированно сти” — естественно-географическое — виновато оказывается, слишком бо льшое пространство. Это действительно неожиданно, ибо вся история русск ой и мировой геополитики говорит о плюсах больших пространств. К сожалению, начало положили не журналисты, а ученые. В популярном журнал е “Знание — сила” (Лев Гумилев шутливо называл его “Знание через силу”) п оявилась статья доктора географических наук Б.Родомана 2 , где эта идея пагубности простра нства почему-то называется тривиальной. “Огромность России— причина е е бедствий. Громоздкое государство, фактически унитарное, не может защищ ать права и свободы человека потому, что более всего озабочено самосохра нением. Своими огромными размерами Россия обречена на геополитическое одиночество... В гигантской унитарной стране невозможен парламент” 3 . Где же выход по Б.Родоману? “Надо дать мировому сообществу переварить Ро ссию по кускам (выделено автором — С.Л.), иначе и мир нами подавится, и мы по гибнем в его глотке” 4 . А втору вообще не нравится наша история, ибо “почти вся территория России образовалась путем завоеваний и неравноправных договоров под угрозой силы”, и оказывается, в России даже “сформировался своеобразный тоталит арный ландшафт” 5 . Куда “мягче” позиция других известных географов — А.Трейвиша и В.Шупера . Их, с одной стороны, вроде бы обнадеживает тот факт, что Россия остается с истемой “от моря и до моря”, а с другой — они же сочувственно цитируют мне ние еще одного географа — В. М. Гохмана: “..пространство — наш бич”. А далее следует совсем неожиданный пассаж, огорчивший бы М.В.Ломоносова: “..если б ы за Уралом плескался океан, скорее всего, Россия уже давно была бы полнок ровньм членом сообщества цивилизованных стран”. (Трейвиш А., Шупер В. Прос транство России: богатство или бремя / Знание — сила, 1993, март. С. 91). Удивляет здесь не столько раздвоенность позиции (надежда или бич?), сколь ко повторение серьезными учеными печально известной формулы “нобелевс кого тракториста” о вхождении в “цивилизованное сообщество”. Для него-т о Пушкин и Толстой, Чайковский и Шостакович, Вернадский и Королев — не пр опуск в этот мир, но для наших коллег это вроде бы должно быть очевидным. Все цитированные “идеи” не совсем новы. Но в последнее время спекуляции с пространством усилились, и на этом “поле” работают уже не одиночки, а це лые коллективы, и распространяет их уже не “Знание — сила”, а куда более м ноготиражный “Огонек”. Видимо, после масштабной идеологической работы по развалу СССР постперестроечный журнал решил внести свою лепту и в раз вал России. Цитируем: “ Предельно допустимая (!) (выделено автором — С. Л.) площадь государства, после превы шения которой существование страны делается энергетически невыгодным , равна приблизительно 500 тыс.км 2 ” 6 . Для убедительности тезиса стат ья предваряется эпиграфом: “Да знаете ли Вы, что такое Россия? Ледяная пус тыня. А по ней ходит лихой человек” (К.Победоносцев). А для “научности” ука зывается, что лаборатория глобальных проблем при Институте безопасног о развития атомной энергетики дает не просто, а “выявленные физические з акономерности развития страны”. Напомним, что территория России — более 17 млн.км 2 , т.е. в 35 раз (!) выше “нормы”. Спрашив ается, правда, а как же живут другие “запредельные” страны и кто вообще эт и “монстры” с большой территорией? Оказывается, их не так и мало — 24 стран ы мира имеют площадь более 1 млн.км 2 , т. е. явно “запредельную”, а среди них и самые развитые (США, К анада, Австралия), и самые быстро развивающиеся (Китай), и другие самые кру пные по населению (Индия, Бразилия). Кстати, грядущие энергетические проб лемы Китая отнюдь не в его территории, а в потенциальном исчерпании нефт яных ресурсов... Согласно “Огоньку”, в России все безнадежно и по другим параметрам. Кром е обширной территории у нее еще два “греха”: многонациональность (“культ урно-психологическая разница регионов”, по элегантному выражению авто ров) и еще худший — морозы. Оказывается, среднегодовая температура в Рос сии +°, тогда как в Канаде +5,1°(но живут же!), в Исландии +0,9°, а в Финляндии, котор ая все-таки севернее основного массива России, +1,5°. Парадоксы? Но беда наши х авторов в том, что среднегодовая температура огромной страны — показа тель почти бессмысленный, некорректный, все равно что средняя температу ра у пациентов больницы: кто-то при смерти, а у других, наоборот, 36,6°... Технократические объяснения в геополитике не срабатывают. Справедливо в них лишь то, что энергетически эффективными бывают преимущественно не большие страны. Не срабатывают и любые объяснения, игнорирующие географ ическое положение страны, в частности сравнения показателей сельского хозяйства СССР— России и США, проводимые без учета “северности” нашей с траны. Смехотворны и “выводы”, делающиеся на такой шаткой основе, например, о то м, что “сепаратизм” оказывается “не глупая амбициозность отдельных мес тных лидеров, а выражение объективных энергофизических механизмов ист ории" 7 . Пример Армении, о бъявившей когда-то свою АЭС источником всех зол, а недавно — с помощью Ро ссии, восстановившей ее, — куда более объективная реальность. Довольно с транно выглядит их “вывод” о том, что достаточно благополучным США, Кана де и Китаю тоже грозит развал... Вообще судить о чем-то в области другой науки очень сложно, часто это обор ачивается самоуверенно дилетантскими “выводами”. Оказывается, через 50 л ет Россию ждет потепление, и можно определить, какое именно, — на 2,1° (0,1 — ту т трогательная деталь — все, дескать, просчитано и ясно), а заодно добавля ется, что пусть хоть при этом пол-Европы потонет, зато “даст Бог, возможен скорый распад страны” (России — С.Л.), и это доведет ее “до эффективных пло щадей” 8 . Беда в том, что авторы не знают новейших авторитетных прогнозов “парнико вого эффекта”, хотя и до них все было достаточно спорно и неоднозначно. В 1995 г. на Международной климатическо й конференции ООН в Берлине было четко сформулировано, что в первой поло вине XXI в. никакого заметного потепления в мире не произойдет. И что, у Росси и и здесь “особенная стать”? (Подробнее этот вопрос освещен К.Я.Кондратье вым). (Кондратьев К.Я. Новые тенденции в исследовании глобального климата // Известия РГО, 1996, т. 128. ...6. С. 47, 54.) А теперь насчет пространства России всерьез. Со времен Петра I (с сегодняш них позиций его можно назвать геополитиком) и вплоть до 1914 г. Российская Империя ежедневно расширялась на 83 км 2 , т.е. на 80 тыс.км 2 в год. В одном лишь XIX в. ее территория увеличилась на 1/3, соглас но подсчетам американских журналистов. Это означает, что территория быв шего СССР была на 90% создана не “тоталитарным режимом”, а столетними усили ями русских государственников. И это была не "лоскутная" колониальная им перия, а органически единое геополитическое, экономическое и культурно е пространство. Л.Н.Гумилев отмечал, что “только в XVIII в. России удалось реши ть важнейшую проблему обретения естественных границ” 9 , при этом “включение в Московско е царство огромных территорий осуществлялось не за счет истребления пр исоединенных народов или насилия над традициями и верой туземцев, а за с чет комплиментарных контактов русских с аборигенами или добровольного перехода народов под руку московского царя” 10 . “Цивилизованные народы” поступили со своими ко лониями иначе — отмечает ученый. Хорошо известно (но, увы, забыто сегодняшними политиками Грузии), как прос ила Грузия быть присоединенной: “..долгое время первые Романовы — Михаи л, Алексей, даже Петр — не хотели принимать Грузию, брать на себя такую об узу. Только сумасшедший Павел дал себя уговорить Георгию XIII и включил Гру зию в состав Российской Империи. Результат был таков: в 1800 г. насчитывалось 800 тыс. грузин, в 1900-м их было 4 млн. И когда русские войска защитили Грузию от горцев, она много выиграла от эт ого” 11 . Задолго до Л.Н.Гумилева значимость пространства подчеркивал великий ру сский географ П.П.Семенов-Тян-Шанский: “...устойчива территория, которая пр остирается “от моря до моря"”. Писал об этом и В. И. Вернадский: “Мы недостат очно оцениваем значение огромной непрерывности нашей территории. Подо бно северо-американским Соединенным Штатам, мы являемся государством-к онтинентом... Огромная сплошная территория, добытая кровью и страданиями нашей истории, должна нами охраняться как общечеловеческое достижение, делающее более доступным, более исполнимым наступление единой мировой организации человечества” 12 . Значение и выгоду больших пространств признавали как неоспоримую исти ну крупнейшие западные географы и геополитики — от немца Ф.Ратцеля до а нгличанина X.Маккиндера — отца геополитики как науки. Да и родилась-то ге ополитика как “наука о пространстве с точки зрения государства”, по одно му из кратких определений. А внутри нее развилась теория "больших простр анств", особенно важных в нашем веке авиации и освоения космоса. Конечно, г еополитические мотивы использовались и в целях оправдания агрессии (“ж изненное пространство”, которого якобы не хватало Германии 30-х— 40-х годов ), но это — не вина теории. Для России ее пространство — это и зона формирования евразийского супе рэтноса, зона длительного сосуществования и сотрудничества народов ле са и степи, причем разнообразие ландшафтов было импульсом связей и разви тия. Недаром сейчас много и справедливо говорится об утере единого эконо мического, военно-стратегического, информационного, экологического пр остранства и однозначны выводы — сугубо негативные. Одна деталь: у России сейчас осталось всего 8 надгоризонтных радиолокаци онных станций (РЛС), определяющих направление полета ракет, но четыре из н их на чужой территории: Рига, Мукачево, Севастополь, Балхаш. От их функцион ирования зависит обороноспособность и безопасность страны, особенно в условиях приближения НАТО к границам России. Экологические резервы России — это 45% ее территории, не отягощенной антр опогенной и техногенной нагрузкой, чистые природные регионы, преимущес твенно в Сибири. Они влияют не только на обстановку в “остальной России”, но и планетарно. Это ли не значимость обширных пространств? Пространство России — не только материальная, но и моральная, духовная категории. Александр Дугин отмечал, что “отношение к пространству у русс ких особое, подчеркнуто священное и даже антиутилитарное — русские ник огда не стремились эксплуатировать свои земли, извлекать из них максима льную выгоду. Русские — хранители пространства, а не расчетливые колони заторы или добытчики” 13 . Почему эти — немного абстрактные — вопросы о роли пространства вообще вдруг стали жизненно важными для России? Ведь, казалось бы, и сократившее ся на 5 млн. км 2 (в сравнен ии с СССР) пространство России вполне достаточно... Дело в том, что большое пространство — зона жизненных интересов России — сжимается и трансфо рмируется под натиском Запада. Этот натиск идет под красивым лозунгом “г еополитического плюрализма”, на деле означающем максимальную поддержк у тем новым соседям России, которые против любых попыток интеграции, тем, кто занимает антироссийскую позицию. Пояс “осколков” (по выражению американского геополитика С.Коэна) (другие наименования этого пояса: “серая зона” — министр иностранных дел ФРГ К. Кинкель — или “провалившиеся страны” — западная геополитическая лит ература) отделяет нашу страну от Центральной и Западной Европы. Самой сл ожной частью этого пояса является северная — страны Балтии. Экономичес ки их функция относительно России была цинично, неверно определена В. Жи риновским как “паразитарный трансферт”. Это: · и контрабандный ре экспорт цветных металлов из России; · и авиапереброска 18 т (!) российских д енег из Эстонии в Чечню; · и новые пути транспортировки нар котиков на запад; · и “черная дыра” латвийских желез ных дорог на пути грузов Россия— Калининград. Эконом ическая функция дополняется внешнеполитической — лидеры стран, где бо льшинство русскоязычных— “неграждане”, пытались препятствовать прие му России в Совет Европы. Еще опаснее военная перспектива — принятие ст ран Балтии в НАТО, так как в этом случае полетное время ракеты до центра ев ропейской территории России составит 1,5— 2 минуты... Дело здесь не в каких-то территориальных претензиях к странам Балтии (ан екдотично, но имеет место обратное!) — они все же лежат за пределами истор ической территории России. “Западная граница православной религии отд еляет их от России и на картах современных французских геополитиков” ( 1991 г.), а С.Хантингтон называет эту гра ницу “зоной конфликта в 13 веков” (1993 г .). Дело в обеспечении российской безопасности, которая должна осознават ься и за пределами российской территории — в "ближнем зарубежье" вне СНГ. Ситуацию на Украине известный американский миротворец на Балканах Рич ард Холбрук оценил как “критический элемент европейской безопасности” . Заметим, не в бывшей Югославии, а на Украине... Экономическое и военное заи грывание Запада с Украиной наглядно хотя бы потому, что она стала третьи м центром финансовых усилий США за рубежом после Израиля и Египта. Након ец, Молдавия, с известным стремлением ее властей к полной “румынизации”, уже переоборудует аэродром в Маркулештах для приема самолетов НАТО 14 . Ситуация на Кавказе и в Закавказье вообще не укладывается в рамки коротк их оценок. При этом существенно, что на юге (это касается и Закавказья, и ре спублик Средней Азии) за пределами СНГ формируется единая “дуга нестаби льности” — исламская дуга с большим уровнем координации, чем когда бы т о ни было раньше. А в Закавказье идет геополитическая “нефтепроводная во йна” Запада (при активной “пробивной” роли Турции) против России, целью к оторой является отключить нашу страну от потенциальных поставок нефти каспийского шельфа на запад. При этом “контрдействия” России явно неаде кватны: блокада пророссийской Абхазии в угоду крайне ненадежному союзн ику — Грузии. И здесь мы возвращаемся к теории "больших пространств", популярной в прав ых кругах Запада. Николай фон Рейтор — видный западный юрист и политоло г (США) так определяет это понятие: “Большое пространство — это географи чески ограниченное пространство, которое находится в сфере влияния гос ударства, представляющего определенную политическую идею — идею-силу ” 15 . (Заметим, что “идея-с ила” — формула евразийцев.) Касаясь современной ситуации, он отмечает, ч то “воссоздание русского Большого пространства является абсолютной ге ополитической необходимостью для России”. Географически это территори я бывшего Советского Союза, территориальная целостность которого была когда-то гарантирована Хельсинкскими соглашениями 1975 г. Речь идет не о “восстановлении бывшего СССР” (как любит интерпретироват ь “демпресса”), а о четком обозначении и отстаивании очевидной сферы гос ударственных интересов России. Это — не надуманная проблема, а тяжелая реальность в условиях геополитического (военно-стратегического, геоэк ономического, психологического) массированного наступления Запада на эту сферу. В этом должны заключаться приоритеты внешней политики страны, включающ ие адекватные ответы на внедрение в эту сферу (в особенности через канал ы экономического давления), смену приоритетов (поиск истинных партнеров ), в частности, более прочные связи с некоторыми странами вне "ближнего зар убежья" (Иран, Китай), наконец, жесткое реагирование на приближение НАТО к границам России.
© Рефератбанк, 2002 - 2018